"Нам нужен стабильный Афганистан"

@@

Президент Таджикистана Эмомали Рахмонов опасается, что двойные стандарты во внешней политике помешают победить международный терроризм

2001-10-19 / Виктория Панфилова После событий 11 сентября в США и начала акции возмездия в Афганистане многие лидеры постсоветских стран пересматривают взгляды на проблему защиты национальной безопасности своих государств. Сегодня в числе стран, находящихся в центре внимания мирового сообщества, оказался по понятным причинам и Таджикистан. Президент Республики Таджикистан Эмомали Рахмонов в интервью "НГ" поделился размышлениями о сохранении мира и стабильности в Центрально-Азиатском регионе и защите его от международного терроризма.



-ЭМОМАЛИ ШАРИФОВИЧ, ваша страна находится на переднем рубеже среди государств СНГ в свете событий, которые происходят в Афганистане. Что ожидает Таджикистан в случае успеха или же провала антитеррористической операции США?

- Во-первых, эту операцию нельзя назвать антитеррористической операцией только США, хотя именно они являются ведущими в ней. Нет необходимости напоминать о различных формах взаимодействия других стран по участию или содействию в намечающейся операции. Говорю "намечающейся" только потому, что задача антитеррористической операции, на мой взгляд, является чрезвычайно сложной и она не сводится лишь к поимке и наказанию виновников трагедии 11 сентября. Безопасность мира не будет обеспечена одними бомбардировками лагерей "Талибана".

Нужна твердая воля народов и стран, чтобы довести первый этап антитеррористической операции до успешного продвижения мирного процесса в Афганистане. Об успехе антитеррористической операции можно будет говорить только после установления мира в Афганистане.

Очевидно, при этом не обойтись без этапа переходного процесса. Уже на этом этапе снизится производство наркотиков в Афганистане и их транзит через Центральную Азию, в том числе и через Таджикистан. Снизятся угрозы дестабилизации для нашего региона, создадутся более широкие возможности для экономического подъема в Таджикистане путем поступления инвестиций. Со временем возникнет реальная почва для вовлечения страны в русло современной технологической революции на основе использования богатейших залежей полезных ископаемых в стране. Главное - с успехом антитеррористической операции в Афганистане наладится мирная жизнь таджикистанцев. Мы в этом случае не собираемся что-либо менять у себя в стране. Более того, используя мир в регионе, мы закрепим уже имеющиеся достижения во внутриполитической сфере и будем их дальше развивать.

Что же касается провала антитеррористической операции, то сама мысль об этом недопустима, так как это был бы провал антитеррористической коалиции, как и провал экономического и политического фундамента современной цивилизации. Хотят ли этого или не хотят, но ведущие силы современного мира будут вынуждены вести долгую и упорную борьбу с этой транснациональной преступностью. Она одинаково направлена и против одних, и против других, и против всех остальных.

Нельзя международный терроризм сохранить как управляемое явление, направляя его против своих геополитических соперников. Даже если представить себе, что антитеррористическая операция потерпит провал, то и в этом случае "Талибан" в ответных акциях не достанет США, Европу и Россию. И может направить свой удар на то, что ему будет доступно, - Центральную Азию и прежде всего на Таджикистан. Мы уже дорого заплатили за многолетнюю войну СССР в Афганистане, пламя которой перекинулось в Таджикистан. А в последнее десятилетие мы понесли громадный экономический ущерб в результате известных событий.

Провал антитеррористической операции может произойти в случае подчинения ее двойным стандартам. Великие державы должны перестать манипулировать террористами, когда иные из них выставляются представителями национально-освободительного движения и защитниками прав человека. Защита прав человека является самой безотлагательной задачей человечества, но ее нельзя подчинять геополитическим целям. Двойные стандарты погубят редкий шанс, выпавший человечеству для освобождения от международного терроризма. Мы все должны быть искренними и не дать себе увлечься политическими играми. Между тем чем дальше мы по времени от 11 сентября, тем больше чувствуется какая-то неискренняя возня.

- Каковы возможности Таджикистана по защите своей территории от военных действий?

- Эти возможности четко определены Договором о коллективной безопасности. Между нашей территорией и территорией Российской Федерации находятся другие страны СНГ. Но у Таджикистана и России, как и у других стран - участниц ДКБ, есть общая геополитическая стратегия, и всякое частичное ее разрушение приведет немедленно к разрушению всей ее целостности. Придерживаясь единой стратегии геополитического пространства, мы твердо уверены в том, что возможности Таджикистана по защите своей территории от военных действий органически связаны с возможностями России и стран - участниц ДКБ по защите общего геополитического пространства, в которое входит каждый квадратный метр территории Таджикистана. То есть безопасность каждой пяди территории нашей страны, как и всех стран - участниц ДКБ, обеспечивается всей мощью нашего геополитического содружества. Все это не означает, что Таджикистан будет руководствоваться иждивенческим принципом и будет делать упор только на помощь стратегических союзников. От общесоюзной собственности мы ничего не получили для строительства своих Вооруженных сил. Однако в годы независимости мы не сидели сложа руки и сделали серьезный шаг по пути создания собственных Вооруженных сил, войск по охране государственной границы, сил, которые готовы в любую минуту встать на защиту суверенитета и независимости страны.

- Началось взаимодействие между Таджикистаном и США. В чем конкретно оно выражается и каковы его цели?

- С первых дней независимости нашей страны США установили дипломатические отношения с Таджикистаном и оказывали ему гуманитарную помощь, причем в существенных размерах. Эта помощь оказывается и по сей день. Таджикистан является частью мирового сообщества, и он не может оставаться в стороне от тех событий, которые дестабилизируют международное положение и нарушают стабильность в мире. События 11 сентября, унесшие жизни тысяч невинных людей, всколыхнули мировое сообщество и вызвали гнев у каждого здравомыслящего человека. Мы с первых дней этих событий выразили солидарность с народом США и заявили, что готовы сотрудничать по проблемам борьбы с международным терроризмом с мировым сообществом и конкретно - с правительством Соединенных Штатов. После начала антитеррористической акции США наше правительство приняло специальное заявление, где сказано, что мы готовы предоставить свое воздушное пространство и некоторые другие инфраструктуры для оказания гуманитарной помощи народу Афганистана, страдающему длительное время от тирании талибов.

- В России многих беспокоит вопрос: если американские военные будут базироваться на территории Таджикистана, то уйдут ли они после окончания террористической операции?

- Во-первых, американских военных сил на территории Таджикистана нет. Во-вторых, на наш взгляд, весь цивилизованный мир вступил в совершенно новую фазу развития. Страны СНГ, которые содействуют антитеррористической борьбе, вступили в настоящее время в состояние совмещения геополитических пространств, сохранившихся от прошлых полюсов, бывшего биполярного мира. На наш взгляд, цель антитеррористической операции заключается в демилитаризации Афганистана, и это не должно достигаться за счет дополнительной милитаризации региона - это может привести к новой дестабилизации. К тому же следует четко определить, оставаться или не оставаться здесь войскам другого государства. Все это должно регламентироваться соответствующими правовыми актами, заключаемыми на какой-то определенный срок или бессрочно. Как известно, подобных документов между Таджикистаном и другими странами, кроме Российской Федерации, не подписано.

- Существует ли взаимодействие между странами Центральной Азии по вопросам борьбы с международным терроризмом и в чем оно выражается?

- Взаимодействие центральноазиатских стран по вопросам борьбы с международным терроризмом осуществляется широко: и как взаимодействие стран - участниц Договора о коллективной безопасности, и в рамках Шанхайской организации, и по линии двусторонних договоренностей. Создается антитеррористический центр Содружества Независимых Государств. В Центрально-Азиатском регионе созданы коллективные силы быстрого развертывания. Антитеррористическая деятельность координируется также и советом руководящих органов безопасности, и специальных служб государств - участников СНГ. Все эти и другие структуры по борьбе с терроризмом возникли на совершенно новой почве уже в постсоветское время для предотвращения набравших силу новых угроз.

Как известно, страны Центральной Азии, например такие, как Таджикистан, Узбекистан, Кыргызстан, в прошлом были жертвами международного терроризма и экстремизма. Мы все это осознаем, и, как показывают события 11 сентября, страны Центральной Азии в вопросах борьбы с терроризмом должны быть едины и действовать сообща. Таджикистан всегда искренне сотрудничал со своими соседями, и впредь мы обязаны координировать свои действия.

- Какие меры предпринимает руководство Таджикистана для сохранения стабильности в государстве и обществе?

- Стабильность любого государства и общества зависит от внешних и внутренних условий. В нашем случае прежде всего - от разрешения афганского кризиса, ликвидация которого обезопасит Таджикистан от проникающего потока наркотиков. Постоянная угроза дестабилизации с юга создаст благоприятные условия для вливания инвестиций в нашу экономику. После трагедии 11 сентября всему мировому сообществу стало ясно, что афганский кризис является угрозой не только для отдельного региона, но и для всей планеты. Я как президент Республики Таджикистан выступал с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН, на конгрессе ООН по предотвращению преступности, во время подписания Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности и в других формах постоянно обращал внимание на то, что афганская проблема является проблемой всего мирового сообщества, а не только региона или отдельных стран. Руководство Таджикистана предполагало в свое время даже создать вокруг Афганистана пояс безопасности.

@@@
"Нам нужен стабильный Афганистан"
"Президенту эксперты не нужны. Он принимает решения сам"
"С советским прошлым еще далеко не покончено"
"Сетевая война" по-американски
"У Москвы лишь один путь - на Запад"
"Эмми" разобрали по-тихому
"Я работал в разведке, как и Путин"

«Большая игра» или сотрудничество: что на весах?

@@

В Центральной Азии интересы Москвы, Вашингтона и Пекина ограничиваются энергоресурсами и безопасностью

2007-05-28 / Ирина Доновна Звягельская - профессор МГИМО, вице-президент Международного центра стратегических исследований.







Американцы в Центральной Азии – уже привычная картина.

Фото Виктории Панфиловой

Какие цели преследуют главные игроки в Центральной Азии, в чем состоят их основные интересы, можно ли считать регион ареной новой «большой игры» и реально ли ожидать углубления соперничества между Россией, США и Китаем – все эти вопросы ставятся на конференциях и семинарах, обсуждаются в СМИ и становятся предметом повышенного внимания обывателя. Как ни странно, но однозначных ответов на них нет.

Оригинальный взгляд на основные интересы США, России и Китая в Центральной Азии, а также на перспективы их взаимодействия предложен в изданной в 2007 году в США книге «Центральная Азия – взгляд из Вашингтона, Москвы и Пекина». Ее написали известные специалисты по международным отношениям – Юджин Румер, Дмитрий Тренин и Хуашенг Жао. Предисловие принадлежит также одному из знатоков этой проблематики Раджану Менону. Важными представляются те проблемы, которые ставят авторы, и те ответы, которые они находят на извечный вопрос о том, какую роль играет Центральная Азия в стратегии трех перечисленных государств.

В последние годы государства региона выдвинулись на авансцену мировой политики. Из малоизвестных советских республик они постепенно превратились во влиятельных субъектов международных отношений. Центральная Азия, продолжавшая оставаться для России сферой ее традиционного влияния, а для Китая – зоной соседства, одновременно стала привлекать к себе взоры государств, расположенных далеко от нее, но открывавших для себя этот регион заново. Для США развитие отношений с центральноазиатскими государствами, безусловно, означало вызов привычным представлениям о том, какие приоритеты должны быть поставлены во главу угла и как добиваться поставленных целей. Действительно, как верно подмечает Юджин Румер, США пришли в малознакомый им регион с теми же рецептами сотрудничества, которые имелись у них для Восточной Европы, уделяя главное внимание привычным структурам. Безопасность, развитие демократических институтов, энергоресурсы не могли не обусловить особого интереса Вашингтона, но главное все же заключалось в том, что американские политики не желали допустить доминирования в регионе других игроков. Трагические события 11 сентября 2001 года изменили геостратегический пейзаж Центральной Азии, резко повысив ее значимость.

@@@
«Большая игра» или сотрудничество: что на весах?
Андреас Майер-Ландрут: "У нас есть ответственность перед обществом"
Буш вступился за небоскребы
Генералы уходят в оппозицию Кремлю
Джордж Буш-младший: всерьез и надолго
Евгений Киселев для канала ТВ-6 стал Борисом Йорданом
Капитуляция

Ключевая проблема - взаимодействие спецслужб

@@

По мнению генерала армии Николая Ковалева, возглавлявшего ФСБ России в 1996-1998 годах, это позволит победить международный терроризм

2001-09-28 / Игорь Коротченко Диверсии, совершенные 11 сентября в США, высветили парадоксальную ситуацию: террористы всех мастей способны к объединению на глобальном уровне, а призванные противостоять им спецслужбы - нет. Последние политические инициативы России открывают путь к преодолению этой разобщенности. Существо технологии антитеррористического сотрудничества раскрывает экс-директор ФСБ России, а ныне - заместитель председателя комитета Госдумы по безопасности генерал армии Николай Ковалев.



- НИКОЛАЙ ДМИТРИЕВИЧ, что следует предпринять после террористических актов в США ведущим спецслужбам мира, чтобы избежать повторения столь масштабной трагедии?

- Как я уже неоднократно говорил об этом раньше, первое, с чего нужно начинать, - это создание единого банка данных на все террористические организации. Там необходимо сосредоточить имеющиеся материалы всех спецслужб: цели, задачи террористов, методы выполнения заданий, руководящий состав, установочные данные на лиц, причастных к такой деятельности. Все спецслужбы должны иметь равный доступ в эту систему, чтобы можно было организовать проверку в режиме реального времени.

Как показали последние события в США, решения нужно принимать практически моментально. Возникли какие-то подозрения в отношении конкретного человека, его надо немедленно проверить по упомянутому массиву данных.

- Была ли возможность предотвратить события 11 сентября?

- С профессиональной точки зрения я скажу, что, конечно, в системе общих мер безопасности Соединенных Штатов имелись существенные пробелы. Меня просто поразило, что вот, допустим, приезжает в США иностранец и за 25 тысяч долларов его обучают управлению "боингом". Первый вопрос, который должны задать себе органы, отвечающие за обеспечение безопасности США: зачем это делается? Правоохранительные органы США должны были проявить внимание, когда такие лица еще только подавали документы для обучения летному искусству, уже на том этапе организовать их тщательную проверку. "Боинги" сейчас летают по всему миру. Вопрос: куда делись люди из стран Ближнего Востока, которых американцы подготовили в своих летных школах? Куда они вообще растворились, где они? Не исключен вариант, что многие из них уехали в Европу - со всеми вытекающими отсюда последствиями.

- Идея создания единого банка данных о террористических организациях стала очевидной только сейчас?

- Подобные предложения исходили от российской стороны еще в 1997 году, так же как и идея создания мирового антитеррористического союза. Тогда же нами предлагалось создание единой системы идентификации взрывчатых веществ.

- Что бы это дало?

- В любой точке мира, если террористами совершен взрыв, моментально определяется страна происхождения взрывчатки, на каком заводе она произведена, куда был налажен сбыт и так далее. Это значительно облегчило бы работу спецслужб в сфере определения и поиска террористов.

- Как вы считаете, пойдут ли спецслужбы России и Запада на то, чтобы в этот банк данных закладывать информацию по террористическим организациям в полном объеме? Или же будут превалировать соображения режимного характера?

- Наша задача сейчас заключается в том, чтобы разрозненная информация спецслужб стала их общим достоянием. Представим ситуацию, что в процессе оперативной работы спецслужб США в их поле зрения попали подозреваемые. От американцев поступает запрос в базу данных - ответ отрицательный. А потом окажется, что в какой-то службе были данные о причастности того или иного человека к террористической организации. Была реальная возможность предотвратить теракт, но этого не удалось сделать в силу того, что кто-то перестраховался, "зажал" информацию. Конечно, существует проблема сохранения источников информации. Но она в значительной степени решается за счет формализации представляемых данных.

- Как вы считаете, все ли у нас благополучно в сфере борьбы с терроризмом?

- Ну, все у нас благополучным быть не может. Существует много проблем, и среди них я бы выделил проблему законодательства. Мы сейчас в комитете по безопасности Государственной Думы как раз работаем над их устранением.

Но самое главное, самое печальное заключается в том, что за последние годы произошел очень серьезный отток оперативных кадров, что прежде всего связано с состоянием финансовой базы российских спецслужб. Мы долгое время получали средства только на выплату денежного содержания личному составу. Не было возможности развивать технические средства, не было возможности вести научно-технические разработки. А ведь у нас есть чем гордиться. Есть газоанализаторы, позволяющие определять в багаже и грузах наличие взрывчатых веществ. Но сейчас это не внедрено - в силу отсутствия финансовых средств.

- Как вы полагаете, было бы целесообразным нахождение во время полета среди пассажиров российских авиакомпаний вооруженных сотрудников служб безопасности?

- Как мера против террористов-камикадзе - безусловно.

- Могут ли потенциальные террористы пройти в России техническую подготовку к пилотированию авиалайнеров?

- В систему подготовки пилотов у нас не берут людей с улицы. У нас в этом смысле все-таки побольше порядка, чем в США.

- В свое время вы работали в Афганистане и хорошо знаете местные условия. Как вы думаете, есть ли у США, России, других стран четкая картина того, что там сейчас происходит?

- С учетом специфики Афганистана - стопроцентной информации нет ни у кого.

И в этих условиях начинать наземную операцию, к которой сейчас идет подготовка в США, - это просто стратегическая ошибка. Судя по сообщениям западных СМИ, есть несколько вариантов нанесения ударов по афганской территории. Но по кому? Бен Ладен скрылся, о его местонахождении знают не более пяти человек из числа ближайшего окружения. Как его искать в этих условиях? К тому же в силу географических особенностей Афганистана бомбометание по местам возможного нахождения бен Ладена крайне неэффективно.

- А ракетные удары?

- Ракетные удары еще менее эффективны. Во-первых, там огромное число естественных расщелин в горах. Во-вторых, весь Афганистан изрыт так называемыми "кяризами". Это система орошения, а практически - система катакомб, позволяющая в любой момент, при малейшей опасности "нырнуть" туда и скрыться. Куда же наносить удары? В случае же проведения наземной операции американцы столкнутся с незнанием местных условий и обычаев. Необходимость материально-технического обеспечения войск в условиях широкомасштабной партизанской войны приведет к многочисленным жертвам среди военнослужащих США. У талибов накоплено достаточно оружия, есть даже "Стингеры". В условиях обострения ситуации в регионе среди международных оружейных контрабандистов найдется достаточно желающих в погоне за сверхприбылями продать "Талибану" новые партии современного вооружения.

- Наша агентура в Афганистане потеряна полностью?

- Знаете, ведь за прошедшие годы все изменилось. Сменился строй, сменились люди. Бывшая агентура, если даже с ней и установить контакт, для сегодняшней ситуации не представляет особого интереса.

- Скажите, а каковы возможности ФСБ в Чечне? Что сейчас самое важное?

- Ключевой вопрос - финансирование. Сейчас только на борьбу с терроризмом американцы выделяют деньги, сопоставимые с бюджетом всей нашей страны. У нас расходы в десятки раз меньше. А ведь сильное государство не может быть без сильной спецслужбы. Понимание этого, мне кажется, уже пришло.

- Один из ваших последних визитов в должности директора ФСБ состоялся в Израиль. Насколько его опыт разведки и контрразведки в сфере борьбы с терроризмом может быть применим в России и других странах мира?

- Там действительно накоплен богатейший опыт борьбы с терроризмом. Мы многое почерпнули во время визита и контактов с сотрудниками израильских спецслужб, договорились о взаимодействии, практическом обмене опытом. У Израиля многое можно почерпнуть по работе с агентурой и ее внедрению. Но, как вы знаете, израильский опыт в российских условиях не совсем применим. У нас есть законодательные ограничения. В частности, если мы говорим о правовой основе приведения приговора в исполнение силами сотрудников спецслужбы, то такая форма вполне законна и существует во многих регионах мира, однако у нас этого нет.

- Заочный приговор террористам - а потом в дело вступает спецслужба?

- Да, это абсолютно правовая форма приведения приговора суда в исполнение. Но мы придерживаемся рекомендаций Совета Европы и не практикуем смертную казнь, заменяя ее пожизненным заключением.

- А в США смертная казнь существует. Видимо, надо искать баланс?

@@@
Ключевая проблема - взаимодействие спецслужб
Любить Билла
Насколько устойчивы наши приоритеты
Николай Бордюжа: "За безопасность надо платить"
Новой великой депрессии не будет
Переживет ли наука клонирование человека?
Россию надо удержать от самоизоляции

Россия выиграла лишь политически

@@

После 11 сентября мир стал гораздо более непредсказуемым

2006-09-11 / Сергей Куликов Сергей Александрович Караганов – председатель Совета по внешней и оборонной политике, декан факультета мировой экономики и политики Высшей школы экономики.



Сергей Караганов, декан факультета мировой экономики и политики Высшей школы экономики, комментирует для «НГ» экономические последствия терактов 11 сентября 2001 года.

– Сергей Александрович, как, на ваш взгляд, события 11 сентября повлияли на мировую экономику?

– Влияние в целом и, видимо, в среднесрочной перспективе – подавляющее и негативное. Во-первых, это рост цен на нефть и сырьевые ресурсы, во-вторых, наблюдается медленное, но явственное нарастание давления на основополагающие элементы западной цивилизации, в том числе и на образ жизни. Начинают разоряться авиакомпании, люди перестают летать, соответственно, это может через несколько лет сказаться достаточно негативно. Впрочем, пока трудно просчитать все факторы.

@@@
Россия выиграла лишь политически
Россия-США: невнятный диалог
Россия: путь на Запад
Рынок и власть
Холодный душ в звездную полосочку
Экономическая подоплека антитерроризма