"С вами солидарен Федор Иванович Тютчев..."

@@

Еще великий русский поэт и дипломат предлагал царю с помощью русской диаспоры активнее улучшать имидж России

2002-09-25 / Аркадий Полонский - лауреат Всероссийской премии имени Ф.И. Тютчева. Живет в Мюнхене.



По поводу "Русского проекта" пока могу сказать одно: с вами совершенно солидарен Федор Иванович Тютчев, который почти 160 лет назад, в 1843 году, предложил царю активнее привлекать русскую диаспору к улучшению пошатнувшегося за рубежом имиджа России.

По профессии я кибернетик. Диссертация моя была посвящена моделированию технического творчества. Мое хобби - поиск причин и следствий, ситуационный анализ, синтез алгоритмов и т.д. и т.п. Поэзию Тютчева любил всегда, правда, о его биографии имел представление по школьному учебнику.

Почти десять лет назад слушал как-то в Мюнхене по р/с "Свобода" рассуждения одной ученой дамы из Берлина об адаптационных проблемах эмигрантов. Комфорт коммуникабельности в Германии удивительнейший. Буквально через 10 минут я разговаривал с ней по телефону. Выразил несогласие с ее рецептами адаптации. Дама несердито выслушала мои возражения и сказала: "Вы звоните из Мюнхена? Там когда-то жил Тютчев. Узнайте его адреса, мы их опубликуем". Дама не знала, к кому обратилась... В мюнхенские архивы (государственный, городской, литературный, архитектурный, военный) я ходил каждый день, как на работу. Обратился в фонды музеев: городского и "Новой Пинакотеки". Вступил в переписку с архивами Дармштадта, Регенсбурга и старейшего издательства "Reclam" в Лейпциге. Установил контакты с российскими, немецкими и английскими филологами-тютчевоведами, тютчевскими музеями и академическими библиотеками Москвы и Петербурга. Вначале я предположил, что сенсаций не будет, но позже понял, что для России мюнхенский период жизни Тютчева - почти tabula rasa. Установить восемь адресов проживания Тютчева было делом несложным. Выяснил точную дату и место венчания Тютчева в первом браке (у И. Аксакова эта информация неверна). Раскрыл криптонимы в тютчевской переписке, исправил ошибки биографов, выяснил поводы (и нашел места) создания некоторых стихотворных шедевров, заинтересовался биографиями родственников и друзей поэта. Разыскал потомков Тютчева и установил с ними переписку.

Исследуя генеалогию и родословную лиц тютчевского окружения, сделал удивительнейшее открытие: в XX веке у обеих жен Тютчева обнаружился общий потомок, баронесса Пия Ридерер фон Паар-цу-Шенау, урожденная фон Риттер-цу-Гренештайн (1926-1996), которая являлась носителем ген… и самого поэта! Этот генетический набор баронесса Пия передала ныне здравствующим пятерым детям (нюансы своей родословной они узнали уже от меня).

В прессе Германии, России, Украины мной опубликованы более 50 статей о мюнхенском периоде жизни Тютчева. За пределами России вышли уже две мои книги, которые в России практически неизвестны. Мои усилия по увековечению памяти Тютчева, поддержанные русской диаспорой, генеральным консульством России, московской мэрией, увенчались установлением двух мемориальных досок в Мюнхене: в церкви, где венчался Федор Иванович и были крещены его пятеро детей, рожденных в Мюнхене от двух браков, и на здании, которое приняло 18-летнего Федора на службу в 1822 году.

Мы - Тютчев и я - дождались друг друга...

@@@
"С вами солидарен Федор Иванович Тютчев..."
1 июня
1. Классик должен быть классиком
В Петрозаводске вспомнили купцов-меценатов
Возвращение в незабытую жизнь
Горе стране, нуждающейся в героях
День в истории

Для поэтов заказали "Стихотворной"

@@

Евгений Бунимович: "Не будет шоу с шорт-листами"

2001-10-18 / Александр Вознесенский Позавчера в Центре имени Мейерхольда открылся Второй Московский международный фестиваль поэтов. Предыдущий проходил два года назад и был приурочен к 200-летию Пушкина. Нынешний поддержан Комитетом по культуре правительства Москвы, Фондом Сороса, посольствами Бельгии, Канады, Литвы, Мадагаскара, Франции, Швеции, Французским культурным центром, Российской академией наук и другими организациями. Мы беседуем с президентом фестиваля, поэтом, депутатом Мосгордумы Евгением Бунимовичем.



- ДЛЯ НАЧАЛА было бы разумно сказать немного об истории фестиваля. Все-таки ему уже два года.

- У нас есть некие национальные комплексы по поводу: все-таки Москва - столица мира или не столица? По этому поводу принято подсчитывать, сколько у нас танков, улиц, сортиров, хайвеев... Но ни у кого не возникнет сомнения, что Москва - одна из литературных, и поэтических в том числе, столиц мира. Была и всегда ею остается. Поэтому скорее странно, что у нас раньше такого фестиваля не было. Когда два года назад мы его сделали, он всеми был воспринят так естественно и легко, что казалось, будто он был всегда. В этом и была его удача. А теперь уже получается биеннале - так бы мы мероприятие и назвали, если бы в оргкомитете не было дискуссии по поводу того, какого рода "биеннале" в русском языке...

- Насколько я понимаю, в отличие от прошлого нынешний фестиваль гораздо более структурирован.

- Действительно, мы сделали несколько разных программ. Одна, ключевая, - "Звезды российской провинции". В последние годы, как мне кажется, в наших губерниях течет своя, очень интересная и интенсивная литературная и поэтическая жизнь. Есть "звезды" - такие, как Светалана Кекова из Саратова или Виталий Кальпиди из Челябинска. Есть менее известные имена, но я надеюсь, что после фестиваля их узнает Москва - хотя и сейчас они печатаются в основном в московских журналах. В этой связи важно, что в этом году у нас появляется большая премия "Москва-Транзит", которая дается именно провинциальному поэту - по совокупности заслуг перед русской поэзией - за его имя, работы; а в последний день фестиваля, в субботу, будет вручена малая премия "Москва-Транзит" - премия для поэта молодого, чей возраст не превышает 35 лет. (Сегодня имя лауреата этой премии уже известно. Им стала саратовская поэтесса Светлана Кекова. - прим. ред.)

- Из чего премии состоят, кто назначает победителя?

- Сама по себе награда очень красивая. Ее сделал известный французский скульптор Борис Лежен - он же русский поэт, он же автор мемориальной доски Мандельштама в Париже и многих других работ. Эта позолоченная статуэтка - такой трогательный однокрылый поэт - была отлита в одной из лучших мастерских Италии. Плюс 2400 условных единиц - для большой премии и 1200 - для малой.

Это премия фестиваля. У нас не будет шоу с лонг- и шорт-листами. Кому ее присудить, решается опросом (или обсуждением) оргкомитета фестиваля. А оргкомитет состоит из тех, кто его организовывал. Это Алексей Алехин, редактор журнала "Арион", Ольга Ермолаева из журнала "Знамя", это еще несколько кураторов московских литературных клубов, участвующих в фестивале, это и известные имена: Андрей Вознесенский, Евгений Рейн, Дмитрий Пригов и т.д. Лауреаты определяются прямым опросом.

- Помимо "провинциальной" какие программы предусмотрены?

- У нас есть программа "Классики ХХI века", где мы объединяем молодых поэтов разных стран. Отдельно хочу выделить программу "Поэты в школе" - на прошлом фестивале она поначалу вызвала некоторое удивление у поэтов. Всем понятно, что такое выступление в ЦДЛ, Музее Маяковского или в Музее Цветаевой. Но что такое - выступать в школе? Два года назад я сказал: "Вы хотите, чтобы следующее поколение читало стихи?" Я думаю, ответ однозначен. Если помните, у Слуцкого есть известные строки: "Интеллигентнее всех в стране девятиклассники, десятиклассники, ими только что прочитаны классики и не забыты еще вполне". Именно с этими ребятами мы и будем разговаривать. Причем если в прошлый раз это было около 15 школ, то в этом году к программе присоединилось гораздо больше учебных заведений. Так что поэты по утрам будут встречаться с московскими школьниками.

Есть и международная программа: "Русский/французский: диалог языков - диалог поэтов". Речь тут может идти о том, что в последние годы у нас усилилась, скажем так, англофонная связь - вышло, например, много антологий русской поэзии в Америке. Но надо активизировать, инициировать и другие связи. Мне кажется, что традиционная связь русского языка, литературы, культуры с языком и культурой французской существует и сегодня, но она требует актуализации.

- На этом фестивале, как я знаю, практически ни один поэт не останется без своего переводчика.

- Да, безусловно! Мы вообще хотим поговорить о том, что такое межъязыковое пространство. Есть ведь достаточное количество людей в литературном мире, которые знают хотя бы два языка. В данном случае они соединяются не только посредством текста, но и лично - в рамках нашего фестиваля. У нас будет презентация русско-французской антологии "Депо", вышедшей в Париже по-французски. Кстати, она скоро выйдет и в Москве - по-русски. Если говорить подробнее о французской программе, то интересно, что русская и французская литературы оказались сегодня примерно в одинаковой ситуации. К нам ведь приезжают не только поэты из Франции, как, например, классик Мишель Деги. Но и поэты бельгийские, швейцарские, канадские, мадагаскарские... Кто эти поэты, пишущие на французском?! Мадагаскарские, бельгийские, канадские? Или все-таки французские? Этот вопрос стоит сейчас и перед русской поэзией, которая пишется и на Украине, и в Казахстане, и в Канаде, и в Америке, и в Австралии и т.д. Все это мы планируем обсудить на круглых столах. Такие темы: один язык - разная литература. Или: разные языки - одна литература.

- Насколько фестиваль открыт для тех, кто не присутствовал при его рождении?

- Открыт абсолютно. Мы включили в рамки фестиваля все, что нам предложили наши московские клубы, где, как известно, каждый день звучит поэтическая речь. Включили и некоторые актуальные проекты. Например, проект Веры Павловой "Поэзия на ширмах" или презентацию антологии "Нестоличная поэзия", которую издает "НЛО". Зверевский центр представляет собственную программу "Поэты-безумцы". Будет представлен и проект Павла Крючкова "Звучащая поэзия" - он задумал сделать в интернете страничку голосов поэтов, которых и будет записывать на фестивале.

Один из вечеров мы посвящаем памяти Бориса Рыжего. В начале года он прислал мне письмо с подтверждением участия - и мы по сей день считаем его полноправным участником нашего фестиваля, несмотря на произошедшую трагическую историю... А в заключительный вечер фестиваля будут чтения нон-стоп, которые посвящаются памяти Нины Искренко - ей исполнилось бы в этом году 50 лет. Мы считаем, что эти чтения должны пройти в ее духе - абсолютно демократичном. В начале, конечно, почитают те поэты, которые были в одном с Ниной круге, ее друзья - Юра Арабов, Игорь Иртеньев, Марк Шатуновский, я, наверное, а потом все это, по замыслу, перейдет в чтение нон-стоп, где каждый сможет сказать свое слово.

- Есть ли у фестиваля какая-то издательская программа?

- Мне кажется, что уже сам буклет фестиваля, сделанный издательством "Проект О.Г.И", перерастает чисто представительские функции и становится фактом литературы. Здесь, между прочим, представлены все поэты-участники, кроме московских. То есть мы представляем московской публике всех остальных - с переводами, биографиями, портретами... Кроме того, по итогам фестиваля выйдет антология. Издавать ее, вероятно, будет тоже О.Г.И.

- Вы как-то учитывали опыт зарубежных поэтических фестивалей, где часто на первый план выходят не художественные, а политические акции?

@@@
Для поэтов заказали "Стихотворной"
Дом, где умирал император
Литература как двигатель рекламы
Место русской мечты
О гневе богов и силе рока
О патриотах, негодяях и родине
Патриотизм и способы его обсуждения

Потрошители могил

@@

Список номинантов на Госпремии в области литературы и искусства настраивает на грустный лад

2004-02-09 / Григорий Анатольевич Заславский - заведующий отделом культуры "Независимой газеты".



Не знаю, сильно ли расстроился русский поэт Юрий Кублановский, когда в прошлом году в очередной раз не получил Государственную премию. Два года подряд его выдвигали, допускали к открытому обсуждению и дважды – не давали. Думается, переживал. Сейчас у него, да и у всех других, есть повод вздохнуть спокойно и задним числом поблагодарить Бога за то, что обошли.

Оглядев список номинантов, которых уважаемая Комиссия по государственным премиям по литературе и искусству предлагает широко обсудить, я впервые подумал: а ведь правы те, которые давно уже предлагают упразднить это, по их глубокому убеждению, давно отжившее государственное вспомоществование.

@@@
Потрошители могил
Работа в еврейской общине - не только читать молитвы
Русь-тройка: Сталин, Сталин и Сталин
Снятие окиси
Средний класс и богема
Страсти по-эстонски
Троцкий как жертва Маркса

Узбекистанская прописка русского поэта

@@

В Ташкенте уже на протяжении 20 лет существует музей Сергея Есенина

2001-07-21 / Юрий Егоров



МОЖЕТ показаться странным само существование музея, открытого так далеко от родины великого русского поэта. В самом деле Сергей Есенин приезжал в Туркестан всего раз и пробыл здесь совсем недолго. Стихотворений, посвященных непосредственно Средней Азии, он так и не написал. Правда, в знаменитом поэтическом цикле "Персидские мотивы", где русский поэт предстает учеником великих поэтов Востока, за вымышленной есенинской Персией легко просматривается земля Туркестана, детали, подмеченные Сергеем Александровичем на ташкентских улицах, в чайхане, в узбекских двориках.

Есенин не был ни туристом, ни путешественником - он тянулся к Востоку душой художника, и главная идея ташкентского музея, которой руководствовались его организаторы, - раскрыть связи между литераторами Узбекистана и России на примере творческого освоения великим русским лириком традиций и приемов восточной поэзии.

В ташкентском музее собрано все, имеющее отношение к пребыванию Сергея Есенина на этой земле. А приехал он в столицу Узбекистана 14 мая 1921 г. в гости к своему другу и соратнику по поэтическому цеху - Александру Ширяевцу. Хотя поездка поэта была неофициальной, он много выступал с чтением стихов на вечерах "Студии искусств" в Туркестанской публичной библиотеке, в клубе Красной Армии, перед сеансами в синематографах "Туран" и "Зимняя Хива". Популярность Есенина в Ташкенте была огромной. Настоящую овацию устроила ему публика на поэтическом вечере ташкентского поэта Семена Окова в Доме просвещения имени Луначарского, в котором принял участие и Сергей Александрович. Неповторимый есенинский голос звучал и в домах его друзей - поэтов Александра Ширяевца и Валентина Вольпина, в мастерской художника Александра Волкова, в гостеприимной усадьбе семьи ташкентских интеллигентов Михайловых.

Кратковременное пребывание Есенина в Ташкенте стало важной вехой его творческой биографии. Здесь он вчерне закончил свою драматическую поэму "Пугачев", и она впервые прозвучала перед ташкентцами в авторском исполнении.

Тогда же поэт впервые окунулся в подлинную атмосферу так привлекавшего его Востока. По свидетельствам очевидцев, Есенин буквально пропадал целыми днями в старом городе, любил посидеть с пиалой чая в чайханах Шейхантаура и Урды, хотя так и не научился сидеть "по-узбекски", скрестив ноги. Русского поэта интересовали узбекские стихи, музыка и песни, которые он с удовольствием слушал у своих новых ташкентских знакомых.

Вечером 29 мая 1921 г. Сергей Есенин выехал в Самарканд для знакомства с памятниками среднеазиатской старины, а 3 июня вернулся обратно. Поэт простился с друзьями и затем навсегда уехал из полюбившегося ему Туркестана.

Долгие годы подробности пребывания Есенина на этой земле были практически неизвестны любителям поэзии. Ликвидировать это белое пятно есенинской биографии взялись ташкентские краеведы, коллекционеры, энтузиасты и исследователи творчества Есенина. Помогло и то, что в столице Узбекистана жила и работала дочь поэта - журналистка Татьяна Сергеевна Есенина. Бережно сохранила архив рано умершего Александра Ширяевца его невеста Маргарита Костелова, охотно поделились своими воспоминаниями старые ташкентцы, встречавшиеся с Есениным в 1921 г.

В фондах музея около 3000 экспонатов, в том числе автографы Сергея Есенина, прижизненные издания его произведений, фотографии и ряд личных вещей. Ценные рукописи и редкие документы передали в музей дети поэта и близкие ему люди.

@@@
Узбекистанская прописка русского поэта