"Штамповки" законов по указке Кремля у нас и близко нет"

@@

Александр Казаков считает, что избирать сенаторов должен региональный институт выборщиков

2002-11-06 / Ольга Тропкина Идея выборности Совета Федерации в последнее время озвучивалась неоднократно. В качестве основного довода в пользу всенародного избрания верхней палаты приводились и снижение авторитета нынешнего СФ по сравнению с "губернаторским" составом, и качественный состав пришедших на смену главам регионов представителей субъектов РФ. В вину верхней палате парламента также ставят абсолютную "оторванность" сенаторов от тех, кого они по идее обязаны представлять, и желание отстаивать свои узкокорпоративные интересы. О том, действительно ли нынешние сенаторы полностью зависят от Кремля, насколько реален переход к выборности верхней палаты и каким мог бы быть порядок ее формирования, в интервью "НГ" говорит председатель комитета СФ по делам Федерации и региональной политике Александр Казаков.

Из досье "НГ"

Александр Иванович Казаков с января по июль 1996 г. был заместителем председателя правительства РФ, главой Госкомитета РФ по управлению государственным имуществом. Избирался председателем cовета директоров РАО "Газпром". С июля 1996 по ноябрь 1997 г. - первый заместитель руководителя администрации президента. Один из фигурантов знаменитого "дела писателей". Вместе с Анатолием Чубайсом и Альфредом Кохом был отправлен в отставку 15 ноября 1997 г. из-за скандала с получением крупного гонорара за неизданную книгу "История российской приватизации". В настоящее время является членом Совета Федерации, председателем комитета СФ по делам Федерации и региональной политике.



Кому нужен Совет Федерации?

-Александр Иванович, с прошлого года вы - член верхней палаты парламента, председатель комитета по делам Федерации и региональной политике. Но это не первый ваш опыт работы на высоких постах в органах государственной власти России. Не могли бы вы оценить деятельность Совета Федерации предшествующего периода и после изменения порядка его формирования?

- Думаю, что уловил подтекст вашего вопроса. Сейчас много говорят и пишут о снижении авторитета и влияния нынешнего Совета Федерации по сравнению с тем временем, когда в него входили официально, по должности, главы администраций и законодательных органов субъектов Российской Федерации. Выдвигаются предложения еще раз поменять систему формирования верхней палаты, чтобы усилить ее роль в системе государственной власти страны. Есть даже совсем радикальная, революционная точка зрения: упразднить этот орган как не нашедший своего места в этой системе, как структуру надуманную, излишнюю.

Но для меня очевидно, что верхняя палата в системе российской государственности нужна. Во-первых, баланс полномочий, противовесов желателен не только в отношениях между ветвями власти, но и внутри ветви законодательной. Не случайно в большинстве государств парламенты состоят из двух палат. У нас в ведении Совета Федерации находится ряд ключевых вопросов внешней политики, включая объявление войны; назначение генерального прокурора, судей Верховного и Конституционного судов. Верхняя палата - это, образно говоря, фильтр тонкой очистки, инструмент контроля над качеством поступающих из нижней палаты законопроектов. Говоря так, я далек от мысли принизить роль Государственной Думы. Всю основную тяжесть работы над законами несет она, и в этом, собственно, состоит ее главное предназначение. Возникающие спорные вопросы решаются в рамках согласительных комиссий по-деловому, без ущемления полномочий и амбиций каждой из сторон.

Во-вторых, по Конституции Россия является федеративным государством. Основное звено государственно-территориального устройства и управления страной - субъекты Российской Федерации, или регионы. Совет Федерации - это палата регионов. Она представляет территории, интегрирует и отстаивает их интересы, мнения, позиции в системе законодательной власти, во взаимоотношениях с президентом, с исполнительной и судебной властями федерального уровня. Конституция наделяет верхнюю палату достаточными для выполнения этих функций полномочиями. Без верхней палаты парламента Россия была бы федерацией только по форме, но не по сути.

- И все же в обществе не только распространено, но даже преобладает мнение, что по сравнению с прошлым Советом Федерации политический вес нынешней верхней палаты явно ниже. Вы согласны с этим?

- И да, и нет. Все зависит от того, какой смысл мы вкладываем в понятие "политический вес". Вернемся к не столь давним временам, когда оппозиционное большинство в Госдуме находилось, мягко говоря, в прохладных отношениях с президентом и правительством. Верхняя палата, состоящая из первых лиц органов госвласти субъектов Федерации, сыграла тогда исключительно важную стабилизирующую роль, не позволив государственной машине пойти, что называется, вразнос. В такой обстановке говорить о большом политическом весе Совета Федерации вполне оправданно.

Если же посмотреть, как верхняя палата справлялась тогда со своими конституционными обязанностями, то здесь картина окажется иной. Президенты, губернаторы, главы законодательных собраний российских регионов не имели времени и сил для того, чтобы основательно заниматься теми делами, которые возложены на Совет Федерации Основным законом России. Обсуждение и утверждение законопроектов, решение других вопросов, входящих в компетенцию палаты, зачастую носило формальный характер. Практически отсутствовала законодательная инициатива. Жизненно важные именно для регионов, для федеративного устройства государства проблемы находились в загоне, так как до них просто не доходили руки. Наконец, действовавший тогда порядок формирования Совета Федерации вызывал большие сомнения с точки зрения его соответствия принципу разделения властей, положенного в основу нашей Конституции. Он усиливал и без того ощутимый перевес исполнительной власти в ущерб власти законодательной.

С избранием на пост президента России Владимира Путина страна обрела долгожданную стабильность. Надо было браться за вопросы, решение которых тормозилось, срывалось политической борьбой. Понятно, что для этого не только от Государственной Думы, но и от Совета Федерации требуется вдумчивая повседневная работа. Прежний состав и прежний режим работы верхней палаты для этих целей были непригодны. В итоге по инициативе президента и был принят действующий порядок формирования Совета Федерации. По-моему, он лучше отвечает нынешнему этапу политического развития России, стоящим перед страной задачам. Верхняя палата уже не является буфером, амортизатором между Госдумой и исполнительной властью. Зато она стала по-настоящему работающим органом, роль которого ощущают в полной мере и нижняя палата, и президент, и правительство. Возможно, в определенном смысле ее политический вес снизился. Но реальное влияние на законодательный процесс, на общественно-политическую жизнь, несомненно, возросло.

В политике скучно - это не всегда плохо

- Бытует мнение, что и Государственная Дума, и Совет Федерации находятся полностью под контролем Кремля, что они послушно штампуют все исходящие оттуда предписания. А если так, то Россия вновь возвращается к временам единомыслия и единодушного одобрения, то есть идет откат от демократии к авторитаризму...

- Мне кажется, что те, кто так считает, воспринимают демократию как непрерывную череду ниспровержений и революционных преобразований, бесконечных дискуссий, многотысячных митингов и шествий. Они продолжают жить эмоциями времен перестройки и "бурных" 90-х годов. Эти люди привыкли к тому, что каждый день нужно идти на бой, на баррикады, спасать демократию или, напротив, ниспровергать антинародное правительство. Заниматься же будничными делами, из которых состоит нормальная жизнь и без которых наша страна никогда не станет благополучной, им скучно, неинтересно. Думаю, многие из них в глубине души сознают, что просто непригодны для спокойного времени и конкретной созидательной работы, потому что не обладают необходимыми интеллектуальными, психологическими, профессиональными качествами. Они недовольны сегодняшним временем, хотя подавляющему большинству граждан нашей страны буря вовсе не нужна. Россия получила уже таких бурь больше, чем все остальные государства мира, вместе взятые. Люди ценят наступившую стабильность.

Теперь о "штамповке" законов по указке Кремля. Этого у нас и близко нет. Все важнейшие законы - результат совместной длительной и напряженной работы исполнительной и законодательной ветвей власти, плод трудных компромиссов. Чтобы убедиться в этом, достаточно сравнить документ "на входе" и "на выходе". Разница большая, нередко впечатляющая. Мы приблизились к нормальной, я бы даже сказал, стандартной для демократии ситуации, когда президент и правительство могут опереться на поддержку большинства в парламенте. Это хорошо и для исполнительной, и для законодательной власти, так как лишает их возможности перекладывать ответственность друг на друга. Это хорошо для страны, для народа, так как открывает путь к проведению тех преобразований, которые долгое время откладывались из-за отсутствия согласия во власти и в обществе.

Демократия и ее извращения

- Выходит, нынешний порядок формирования Совета Федерации практически оптимальный?

- Страна опробовала три варианта формирования верхней палаты. Первый - всенародное избрание. Второй - занятие места в палате по должности. Третий, который сейчас действует, - делегирование в верхнюю палату своих представителей органами государственной власти регионов. Повторю: нынешний порядок, на мой взгляд, больше отвечает как духу Конституции, так и нынешнему этапу государственно-политического развития страны. Но это вовсе не означает, что я считаю его совершенным, не нуждающимся в дальнейшем улучшении. Скажу больше, я не знаю ни одного человека, который бы целиком и полностью одобрял нынешний порядок формирования Совета Федерации. Все, с кем я обсуждал эту тему, настроены критически.

- Что же их не устраивает?

- Прежде всего постоянная ротация сенаторского корпуса. В принципе каждый из нас в любой момент может быть отозван, заменен. Либо по результатам очередных выборов Законодательного собрания или губернатора, либо по каким-то иным причинам. За время моего пребывания в верхней палате ее покинули уже несколько сенаторов, пробыв на этом посту всего несколько месяцев. Это, конечно, не на пользу ни регионам, которые сенаторы представляют, ни самому Совету Федерации.

Мы не избираемся населением, а потому граждане нас не знают или почти не знают. Представление о нашей работе у них самое общее, поверхностное. Они видят в сенаторах не облеченных народным доверием представителей региона, а назначенцев региональных руководителей, чья задача - реализовывать на федеральном уровне их установки и поручения. И, в общем, это недалеко от истины. Понятно, что уже по этой причине мы и близко не имеем того авторитета и влияния, которым обладает, например, сенатор в США, избираемый жителями штата. Там именно сенатор олицетворяет штат, представляет его в федеральном Центре, продвигает вопросы, которые требуют решения на федеральном уровне.

Еще один момент. В ряде стран сенатор избирается пожизненно или на длительный срок. Да и в нашей стране существуют институты, где полномочия заканчиваются с достижением предельного возраста - например в судебной системе. Мы же лишены прочных гарантий независимости, у нас неопределенные права и обязанности во взаимоотношениях с региональными властями.

- Не опасаетесь, что, если в России членство в верхней палате станет длительным, а то и пожизненным, в нее ринутся сильные мира сего, чтобы получить гарантии неприкосновенности для себя и своей собственности?

- Сегодня такая норма преждевременна. Страна все еще пребывает в стадии переходного периода. Формируются не только новые экономические и политические институты, но и элиты. Социологи считают, что их становление происходит на протяжении примерно трех-четырех поколений. Так что в исторической перспективе, возможно, мы придем к пожизненному избранию в сенат. Но это дело далекого будущего. Что же касается наших дней, то я убежден: действительно влиятельная, авторитетная, компетентная верхняя палата может быть сформирована только в результате выборов ее членов населением на срок не менее четырех лет.

- Значит, опять возвращение к выборам - универсальному инструменту демократии, пригодному всюду и всегда? Ведь, как известно, ошибаются отдельные люди, народ же ошибаться не может.

- Разделяю вашу иронию. Многие до сих пор вспоминают как страшный сон один из экспериментов перестройки - выборы директоров предприятий трудовыми коллективами. Трудно придумать лучший способ на законных основаниях оставить за бортом наиболее деятельных, требовательных, нестандартно мыслящих и действующих людей.

Хотя Россия позже многих других стран приобщилась к демократии, ее теневые стороны мы освоили быстро и успешно. У нас выборами научились манипулировать до такой степени, что мы прямой дорогой движемся к кризису избирательной системы. Недавние скандалы в Красноярске и Нижнем Новгороде - очень тревожный сигнал. Подкуп, "грязные" технологии, административный ресурс - все это превращает выборы или в политическое шоу с заранее предопределенным исходом, или в ожесточенное противоборство больших денег. Народу при этом отводится роль статистов, марионеток. И то и другое в корне подрывает доверие людей к демократии, к власти. Избирателей к урнам приходит все меньше, голосующих против всех кандидатов - все больше.

Спокойно относиться к нарастающей политической апатии граждан вряд ли правильно. Массовое уклонение от выборов, от голосования за выдвинутых кандидатов - это тоже волеизъявление. Это послание политическим и деловым элитам, властям, средствам массовой информации. Послание крайне тревожное, свидетельствующее о кризисе доверия к ценностям, без которых Россия как демократическое и правовое государство не состоится. Причину этого кризиса ищут в чем угодно и где угодно: в тайных симпатиях президента к авторитаризму, в его "чекистском" окружении, в недоразвитости нашего народа, неспособного воспринять достижения передовой политической культуры, в происках коммунистов, в активизации "русского фашизма" и так далее.

В действительности же источник этого кризиса - в тех деформациях, извращениях, которые претерпела демократия в нашей стране. Из цели и ценности она превратилась в инструмент манипулирования массами, в средство завоевания власти от имени избирателей, но без учета истинных настроений, действительной воли избирателей. Мы сами лишили себя очень действенного, эффективного инструмента консолидации общества.

- Так что же, Россия в очередной раз зашла в тупик, на этот раз в демократический, а потому - полный ход назад, в тоталитарное прошлое?

- Ну почему же? И в тупик мы еще не зашли, и в тоталитарное прошлое мало кому охота. Просто надо понять, что демократия только с виду проста: гласность, свобода слова, выборы всего и вся, соблюдение прав человека и прочие приятные вещи. На самом деле демократия базируется на ряде принципов скорее даже не политического, а этического характера. И прежде всего она предполагает очень уважительное и доверительное отношение к людям. Народ не быдло, которое все стерпит, не человеческий материал, из которого можно кроить что хочешь, не дурачки, которых просто грех не обмануть. По сравнению с Западом наш народ отличается и большей доверчивостью, и огромным терпением. Но все до поры до времени. Не буди лихо, пока оно тихо. Не относись пренебрежительно к демократии. Если в результате циничного к ней отношения она потерпит крах, то от этого никто не выиграет. Проиграют все.

В регионах достойные люди на виду

- Это, по-видимому, означает, что и формирование в стране полноценного Совета Федерации возможно только на полностью демократической основе, то есть посредством выборов?

- Совершенно верно. В политической сфере лучшего способа выражения и реализации воли народа не существует. В то же время это необязательно должны быть прямые выборы, как, например, при формировании Государственной Думы. Членов сената в США почти 120 лет избирали выборщики. Посредством прямых выборов сенаторы избираются там лишь с 1912 года.

- Опять учиться у Америки? И откуда взять выборщиков?

- Я не призываю к механическому копированию американского опыта. Кроме того, у нас имеется и свой опыт на этот счет. Напомню, часть депутатов Съезда народных депутатов СССР избиралась, так сказать, по "сословному" признаку - от общественно-политических организаций. Вот вам и выборщики. Кстати, благодаря такому подходу Съезд народных депутатов СССР очень точно и полно отразил социальную структуру советского общества. Да и сам депутатский корпус вобрал в себя лучших представителей основных общественных групп, то есть элиту.

- Страна-то все равно развалилась.

- Не по этой причине. Но это тема отдельного разговора. Моя позиция заключается в том, что Совет Федерации должен формироваться посредством выборов. Верхняя палата - выразитель интересов регионов, их жителей. Для того чтобы это действительно было так, представители регионов, то есть сенаторы, должны избираться не путем прямых выборов, которые, как мы видим, носят во многом политизированный характер, а коллегией выборщиков, состоящей из представителей муниципальных образований, бизнеса, основных социальных и профессиональных групп, общественно-политических объединений. Сейчас почти все основные социальные и профессиональные группы российского общества, все ведущие партии имеют свои организации в Центре и на местах. Они и должны стать главным источником формирования коллегии выборщиков. Я использовал этот термин, так как он отражает суть такого органа. Можно будет назвать его и иначе, например, областной собор, собрание республики, еще как-то. При ответственном отношении к делу в коллегию выборщиков придут знающие, порядочные люди, пользующиеся авторитетом и влиянием в регионе. Им, грубо говоря, лапшу на уши не повесишь. Им надо предъявить знание и понимание проблем региона, убедить в реалистичности своей программы. Иными словами, возможность манипулирования выборами минимальна.

- Но ведь это дорого и сложно.

- Да, осуществить все это нелегко. Традиций и опыта такого рода пока мало, да и люди устали от многочисленных выборов, разочаровались в них. Но иного пути нет. Только в этом случае сенатором станет фигура, которая пользуется доверием и поддержкой действительно всех групп и слоев населения конкретной территории и способна консолидировать эти группы вокруг конкретных целей. Естественно, политический вес и государственное влияние избранного подобным образом сенатора во взаимоотношениях с региональными и федеральными властями будет неизмеримо выше, чем сейчас.

А вот дорогой процедура формирования коллегии выборщиков и избрания сенаторов не будет. Во всяком случае, она обойдется налогоплательщикам значительно дешевле, чем нынешние думские выборы. Областной собор, республиканское собрание - это, в зависимости от численности населения региона, несколько сотен человек. В регионах достойные люди на виду и на слуху. Поэтому выдвижение и обсуждение кандидатов не займет много времени. Затем рейтинговое голосование, которое позволит отобрать несколько наиболее достойных кандидатов в сенаторы. И потом окончательное голосование. В случае если сенатор по тем или иным причинам досрочно прекращает выполнение своих обязанностей, его место может занять тот, кто на выборах занял второе место по количеству голосов. Тем самым не понадобится проводить новые выборы. Естественно, это только общие контуры возможной реформы Совета Федерации. Понятно, что нужна тщательная проработка огромного количества вопросов - от формирования коллегии выборщиков, прав и обязанностей ее членов, регламента работы до процедуры выдвижения и обсуждения кандидатур в сенаторы и голосования.

- А вы убеждены, что введение института выборщиков устранит манипулирование, закроет путь подкупу и грязным технологиям?

@@@
"Штамповки" законов по указке Кремля у нас и близко нет"
Аксененко вырабатывает план действий
Александр Шохин: Геращенко не может "подарить" ВТБ государству
Банки приближаются к заемщикам
Барак оказался в сложной ситуации
Вкладываться в монеты, как считают сами банкиры, целесообразно лишь на длительный срок
Владимир Якунин выдвинул «китайский ультиматум»

Вне времени и пространства

@@

Для жителей Джавахети неопределенность оборачивается страхом

2001-11-06 / Марк Григорян Договоренность о выводе из Грузии Вазианской и Гудаутской военных баз, а также о необходимости начала переговоров по выводу баз из Батуми и Ахалкалаки была достигнута президентами Ельциным и Шеварднадзе в ноябре 1999 г. на Стамбульском саммите ОБСЕ. База в Вазиани и расположенный здесь военный аэродром уже переданы Министерству обороны Грузии, практически выведены войска и техника из абхазской Гудауты. Вопрос о сроках пребывания российских баз в Батуми и Ахалкалаки является предметом переговоров сторон. Россия определяет этот срок в 14 лет, Грузия настаивает на трех. Столь длительный срок Москва мотивирует тем, что Ахалкалаки и Батуми - базы дивизионного развертывания, для их вывода и передислокации необходима тщательная подготовка, что стоит немалых денег. По большому счету вывод 62-й базы - Ахалкалакской - не выгоден ни Москве, ни Тбилиси, ни местному населению, подавляющее большинство которого составляют этнические армяне. У Москвы в регионе - стратегические интересы, а в Тбилиси понимают, что после ухода российских военных ситуация в этом регионе Грузии может получить нежелательное развитие. Что же касается ахалкалакцев, то работу на российской военной базе нашли около 15 % (2 тыс. человек) всего городского населения, и после ее вывода они потеряют единственный источник доходов. Сейчас контрактники из числа ахалкалакцев получают в месяц до 250 долл., тогда как в среднем по стране зарплата колеблется в пределах 50-60 долл.



Приехать в Ахалкалаки, главный город Джавахети, небольшого региона в юго-западной Грузии, непросто, хотя это и недалеко - всего около двухсот пятидесяти километров от Тбилиси. Путь туда похож на дорогу в прошлое. Сначала машина едет по асфальту, потом асфальт становится все хуже и в какой-то момент исчезает вовсе. Машина скачет по ухабам, а пассажиры собственными костями отсчитывают каждый метр этой, с позволения сказать, дороги.

По большому счету несущественно, с какой стороны едешь - с юга, из Еревана, или с востока, из Тбилиси, - дороги одинаково плохи. И, попадая в Джавахети, попадаешь в прошлое - или это так кажется…

Джавахети - небольшая часть Грузии. Административно она делится на два района - Ахалкалакский и Ниноцминдский. По площади Джавахети занимает 3,7% территории Грузии, здесь проживает почти 2% населения. Климатические условия плохие - Джавахети иногда называют грузинской Сибирью: зимой температура здесь достигает минус 38-40 градусов, а снег может лежать по полгода. Город Ахалкалаки расположен на высоте 1750 м над уровнем моря, а часть поселений Ниноцминдского района расположены на высоте свыше 2000 м. В XIX в. Джавахети было местом ссылок.

Население Джавахети составляют в подавляющем большинстве (более 90%, а согласно армянским источникам - более 97%) армяне. Однако на административной карте Грузии нет такой единицы. Джавахети вместе с регионом, называющимся Самцхе (или Месхети), составляет Самцхе-Джавахетскую губернию со столицей в Ахалцихе.

Время

"Слава КПСС!" - написано на плакате, расположенном на гостинице у въезда в Ахалкалаки с юга.

Неподалеку виден еще один выцветший лозунг, когда-то написанный большими красными буквами на белом фоне, "Слава советскому народу - строителю коммунизма". Наглядную агитацию советских времен дополняет надпись "Да здравствует нерушимая дружба народов СССР".

Уже десять лет как нет Советского Союза, но в Джавахети, кажется, советская власть еще существует.

Дух Советского Союза царит в редакции газеты "Аршалуйс" в Ниноцминде (бывшая Богдановка). Редакция находится в здании районной управы, в большой затхлой комнате, где пахнет пылью. За столами сидят несколько старичков. Это журналисты. Один из них, в плетеной летней шляпе и полотняном светлом костюме, еще и писатель. Они - члены творческих союзов, уважаемые в районе люди.

"Мы все - опытные профессионалы, - говорит редактор Манук Караханян, - работаем в журналистике по 40-50 лет".

Профессионалы раз в месяц выпускают газету объемом в 8 страниц формата А4. То есть это обычная школьная стенгазета советского времени. Разве что написана не от руки. Самые свежие новости майского номера, который мне подарили в редакции, относились к 1945 году. Другие статьи повествовали о событиях 1918 года и 451 года после рождества Христова.

Этот номер газеты существует как бы вне времени - он вполне мог быть выпущен в год Победы в Великой Отечественной войне, или когда умер Сталин, или Горбачев пришел к власти… Провинциальные журналисты привыкли к цензуре и не умеют самостоятельно думать и свободно писать.

Да местные власти и не поощряют самостоятельности журналистов. Несколько представителей властей в Ахалкалаки сказали, что готовят письмо президенту Армении Роберту Кочаряну, чтобы тот запретил все публикации о Джавахети в армянской прессе, которые предварительно не согласованы с местными властями, то есть, попросту говоря, ввел бы цензуру. То, что Джавахети находится в другой стране - Грузии, - их не беспокоит. Ведь еще недавно это была одна страна - СССР, и любую публикацию можно было запретить.

Об СССР здесь напоминает многое. Например, краеведческий музей с экспонатами, повествующими о дружбе народов, о героях труда, революционерах и участниках войны. Конечно, есть здесь небольшой стенд, посвященный погибшим азатамартикам - героям карабахской войны. Однако общего впечатления это не портит - идеологическая направленность выдержана в соответствии с лучшими традициями советских времен.

И все-таки считать, что джавахетцы живут во времена Советского Союза, было бы неправильно. Скорее они живут вне времени. Или правильнее будет сказать - во все времена сразу. Попробую объяснить, что я имею в виду.

И объяснения начну с вполне постсоветской российской военной базы, расположенной в Ахалкалаки. Грузинские власти требуют ее скорейшего вывода из страны. Но население против. Военное присутствие России воспринимается как своего рода гарантия защиты армянского населения Джавахети от турок.

"Если российскую базу начнут выводить, весь Джавахк (армянское название Джавахети) будет против, - говорит Карине Ходикян, редактор одной из ереванских газет. Люди боятся, что с уходом из региона российских военных они останутся беззащитными перед турками".

"У нас нет оружия, - говорит седой мужчина, беседующий с друзьями возле ахалкалакского краеведческого музея, - после вывода базы один турок с автоматом может полгорода перестрелять".

Страх перед турецкой экспансией здесь велик. Ведь еще живы люди, которые помнят погромы 1918 года, когда, как рассказывал один из местных политических деятелей Давид Рстакян, Грузия открыла границы с Турцией, результатом чего стали массовые погромы армян. Ахалкалаки опустел, и люди бежали во внутренние районы Грузии. Поэтому российская база воспринимается как защитница от прихода турок. Для местных жителей, таким образом, угрозы 1918 года существуют и сегодня. Для них турки - такие же турки, как почти целый век назад, а ахалкалакские армяне так же беззащитны и слабы.

Беспокоит местное население и перспектива возвращения на северную границу Джавахети турок-месхетинцев, живших там до 1944 года. Происхождение этого народа туманно: неясно, почему они называются турками, являются ли они отдельной народностью или нет. Приказом Сталина в 1944 году турки-месхетинцы были депортированы в Узбекистан, однако в результате этнических столкновений в 1989 году были вынуждены покинуть эту центральноазиатскую страну. Сейчас этот дважды депортированный народ обитает на юге России и мечтает вернуться на родину - в Самцхе-Джавахетию.

Грузия взяла на себя обязательство перед Советом Европы принять месхетинцев, однако местное население против их возвращения.

"Если они приедут, мы окажемся окружены турками, - говорят в Ахалкалаки. - А ведь турки поддерживают Азербайджан в войне за Карабах…" И это беспокойство сейчас еще сильнее, чем в середине двадцатого века.

В далекое прошлое уводит население Джавахети отсутствие электричества. Нет, электричество есть, но всего три-четыре часа в сутки. Остальное время те, у кого есть деньги, могут покупать электричество, вырабатываемое маленькими частными гидроэлектростанциями, за 20 долларов в месяц. Эти электростанции принадлежат местным мафиозным кланам, между которыми разделен весь регион и которые контролируют все, в том числе электричество - государственное (его здесь называют "промышленное") и частное. Неимущие жгут керосиновые лампы и свечи.

Российская военная база является чем-то вроде большого феодала. По официальным данным, здесь работают около полутора тысяч армян из местного населения, но западная печать пишет (да, собственно, это ни для кого не секрет), что база кормит половину населения региона. Почему я назвал базу феодалом? Да потому, что она владеет землей, зданиями, берет оброк с местного населения в виде труда и владеет душами живущих там людей. От них требуется принятие российского гражданства, для того чтобы иметь возможность работать на базе.

Ну и, конечно, в Ахалкалаки видны знаки постсоветского времени - без этого невозможно. В парках появились кафе, много частных магазинчиков, на которых нет-нет, да и встретишь надпись "Supermarketing". Есть сотовые телефоны.

Получается, что джавахетцы живут и в Средневековье, и в 1918 году, и в 1944-м, и вообще в советское время, да и сейчас, в начале двадцать первого века. Здесь нет времени.

Пространство

Джавахети является частью Грузии и граничит с Арменией и Турцией. Однако сильней всего здесь влияние России. Платежным средством являются российские рубли, на улицах много машин с российскими номерными знаками. Ахалкалаки смотрит российское телевидение и курит сигареты, выпущенные на российском Северном Кавказе. Популярны контрабандные "Прима Дона". На грязных будках на базаре висят объявления: "Здесь можно получить визы в Российскую Федерацию", а рядом продают билеты на автобусы Ахалкалаки-Ростов-на-Дону или Ахалкалаки-Москва.

Присутствие Армении ощущается меньше. Все говорят по-армянски, и таблички с названиями улиц на армянском языке. В Джавахети едят мороженое, произведенное в Армении. Да еще можно увидеть несколько филиалов армянских коммерческих университетов.

Присутствие Грузии в повседневной жизни практически не ощущается. Оно напоминает о себе разве что постоянным глухим противостоянием местного населения и губернатора области Самцхе-Джавахети Гиглы Барамидзе. "Барамидзе виноват во всем, - говорит житель Ахалкалаки, не пожелавший назваться из-за боязни притеснений со стороны властей, - он националист, ведущий политику изоляции Ахалкалаки. Он хочет, чтобы здесь все вымерло".

Время от времени в регионе проходят митинги протеста против Барамидзе. Однако ответом на каждое проявление протеста становится сплоченное выступление тбилисских газет, пишущих о том, что без Барамидзе Джавахети немедленно отколется от Грузии. В результате, видимо, "верхи" в Тбилиси удается убедить в незаменимости губернатора, и он остается на своем месте.

Так где, в какой стране находится Джавахети? В России, Армении или Грузии? Получается, что Джавахети - вне географии. Она сама по себе - одинокая и заброшенная, однако находящаяся всего в 250 километрах от Тбилиси и чуть меньше - от Еревана.

Что завтра?

Джавахети действительно одинока. В армянской прессе почти нет публикаций о Джавахети. В грузинских же газетах регион представляется как сепаратистский, стремящийся выйти из состава Грузии и стать частью Армении.

"Подавляющее число публикаций в тбилисской прессе, - считает председатель Независимой ассоциации журналистов Грузии Звиад Почхуа, - содержат лишь комментарии политиков, заявляющих о том, что армяне потенциальные сепаратисты и готовы в любой момент поддержать Россию с целью дестабилизировать ситуацию в регионе и потребовать отделения от Грузии".

@@@
Вне времени и пространства
Внешэкономбанку не дают копить на пенсию
Враг пропаганды и цензуры
Вслед за Венесуэлой - Нигерия
Дело ЮКОСа расползается по судам
Деньги на авто: весь спектр возможностей программы
Депозиты увеличиваются вопреки инфляции

Долги взыщут c помощью интернета

@@

Судебные приставы намерены выйти на электронные торги

2009-02-19 / Игорь Наумов







Пока приставы не готовы раскрыть все тонкости электронной системы продаж имущества должников.

Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

Федеральная служба судебных приставов (ФССП) намерена перевести работу по взысканию долгов в рамках судебных решений в виртуальное пространство. В ближайших планах судебных приставов - организация электронных торгов имуществом должников. Как заявил вчера на расширенном заседании коллегии ведомства директор ФССП Артур Парфенчиков, первые торги планируется провести в Москве. Независимые эксперты считают, что на практике решение задачи затянется на длительный срок, и предупреждают о возможном всплеске коррупции.

«Мы рассматриваем возможность введения практики электронных торгов имуществом должников в ряде регионов в порядке эксперимента. Сейчас мы планируем использовать электронную площадку правительства Москвы для внедрения такого вида торгов», – сказал Артур Парфенчиков. По его словам, по итогам 2008 года невыполненным показателем работы ФССП осталась лишь реализация имущества должников, на которое был наложен арест. «Это объясняется отсутствием выработанного эффективного механизма реализации имущества должников в интересах взыскателей», – отметил чиновник. По его мнению, электронные торги и должны стать механизмом, который поможет ведомству улучшить показатели работы.

@@@
Долги взыщут c помощью интернета
Железный занавес для ученых отменяется?
Интересы государства и "Газпрома" не совпадают?
Капиталы корпораций нанотехнологий и реформирования ЖКХ будут размещены в первую очередь на внутреннем рынке
Кто владеет Грозным?
Машиностроение по советской модели
Мечта актера - сыграть немого

Михаил Фрадков: "Грязные деньги - реальная угроза экономике страны"

@@

По данным директора Федеральной службы налоговой полиции, около 40 процентов зарегистрированных фирм не платят налоги

2001-05-31 / Виктор Кузьмин Индустриально развитые державы уже не первый год ведут борьбу с отмыванием теневых капиталов. Россия в этом смысле существенно отстает от западных коллег. Лишь относительно недавно правительство занялось вопросами законодательной поддержки противостояния легализации грязных денег. Однако возникшая в обществе дискуссия выявила наличие разных подходов к тому, какие правонарушения следует учитывать разработке методов противостояния нелегальному бизнесу. О важности расширенного понимания финансовых преступлений рассказал корреспонденту "НГ" директор Федеральной службы налоговой полиции Михаил Фрадков.







-Михаил Ефимович, в последнее время среди экспертов развернулась достаточно острая дискуссия относительно того, с какими видами преступлений следует бороться налоговым полицейским в рамках противодействия отмыванию капиталов. Какой позиции в этом вопросе придерживаетесь вы?

- В проекте Федерального закона "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем" дан четкий ответ. Доходы, полученные преступным путем, - это денежные средства или иное имущество, полученные в результате совершения преступления. А легализация трактуется как придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, приобретенными в результате совершения преступления.

Понятия широкие и в то же время - конкретные. Однако некоторыми депутатами и специалистами высказывается мнение, что необходимо вывести за пределы сферы действия настоящего закона налоговые правонарушения. Это означает, что грязными будут считаться деньги, полученные исключительно в результате таких преступлений, как кража, мошенничество, незаконная торговля оружием, наркотиками, вовлечение в занятие проституцией, взятка и тому подобных.

На мой взгляд, это сознательное сужение проблемы. Неуплата налогов в крупном и особо крупном размере - такое же преступление. И капиталы, приобретенные в результате этого преступления, отмываются так же, как и средства, полученные, допустим, от наркобизнеса.

- В большинстве западных стран борьба с отмыванием преступных капиталов ведется десятилетиями и является важнейшей государственной задачей. Россия же, по сути, только сейчас приступила к ее решению, хотя в условиях рыночной экономики мы живем уже не один год. В чем причина промедления?

- Вы правильно заметили, что планомерную работу против отмывания денег мы развернули сравнительно недавно. А необходимость в ней стала назревать уже в начальный период перестройки экономики, когда немалые суммы, полученные от теневых операций, стали использоваться для покупки акций крупнейших предприятий, создания банков и т.д. Но правоохранительные и контролирующие органы не имели тогда опыта борьбы с этим явлением. Да и законодательная база практически отсутствовала. Ведь статья 174, предусматривающая ответственность за легализацию средств, приобретенных незаконным путем, в российском Уголовном кодексе появилась только в 1997 году, а принятие Закона "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем" растянулось на длительный срок.

- Почему же именно сейчас эта борьба переходит в активную фазу?

- Если мы хотим стать полноправным членом международного сообщества, нормальной цивилизованной страной, то просто обязаны в кратчайшие сроки наладить надежный и эффективный механизм, позволяющий решительно пресекать большую часть попыток легализации преступных доходов. Пока, к сожалению, Россия выглядит как государство, где из-за слабости законов, криминализации экономики имеются широкие возможности для отмывания денег. А это не способствует притоку инвестиций в страну. Более того, Международная комиссия по борьбе с отмыванием денег отнесла Россию к числу так называемых "некооперативных" стран. В одной компании с нами Панама, Филиппины, Ливан...

Кроме того, следует четко понимать, что отмывание денег - излюбленный способ вползания организованной преступности в легальный бизнес, политику, а порой и во власть. Этим процессам необходимо решительно противодействовать. Есть вред и сугубо экономический: дестабилизируется финансовый рынок, государство недополучает в виде налогов значительные суммы. Думаю, этих причин достаточно, чтобы объяснить, почему борьба с легализацией преступных доходов все больше приобретает вид целенаправленной политики государства. Грязные деньги - реальная угроза экономике страны.

- А одним из инструментов этой борьбы является налоговая полиция. Что уже делается для этого в ФСНП?

- Основные схемы отмывания денег нашим сотрудникам известны. Они включают в себя операции с наличностью, дорогостоящим движимым и недвижимым имуществом, злоупотребления услугами финансовых институтов, организацию азартных игр... Широко используются и офшорные финансовые компании, сеть Интернет, небанковские системы перевода денежных средств, международная торговля товарами и услугами. Подчеркну, специфика российской экономики такова, что процесс отмывания денег у нас тесно связан с оттоком капитала за границу.

Сегодня для нас главное - построить логическую цепочку раскрытия подобных преступлений, разработать методику, позволяющую проследить путь грязных денег - с момента вывода их из тени до попытки вложения в легальный бизнес. С этой целью мы уже предприняли ряд мер. В Главном оперативном управлении создана Служба по противодействию легализации криминальных доходов. У нее две основных задачи: разработка и реализация программ, противодействующих незаконному переводу денег за рубеж, розыск и репатриация капиталов, а также организация взаимодействия с нашими коллегами из зарубежных стран.

- Это меры организационного характера. А в практике работы что-то меняется?

- Меняются сами подходы. Планируется ряд целевых широкомасштабных операций. Сейчас, например, проводим общероссийскую операцию "Подснежник". В ходе оперативно-розыскных мероприятий наши сотрудники совместно с работниками Министерства по налогам и сборам выявляют фирмы, зарегистрированные на подставных лиц или с использованием подложных документов. По нашим данным, из 3,5 миллионов зарегистрированных юридических лиц более 1,5 миллионов не сдают отчетности о своей финансово-хозяйственной деятельности, а следовательно, не платят налоги. Многие из таких фирм-"подснежников" непосредственным образом участвуют в отмывании денег. Но дело не только в самих подставных фирмах: в процессе операции отрабатывается методика, о которой велась речь. Мы отслеживаем пути перекачки средств, в том числе и нажитых незаконными способами, выходим на банки, где они открывают счета, и при необходимости приостанавливаем операции по ним.

В последние годы борьба с легализацией незаконных доходов все больше приобретает международный и транснациональный характер. Валюта вывозится за рубеж чаще всего именно для последующей легализации через банковские и кредитные системы других стран. К сожалению, при существующих пробелах в валютном, банковском и таможенном законодательствах этот процесс пока остановить не удается.

- Сколько же валюты уходит из страны?

- По разным оценкам - от одного до полутора миллиардов долларов в месяц.

- Огромные суммы. По идее, даже несмотря на прорехи в законодательстве, переправить их за границу не так-то просто.

- Анализируя ситуацию, мы приходим к выводу, что в центре схем по незаконной перекачке средств по-прежнему находятся банки. Скажем, одна из таких схем основывается на использовании счетов, открытых на подставных лиц или от имени лиц или организаций, действующих по поручению других получателей прибыли. Последняя категория включает целый класс агентов по отмыванию денег. Это и посредники, и юристы, и специалисты по финансовой отчетности. Сюда же входит компания прикрытия.

Во всех случаях счета используются для того, чтобы упростить перевод нелегальных средств за рубеж. Часто в таких схемах финансовые операции специально наслаиваются, задействуется большое количество счетов. Когда же начинаем разбираться, оказывается, что документация, предоставленная в обеспечение сделки, - подложная или имеет существенные изъяны с правовой точки зрения. А стороны, проводящие операцию, тесно связаны между собой или вообще одно и то же лицо. Если владельцем счета является коммерческое предприятие, то оно нередко зарегистрировано на весьма ограниченный срок. То есть опять та самая фирма-однодневка...

- Много таких схем в арсенале недобросовестных дельцов?

- Немало. Возьмем, к примеру, сферу импортно-экспортных операций. Здесь мы сталкиваемся и с невозвращением валютной выручки под предлогом форс-мажорных обстоятельств, и с завышением реальной стоимости или объема товара, ожидаемого к поставке в Россию, и с экспортом одной продукции под видом другой. Вы, конечно, читали и видели по телевидению репортажи о погонях наших пограничников за рыболовами-"пиратами" в Дальневосточном регионе. Сокрытие прибыли от реализации морепродуктов, добытых в свободной экономической зоне Российской Федерации, - тоже один из способов перекачки средств за границу.

Должен заметить, что огромные суммы оседают в западных банках в результате махинаций при экспорте сырья. Это наша, чисто российская специфика. Нефть, газ, металл, лес поставляются за рубеж по заведомо заниженным ценам. Разница идет прямиком в карман оборотливым предпринимателям. В результате государство не получает налогов, а деньги работают на экономику чужой страны.

- Противодействовать вывозу капитала за рубеж обязаны не только вы, но и другие правоохранительные и контролирующие органы...

- Разумеется, в одиночку эту задачу мы не решим. Необходимо понимать, что пресечение оттока и последующая репатриация капитала - общегосударственная проблема. Сейчас мы укрепляем взаимодействие, налаживаем информационный обмен с нашими коллегами из правоохранительных и контролирующих органов. Расширяем связи и с зарубежными правоохранительными органами, переводя их в русло практических дел. В частности, планируем проведение совместных операций по установлению мест нахождения валютных средств, незаконно переведенных за рубеж, выясняем реальные основания их перевода и возможность репатриации. Ратификация Госдумой Международной конвенции по борьбе с отмыванием денег в значительной степени облегчает нам проведение этой работы. Кстати, недавно я встречался с начальником Главного полицейского управления Швеции Стеном Хекшером и мы договорились активнее взаимодействовать в сфере контроля за экспортно-импортными операциями. Сегодня наши оперативники и их шведские коллеги совместно работают по конкретным делам. Энергично развиваем сотрудничество и с соответствующими структурами в странах СНГ. Буквально на днях я вернулся из Казахстана, где прошло второе заседание Координационного совета руководителей органов налоговых расследований государств-участников СНГ. Там мы решили, что настала пора переходить к планированию и реализации крупномасштабных операций межгосударственного уровня, направленных в первую очередь против транснациональных преступных группировок.

@@@
Михаил Фрадков: "Грязные деньги - реальная угроза экономике страны"
Мобилизация по-американски
Наркоторговец оказался суперагентом
Осознавал, но не вполне
Ползучая экспансия великого соседа
Рынки в обмен на запасы
Саркози завоевывает Соединенные Штаты

Свет и тепло в конце тоннеля

@@

Правительство не может уходить от решения проблем угольной отрасли даже после окончания ее приватизации

2001-09-01 / Сергей Владимирович Генералов - депутат Государственной Думы, заместитель руководителя межфракционной депутатской группы "Энергия России".



ПРОГРАММА реструктуризации угольной отрасли близится к своему завершению. Огромный снежный ком политических, социальных и, конечно, бюджетных проблем, накопленных к началу реализации этой программы, и порою увеличивавшийся в ходе ее выполнения, почти растаял. В отрасли не первый год растут объемы производства, постоянно повышается производительность труда, ощутимо улучшилась аварийная статистика, упало число человеческих потерь. Забастовочное движение шахтеров исчезло, а сама отрасль обходится практически без бюджетных дотаций.

Однако восторги и ликование сегодня были бы преждевременными. Над Россией, обеспеченной, как ни одна другая страна мира топливными ресурсами, нависла тень масштабного энергетического кризиса. Вопрос о том, чем закрывать растущие энергетические потребности отечественной промышленности, на сегодня остается открытым.

Из-за известных проблем газовой промышленности - сокращения добычи "старого", то есть дешевого газа, получаемого из месторождений, разработка которых началась еще в советское время, и многолетнего недовложения инвестиций в развитие новых месторождений - оказалось, что газовики не смогут увеличить поставки газа российским потребителям теми темпами, каких требует отечественная энергетика. Альтернатива в виде нефтяного топлива представляется крайне дорогой, а значит, нереальной.

В связи с этим роль угля как надежного и доступного топливного ресурса, способного обеспечить в необходимом объеме потребности электроэнергетики, многократно возрастает. На сегодня только угольная отрасль способна обеспечить энергетическую безопасность России - по крайней мере на ближайшие 50-100 лет. Угольная промышленность уже сегодня способна предоставить энергетикам недостающие объемы топлива.

Этот процесс уже начался и идет достаточно интенсивно. В общем объеме производства электроэнергии доля газа в 1995 году составляла 60%, а в 2000-м снизилась почти до 55%. При этом дефицит топлива покрывается углем, доля которого возросла за тот же период с 25 до 30% и продолжает расти. Подобная тенденция уже отражена и в одобренных правительством "Основных положениях Энергетической стратегии России до 2020 года". Согласно этому документу доля угля в производстве электроэнергии увеличится до 55%. Это значит, что уголь станет основным видом топлива для производства электроэнергии.

Следовательно, развитие угольной отрасли, ее устойчивая работа - это вопрос энергетической безопасности страны, вопрос национальной безопасности на достаточно длительный срок.

Поэтому создание нормальных условий для дальнейшего развития угольной отрасли - базы для этого развития - сегодня должно стать важнейшим компонентом экономической политики России.

Эта политика в первую очередь должна быть направлена на решение ряда острых проблем. Одна из них - взаимоотношения угольщиков с потребителями. К сожалению, еще не все потребители понимают важность четкой, хорошо скоординированной совместной работы с угольными предприятиями. Эта проблема приобретает особое значение при выполнении комплекса мероприятий по подготовке к зиме. Нестабильные платежи, многолетние задолженности за отгруженное топливо, огромный сезонный дисбаланс в закупках топлива, недостаточные запасы топлива и последующие "авральные" закупки и работа с колес при закритических температурах - вот реалии сегодняшних отношений между ними. Пожалуй, самая сложная ситуация складывается в отношениях угольщиков и энергетиков. И это не может не настораживать. Обе отрасли находятся на пределе своих экономических и технологических возможностей. Дефицит оборотных средств приводит к снижению объемов закупок топлива в летние периоды для накопления запасов на электростанциях, а катастрофическое снижение добычи в летние месяцы приводит к серьезному росту себестоимости угля и, как следствие, росту цен на топливо для всех потребителей.

Государство как независимая, но заинтересованная третья сторона в этих взаимоотношениях должно принять для решения этих проблем необходимые меры. Во-первых, это может быть выражено в плановой работе - определении реального спроса и выстраивании оптимального с точки зрения бюджетных расходов плана закупок угольной продукции в масштабах всей страны. Федеральное правительство, органы власти субъектов Федерации, местные власти должны принимать участие в процессе планирования, создания и поддержания запасов топлива, оперативно отслеживать ситуацию и при необходимости вмешиваться. Во-вторых, необходим контроль со стороны государства за своевременным финансированием поставок необходимых объемов топлива.

Другая, не менее важная проблема для угольной промышленности на текущем этапе - износ основных фондов. Сейчас он превышает в среднем по отрасли 75%, нельзя также забывать, что действующее оборудование в большинстве своем морально устарело. По оценке специалистов, для поддержания угледобычи на уровне 270 млн. т в год необходимо ежегодно привлекать для поддержания и развития основных средств порядка 12-15 млрд. руб. Поэтому крайне важная проблема на сегодня - отсутствие инвестиций. Именно это не позволяет осуществлять техническое и технологическое совершенствование действующего угольного производства, его реконструкцию и развитие.

Основная причина низкой инвестиционной активности в угольной промышленности - крайне сложное финансовое состояние угольных компаний. Суммарная кредиторская задолженность угольных компаний на 1 апреля текущего года составляла почти 90 млрд. руб. Причем в общей сумме кредиторской задолженности около 70% составляет задолженность по платежам в бюджет и внебюджетные фонды, а более половины задолженности - это штрафы и пени.

Отсюда вытекает, что государственное участие в решении этой проблемы просто необходимо. Оно может быть выражено в реструктуризации задолженности угольных компаний в бюджет и во внебюджетные фонды, что позволит расчистить долги угледобывающих предприятий и воспользоваться предусмотренными в федеральном бюджете средствами на инвестиции в угольную отрасль.

Конечно, большинство угольных компаний уже перешло в частные руки, но их задолженность в бюджеты различных уровней и внебюджетные фонды сформировалась еще до их приватизации - то есть когда государство еще контролировало эти компании. Поэтому государство "с чистой совестью" может предоставить максимально выгодные условия угольным компаниям для проведения такой реструктуризации.

Государство также может выступить поручителем по долгосрочным кредитам, предоставив тем самым гарантии инвесторам от некоммерческих рисков. Один из самых свежих примеров такого сотрудничества - разработка с участием специалистов Красноярской угольной компании, правительства РФ и Всемирного банка механизма предоставления гарантий по некоммерческим рискам.

Говоря о необходимости освоения новых месторождений, правительство должно обратить внимание на такой серьезный механизм привлечения инвестиций, как СРП. Нет никаких сомнений, что инициативы правительства в области "угольных" СРП будут поддержаны депутатами.

Отдельно необходимо рассмотреть крайне важный вопрос о государственной политике в отношении цен природного газа на внутреннем рынке. Существующая система государственного регулирования этих цен сегодня пока еще необходима. Однако удержание этих цен на предельно низком уровне не только не позволяет полноценно развиваться газовой промышленности, но и ставит под угрозу конкурентоспособность угольных предприятий перед поставщиками газа. А это является одним из серьезных факторов, сдерживающих развитие угольной промышленности.

@@@
Свет и тепло в конце тоннеля
Следствие уходит в интернет
Телевидение для всех
Фундаменталисты собираются "взорвать" Закавказье
Чеченский вопрос все испортил
Ширак взял парламент под контроль
Юрий Балуевский становится политическим игроком