"За нами пойдут другие народы"

@@

Первый заместитель председателя Парламентского собрания Союза Беларуси и России Анатолий Малофеев уверен, что Союзное государство может остановить системный кризис, возникший в результате развала СССР

2000-01-18 / Николай Вавилов



Анатолий Малофеев.

- РЕСПУБЛИКА Беларусь совершила мужественный поступок, взяв на себя инициативу активизировать белорусско-российские интеграционные процессы. Как вы, Анатолий Александрович, можете оценить итоги работы в этом направлении?

- За последние годы проделана большая и кропотливая работа по подготовке и принятию пакета интеграционных документов, главный их которых - подписанный президентами и ратифицированный национальными парламентами Беларуси и России Договор о создании Союзного государства. В итоге на международной арене теперь появится новое геополитическое образование - Союзное государство.

- Но процесс этот был очень трудным. Какие главные позиции в движении наших стран друг к другу вы можете выделить в качестве принципиальных?

- Да, не все идет гладко. Одни политики стремятся свести процесс интеграции Беларуси и России к чисто хозяйственным вариантам при полном игнорировании государственно-политической интеграции. Другие - бросаются в иную крайность, пытаясь подменить работу по сближению наших стран политической болтовней. Это не может не тормозить процесс единения наших государств и народов.

Перед нашими странами стоит задача преодоления возможной гегемонии одной державы. Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко неоднократно подчеркивал, что в современных условиях мир может и должен быть только многополюсным. В рамках существующих законов мирового рынка будет действовать несколько центров, которые станут регуляторами функционирования различных политических систем.

На долю Беларуси и России выпала непростая судьба - на новом этапе мирового развития принять участие в формировании относительно самостоятельного центра с активно развивающимися народно-хозяйственными связями. Для этого и создается Союзное государство, чтобы навсегда был потерян шанс "давить" авторитетом (политическим или экономическим) какой-либо одной страны на иные государства.

- Оппозиционная пресса упорно муссирует мысль о неприятии большинством белорусского народа идеи единого белорусско-российского государства. Как вы считаете, что можно противопоставить этой откровенной лжи?

- Хочу сказать, что противники создания единого белорусско-российского государства не случайно так активно разыгрывали и продолжают разыгрывать карту угрозы утери белорусским народом своей национальной самобытности, ликвидации независимости и государственности Беларуси, потери материальной собственности, "уничтожения" национальной системы образования и школы, культуры. Они настолько напуганы возможностью победы воли народа и официального курса президента Республики Беларусь на возрождение мощи былой великой страны, что используют такие провокационные тезисы, которые, конечно же, не выдерживают никакой критики. Подобные "аргументы" используются и Западом для международной изоляции союзной Беларуси. Россия неоднократно и решительно осуждала попытки госдепартамента США оказывать давление на братскую Беларусь и ее законные власти.

- Не секрет, что и в России есть определенные политические силы, стремящиеся приостановить белорусско-российскую интеграцию.

- Да, вы правы. К сожалению, российская антиинтеграционная оппозиция в лице представителей правого демократического крыла также не устает, словно испорченная пластинка, пугать россиян экономической несостоятельностью Беларуси, ее "отсталостью" в государственном строительстве и рыночных реформах. В этом оголтелом неприятии объединительных идей между Россией и Беларусью (идей, которые стали в мире приметой времени) приводится главный "устрашающий" козырь, что белорусская армия якобы станет частью "российской военной машины".

- Анатолий Александрович, вы затронули самую "болевую" точку. При обсуждении проекта Договора о Союзным государстве люди много об этом говорили. Как их можно успокоить?

- Мы видим, что на постсоветском пространстве одна за другой буквально "воспаляются" те или иные территории. Нарастает напряженность и в самой России. Свидетельством этого являются события на Северном Кавказе и в Чечне. Политики, пугающие нас войной, забывают, что война - это "ловушка", в которую очень легко попасть любой стране, если она в одиночку попытается справиться с объективными тенденциями. Никто не застрахован от возможности оказаться втянутым в военное противостояние. Есть ли гарантия не оказаться в подобной "ловушке"? Есть - это мощное централизованное государство.

Очевидно, что в современных исторических условиях белорусско-российское Союзное государство - это предельно цивилизованный для наших народов путь избавления от драматических форм развития (и не только для россиян и белорусов). Безусловно, не может идти и речи об участии белорусской армии в конфликтах на территории иной страны. Наша задача - в рамках единого союзного объединения предотвращать и поганить политическими методами эти конфликты.

- Значит, наша республика обладает достаточным политическим и экономическим потенциалом, если она оказалась в авангарде сложнейших объединительных процессов. Вы согласны с этим, Анатолий Александрович?

- Опыт Союза Беларуси и России убеждает, что мы ставим своей целью строить, а не разрушать. И это является главным приобретением последних лет в рамках белорусско-российской интеграции. Противникам Союза следует больше смотреть в лицо реальным фактам жизни, а не сочинять политические мифы. Так, по индексу человеческого развития, который определяется ООН, Беларусь находится на 60-м месте, Украина - на 91-м, а Россия - на 71-м. За 11 месяцев 1999 года мы имеем выполнение доходной части бюджета на 77,2%, расходной - на 74,6%. С 1 декабря увеличились размеры всех видов пенсий.

Прирост экспорта белорусской продукции в дальнее зарубежье за минувший год свидетельствует о ее конкурентоспособности. Наши внешние долги не превышают того, что должны нам. Формирование единого Союзного государства ставит целью достижение такой социально-экономической политики, которая обеспечит высокий уровень социальной защиты россиян и белорусов. Думаю, граждане России по достоинству оценивают линию белорусского руководства на обеспечение своевременной выплаты пенсий, пособий и заработной платы.

Немало поучительных примеров достижения экономического роста можно почерпнуть из истории бывшего СССР. За последние годы мы достигли определенных успехов и в рамках Союза Беларуси и России, хотя можно было сделать гораздо больше. Отечественная история - наш добрый советчик, она укрепляет веру в правильность избранного пути на единение.

- Как вы думаете, можно ли определить главную интеграционную стратегию Беларуси и России в нынешний период как переход от "выживания" поодиночке к единому белорусско-российскому государству? Ведь этот процесс может быть и достаточно длительным.

- Сейчас нашей главной стратегией, бесспорно, является сотрудничество Беларуси с российскими регионами. Ярким примером этого стало создание финансово-промышленной группы "БелРусАвто", в рамках которой работают четыре белорусских автозавода и четыре мотостроительных предприятия Ярославля. Подписанием контрактов на 2000 год о перевозках наших грузов через Калининградский морской порт успешно завершилась кампания по сближению экономических интересов Беларуси и этого стратегически важного российского региона. Среди важных итогов совместного строительства союзных отношений следует выделить сотрудничество транспортников, которые реализуют конкретные мероприятия по созданию равных условий хозяйствующим субъектам и сближению нормативно-правовой базы в этой отрасли. Есть немалый эффект от взаимодействия Онежского и Минского тракторных заводов, поставок в Карелию белорусской лесоперерабатывающей техники. Большим успехом пользуются межрегиональные выставки-ярмарки белорусских и российских товаров.

Без сомнения, особое место в сотрудничестве Республики Беларусь и Российской Федерации занимает Москва. Более трети всего товарооборота между нашими странами и более 40% общего объема белорусского экспорта в Россию приходится на долю Москвы, а с учетом Московской области - 45%. Готовятся соглашения о расширении поставок в столицу Российской Федерации в 2000 году продовольствия из Беларуси. Примером успешной работы на белорусском рынке может служить и белорусско-российская нефтегазовая компания "Славнефть", правлением которой принято решение увеличить вдвое в будущем году объемы геологоразведочных работ. Все вышеперечисленные примеры "работают" на объединение наших экономик, взаимно помогают ослаблять влияние кризисных ситуаций.

- Какие выводы можно сделать из опыта регионального сотрудничества?

- В условиях Союзного государства мы должны искать эффективные формы создания транснациональных корпораций. Здесь очень важно не замыкаться на аппаратно-чиновничьем уровне отношений, а привлекать к этому процессу широкие деловые круги. Это поможет нам уже сегодня реально приступить к решению крупных хозяйственных проектов стратегического значения, затрагивающих XXI век.

- Что, по вашему мнению, необходимо предпринять, чтобы убедить большинство граждан России и Беларуси в реальности подобных перспектив?

- К сожалению, россияне пока недостаточно полно и объективно осведомлены об истинных возможностях белорусского общества и его экономическом потенциале. Интеграционные процессы между Россией и Беларусью представляют возможности для объективной оценки всего, что происходит в последние годы в Беларуси. Активную миссию в этом плане выполняет президент нашей республики Александр Лукашенко.

Но, к сожалению, информация подобного рода нередко блокируется в российских средствах массовой информации. Многие из них сыграли крайне негативную роль в развитии интеграционных процессов. Согласованная программа действий отдельных СМИ России против белорусско-российского единения свидетельствует о безответственности определенных политических кругов, игнорирующих веление времени, волю народов.

- Видимо, Анатолий Александрович, пришло время более настойчиво решать проблемы информационного обеспечения процессов интеграции.

- Считаю, что создание единого информационного пространства - едва ли не самая главная задача в строительстве нового государственного объединения. Усилиями Парламентского собрания и Исполкома Союза Беларуси и России предпринят ряд важнейших шагов в этом направлении. Выходят газеты-вкладыши "Союз" - в "Российскую газету" и "Советскую Белоруссию", "Союзное вече" - в "Парламентскую газету" и "Народную газету". В перспективе надо иметь собственную белорусско-российскую газету. К сожалению, подобная "перспектива" у нас подчас растягивается на годы, что в нынешней обстановке недопустимо.

Недооценка пропагандистского фактора в борьбе за наше общее с Россией будущее вполне может быть чревата возможностью поражения, ибо, как говорится, "враги не дремлют". Так, с 1 января 2000 года в белорусский эфир выйдет литовская радиостанция "Балтийские волны". Совсем не случайно президент Республики Беларусь Александр Лукашенко эту акцию назвал "антибелорусским центром", упомянув и ее основателей, в числе которых один из депутатов литовского парламента.

Наша первоочередная задача - противопоставить политическим силам, стремящимся разрушить Союз, эффективное информационное "оружие". Что для этого можно сделать уже сегодня? Заставить в первую очередь работать созданную пока на бумаге союзную телерадиокомпанию, которая до сих пор не имеет выхода в эфир. Это задача и общественности, и политиков, и власти. Иначе девальвация идеи объединения постсоветских государств станет горькой реальностью. Сегодня многие согласятся со мной, что без белорусско-российского Союза не сможет и СНГ подняться на более высокую ступень своего развития, а возможно, и просто существовать.

Информационное обеспечение строительства Союзного государства требует активного противостояния оппозиционным измышлениям о непопулярности среди населения идеи объединения наших стран. Не выдерживают никакой критики и заявления об экономической нецелесообразности Договора, что его реализация якобы приведет к возникновению острых конфликтов. Что мы можем противопоставить этой откровенной лжи, которой систематически "потчуют" нас силы, враждебные белорусско-российской интеграции? Стремиться всеми средствами влиять на общественные отношения и процессы в современном мире. Замечу, что это стало главным направлением деятельности интеграционных структур Европы. Не грех и нам у них этому поучиться.

- Анатолий Александрович, очень многих волнует вопрос, что мы собираемся строить, каким будет наше общее государство. В этой связи особый интерес вызывает деятельность Парламентского собрания, его конкретный вклад в интеграцию.

- Деятельность Парламентского собрания направлялась на отработку рациональных и эффективных управленческих решений в рамках Союза Беларуси и России, на создание правовых основ для их осуществления. Не сомневаюсь, что этот процесс выйдет на новый уровень, когда будет избран союзный парламент.

Договор о Союзном государстве является началом этапа претворения в жизнь политико-правового феномена нашего Союза, который по своей правовой природе - явление новаторское. Мы вместе решаем такие задачи, которые на современном этапе еще не ставились ни одной страной мира. Построить новое государственное объединение, сохранив сформированные национальные суверенные образования, - задача весьма сложная.

Чтобы успешно реализовать Договор о Союзным государстве, нам следует определить, как будет формироваться государственный статус будущего объединения. Предстоит узаконить новые формы взаимодействия государственного суверенитета России и Беларуси и суверенитета вновь создаваемого Союзного государства. Проще говоря, необходимо перейти от государственного сотрудничества к сотрудничеству в рамках общей наднациональной системы. Важнейшим шагом в этом направлении является повышение легитимности парламентской деятельности путем перехода к избираемому парламенту. Нормы, по которым будут развиваться союзные законодательные структуры, заложены в Договоре. Это поможет привлечь граждан к управлению новым объединенным государством.

Выполнение положений Договора о едином гражданстве, о парламенте, наделенном правом принимать законы прямого действия, о создании союзного правительства, об обеспечении перехода к единой денежно-кредитной системе, о реализации пакета экономических соглашений - все это абсолютно реальные и реализуемые цели. Возможно, в перспективе возникнет необходимость внести изменения в национальные Конституции. В этом случае придется обратиться к воле наших граждан через референдумы.

- Какое значение имеет создание Союзною государства сегодня и в перспективе для других стран?

- Союзное государство может остановить системный кризис, возникший в результате развала СССР. С созданием белорусско-российского государства, я уверен, появятся предпосылки для восстановления взаимодействия национальных сообществ, скоропалительно выросших на развалинах бывшей великой страны. Практическое воплощение идеи Союзного государства России и Беларуси материализует на новом историческом этапе простую цель - победить деградацию общества и человека можно только вместе, приостанавливая уже самим фактом объединения дезинтеграционные процессы.

@@@
"За нами пойдут другие народы"
"Илим Палп" намерен банкротить Котласский ЦБК?
"Мне каяться не в чем"
"Многополярный клуб" Жака Ширака
"Нам нельзя друг без друга..."
«Газпром» движется к триллиону
Автономии нужны деньги и особый статус

Алексей Кудрин дискредитировал рублевые вклады

@@

Глава Минфина не обещает от них отдачи в ближайшие годы

2009-01-21 / Михаил Сергеев

Все материалы по теме "Мировой финансовый кризис"









Вкладчикам пояснили, в какой валюте лучше хранить свои накопления.

Фото Виктора Мордвинцева (НГ-фото)

Вице-премьер, министр финансов Алексей Кудрин вчера в очередной раз обескуражил многих россиян и экономистов. Попытавшись поддержать рубль, чиновник в то же время фактически признал бессмысленность хранения средств в российской валюте в ближайшие годы. Его высказывания на этот счет могут пополнить собранную в интернете коллекцию дискредитирующих заявлений российских чиновников.

«Рубль снова станет выгодным средством сбережения. У кого деньги хранятся больше года или двух, могут спокойно оставлять их в рублях», – цитируют РИА Новости заявление Алексея Кудрина, сделанное им во вторник в Пекине. Пока же в период кризиса он советует россиянам хранить сбережения в нескольких резервных валютах. Агентство Reuters цитирует Кудрина несколько иначе: «Если у вас есть рубли и вы готовы оставить их на два-три года, можете быть спокойны». Однако смысл высказываний тот же: в ближайшие год-два-три сбережения в рублях будут убыточны. Таким образом, Минфин фактически признает экономическую бессмысленность хранения средств в российской валюте в краткосрочной – а возможно, и среднесрочной – перспективе.

Пока глава Минфина прогнозирует укрепление рубля только в среднесрочной перспективе. «(Пройдя. – «НГ») через период ослабления, связанный с выходом на новый равновесный уровень в связи со снижением цены на нефть, рубль снова будет устойчивым и снова будет расти», – обещает Кудрин. На практике возврат рубля к курсу прошлого года в ближайшие годы вряд ли возможен. Среднегодовой курс в 24,9 руб. за доллар в 2008 году соответствовал цене нефти Urals в 94,6 долл. за баррель. В среднесрочной перспективе возврат мировых нефтяных цен на прежние уровни, по прогнозам правительства, маловероятен.

Сомнительными выглядят и слова Кудрина о возможности «спокойно оставлять средства в рублях» на протяжении одного-двух или трех лет. В 2009 году рублевые депозиты обещают скорее беспокойство и убытки, чем спокойствие. В понедельник Кудрин сообщил, что инфляция в 2009 году сохранится на уровне 13%. По мнению независимых экономистов, рост цен может превысить 14–15%. При этом доходность по депозитам в госбанках заметно ниже. Так, «особый», «пополняемый» и простой депозиты Сбербанка на 13 месяцев обещают лишь 8,25%, 9% и 9,75% годовых соответственно.

Еще более проигрышным выглядит хранение рублей в сравнении с их обменом на валюту. Обмен всех рублевых сбережений на доллары год назад обеспечил доходность свыше 30% годовых, что вдвое выше официального уровня инфляции и втрое выше доходности рублевых депозитов. Эти нехитрые сопоставления делают сегодня многие россияне, для которых рекомендации Кудрина «спокойно оставлять» сбережения в рублях на год-два-три выглядят сейчас крайне неубедительными.

Высказывания главы Минфина о надежности рублевых сбережений попадают в ряд дискредитирующих власть заявлений российских чиновников. Бывший экономический советник президента Андрей Илларионов собрал из них целую коллекцию. В нее попали, в частности, слова премьера Владимира Путина о нецелесообразности переводить сбережения из рублей в валюту. «Дело сомнительное, потому что еще неизвестно, каким будет доллар», – заявил Путин в октябре 2008 года, когда рубли еще можно было обменять на доллары по курсу 26,44 руб. за доллар. Те, кто послушал тогда премьера, возможно, сейчас кусают локти. Сегодня курс Центробанка уже совсем другой – 33, 41 руб. за доллар, а в обменниках доллар продают на 1–1,5 руб. дороже.

Еще один экспонат в коллекции Илларионова – слова президента Медведева о безопасности рублевых вкладов. «Все свои счета в банках я сохранил. Денег не снимал, не переводил рубли в доллары... Уверен, что моим накоплениям, так же как и деньгам остальных российских вкладчиков, ничего не угрожает», – заявил Дмитрий Медведев в октябре 2008 года, когда рубли еще можно было обменять по курсу 27,3 руб. за долл.

@@@
Алексей Кудрин дискредитировал рублевые вклады
Антимонопольный успех
Аркади Мил-Ман: «Израиль должен обеспечить свою безопасность»
Безусловный приговор
Белорусский рубль на российский обменять недолго...
В Госдуме предстоит битва лоббистов
В Киргизии может произойти еще один переворот

В СНГ: НЛО над Грузией

@@

Вызывает вопросы поведение не только грузинской стороны, но и российской

2007-08-13 / Светлана Гамова - заведующая отделом политики ближнего зарубежья "НГ".



На минувшей неделе случилась смешная грузино-российская война. Хотя ее можно назвать и российско-грузинской, если верить заявлениям официального Тбилиси по поводу того, кто всю кашу заварил. По мнению высокопоставленных грузинских чиновников, «агрессором» в данном случае выступила Россия, которая в ночь на 7 августа обстреляла с воздуха село Цителубани. По счастливой случайности никто в результате не пострадал, но ведь могло случиться все.

Ситуация усугубилась тем, что злополучная ракета упала неподалеку от непризнанной республики Южная Осетия, которая немедленно отреагировала собственной версией: автором инцидента является не кто иной, как Грузия, которая нагнетает обстановку в зоне грузино-осетинского конфликта не случайно. Скоро, как говорят в Цхинвали, должно быть принято решение ООН по Косово, каким оно будет, можно предположить. Если косовары получат автономию, в Южной Осетии и Абхазии это будет воспринято как разрешение к началу процедуры легитимизации самопровозглашенных республик. По мнению руководителей Южной Осетии, Тбилиси такая перспектива не устраивает, и именно этим, дескать, объясняется провокационное поведение грузинской стороны.

@@@
В СНГ: НЛО над Грузией
Валентин Никитин: "Необходима доктрина национальной политики"
Вашингтон и Москва уже планируют послевоенное устройство мира
Воислав Шешель: "Меня не интересует приговор"
Выдвигай, а то проиграешь
Дайте нам бумагу настоящую, окончательную!
Дипакадемии МИД РФ - 65 лет

Егор Строев: "Идет процесс оглупления регионов"

@@

Губернатор Орловской области считает, что, если Совет Федерации не будет избираться, Россия превратится в унитарное государство

2002-06-06 / Ольга Тропкина В течение семи лет - с 1993 по 2000 год - нынешний губернатор Орловской области Егор Строев руководил Советом Федерации, состоящим из глав субъектов РФ. За это время верхнюю палату парламента не раз называли и символом политической стабильности, и главной опорой президента, и "клубом губернаторов", и даже слишком самостоятельным, а потому неудобным для Кремля органом власти. Впрочем, сам Строев всегда был самостоятельным политиком-"тяжеловесом", который не боялся открыто высказать свое мнение, далеко не всегда совпадающее с точкой зрения президента. Как бывший спикер Совета Федерации относится к нынешнему сенату? Нужно ли менять российскую Конституцию, принятую в экстренном порядке осенью 1993 года? На эти и другие вопросы "НГ" отвечает губернатор Орловской области Егор Строев.



- Егор Семенович, скоро исполнится два года с момента принятия закона о новом порядке формирования Совета Федерации. В свое время вы были явно неудовлетворены этим документом. Оправдались ли ваши худшие ожидания?

- Я выражал не только неудовлетворение этим законом, но и категорическое несогласие с предложенной схемой формирования верхней палаты по принципу назначения сенаторов. А сейчас все больше убеждаюсь в том, что российский сенат должен формироваться только путем выборов. Так, как записано в Конституции. Я думаю, что в федеративном государстве, где территории играют определяющую роль, обойтись без людей, отражающих интересы регионов, нельзя. В противном случае Россия превратится в унитарное государство. Поверьте, что это не пойдет на пользу ни государству, ни обществу, ни конкретному гражданину. Все-таки учет интересов человека - это основное условие формирования любой системы власти.

- Верхнюю палату в последнее время часто называют управляемым органом, "машиной для голосования". Не думаете ли вы, что период перехода СФ к выборности может затянуться надолго?

- Вопрос о том, что порядок формирования Совета Федерации надо менять, созрел. Об этом у меня были неоднократные и откровенные разговоры с Путиным и в администрации президента. Часто эту тему поднимают и сами члены СФ, не говоря уж о руководителях регионов. Но я считаю, что до следующих выборов президента никакого перехода верхней палаты на выборную основу не произойдет. Конечно, по той же причине, которую вы назвали, - Совет Федерации сейчас абсолютно управляем. Там сегодня находятся люди, для которых свой бизнес и интерес держаться поближе к власти, выше, чем интересы регионов. Они неподотчетны народу. Конечно, для конкретного главы региона они могут "выбить" какую-то строчку в бюджете, разместят капитал в области. Поэтому каждый губернатор вынужден поддержать олигарха, бизнесмена, дабы хоть немного пополнить свой бюджет. Но сначала это взаимный интерес, а потом - зависимость главы субъекта от сенатора. И власть должна наконец понять, что рано или поздно этот "альянс" необходимо разорвать. Ведь наступит период такого "срастания", что разрушить его будет очень и очень тяжело.

- Нынешний СФ называют не только управляемым органом, но и местом под солнцем, где неоднозначные политические фигуры могут "пересидеть" до лучших времен. Как вы оцениваете столь потребительское отношение к верхней палате?

- Когда в Совет Федерации приходят специалисты, я отношусь к этому с уважением. Туда пришли, например, бывшие заместители министра финансов Владимир Петров и Евгений Бушмин, которые очень хорошо знают процесс бюджетного построения в увязке с интересами регионов. Но ведь кроме них приходят и люди, которые и экономики-то не знают, и регион, от которого направлены в СФ, в глаза не видели. Думаю, что наполнение Совета Федерации людьми, которые никем не избраны, этот орган власти не красят. Даже если они очень талантливы. Им самим со временем становится стыдно, поскольку за них никто не голосовал. Передо мной Путин тоже поставил вопрос о том, не хочу ли я остаться в Москве в качестве спикера верхней палаты. Но я сказал: "Я не могу остаться в СФ, не получив народного доверия через голосование".

- Сказываются ли, по вашему мнению, особенности нынешнего состава верхней палаты на том "законодательном продукте", который выходит из стен российского сената?

- Я бы не хотел обсуждать сегодняшний Совет Федерации по двум причинам. Во-первых, я там работал с 1993 года. Во-вторых, любому органу нужно время на адаптацию. Этот процесс идет, и палата начинает медленно "созревать", появляется небольшое пока, но желание помогать регионам. Ведь нельзя допускать, чтобы субъекты РФ отдавали только на зарплату до 80% своих доходов от того количества средств, которые им оставляет Центр. Как будто кроме зарплаты у регионов нет других статей расходов. Демонстрации, прошедшие недавно в Воронежской области, наглядно демонстрируют, что вопрос бюджетного федерализма как не решался, так и не решается. Есть серьезные трудности с коммунальной и социальной реформами. Решение этих проблем сброшено на регионы, но не подкреплено ни интеллектуально, ни финансово. Не исключено, что воронежская ситуация распространится и на другие регионы. Но нашей стране нельзя еще раз проходить "рельсовую войну" и другие социальные всплески. Правда, сейчас мы столкнулись уже с другой "войной" - переделом собственности. Она более скрытая, более агрессивная, подкрепленная действиями силовых структур. Но эта борьба за спиной народа и власти отдельных личностей, которые считают, что еще не переделили капитал. Они сейчас делят поделенное между собой.

- Почему же тогда в 2000 году главы регионов все-таки приняли этот закон своими собственными руками?

- Совет Федерации, кстати, тогда не принял этот закон и отправил его на доработку в согласительную комиссию в Госдуму. Мы очень долго над ним работали и в результате опять же не приняли условий Госдумы. Закон был принят только из-за предложенной "мягкой" ротации членов СФ, по мере того как главы регионов и заксобраний складывали с себя полномочия. Кроме того, было обещано, что это лишь переходный период. Все эти позиции были оговорены с Владимиром Путиным.

- Известно, что многие губернаторы уже "махнули рукой" на своих сенаторов из-за невозможности их контролировать. Считаете ли вы, что нужно разработать более жесткие меры для того, чтобы главы регионов могли обладать хоть какими-то рычагами влияния на своих членов СФ?

- Принцип демократии предполагает не только действие, но и противодействие. В данном случае речь идет о подконтрольности. Раз нет подконтрольности со стороны народа, должен быть контроль над сенаторами хотя бы со стороны того, кто его посылает на работу в Москву. В противном случае это "отвязанное" состояние, степень которого будет определяться не только субъективными желаниями самих членов СФ, но и тех, кто им чего-то посулил побольше. Нужен закон, в котором невыполнение обязанности выражать на федеральном уровне мнения регионов грозило бы "увольнением" сенатора. Хотя у нас в Орловской области нет такого, чтобы сенаторы не согласовывали свои действия с руководителями исполнительной и законодательной власти региона.

- Прошло два года с начала реформы по укреплению вертикали власти, но ее промежуточные итоги устраивают далеко не всех губернаторов.

- Вопрос укрепления роли государства в системе рыночной экономики был центральным, когда СФ еще в 1997 году поставил его в повестку дня своего заседания. Конечно, укрепление системы власти в нашем государстве, "разбегающемся в стороны" и по национальным причинам, и по причине огромной протяженности России, действительно необходимо. Ельцин в свое время бросил лозунг - берите суверенитета сколько хотите. Некоторые главы регионов так и сделали, и федерация начала трансформироваться в конфедерацию. После того как была принята Конституция 1993 года, регионы вообще начали подписывать договора. Когда мне, как губернатору Орловской области, предложили подписать этот договор, я отказался. И сейчас считаю, что именно благодаря русским регионам нам удалось на том этапе сначала приостановить "психическую деградацию" Федерации, а потом и направить эту "машину" в другую сторону - к укреплению единой государственной системы власти. Но Владимир Путин потом добавил от себя еще один "рычаг" - федеральные округа, чтобы привести региональное законодательство в соответствие с федеральным. Надо отдать должное полпредам - с этой задачей они справляются неплохо.

Но сегодня мы столкнулись с другой тенденцией. Как говорится, съел одну конфету - хочется вторую, а потом кажется, что и вся коробка твоя. Примерно то же сейчас происходит и у нас в России. Федеральной власти показалось, что хорошо бы все рычаги влияния забрать в Москву. Я уж не говорю про то, что норма бюджетного кодекса о распределении доходов между Центром и регионами в пропорции 50 на 50% нарушена. Сейчас исключительно 30 на 70%. К примеру, Орловская область стала донором федерального бюджета. И я с ужасом посмотрел, что мы за первый квартал перечислили в два раза больше средств по сравнению с прошлым годом. Наступает момент, когда начинаешь задумываться: а надо ли тебе лучше работать? Идет самый настоящий процесс оглупления, торможения интеллектуального потенциала самих регионов. А ведь Россия состоит не из одной федеральной власти. Если мы не будем стимулировать хорошую работу в регионах, в местном самоуправлении, завтра все будем идти с протянутой рукой и просить денег у Центра. Но почему я их должен просить, если мы их заработали? Это возможность для федерального Центра "кормить с ложечки" того руководителя региона, который политически лоялен. Но это уже не система власти, это контрпродуктивная схема, которая рано или поздно сама взорвется.

- Осознает ли федеральная власть, каким будет в этом случае конечный результат реформ?

- Мне кажется, осознает. Но понимание у всех разное. Это показали итоги Госсовета, на котором рассматривали по предложению Совета Федерации концепцию экономического развития России. Тогда так и не договорились. Доклад губернатора Хабаровского края Виктора Ишаева предлагал одно направление, а доклад Михаила Касьянова - другое. Прошел год, который показал, что та концепция, которая была предложена, себя не оправдала. И если быстро ее не скорректировать, то мы опять окажемся в ситуации, похожей на события 1998 года. Мы видим, как на наших глазах, несмотря на высокую цену на нефть, "садится" вся промышленность, как на наших глазах перестал расти жизненный уровень граждан. Неожиданно с первого июня резко возросли цены на горючее и в два раза опустились цены на молоко! Власть не может оставаться при этом сторонним наблюдателем. Необходимо прежде всего посмотреть на стратегию социально-экономического развития страны в ее концептуальном плане - строить ли мост вдоль реки или все-таки поперек. Мне кажется, мы сейчас продолжаем строить мост вдоль реки.

- Как вам кажется, способен ли Госсовет влиять на государственную политику нашей страны или он стал лишь декоративной компенсацией для губернаторов вместо Совета Федерации?

- Прошедшие два года показали, что руководители регионов - разумные люди. И в Совете Федерации они работали разумно. Может быть, если бы у нас не было того состава СФ, то страна бы пережила гражданское противостояние. Тогда губернаторам хватило мудрости удержать страну от края пропасти, куда ее подталкивали как со стороны Государственной Думы и политических партий, так и со стороны Бориса Ельцина. Сегодня разум у этой группы людей никто не отобрал. Начиная с первого заседания Госсовета, посвященного стратегии экономического развития страны, и заканчивая последним заседанием, где мы рассматривали самый тяжелый вопрос об обороте земель сельхозназначения, мы находим взвешенные и компромиссные решения. Наши предложения, кстати, в некоторой степени должны были поправить концепцию правительства.

- В некоторых федеральных округах, похоже, уже намечается некое противостояние между полномочными представителями президента и главами регионов. Первых обвиняют в том, что они превышают свои полномочия, которые, кстати, так и не закреплены законодательно.

- Этот вопрос возникал еще на стадии представления закона о формировании Совета Федерации и наделения полпредов полномочиями. Тогда 36 членов СФ, главы комитетов и руководители крупнейших регионов встретились с Владимиром Путиным. Мы ему сказали, что власть - это такое явление, что ее всегда мало. И спросили его, не превратятся ли федеральные округа в микрогосударства, которые будут стремиться подменить федеральную власть? И сегодня мы действительно лицом к лицу столкнулись с этим явлением. Сейчас полпреды от своих прямых функций контроля за федеральными органами на местах потянулись почему-то к бюджетам регионов, а вслед за этим - к распорядительным и хозяйственным функциям управления. Но не к самым тяжелым, как жилищно-коммунальная реформа или выплаты заработной платы, а начали вмешиваться в экономику регионов, в то, как распределить деньги и так далее. Это бесперспективно. Потому что эта вседозволенность не укрепляет не только государство, но и власть самого президента.

На последнем заседании Госсовета в мае, когда рассматривался вопрос международных отношений, губернатор Новгородской области Михаил Прусак поднял вопрос о полномочных представителях президента. В эту дискуссию включились и Константин Титов, и Александр Дзасохов, и Равиль Гениатулин, и многие другие губернаторы. Вопросы были очень прямые и жесткие. И тогда президент откровенно ответил, что есть положение о полпредах, в котором написано, чем им заниматься. В нем нет ничего, связанного с экономикой регионов и вмешательством в деятельность местных органов власти, кроме как контроля за соблюдением законодательства. Президент согласился с нашими предложениями, но время покажет, как эта проблема будет решена.

- Не перестает быть актуальным вопрос об изменениях в Конституции. Какие положения Основного закона, по вашему мнению, следует менять в первую очередь?

@@@
Егор Строев: "Идет процесс оглупления регионов"
Заговор чиновников против контрактника
Зураб Жвания - новый премьер Грузии?
Иисус в театре
Казань за реальный федерализм
Каким будет статус Азово-Керченской акватории
Киев торгуется с Москвой

Кому и какие правые нужны сегодня

@@

Материалы экспертного семинара

2002-11-06



Инерционный сценарий

Глеб Павловский, президент Фонда эффективной политики. С моей точки зрения, большинство политических сил в стране руководствуются скорее всего инерционным сценарием будущей избирательной кампании в Государственную Думу. Суть этого сценария, резюме его очень простое. Поскольку считается, что выборы в марте 2004 года выиграет нынешний президент, то и в Думу, видимо, попадут те партии, которые сегодня в ней присутствуют. Эта формула, в общем-то, не обсуждается, она рассматривается как само собой разумеющееся. И - при прочих равных - она могла бы даже считаться предпочтительной. С моей точки зрения, она являлась бы предпочтительной, если бы только была реализуема.

Я не хочу обсуждать нынешнюю стабильность, но "ЯБЛОКО" и СПС с их нынешними взаимоотношениями, с их препирательствами, с их голосованием в составе нынешнего большинства являются частью стабилизирующей схемы. Но дело в том, что попали-то они в Думу в рамках совершенно другой драматургии. И, в общем-то, в достаточно жесткой борьбе. Проценты, которые получил СПС в 1999 году, были получены в рамках ситуации, которой сегодня не существует. Создать ее искусственно, пожалуй, никто бы сегодня не хотел. Даже наиболее безответственные люди, я думаю, не хотели бы. А потому, собственно говоря, непонятно, на чем основано представление о том, что инерционным образом "ЯБЛОКО" и СПС переползут пятипроцентный барьер и окажутся в Думе, как все считают. Но, видимо, считается, что федеральный Центр им более-менее поможет, поскольку правые в Думе нужны. И совершенно очевидно, что они там действительно нужны, вопрос в том, какие именно. Была бы катастрофа, если бы их не оказалось. Но могут ли оказаться там новые, другие правые?

Вячеслав Игрунов, заместитель председателя комитета Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками. Почему мы думаем, что инерционным путем нынешние правые переползут пятипроцентный барьер? По одной простой причине: потому что нет серьезной альтернативы, которая им могла бы быть предложена. Совершенно очевидно, что "Единая Россия" или коммунисты и прочие не могут мобилизовать то электоральное поле, которое голосует за правых. И если сегодня "ЯБЛОКО" удерживает 4%, то это как раз близко к его ядру - тем приблизительно 3,5% ядра, которые за них всегда голосовали. А опыт показывает, что на выборах "ЯБЛОКО" теряет приблизительно половину своих симпатизантов. Хотя в данном случае падение будет, конечно, меньше. Но, так как с парламентом, в котором будут представлены только КПРФ и "Единая Россия", очень трудно смотреть в глаза коллегам за пределами нашей страны, то действительно, федеральная власть сделает все, что от нее зависит, и 5% хотя бы одна из этих партий преодолеет, а скорее всего - и две партии. Что ничего не изменит в следующем парламенте, потому что там это будет значить еще меньше, чем значит сейчас.

Иван Джуха, председатель Вологодского областного отделения СПС. Мне кажется, что тут тоже не существует серьезного вопроса - возьмут или не возьмут правые партии пятипроцентный барьер на следующих выборах. Потому что, если исходить из того, что для рождения новой правой партии нужна благоприятная социальная база, социальная среда, то надо посмотреть, что же те, кто составляет базу сегодняшних правых, думают по поводу создания новой партии. И насколько им это нужно. Скажем, средний класс, будем говорить - предприниматели, хотя понятие "средний класс" немного шире, но мы условимся так говорить в данном случае. Нужна ли им новая партия? Мне кажется, что нет. Потому что это тот слой, который - как никакой другой - нуждается в стабильности. И сложившийся сегодня политический спектр как раз их должен в очень большой степени удовлетворять. Никаких новых потрясений им в этом плане не нужно.

Молодежь, которая голосовала за СПС в Вологде и дала ему на всех студенческих участках не менее 30%, - вряд ли она успела разочароваться. Много было сказано справедливого насчет СПС, о том, есть ли им что реформировать дальше или нет. Но вот те молодые люди, которые в 1999 году в свои 18-20 лет голосовали за СПС, - они даже не успели еще это осознать. Тем более те новые избиратели, которым исполнится 18 лет в 2003 году, тоже это не будут осознавать. Поэтому я тут тоже не вижу серьезных, веских причин для того, чтобы они изменили своим политическим пристрастиям в 2003 году.

Максим Гейко, председатель ярославского отделения СПС. В той ситуации, которую сейчас мы имеем на политическом поле, я считаю, что шансы и у "ЯБЛОКА", и у СПС достаточно высоки, потому что надо учитывать инерцию массового сознания и то, что электорат так вот взять и растерять невозможно. У него есть какое-то ядро, от которого просто так не уйдешь. Другое дело, что ситуация может поменяться. Проблемы могут возникнуть после того, как изменится порог прохождения в Думу. Тогда может возникнуть какая-то другая правая партия. Но мне непонятно, что значит вывести с политического поля существующие партии. Потому что просто вывести с него "ЯБЛОКО" и СПС невозможно - это ведь не пятно на ткани. Есть лидеры, которые имеют какие-то проценты, имеют свой электорат, и их как бы никуда не денешь. Может быть, как-то модернизировать существующие партии? Такое возможно, но неясно, где тогда мы возьмем нового лидера, который мог бы возглавить эту новую структуру. Потому что самая важная проблема, на мой взгляд, - это проблема лидеров. Все партии, кроме КПРФ, на мой взгляд, у нас лидерские партии. И без появления нового, скажем так, незатасканного лидера новая партия будет заниматься тем же самым, что и старая.

Елена Башкирова, президент фонда "Российское общественное мнение и исследование рынка (РОМИР)". Мне кажется, что правые в принципе проиграли. Я сейчас беру "правые" как общее понятие. С чем связан этот проигрыш? По всем нашим исследованиям, которые РОМИР проводил, исследованиям, построенным не по одному вопросу, а по очень многим, по комплексу показателей, с большой натяжкой наберется примерно 12-13% людей, которых можно строго назвать ориентирующимися на те ценности, которые провозглашаются как правые. Если взять СПС в более концентрированном виде, то он опирается идеологически на этот сегмент общества. Это 12%, максимум 15% с некоторыми допущениями. А что имеют правые партии с точки зрения их поддержки? Всего 4%. Я только что получила совсем свежие данные: и СПС, и "ЯБЛОКО" сейчас имеют рейтинг 4%. По моим представлениям, все-таки маловероятно, что они реально пройдут.

О ценностях и интересах

Сергей Белановский, политический консультант. В своих размышлениях я всегда исходил и продолжаю исходить из того, что стране и власти нужен какой-то стратегический курс. И, кроме слов "продолжение реформ", мне не приходят как-то в голову другие слова, которые могут выражать мои мысли. Я считаю, что в основе голосования людей и за "ЯБЛОКО", и за СПС, по крайней мере в период массового электорального подъема этих партий, лежали как раз надежды на то, что они являются какими-то интеллектуальными носителями этого курса, хотя пока они еще не до конца сумели это прояснить. Но, к сожалению, я должен сказать, что эта надежда обманута. Я обвиняю правые партии, лидеров правых партий в том, что они в этом смысле обманули своих избирателей. Нас всех, если хотите. Потому что то, что они делают, это, по сути дела, пиаровская подмена.

Что такое пиаровская подмена? Это какое-то такое поддакивание избирателю. То есть существует известная максима - она, к сожалению, усвоена в политтехнологических кругах и среди самих политиков, - что политик должен говорить то, что хочется слышать избирателю. Это говорится в открытую, и поражает то, что даже как-то не осознается подлинный смысл этой фразы. Не осознается ее омерзительность, если угодно. И самое главное, не осознается ее неконструктивность как, если на то пошло, пиаровской стратегии.

Модест Колеров, генеральный директор ИА Regions.ru. Я искренне не понимаю, что теперь значит мифологема реформы. В 1991 году понимал, в 1992-м понимал, но в 2002 году мы объектом реформы имеем совсем иную реальность. Что, условно говоря, реформирует сейчас Греф? То, что нареформировал Чубайс? И в чем состоит нынешний пафос реформ? Реформировать то, что нареформировал Греф, наверное. Потому что реальность зыбкая, нестатичная, она расползается в руках, и с прежними знаменами мы к ней просто никак не можем подойти. А эта прежняя реформа - знамя, которое дорого, но ничего уже не значит, кроме героизма. Но в преодолении социально-политической реальности героизм не поможет.

С моей точки зрения, имеет место быть радикальная переориентация правой риторики на тупые прикладные, шкурные интересы. Мы отказываемся от реформ, мы выбираем интересы. Но, чтобы не попасть в плен к интересам кланов, и так далее, и тому подобное, мы, наверное, должны выбирать интересы, которые сфокусированы на личности. Я с большим уважением отношусь к левым. Что-то у них есть свежее в последнее время. Но ясно, что левые не способны на формирование индивидуалистических интересов. И как раз личные индивидуалистические, шкурные интересы, то есть интересы как личные переживания социальности, - это и есть тот фокус, в котором может, наверное, проявиться правая, либеральная, рыночная проблематика. Другими словами, интересы личности как фокус рыночного движения.

Виталий Найшуль, директор Института национальной модели экономики. Хочу сделать короткое замечание. Прежде всего - о слове "правый". У меня такое впечатление, что этот термин совершенно некорректно используется и это порождает и на аналитическом уровне, и на политическом уровне конфуз. Потому что там, откуда этот термин взят, это не правые, а, вообще говоря, консервативные круги. В Америке говорят, что один из лучших измерителей правизны - это количество прихожан среди избирателей данной партии, которое показывает, является ли она правой. А отнюдь не ее отношение к изменению налогового законодательства и тому подобным вещам.

Но если это не правые, то кто же они? Мне кажется, что это идеологические европеизаторы. И они отличаются от практических европеизаторов, которые могут выступать гораздо более эффективно - от имени существующей власти. Но у идеологических европеизаторов есть целый ряд достоинств - они лучше говорят. У них больше слов, которые доступны для понимания с оттенками и которые находятся в культурном обиходе гораздо дольше. И, вообще говоря, все остальные позиции становятся невнятными по отношению к борьбе за рынок, демократию или к каким-то другим фракциям. Это дает конкурентное преимущество.

Леонтий Бызов, ведущий научный сотрудник Российского независимого института социальных и национальных проблем. Основная причина низкого результата правых лежит, с моей точки зрения, в первую очередь в позиционировании президента и в позиционировании того, что называется политическим центром. Здесь вот говорят о партии реформ. На самом деле реформ сейчас общество ждет от Глазьева, но никак не от Чубайса и не от Немцова. Потому что речь идет о реформе того олигархического строя, который сложился в 90-е годы. В этом смысле правые - в первую очередь это касается СПС - приобрели явные охранительные черты. То есть это небольшой социальный слой, вполне удовлетворенный тем, что происходит в стране. Это представители крупного капитала и высшая часть среднего слоя, которые не хотят перемен, а хотят сохранить нынешнюю систему, когда крупный капитал играет в стране достаточно значительную роль во всех сферах.

СПС в большей степени - это партия интересов. "ЯБЛОКО" в большей степени - партия ценностей. Нынешнее наступление "Единой России", являющейся таким мощным тараном, проталкивающим либеральные реформы - или псевдолиберальные реформы - с гораздо большим напором, чем это делали раньше силы, которые себя идентифицируют с правыми силами, вытесняет их с политического пространства. Это очень серьезная проблема, потому что, с моей точки зрения, устойчива конструкция, в которой президент является левоцентристом и отчетливо придерживается этих позиций, а правительство является в целом правоцентристским. Вот такая система, если она будет каким-то образом сформирована, возродит интерес к правой части спектра.

Реформируемы ли реформаторы?

Вячеслав Игрунов. Единственная возможность того, что сегодняшние правые партии сойдут со сцены, это появление новых действующих лиц - ярких, предлагающих новую проблематику. Я согласен, что главная проблема, которая стоит сейчас перед "ЯБЛОКОМ", это то, что у "ЯБЛОКА" нет, совершенно нет никакого лица. Просто депутаты-"яблочники" так же, как и все остальные, голосуют за то, что предлагает президент. Абсолютно безликое голосование. Ну, может быть, за одним-двумя исключениями.

Что касается СПС, то их пафос реформаторства действительно уже пропал. Не о чем говорить. Они сами говорят, что Путин делает то, что они хотели, более эффективно, чем делали они. Не за что голосовать. В этом смысле нет никакой возможности мобилизовать какой-нибудь дополнительный электорат. И скорее всего они действительно будут болтаться на краю, у пятипроцентного барьера.

Глеб Павловский. Здесь выступили все - и более хищные правые, и травоядные правые. Травоядных мы побаиваемся, потому что риск большой: они рассчитывают на стабильность среды. А если среда будет нестабильной? Она, собственно говоря, на мой взгляд, и есть нестабильная и будет все более нестабильной. Я перед каждыми выборами слышу, что лидеров нет, что сил нет и что бояться нечего. Все уже заранее известно, кто что получит. После каждых выборов все лидеры оказываются другими, а те, кто остается, оказываются переконфигурированными. Об этом здесь тоже говорилось: необязательно сдвигать с поля "стариков", их можно просто отформатировать. Возможен "апгрейд". Но есть некоторое сомнение в способности нынешних правых к "апгрейду", сомнение справедливое. Потому что встает вопрос о том, допускает ли "апгрейд" личность. Способен ли Немцов или Явлинский к "апгрейду"? Хотел бы надеяться, но не знаю.

У нас уже явно напирают новые группы - пока не слева, но они могут уйти влево. Их могут слева забрать. Придут несколько веселых ребят и заберут всех этих правых налево.

Леонтий Бызов. Какие, с моей точки зрения, существуют реальные проекты в этой части спектра? Думаю, что с СПС вряд ли что-то можно сделать. В том смысле, что можно их, на мой взгляд, пристегнуть к наиболее правой части нынешних центристов, которые являются достаточно правыми, и между ними на самом деле если не идейно декларируемых, то фактических различий в голосовании не так уж много.

Напрашивается не идея соединения СПС с "ЯБЛОКОМ", что абсолютно невозможно и нереально, а идея создания мощного социал-демократического, с акцентом на слово "демократия", фронта. Но, конечно, "ЯБЛОКУ" для этого надо существенно сдвинуться влево и искать себе других попутчиков.

Очень интересны новые правые - неоконсервативная волна. Мы тоже ее изучаем и фиксируем. Но, на мой взгляд, она совершенно не соответствует электорату нынешних так называемых правых. Где-то эта реальность была схвачена в первом проекте "Единства", на который клюнули в 1999 году. Но все очень быстро выветрилось благодаря партийной бюрократии, и нынешняя "Единая Россия" этому феномену не отвечает ни в малейшей степени.

Новый избирательный проект?

Игорь Задорин, руководитель исследовательской группы ЦИРКОН. Возможно ли в нашем случае то, что многие игротехники и методологи, активно работающие справа, называют проблематизацией? То есть, условно говоря, будут ли лидеры правых партий проблематизированы настолько, чтобы они поняли, что им пора действовать? Ведь до сих пор правые - и СПС, и "ЯБЛОКО" - и в самом деле двигались по инерции. А вот кто более всего мог бы посягнуть на их поле? Конечно, "Единая Россия". И в этом смысле она будет проблематизировать СПС. И Глазьев будет проблематизировать СПС. Возникает вопрос: а зачем правым сейчас активизироваться? Так вот, ответ на этот вопрос им подскажут через некоторое время другие субъекты и другие игроки, которые, возможно, начнут активизироваться раньше. После этого произойдет та самая проблематизация, и тогда на вопрос уже не "способны ли активизироваться?", а "хотят ли?" - правые тоже ответят "да" и начнут новый избирательный проект.

Есть достаточное количество людей, которые в той или иной степени готовы проголосовать за ценности, определяемые термином "праволиберальные". Что же касается непосредственного объема продаж конкретного брэнда, которым является СПС как организация, то здесь риск есть. Не новая партия нужна в этом смысле, а именно новый избирательный проект - для тех людей, которые действительно являются либералами и представляют собой какую-то общность. То есть тем людям, которые реально представляют и несут идеологию, несут эти самые правые ценности, надо сыграть новую партию в рамках нового избирательного цикла.

Леонид Седов, ведущий сотрудник ВЦИОМ. Суета и даже паника вокруг правого сегмента политического пространства, вокруг правых избирателей совершенно неслучайна. На сцене появляются новые правые, пока еще не обретшие своего политического лица. Но инстинкт политологов и политтехнологов уже на эту волну настроен. Ситуацию нужно было предвидеть сразу после прихода к власти Путина. По времени его приход к власти совпадает с поколенческой сменой, с 17-летними циклами, о которых я когда-то писал, - это 1917, 1934, начало 50-х, 1968, 1985 и 2002 годы. И, следовательно, мы присутствуем в начале нового поколенческого цикла. Сам Путин - если не осознанно, то подсознательно - должен быть антагонистичен по отношению к своим предшественникам, к персонам, олицетворяющим предыдущий героический период переламывания хребта социализму и империи. Таково устройство российской власти, так было на всех этапах ее истории.

Путину, как и поколению правых, идущих на смену, чужды ценности, идеалы, символы героического периода. Для новых правых ГУЛАГ, диссидентство, борьба за права человека - это давняя и во многом неприятная история, о которой лучше не вспоминать. Их идеология - такой странный компот из полученных готовенькими свобод: свободы передвижения, пользования благами западной цивилизации, культуры, с одной стороны. А с другой стороны - недоверие к этой цивилизации и подростковые ностальгические переживания по поводу утраты того величия, которое вошло составной частью в мифологию современной России. Этому поколению свойственна подозрительность к Западу, к его намерениям, его присутствию на Кавказе, в Средней Азии. Все это воспринимается как угроза. Отсюда и то, что американцы у них "америкосы", и прочие ксенофобные проявления.

Максим Гейко. Я считаю, что создание новой партии - это дело очень трудоемкое. И с учетом того цейтнота, который сейчас существует, сделать это тяжело. Нет того самого пресловутого лидера, картинки этой нет на данный момент. Поэтому под кого ее делать, как делать - непонятно совершенно. И как за счет создания этой партии вытеснять СПС с "ЯБЛОКОМ", тоже непонятно. Все будет зависеть от того, смогут ли федеральные структуры существующих партий мобилизоваться, модернизироваться и провести новый проект в рамках старого. Модернизировать старый проект и провести новый.

Любовь Глебова, заместитель полномочного представителя президента в Приволжском федеральном округе. Мне кажется, что место для политического оператора, который ожидается как выразитель идей, мыслей, потуг тех, кто может быть старым словом назван как самостоятельное сословие или самостоятельно определяющий себя человек, независимый человек, кто абсолютно точно понимает, что ему есть что консервировать в этой жизни, - это место, безусловно, вакантно.

То, что называется процессом маргинализации "ЯБЛОКА" и СПС, расширяет возможности для этого потенциального политического оператора. Новый ли это оператор или это модернизированные старые? Мой ответ: для 2003 года, безусловно, только модернизированные, ничего здесь сделать уже нельзя. А если смотреть дальше, то на этой площадке обязательно сможет появиться такой политический оператор.

Валерий Хомяков, генеральный директор Агентства прикладной и региональной политики. Новый проект возможен. Помимо того что нужен заказчик, нужен еще исполнитель и главный персонифицированный образ этого правого. Для правых очень важно, чтобы был такой человек - носитель образа партии, как Гайдар, предположим, у СПС. Там, где Гайдар, там будет и СПС. Вот он уйдет к СЛОНу - и все, СПС кончился. Потому что символ ушел. Поэтому подобные символы надо искать.

Самый простой способ, как такой проект реализовать: Владимир Владимирович Путин завтра объявляет о решении создать новую партию. Послезавтра весь СПС уходит туда, и часть "Единой России" тоже. Вот тогда у нас получается новый правый проект, и очень дешевый, надо сказать.

Сергей Марков, директор Института политических исследований. Мне представляется, что проблема формирования новой правой партии очень важна. Она связана с большим спором о том, является ли Россия левой страной или правой страной. Существует мнение, что Россия - левая страна, где всегда большинство будет принадлежать левым. И существует мнение, что Россия - правая страна, страна консерваторов. Поэтому есть необходимость создания мощной партии, которая будет реализовывать правый проект как проект большинства.

Но какая-либо трансформация "ЯБЛОКА" и СПС в данном направлении невозможна, поскольку "ЯБЛОКО" - это правозащитники, а СПС - это то, что Джордж Сорос назвал "рыночными фундаменталистами". На самом деле ниша свободна скорее для партии кадетского типа, пытающейся соединить мощное, сильное государство и сохранение гражданских свобод, сохранение возможностей демократических институтов.

@@@
Кому и какие правые нужны сегодня
Кризис: поколение next
Критическая масса общественного долготерпения достигнута
Людмила Максакова: "Мы играем на разрыв аорты"
Мировая экономика скатывается к депрессии
Мистер Путин побывал у Ларри Кинга
Об имперском инстинкте и "казанских вопросах"

Общая конституция не нужна

@@

Ибо она - признак единого государства

2000-09-29 / Елена Боннэр Материал был опубликован в #112 от 19 сентября 1991 г.



Странные мы все-таки люди. Никак не можем начать действительно с начала. Вспомните перестройку, которая не началась, потому что не определили, хотим ли создать новое общество или нечто бурое перекрасить в грязно-розовое. Теперь после путча опять не можем "определиться" и создаем всякие и всяческие "пространства". Экономическое, экологическое, военно-стратегическое (странный и страшный проговор, когда надо военно-оборонное!). Но не хотим до конца додумать, каким будет наше будущее политическое пространство - демократическим или... Вообще-то этих "или" немного - опять тоталитарное, в разных республиках под разным соусом, или национал-социалистическое (по-простому - фашистское), зато опять "державное". Но любая попытка обсудить это вызывает, как и раньше, с какой-нибудь стороны окрик: "Вы против Ельцина", "Вы против России" - и, конечно же, - "Вы против народа". Забыли, что точно так же было каких-нибудь два года назад: "Вы против Горбачева", "Вы против Союза" и "Вы против народа". Только аргументы меняются. Было: "Горбачев начал перестройку". Стало: "Ельцин победил путч". Ну и что? Разве это отменяет необходимость цели? В надежде на "авось" и на "как-нибудь" мы боимся думать о политическом пространстве. Поэтому все остальные "пространства" рушатся, не успев начать создаваться. Говорят, в политике нельзя быть наивным, надо быть реальным политиком. И без конца повторяют: "Политика - это искусство возможного". И, между прочим, все правильно, но только потом, после определения цели, а не до этого. Иначе искусство возможного или реальная политика могут привести сегодняшних политиков (пусть не всех, но добрую часть) "куда Макар телят не гонял", а остальных - весь народ - снова "к светлому будущему". Только определив цель и не подменяя ее средствами, можно действовать постепенно, в пределах возможного на каждом этапе, то есть быть реальным политиком. Так вот, мы все теперь говорим, что хотим жить в демократическом обществе. И если это наша цель, то прежде всего должно быть определено политическое демократическое пространство. Никакой общей Конституции, унифицирующей и практически ликвидирующей суверенитет и собственную государственность каждого нового государства. Конституция - основа единого - одного - государства, но не союза или содружества государств. Тут опять произошла подмена понятий. Сколько раз народам нашей страны бросали наживку, и они заглатывали крючок. Опять захотелось? Нужны только общие принципы будущего союза или содружества, базирующиеся на Всеобщей декларации прав человека и пактах о правах, на праве народа на самоопределение, нерушимости границ (никакого отношения к праву народа на самоопределение не имеющему), доктрине всеобщей оборонной достаточности, на принципе государства светского, в котором церковь отделена от государства, и равноправии всех видов собственности (это - наше специфическое). Государства, признающие эти принципы, могут быть приняты в единое политическое демократическое пространство и за нарушение их могут быть исключены. Кто хочет и способен, может получить свою государственность сегодня (пусть это будут те автономии, которые на сегодня значатся в Конституции) и принять соглашение, что через какой-то срок (два-три года моратория) подобный вопрос могут поставить другие народы. Думаю, что, прими такое демократическое решение Россия, вслед за ней его примут и другие бывшие республики. Надо принять срок моратория на пересмотр ныне действующих границ. В надежде на то, что мы (все республики) пойдем по демократическому пути и по окончании срока моратория сумеем за круглым или квадратным столом договориться о более разумных границах там, где это будет в интересах людей, живущих на данной земле. В интересах людей, а не государств! Проиняв за постулат, что все народы равно достойны государственности, и дав ее им после референдума или другой демократической процедуры (хоть через две недели), можно начать переговоры о военно-оборонном пространстве. Для начала о ядерной кнопке. Если отдать ее (вместе с ядерным арсеналом) одной республике - России, то мы вновь создадим "державу" с ВПК и всеми прочими структурами. А мы ведь договорились о демократических государствах! Значит, нужен какой-то пакт между республиками, имеющими на своей территории ядерное оружие. Нужны их международные обязательства о нераспространении ядерного оружия и о продолжении переговоров о разоружении. И одновременно пакт с другими неядерными государствами, ранее входившими в СССР, которые они обязуются защищать (надеюсь, обойдется - в демократических обществах это вполне возможно). Армия может быть у государств своя - по желанию. И какая-то ее часть командируется для охраны совместных границ содружества. В случае нападения на содружество извне армии объединяются под общим командованием. Но ядерные силы должны быть выделены и находиться под контролем Высшего контрольного совета, образованного четырьмя ядерными республиками. Ему же целесообразно поручить охрану всех ядерных гражданских объектов, принадлежащих республикам. Это я предложила свой план неспециалиста по проблеме ядерного и прочего арсенала и армии. Но, если цель определена, тут полный простор для деятельности специалистов и реальных политиков. Только создав демократическое политическое и военно-оборонное пространство, которое является фундаментом всего здания, можно всерьез говорить об экономическом, экологическом, научном и культурном пространстве. Но уж, конечно, без общего для всех Министерства культуры. Общего вообще в конце концов будет не так уж много - часть связи и часть транспорта. Часть энергетики. Министерство иностранных дел - только для определения стратегии внешней политики, переговоров о разоружении и о других глобальных проблемах. Все другие функции перейдут к МИД новых государств, а со временем, возможно, и эти. В остальном - полный простор для сотрудничества прежде всего в торговле, потом в науке и прочих областях, включая культуру. Все это не значит, что, даже осуществив быстро то, о чем я писала, мы сразу окажемся в демократическом обществе. Нет, мы только выйдем на дорогу к нему.

Я ни с кем не дискутирую в данной статье. Но вижу, что люди, которые два года выступали под лозунгом демократии на местных, республиканских и президентских выборах и с ним победили, оказались не готовы решать действительные проблемы становления демократии. Возможно, они хорошие "реальные политики" (хотя и этого пока сказать нельзя), но стратегических задач они решить не могут, похоже, они их даже не ставят. Готов ли Ельцин и российский парламент признать право народов России на самоопределение (лозунг, с которым он шел на выборы)? Только после России это смогут признать другие республики. Или Россия будет вновь стремиться восстановить свою державность? Готов ли Горбачев после путча понять и признать, что становление новых государств должно привести к отмиранию Центра не только в его прошлом качестве, но и в нынешнем? Что возникнет какой-то орган с весьма суженными делегированными республиками функциями? Или, используя естественную боязнь республик, что Россия снова будет доминировать, Горбачев будет играть на этом и вновь формировать отжившие структуры? Готовы республики понять, что страх перед Россией не должен их толкать к воссозданию Центра? Что все это вместе вновь возвратит нас на круги своя - и мы уйдем от демократии или, не использовав возможности мирного развития, пойдем по пути Югославии.

Велика тут и роль Запада, который должен понять, что становление новых независимых государств - единственный возможный вариант сломать старые структуры без крови, без гражданской войны, которая уже фактически идет в Осетии, Карабахе и вот-вот разразится в Молдове? Что помощь Запада никак не должна укреплять Центр, а должна только помочь республикам с единственным условием - выполнение ими обязательств по защите прав человека в полном объеме Всеобщей декларации прав человека.

Скоро будет 40 дней, как погибли трое прекрасных московских юношей. Мы все, всей Россией, всей страной никогда не сможем утишить боль их родителей, их близких. Мы только сможем выполнить свой долг перед ними - начать трудный путь становления демократии.

@@@
Общая конституция не нужна
Объективная логика политического краха Горбачева
Одиннадцатая колонна Нодара Канчели
Плюсы и минусы
Подростковая болезнь общества
Полупобеда
Постгазовый синдром

Почти Шенген

@@

Рубежи Абхазии с Россией будут растворяться по мере укрепления границы с Грузией

2008-09-16 / Марина Перевозкина







Таможенные посты на абхазско-российской границе сохранятся.

Фото Григория Тамбулова (НГ-фото)

Граница между Россией и Абхазией в ближайшем будущем может стать прозрачной, как между странами Евросоюза. Так считает министр иностранных дел РФ Сергей Лавров. Соглашения о границе и по таможенным вопросам могут быть заключены вскоре после подписания больших договоров между Россией и недавно признанными ею новыми государствами. В руководстве Абхазии считают, что таможенный контроль на рубеже с Россией должен сохраниться.

«Я думаю, что в соглашениях, которые мы договорились между Россией и Абхазией подписать, будет блок вопросов, связанных с передвижением, с вопросами взаимного гражданства, и это, по сути дела, сделает границы для всех россиян и для всех абхазов как между членами Евросоюза», – заявил Лавров в Сухуме.

«Пока еще рано говорить о том, каким будет режим на российско-абхазской границе, – сказал «НГ» по телефону из Сухума глава Службы государственной безопасности Абхазии Юрий Ашуба. – После подписания большого Договора с Россией будет принято решение о том, каким образом станет осуществляться перемещение людей и грузов через границу. Думаю, будет проще».

По мнению секретаря Совета безопасности Абхазии Станислава Лакобы, речь может идти об облегчении режима пересечения границы, но такими, как в Евросоюзе, они вряд ли сразу станут. «Безусловно, таможенный и паспортный контроль сохранится, – заявил Лакоба. – Ведь у нас есть свои паспорта – паспорта граждан Абхазии. Кроме того, нужно укрепить границу с Грузией. По мере того как будет укрепляться грузино-абхазская граница, российско-абхазская будет становиться все более прозрачной. Все эти вопросы будут регулировать договоры о таможенном и пограничном режиме, которые мы заключим после подписания Договора о дружбе и сотрудничестве с Россией. На мой взгляд, сравнение с Евросоюзом слишком вольное».

@@@
Почти Шенген
Представители Федерального собрания о том, что им скажет сегодня президент
Премьер-министр Норвегии: "Мы готовы инвестировать в любые отрасли"
Профсоюзы хотят диалога
Пять минут на ликвидацию самолета
Россия сегодня, завтра и через десять лет. Страна и власть
Руслан Хасбулатов: "В Дагестане мы получили неизбежное"

С небес на землю

@@

К 102 годам художник Борис Ефимов так и не узнал секрет своего долголетия

2002-09-27 / Александра Алешина Завтра исполняется 102 года народному художнику СССР Ефимову Борису Ефимовичу. Окна квартиры Бориса Ефимовича выходят прямо на Белый дом. Не думала упоминать о нем, но это оказалось невозможным…



- Наша семья имела возможность видеть своими глазами это зрелище на противоположном берегу Москвы-реки, напоминающее военный переворот где-нибудь в Мексике, Колумбии или Чили. Мы видели, как прямой наводкой били стоявшие у нашего дома танки и как черными пятнами разрывов покрывался нарядный Белый дом. От грохота орудий весь наш дом содрогался. Вспомнив опыт Великой Отечественной войны, я предложил заклеить стекла белыми полосками бумаги, и они уцелели. Некоторые жильцы спускались в подвал, а моя молодая сноха Верочка, не на шутку испуганная, предложила добраться до Киевского вокзала и уехать на дачу. Я сказал: "Поезжайте, поезжайте… А я, пожалуй, останусь. Я это уже проходил в свое время, в Киеве". Но канонада скоро утихла. Нас опустили с небес на землю. Могу еще добавить, что в эти драматические события влилось весьма приятное для нашей семьи обстоятельство. Раздался звонок из Японии. Старший советник нашего посольства в Токио Андрей Ефимов известил меня, что у него родился сын, а у меня - правнук. Он поинтересовался: "А что это там за грохот?" Я пошутил: "Это салют в честь его рождения". Кстати, сегодня, листая двухтомник автобиографий советских писателей, я случайно наткнулся на слова Александра Блока: "Россия гибнет. России больше нет. Вечная память России, слышу я вокруг себя". Разве каждый день по телевидению мы не слышим такие возгласы? Мой регламент истекает, я, может быть, уже и не увижу, как наша страна воспрянет, но уверен, хотя, может быть, и банально теперь это прозвучит, новое поколение станет свидетелем по-новому великой России.

- А есть ли сегодня в нашем правительстве люди, чью точку зрения вы уважаете и поддерживаете?

- Есть. Владимир Путин. Это человек, которому я верю. Его уважают. На него надеются... Но он не Бог. И не может творить чудеса в одночасье.

- Когда Гоголя упрекали в том, что в "Ревизоре" нет ни одного положительного героя, он отвечал: "А как же смех?" Наверное, смех один из главных героев и ваших произведений. Но положителен ли он?

- Трудно сказать. У меня есть абсолютно разные работы: и бичующие, и юмористические, и положительные, и отрицательные. Ведь я занимался не только политической сатирой. Я делал и рисунки-иллюстрации к басням Сергея Михалкова, к стихам Демьяна Бедного… Но это не значит, что их я рисовал от души, а карикатуры - по заказу. Нет, мне было интересно работать с разным материалом. Однако должен признать: есть и такие работы, за которые мне сегодня досадно и стыдно. Но такова уж человеческая природа, ее слабость… Я не мог отказываться от заказов, так как это означало бы оказаться за решеткой. Ну хорошо, если бы только для меня. Но забрали бы моих родителей, жену и сына. Вправе ли я был распоряжаться их судьбами? В период борьбы с оппозицией надо было изображать в карикатурном виде Льва Троцкого, а он ведь написал в свое время предисловие к моему первому альбому рисунков, или Николая Бухарина… - словом, людей, которых я уважал и в преступления которых не верил. Вспоминать об этом неприятно. Но, как говорят на Востоке: "Сам Аллах не может бывшее сделать не бывшим".

- Вы хотели бы сегодня начинать свой творческий путь? Когда нет ограничений в творчестве?

- Нет. Работа политического карикатуриста неразрывна и неотделима от событий и явлений своего времени. Если пейзаж березовой рощи или натюрморт с фиалками мог быть написан и сегодня, и сто лет назад, то в политической сатире это исключено. Но для того чтобы сделать карикатуру, надо понимать, что происходит. Занимать свою четкую позицию по отношению к событиям. Понимать, кто прав, а кто нет. В свое время мои "сатирические стрелы" били точно в цель. Например, в поджигателей Второй мировой войны - Гитлера, Гесе, Геринга, Розенберга или холодной войны - Черчилля, Бевина, Трумэна, Ачесона. А сейчас не всегда можно верно оценить происходящее. Поэтому в настоящее время я считаю своей обязанностью делиться своими воспоминаниями, впечатлениями и наблюдениями за целое столетие с молодыми поколениями.

- И в XXI-м, в августе 2002 года - вы стали главой отделения "Искусства карикатуры", открытого Зурабом Церетели в Российской академии художеств…

- К сожалению, эта секция пока только на бумаге. Правда, заверенной… Но даже само решение об открытии этого отделения важно для поднятия статуса карикатуры. Ведь с начала 90-х политическая карикатура находится в таком жалком положении, упадке, что ее вроде бы и нет. То, что сегодня печатается в изданиях, лежит далеко за пределами этого искусства. Большей частью работы бездарные, примитивные - безграмотные поделки, не имеющие ничего общего с подлинно художественной карикатурой. Они не уходят дальше алкогольного юмора. А ведь Максим Горький когда-то определил карикатуру как "социально значительное и полезнейшее искусство". Ранее таковым оно и было, и таковым оно вновь должно стать. Сейчас невозможно даже просто представить, чтобы глава государства или кто-то другой из наших политиков сделал заказ на политическую карикатуру или утвердил бы ее как целенаправленную политическую акцию. В современном мире, к сожалению, многие недопонимают значение карикатуры в политической жизни страны, да и в других отраслях.

Я немало думал о том, с чего же начать возрождение карикатуры. Может быть, выставки, выступления авторов, издание учебной литературы… Трудно пока сказать, каким будет наш первый шаг. Ведь учить карикатуре так же, как и живописи или скульптуре, очень трудно. Желание познать искусство должно идти изнутри. Должен быть внутренний толчок. Я, например, начал рисовать с пяти-шести лет. Мои первые "произведения", нарисованные чернилами в разлинованной в клетку школьной тетради, - "портреты" Гарибальди, Дмитрия Донского и почему-то Бога в образе бородатого мужчины в камилавке. Я изображал на полях учебника и общей тетради по истории Наполеона в треугольной шляпе и Карла Пятого в гофрированном воротнике или адмирала Колиньи, пронизанного шпагой герцога Гиза… Не помню, когда в моем домашнем рисовании появился сатирический уклон, но в 3-4 классе за мной установилась репутация карикатуриста. Если так можно сказать, уже эти первые шаги определи общую направленность моих рисунков. Пользуясь фотографиями из иллюстрированных журналов, я смастерил несколько шаржей на тогдашних депутатов Государственной Думы и отослал в Петроград, к делавшему первые шаги в журналистике старшему брату. Можете представить себе мое потрясение, когда недели через три я, развернув номер роскошного литературно-художественного журнала "Солнце России", увидел свое произведение, занимавшее целых полстраницы, - шарж на председателя Думы Михаила Родзянко… Рассказал я это не без основания. Задача нашего отделения в академии - увидеть в молодом человеке талант и помочь ему подняться.

- Я думаю, вам часто задают вопрос: в чем секрет вашего долголетия?

@@@
С небес на землю
С президентом: Собственный стиль
С точки зрения страусов, слонов не существует вообще
Седьмое, предпоследнее
Сенаторы мечтают о руководящих креслах
Серая слизь пытается сопротивляться
Смерть можно увидеть по ТВ [+ видео]

Сочинение на вольную тему

@@

Если год назад чиновникам предложили ознакомиться с экономическим либерализмом как с идеей, то вчера - как с императивом, за невыполнение которого последует жесткая кара

2002-04-19 / Марина Волкова







Послание президента Федеральному собранию - не просто речь главы государства. По крайней мере в последние два года все те, кто обычно в Кремле и Белом доме работают над документом, пытаются уйти от фантазий на тему светлого будущего, а сделать его максимально реалистичным и удобоваримым для исполнения. И третье Послание президента явно было задумано как план работы на год, стратегию которого определил президент, а тактика - за теми, кто его будет осуществлять. За исключением разве что нескольких конкретных рецептов и "законодательных" рекомендаций, выданных Путиным.

Пожалуй, главной мыслью Послания стало осознание властью взаимосвязи экономики и политики и даже в некоторой степени первичности экономики. Если первый подобный путинский документ был практически полностью посвящен политическим реформам - построению вертикали власти, а второй - необходимости либерализации экономики, то третий представляет собой свод рекомендаций, как решить экономические проблемы страны не только сугубо экономическими методами, но и с подчинением политики этому процессу. "Россия должна идти более быстрыми темпами экономического развития, иначе поле для политической и международной деятельности будет сужаться", - сказал практически в самом начале Послания Путин.

И хотя каких-то суперэкономических предложений в Послании выдвинуто не было (все-таки трудно придумать что-то более радикальное в сравнении с предыдущим Посланием), по политическим решениям президент попросту интриговал зал. Если в иные минуты Путин и не угрожал, то позволял себе многозначительные фразы, трактовка которых, особенно практическая, может иметь для существующей политической системы самые радикальные последствия.

Например, правительству было велено подготовить предложения по изменению структуры органов власти с учетом президентских пожеланий: во-первых, продумать логику построения кабинета министров, во-вторых, проанализировать нереализуемые функции государства и отказаться от них, в-третьих, разработать эффективный механизм принятия и исполнения решений, в-четвертых, переместить часть федеральных функций в округа.

Таким образом, клич на проведение административной реформы, о которой говорили все два года президентства Путина, но дальше анекдотов о двухтомнике Юрия Лужкова на эту тему не пошли, брошен. Насколько радикально будет перекроена вся система власти, пока зависит от правительства, которому и дано соответствующее поручение. Но у кабинета министров в этом смысле могут найтись и конкуренты. И из запасников администрации президента, а также от добровольцев из чиновников "новой волны" могут поступить самые неожиданные предложения. Ведь если правительство не захотело, судя по исполнению предыдущего Послания, научиться жить хорошо чисто экономическими методами, власть подумает о создании такой политической системы, в которой любая светлая экономическая идея будет срабатывать.

Тот же лейтмотив звучал в отношении и судебной власти и прокуратуры. Судьям рекомендовано доделать то, что еще не успели сделать в предыдущие годы, например передать в суды право на выдачу санкций на арест, а также подумать о собственной репутации. Прокуратуре - более активно бороться с преступлениями, особенно в экономической сфере: с рэкетом и коррупцией. Но не перебарщивать с наказанием - где это возможно, проявлять гуманизм. "Коррупция - это не результат отсутствия репрессий, а прямое следствие ограничения экономических свобод", - сказал президент.

Что касается чисто экономических решений экономических же проблем, то здесь президент продолжил либеральную тематику предыдущего Послания. Например, все ждали, скажет или не скажет Путин слово о ЖКХ, и если скажет, то каким оно будет. Сказал. Крайне осторожно, но либеральное направление мысли зал уловил, поэтому и заволновался. Особенно когда президент в целях создания конкуренции на рынке ЖКХ предложил передать населению право "распоряжаться" бюджетными субсидиями. И тревога, в особенности губернаторов, по этому поводу вполне понятна. ЖКХ - эта та составляющая, которая в случае неумелого с ней обращения способна вызвать социальные волнения. А какому руководителю региона хочется иметь подобную головную боль? Тем не менее хоть и с опаской, но государство решилось на реформирование системы ЖКХ.

Поговорил Путин и о малом бизнесе как о гаранте развития рыночной экономики. Даже предложил не трогать многочисленным инспекционным органам в течение трех лет начинающих бизнесменов. "Не надо устраивать соревнование власти, разрабатывающей законы, с народом, изобретающим, как их обходить", - сказал Путин. В банковской же системе вольности с надзором президент, наоборот, порекомендовал ликвидировать, а также повысить капитализацию кредитно-финансовых органов и их прозрачность.

Отдельно "досталось на орехи" естественным монополиям, которые используют процесс реформирования для повышения тарифов. А, по мнению Путина, все должно быть наоборот.

Экономике была подчинена и международная часть Послания, которая на этот раз заняла еще меньше времени. "Для России проблемы, интегрироваться в мировое экономическое пространство или не интегрироваться, не существует", - сказал Путин. И устроил маленький ликбез по поводу того, что такое ВТО и как им пользоваться для собственного блага. Любопытен и набор союзников России, которых выбрал в Послании президент. На первом месте - СНГ, на втором - Евросоюз, остальные (для поддержания стратегической стабильности) - США и НАТО - были упомянуты лишь вскользь.

Совсем чуть-чуть Чечни - мирной, немного "маленькой победоносной, контрактной и с небольшим сроком службы" армии, пассаж о развитии науки, развитии страховой медицины - вот, собственно, и все Послание президента, гарантирующее России будущее в качестве процветающей страны, где жить комфортно и безопасно.

@@@
Сочинение на вольную тему
Старинные манускрипты раскрывают тайны
Страсть на кончике пальца
Три стороны одной медали
Трое в лодке, не считая собаки
У Кадырова будут серьезные конкуренты
Широты российско-германского партнерства

Шрёдер «Газпрому» не советник

@@

После ухода в отставку федеральный канцлер Германии не собирается работать на российскую газовую монополию

2005-10-12 / Евлалия Самедова, Елена Тихомирова, Ирина Кезик







Александр Шохин прочит Герхарду Шрёдеру большое политическое будущее.

Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

Слухи о возможном трудоустройстве Герхарда Шрёдера в «Газпроме» наконец опровергнуты. Вчера генеральный секретарь Социал-демократической партии Германии Клаус Уве Беннетер заявил о том, что федеральный канцлер, уйдя в отставку, точно не займет пост советника в российской газовой компании. Между тем информация о возможном назначении курсировала на рынке с момента посещения Герхардом Шрёдером России в начале октября. Эксперты газового сектора стали поговаривать о том, что приход столь значимой фигуры в компанию мог бы оказать беспрецедентное влияние на судьбу «Газпрома» в момент размещения его акций на Нью-Йоркской бирже, которое руководство газовой компании планирует провести после окончания либерализации.

Впервые информация о предложении со стороны «Газпрома» появилась в немецкой прессе. Как удалось выяснить «НГ», ее обнародовал обозреватель журнала Focus Борис Райтшустер. Вопрос оставался открытым вплоть до вчерашнего дня и даже в «Газпроме» не получал точного опровержения, что наталкивает на мысль о том, что само предложение, возможно, и было сделано, однако до последнего было неясно, каким будет ответ.

Аналитики уже начали рассуждать о том, какие последствия может вызвать назначение в случае, если Герхард Шрёдер согласится занять предложенную должность. Главный вопрос, который интересовал экспертов, – как приход бывшего канцлера мог бы повлиять на реализацию проекта по строительству Северо-Европейского газопровода. Как сказал «НГ» президент РСПП Александр Шохин, это влияние вполне могло бы быть негативным, поскольку «политические оппоненты Шрёдера могут «насесть» на немецкие газпромовские проекты» и помешать их адекватному развитию. Именно поэтому, говорит Александр Шохин, приход Герхарда Шрёдера в «Газпром» очень нелогичен, «ведь совсем недавно он подписал с Путиным соглашение о северном коридоре, плюс оказал политическую поддержку соглашению между BASF и «Газпромом», так что с его стороны было бы неэтично вступать в ряды советников российской газовой монополии». Что же касается будущих совместных экономических проектов России и Германии, то, по мнению Александра Шохина, работа Герхарда Шрёдера в «Газпроме» «была бы не самой удачной формой для их поддержки». Так что можно сказать, что, оставшись в политике, канцлер только упрочит экономические связи между странами.

@@@
Шрёдер «Газпрому» не советник
Энергобезопасность: для кого?
Энергореформа оказалась под угрозой
Эра смартфонов наступает
Это не национальный проект, это социальная пиар-акция
Юсуфов расширит свои полномочия