"Сетевая война" по-американски

@@

Она развивает теорию "мятежевойны", выдвинутую русским ученым-эмигрантом

2002-02-16 / Сергей Гриняев Теракты в США 11 сентября 2001 г. открыли эпоху "мятежевойны", наступление которой предсказал еще в начале 60-х гг. XX в. русский военный ученый-эмигрант Евгений Месснер (см. "НВО" # 43 за 1999 г. и # 35 за 2001 г.). Он выявил принципиальные особенности этого явления, среди которых: - отсутствие линий фронта и четких границ между противниками; - превращение общественного сознания в основной объект воздействия; - пространство войны становится четырехмерным (к трем традиционным добавляется информационно-психологическое измерение). Однако Месснер был крайне скуп в описании методов борьбы с противником, избравшим стратегию "мятежевойны". Первыми попытку восполнить этот вакуум предприняли политики и военные США. Сентябрьские теракты заставили американцев активизировать эти усилия. Ответом на стратегию "мятежевойны" стала концепция "сетевого противоборства".



15 августа 2001 г. президент США Буш предложил министру обороны Дональду Рамсфелду подготовить стратегическое представление о том, как американская армия "должна выглядеть сегодня и как она должна выглядеть завтра". Но тут грянули события 11 сентября, и в одном из выступлений, прозвучавшем сразу после терактов, Рамсфелд отметил, что в связи с совершенными в Нью-Йорке и Вашингтоне нападениями "мы наблюдаем появление нового поля боя... конфликтов иного типа".

В октябре 2001 г. в статье "За рамками войны с террором" Рамсфелдом были обозначены контуры новой стратегии. Он подчеркивает, что в свете последних событий в США подготовка к внезапному нападению - подготовка быстрая и решительная - должна стать одним из слагаемых военного планирования в XXI в.

Вместо того чтобы искать очередного противника и планировать крупномасштабные войны на точно определенных ТВД, считает Рамсфелд, необходимо предвидеть появление новых и разнообразных врагов, которые будут полагаться на фактор внезапности, обмана и на применение асимметричного оружия для достижения своих целей. Согласно определению Института национальных стратегических исследований Национального университета обороны Соединенных Штатов, под "асимметричными" угрозами понимаются "использование фактора неожиданности во всех его оперативных и стратегических измерениях, а также использование оружия такими способами, которые не планируются США".

Афганский полигон

В точном соответствии с тезисами Рамсфелда, операция американских войск в Афганистане во многом является полигоном испытания принципиально новой оперативной концепции ведения противоборства, известной из зарубежных источников как "сетевая война" (network-centric warfare - NCW).

За последние годы резко возрос интерес к реализации проекта создания глобальной информационной сети Минобороны США, известном как проект Defense Information Grid, который координируется Агентством информационных систем МО (DISA). Именно она является основой ведения "сетевой войны".

Данное направление в развитии оперативного искусства было положено в основу концепции строительства американских вооруженных сил "Единая перспектива 2010" ("Joint Vision 2010") и связано с трансформацией взглядов на характер угроз в новом веке.

Новый взгляд на угрозы XXI столетия заключается в том, что в будущем основная угроза будет исходить не от регулярных армий разных стран, а от всевозможных террористических, криминальных и других организаций, участники которых объединены в некие сетевые структуры. Для обозначения подобных структур появился специальный термин "сегментированная, полицентрическая, идеологизированная сеть" (Segmented, Polycentric, Ideologically integrated Network - SPIN).

В условиях воздействия подобных угроз изменяются роль и место Вооруженных сил. В большей степени акцент делается на проведение невоенных операций (Operation Other Then War), что требует тесного взаимодействия с негосударственными организациями и структурами.

Отличия от войны традиционной

Американцы определяют "сетевую войну" как оперативную концепцию, базирующуюся на информационном превосходстве и позволяющую достичь увеличения боевой мощи войск путем ориентации на сеть датчиков, штабов и исполнительных подразделений. Это дает возможность достичь широкой осведомленности, увеличить скорость доведения приказов, более высокого темпа проведения операции, большего поражающего действия, большей живучести и степени самосинхронизации.

В сущности, "сетевая война" переводит информационное превосходство в боевую мощь, эффективно связывая интеллектуальные объекты в единое информационное пространство театра военных действий. Происходит трансформация понятия "поле боя" в понятие "боевое пространство". В него помимо традиционных целей для поражения обычными видами вооружений включены также и цели, лежащие в виртуальной сфере: эмоции, восприятие и психика противника. Воздействие на новые классы целей достигается за счет тесной интеграции сетевых структур Министерства обороны и сетевых структур гражданского общества (как совокупности общественных объединений, отвечающих за выработку "общественного мнения").

Есть несколько ключевых понятий, которые в основном отличают "сетевую войну" от войны традиционной. Первое заключается в использовании географически распределенной силы. Как указывают эксперты, ранее из-за разного рода ограничений было необходимо, чтобы подразделения и элементы тылового обеспечения располагались в одном районе в непосредственной близости к противнику или к обороняемому объекту. Новая концепция снимает эти ограничения.

Второе ключевое понятие состоит в том, что силы, участвующие в "сетевой войне", высокоинтеллектуальны. Пользуясь знаниями, полученными от всеохватывающего наблюдения за боевым пространством и расширенного понимания намерений командования, эти силы будут способны к самосинхронизации деятельности, станут более эффективными при автономных действиях.

Третье ключевое понятие - наличие эффективных коммуникаций между объектами в боевом пространстве. Это дает возможность географически распределенным объектам проводить совместные действия, а также динамически распределять ответственность и весь объем работы, чтобы приспособиться к ситуации.

Информационная сеть (The Grid) состоит из трех подсетей: подсеть датчиков (сенсоров), подсеть узлов, принимающих решения, и подсеть исполнительных узлов. Все три подсети включают узлы, работающие как с реальными, так и с виртуальными объектами.

Кто противник?

Американским военным не дают покоя результаты собственных прогнозов, согласно которым в сложившихся условиях после 2015 г. военный потенциал Китая будет сравним с военным потенциалом США, а в дальнейшем КНР начнет опережать Америку в экономическом и военном развитии. Анализ китайской концепции "народной войны" (прежде всего в ее приложении к информационной сфере) также вынудил американских военных пойти на наблюдаемые нами сегодня кардинальные изменения. Отмечается, в частности, что сама природа китайского общества, феномен мировой китайской диаспоры, соответствует концепции "сетевой войны".

11 декабря прошлого года, когда военная фаза операции в Афганистане была в самом разгаре, пакистанская газета "Фронтиер пост" сообщила, что Соединенные Штаты уже планируют развернуть на юге Афганистана элементы НПРО для перехвата китайских баллистических ракет. Создание баз США в Киргизии, Узбекистане, Таджикистане и Афганистане также вписывается в стратегию окружения Китая.

Отметим, что 10 января 2002 г. представитель МИД КНР Сан Юкси назвал "не имеющим оснований" опубликованный ЦРУ США прогноз о перспективах развития китайских ядерных вооружений к 2015 г. По заявлению МИД КНР, Китай будет усиливать свою национальную оборону "в соответствии со своими нуждами", и любые прогнозы в связи с этим представляют собой лишь ничем не подкрепленные умозаключения.

В опубликованном 9 января докладе Центрального разведывательного управления под названием "Развитие иностранных ядерных ракет и ядерная угроза на период до 2015 года", в частности, говорится, что через 14 лет Китай будет иметь от 75 до 100 ядерных ракет дальнего радиуса действия, что вчетверо превышает сегодняшний ядерный потенциал Китая. Также, по мнению аналитиков ЦРУ, большинство китайских межконтинентальных ракет будет располагаться на мобильных платформах.

Западная пресса высказывает мнение о том, что американское военное строительство на территории бывших советских республик в Средней Азии вызывает растущее недовольство в Пекине.

@@@
"Сетевая война" по-американски
"Четверка" подминает саммит СНГ
...а в Анапе - "Киношок"
600 тысяч человеческих жизней - за передел постсоветского пространства
«Большая игра» или сотрудничество: что на весах?
«Несостоявшиеся» государства и несостоятельные «государственники»
Алиев уточнил данные Путина

Бродячая собака

@@

100 сальто для Плучека; "Вербатим" в Москве; Остановка для режиссеров.

1999-11-23



100 сальто для Плучека

ВАЛЕНТИН ПЛУЧЕК и его театр одним махом отпраздновали два юбилея сразу - 90-летие мэтра и 75-летие Театра сатиры. Режиссером праздничного мероприятия выступил Александр Ширвиндт, который, кроме того, занял место на сцене у правой кулисы подле рояля, откуда в свойственной ему ироничной манере комментировал происходящее.

Для начала под водительством Городничего из "Ревизора" на сцену выплыли актеры театра в костюмах из разных спектаклей. Впервые за долгие годы играл живой оркестр. Затем все те же артисты выезжали на сценическом круге по одному и делали свои поздравления. Наибольшие аплодисменты сорвал Спартак Мишулин в костюме Карлсона с комическими куплетами. Выступления перемежались показом на экране отрывков из спектаклей. Благодаря кинопленке на вечере побывали и ныне покойные знаменитости театра - Андрей Миронов, Анатолий Папанов, Михаил Зонненштраль.

Публика горячо приветствовала выход на сцену живой легенды Театра сатиры - Григория Менглета. Принесли свои поздравления и давние друзья театра - Марк Захаров, Аркадий Арканов и Григорий Горин.

В финале все на том же круге выехал сам Плучек, перед которым выбежавшие на сцену дети исполнили рок-н-ролльные пляски. Один из них был загримирован под юбиляра и прокрутил перед его взором ровно 100 символических сальто.

Организация юбилея знаменитого театра была осуществлена на медные деньги - спонсором выступил сам коллектив. Случай в наши дни достаточно редкий.

Михаил МАУС

"Вербатим" в Москве

БРИТАНСКИЙ совет и фестиваль "Золотая маска" в рамках проекта "Новая пьеса" провели в Москве третий семинар по драматургии вместе с лондонским театром "Роял Корт". Опытом по технике документального театра "Вербатим" поделилась Элиз Доджсон, руководитель международных программ театра "Роял Корт". Смысл предложенной техники заключается в том, что актеры следят за реальными людьми, записывая их подлинные истории, а драматург из собранного материала для этих актеров создает пьесу. Например, одной из участниц, пережившей абхазскую войну, на семинаре было задано множество вопросов. Ее ответы российские драматурги общими усилиями преобразовывали в пьесу.

На семинаре вспомнили опыт Станиславского, который, прежде чем поставить известную пьесу Горького, изучал жизнь "дна", и опыт Додина, перед постановкой "Братьев и сестер" погружавшегося с актерами в реальную деревенскую атмосферу. Но это только предварительная подготовка к воплощению уже готового драматургического материала. Техника театра "Вербатим" позволяет театру оперативно отзываться на проблемы сегодняшнего дня, волнующие общество.

В рамках семинара состоялся также показ мега-пьесы "Москва - открытый город", включающей более десятка историй, написанных разными авторами: Москва москвичей и Москва приезжих, Москва интеллигенции и Москва грузчиков и даже Москва с птичьего - вороньего полета. Весьма интересными были работы Владимира Мирзоева (пьеса прошлогоднего антибукеровского лауреата Максима Курочкина "Глаз") и Вадима Данцигера (пьеса ленинградского комедиографа Железцова "Диалоги о животных"). Смешные миниатюры показал Евгений Гришковец ("Погружение", "Падение"), необычным получился этюд "Сцены у фонтана" Екатерины Шагаловой. Работа над этим спектаклем будет продолжена. Впереди постановки питерского режиссера Александра Галибина, Ольги Субботиной, Николая Крутикова, "фоменок" и многих других.

Ольга МИХАЙЛОВА

Остановка для режиссеров

В СТОЛИЧНОМ клубе искусств "Дом" группа молодых режиссеров, выпускников ВГИКа, представила кинофотопроект под названием "Остановка для глаз", в котором попыталась соединить два вида искусства: кинематограф и фотографию. Если первый отличается динамизмом и стремительными ритмами, то второй, напротив, характеризуется известной статикой, не исключающей экспрессии. Качество представленных фоторабот свидетельствует не просто об увлеченности и широте интересов молодых кинематографистов, но отвечает всем требованиям профессии фотохудожника, которой, похоже, режиссеры владеют вполне. По выставленным в "Доме" фотографиям можно судить о хорошем вкусе, незаурядной наблюдательности и оригинальном взгляде на мир, присущим их авторам. Кинематографическая часть проекта представлена короткометражными лентами, отмеченными многочисленными международными призами. Это "Герой" Павла Бардина, "Весточка" Александра Митрофанова, "Фотограф" Александра Котта, "Тоскующая телка" Александра Горшанова. Среди них и документальный фильм "Портрет мальчика с собакой" американки Робин Хессман, который она сняла во время учебы во ВГИКе. Эта картина была удостоена премии "Оскар" в номинации "Лучший студенческий фильм".

@@@
Бродячая собака
В ожидании разрядки
В поисках руля и ветрил
Виноваты все, даже поляки
Всем сестрам по серьгам
Где живут замечательные люди
Геометрия политики

Геополитика и региональные связи

@@

Потенциал российско-киргизских отношений пока используется далеко не полностью, полагает сын Чингиза Айтматова

2000-04-28 / Александр Бондаренко Советника президента Киргизии по международным вопросам Аскара Айтматова выделяют среди его коллег рафинированная интеллигентность, светские манеры, начитанность, широта дружеских и деловых связей, осведомленность, образованность и деликатность. Его отец - знаменитый писатель, общественный деятель и дипломат Чингиз Айтматов - не отличается подобной мягкостью (знаю это по собственному опыту). Но сын, похоже, и не помышляет стать точной копией своего родителя. Упоминание об отце скорее вызывает у Аскара усталую улыбку, спрятанную в уголках губ. Видимо, он давно уже пресытился быть "всего лишь" сыном всемирно известного прозаика. Рискну предположить, что в государственных и дипломатических делах сын, пожалуй, имеет неплохие шансы завоевать авторитет не меньший, чем у его отца.



- АСКАР ЧИНГИЗОВИЧ, каков, на ваш взгляд, сегодня уровень российско-киргизских отношений и что определяет его?

- Я считаю, что в основе близости наших позиций и взаимопонимания практически по всем значимым международным вопросам лежит совпадение интересов России и Киргизской Республики в области геополитики, экономики и государственной безопасности. К тому же в Киргизии большим влиянием пользуется русская диаспора. Но, пожалуй, самое главное - наша историческая общность. У нас общее прошлое, сложное и противоречивое, и, я надеюсь, общие демократические ориентиры в строительстве будущего наших братских стран и народов.

Вообще Россия для многих киргизов стала второй родиной, и, поверьте, это не просто комплиментарность. Ведь не секрет, что многие из граждан КР получили образование в российских вузах. К примеру, президент Киргизии Аскар Акаев - воспитанник города на Неве.

И таких, как он, в нашей республике немало. Русский язык нам прорубил окно в Европу и в остальной мир. Мы и сейчас вовсе не собираемся от него отказываться - это наш второй государственный язык. Кроме того, длительная интегрированность Киргизии в Российскую империю, а затем в Советский Союз накрепко связала экономики РФ и КР и обусловила взаимовлияние социально-экономических процессов в наших странах. Общими интересами в области геополитики, государственной безопасности и экономического развития объясняется, на мой взгляд, активное участие наших стран в деятельности Таможенного союза и "Шанхайской пятерки".

Но одно дело - понимание совпадения интересов, и другое - успешная реализация взаимовыгодных проектов и отлаженных экономических связей. Надо честно признать, что, несмотря на приоритет в развитии двусторонних отношений КР и РФ, подтвержденный на самом высоком государственном уровне, социально-экономический потенциал наших стран до сих пор используется далеко не полностью. Между тем общая угроза, нависшая над нашим регионом, в связи с нарастающим трансграничным вооруженным вмешательством во внутренние дела государств Центральной Азии и России со стороны экстремистских сил исламского фундаментализма, объективно стимулирует дальнейшее сближение наших стран не только в области обороны и государственной безопасности, но и в сфере экономического развития, в частности, эффективного использования киргизстанских предприятий ВПК в рамках единой региональной оборонительной стратегии и обеспечения надежности южных рубежей СНГ.

- Помимо уже упомянутых выше Таможенного союза и "Шанхайской пятерки", Киргизия входит еще в несколько региональных организаций. Какие из них, по вашему мнению, являются наиболее влиятельными, и с чем связано участие в них КР?

- Действительно, за последние годы КР вступила в ряд региональных структур, из которых я бы прежде всего выделил Центральноазиатское экономическое сообщество (ЦАЭС). Оно объединяет Казахстан, Киргизию, Таджикистан, Узбекистан. Россия входит в ЦАЭС на правах наблюдателя. Это экономическое сообщество является, на мой взгляд, перспективной организацией, позволяющей решать многочисленные проблемы, связанные с экономической интеграцией стран-участниц и решением жизненно важных для экономик этих государств вопросов. К примеру, планируется создание зон свободной торговли в рамках ЦАЭС, что подразумевает свободное передвижение капиталов, товаров, людей и услуг. Не менее значимо для нашего региона тесное межгосударственное сотрудничество в решении проблем водоснабжения и развития энергетического комплекса. Намечено ввести ряд льгот для членов ЦАЭС, нацеленных на всестороннее развитие предпринимательства и создание благоприятных условий для притока внешних и внутренних инвестиций. Как видите, участие Киргизии в ЦАЭС дополняет сотрудничество в рамках СНГ, которое, увы, характерно вялотекущим исполнением принятых решений по причине разнонаправленности геополитических векторов развития многих бывших советских республик и разной степени продвинутости в них рыночных реформ.

Более того, рискну предположить, что в случае эффективного развития СНГ активность его членов в других региональных структурах типа ЦАЭС будет снижаться, так как само Центральноазиатское сообщество возникло и существует во многом как ответная реакция на "пробуксовку" принятых решений СНГ. В известном смысле ориентиром для нашего содружества может служить успешная деятельность Таможенного союза, который за последний год реализовал на практике ряд действенных мер, направленных на реальную интеграцию стран-участниц и предоставление им льготного пропускного режима для развития торговли, партнерских связей и плодотворного взаимовыгодного экономического сотрудничества.

Еще одна влиятельная региональная структура, куда входят Киргизия, Казахстан, другие бывшие советские среднеазиатские республики, а также Азербайджан, Афганистан, Турция, Пакистан, Иран, называется Организацией экономического сотрудничества (ОЭС). Ее членов связывает не только географическая, но и историко-духовная близость, так как все они являются мусульманскими странами. Среди главных приоритетов ОЭС - всестороннее развитие торгово-экономических связей, региональных коммуникаций, сотрудничество в области ТЭК и приобщение к глобальным проектам, связанным с интеграцией в мировую экономику. Совместное участие в ОЭС стран, различных по своему экономическому развитию, уровню менталитета населения, государственному политическому устройству, решению социальных и этнических вопросов в обществе, способствует в итоге более глубокому познанию "соседских" и региональных проблем и поиску эффективных компромиссных решений на благо развития государств и народов региона.

- В свое время в Москве вызвало бурную реакцию вступление Киргизии во Всемирную торговую организацию (ВТО). Некоторые государственные деятели в России расценивали этот шаг чуть ли не как подрыв Таможенного союза. С тех пор страсти поутихли, но положение не изменилось: Киргизия по-прежнему остается единственной из стран СНГ полноправным членом ВТО. Какие реальные выгоды получила КР от этого статуса?

@@@
Геополитика и региональные связи
Главный дезинтегратор СНГ
Граждане СНГ стали иностранцами
Демографический взрыв в Таджикистане
Депутат от СПС - против администрации президента
Дом, где рады людям без гражданства
Заложники без террористов

Иркутские стройки ждут китайцев

@@

В регионе растет потребность в иностранной рабочей силе

2008-07-07 / Сергей Кез



Межведомственная комиссия при администрации Иркутской области определилась с квотой на привлечение иностранных трудовых мигрантов. В 2009 году, как сообщили в департаменте труда Иркутской области, в Прибайкалье могут прибыть на работу 20 тыс. граждан из стран дальнего зарубежья и 30 тыс. – из стран СНГ. Главным принципом при рассмотрении заявок работодателей по-прежнему остается обеспечение приоритетного права российских граждан на занятие вакантных и вновь создаваемых рабочих мест.

Как и в этом году, около 90% иностранных рабочих будут трудоустроены на иркутских стройках. Все остальное приходится на сельское хозяйство, лесопромышленный комплекс, общественное питание, торговлю. Большую часть гастарбайтеров составят граждане Поднебесной, Таджикистана, Киргизии, других бывших советских республик. Иркутская область все больше попадает в зависимость от иностранной рабочей силы.

@@@
Иркутские стройки ждут китайцев
Казахский президент презентовал Москве преемницу
Капитуляция или переход к партнерству?
Киев предложил усилить ГУУАМ
Кризис не помеха милитаризации
Логика ущемления
Магомед Мусаев: "ЭКСПО-2010 определит XXI век"

Мародерство элит и провокации "патриотов"

@@

Всплески эмоций по поводу "утерянного русского Крыма" вредят нашим национальным интересам

2002-03-07 / Александр Ципко







Очередная шумиха по поводу "русского Крыма" еще раз приоткрывает тайну борьбы за так называемый суверенитет РСФСР. Почему наши политики, наши СМИ после распада СССР никогда не вспоминали о русском городе Усть-Каменогорске, где русскому населению очень неуютно живется в уже чужом Казахстане, но не бывает и дня, чтобы у нас в России кто-нибудь не возопил об "украинской оккупации Крыма". Но бог с ним, с Усть-Каменогорском, он далеко. Но почему в конце концов никто не вспоминает о городе русской славы Измаиле, который вошел в состав УССР всего за 10 лет до вхождения в него Крыма? Почему камни русского города Севастополя являются "святыми для каждого русского человека", а камни Одессы, воздвигнутой Россией на берегу того же Черного моря в то же время, уже все забыли? В конце концов оборона Одессы во время нашествия немцев была не менее героической, чем оборона Севастополя.

Ларчик нынешнего российского московского патриотизма открывается просто. Конечно, за распадом СССР стояла анемия исторического сознания, утрата у подавляющей части населения РСФСР и исторической памяти, и чувства русскости, и чувства русской истории. Кстати, наши демократы, борцы с СССР, не только плохо знали русскую историю, но и в подавляющем большинстве случаев не имели русского национального сознания. Но все же подмена национального сознания советским, административно-территориальным, подмена понятия "Россия" понятием "Российская Федерация" - лишь предпосылка к распаду СССР, морально-политическая предпосылка гибели исторической России. Мотивом же распада страны была элементарная жадность, корыстолюбие новой российской политической элиты.

Для нашей политической элиты дорого из русского прошлого только то, что действительно дорого стоит, то есть то, что можно дорого продать. О русском Усть-Каменогорске все давно забыли, ибо там нет ничего, кроме заброшенных рудников и заводов, ибо там уныло и скучно. Даже об Одессе забыли, ибо там нет приличных здравниц, а вода у ее берегов грязная и редко бывает теплой. Хотя, если говорить серьезно, утрата для России русской Одессы, уникального порта на Черном море, куда более значительна, чем утрата Севастопольской бухты. При современном уровне вооружений бухта никого не может защитить.

Другое дело - Южный берег Крыма, рай на земле, сказочная природа, прекрасные здравницы, где отдыхали и цари, и генеральные секретари ЦК КПСС. Как тут не вспомнить о русском Севастополе, о русском происхождении преобладающей части населения Крыма, о русских корнях и русской боевой славе. Тут поневоле патриотом станешь. Создается впечатление, что политическая элита новой России спохватилась, осознала, что не все лакомые кусочки СССР, социалистической России достались ей, и она начала тяжбу за "русский Крым".

Пора назвать вещи своими именами. Теперь действительно наступил момент истины, и это имеет отношение ко всему, что стоит за распадом СССР. За стремлением выделить РСФСР из всей России стояло элементарное мародерство нашей новой, называющей себя демократической элиты. СССР, историческую Россию сознательно убивали, чтобы потом, с мертвой, стащить все дорогое, все драгоценности, все, чем можно обогатиться. Объявленная командой Ельцина 22 августа 1991 года так называемая "юрисдикция над всей собственностью, находящейся на территории РСФСР", означала прежде всего захват самого ценного, что было в СССР, захват собственности Москвы как союзной столицы, захват сырьевых богатств Сибири, прежде всего нефти и газа, захват всего, чем кормилась и что создавала вся страна, все республики. А Ельцину в качестве игрушки подарили Ореховую комнату в Кремле. И не случайно же он даже не дал Горбачеву несколько часов, чтобы собрать свои пожитки и без спешки выехать из Кремля. Поэтому, конечно же, распад СССР состоялся не 8 декабря 1991 года, а 22 августа, на историческом заседании Верховного Совета РСФСР, когда Ельцин заявил, что Горбачев уже ничем не владеет, даже зданием МИДа на Смоленской, когда лидеры других национальных республик вслед за Ельциным начали захватывать союзную собственность, оказавшуюся на их территории.

Тогда-то Украине и достался такой лакомый кусочек бывшей России, бывшего СССР, как Крым. Но, конечно же, основные богатства большой исторической России, основные богатства СССР достались российским демократам. Не случайно на территории бывшей РСФСР оказались аж семь миллиардеров, а во всех бывших советских республиках - ни одного. Вот в чем состоял смысл демократической борьбы с империей.

И тогда, ни в августе, ни в декабре 1991 года, никто не вспоминал о "русском Крыме", оказавшемся в составе УССР, ибо задача состояла совсем в другом: задобрить политическую элиту этой республики, чтобы она быстрее согласилась на распад СССР и убиралась восвояси. Тогда Ельцин и его команда сознательно меняли Крым на Кремль. Как известно, Ельцин с нетерпением ждал положительных результатов референдума по независимости Украины 1 декабря 1991 года. Ждал, чтобы окончательно поставить крест на СССР, чтобы вырвать из-под Горбачева страну, то есть Россию. Тогда российские демократы готовы были отдать лидерам Украины все на свете во имя достижения своих корыстных целей. Кстати, тогда, 1 декабря, и русское население Крыма голосовало за независимость УССР, за отделение от России, команды Ельцина.

Уместно вспомнить, что все нынешние российские ястребы, яростно пекущиеся о правах населения Крыма, о судьбах российского Черноморского флота, тогда в один голос, как мой друг Андраник Мигранян, восторгались русским народом, который поставил "под сомнение само понятие "Россия", который отказался, с его точки зрения, от "великодержавного шовинизма". Конечно, все это было сюром, чистейшим абсурдом. В РСФСР, в так называемой демократической русской национальной республике, сохранились все самые кровавые завоевания империи, и прежде всего колониальные завоевания на Северном Кавказе. Юг европейской части дореволюционной России, вся Новороссия, оказавшаяся на территории советской Украины, были и до сих пор являются в десятки, сотни раз более органичными и близкими "национальной России", чем, к примеру, Северный Кавказ. Но с этими безумными идеями создания "национальной", "невеликодержавной" России на территории РСФСР все соглашались, ибо все хотели убрать поскорее с политической сцены союзную элиту и стать хозяевами Москвы.

Обо всей этой истории очень хорошо помнят на Украине. На Украине все хорошо знают подлинную цену новым русским патриотам, вспомнившим о суверенности и безопасности России, о судьбе Черноморского флота. Вот почему все эти стенания новых русских ястребов по поводу "украинской оккупации Крыма" воспринимаются на Украине как провокация. Эти кампании вызывают протест даже у русскоязычных украинцев, у русских, являющихся сейчас гражданами бывшей УССР. В глазах не только политической элиты, но и рядовых граждан Украины перекрасившиеся в патриоты бывшие борцы с СССР воспринимаются как провокаторы.

Надо понимать, что граждане нынешней Украины в подавляющем большинстве ощущают себя не столько украинцами, даже если в их жилах течет украинская кровь, а гражданами бывшего СССР. А потому они воспринимают нынешних граждан Российской Федерации не столько как русских, как носителей русского государственного первородства, сколько как равных им в правах граждан СССР. И они правы. Об этом, кстати, забывают у нас в Москве. Нынешняя Российская Федерация - это не Россия. Это такой же продукт распада СССР, как и нынешняя Украина. До 8 декабря 1991 года Российская Федерация не была независимым государством. И нынешняя Россия, и нынешняя Украина появились на карте мира в один и тот же день и имеют одну и ту же легитимность. Если бы УССР выделялась бы из СССР и социалистической России, то тогда Москва как хранительница в новых границах русского государственного первородства не только бы имела право, но и должна была ставить условия уходящей Украине, оговаривать свои права на военно-морские базы, построенные во время совместной истории украинцев и русских. Но Российская Федерация как основной инициатор распада СССР, как обломок бывшей России ни на что не имеет права. Если честно, то и нынешняя Россия, и нынешняя Украина являются продуктом измены политических элит этих бывших советских республик своей стране, своей истории.

Все это помнят и понимают жители нынешней Украины. Поэтому они не могут понять, почему бывшие советские граждане, оказавшиеся на территории РСФСР, должны иметь права не только на богатства своей республики, но и на Крым, на богатства нынешней Украины. Отсюда и возмущение, и обида на тех, кто добивается возвращения в Российскую Федерацию Крыма, кто хочет большего, чем имеет. Украинцы возмущены тем, что жители Российской Федерации получили и нефть, и газ Сибири, и все богатства столицы, и к тому же претендуют на Крым. Такова реальная психологическая подоплека и реальные эмоции, связанные со всей этой борьбой за "русский Крым".

Вот почему в глазах населения Украины, независимо от этнической принадлежности ее граждан, все эти крымские кампании воспринимаются как покушение не столько на суверенитет независимой Украины, сколько на достоинство ее граждан. К тому же надо помнить о всех традиционных украинских комплексах, о комплексе "младшего брата", о комплексах киевской интеллектуальной элиты, которая несет в себе все обиды и русской, и советской истории.

Кстати, в этом отношении с точки зрения сознания общности истории жители Украины по необходимости являются больше русскими, больше ощущают сопричастность к одному и тому же русскому пространству, чем жители нынешней Российской Федерации.

Таким образом, есть основания говорить, что все эти всплески эмоций по поводу "утерянного русского Крыма" носят контрпродуктивный характер, вредят нашим национальным интересам, ибо отталкивают, прежде всего морально-психологически, население Украины от новой России. Вместо того чтобы добиваться всеми силами сохранения единого русского культурного, языкового и морально-психологического пространства, мы в Москве подобными кампаниями закрепляем распад СССР, отделение Украины от России. К тому же все те, кто говорит об "украинской оккупации Крыма", объективно работают на врагов России на Украине, на русофобов. Не случайно позиции украинских националистов резко усиливаются каждый раз после подобных пропагандистских кампаний по поводу утерянного Крыма. Наши русские ястребы помогают зарабатывать на хлеб украинским ястребам.

Выпячивание проблемы Крыма из всего комплекса российско-украинских отношений со всех точек зрения непродуктивно. Оно прежде всего мешает увидеть подлинную драму и глубинные противоречия произошедшего раскола большой России, отделения русского от украинского после 350 лет совместного строительства и совместной жизни в одном и том же общерусском государстве. Есть что-то дешевое, провинциальное и мелочное во всех этих стенаниях по поводу русскости Южного берега Крыма.

Провокации всегда контрпродуктивны. Но в российско-украинских отношениях они контрпродуктивны в высшей степени. Эти провокации мешают России отстаивать интересы - прежде всего языковые - русских и русскоязычных украинцев всей Украины, а не только Крыма.

Надо осознавать главное. Россия в соседстве с враждебной Украиной имеет мало шансов на выживание, и прежде всего в геополитическом отношении. Точно так, как Украина, становящаяся плацдармом американского наступления на Российскую Федерацию, очень сильно рискует. Она может слишком много потерять, особенно в экономическом отношении. Все эти кампании мешают увидеть подлинную драму нашей разделенной нации. Мы порой не понимаем, что спровоцированная суверенитетом РСФСР украинизация всей Украины таит в себе действительно много опасностей. Драма состоит в том, что нельзя создавать независимое украинское государство, не становясь на антирусские позиции, не противопоставляя частное украинское - общерусскому, не восстав против общерусских корней.

Мы здесь, в Москве, не понимаем, что если украинцы объявят русский язык вторым государственным языком, то независимая Украина не имеет смысла. Зачем нужна независимая Украина, если у нас одни корни, общая история, одна судьба? Из-за нелепого пристрастия к проблеме Южного Крыма мы теряем из виду все драматические, очень серьезные вопросы, связанные с отделением России от Украины.

@@@
Мародерство элит и провокации "патриотов"
Между Старым и Новым Светом
Москве выгодна "латиноамериканизация" Закавказья
На полпути к Европе
На руинах обустроиться трудно
Неудача российских реформ
Нумизматическая неделя в Нью-Йорке

Об Узбекистане с пристрастием

@@

В Москве вышла в свет монография о крупнейшем государстве Центральной Азии

2001-03-23 / Алексей Всеволодович Малашенко - доктор исторических наук, Московский центр Карнеги.



На Востоке ничего не делается быстро. В том числе в политике. Торопливость там чревата непредсказуемыми, чаще печальными, чем счастливыми последствиями. Там трудно даются реформы. Там правит Традиция. Бороться с ней бессмысленно и опасно.

После распада СССР руководители новорожденных государств подверглись искушению, отказавшись от устоявшихся стереотипов, идти на чрезвычайные меры, принимать молниеносные решения. В той революционной ситуации осторожность в делах и мыслях казалась символом застоя, в омут засосавшего великую страну.

Скоропалительность дорого обошлась и государствам, и людям.

Среди тех, кто пытался "притормозить" слишком поспешный ход истории, был президент Узбекистана Каримов.

Ислам Каримов избалован вниманием журналистов, ему посвящено множество научных публикаций. Он, по выражению автора только что вышедшей в московском издательстве "Вагриус" книги "Узбекистан на историческом повороте" Леонида Левитина, "знаковая фигура для постсоветского Узбекистана". Его можно признать таковой для всей Центральной Азии, а в известном смысле для всего постсоветского пространства. Почему? Во-первых, потому, что Узбекистан оказался в центре региональной политики, а во-вторых, сравнительно удачным примером строительства национальной государственности. Разумеется, не все будут согласны со вторым пунктом данного утверждения. Однако все познается в сравнении, а с этой точки зрения нельзя не признать, что Каримову долго удавалось обходить острые подводные камни транзитарного периода.

Можно понять пафос книги, автор которой честно снабдил ее название "припиской" - "критические заметки сторонника президента Каримова". Да, хвалить Узбекистан означает хвалить его президента. А это не так уж и просто. Ведь его страна находится "на историческом повороте", и хотя поворачивается она плавно, без особых толчков, все равно до полного завершения ее маневра далеко.

Книга Левитина посвящена этому повороту, которой выписан в ней с самых разных сторон - экономической, социальной, политической, в контексте межэтнических отношений, в плане формирования внешней стратегии.

Особенностью методологии автора является то, что, с одной стороны, он справедливо подчеркивает стремление узбекского руководства не порывать с традицией, с "алгоритмами национальной истории", а с другой - достаточно уместно соотносит ее с историческим опытом других государств и политиков.

В книге немало сказано о перспективах использования традиции, а также о том, каким образом это уже делается нынешним режимом. "Сверхзадачей" Конституции Узбекистана автор полагает отражение в ней "цивилизационных особенностей" страны. Впрочем, он тут же напоминает, что "вне Конституции остались демократические традиции узбекского народа", в частности обращение к такому институту, как махалля. Замечу, однако, что если роль махалли не отмечена на конституционном уровне, то в практической жизни значение махалли уже давно, еще до распада СССР, признано.

Однако, как только что говорилось, не традицией единой жив современн ый Узбекистан. В книге упомянуты реформаторский курс президента США Франклина Рузвельта, стратегия стран Юго-Восточной Азии, опыт Скандинавии. К этому можно добавить интерес к турецкой и особенно китайской моделям. Однако Каримов не склонен их имитировать (хотя первоначально соблазн пойти по этому пути был у всех центральноазиатских руководителей). В основе узбекской стратегии лежит синтез своего и чужого. В итоге постепенно формируется нечто, подчас действительно оригинальное и вместе с тем продуктивное. Словом, частный опыт политического и экономического строительства Узбекистана оказывается элементом общемирового опыта, который, возможно, звучит парадоксом - может пригодиться еще кому-то, может быть, и из числа бывших советских республик.

Но вот с чем нельзя согласиться, так это с оценкой Левитиным Узбекистана как "самодостаточной страны". Думается, таких стран в принципе нет и быть не может. Когда-то мотив самодостаточности СССР присутствовал в официальной советской идеологии. Стратегия же Узбекистана строится не на пресловутой самодостаточности, но, напротив, на стремлении быстрее войти в мировое сообщество.

Непростой сюжет для "критических заметок сторонника президента" - демократические процессы в Узбекистане и роль оппозиции.

Демократическая перспектива в ее европейском, я бы даже сказал в "еврохристианском", исполнении, у Узбекистана вряд получится. Это аксиома, которую во второй половине 90-х сумели уразуметь даже самые бескомпромиссные сторонники западной модели. "Как в Швеции", в Узбекистане не будет. Здесь действительно иные традиции взаимоотношений индивида и власти, иные приоритеты формирования политической системы. Возможно, когда-нибудь, через сотню-другую поколений, ситуация там и будет принципиально иной. Но об этом будет написана другая книга.

А пока Левитин пишет, что, "конечно же, в стране авторитарный режим". И продолжает "посттоталитарный, но тем не менее авторитарный". И в режиме этом президент наделен широким кругом полномочий как глава государства и как глава исполнительной власти. Есть столь любезная нынешнему руководству России "вертикаль власти". И вертикаль эта более чем внушительная. Именно она обеспечивает и политическую стабильность в обществе, и постепенность реформ. Без нее общество может впасть в хаос. Между прочим, при всех издержках авторитаризм рассматривался и рассматривается многими столпами политической науки (взять того же Жозефа де Местра или Освальда Шпенглера) как нечто объективно-полезное и даже неизбежное при переходном периоде.

Однако является ли такой режим единственным гарантом развития страны, социального благополучия ее граждан? Не будем забывать, что проводимая в интересах людей в широком смысле слова Реформа требует особого климата - большей социальной мобильности населения, большей степени открытости общества, соответствующих институтов и кадров. Когда же реформа проводится сверху, то возникает сложнейший вопрос о готовности к ней стоящего под Каримовым государственного аппарата.

Уместно вспомнить, что обществу в Узбекистане, в других странах Центральной Азии присуща клиентельная зависимость, основанная на клановых, региональных, этнических связях (а России это не присуще? - А.М.). Можно, как делают некоторые, обвинять в этом советскую систему, при которой, несмотря на коммунистическую идеологию, эти отношения вовсю процветали. Но Левитин пишет о "понимании" клиентельных отношений и непотизма традиционным обществом - "это явление не отвергается народной моралью, а воспринимается как нечто само собой разумеющееся". Это ведь тоже традиция. И кстати, тоже способствующая стабильности. Однако при ее гипертрофии - а опасность этого существует - она легко оборачивается депрофессионализацией чиновничества, административной стагнацией, которую Узбекистан не может себе позволить.

Одно из средств, чтобы переломить эту ситуацию, - создание особого мобильного слоя чиновников, заинтересованных в проведении реформ. "Определенный уровень рациональной бюрократии, - замечает Левитин, - есть необходимое условие модернизации". С ним нельзя не согласиться. Хотелось бы верить, что такая разновидность здравомыслящей бюрократии уже формируется в лоне узбекистанской государственной администрации. Назовем их условно "младоузбеки". Именно этот слой чиновников, если ему удастся сформироваться, станет двигателем последующих реформ.

Но не единым чиновничеством жива политическая ситуация. Есть еще и оппозиция, существующая для того, чтобы "не дремали авторитарные караси". Ей в книге уделено много места. И совершенно справедливо. Потому что при каримовском варианте авторитаризма оппозиция, пусть даже "умеренная", может, должна быть востребована. "Модернизация в Узбекистане, - отмечает исследователь, - не может набрать необходимые обороты без участия оппозиции, как силы, способствующей принятию стратегических решений и их реализации".

Левитин в принципе разделяет мнение президента о наличии в стране трех видов оппозиции - номенклатурной, национал-демократической и исламской, а также то, что лидеры оппозиции "не выдвигают конструктивных альтернатив проводимому властью курсу". Первая реакция - немедленно оспорить это утверждение. Однако если поразмышлять, то можно прийти к выводу, что альтернативы, например, "номенклатурной оппозиции", сводятся, по существу, к стремлению принять более действенное участие в разделе властного пирога.

Не столь однозначно обстоит дело с национал-демократами. Очевидно, что "первая волна" нацдемократов, особенно это касается "Бирлика", в начале 90-х всерьез верили в скорую демократизацию общества, в возможности его хотя бы частичной адаптации к европейской политической традиции. Были в этом и искренность, и мягкий интеллигентский авантюризм. Они в самом деле верили в такого рода перспективу. Но общество не было готово к восприятию тех форм демократии, которые ему предлагались. Тем более что ее компрометация на постсоветском пространстве шла полным ходом - "шоковая терапия", расстрел Госдумы в России в 1993 г., этнополитические конфликты и т.д.

Проще всего списать неудачи узбекских национал-демократов на авторитарный режим. Однако при этом следует помнить о главном - отсутствие у национальной демократии широкой социальной основы, неадекватность ее установкам местной политической культуры. Эффективность действия национал-демократической оппозиции была незначительной, а сама она в принципе обречена.

Куда решительнее выступала и выступает исламская оппозиция, на стороне которой "симпатии определенной части маргинальной люмпенизированной молодежи...". Исламская оппозиция в книге характеризуется как непримиримая, как "терроризм под зеленым флагом". Такое видение, хотя и разделяемое многими специалистами и политиками, в том числе в России, не полностью характеризует это движение противников Каримова. Во всяком случае, именно исламисты по сравнению с другими оппозиционными направлениями обладают сравнительно широкой социальной базой, и именно они способны открыто противостоять нынешнему политическому истэблишменту, предлагая свою привлекательную для части населения альтернативу.

@@@
Об Узбекистане с пристрастием
Ожерелье из американских баз
Пациент скорее жив...
По Коми звонит колокол
По ливанскому варианту
Почта
Предчувствие революции

Путин навестил последний российский форпост в СНГ

@@

В Армении президент продегустирует местные вина и обсудит церковные дела с Верховным католикосом

2005-03-25 / Кира Латухина



Вчера, проинструктировав российских олигархов в Кремле, президент Владимир Путин вылетел в Ереван. Официальный повод двухдневного визита – участие в открытии Года Российской Федерации в Армении. Фактически приезд московской делегации призван наглядно продемонстрировать: среди бывших советских республик есть и такие, что пока не затронуты влиянием Запада.

Армения – одна из последних более или менее стабильных стран СНГ – ветры «цветных» революций обходят ее стороной. Несмотря на все сложности в отношениях, республика остается также одним из самых верных российских союзников на постсоветском пространстве. «Россия неизменно придает важнейшее значение последовательному укреплению дружественных связей с Арменией – надежным союзником и стратегическим партнером», – подчеркивает в предваряющем поездку послании российский президент. Визит Путина – «хорошая возможность совместной оценки пройденного пути и определения задач сотрудничества на перспективу», – отвечает Кремлю любезностью на любезность армянский лидер Роберт Кочарян.

@@@
Путин навестил последний российский форпост в СНГ
Путин сорвал банк
Раздача гражданства по-приморски
Родина-мать позвала
Россию разлюбили окончательно?
Россия пока останется в Центральной Азии
Россия теряет свой рынок труда

Россия утрачивает свое влияние в странах СНГ

@@

Через 2-3 года не придется говорить об обороноспособности страны

2000-11-24 / Лев Яковлевич Рохлин - председатель комитета Государственной Думы РФ по обороне. 14 марта 1997 года



Несмотря на результаты комплексной работы правительства РФ в республиках Закавказья, когда вице-премьеру Валерию Серову удалось с учетом геостратегических интересов России решить многие важные вопросы, а также на плодотворную деятельность по налаживанию отношений с Украиной и Белоруссией, нельзя не заметить многие существующие в рамках СНГ проблемы, которые могут способствовать подрыву интересов России на территории бывшего СССР.

На юге постсоветского пространства создается военный союз в составе Казахстана, Узбекистана, Киргизии с объединенным штабом, а также ведется подготовка этих государств к совместным учениям с батальоном США. И это несмотря на то что наши республики связывает так много общего - это родственные и просто дружеские связи людей, построенная по единой технологии промышленность и так нужные России продукты сельского хозяйства Азии. Почему Америка за 15 тысяч километров от нее нашла общие интересы с центральноазиатскими республиками, а рядом находящаяся и так нуждающаяся в союзниках Россия - нет?

И это при том, что Нурсултан Назарбаев не прекращает прикладывать огромные усилия для интеграции с Россией. Каких только он не предлагал вариантов сближения! Назарбаев прекрасно понимает, что не только из-за экономических проблем Казахстану нужно быть рядом с Россией. Основная часть населения его республики - русскоязычная.

Разве не предлагал в 1993 году Ислам Каримов не создавать своих армий, а содержать единую с долевым участием всех республик? Но вся наша "крутая демократия" ополчилась против него, называя президента Узбекистана не иначе, как реакционером. В то же время Сапармурата Ниязова иначе, как "Туркменбаши", в нашей печати не называют. Уже давно перестали приезжать на встречу министров обороны стран СНГ руководители военных ведомств этих республик.

Ведущие государства Запада и Среднего Востока в условиях экономической и военной слабости России резко усилили давление на бывшие советские республики с целью передела сфер влияния, овладения новыми рынками сбыта, доступа к источникам дешевого стратегического сырья. В свое время некоторые политические группировки внутри нашей страны стремились убедить российское руководство побыстрее уйти из центральноазиатских республик, ссылаясь на экономическую нецелесообразность для России продолжать инвестиции в экономику этих стран, а также на возможность отдалиться от враждебно настроенного Афганистана. Добровольный отказ России от зоны ее естественного влияния дал повод Пакистану, Турции, США, а также арабским странам включить этот регион в свои перспективные планы.

Однако во многих странах Центральной Азии прекрасно понимают, что, сколь бы ни были заманчивы предложения со стороны этих государств, все они пока не сопоставимы с теми экономическими и военно-политическими выгодами, которые государства СНГ имели бы от союза со своими бывшими соседями по СССР. Вот почему большинство населения государств этого региона активно выступает за усиление интеграционных процессов в рамках СНГ.

Однако и в России, и за ее пределами есть силы, которые делают все, чтобы навеки разобщить Россию и бывшие братские республики. И не только в Центральной Азии. Казалось бы, появилась возможность установить самые тесные отношения с Белоруссией, чтобы показать пример для других. Но тут же находятся "страстные защитники" интересов России. Наше Министерство финансов в течение нескольких лет не замечало, что десятки триллионов рублей уходят из России в результате монополии на спиртное, которой пользовался Национальный фонд спорта. А когда встал вопрос о воссоединении России с Белоруссией, оно быстро оценило, какие потери от этого понесет Россия - аж целых 7 триллионов рублей. Почему оно в одних вопросах было молчаливо и безучастно, а в других - так активно и расчетливо?

Стратегическое значение союза с Белоруссией еще больше возрастает в условиях намерений НАТО продвигаться на восток. Кроме того, сближение с Белоруссией дает России много чисто экономических выгод. Оппонируя некоторым недоброжелателям, утверждающим, что белорусы живут за счет России, можно привести несколько цифр. По данным Государственного таможенного комитета, если бы России пришлось обустраивать границу с Белоруссией, потребовался бы 21 триллион рублей. И это без учета последующего ее содержания.

Другой пример. После отмены таможенных барьеров между Россией и Белоруссией товарооборот между нашими странами увеличился сразу же на 56%. Опыт взаимовыгодного сотрудничества с нашим соседом показывает, что для благополучия России нет альтернативы интеграции всех бывших советских республик.

Западные политики не скрывают, что самый эффективный способ сдержать экономическое возрождение России и Украины - это сделать их потенциальными противниками, закрепив эту ситуацию принятием соответствующих национальных военных доктрин или их вхождением в противостоящие военно-политические структуры. Если это произойдет, то, по мнению экспертов, 35% существующих российских предприятий будут вынуждены прекратить работу, так как одни останутся без рынка сбыта, другие - без сырья или комплектующих. Нужно будет принять и обустроить несколько миллионов русских, которые под напором вражды и национализма будут вынуждены иммигрировать в Россию, оборудовать несколько тысяч километров российско-украинской границы, изыскав для этого около 40 триллионов рублей. Огромные потери, конечно, понесет и Украина.

Сейчас много говорится о разделе Черноморского флота. Это большой повод поссорить наши страны. Военные городки, переданные Украине с техникой и вооружением, стоят заброшенные, растаскиваются и разворовываются. Назло друг другу все больше режется и уничтожается боевых кораблей. Пройдет немного времени, и уже будет нечего делить. И, как следствие, исчезнет возможность сближения наших республик. Здравый смысл подсказывает, что в данной ситуации российскому руководству необходимо без промедления расчистить все, что стоит на пути сотрудничества двух братских республик, и закрепить стратегическое партнерство России с Украиной, подписав договор о дружбе и взаимопомощи.

Нельзя не сказать и об утрате влияния России в республиках Закавказья. Стоило нашей стране отойти от этого региона, как лидерство в нем тут же захватил американский и турецкий капитал. За три последних года доля Турции во внешнеторговом обороте закавказских республик возросла почти втрое, США вышли на первое место по инвестициям в этом регионе. И наоборот, Россия в три раза сократила торговые связи с Закавказьем.

Для того чтобы поправить положение, мы должны перейти от интриг и провокаций к политике добрососедства и экономической выгоды. Не должно быть двойных стандартов в вопросах целостности государства: один - для себя, другой - для стран СНГ. Это касается как Грузии, так и Азербайджана.

Как можно понять действия бывших руководителей Министерства обороны, которые без официальных распоряжений правительства осуществили поставку в Армению, находящуюся в военном противостоянии с Азербайджаном, 84 танков Т-72, 40 БМП-2, а также запасных частей на 7 миллиардов рублей, причем не получив за это ни одного рубля в казну? Не укладывается ни в какие рамки и подготовка в мае 1996 года в Капустином Яре 20 армянских специалистов для оперативно-тактических комплексов с дальностью стрельбы до 300 километров, проведенная по распоряжению руководителей Минобороны. Специалисты понимают: удар этих ракет по Мингечаурской ГЭС снесет треть Азербайджана или полностью разрушит Баку. Какие боеголовки находятся на вооружении этих комплексов? Кто их поставил? Будет ли хоть раз за эти деяния кто-то наказан?

Удивительное достижение: Россия с помощью своих "доброжелателей" добилась того, что ни с одной республикой бывшего СССР у нее нет полнокровных дружеских отношений. И это не случайно. Это успех напористой наступательной деятельности внешних сил и их слуг внутри страны. Надежду позволяет сохранить то, что в руководстве страны есть такие политики, как Евгений Примаков, Валерий Серов, Игорь Родионов, Аман Тулеев, Вячеслав Михайлов, Виктор Самсонов и некоторые другие.

Но и Государственная Дума не должна оставаться в стороне. Большинство депутатов поддерживают этих руководителей и проводимую ими политику. Нижняя палата должна укреплять межпарламентское сотрудничество со странами СНГ, подталкивать руководство страны к быстрейшему сближению с бывшими советскими республиками, добиться строжайшего наказания инициаторов незаконных поставок вооружений, принести извинения народам этих стран за содеянное.

В связи с этим необходимо в первом полугодии 1997 года провести парламентские слушания и разработать конкретные рекомендации по усилению интеграционных процессов в рамках СНГ. Для этого следует принять самые жесткие меры по скорейшему мирному урегулированию конфликтных ситуаций внутри бывших советских республик на основе сохранения их территориальной целостности и суверенитета, твердо выступив против любого сепаратизма и национализма. Необходимо также сблизить законодательные основы для экономической интеграции стран СНГ, решить вопрос о вкладе каждой республики в совместную охрану границ и оборону на основе укрепления национальных сил государств СНГ и развития военно-технического сотрудничества. Нельзя забывать и об обеспечении равных прав русскоязычного населения во всех постсоветских республиках.

Правительство должно принять меры по максимальному сближению России и Белоруссии на основе создания единых политических, экономических и оборонных межгосударственных органов, а также по ускорению заключения договора с Украиной о всестороннем сотрудничестве. Генеральной прокуратуре необходимо поручить провести расследование по фактам незаконной передачи оружия в республики СНГ и подготовки соответствующих специалистов. Одновременно Счетная палата должна проверить военно-техническую деятельность в 1994-1996 годах. Учитывая смертельную опасность для России утечки капиталов в иностранные государства, комитеты Госдумы по безопасности и по законодательству должны разработать предложения о создании независимой комиссии для определения каналов утечки и реальных размеров вывезенного капитала, для принятия специальных законодательных мер по пресечению в дальнейшем нелегального вывоза капитала и создания необходимых условий для его возврата.

@@@
Россия утрачивает свое влияние в странах СНГ
СНГ готово к реальной интеграции
СНГ испортил "квартирный вопрос"
Саммит побежденных
Сколько русских осталось в СНГ?
Современная "философия интернационализма"
Сталин интересовался Эвой Перон

Стратегическое партнерство ради экономического развития

@@

Новое руководство РФ дебютирует на саммите СНГ

2000-01-20 / Юрий Годин Юрий Федорович Годин - кандидат экономических наук.



НА ПРЕДСТОЯЩЕМ 25 января текущего года саммите лидеров стран СНГ состоится дебют исполняющего обязанности президента РФ Владимира Путина в качестве главы российской делегации. Как главный претендент на высший российский пост он должен быть особенно заинтересован в своем результативном и высокоэффективном участии в саммите, чтобы иметь один из важных козырей в предвыборной президентской гонке, а именно - поддержку со стороны лидеров стран Содружества. Владимиру Путину предоставляется шанс сделать исключительно важный ход - заявить о себе как о руководителе и определить качественно новую роль своей страны в интеграции СНГ. Такую попытку он уже предпринял в конце ушедшего года. На заседании Совета безопасности РФ 15 декабря 1999 г. Путин - тогда еще только премьер - предложил странам Содружества развивать "стратегическое партнерство". Отклики на его инициативу, по всей вероятности, появятся на саммите.

В случае поддержки "стратегического партнерства" со стороны лидеров стран СНГ это будет означать не только признание ими предлагаемого поворота во взаимоотношениях с Россией, но и поддержку самого Владимира Путина, который в дальнейшем вполне может занять место в иерархии Содружества, освободившееся после отставки Бориса Ельцина. Удастся ли Путину добиться такой поддержки, покажет саммит. Чтобы достичь успеха, от него потребуется, во-первых, обосновать продекларированное им "стратегическое партнерство" в качестве нового курса, а во-вторых, определить свою позицию по дальнейшей судьбе СНГ.

Уход Бориса Ельцина с политической арены можно считать и окончанием связанного с ним этапа в жизни СНГ. Отдавая дань заслугам первого российского президента, тем не менее следует признать, что у широкой общественности постсоветских стран невольно сложилось мнение, что поводом для саммитов лидеров государств Содружества обычно являются одни лишь разговоры об интеграции. В реальности дела с постсоветской интеграцией обстоят следующим образом. Содружество Независимых Государств было создано в декабре 1991 г. и в течение восьми лет фактически решало задачи дезинтеграции постсоветского пространства. Основным итогом деятельности этой квазиинтеграционной организации можно считать разрушение прежней политической и социально-экономической системы и трансформацию бывших советских республик в национальные государства.

Без всякого сомнения, огромную и исключительно важную роль в цивилизованном, т.е. мирном разводе бывших республик СССР сыграли те, можно сказать, единственно плодотворные решения Совета глав государств СНГ, которые были направлены на предотвращение вооруженных конфликтов, таких, какие случились, например, на территории Союзной Республики Югославия. Борис Ельцин и другие политики-ветераны СНГ с этой задачей, следует признать, справились почти в полной мере (за исключением малых войн в Приднестровье, Нагорном Карабахе и Абхазии). Это их огромная заслуга.

Сейчас, когда Содружество переживает кризис, приходится констатировать, что решения Совета глав государств СНГ, якобы направленные на развитие постсоветской интеграции, даже с большой натяжкой никак нельзя отнести к решениям интеграционного характера. Ведь интеграция - это процесс, предполагающий своим результатом достижение целостности. А целостность, в свою очередь, включает такие составляющие, которые сами по себе не самодостаточны и функционируют лишь как элементы или подсистемы единой системы.

Автору этих строк пришлось поработать в Межгосударственном экономическом комитете Экономического союза СНГ, и поэтому хорошо известно, что за время существования Содружества главы государств и правительств подписали более 1300 документов, касающихся различных областей сотрудничества. Абсолютное большинство из них так и осталось невыполненными. Следовательно, Содружество Независимых Государств нельзя рассматривать как единую систему и тем более характеризовать как интеграционную организацию по форме и содержанию. О какой интеграции может идти речь, если с момента возникновения СНГ мы ежегодно наблюдаем падение товарооборота во взаимной торговле входящих в него стран (на 15-20% по сравнению с каждым предыдущим годом)! А ведь увеличение товарооборота - основной принятый в мировой практике показатель эффективности интеграционных процессов.

За время существования СНГ былые хозяйственные связи в рамках СССР так и не удалось восстановить. Содружество в целом пока не стало ни экономически, ни политически тем механизмом, который надежно обеспечивал бы условия взаимовыгодного сотрудничества. В частности, из-за отсутствия эффективности СНГ в экономической сфере возникли в разное время и в разнообразных конфигурациях субрегиональные объединения: Таможенный союз (Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан), Центрально-Азиатское экономическое сообщество (Казахстан, Узбекистан, Киргизия, Таджикистан), ГУУАМ (Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан, Молдавия) и Союз Беларуси и России.

Безусловно, на саммите от Путина ждут серьезных предложений, и у него появится реальная возможность обозначить новый подход России во взаимоотношениях со своими "стратегическими партнерами". Абсолютно ясно, что от позиции России непосредственно зависит, состоится ли в Содружестве переход "к решению чисто экономических прагматических вопросов", как продекларировал потенциальный российский лидер на упомянутом заседании Совета безопасности РФ, т.е., другими словами, начнется ли второй этап в жизни СНГ - по-настоящему экономическая интеграция.

Понятие "стратегическое партнерство" должно включать определенную программу действий России в рамках Содружества. При ее разработке необходимо учитывать цели и задачи развития СНГ и сотрудничество России с этими странами, которые, согласно словам Владимира Путина, по-прежнему остаются неизменными. Очень своевременно прозвучал, можно сказать, программный тезис и.о. главы РФ о необходимости преодолеть существующую "оторванность российской политики от конкретных экономических интересов страны и главного носителя этих интересов - российских хозяйствующих субъектов". Но больше всего порадовало в наметках программного заявления именно то, что впервые внешнеполитические шаги России в отношении стран СНГ должны будут предприниматься только после тщательного просчета последствий для экономики самой России. Такой подход к хозяйственным взаимоотношениям с соседями по Содружеству предложен впервые в постсоветской России.

По-видимому, межведомственная группа в рамках Совета безопасности, которая должна теперь заниматься политикой России в отношении стран СНГ (в соответствии с решением СБ РФ от 15 декабря 1999 г.), уже готовит российскую программу для саммита. По нашему мнению, первостепенное внимание в этой программе должно быть уделено решению проблем преодоления негативных тенденций в торговле России со своими "стратегическими партнерами". Для серьезных аналитиков всегда было ясно, что ориентация государств СНГ на рынки стран остального мира, где нас, как показывает практика, совсем не ждут, не может компенсировать экономических потерь от распада хозяйственных связей внутри Содружества. Удельный вес торговли стран СНГ между собой на протяжении последних лет составлял только около одной трети общего объема внешней торговли Содружества. Для сравнения, в странах Европейского союза этот показатель составляет более 60%.

Как нам представляется, второй этап в развитии СНГ будет связан с введением в постсоветском пространстве Зоны свободной торговли (ЗСТ). В мировой практике ЗСТ представляет собой, как известно, первый шаг в универсальной схеме интеграции. По нашим наблюдениям, Россия сильно отстала от своих партнеров по СНГ в деле продвижения к такой зоне. Отставание случилось по чисто субъективным причинам вследствие частых перетрясок российских правительств. Дело дошло до того, что были ликвидированы в правительстве РФ и департамент по делам СНГ, и Министерство сотрудничества со странами Содружества.

Потеря интереса в высших структурах российской власти к развитию отношений со странами Содружества привела в конечном итоге к тому, что до сих пор Россия не подсчитала, что она приобретет и что может потерять от своего участия в ЗСТ СНГ. Правда, некоторые государственные ведомства все-таки ознакомили общественность со своими расчетами. Так, по оценке российских таможенников, ежегодные потери нашей страны от вступления в Зону могут составить до 780 млн. долл., а по данным доктора экономических наук В.Покровского из Министерства РФ по делам Содружества, эти потери могут достичь 2 млрд. долл. Мой коллега по Центру внешнеэкономических исследований В.Савин, считает, что каждый год потери России от ЗСТ СНГ могут достичь как минимум 7 млрд. долл.

Неужели с 1994 г., когда было принято решение о подготовке создания ЗСТ СНГ, в нашей стране нельзя было сделать элементарный комплексный расчет выгод и потерь от ее вступления в Зону? По нашему убеждению, если такой расчет будет сделан и окажется, что Россия - в проигрыше, то в этом случае необходимо разработать программу компенсационных мероприятий, чтобы потери нашей страны носили временный характер и были впоследствии перекрыты. Вступление нашей страны с ее мощным потенциалом в ЗСТ СНГ, несомненно, станет одной из основ возрождения сильной России. На этом постоянно настаивает Владимир Путин. От участия России в ЗСТ выиграют абсолютно все страны СНГ, поскольку будет преодолена негативная тенденция снижения взаимного товарооборота.

И, наконец, хотелось бы увидеть в программе действий Владимира Путина меры по повышению исполнительской дисциплины государственного аппарата. Это касается и аппарата Исполнительного комитета СНГ. Ведь от исполнительской дисциплины зависит, будет ли наработана следующая партия из 1300 бесплодных документов или все-таки их придется выполнять соответствующим российским министерствам и ведомствам в тесном контакте с родственными структурами стран СНГ и аппаратом Исполнительного комитета Содружества.

@@@
Стратегическое партнерство ради экономического развития
Суперплатформа для левых и правых
Туркмения продает газ в ущерб собственным гражданам
Уроки французского
Форт "Сталин" и комбат Воробьев дважды спасали Севастополь
Хельсинки: 30 лет спустя
Хмурое утро, или скучный закат

Эволюционная реформа как цель

@@

СНГ не смогло стать ни полноценным интеграционным объединением, ни эффективной международной организацией

2007-04-02 / Сергей Викторович Лавров - министр иностранных дел РФ. Данная публикация подготовлена на основе тезисов выступления С.Лаврова в Государственной Думе 21.03.07.







Владимир Путин в центре разноуровневой интеграции.

Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

Создание Содружества Независимых Государств полтора десятилетия назад содействовало решению сложнейших проблем, связанных с распадом СССР. Это касается и «цивилизованного развода» советских республик, и сохранения – по мере возможности – сложившихся между ними связей, становления двенадцати независимых государств. В настоящее время СНГ является удобной, а в каком-то смысле и уникальной площадкой для диалога именно в таком формате. Наработана солидная правовая база политического, экономического и гуманитарно-культурного сотрудничества на новой основе. Содружество вносит свой вклад в обеспечение безопасности и стабильности в Евразии.

В то же время изначально ставившиеся задачи, такие, как создание общего экономического пространства, координация внешнеполитической деятельности, обеспечение коллективной безопасности, открытость границ, сохранение единого гуманитарного пространства, решены далеко не в полной мере. На сегодняшний день СНГ не смогло стать ни полноценным интеграционным объединением, ни эффективной международной организацией, оказывающей действенное влияние на мировые процессы. Во многом это обусловлено неприятием каких бы то ни было наднациональных начал в его деятельности со стороны ряда стран СНГ, их неучастием в координации многосторонних усилий на внешнеполитическом, внешнеэкономическом и военно-политическом направлениях. Украина и Туркменистан, в 2005 году объявившие о своем ассоциированном членстве в СНГ, не подписали Устав Содружества.

@@@
Эволюционная реформа как цель
Ясен Засурский: "Журфак - кузница друзей России"