"Второе издание" чеченских подходов

@@

Прежде чем наводить конституционный порядок, следовало бы достичь общественного согласия

2002-12-25 / Сергей Владимирович Сухарев - советник комиссии Государственной Думы по содействию политическому урегулированию и соблюдению прав человека в Чеченской Республике, кандидат исторических наук.



Сегодня нет недостатка в предлагаемых планах и способах урегулирования чеченского конфликта. Однако на уровне федеральной власти обсуждается только один план - план Владимира Путина, озвученный на встрече с представителями чеченской общественности 10 ноября. Ни Государственная Дума, ни Совет Федерации активности не проявляют - в отличие от 1994-1996 гг., когда именно депутатский корпус выдвигал наиболее значимые и перспективные инициативы политического урегулирования чеченского кризиса.

Несомненно, что и лично Владимир Путин приложил руку к инициативе тогдашнего мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака, предлагавшего короткий "план мира" из пяти пунктов. Кардинальные пункты этого плана предусматривали проведение мирных переговоров с воюющей стороной непосредственно в Санкт-Петербурге, а затем подготовку и проведение свободных выборов в Чеченской Республике.

Кроме того, 12 апреля 1995 г. Государственная Дума приняла Федеральный закон "О временных мерах по политическому урегулированию кризиса в Чеченской Республике". Этот закон был одобрен Советом Федерации и первоначально отклонен президентом РФ. Но после террористического рейда Шамиля Басаева в Буденновск Борис Ельцин заявил, что он готов подписать отклоненный закон с внесением ряда поправок.

Концепция данного федерального закона, предложенного Государственной Думой, предполагала переговорный процесс между федеральным Центром и вооруженной оппозицией по вопросу определения особого статуса Чечни, а затем улаживание внутричеченского конфликта, то есть проведение свободных выборов органов власти и республиканского референдума по проекту Конституции Чеченской Республики. Этот референдум планировался на осень 1995 г., для чего уже летом были образованы конституционная и избирательная комиссии республики. Кроме того, Комитет национального согласия Чечни, в котором были представлены все общественно-политические силы, кроме полевых командиров, разработал Хартию о национальном согласии. Она и должна была стать основой конституционного процесса.

Как видим, последняя инициатива Кремля напоминает "второе издание" старых подходов, цель которого - как бы улучшить ситуацию, мало что меняя. Тогда этот "миротворческий" процесс закончился спешными потугами Бориса Ельцина завершить чеченскую войну к президентским выборам 1996 г. и его публичным признанием на предвыборном митинге в Екатеринбурге, что он считает своей главной ошибкой войну в Чечне.

Но вернемся к плану Владимира Путина. В его выступлении 10 ноября на встрече с представителями чеченской общественности слово "референдум" вообще не звучало. Речь он вел прежде всего о конституционном процессе без участия вооруженной оппозиции. Но даже прилежный студент, сдающий экзамен по модной ныне учебной дисциплине "конфликтология", может объяснить, что сам по себе внутричеченский конфликт является лишь производным от основного, базового конфликта между федеральной властью России и вооруженной оппозицией по вопросу о независимости Чечни.

Между тем конституционный процесс в Чечне - раз за него высказался президент - набирает обороты. Есть официальный текст. Но парадоксально, что основной спор разгорелся вокруг важного, но все же второстепенного вопроса - о форме правления, о парламентской или президентской республике в Чечне.

Как представляется, главный недостаток официального проекта чеченской Конституции все же в другом. В нем нет должной преамбулы, соответствующей особенностям исторического момента. В этой преамбуле и должна быть изложена суть процесса примирения с федеральной властью и национального согласия самих чеченцев. Речь идет о договоре об общественном согласии. Ведь при отсутствии легитимной избранной власти подобный договор должен стать своеобразным дубликатом правового закона. Это будет политический закон для республики.

Пока мы слышали лишь об одном подобном документе - о "Договоре об общественном согласии - ключевых принципах политического урегулирования в Чеченской Республике", подготовленном специальным представителем президента РФ по обеспечению прав и свобод человека и гражданина в Чеченской Республике Абдул-Хакимом Султыговым. Сам по себе этот документ весьма несовершенен по содержанию и догматичен по форме. Но в нем есть, безусловно, весьма здравые идеи. Как представляется, они заимствованы в основном из документов миротворческой миссии Руслана Хасбулатова - давнего наставника Султыгова, которые были разработаны в августе-октябре 1994 г., перед первой чеченской войной.

Без такого договора, достигнутого и подписанного всеми заинтересованными (в том числе и "принужденными к миру") сторонами чеченского общества, весь замысел конституционного процесса обернется очередным фиаско. Нужен такой договор, который станет своеобразным тестом на лояльность для чеченцев. И всего лишь по двум основным вопросам: о территориальной целостности России и об отсутствии угрозы ее национальной безопасности с территории Чечни. Резонно также, чтобы сам договор содержал текст "клятвы верности", как это было в резолюции Учредительного съезда Горской Советской Республики в апреле 1921 г. Кстати, тот Учредительный съезд принял специальное постановление "О введении шариатского судопроизводства в Горской АССР". Такая судебная система просуществовала до 1927 г. В этой связи нарком национальностей Иосиф Сталин прямо заявил: "Давая вам автономию, Россия тем самым возвращает вам те вольности, которые украли у вас кровопийцы цари и угнетатели царские генералы. Это значит, что ваша внутренняя жизнь должна быть построена на основе вашего быта, нравов и обычаев, конечно, в рамках общей Конституции России" (Соч., т. 4, с. 401). Как говорится, тут ни убавить ни прибавить.

@@@
"Второе издание" чеченских подходов
"Дело врачей" в Триполи
"Страна понятного завтра"
"Сургутнефтегаз" в обороне
Абрикосовой революции не будет
Андреас Майер-Ландрут: "У нас есть ответственность перед обществом"
Будет ли остановлен президент Ингушетии?

В очередь за конвоем

@@

Судьи Новосибирска остались без стражи

2001-05-04 / Юрий Тригубович



Новосибирская судебная система испытывает кризис. Несмотря на то что практически все суды города, в том числе областной, давно оборудованы специальными помещениями для подсудимых, они наполовину пустуют. Из 8 специальных залов судебных заседаний, которыми пользуются областной суд и суд Железнодорожного района (они расположены в одном здании), ежедневно заняты только четыре. В городе не хватает сотрудников конвоя.

Эта проблема возникла не вдруг. В 1999 году новосибирская судебная система, достаточно активно работавшая над созданием спецпомещений в залах судебных заседаний, оказалась готовой к более интенсивному рассмотрению уголовных дел. Однако к ней абсолютно не подготовились в ГУВД Новосибирской области, в ведении которой находится отдельный батальон конвойной службы. В прошлом году проблема доставки подсудимых из следственного изолятора встала особенно остро. Руководство Новосибирского областного суда поставило ее перед местным ГУВД. По инициативе облсуда даже было созвано широкое совещание, куда пригласили руководителей всех федеральных ведомств, так или иначе соприкасающихся с этой проблемой. На нем было решено, что будут сделаны необходимые шаги для сокращения сроков рассмотрения уголовных дел, где в качестве подсудимых фигурируют лица, находящиеся под стражей. Прождав месяц-другой, руководство областного суда обратилась в МВД РФ. Заместитель председателя Совета судей Новосибирской области Александр Сюркалов, будучи в Москве, встретился с начальником отдела главка МВД Иваном Нечаевым, отвечающим за конвойную службу страны. Он заявил, что к концу 2000 года конвойная служба в Новосибирске будет увеличена на 48 человек.

Вернувшись в Новосибирск, Александр Сюркалов заверил коллег, что нашел в Москве поддержку. Но увеличения численности конвоя судьи не дождались. Позвонив через месяц полковнику Нечаеву, судья Сюркалов услышал, что конвойная служба попадает под сокращение... Никакие обращения в адрес новосибирских областных властей, руководства ГУВД Новосибирской области, лично к министру внутренних дел Рушайло не имели последствий. В то же время из-за некомплекта 48 сотрудников конвоя возникли негативные последствия, которые наносят ущерб обществу и конкретным людям. В следственном изоляторе Новосибирска, рассчитанном на 1740 человек, сейчас содержатся около 5 тыс. Из них, по статистике, каждый десятый - больной туберкулезом. Конечно, больных пытаются изолировать в спецколонию, медсанчасть, но эффекта все равно нет. Здоровые люди успевают за несколько месяцев пребывания в СИЗО заразиться от больных сокамерников. Александр Сюркалов уверен, что увеличение конвойной службы на 50-60 человек позволило бы довести численность местного СИЗО до нормы в течение года. В прошлом году в новосибирских судах было вынесено решений по 50 тысячам фигурантов уголовных дел. Четвертая часть из них - люди, которые находились под стражей. Если исходить из этих цифр, то около 10 тыс. подследственных постоянно ждут своей очереди в судебные залы.

Любопытно, что дефицит конвоиров, кроме Новосибирска, испытывает лишь Свердловская область - это данные упомянутого выше отдела главка МВД. Похоже, что в других регионах России этой проблемы не существует. Например, в Кемерово, где всего 8 судов (в Новосибирске - 15), количество сотрудников батальона конвойной службы совпадает с новосибирским.

@@@
В очередь за конвоем
Владимир Путин: позитивные тенденции есть, но пока это только тенденции
Если событий нет, политики их выдумают
Защита прав человека - это борьба с произволом чиновников
Коштунисты объединились с коммунистами
Круглый стол «НГ»: Россия и США – невразумительный диалог
Лужков и Матвиенко оздоровят правосудие

Лукашенко стал третейским судьей

@@

В Белоруссии судебная власть будет полностью зависеть от президента

2005-11-11 / Ольга Мазаева







Александр Лукашенко хочет все взять в свои руки.

Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

Александр Лукашенко получил новые возможности управлять Конституционным судом и хозяйственными судами в Белоруссии. Президент подписал закон, который дает ему право приостанавливать полномочия судей и отстранять их от должности.

О том, насколько хорошо судебная система Белоруссии подчинена Лукашенко, могут свидетельствовать десятки историй. Одна из них – возврат в собственность государства зданий в историческом центре Минска, которые ранее были куплены с аукционов частными лицами. Выступая перед парламентом с речью в 2003 году, Лукашенко заявил, что эти здания являются историческими объектами, и дал поручение мэру Минска Михаилу Павлову вернуть их городу. В течение полутора лет это было сделано в судебном порядке. Невзирая на старания адвокатов, совершенные ранее сделки по купле-продаже недвижимости у государства с легкостью признавались недействительными. Бизнесмены, вложившие в реставрацию исторических объектов миллионы долларов, остались ни с чем.

Поправив законы «О Конституционном суде Белоруссии» и «О хозяйственных судах в Белоруссии» своим законом номер 53-З, который вступает в силу уже с понедельника, Лукашенко получил новые полномочия в отношении этих органов. «Приостановление полномочий судьи Конституционного суда осуществляется президентом Белоруссии (ранее по решению Конституционного суда). Решение о приостановлении полномочий судьи Конституционного суда принимается безотлагательно при выявлении оснований к этому», – говорится в документе. Что касается восстановления судей на своих местах, прежние формулировки также подверглись изменениям. Восстановление, как сказано в документе, «допускается после отпадения оснований к приостановлению полномочий и осуществляется президентом Белоруссии». При этом ранее выносить такие решения мог только Конституционный суд. Похожая участь уготована и судьям хозяйственных судов, полномочия которых будут приостанавливаться не «приказом председателя Высшего хозяйственного суда Белоруссии», а президентом. Вполне логично, что «решение о возобновлении полномочий судьи» будет также принимать не председатель Высшего хозяйственного суда, а Лукашенко. Кроме того, этим законом также внесены «несущественные» изменения в одну из статей Уголовно-процессуального кодекса, затрагивающую временное отстранение от должности. Так, для отстранения «от должности лиц, должности которых включены в кадровый реестр главы государства», санкции прокурора или решения суда будет недостаточно, поскольку отстранение таких должностных лиц «допускается только с согласия президента Белоруссии». Отмена отстранения также допускается только с согласия Лукашенко, если указанные лица в установленном порядке не освобождены от должности.

@@@
Лукашенко стал третейским судьей
Лукин выстраивает собственную вертикаль
Насмешка над законом
Не в интересах Запада ставить крест на интеграции с Россией
Нужна деконцентрация власти
Отечественные инвесторы предпочитают тень
Отток капитала не прекращается

Писать можно, только осторожно

@@

Центризбирком берется защитить СМИ от неправедных доходов

2003-02-18 / Ольга Тропкина Жесткие поправки в закон о средствах массовой информации, разработанные ЦИК и внесенные на днях в Государственную Думу, уже успели охарактеризовать как очередное наступление на свободу слова. Позицию Центризбиркома в интервью "НГ" комментирует член ЦИК Сергей Большаков, принимавший участие в разработке нашумевших поправок.



- Сергей Владимирович, создается впечатление, что в предвыборный период избирателя ждет информационная блокада, поскольку СМИ теперь можно будет закрыть под любым предлогом.

- Абсолютно убежден: все, что пишут апологеты этой точки зрения, - лишь предположения. Людям показалось, что будет так. Журналист, конечно, вправе выражать свое мнение, как и любой другой человек. Но необходимо учитывать определенный нюанс: юристы предположениями не мыслят. Так вот, по оценке юристов, к примеру Михаила Федотова, эти поправки направлены исключительно на борьбу с грязными технологиями, на защиту самих СМИ.

- Тем не менее грань между информированием и агитацией, "черным пиаром" и аналитикой весьма тонкая. А поправки, подготовленные Центризбиркомом, вполне применимы во всех перечисленных случаях.

- Есть люди, которые сделали своей профессией нахождение в оппозиции, так называемые штатные оппозиционеры. Это их источник доходов, они и запускают в СМИ такие "страшилки". Позиция Центризбиркома абсолютно полярна точке зрения, что в период предвыборной кампании можно будет писать о выборах лишь на заборе. Если новые поправки будут приняты, прежде всего будут защищены сами средства массовой информации. Ведь в ходе каждой избирательной кампании оказывается сильнейшее давление и на избирательные комиссии, и на СМИ.

- Почему бы в таком случае не поработать над поправками, направленными против тех, кто давит на СМИ?

- Центризбирком - не Господь Бог. Судить о том, какой кандидат оказывает давление на СМИ, можно только на основании заявления главного редактора. Но главные редакторы их почему-то никогда не пишут. Страдают, но не пишут. Сейчас для средств массовой информации в ходе избирательной кампании не предусмотрено никакой ответственности кроме штрафа. А штрафы, как известно, СМИ не останавливают никогда - они заложены в смету. Нарушение закона приносит гораздо больше прибыли, чем штрафы. Это обыкновенный цинизм. Наши оппоненты заявляют, что в экономической ситуации, в которой сегодня существует пресса и телевидение, приостановка выпуска газеты или выхода в эфир телеканала равнозначна их закрытию. На самом деле логика такова: сейчас у СМИ так мало средств к существованию, что их можно "накосить" лишь в период избирательной кампании. Разве этим можно оправдать нарушения законодательства? Средства массовой информации пишут, прикрываясь свободой слова, как бы выражая свое собственное мнение. Но мнение почему-то всегда одно - тот кандидат, который хорошо платит, всегда самый лучший.

- Представители ЦИК все время говорят, что проблему "черного пиара" может решить четкое разделение в законе понятий "информирование" и "агитация". Отличить одно от другого действительно трудно. Кто возьмет на себя роль эксперта?

- В законе четко установлено, что компетенцией разрешать эти спорные ситуации обладают, во-первых, избирательные комиссии, во-вторых, избирком более высокого уровня и, наконец, суд. Обращаю особое внимание, что приостановить деятельность СМИ можно исключительно через суд. Если же решение судьи не понравилось, есть возможность подать кассацию в вышестоящую судебную инстанцию. Мне на это часто говорят, что, мол, суды у нас тоже ангажированные. Но это уже несерьезный подход. Если у кого-то есть другие способы разрешения этих ситуаций - предлагайте. Но постоянно исповедовать позицию "я никому не верю" - это уже личное дело каждого. Мы живем в государстве, где есть Конституция, судебная система. Наконец, есть возможность обжаловать решение в международных судебных инстанциях. Фактически журналисты, которые обвиняют нас в попытках ущемить свободу слова, делят мир на две категории: нарушители и те, кто ни при каких условиях не может быть виновным. То есть журналисты. Теперь о механизме определения виновности СМИ. Он, поверьте, весьма сложный. Когда в избирательные комиссии поступает жалоба, при комиссии образуется рабочая группа. Она состоит из членов избиркома, работников правового управления, представителей СМИ, Союза журналистов. Без ее заключения избирательная комиссия решения не примет.

- Непонятно все же, почему в период избирательной кампании фактически запрещается делать прогнозы.

- Что касается прогноза, то в законе есть специальная статья об опросах общественного мнения. Там написано все четко и понятно, нужно эти положения лишь выполнять. Опросы - разновидность информирования. Однако опросы становятся агитацией, когда граждане и организации, осуществляющие публикацию, не указывают ни заказчика опроса, ни времени его проведения, ни числа опрошенных, а самое главное - лиц, заказавших проведение опроса и оплативших его публикацию. Если я кандидат и у меня много денег, я просто заказываю проведение опроса, итоги которого для меня благоприятны. Что касается иных прогнозов результатов выборов, то единственный запрет в законе - запрет публиковать их за пять и менее дней до дня голосования.

- А если речь идет о данных, к примеру, государственной службы ВЦИОМ?

- Если ВЦИОМ захочет опубликовать данные своих опросов вне временных рамок избирательной кампании - пожалуйста, это нас не касается. Но любой опрос, который ВЦИОМ подготовит и захочет опубликовать в период выборов, - это уже зона нашей компетенции. СМИ обязаны перед публикацией итогов социологического исследования задать ВЦИОМ все те вопросы, которые я перечислил выше.

- Но прогнозы - это не только опросы общественного мнения, это и аналитика.

- В законе написано, что писать о кандидатах не имеют права только органы госвласти и органы местного самоуправления. Значит, СМИ могут писать о кандидатах сколько угодно. Главное требование - объективно, достоверно и беспристрастно. Фактически можно сравнить поведение СМИ в предвыборный период с горнолыжником на трассе слалома. Мне и в голову не придет съехать по этой трассе - я просто погибну. Но я туда и не иду. То же и со СМИ. Не умеешь - не участвуй. Хочешь участвовать - учись.

- Но жесткие санкции ждут СМИ, к примеру, за такую безобидную вещь, как увеличение тиража.

@@@
Писать можно, только осторожно
Приговор летчикам вынесен. Что дальше?
Призывающие Пиночета получат Скуратова
Российская судебная система в состоянии сократить количество жалоб россиян в Страсбургский суд
Страсть к власти и воля к праву
Три тысячи долларов за голову депутата
Условия выживания и предпосылки развития российской экономики

Эксперты вскрыли антипрезидентский заговор

@@

Политологи уверены, что скандал с ЮКОСом имеет политическую подоплеку

2003-07-11 / Алексей Баусин



Главной целью развернувшейся кампании по дискредитации ЮКОСа являются вовсе не олигархи, а Владимир Путин. К такому выводу пришли политологи, собравшиеся вчера на внеочередное заседание клуба "Открытый форум". Как полагает президент Института стратегических оценок и анализа Александр Коновалов, "заговор против главы государства" возник не на пустом месте. Во-первых, Владимир Путин четко заявил, что не намерен баллотироваться на третий срок, а во-вторых, стало ясно, что он не будет связывать себя с какой-либо партией. Цель "заговорщиков" - заставить президента определиться, с кем он. И только глава государства сможет остановить начавшийся беспредел, полагает политолог.

В том, что этот "мощный удар в солнечное сплетение" нацелен на президента, не сомневается и президент фонда "Экспертиза" Марк Урнов. По мнению эксперта, одна из влиятельных группировок пытается прервать либеральную модернизацию, основанную на частном бизнесе, и предложить новую модель, подразумевающую усиление роли государства. Не случайно выбран и момент проведения антиюкосовской акции. В скором времени в Россию должны были в массовом порядке хлынуть иностранные инвестиции. И тогда бы заинтересованные лица уже не смогли развернуть ситуацию в свою пользу. Не случаен и выбор компании для показательной порки. Ведь ЮКОС - одна из первых российских компаний, которая начала работать по международным стандартам.

"Дело ЮКОСа - чистой воды политика", - считает директор Института социальной политики Анатолий Голов. Закрытие ТВС, массовый отлов "оборотней в погонах" и внезапно возникшие претензии к крупнейшей российской компании призваны продемонстрировать, кто в доме хозяин, считает эксперт. Впрочем, президент Российского еврейского конгресса Евгений Сатановский не склонен драматизировать ситуацию. Он полагает, что аномальная активность Генпрокуратуры вполне укладывается в общий контекст взаимоотношений бизнеса и власти в России.

Подобного рода связи имеют весьма странный характер, уверен Григорий Явлинский. По его мнению, бизнес и власть в России - это сиамские близнецы. И нынешние события - это борьба двух братьев. Как полагает лидер "ЯБЛОКА", в будущем подобные конфликты будут повторяться вновь и вновь. Избежать их можно будет только в том случае, если в нашей стране появятся независимый парламент, судебная система и честные выборы.

@@@
Эксперты вскрыли антипрезидентский заговор
Юбилей для сутяжников