"Большая часть наших дел связана с оргпреступностью"

@@

Генерал-лейтенант Сергей Щадрин считает Главное управление МВД по Центральному федеральному округу "боевым" подразделением

2002-04-12 / Андрей Скробот Создание института главных управлений МВД по федеральным округам моментально породило множество споров. Одни считали, что это очередное бюрократическое звено с непомерно раздутым штатом и генеральскими креслами. Другие видели в новых управлениях единственно возможный путь для объединения усилий в борьбе с оргпреступностью. Чтобы прояснить ситуацию, корреспондент "НГ" обратился лично к начальнику ГУ МВД по ЦФО генерал-лейтенанту милиции Сергею Щадрину.

Из досье "НГ" Сергей Федорович Щадрин, генерал-лейтенант милиции, начальник ГУ МВД России по ЦФО. Родился 14 июня 1949 года в Ивановской области. Окончил Ивановский государственный университет. В 1975 году направлен на работу в органы внутренних дел. В 1981 году командирован в Афганистан. В 1993-1998 гг. - начальник УВД Псковской области, с 1998 по 1999 г. - первый замначальника УСБ МВД РФ, в 1999-2001 гг. - начальник ГУВД Ростовской области. 6 августа 2001 года указом президента РФ назначен на должность начальника Главного управления МВД РФ по ЦФО. Награжден 12 государственными наградами, в том числе орденом Красной Звезды. Женат, имеет дочь.



- Сергей Федорович, с какой целью были созданы управления по федеральным округам?

- Управления в федеральных округах появились в прошлом году, после июньского указа президента "О некоторых вопросах МВД". Задача у новой структуры очень простая - улучшить управляемость подразделениями. Ведь стоит только сравнить: в России 89 областей, а в ЦФО всего 18. С точки зрения проведения любого управленческого решения в округе работать много проще. Кроме того, таким образом куда легче контролировать выполнение поставленных задач непосредственно на "земле".

Есть и еще одна сторона. Все привыкли говорить, что нынешняя преступность не стоит на месте. А о МВД почему-то позабыли. Так вот, создание главных управлений МВД в федеральных округах - это тоже своего рода попытка совершенствования. Никто не говорит, что данная форма единственно правильная. Может быть, через год что-то изменится, появятся более прогрессивные формы и методы работы.

- Расследованием каких преступлений занимаются сотрудники управления?

- Самых разных. Но все-таки большая часть дел связана с оргпреступностью. Хотя необходимо отметить, что сегодня все виды преступности переплелись довольно сильно и зачастую отличия просто незаметны. У меня глубокое убеждение, что сейчас преступность можно разделить на три составные части. Первая - бытовая. Она наиболее распространена и чаще всего строится по принципу: украл-продал-пропил. Вторая - наркомания и все, что с нею связано: в последнее время проблема борьбы с наркоманией едва ли не самая серьезная для МВД. И, наконец, третья часть - непосредственно организованная преступность. Идет нешуточное накопление капитала, и мы должны отследить все до мелочей.

- Получается, что сотрудники управления по большей части занимаются теоретической работой?

- Нет. Помимо теории нам поставлены и более узкие задачи. Например, организация работы по конкретным преступлениям, по конкретным уголовным делам. На сегодняшний день по нашим материалам возбуждено 54 уголовных дела. И поверьте, все они достаточно серьезны: это дела по организованной преступности.

- То есть обычными жуликами вы не занимаетесь? С чем это связано?

- Мы ограничены количеством людей. Вот и все.

- Но у вас солидный штат - несколько сотен человек?

- Не забывайте, что в Центральном федеральном округе живут 25% населения страны. Охватить все виды преступлений просто невозможно физически. Мы вычленили подразделения по борьбе с организованной преступностью, так называемые ОРБ. Бюро имеют два направления работы. Первое - организация ОРБ на местах: фактически подмена бывших РУБОПов. Правда, с одной существенной оговоркой: все подразделения на местах входят в состав криминальной милиции и подчиняются одному начальнику. (РУБОПы теоретически имели двойное подчинение, а на деле не подчинялись приказам местного милицейского руководства. - "НГ".) Наше подразделение должно не только обобщать информацию о преступном сообществе, но и в дальнейшем помочь вывести злоумышленников на чистую воду. Это уже второе направление работы - по конкретным преступлениям. Причем если раньше борьба с оргпреступностью стояла особняком, то сегодня она ведется в совокупности с раскрытием других преступлений. У нас есть подразделения, которые занимаются экономическими и общеуголовными преступлениями. Также ведутся работы и по борьбе с незаконным оборотом наркотиков - за это отвечает подразделение по проведению специальных операций.

- Ваше управление расположилось в стенах бывшего московского РУБОПа - организации, снискавшей себе неоднозначную репутацию...

- Действительно, у нас работают довольно много представителей той самой организации. Придя сюда и решая вопрос о формировании управления, я сразу сказал, что нельзя всех огульно красить черной краской. Некоторые сотрудники просто выполняли задания руководства, были поставлены в такие условия. Согласитесь, не мог же оперативник сказать начальнику: ты не прав. Мы это хорошо понимаем. Но все-таки постарались очистить управление от неблагонадежных людей, запятнавших себя. А в целом - хорошие ребята, настоящие профессионалы. Есть люди, которые пятнадцать лет занимаются раскрытием заказных убийств или освобождением заложников. Это ведь богатейший опыт, который нельзя терять!

Кстати, любопытный случай из реальной жизни. Один коммерсант попал в неприятную ситуацию и советовался с другом, что делать. Приятель говорит: "Иди на Шаболовку. Там помогут". "Да ты знаешь, сколько там берут?" - ужасается предприниматель. "Теперь не берут", - ответили ему. Приятно, когда так говорят.

- Слышал, что в вашем управлении разработана уникальная схема возврата денег государству. Применяется ли она на практике?

- Уникальной-то ее, конечно, не назовешь. Хотя… Как оценить нашу работу? По количеству посаженных? Но не секрет, что тюрьмы переполнены, а толку нет. Поэтому мы решили в первую очередь вернуть государству как можно больше наворованного и оценивать себя по количеству средств, возвращенных в доход государства. За первый квартал мы возвратили более миллиона долларов. Технология работы такая. Мы принялись исследовать ситуацию по складским помещениям, куда из-за границы поступает разнообразный товар. Оказалось, что во многих случаях это контрабанда или контрафакт. Провели несколько мероприятий, чтобы выяснить наиболее опасные в этом плане участки.

- Оказалась Москва?

- Я бы не сказал. Хотя, конечно же, здесь немало нарушений. В столице мы проверили шесть крупных складов. Проводили оперативные мероприятия и убеждались, что предлагаемый товар завезен в Россию без соответствующих документов или не соответствует установленным нормам. Затем наши сотрудники выясняли количество товара, изымали его и сдавали на ответственное хранение. Хозяевам груза предлагали в установленные законом сроки представить нам необходимые документы на изъятый товар. Если владельцы так и не являлись, то материалы передавались в суд, где и решается дальнейшая судьба товара. Нередко его просто распродают, а деньги от его реализации обращаются в доход государства.

Таким образом, мы не только боремся с преступностью, но и нарабатываем опыт. Оттачиваем алгоритм действий. Пишем методические рекомендации, которые станут своеобразной памяткой для милиционеров на местах. Ведь там часто просто не представляют, как поступить в определенном случае. Подводя итог, скажу, что нет смысла просто лишать злоумышленника свободы. Он все равно свое получит. Главное, чтобы государство получило возмещение полученного ущерба.

- А какая роль в вашем аналитическом ведомстве отводится СОБРу?

- Без силовой поддержки сегодня не обойтись. У нас возникали разные ситуации. Например, мы изымаем товар и сдаем его на ответственное хранение. Ночью на складе делают подкоп, все вывозят, а утром владельцы испарившегося товара обращаются в милицию с заявлением о краже. Теперь мы стали подстраховываться и брать на все мероприятия СОБР. Надежнее, знаете ли.

- Есть ли у вас контакт с полпредом президента?

- Конечно. К примеру, не так давно рассматривался вопрос о поддержке малого и среднего бизнеса в Липецке. Ну как обойтись без нас? Ведь только наши сотрудники владеют всей ситуацией снизу: как идут "поборы" с бизнесменов, как они сами себя ведут. Мы подпитываем полномочного представителя президента информацией. А он, в свою очередь, ставит перед губернатором задачу - на что обратить внимание с точки зрения правопорядка.

- Приходилось ли вам общаться лично с президентом?

- Я этого жду. А вообще разговаривал с Владимиром Владимировичем 21 февраля.

- Путин как-то оценил работу управления?

@@@
"Большая часть наших дел связана с оргпреступностью"
"КПРФ и НПСР останутся самыми серьезными объединениями"
"Нам нужен стабильный Афганистан"
«Не сопротивляйтесь неизбежному»
«Происходит по вине должностных лиц»
Авторитетный бизнес
Банкротство по-псковски

Буш готовит Америку к кибервойне

@@

Пентагону поручено контратаковать хакеров

2008-01-28 / Андрей Терехов



Президент США Джордж Буш подписал новое распоряжение. Оно расширяет полномочия Агентства национальной безопасности – самой секретной и крупной из 16 спецслужб США. АНБ совместно с ФБР и ЦРУ будет следить за безопасностью компьютерных сетей федеральных министерств, которые уже неоднократно становились мишенью для хакеров.

До сих пор усилия правительства США по защите компьютеров от хакеров, организованной преступности и разведок других стран не были скоординированы. Теперь, как сообщила в минувший уикенд Washington Post, в управлении директора национальной разведки создается специальная комиссия, которая будет курировать деятельность по выявлению источников кибератак против правительственных сетей. Созданное в 2002 году Министерство внутренней безопасности должно защитить системы от взломов. А Пентагону в случае обнаружения угрозы поручено контратаковать и выводить из строя сервер-нарушитель в других странах.

@@@
Буш готовит Америку к кибервойне
В мире: коротко
Владимир Устинов: "Дальше отступать некуда"
Вопросы из Вашингтона: Есть ли у России достаточно уверенности в своих силах, чтобы вести конструктивный разговор с США
Время оборотней
Встреча лидеров Центральной Азии
ГУБЭП направил все силы на борьбу с криминалом

Геоструктура XXI века

@@

Наступает время, когда пророчества обернутся приговорами

2000-09-01 / Анатолий Уткин







Рисунок Вадима Мисюка.

ПЯТЬ мощных сил ведут мировое сообщество к новому состоянию. Первая - фиксация однополярности. Вторая - глобализация мировой экономики. Третья - ослабление государств-наций. Четвертая - поиски цивилизационной идентичности. Пятая сила - восстание бедного большинства мирового сообщества. Речь идет о воздействии на мир пяти неистребимых факторов - мощи, богатства, хаоса, идентичности, справедливости. Результатом будет новая конфигурация миропорядка, новая геополитическая, экономическая, цивилизационная картина мира.

ОДНОПОЛЯРНОСТЬ

Основание однополярности - могущество США. Насколько долго продлится "американский век"? По мнению американца Джеймса Уилкинсона, "однополярность внутренне стабильна и может продлиться десятилетия". В однополюсном мире быстрее решаются возникающие конфликты, он внутренне эффективнее менее централизованных систем.

Однополюсная гегемония страшна имперским всевластием одной страны, жесткой гегемонией, склонностью к силовому диктату и доминированию абсолютного меньшинства над абсолютным большинством, которое ощущает безальтернативность будущего.

Односторонние действия США и их союзников в Ираке и Югославии могут ускорить формирование невоенного треугольника Индия-Китай-Россия и даже "стратегического треугольника". Китай, Россия, Британия и Франция чувствуют тщету попыток выхода на глобальный уровень. Переход к многополярному миру за счет подъема ЕС и Китая может оказаться долгим. Согласятся ли гордые державы на диктат сильнейшего? Сомнения испытывают и сами американцы.

Американской гегемонии препятствуют три обстоятельства: возможный отказ американского народа платить высокую цену за имперское всесилие; отсутствие гарантированной солидарности союзников; организованное противостояние потенциальных жертв.

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ

Вторая мощная волна - слияние национальных экономик в единую, общемировую - глобализация рынка, растущая взаимозависимость на основе коммуникационного сближения, планетарной научной революции, межнациональных социальных движений, новых видов транспорта, телекоммуникационных технологий, интернационального образования.

Центром усилий в ХХI в. станет образование, развитие инфраструктуры, занятие конкурентоспособных позиций на мировом рынке информатики, микроэлектроники, биотехнологии, телекоммуникаций, космической техники, компьютеров. Привнесения новаций, модернизация как константа национальной жизни.

Глобализация будет наиболее активной в 2000-2026 гг., она завершит общемировую консолидацию до уровня мировой федерализации, которая захватит и XXII в.

Но глобализация мирового информационного поля и мирового рынка, основанная на экономическом доминировании чемпионов экономического развития, не устраивает (как фиксация несправедливого статус-кво) большинство мирового населения. Единство даже социально и цивилизационно близких величин отнюдь не гарантированно. При этом основанное на глобализации мировой экономики экономическое всевластие лидеров развития не так-то просто проявить в политико-военной сфере: "Представление о том, что экономическая мощь неизбежно порождает геополитическое влияние, является материалистической иллюзией", - пишет Чарльз Краутхаммер.

ХАОС

Третья волна перемен обрушится на человечество вследствие ослабления дисциплинированных игроков международной арены - государств, чей суверенитет будет подорван транснациональными корпорациями, неправительственными организациями, этническими группами, сепаратизмом регионов, мафиозными структурами.

По определению Иена Фергюсона и Роберта Мансбаха, современные тенденции подрывают государство и систему государств. Воинственное групповое самоутверждение грозит погрузить мир в хаос, невиданный со времен Средневековья. "Следует ожидать воцарения хаоса на протяжении нескольких десятилетий". Хаосу будет содействовать подрыв авторитета международных организаций, распространение оружия массового поражения и поток обычных вооружений, расширение военных блоков, интенсификация международного терроризма и организованной преступности, воинственное самоопределение меньшинств, экономическое неравенство, неуправляемый рост населения, феноменальные технологические перемены, религиозный фундаментализм, национализм и расизм, ухудшение экономического положения на фоне миграционных процессов, крах жизненно важных экологических систем, истощение природных ресурсов, приоритет местного самоуправления, религиозное самоутверждение, этническая нетерпимость. При этом криминальные структуры могут заместить сугубо национально-государственные структуры.

Существующие институты могут в XXI в. не выдержать революционных перемен.

Разрушительному хаосу в международных делах противостоят три силы: суверенные государства, военно-политические блоки, международные организации (прежде всего ООН). Можно не сомневаться, что будут закреплены правила, запрещающие передачу высоких технологий в сомнительные руки. ООН постарается стать гибкой, быстродействующей и эффективной.

Исторической предопределенности хаоса не существует. Несмотря на бурный поток конфликтов на протяжении завершающегося века, мир не погрузился в безусловное отрицание всех правил. Трудно анализировать возможные пути исходя лишь из мировой непредсказуемости, враждебности. Существуют иные, более оптимистические глобальные тенденции.

ПОИСК НОВОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ

Четвертый сокрушитель современной мировой системы - крах прежнего мировидения и лояльности после окончания битвы идеологий. "Холодная война была конфликтом двух крайних версий прогрессизма - социализма и нео-классического капитализма, - пишет японец Сакакибара. - Крах социализма и окончание холодной войны избавили мир от гражданской войны между двумя версиями прогрессизма, заслонившими подлинно фундаментальный вопрос о сосуществовании различных цивилизаций". Вырвавшиеся демоны собственного исторического опыта, религиозных воззрений, ментальных кодов, языков, воспоминаний об униженной гордости остановили благодушие глобалистов. Учитывая наличие у каждой из цивилизаций аутентичного морально-психологического основания и собственных экономических, политических и военных требований, ожидать мира и спокойствия - вершина стратегической наивности (американские футурологи Альвин и Хайди Толер).

Вперед выходит призрак предсказанного Сэмюэлем Хантингтоном столкновения цивилизаций: "Культурные разделительные линии цивилизаций станут фронтовыми линиями будущего". Война за югославское наследство показала, что может произойти в случае ускоренной и одобряемой извне перемены идентичности. Нечто гораздо более значимое может произойти в случае утверждения цивилизационной идентичности огромного Китая. А если по этому же пути пойдет ядерная Индия и миллиардный мусульманский мир, то возникнет противостояние, которое Бенджамен Барбер назвал "противостоянием Джихада и Мак-Уорлда".

Обеспокоенных перспективой межцивилизационных столкновений успокаивает японский исследователь Сакакибара: "Цивилизации действительно поднимаются вверх, а потом начинают терять влияние. Они часто сталкиваются друг с другом, но, что более важно, они взаимодействуют и сосуществуют между собой на протяжении почти всей истории".

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ НЕРАВЕНСТВО

Пятая сокрушительная сила, выходящая в XXI в., - реакция на жесточайшую материальную зависимость громадного большинства от трех центров экономического развития - Северной Америки, Западной Европы и Восточной Азии. "Мир вовсе не вступает, - пишет редактор журнала "Нэшнл интерест" Макс Линд, - в эру гармоничной глобальной взаимозависимости и подлинной либеральной демократии. Глобальная конкуренция подстегнет геоэкономическое соревнование, включающее в себя менее богатые, но значительные в военном смысле страны, такие, как Россия, Китай и Индия". Запад не отдаст своих привилегированных позиций. Особенно острый период предсказывается после 2015-2020 гг. Мир не смирится с постулатом заведомого неравенства, результатом которого, по мнению Иммануила Уоллерстайна, может быть глобальный экономический коллапс. В парадигме "сосуществования двух миров", богатого и бедного, равенства "половин" не предвидится - слишком могуч Запад, слишком разъединены бедные страны.

Циклические кризисы больше всего скажутся на поставщиках сырья и дешевой рабочей силы. Неизбежна миграция бедного населения. "Зоны демографически высокого давления в Азии, - отмечает индийский специалист Гурмит Кинвал, - будут порождать движение в зоны низкого демографического давления в Америке и Австралии; даже самые суровые иммиграционные законы не остановят это движение, что неизбежно вызовет применение силы". В условиях истощения природных ресурсов развитые страны постараются овладеть контролем над стратегически важным сырьем, что неизбежно обострит противоречия богатых и бедных. Распространение оружия массового уничтожения делает ситуацию взрывоопасной. Индусы пишут (не без трепета), что "в третьем мире существуют опасения по поводу возможности новой экономической холодной войны между индустриальным Севером, руководимым США, и развивающимися странами Юга". Речь всерьез идет о выходе за пределы холодной войны. "Одним из вероятных сценариев, - пишет Стенли Кауфман из Совета нацбезопасности США, - может быть инициируемая экономическим неравенством Севера и Юга война с массовыми потерями".

ЧЕТЫРЕ МИРА БУДУЩЕГО

Экстраполяция вышеприведенных тенденций создает четыре основных сценария будущего. Первый определяется всемогуществом США, продлеваемым в наступающем веке на несколько десятилетий. Второй сценарий исходит из появления у США конкурентов в лице поднимающегося Китая или ЕС, что переводит однополюсный мир в биполярный. В качестве третьего сценария предстает схема многополярного мира, в котором собственной зоной влияния окружены КНР, Германия, Россия, Индия. Четвертый сценарий мирового развития предлагает параллельное существование шести или семи цивилизаций.

ОДНОПОЛЮСНЫЙ МИР

Апологеты однополюсной гегемонии призывают американскую элиту воспользоваться редчайшим и бесценным историческим шансом. Структура однополюсного мира будет покоиться на "трех китах": 1). Наиболее эффективный экономический организм, основывающийся на совершенстве индустриальной организации, доминировании в мировой валютной системе, главенствующих позициях в мировой торговле, обладании самыми мощными ТНК. 2). Привлекательное в культурном отношении общество, открытое внешнему окружению, - комбинация компетентного лидерства, общественной жертвенности и привлекательности идеологии; господство в формировании информационных потоков, положение законодателя международных норм и правил, защитника гражданских прав, всемирного университета, центра мировой науки, привлекающего молодое и энергичное население. 3). Силовые возможности глобального масштаба на основе больших и квалифицированных вооруженных сил, укрепленных широкими и мощными союзами, созданием разветвленной разведывательной сети и эффективной военной экономики.

США выглядят в этом смысле самым впечатляющим образом. При этом США сознательно встанут на путь, направленный на глобальную гегемонию. Они умножат усилия, выделяя все более растущую долю ресурсов на амбициозные интервенции в мировом масштабе. Умелая мобилизация американских ресурсов и ослабление потенциальных противников обеспечат США положение лидирующей державы мира как минимум на 20 лет в будущем. Дальнейшее будет зависеть от степени жертвенности их населения, умения руководства, степени противодействия внешнего мира.

Особенная удача Вашингтона заключается в том, что европейская элита испытывает в данный момент "аллергию" к глобальному возвышению. ЕС ценит отношения с США и не намерен с легкостью оборвать их. Решающий фактор: не существует ясно выраженной подлинно обще(западно)европейской психологической идентичности. У ЕС нет явно выраженной геополитической цели, нет жертвенной устремленности, нет желания отодвинуть на второй план социальные устремления своего электората. НАТО достаточно крепка в качестве инструмента американского контроля. Ориентированные на потребление и рост жизненного уровня европейцы не представляют собой геополитического конкурента США. В Японии и Германии находятся американские войска, и они связаны плотными, обязывающими отношениями с лидером западного мира, эти страны в ближайшем будущем не смогут оказать сверхдержаве реальное противодействие. С Китаем, Россией, Британией, Францией у американской стороны сложились отношения, которые не имеют черт равенства и не характерны взаимозависимостью. В то же время эти страны в той или иной степени зависят от США.

Китай нуждается в рынке Америки, инвестициях, технологиях. Даже наиболее энергичные китайские сторонники самоутверждения сомневаются в возможности превзойти западный мир, действуя против его лидера. Россия нуждается в помощи международных финансовых организаций, в западных инвестициях, в допуске на американский рынок, в технологическом обновлении, в соблюдении стратегического баланса, в поддержке на отдельных региональных направлениях, в сдерживании расширения НАТО. Только очень необычный поворот событий в Москве мог бы реализовать отчетливую антизападную мобилизацию. Многовековой борец против любой гегемонии в неподвластном мире - Британия молча восприняла американское возвышение в ходе и после Второй мировой войны. Она не желает растворяться в ЕС и ценит "особые отношения" с Вашингтоном, верит в американские сдерживающие механизмы в отношении Германии. Франция видит в помощи США крайнее средство на случай германского самоутверждения, она не желает отстать от высот технологического развития, ее удовлетворяет региональная роль, скажем, в франкофонной Африке, невозможная без хотя бы молчаливого согласия США.

Инициировать гегемонизацию может давление американских и многонациональных корпораций, банков и фондов на правительство США с целью открытия дверей - получения доступа к инвестиционным рынкам, рынкам сбыта, источникам сырья; эти организации хотели бы расширить зону предсказуемости, зону упорядоченности прав собственности и т.п. Речь идет о 20-30-х гг. своего рода Пакс Американа.

БИПОЛЯРНЫЙ МИР

Международное сообщество интуитивно противостоит гегемону. Униженность в иерархии не может приветствоваться странами, чей генетический код исторического самосознания не позволяет опуститься до уровня управляемой геополитической величины. Не столь просто Вашингтону полностью перевести в русло желаемой для себя политики Китай, Россию, Британию, Францию.

Важны объективные обстоятельства. Для создания мира, фактически контролируемого из одного центра, необходимы как минимум две предпосылки: языковое сближение и религиозная совместимость. Гегемония или просто главенство США требует утверждения всемирной роли английского языка. Реальностью, однако, является уменьшение во второй половине XX в. числа говорящих по-английски с 9,8% земного населения до 7,6%. Может ли быть управляем мир страной, чей язык непонятен 92% мирового населения? (Напомним, что доля земного населения, говорящего на всех диалектах китайского языка, равна 18,8%.) Что касается религиозной совместимости, то за XX в. две главные прозелитические религии - западное христианство и ислам не добились решающего перевеса. Численность западных христиан с 29,9% в 2000 г. понизится до 25% в 2025 г. В то же время численность мусульман поднимается с 12,4% в 1900 г. до 30% мирового населения в 2025 г.

Это означает - у ряда суверенных стран есть реальный шанс вырваться из орбиты единственной сверхдержавы, что превращает однополюсную систему в биполярный мир.

Противостояние коалиций. Сил отдельно взятой державы может быть недостаточно для вызова Америке. Иммануил Уоллерстейн предсказывает "высвобождение" Западной Европы от обязательств по Североатлантическому договору при продолжении зависимости Японии от американской военной мощи и одновременном сближении Вашингтона с Пекином. Следствием было бы японо-китайское сближение, параллельное российско-китайскому охлаждению; приход Китая в американо-японский лагерь, а России - в западноевропейский. Сформировались бы две великие коалиции: американо-японский союз против европейско-российского союза. Между 2000-2025 гг. осуществится экспансия обоих блоков, и в каждом из них выделится лидер. Затем конфликтные интересы не позволят избежать столкновения и могут привести к долговременной мировой войне.

США-КНР. Около 2020 г. Азия, ведомая Китаем, будет производить более 40% мирового валового продукта. Азиаты за несколько десятилетий сделали то, на что Западу понадобились столетия. Подъем Китая начинает дестабилизировать мировую систему. Футуролог Джеймс Несбит определил подъем Азии как "безусловно, самое важное явление в мире. Модернизация Азии навсегда переделает мир". Через 20 лет ВНП Китая достигнет 20 трлн. долл., оставляя на втором месте США - 13,5 трлн. долл. Американцы Ричард Бернстайн и Роберт Манро квалифицируют подъем Китая как "наиболее трудный вызов".

США-ЕС. Превращение США в единственную сверхдержаву заставило страны ЕС задуматься над своей ролью в будущем - они ищут пути восстановления значимости за счет объединения усилий. Формы противодействия гегемонии сформировались: создание ЕС и евро. Совокупная экономическая мощь Западной Европы приближается к американским показателям - 19,8% общемирового валового продукта (США - 20,4%). ЕС осуществляет безостановочную торговую экспансию, заключив соглашения об ассоциации с 80 странами. Создание общей европейской валюты ведет к созданию биполярного международного экономического порядка, который может сменить американскую гегемонию.

МНОГОПОЛЮСНЫЙ МИР

Фаза почти неестественного по мощи подъема одного из субъектов мировой политики не может длиться бесконечно. Перенапряжение экономических ресурсов, ослабление внутреннего лидерства, рискованные авантюры на международной арене возродят многополюсный мир, возвратят к более традиционной системе баланса сил. Ускорят такой возврат к "нормальности" явления, сходные по размаху с Гражданской войной в США или Великой депрессией. Они лишат США статуса сверхдержавы и восстановят системную многополюсность. В США наберет силу движение за сокращение военных расходов. Многополярность придет в ходе противостояния за региональную гегемонию между ЕС и Россией, между Китаем, Индией и Японией.

свой полюс", не откажутся от усилий по выходу из-под крыла любого опекуна - таков урок истории. "Политическая структура многополюсного или полицентричного мира будет состоять из автономных центров, имеющих собственный арсенал ядерного оружия и космические системы, обладающих собственной, отчетливо выраженной культурой... Каждый из центров обзаведется собственной сферой влияния. Это будет вариант, близкий к классическому типу баланса сил". Главный происходящий в этом направлении процесс - становление трех блоков: ЕС, Североамериканская зона свободной торговли (НАФТА) и восточно-азиатская группировка. "В течение ближайших 10-20 лет, - пишет американский исследователь Кеннет Уолтс, - три политические силы могут вырасти до статуса великой державы - Германия или Европейский союз, Япония и Китай". Более всего формированию многополюсного мира будет содействовать распространение ядерного оружия.

"Азия, Европа и обе Америки возникнут как региональные экономические блоки во главе с Японией, Германией и Соединенными Штатами. Остальной мир во все возрастающей степени будет зависеть от этих трех ключевых регионов в плане технологического развития". Относительно России у футурологов есть немалые сомнения, ее еще остающиеся военные возможности не подкреплены стабильной экономической системой. Уолтс предвидит замещение российского влияния в Восточной Европе германским. Россия сблизится с Германией и Японией, а США покинут Европу (поскольку НАТО потеряла смысл). Но именно взаимоотношения Америки с Японией и Китаем в Восточно-Азиатском регионе "держат ключи к миру в наступающем столетии, именно отсюда выйдет главный соперник Соединенных Штатов".

МИР СЕМИ ЦИВИЛИЗАЦИЙ

Окончание битвы идеологий открыло базовые разногласия - производные от различных традиций, прошлого, культуры, языка, религии, этических норм, поколебленных могучим ростом Запада в XVI-XX вв. Мир стал отчетливо многоцивилизационным, западные ценности перестали видеться универсальными, а модернизация - уже не синоним вестернизации. "Отлив истории" обнажил фундаментальную противоположность основных цивилизационных парадигм - западной, латиноамериканской, восточноевропейской, исламской, индуистской, китайской и японской. "Забывается" интеграция мирового хозяйства и культуры, упорно сохраняется межцивилизационная дистанция, образовывая непроходимые рубежи между столь сблизившимися благодаря телефону и самолету пространствами. На этих-то рубежах и будут протекать основные конфликты ХХI в.

Пик прямого контроля западной цивилизации над земной поверхностью был достигнут в 1920 г. - 25,5 млн. кв. миль (из 52,5 млн. общей земной поверхности). К новому тысячелетию зона контроля уменьшилась до 12,7 млн. кв. миль (Западная Европа, Северная Америка, Австралия и Новая Зеландия) с населением 11% мирового в 2000 г. и 10% в 2025 г. (меньше численности китайской, индуистской и исламской цивилизаций). Пик промышленного производства пришелся на 1928 г. - 84,2% мирового, 64,1% - в 1950 г., 48,8% - на рубеже тысячелетий. К 2015 г. доля Запада в мировом валовом продукте составит примерно 30%. В 1900 г. Запад командовал 44% военнослужащих мира, а в конце века - 21%. Обозначился низкий показатель роста населения, постоянное увеличение расходов на индивидуальное потребление, гедонистические тенденции в ущерб первоначальной трудовой этике.

Латиноамериканская цивилизация смирилась с некоей "второсортностью". Эта цивилизация питает надежды на вхождение в НАФТА, маневрирует, привлекая японские и западные капиталы, по существу, соглашаясь на роль младшего партнера Запада. В начале XX в. она охватывала 3,2% земного населения, в 2025 г., по прогнозу, - 9,2%, что не обещает быстрого взлета.

Восточноевропейская цивилизация с выходом в новое тысячелетие ощутит значимость православия, коллективизма, иной трудовой этики. Особый исторический опыт, отличный от западного менталитет, различие взглядов элиты и народных масс - все это затрудняет построение рационального капитализма в нерациональном обществе, свободного рынка - в атмосфере вакуума власти и очага трудолюбия - в условиях отторжения конкурентной этики. Полтора десятка государств восточноевропейского цивилизационного кода будут в следующем веке искать свое место в мире. В 1900 г. к православной цивилизации относились 8,5% населения Земли, в 2025 г. - 4,9%. В 1980 г. страны православного ареала производили 16,4% мирового валового продукта и 6,2% в самом конце века.

Мусульманская цивилизация превратила внешние границы своего мира на Ближнем Востоке (Палестина, Голаны), в Европе (Босния, Чечня), в Азии (Пенджаб и Халистан), в Африке (юг Судана и Нигерии) в подлинные фронты XXI в. В 1900 г. численность мусульман в мире составляла 4,2%, в 2025 г., по прогнозу, - 19,2%. Доля промышленного производства поднимется с 2,9% мирового валового продукта в 1950 г. до 15% в 2025 г.

Индуистская цивилизация готова противостоять буддизму - на юге и востоке, исламу - на западе и севере. Страна через 15-20 лет будет самой населенной державой планеты, в 2025 г. Индия окажется четвертой (по ВНП) державой мира.

Китайская цивилизация осуществит фантастический сплав новейшей технологии и традиционного стоицизма, демонстрируя исключительный рост самосознания, поразительное отрешение от прежнего комплекса неполноценности. В 1950 г. на Китай приходилось 3,3% мирового валового продукта, к концу века - более 10%, а затем Китай будет первой экономической державой мира. Здесь будут жить не менее 21% мирового населения.

На японскую цивилизацию придется в 2025 г. - 1,5% мирового населения и 8% мирового валового продукта.

Западная цивилизация в XXI в. еще долго будет сохранять первенство, но потеряет всемогущество. Претензии на всеобщность своих ценностей сталкивает Запад прежде всего с исламской и китайской цивилизациями. Выживание Запада во многом будет зависеть от понимания им в целом уникального (а не универсального) характера своей цивилизации, от степени жертвенности и выработки эффективной стратегии.

Итак, мир принял новую внутреннюю конфигурацию - не Север-Юг, как ожидалось, а семь цивилизационных комплексов, сложившихся за многие столетия до социальных идеологий и переживших их. Самые опасные конфликты XXI в. следует ожидать в России (между православием и исламом), в Северной Индии (между индуизмом и исламом), на границе Китая и Индии (между китайской цивилизацией и индуизмом), на юге Нигерии и Судана (между трайбализмом и исламом). Латиноамериканская цивилизация, как и африканская протоцивилизация, сблизятся с Западом, а китайская цивилизация может вступить в союзнические отношения с миром ислама. Предсказывается гравитация японской цивилизации к китайской, сближение Рoccии и Индии на антикитайской платформе. Но наибольшее значение приобретет противостояние ислама и Запада. Если Китай самоутверждением вызовет обеспокоенность Америки, Европы, России и Индии, то можно представить себе их сближение противостоящей коалиции Китая, Японии и исламского мира. Особо опасной с точки зрения межцивилизационного противостояния фазой будет период между 2026-2050 гг.

КРИЗИС ТРИУМФАЛИЗМА

Ослабевает триумфализм, имевший место после окончания холодной войны. Возникает ощущение кризисности грядущего развития. Нуждается ли мир ради планомерного развития и самоутверждения в наличии доминирующей державы? Интерпретаторы международных отношений едва ли готовы дать положительный ответ. Однополярности, тем более посягательствам на гегемонию, будут противостоять мощные силы. Но и лидер - США - не готов сдавать позиции. Процесс перехода к многополярности не сулит спокойных времен. В основных сценариях на 30-50 лет вперед нет сигналов о "конце света", но они характерны предсказанием масштабных конфликтов. Шесть прогнозов заслуживают особого внимания.

1. Джеймс Модельски и Уильям Томпсон основное внимание обращают на соперничество из-за земных пространств и невосполнимых ресурсов, налагаемое на имперское самоутверждение лидирующей державы. Это, по их мнению, неизбежно вызовет яростное противодействие. Ближайший кризис породит геополитический подъем Китая и то, как будет воспринято в мире его новое могущество.

2. Джордж Арриги полагает, что начало упадка мировых лидеров нанесет удар по мировым фондовым биржам, приведет в хаос мировую торговлю, вызовет деградацию производства, результатом чего будет ужесточение межгосударственных отношений, обострение конкурентного соперничества, грозящее силовым конфликтом между 2030 и 2040 гг.

3. Иммануил Уоллерстайн предвидит окончание длительного периода экономического роста примерно в 2000 г., что обусловит социальную поляризацию и сделает безнадежными попытки удержать социальный мир. Всеобщее ожесточение будет связано с яростным неприятием США своего относительного ослабления, что приведет к их противостоянию (совместно с Японией и Китаем) объединенной Европе - вплоть до глобального катаклизма.

4. Джеймс Голдстайн объясняет грядущий конфликт быстрым экономическим развитием, которое обостряет борьбу за ресурсы и земельные пространства. Богатые страны не согласятся на более скудный ресурсный рацион, а бедные найдут способы консолидации. И в условиях общего экономического подъема (не спада!) ведущие страны столкнутся между собой примерно в 2030 г.

5. Сэмюэль Хантингтон считает цивилизационные противоречия не поддающимися компромиссу. Произойдет та или иная форма конфронтации Запада против коалиции китайской и исламской цивилизаций и даже более широкая конфронтация "Запада против не-Запада", ведущая к хаосу и конфликту.

6. Кеннет Уолтс предвидит противостояние Запада прочему миру в условиях растущей многополярности. Конечный конфликт разразится вследствие того, что современный международный политический менеджмент, система международных организаций (начиная с ООН), третейский арбитраж неадекватны встающим перед миром проблемам.

* 1 2 bak cmd cmd_aup cmd_moldova cmd_ng dl gema.txt out_aup_cp1251 out_moldova_cp1251 out_ng_cp1251 out_ng_koi output2 tagsoup tagsoup.hi tagsoup.hs tagsoup.o tagsoup_aup tagsoup_aup.hi tagsoup_aup.hs tagsoup_aup.o tagsoup_moldova tagsoup_moldova.hi tagsoup_moldova.hs tagsoup_moldova.o tagsoup_ng tagsoup_ng.hi tagsoup_ng.hs tagsoup_ng.o test1.html www.rzd-partner.ru *

Получается, что впереди вовсе не обязательно безграничный прогресс. Главной проблемой будет разочарование догоняющих Запад стран, со временем погружающихся в сомнение относительно мудрости быстрого изменения своих социополитических и экономических оснований (не дающих быстрой отдачи), и в то же время растущее ожесточение страдающих элементов общества, готовых ответить на силовую рекультуризацию вспышками насилия. Наступит время и для "столкновения цивилизаций", и для бунта бедных против богатых, и для силового передела истощающихся ресурсов Земли. Если Запад будет настаивать, что успешное его развитие попросту "результат уникальной культуры", то подобный вывод для огромного развивающегося мира может действительно оказаться не только "плохой историей, но и опасной интерпретацией", ведущей в конечном счете даже полных надежд имитаторов западного пути развития к трагическому выводу - уникальный западный пример повторен быть не может принципиально. Тогда в повестку дня встанет вопрос о вызове глобальному доминированию менее обласканных историей регионов. Такой вывод делают, заметим, сами западные футурологи.

@@@
Геоструктура XXI века
Глобальные тенденции-2015
Грязные деньги
Егор Гайдар: "На следующих парламентских выборах победят либералы"
Есть ли друзья у России?
За границу как на каторгу
Зорькин настаивает на конфискации имущества

Из бандитов в политики

@@

Выборы как метод легализации организованной преступности

2001-12-25 / Александр Панов Тему легализации оргпреступности и ее проникновения во власть, которую сегодня "НГ" рассматривает на примерах Москвы и Новосибирской области, можно продолжить на материале смоленском и приморском, петербургском и уральском, сибирском и так далее - пусть остальные регионы России не обижаются, что их не упомянули. Перестав быть заморской экзотикой и перейдя из гангстерских боевиков на наши улицы, организованная преступность постепенно перестает быть пугающей - уверенность, что на улицах стреляют лишь в тех, кто замешан в темных делах, успокаивает "простых граждан". Точнее говоря, убаюкивает. Привычным становится и термин "сращивание криминала с властью". Чиновники спокойно говорят, что "власти легче договориться с бандитами, чем с коммунистами", всерьез обсуждается идея легализации всех нажитых за последние годы капиталов - независимо от того, как их нажили. Но "бывших бандитов" не бывает. Теми же средствами, какими они сколачивали (или выколачивали) капиталы, будут политики от криминала сколачивать и перелопачивать под себя законы, парламент, Конституцию, а там и всю страну. Иных способов они не знают, да и зачем, когда эти так эффективны?







В отличие от столичных амбиций в региональных рамках Новосибирск никогда не претендовал называться криминальной столицей Сибири. Случалось, что в течение нескольких лет в Новосибирске на свободе не оставалось ни одного вора в законе. В то время, как в соседней Кемеровской области количество высших иерархов преступного мира достигало десяти и более человек. Тем не менее криминальная активность в столице Сибири была достаточно высока и всегда была связана с властью. Любые выборы в этом смысле - чуткий барометр. К началу выборов в Новосибирский областной совет в 1997 г. криминалитет, уже заработав приличные капиталы, почувствовал необходимость во власти и выставил своих кандидатов.

История проблемы

Кандидатом-первопроходцем от криминалитета стал заместитель директора Новосибирского завода строительных машин Олег Сметанин, известный в уголовных кругах под кличкой Сметана. Однако его небезупречное прошлое, которое оперработниками сводилось к рэкету, вкупе с политической малоизвестностью помешало ему стать депутатом. Вскоре после поражения на выборах в областной совет Олег Сметанин широко развернул общественную и благотворительную деятельность. Общественный Славянский фонд, президентом которого он является, оказывает благотворительную поддержку малоимущим горожанам. Этот мудрый ход помог авторитетному новосибирцу пережить горечь поражения.

Тогда же, в 1997-м, Новосибирск узнал другого кандидата-лидера - Игоря Шулякова по кличке Хиппарь или Князь Игорь. Один из зачинателей игорного дела в Новосибирске, президент Ассоциации игорного бизнеса Сибири, Игорь Шуляков вышел к избирателям с оригинальной программой... борьбы с преступностью. Хиппарь обещал "разобраться с организованной преступностью". Вскоре в местную прессу стали просачиваться сведения о прошлом Игоря Шулякова. В частности, в 1983 г. Хиппарь участвовал в групповом изнасиловании, уголовное дело по которому было закрыто "за отсутствием состава преступления". То ли благодаря прессе, то ли просвещенности избирателей (а Хиппарь баллотировался в округе, где вырос) он проиграл гонку за депутатский мандат. В июне 1998 г. он все же был убит в Горном Алтае. Убийство связали с переделом в игорном бизнесе.

Вообще в выборной кампании в Новосибирский областной совет 1997 года фигурировали 14 кандидатов, имевших уголовное прошлое. Однако никто из официальных лиц не осмелился их назвать.

Черный список так и не стал достоянием широкой общественности. Хотя четыре года назад новосибирские власти пользовались административным ресурсом более открыто - и, если бы захотели, список был бы опубликован. Замалчивание проблемы вхождения новосибирского криминала во власть было либо результатом равнодушия власти, либо намеренным шагом. Тем более что история повторилась.

Причем повторилась до удивления однообразно. На нынешних выборах в Новосибирский облсовет снова выставил свою кандидатуру ленинский (по названию района) авторитет Олег Сметанин и первомайский лидер Андрей Старых.

Безусловно, у Олега Сметанина к началу нынешних выборов уже был опыт политической борьбы. При этом ему помогли люди, искушенные в политике. Да и его авторитет как благотворителя и набожного человека за четыре прошедших года серьезно вырос. Люди, сталкивающиеся с Олегом Сметаниным, утверждают, что он порвал связи с криминальным миром и теперь замаливает грехи молодости. В пример приводят церковь, строительство которой финансирует Славянский фонд. И Олег Сметанин ныне стал областным законодателем. Более того, представители ленинских криминальных кругов, с которыми удалось приватно поговорить на эту тему, приветствуют избрание Олега Сметанина депутатом. По их мнению, легализоваться это всегда хорошо. А вот лидер первомайцев потерпел фиаско. Кстати, Андрею Старых, как и в свое время Игорю Шулякову, припомнили старую историю с попыткой изнасилования, судимость по которой давно погашена.

В ходе этих выборов новосибирские власти вообще никак не комментировали желание "авторитетных" горожан проникнуть в областной совет. Наоборот, в журналистских кругах быстро распространился слух о том, как один из высокопоставленных чиновников обладминистрации заявил, что власти легче договориться с бандитами, чем с коммунистами. Получилось, так хотели власти. Главные новосибирские коммунисты потерпели поражение. Зато группировка депутатов с криминальным прошлым в облсовете пополнилась.

В ходе нынешних выборов вновь возник черный список, в котором упоминались около 70 кандидатов в депутаты. Правда, на это раз его опубликовали. Под списком стояла подпись Сибирского окружного профсоюза оперативных работников.

Поражение на прошлых и нынешних выборах в областной совет представителей первомайской группировки в криминальных кругах Новосибирска связывают с тем, что первомайцы более "резкие ребята", они, мол, не могут спокойно вести дела. Действительно, наиболее громкие убийства в криминальной среде Новосибирска чаще всего касаются Первомайки. Кстати, первым погибшим стал именно первомаец Борис Копылов (Боб).

Как только Борис Копылов вернулся из мест заключения, вокруг него сформировалась бригада, в которую вошли Андрей Каурдаков, Владимир Упоров (Упор), Александр Нестеренко (Нестер). Игорь Шуляков в это время был вынужден держаться особняком. А влияние Нестера после убийства Боба многократно возросло. Потом от пули погиб сосед Хиппаря по поселку Кольцово Геннадий Кулигин, который был весьма авторитетен в среде спортсменов. Затем погибли сразу трое товарищей Нестера.

Спустя некоторое время от автоматной очереди погиб молодой авторитет Андрей Каурдаков. Обстоятельства этой смерти весьма запутаны. Каурдаков приехал в Новосибирск после долгого отсутствия вместе с Нестером. По мнению одного из криминальных лидеров Первомайки Сергея Самсонова (Самсон), которое он излагал в неформальной беседе, о прибытии в Новосибирск Андрея Каурдакова мог знать только Нестер. Впрочем, всем посвященным было известно, что Сергей Самсонов недолюбливал Александра Нестеренко. (Кстати, Самсонов был очень хорошо знаком с Геннадием Кулигиным.) Вскоре убили и Самсона. Затем погиб и сам Нестер. Его убили, когда он выходил из спортклуба "Первомаец", возглавляемый теперь несостоявшимся депутатом Андреем Старых. Самым авторитетным лидером на Первомайке становится Владимир Упоров. Но совсем ненадолго и он погибает от пули киллера.

Симптоматично, что Игоря Шулякова на похоронах Упорова не было. Тогда же, в 1997-м, Игорь Шуляков уже вовсю разворачивает свою предвыборную агитационную кампанию. Проходит чуть больше месяца со дня похорон Упорова, как в Горном Алтае погибает сам Игорь Шуляков. Пока его везли в госпиталь, он успел сообщить, что узнал убийцу, и назвал имя одного из первомайских авторитетов. Правда, этой версии нельзя было доверять, поскольку на расстоянии, с которого велась стрельба по Хиппарю, узнать кого-то было невозможно.

После смерти Игоря Шулякова на Первомайке стало более или менее спокойно. Новый состав облсовета приступил к повседневной работе, а центр тяжести криминальных разборок переместился в другие географические точки Новосибирска.

В этом году новосибирские власти, скорее всего обладая даже более полной информацией, никак не приготовились к тому, чтобы не допустить криминальных авторитетов в законодательный орган Новосибирской области. Более того, известно, что нынешний мэр Новосибирска Владимир Городецкий удивительно легко передал спортклубу "Первомаец", который, напомню, возглавляет экс-кандидат в депутаты Андрей Старых, давно пустующий кинотеатр "Орион". А накануне дня голосования на одном из телеканалов был продемонстрирован видеоролик, где кандидат Андрей Старых находится в обществе губернатора Новосибирской области Виктора Толоконского.

Что же будет дальше? Если исходить из версии, что властям с бандитами договориться легче, чем с коммунистами, то структуры власти продолжат сомнительный путь сращивания с криминалом. Впрочем, любая версия в этом случае свидетельствует о падении авторитета власти перед криминальными авторитетами.

Из команды предпоследнего губернатора Виталия Мухи чуть ли не каждый чиновник в разное время и с разными последствиями подвергался уголовному преследованию. Неоднократно фигурантами уголовных дел становились некоторые из ныне действующих областных депутатов.

@@@
Из бандитов в политики
Коммюнике совещания "группы восьми" на Окинаве 2000 года
Конец "дела сирот"
Концепция внешней политики Российской Федерации
Коротко: в мире
Кремлевские призраки
Криминальный механизм дождался слома

Крупные бизнес-группы

@@

Или на кого мы похожи

2001-11-13 / Олег Самуилович Виханский - профессор, директор Высшей школы бизнеса МГУ имени М.В. Ломоносова.



Очевидно, что любые кардинальные изменения в общественном устройстве порождают проблему смены идентификации. Меняются общественные отношения, ценности, убеждения, и объективно возникает задача отказа от старого и выработки нового представления о себе и своей стране. Это естественный процесс. Поэтому сам факт того, что мы утеряли прежнюю идентификацию и еще не сформировали новую, хотя и создает множество трудностей при построении нового общества, но не является чем-то катастрофическим. То, что, по моему мнению, является наиболее болезненным и очень опасным, так это потеря способности к само идентификации. Мы не только не можем найти себя, но и не можем понять себя.

Поясню, что я имею в виду. Все годы реформ у нас постоянно ведутся дискуссии относительно того, на кого мы похожи, и, соответственно, каким образом следует вести наши реформы. Если бы все сводилось только к дискуссиям, то ладно. Но при этом и рецепты решения наших проблем, а часто и собственно подходы к решению проблем предлагаются на основе, мягко говоря, не совсем корректных аналогий. То советуют использовать элементы и даже целые модели развития аналогичные тем, которые применялись в странах Восточной Европы, то ратуют за китайский путь развития, то видят аналоги с Индонезией или другими экзотичными для нас странами. Такое впечатление, что мы боимся увидеть свое собственное лицо и стараемся прикрыть его благообразной маской, что мы все время хотим стать на кого-то похожими. При этом не принимаем в расчет, что условия, в которых идет реформирование нашего общества, не имеют ничего общего ни с китайскими условиями, ни с польскими, ни тем более с индонезийскими.

Я сделал это вступительное замечание в связи с тем, что собираюсь говорить о роли крупных бизнес-групп. И сразу хочу подчеркнуть, что считаю не очень корректным рассуждение о "чеболизации" российской экономики, о том, что мы якобы вступаем на корейский путь развития. Хорошо это или плохо, но по своей природе и роли, то есть по сути своей, наши бизнес-группы - это наше явление, может быть, только внешне и достаточно отдаленно напоминающее корейские "чеболи".

Уникальность российской ситуации - в этом, кстати, состоит и беда, а также единственная возможность, на которой формируется рыночная экономика в нашей стране, - состоит в том, что в основе нашей экономики лежит мощная (не обязательно эффективная) индустриальная база, доставшаяся в наследство от Советского Союза. В связи с этим, если уж и искать исходную точку отсчета для понимания "родовых" особенностей происходящей сейчас трансформации нашей экономики, то за таковую следует брать середину 20-х годов прошлого столетия, когда в СССР был взят курс на индустриализацию. Поэтому исходя из того, что крупные индустриальные комплексы, а отнюдь не малые и средние производства составляли основу советской экономики, исходя из специфики территориального размещения производительных сил, в результате которой население городов-заводов имеет мало шансов заняться чем-либо, кроме как только работой на этих заводах, мы должны признать, что "обречены" строить нашу экономику преимущественно на основе крупных производственных комплексов.

Конечно, хотелось бы добиться быстрого и зачастую ошеломляющего успеха модернизации экономики, как это было в странах, успешно развившихся на основе модели догоняющей экономики. Там экономическое чудо создавалось с нуля. В страны с преимущественно аграрным производством крупное производство привносилось извне. Либо же оно также с нуля при практически полном отсутствии развитой промышленности в основном за счет внешних инвестиций создавалось внутренними усилиями, обычно опирающимися на мощную поддержку государства. Напомню, что в Китае и сейчас почти 70% населения проживает в сельской местности.

К сожалению такой путь развития не для нас. Наша экономика "повязана" созданной в советское время индустрией, которую очень трудно, а в общем, и бессмысленно дробить на мелкие части. Поэтому приходится констатировать, что у нас единственным реальным субъектом модернизации экономики, движущей силой ее развития могут быть только крупные бизнес-группы, включающие в себя крупные советские промышленные объединения и предприятия. Остановлюсь более подробно на объяснении того, почему именно они являются субъектами модернизации.

Во-первых, как мы это видим сейчас, только крупные компании могут аккумулировать средства, достаточные для инвестирования в обновление своих производственных фондов и создания новых производственных мощностей. Более того, уже сейчас ряд бизнес-групп осуществляет инвестиции в те сектора экономики, которые сейчас "лежат", и которые никогда не поднялись бы самостоятельно.

Во-вторых, если посмотреть, кто является источником налоговых и иных поступлений в государственный бюджет, то окажется, что в основном это крупнейшие российские компании. Именно крупный бизнес может обеспечивать устойчивые отчисления на общественные нужды, а также оказывать содействие в проведении социальных программ.

В-третьих, российская экономика все более становится зависимой от мировых экономических процессов и все более вынуждена отвечать на конкурентный вызов, который проистекает из внешней среды. Как это ни странно, но лучше всего это могут сделать крупные компании, ибо при определенных условиях потенциально только они на внутреннем рынке смогут составить реальную конкуренцию крупным зарубежным компаниям и сохранить рабочие места.

В-четвертых, крупные компании являются реальной, а может быть, и единственной эффективной силой, которая может противостоять беспределу чиновничества и организованной преступности. Пока они еще не проявили себя в достаточной мере в этой роли. Но уже есть примеры.

В-пятых, крупные компании становятся центрами современного менеджмента. В них стремятся попасть лучшие специалисты, выпускники самых престижных вузов и ведущих школ бизнеса. Многие компании имеют хорошо отлаженные системы организационного развития, в управлении этими компаниями достаточно широкое применение находят передовые информационные технологии.

@@@
Крупные бизнес-группы
Лукин не хочет начинать с «ужастиков»
МВД качает бицепсы
Мафию побеждают одиночки
Михаил Фрадков: "Грязные деньги - реальная угроза экономике страны"
НАТО от Аляски до Таллина
На предвыборной тропе войны

Новые ориентиры безопасности

@@

Россия будет противостоять внутренним угрозам параллельно с наращиванием военного потенциала

2000-01-13 / Валерий Алексин, Сергей Сокут



ЕСЛИ не принимать во внимание некоторые кадровые перестановки и решения в законодательной сфере, то первым важнейшим действием Владимира Путина на посту исполняющего обязанности президента РФ стало утверждение Указом # 24 от 10 января 2000 г. Концепции национальной безопасности Российской Федерации.

В указе речь идет не о принятии нового документа, а о внесении изменений в концепцию, утвержденную в декабре 1997 г. Между тем уже предварительный анализ показывает, что подходы к национальной безопасности существенно изменились. Утвержденный документ гораздо больше похож на проект концепции, опубликованный и проанализированный в # 46 "Независимого военного обозрения" в ноябре прошлого года. В целом документ стал более компактным (в 1997 г. - 37 стр., сейчас - 21 стр.), ясным и четким.

В содержательной части в глаза бросается коренное переосмысление положения на планете. В 1997 г. речь шла только о становлении многополярного мира. Ныне говорится о борьбе двух взаимоисключающих тенденций. Первая связана с многополярностью, вторая - со стремлением Запада во главе с США создать структуру международных отношений, основанную на их доминировании и военно-силовом решении ключевых мировых проблем.

Лозунг противостояния многообразным формам внешнего давления пронизывает все существо новой редакции концепции, однако, как и ранее, она ориентирована на сотрудничество (термин "партнерство" ушел в прошлое) и интеграцию в мировую политическую, экономическую и финансовую систему.

Вместе с тем на первое место в числе национальных интересов России выдвинуты те, которые связаны с внутриполитическими и экономическими факторами. Определения национальных интересов в различных сферах носят более четкий характер. Обращает на себя внимание включение в их состав защиты личности, общества и государства от терроризма.

Соответственно изменились список угроз и приоритеты нацбезопасности. В частности, сепаратизм как следствие экономических трудностей, криминализация общества, рост организованной преступности выдвинулись на ведущее место, опередив угрозы, связанные с социальными проблемами. Видимо, разработчики документа исходили из того, что возможность возврата к тоталитарному государству маловероятна, и на первый план вышла проблема: какой вариант капитализма будет строиться в России?

Коренному пересмотру подверглись все фрагменты концепции, связанные с военной проблематикой. Повсюду в документе термин "оборонная" заменен на "военная". Тем самым, с одной стороны, устранено расхождение между концепцией и многими документами по военному строительству, а с другой - преодолена связанная с термином "оборонный" пассивная направленность военных усилий государства.

Если два года назад концепция зафиксировала отсутствие угрозы агрессии и "обременительность" военной организации для государства, то ныне заявлено, что "возрастают уровень и масштабы угроз в военной сфере". В первую очередь это связывается с изменением военной стратегии НАТО и отставанием России от ведущих мировых держав в научно-технической сфере. Уровень оперативной и боевой подготовки ВС РФ оценен как "критически низкий".

Провозглашено требование подъема военного потенциала государства. Вместе с тем политика России остается неагрессивной. Ставка по-прежнему делается на сдерживание. Характерно, что применение ядерного оружия в соответствии с новым документом правомерно и необходимо "в случае отражения вооруженной агрессии, если все другие меры разрешения кризисной ситуации исчерпаны или оказались неэффективными". В редакции 1997 г. использование ядерного оружия предусматривалось лишь в случае, если "возникает угроза самому существованию РФ как суверенного государства". Очевидно, что "ядерный порог" понижен, что вполне оправданно, если учесть возрастание угрозы и кризис сил общего назначения ВС РФ.

Коренному пересмотру подвергся пункт, связанный с применением военной силы внутри страны. Ранее основным здесь было явно нереалистичное "не допускается" с последующими оговорками. Теперь лейтмотивом звучит "допускается в строгом соответствии с Конституцией" в ограниченном числе случаев.

К сожалению, не до конца преодолены разработчиками неконкретность и лозунговый характер ряда формулировок. Представляется, что это, как и некоторые другие недостатки документа, связано с тем, что проект концепции не был вынесен на обсуждение законодателей и широкой общественности. Полный текст концепции будет опубликован в ближайшем номере "НВО".

Судя по заявлениям секретаря Совета безопасности РФ Сергея Иванова, в ближайшее время на базе концепции будут приняты решения, касающиеся многих сфер обеспечения нацбезопасности.

@@@
Новые ориентиры безопасности
Обстановку в Чечне можно нормализовать
Овчинников вместо Овчинникова
Основной центр терроризма переместился к южным рубежам СНГ
Первая жертва ареста Хансена
Письмо Лебедя в Москву
Путь мертвеца

Путь русских карлито

@@

Легализовавшиеся столичные мафиози рвутся во власть

2001-12-25 / Андрей Викторов



Безвозвратно ушли в прошлое 90-е годы с бесконечными кровавыми разборками, пистолетами в руках крутых парней и пытками утюгом. Но не стоит видеть в этом окончательную победу закона над криминалом: просто наши доморощенные гангстеры наконец-то сумели договориться друг с другом и с законом. Иначе трудно объяснить, почему, по оперативным данным, и по сей день в Москве постоянно действуют около пятидесяти крупных банд, двадцать две из которых специалисты классифицируют как организованные преступные группировки (ОПГ).

Само понятие "организованная преступность" появилось в конце 80-х годов. Юристы трактуют это явление как "сложный вид уголовной деятельности, осуществляемый в широких масштабах организациями и другими группами, имеющими внутреннюю структуру, получающими финансовую прибыль и приобретающими власть путем создания и эксплуатации рынков незаконных товаров и услуг". Говоря проще, это криминальные сообщества, занимающихся противозаконной деятельностью с целью получения прибыли.

Милицейские аналитики отмечают, что ситуация в криминальной жизни столицы на протяжении нескольких последних лет относительно стабильна. Сотрудники аналитического отдела правоохранительного ведомства России отмечают в настоящее время две основные тенденции развития организованной преступности: стремление к власти и легализация. По мнению аналитиков, и желание легализоваться, и желание войти во властные структуры - лишь инструменты, необходимые для получения криминальных сверхприбылей.

Большинство членов мощных в настоящее время ОПГ уже легализовались: вошли во властные структуры, приобрели статус законопослушных коммерсантов, общественных деятелей. Так, вышедшие на лидирующие позиции в столице чеченская и ингушская ОПГ все больше обращают внимание на политические партии и общественные организации: обе группировки специализируются на нефтяном бизнесе, контролируют многие финансовые сферы, а также экспорт цветных металлов. Чеченцы и ингуши перехватили "металлическую" инициативу у измайловцев, которые с отъездом за рубеж Антона Малевского (он погиб нынешней осенью, прыгая с парашютом. - "НГ") стали сдавать позиции. Впрочем, измайловская ОПГ до сих пор сильна, а значительная часть ее доходов поступает в общак из легального бизнеса. Похожая ситуация складывается и с солнцевской братвой: нынешние лидеры группировки все больше тяготеют к легальному бизнесу.

Но остаются в Москве и так называемые отмороженные ОПГ. К таким специалисты ГУВД относят дагестанскую, казанскую и пушкинскую группировки. Члены этих банд идут на совершение тяжких преступлений, не останавливаясь ни перед чем. А дагестанцы и казанцы нередко нанимаются в другие группировки на разборки. Но и доходы подобных ОПГ на несколько порядков ниже, чем, например, у солнцевской.

Отдельное место в криминальном мире столицы занимает грузинская ОПГ - одна из самых мощных. Авторитеты именно этой группы могут похвастаться традиционными связями не только с представителями ФСБ, правоохранительных структур, но и в высших органах государственной власти. По данным ГУВД Москвы, сейчас в Москве постоянно живут более пятидесяти грузинских воров в законе, которые и вершат в целом криминальную политику города. Считается, что верхушка грузинской ОПГ исповедует старую воровскую традицию строгого следования внутренним законам криминального мира. Однако такие "законы" все больше отступают перед полным цинизмом молодых беспредельщиков.

@@@
Путь русских карлито
Рашид Нургалиев: "Мы не допустим разгула преступности"
Ресурс на "черный день"
Россию ожидает усиление роли спецслужб
Россия поделится с соседями деньгами и военными
Россия сегодня, завтра и через десять лет. Страна и власть
Русскую мафию сменяет албанская

Снижения оргпреступности не предвидится

@@

Юг России оказался на пересечении интересов международных криминальных структур

2002-05-16 / Мария Бондаренко Война в Чечне уже много лет определяет общую обстановку на Северном Кавказе. Она, что называется, на виду у всех. Но угрозы безопасности страны, исходящие с Северного Кавказа, не ограничиваются только чеченским кризисом. Невидимой, но, наверное, значительно большей частью этого "айсберга" на Юге России является организованная преступность. О ее масштабах и методах борьбы с ней рассказал начальник отдела УФСБ по Ростовской области Сергей Воронцов.

Из досье "НГ":

Сергей Алексеевич Воронцов, 53 года, начальник отдела Управления ФСБ РФ по Ростовской области, почетный сотрудник контрразведки, кандидат философских наук. Без отрыва от оперативной деятельности преподает правовые спецкурсы в высших учебных заведениях Ростова, главная цель которых - совершенствование подготовки будущих юристов, формирование системы правового образования. Автор трех учебников и нескольких десятков научных работ. Женат, имеет двоих детей.



- Сергей Алексеевич, наблюдается ли в последнее время рост преступности на Северном Кавказе?

- Судите сами: число вооруженных преступных формирований в Южном федеральном округе с 1994 года выросло в 3,6 раза, а бандитских формирований - в 1,7 раза. Резко, почти наполовину увеличилось и число совершаемых ими преступлений. Количество же оружия, находящегося в незаконном владении у населения, постоянно растет, что дает основания говорить о новой неблагоприятной тенденции. На сегодня в структуре вооруженной преступности лидируют разбои (61%), прирост которых за 10 лет увеличился почти в четыре раза. Особо тревожит тот факт, что организованная преступность стремится легализоваться в создаваемых ею коммерческих структурах и рвется во власть. Лидеры криминального мира пытаются установить контроль над крупнейшими предприятиями.

- Но, согласитесь, в нашей стране не так уж просто честно вести бизнес.

- Да, к сожалению, в стране для предпринимателей до сих пор не созданы нормальные условия, при которых можно работать честно, не опасаясь за свою жизнь. Приватизация лишь усугубила положение. Свой вклад в повышение уровня преступности вносит коррумпированное чиновничество. Не случайно в своем Послании к Федеральному собранию Владимир Путин отметил, что нынешняя организация работы госаппарата способствует коррупции. Коррупция - это не результат репрессий, а прямое следствие ограничения экономических свобод. Любые административные барьеры преодолеваются взятками. Чем выше барьер - тем больше взяток и чиновников, их берущих. Естественно, не является исключением и Юг России. За совершение тяжких экономических преступлений, связанных с хищением и нецелевым использованием пенсионных средств, были привлечены к уголовной ответственности руководители отделений пенсионных фондов республик Дагестан, Кабардино-Балкария, Ставропольского края. Растут масштабы невозвращения из-за рубежа валютной выручки, а также вывоза капитала, осуществляемого под прикрытием внешнеэкономических операций. Инвестирование капиталов в производственные и коммерческие предприятия, способствующие развитию нормальных рыночных отношений в регионе, по-прежнему рассматривается частью предпринимателей как невыгодное, поскольку прибыль в этом случае значительно ниже, чем от вложений в сферы теневого и криминального бизнеса. Отсутствие же реальных шагов по преодолению указанной тенденции создает благоприятные условия для расширения теневых отношений в экономике региона. В кредитно-финансовой сфере также наблюдаются хищения кредитных средств, выдачи заведомо безвозвратных сумм.

- Сергей Алексеевич, какие экономические преступления, на ваш взгляд, характерны для Юга России?

- Одним из распространенных видов преступности является изготовление и сбыт поддельных денег и ценных бумаг. Причем значительная часть поддельных долларов США, выявленных на территории России в последнее время, была произведена в Чечне. Намечается тенденция роста числа преступлений в топливно-энергетическом комплексе. Преступные группировки активно вывозят из региона нефтепродукты, цветной металл, буровое оборудование. Средства, получаемые от незаконной торговли нефтепродуктами, были одним из источников финансирования незаконных вооруженных формирований и организованных преступных группировок. Привлекательным направлением деятельности для криминальных структур региона является производство и реализация фальсифицированной алкогольной продукции. Расширяется сфера преступной деятельности криминальных структур, действующих и в агропромышленном комплексе, прежде всего занимающихся формированием теневого рынка зерна.

- Выходит, что рост организованной преступности на Северном Кавказе будет наблюдаться и впредь?

- И не только в нашем регионе, но и по всей России. В ближайшей перспективе следует ожидать укрупнения преступных организаций, контролирующих отдельные сферы экономики, промышленного производства, конкретные территории и регионы. Стремясь более глубоко проникнуть в легальную экономику, лидеры преступных сообществ попытаются монополизировать свою деятельность в ее наиболее рентабельных отраслях. Но, пожалуй, особое место в сфере интересов организованных преступных групп будет занимать наркобизнес. И прежде всего в силу его огромной прибыльности. Уже сегодня динамика преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков на Северном Кавказе оценивается как неблагоприятная. Проблема распространения наркотических средств тесно связана с угрозой криминализации муниципальных образований, так как наряду с ростом числа употребляющих наркотики в такой же прогрессии возрастает и количество преступлений, связанных с наркобизнесом. Наркоманы становятся разрушительным орудием в руках наиболее оголтелых экстремистских политических сил и используются ими в организации массовых беспорядков, разжигании этнических конфликтов. Не стоит сбрасывать со счетов и нелегальные миграционные процессы, которые сегодня приобретают черты динамичной и тщательно организованной преступной деятельности, осуществляемой международными криминальными структурами в форме переброски мигрантов через границы различных государств. В качестве организаторов переправы мигрантов на Северный Кавказ выступают представители афганских, пакистанских, китайских и иных общин, осевших на территориях России, Украины и Белоруссии. Два года назад был выявлен и пресечен канал незаконной миграции через территорию Ростовской области членов экстремистской организации "Тигры освобождения Тамил Илама".

- Как же бороться с организованной преступностью?

@@@
Снижения оргпреступности не предвидится
Со скепсисом к литературе
У пограничников - общие проблемы
Чему учат в полицейской академии
Черному морю - доверие и безопасность