"Дорожная карта" не решает проблем

@@

Перемирие на Ближнем Востоке может быть нарушено в любой момент

2003-07-04 / Опрос подготовили Андрей Терехов, Алексей Андреев. Израильские военные застрелили вчера палестинца на Западном берегу Иордана. Это уже третье убийство палестинца с момента объявления прекращения огня. Тем временем Израиль продолжает вывод войск с палестинских территорий - в соответствии с планом "Дорожная карта". Каковы перспективы нынешнего мирного процесса на Ближнем Востоке? На этот вопрос отвечают эксперты "НГ".



Жан-Франсуа Дагюзан, директор по научной работе, Фонд средиземноморских стратегических исследований, Париж

Проблеск надежды, возможно, есть, поскольку и американцы, и израильтяне, и палестинцы заинтересованы в достижении мира. У американцев многое объясняется событиями в Ираке. Им необходимо создать позитивный имидж США в арабском мире. Эти позитивные перемены могут быть вызваны только урегулированием палестино-израильских противоречий, рассматриваемых арабским общественным мнением как несправедливость, к которой причастны и США.

@@@
"Дорожная карта" не решает проблем
Америке выгоднее уйти из Ирака
Больше половины чеченских женщин - за вывод войск
Вашингтон и Тегеран налаживают контакт через Багдад
Вашингтон конструирует стратегию ухода
Военным в Чечне увеличили срок службы
Войска из Чечни пока не выводят

ГДР умерла 10 лет назад

@@

Договор "2+4" был решающим рубежом на пути к объединению Германии

2000-09-12 / Евгений Григорьев



В БЕРЛИНЕ - политические будни. Возобновил после каникул работу бундестаг. Основное внимание правительством, партиями и обществом уделяется планам пенсионной реформы и борьбе с правым радикализмом. Придавленная скандалами христианско-демократическая оппозиция бранится между собой по поводу того, как ей приватизировать приближающееся десятилетие объединения Германии для восстановления утраченного влияния и авторитета. Но не она заказывает музыку для предстоящего 3 октября юбилея. Вообще, здесь ныне бросается в глаза эмоциональная "сухость", заземленный прагматизм политики.

Тем не менее десятилетие договора здесь отмечается, но как-то "сбоку". Сегодня в берлинском Шиллер-театре состоится собрание, посвященное этой дате. Его устраивает Свободная демократическая партия (СвДП). Доклады об историческом значении договора "2+4" сделают два именитых политика. Это бывшие президент СССР Михаил Горбачев, прибывший по такому случаю в Берлин, и министр иностранных дел ФРГ того времени Ганс-Дитрих Геншер. Главная интрига этого мероприятия, однако, в другом. На нем обещал выступить экс-канцлер Гельмут Коль, приглашенный либералами как бы "по секрету". Вчера депутат Коль впервые за последние десять месяцев принял участие в заседании своей бундестаговской фракции ХДС-ХСС. Судя по всему, "канцлер единства" намерен выйти из тени и вернуться к активному политическому присутствию накануне десятилетия объединения Германии.

Одной из решающих вех в процессе немецкого объединения явилось, несомненно, подписание "Договора об окончательном урегулировании в отношении Германии". Это произошло в Москве 12 сентября 1990 года. Тем самым был завершен переговорный процесс о внешних аспектах объединения двух германских государств по формуле "2+4", то есть два германских государства - ФРГ и ГДР - и четыре державы-победительницы: СССР, США, Франция и Англия. Канцлер Гельмут Коль назвал это событие "ключевой датой на пути к немецкому единству". А его министр иностранных дел Ганс-Дитрих Геншер разливался при подписании документа соловьем: "Это - исторический час для всей Европы и момент счастья для нас, немцев... С 3 октября мы, немцы, снова будем жить в одном демократическом государстве".

В преддверии объединения ФРГ и ГДР брали на себя по этому договору обязательство в том, что с немецкой земли будет исходить только мир и Германия никогда не применит оружия иначе как в соответствии с ее Конституцией и Уставом ООН. Объединенная Германия торжественно отказывалась от производства и обладания ядерным и другим оружием массового уничтожения, признавала нерушимость границ, обязывалась сократить свои вооруженные силы до 370 тысяч человек. Под это она получала вывод советских войск, согласие на участие объединенного государства в НАТО, прекращение прав и ответственности четырех держав-победительниц в отношении Берлина и Германии в целом и полное восстановление своего суверенитета над своими внутренними и внешними делами. Все эти кардинальные договоренности действительно исторического масштаба были достигнуты в удивительно короткий срок - всего за семь месяцев с момента создания механизма "2+4" и за четыре заседания этой группы на уровне министров иностранных дел.

Бывший тогда министром иностранных дел СССР Эдуард Шеварднадзе, чья подпись в числе других значится под договором "2+4", назвал это в своих мемуарах "скоростной дипломатией". Однако на отдалении времени еще отчетливее видно, что ее темпы меньше всего определялись Москвой, а дипломатия во главе с этим бывшим членом политбюро выглядела на крутом этапе решения германских судеб во многом не столько скоростной, сколько скоропалительной. Воссоединению Германии действительно никто и ничто не могло уже помешать. Но у политики Москвы с самого начала переговоров "2+4" не было своего лица и собственной программы. Она явно упустила ряд перспективных возможностей, а в тактическом плане долго топталась вокруг заведомо недостижимых требований (например, нейтрализации Германии), попав наконец в цейтнот необходимости принятия решений.

Как известно, одной из острейших, если не главных проблем германского урегулирования была проблема участия объединенной Германии в НАТО. Вернувшись в феврале из Оттавы, где "на краю" конференции по открытому небу была достигнута договоренность о формуле "2+4", глава советского МИДа заявил, что, хотя западные коллеги исходят из непременной принадлежности Германии к этому союзу, у СССР есть и другие решения, и вообще урегулирование этого вопроса займет еще "несколько лет". Все последующее время до решающей июльской встречи Горбачев-Коль в Москве и кавказском Архызе советская сторона на всех уровнях категорически отвергала включение всей Германии в НАТО, не зная, что предпринять. То советской стороной преподносилась совершенно вздорная идея ее участия в обоих союзах - и НАТО, и Варшавского договора. То, уже уступая, давала понять, что могла бы согласиться на НАТО, но если немцы будут не полными, а "ассоциированными участниками" этого союза.

Бонн не мог пойти на подобные варианты уже потому, что принадлежность объединенной Германии к НАТО была категорическим условием, которое поставили перед ним США, всемерно, кстати, помогая реализовать его в собственных контактах с Москвой. Однако сами немцы размышляли о некоторых "амортизаторах", которые, будь они замечены дипломатией Шеварднадзе, едва ли допустили расширение этого блока на восток. Так, еще в середине февраля 1990 года Геншер, приняв формулу госсекретаря Бейкера, громогласно отклонил "распространение юрисдикции НАТО за пределы нынешних территорий", ибо "это было бы мышлением в старых категориях". Через несколько дней он снова отклонил продвижение НАТО через Эльбу и пошел на шаг дальше, высказавшись и против размещения на территории ГДР германских войск, даже если они не будут подчинены НАТО. В свою очередь, тогдашний генсек НАТО и бывший министр обороны ФРГ Манфред Вернер поддержал Геншера, назвав нерасширение союза за Эльбу "возможной моделью". Все это, однако, не было использовано советской стороной.

Любопытна теневая финансовая эпопея, развивавшаяся параллельно с переговорами "2+4". Находясь в начале мая 1990 года в Бонне по случаю первого заседания этой группы на уровне министров, Шеварднадзе передал в беседе с канцлером пожелание Москвы получить срочный кредит. Коль немедленно обещал посодействовать. Через несколько дней Бонну была сообщена желаемая сумма - 20 миллиардов марок. Немцы смекнули, что вопрос о кредите может быть увязан "в пакет" с немецкими политическими пожеланиями по части "2+4". В Москву была срочно направлена секретная миссия в составе помощника канцлера и его правой руки в вопросах внешней политики Хорста Тельчика и руководителей двух крупнейших банков - Немецкого и Дрезденского. Они были приняты на высшем уровне. Как писал затем один из участников этой миссии в своих мемуарах, советскому руководству прозрачно давали понять, что "федеральное правительство окажет помощь, если предварительно будет достигнута ясность в отношении переговоров "2+4", т.е. пожеланий Бонна. По мере обсуждения финансовой темы тот же Шеварднадзе все чаще стал намекать на возможность компромисса в вопросе о НАТО. Дело завершилось выделением германского пятимиллиардного кредита в свободное распоряжение советской стороны, причем как раз к июльским переговорам в Архызе. Это по-своему сопутствовало благоприятной атмосфере переговоров, хотя, конечно, и не имело определяющего значения для принятия там политических решений. Куда более серьезно влияла вся критическая обстановка в СССР и разваливающемся соцлагере.

Наши военные предупреждали, что по всем нормальным техническим нормам выводить войска меньше чем за пять лет нельзя. Поэтому всех неугодных от этих переговоров отстранили. В Архызе было дано согласие на вывод войск из Германии за 4 года. Президент, министр иностранных дел, по сути дела уже ни за что не боролись. От немецкой же делегации исходило ощущение целеустремленности, уверенности, хорошей подготовки, разработанности аргументов. Получилось так, что нам пришлось играть по ее тактическому плану".

Как бы там ни было, немцы были просто ошарашены согласием советской стороны на все их пожелания. Еще в московской части этих переговоров Горбачев, как пишет в свих мемуарах Хорст Тельчик, "неожиданно" дает согласие на членство объединенной Германии в НАТО. "За этой следует вторая неожиданность": согласие зафиксировать в заключительном документе "2+4" отмену ответственности и прав четырех держав без всякого переходного периода. "Какая сенсация! - восклицает Тельчик. - Таких ясных согласий мы от Горбачева не ожидали. Хотя все признаки были позитивными, но кто мог предсказать такой результат?" Наконец в Архызе "после четырех часов переговоров их сенсационный результат гласит: Горбачев неожиданным образом согласился с тем, что после объединения Германии на бывшей территории ГДР и в Берлине могут быть немедленно размещены соединения бундесвера, которые после вывода советских войск могут быть интегрированы в НАТО. Кроме того, со дня объединения союзнические обязательства НАТО относятся ко всей Германии. Это возвращает нам позиции, которые давно были сданы, например, в февральском заявлении Геншера/Штольтенберга (тогдашнего министра обороны. - "НГ") и во многих заявлениях других немецких политиков. Великая цель достигнута!" Оставалось только вписать все это в Договор об окончательном урегулировании в отношении с Германией и подписать его 12 сентября 1990 года.

@@@
ГДР умерла 10 лет назад
Гейдар Алиев лечится
Демилитаризация Чечни откладывается
За вывод войск предлагают взятки
Инициатива СПС не будет поддержана
Ирак не готов к уходу американцев
Кавказский барометр

Кишинев согласится на российскую базу?

@@

Москва не будет силой выводить вооружения из Приднестровья

2001-05-23 / Владимир Георгиев



КАК ЗАЯВИЛИ на днях информированные источники в российском военном ведомстве, после вступления Молдавии в Союз России и Белоруссии Кишинев может дать согласие на временное базовое развертывание российских войск в Приднестровье. В этом случае подразделения бывшей 14-й общевойсковой армии останутся на берегах Днестра на законных основаниях. Как известно, сейчас Москва безуспешно пытается начать вывод войск и вооружений. А это ни много ни мало - 150 эшелонов. Сейчас на армейских складах бывшей 14-й армии находятся 49 476 единиц стрелкового оружия, 805 артсистем, 655 единиц боевой техники, 4 000 автомобилей. Этих средств хватит, чтобы вооружить четыре мотострелковые дивизии.

После взятых в 1999 г. на Стамбульском саммите ОБСЕ обязательств до окончания 2001 г. вывести всю боевую технику этой армии с территории Молдавии Москва отправила в Россию лишь два эшелона с боеприпасами и другим военным оборудованием - 19 ноября 1999 г. и 28 ноября 2000 г. Подобные факты вызывают тревогу у европейской общественности. Руководители ОБСЕ не раз об этом заявляли представителям МИД РФ.

Между тем Москве в этом вопросе противостоит Тирасполь. Как сказал на днях президент непризнанной Приднестровской Молдавской Республики Игорь Смирнов, ПМР не позволит России вывезти оружие со своей территории и готова к силовому противостоянию. Российские же военные заявляют о том, что они силой ничего из ПМР выводить не будут.

@@@
Кишинев согласится на российскую базу?
Москва должна продумать отношения с Кишиневом
Натан Щаранский: "Смерть Асада вызвала у меня ассоциации со смертью Сталина"
Новости
Перед фактом гражданской войны
Раздел "Россия" из выступления директора ЦРУ Джорджа Тенета "Всемирная угроза 2001: национальная безопасность в меняющемся мире" перед сенатским комитетом по разведке
Россию надо удержать от самоизоляции

Руслан Аушев: "Президенту надо поставить точку в чеченской войне"

@@

Москва помогает американцам проникнуть на Кавказ

2002-03-12 / Марина Калашникова Последние события на Кавказе, и в первую очередь стремительное усиление американского влияния в Грузии, в еще большей степени обостряют проблемы северокавказских республик в составе России. Это касается не только Чечни, но и всех других субъектов Российской Федерации этого региона. Прокомментировать сложившуюся ситуацию и сделать прогноз на ближайшее будущее мы попросили экс-президента Ингушетии, представителя республики в Совете Федерации Руслана Аушева.







-Руслан Султанович, в отношении событий в Чечне фактически действует информационная блокада. Могли бы вы объяснить: какова там ситуация, продолжаются ли столкновения, велики ли потери?

- Информационная блокада, конечно, есть. Она связана с той программой, которая была принята в 1999 году по военному, техническому и информационному обеспечению ситуации вокруг Чечни. Но даже при всей этой блокаде мы слышим, что в Чечне происходят взрывы. Столкновения и потери там есть ежедневно. Конечно, никому, особенно силовым структурам, которые там действуют, не выгодно показывать истинные потери. Пока они идут под грифом "секретно" или даже "совершенно секретно". Это политика. Чтобы никого не шокировать. Сначала мы это упустили, а во время второй войны в Чечне уже сделали вывод. Когда мы воевали в Афганистане, тоже никогда не называли истинные потери. Американцы же вообще ничего не говорят. Их научил Вьетнам, нас - Афганистан. Ни одна страна их не сообщает. И так было всегда.

- Ну Америка и Европа в подобных кампаниях отчитываются перед населением за каждый гроб. Во-вторых, я думала, что мы-то как раз научились на своих ошибках в том смысле, что говорить надо правду. Такая информация, если ее скрывать, содержит взрывной потенциал. Ведь она легко вычисляется, поскольку "груз-200" идет во все регионы.

- Россия настолько большая, что "груз-200" теряется на ее просторах очень быстро. Если бы это была Швейцария, Люксембург или Польша, то скрыть было бы тяжело. И потом, со времен Афганистана отработана технология скрытия потерь. Например, считают погибших только на поле боя. К ним не относят тех, кто умер уже в госпиталях. Когда сообщают, что во время инцидента погибли 20 человек, общество это шокирует. А если говорить 20 дней подряд, что погибли по одному человеку, то это не вызывает такого психологического стресса.

- Недавно состоялось специальное заседание Совбеза по ситуации в Чечне. Президент Путин сказал, что в Чечне наметилась стабилизация. Вы знаете ситуацию изнутри. Каково ваше мнение?

- Для меня главный показатель стабилизации - беженцы. Если беженцы возвращаются, значит, установилась нормальная жизнь. Пока беженцы остаются на территории Ингушетии. Значит, жизнь в Чечне не нормальная.

- Правда, прошла информация, что около ста беженцев вернулись в Чечню и разместились в специальном временном лагере. Или это недостоверная информация?

- Не могу оценить степень ее достоверности. Но для меня показателем стабильности в Чеченской Республике будет начало массового исхода беженцев из Ингушетии в Чечню. Например, если ежедневно около 2000 человек будут пересекать пост "Кавказ" и уезжать в Чеченскую Республику.

- Так все-таки, информация о Чечне должна быть открыта для населения?

- Государство имеет право отстаивать свои интересы. На самом деле все зависит от того, какое в стране общество. У нас в стране нет гражданского общества, которое могло бы потребовать отчета. Все проглатывают. Все привыкли, что в Чечне день ото дня - один-два убитых. Для наших людей хоть открывай статистику, хоть закрывай - не интересует она их. Беспокоятся только те, кого непосредственно касается.

- В репортажах известной журналистки Анны Политковской шла речь о том, что представители федеральных войск убили нескольких беременных чеченских женщин и сожгли их трупы. Общественной реакции на эти репортажи не было. Народу все равно или это недостоверная информация?

- Это связано с тем, о чем я уже говорил, - с равнодушным обществом. Что касается достоверности, то Политковскую я знаю давно и считаю, что она - одна из тех, кто полностью соблюдает журналистскую этику.

- Почему продолжается чеченский конфликт? Ведь фактически отряды боевиков были разбиты к лету 2000 года. Можно было выводить войска, но генералитет якобы предложил развивать так называемый "управляемый конфликт". Согласны ли вы с такой экспертной оценкой? Почему и кто настоял на таком варианте?

- Мне трудно сказать, что такое управляемый конфликт. Все зависит от того, кто и какую задачу перед собой ставит. Если говорят, что сегодня в Чечне разбиты вооруженные формирования, то кто взрывает? Почему происходят ежедневные столкновения? Почему власть, которая была создана после назначения Кадырова, не чувствует себя уютно? Сколько процентов территории контролируется федеральными войсками в ночное время? Насколько я знаю, все сжимаются в границах своих застав и блокпостов. Никаких движений ночью не бывает за исключением тех, кому ставятся разведывательные и засадно-поисковые задачи. Приказали говорить, что нет боевых действий. На самом деле ситуация очень сложная.

- Может ли конфликт перекинуться на другие республики?

- Если вооруженные формирования чеченских боевиков пойдут в другие регионы, то перекинется. Они же могут пойти в Ингушетию, Осетию, Дагестан, Ставропольский край. Что их связывает?

- Каков наиболее вероятный сценарий развития событий?

- Если не будет принято других решений, то все будет продолжать развиваться так, как сейчас. Ни мира, ни войны. Нет крупных боевых действий, фронтальных атак с техникой. А есть партизанские действия - ежедневные уколы.

- Заинтересована ли чеченская сторона в том, чтобы поддерживать "управляемый конфликт"? Если мы поймем его причины, тогда можно будет всерьез обсуждать способы урегулирования.

- Если рассуждать о том, кто был виноват в самом начале, то я могу обвинить и руководство Чечено-Ингушетии во главе с Завгаевым. И новое демократическое руководство РФ во главе с Ельциным. Из-за них разумным силам в Москве и Грозном не дали прийти к общему знаменателю и поставить точку во всем этом противостоянии. Поэтому переговорный процесс никогда не был доведен до логического конца. В целом начиная с 1991 года мешали искаженная информация, амбиции, образование новых структур власти. Некоторые на противостоянии в Чечне делали себе имидж.

- Кто?

- Как появился министр по делам национальностей Егоров и как он стал вице-премьером? Он предложил Ельцину задавить чеченцев. Его решительность понравилась Ельцину. А возьмите слова бывшего министра обороны Павла Грачева о том, что "задавим Чечню двумя полками". Кто бы заметил оппозицию в самой Чечне, скажем, Автурханова, если бы они не противостояли такой известной фигуре, как Дудаев? Как пришел к власти Завгаев? Он говорил, что решит эту проблему. Как вытащили из тюрьмы Гантамирова? Он тоже взялся ее решить. Так его, осужденного, вытащили из тюрьмы. И сегодня он чуть ли не вице-премьер. Но каждый разыгрывает свое. В Москве чеченская диаспора говорит о своем историческом предназначении. Ильясов приезжал в Ставрополье и поклялся, что знает Кавказ и может попробовать решить проблему в Чечне. То есть это целый комплекс ошибок, личных и политических. А также переплетение военных и экономических интересов. Но есть одна главная вещь, которую надо понять. В 1996 году Ельцин быстро остановил войну на полпути. Почему? Война была непопулярна, а надо было баллотироваться в президенты.

- Каковы в сегодняшнем развитии конфликта реальные шансы его остановить? Как могут выглядеть пути урегулирования?

- Очень просто. Надо соблюсти два подхода. Чего хочет Российская Федерация? Первое - сохранить территориальную целостность. Второе - чтобы на территории Кавказа, в частности в Чеченской Республике, не было баз и лагерей террористов. Третье - чтобы на территории Чечни не было таких инцидентов, как похищения и захваты. Чего хочет чеченский народ? Чеченцы говорят своим лидерам, что хотят гарантий международного сообщества, чтобы их не убивали и не депортировали, чтобы против них не воевали. Сейчас, по их словам, таких гарантий нет. И они не верят, что жизнь в РФ им это гарантирует. Они больше доверяют ООН и международному праву. Хотя я им объяснял, что и Югославия была под защитой ООН, но ее разбомбили, не спрашивая, хочет она этого или не хочет. Но, с другой стороны, я сомневаюсь, что Чеченская Республика сможет разорвать исторические связи с Россией, которые были испокон веков. Вот в этом "коридоре" мнений и надо искать ответ. Компромисс лежит между тем, что хочет федеральный Центр, и тем, что хочет Чечня.

- Если все так прозрачно, почему этим до сих пор не воспользовались?

- В России все зависит от влияния. Кому-то выгодна война в Чечне. Вот пример. За время войны в Афганистане только два генерала стали Героями Советского Союза - Громов и Грачев. За чеченскую войну звездочки получили более десятка генералов.

- Неужели столь масштабная проблема, которая влияет на международный авторитет России и стала нашей головной болью, может поддерживаться ради того, чтобы кто-то получал звездочки?

- А кто думает о международном авторитете? Скажем, командующий артиллерией округа что-то понимает в международном авторитете? Сегодня группировка находится в Чечне, и вы говорите президенту России, что отстаиваете российские интересы. Ваши действия будут финансировать. А если вы ничего не делаете, то вас и финансировать не будут.

- То есть вы хотите сказать, что там влияет, причем достаточно серьезно, некий экономический фактор?

- Есть экономический фактор. И есть - политический. Если сегодня какие-нибудь политики из Москвы заключат соглашение между федеральным Центром и полевыми командирами, кому они станут нужны? Для них это - политическая смерть. Где теперь Доку Завгаев? Он был у власти до тех пор, пока не заключили Хасавюртские соглашения. Военным сегодня тоже надо показывать свою необходимость. Есть, наконец, и фактор "теневой экономики". На днях официально заявили, что пропало 42 миллиона рублей. Куда средства уходят? Бросать деньги в воюющую республику - это легкий способ отмывать деньги.

- После 11 сентября мы надеялись пристегнуть проблему чеченских террористов к международному терроризму и получить поддержку Запада. Или списать проблему Чечни и начать с политического нуля. Последним доказательством ошибочности такого расчета стала высадка американского спецназа в Грузии. Если Кремль действительно хочет прекратить войну, то он должен сделать очень серьезные предложения. Какими они могут быть?

- Сегодня, по Конституции РФ, все решает один человек - президент России. Не знаю, принимает ли он решения сам, или слушает своих советников, или ограничивается близким кругом людей. Если проблему Чечни опять решить неправильно, то она все равно всплывет. Конечно, можно задавить...

- По-видимому, нельзя.

- Ну так затушевать проблему силовым способом. Будут стоять дивизии, посты и так далее. Можно навязать Конституцию и провести выборы. Можно избрать главу республики, как в 1996 году выбрали Завгаева. А куда он потом делся? Чеченцы говорят, что они помнят все 400 лет, которые жили в составе России. Сегодня практически у каждого молодого человека есть среди родственников или погибший, или раненый, или разрушен дом. Это останется в их душах на 50-70 лет - сто процентов! И при первой же возможности появится новый лидер, который всю эту гремучую смесь опять поднимет. Другими словами, надо принять решение, согласованное со всем обществом, включая полевых командиров. А вот какое - надо искать в описанном мною "коридоре".

- Есть ли в Центре люди, которых воспримут, или же нужны посредники?

- Почему только в Центре? Можно привлечь к этому Шаймиева. Других региональных лидеров. Меня не надо. Считается, что я ангажированный. Далее - нового председателя Совета Федерации Миронова, у которого пока свежий взгляд на проблему. Ряд министров, депутатов Госдумы. У СПС были какие-то инициативы, у Явлинского. Взять всех, у кого есть инициативы. Главное, это должны быть люди, которые не имели отношения к принятию решения по войне.

- Подойдет ли для урегулирования модель взаимоотношений Татарстана с Центром?

- Подойдет любая модель, если заранее не афишировать диалог. Сегодня президенту надо поставить точку на Кавказе. Неужели появление американцев в Закавказье - это не сигнал того, что можно потерять Кавказ? Поэтому надо быстрее решать проблему и из чеченцев делать себе союзников.

Ведь мы боремся с терроризмом и экстремизмом. Носителей экстремизма в Чеченской Республике - максимум 5%. Все остальные 95% - это обиженные и оскорбленные, которые воюют только потому, что мстят за убитых родных и близких. Дальше, если мы не хотим, чтобы в Чечне процветал экстремизм, надо сделать так, чтобы сами чеченцы с ним и боролись. Надо сделать так, чтобы чеченский народ, в том числе и те люди, которые держат в руках оружие, организовались. Это случится, если они увидят определенные политические и экономические плюсы от завершения противостояния.

- Скажите, вы сторонник немедленного вывода федеральных войск из Чечни?

- Вопрос вывода или оставления войск - это вопрос переговоров. Может, и не надо выводить войска. Какие-то вооруженные формирования оставить. Вдруг они договорятся с чеченцами, что вместе будут колотить непримиримых? Тогда, наоборот, введут и дополнительные силы. Вся проблема в том, что сегодня никто ничего не говорит. То ли уповают на то, что задавят боевиков силой. Есть ошибочное мнение: если мы убьем Басаева или других лидеров, то все встанет на свои места. Там уже этих басаевых появился не один десяток.

- Некоторые эксперты считают, что параллельно с военным урегулированием должно идти правовое. Необходимо решить, какое право там должно быть, какого типа гражданские институты будут развиваться, какой степени самостоятельности будет достаточно для Чечни. Может, всего того, что предусматривает, например, Договор Татарстана с Центром, для Чечни окажется много - им столько и не потребуется.

- Начать нужно с того, что должна появиться воля к заключению соглашения. Но не с теми, кто сегодня управляет Чеченской Республикой, а с теми, кто с оружием в руках противостоит федеральным войскам. И я скажу откровенно: 99% жителей Чеченской Республики морально поддерживают вооруженные формирования. Это я могу официально заявить. Многие из них прошли через блокпосты, зачистки. Еще в 1999 году, возможно, такого не было. Но последние два года всей этой каши привели к тому, что большинство людей повернулись в сторону полевых командиров. Люди хотят нормально жить у себя дома. Для этого должны закончиться все зачистки. И для этого с теми, кто сидит в горах, надо до чего-то договориться. Первый шаг - закончить боевые действия. Выводятся или остаются войска - это второй вопрос. Войска могут встать в пункты постоянной дислокации на территории республики. В это время беженцы возвращаются домой, блокпосты сокращаются. Второй этап. Параллельно работает группа по выработке компромисса. Ликвидировать базы, группы экстремистов. Это закрепляется гарантиями с двух сторон. Третий этап. Федеральный Центр помогает чеченскому народу определиться со своим будущим. Не надо за них решать. Можно помочь сторонникам Кадырова, Масхадова, Завгаева и, допустим, Хасбулатова собраться и определиться: то ли это будет парламентская республика, то ли президентская. И так все постепенно выйдут на самый последний и тяжелый вопрос: модель урегулирования. Будет ли Чечня ассоциированным членом Федерации, предпочтут ли татарский вариант или комбинированный - сами договорятся. И здесь надо бы идти от противного: банковская система общая? Общая. Вы за рубли, чеченские орлы? Все, рубль остается. За то, чтобы внешняя граница была? Да, граница остается. Гвардию хотите? Будете иметь 20 тысяч, вооруженных деревянными автоматами.

- Почему переговоры, которые наметились несколько недель назад между Закаевым и Казанцевым, вдруг остановились?

- Потому что это все было под давлением Европы, насколько я понял. Европа сказала провести переговоры. Обозначили переговоры. Никакого серьезного решения там не было. Тем более что Казанцев - это не уровень для переговоров. Казанцев вообще не может переговариваться. Он же был командующим группировкой. Туда нельзя подпускать людей, которые воевали с чеченцами. Они не поймут друг друга никогда.

- Скажите, Чечня не хочет отделяться от России?

- Чеченский народ этого не хочет. Мудрость и сила федерального Центра должны проявиться в том, чтобы дать чеченскому народу и его лидерам нормальный выход из ситуации. Компромисс должен включать экономические параметры: внешнеэкономическая деятельность, налогообложение, таможенную политику, таможенные зоны, чтобы восстановить республику. Денег у РФ на ее восстановление нет. Чеченцы могут только сами заработать за счет нестандартных решений. Никаких налоговых платежей в Центр - все оставлять у себя.

- Если Грузия уйдет из зоны влияния России, как это повлияет на ситуацию на Кавказе?

- Американцы придут на Кавказ и окружат Каспийский бассейн со всех сторон. Если федеральный Центр будет тянуть с решением, то нахождение американских войск в Закавказье будет напрямую сказываться на обстановке на Северном Кавказе. Это приведет к эскалации военных действий. Пойдут эмиссары, финансы, инструктора, подготовленные люди.

- Американцам выгоднее поддерживать очаг напряженности в виде Чечни или урегулировать его на своих условиях?

- Разве не видно, что они его поддерживают? Сначала ругали Россию за Чечню, потом ненадолго перестали. А когда свои проблемы решили, начали опять ругать.

- При каких обстоятельствах американцы могли бы выступить посредниками в урегулировании чеченского конфликта?

- Они всегда будут влиять на ситуацию в своих интересах. Центральную Азию и Балканы американцы уже зачистили. Теперь они окружают Каспийский бассейн со всех сторон и будут его зачищать. А мы своими неграмотными действиями помогаем им это делать. Американцы цинично отстаивают свои интересы. А мы закусили удила с этой контртеррористической операцией и никак не можем от нее отказаться.

- Когда Россия просчиталась?

- Мы просчитались, когда давали вольную Средней Азии.

- Чисто теоретически: если бы Чечня объединилась с Ингушетией, это облегчило бы решение проблем Северного Кавказа?

- Никогда в жизни Чечня не объединится с Ингушетией. Я лично тогда объявлю референдум о выходе из состава РФ.

- А вообще это реально?

- Желание есть. И сделать это реально. В Российской Федерации все возможно. В этом случае одним залпом убивают много зайцев: проблемы Чечни нет, проблемы беженцев нет, Осетии - тоже нет. Чеченской Республики нет, Ичкерии нет, Ингушетии нет. Все! Будет одна Вайнахская Республика. Если федеральный Центр возьмет курс на объединение Чечни с Ингушетией, мы будем принимать самые жесткие меры. Вплоть до референдума о выходе из состава РФ. Мы не позволим провести мероприятия по объединению.

- Ни ингуши, ни чеченцы не хотели, чтобы вы уходили с поста президента республики. Почему все-таки вы ушли?

- Потому что я поклялся на Конституции Республики Ингушетия, что буду президентом два срока.

- Московская элита не верит в искренность вашего решения.

- Москва пусть не судит по себе о всех. Для меня лучше быть свободным человеком, чем губернатором или президентом. На эти посты идут люди честолюбивые или те, кто всегда должен быть у власти, чтобы зарабатывать. Еще одна категория - просто больные. Что такое сегодня быть президентом республики? Даже не такой проблемной, как Ингушетия. Это - каторга! Я хочу быть свободным человеком. Я 5 лет служил в Афганистане, 5 лет был на Дальнем Востоке, 9 лет - президентом Ингушетии. Жизнь моя пролетает. Пять лет назад я сказал ингушам: баллотируюсь еще раз, но больше не плачьте и не умоляйте.

- У конфликта и, стало быть, его урегулирования есть криминальный имидж. Ингушетия, в частности, получила на время конфликта статус свободной от налогов зоны.

- Абсолютно неправильно. Когда я стал президентом в 1993 году, экономика РФ лежала. От разделения Чечено-Ингушетии мы получили самую неразвитую ее окраину. Весь промышленный потенциал остался в Грозном. К тому же - 73 тысячи беженцев из Северной Осетии. Поэтому я пришел к премьеру Черномырдину и попросил 2,7 триллиона рублей на строительство школ, больниц, дорог, связи. Денег он не дал. Тогда я попросил независимость. На что он ответил: "Хватит нам Дудаева!" Я объяснил, что мы могли бы заработать сами, и положил ему на стол проект постановления по зоне экономического благоприятствования. Виктор Степанович, толковый хозяйственник, одобрил. Так мы заработали и построили республику.

- Когда это отменили?

- Свободная зона существовала с июня 1994 года до 1997 года, когда Чубайс своим постановлением закрыл ее окончательно. Говорили, что в этой зоне отмываются деньги и идет оружие для боевиков. А когда приехали и посмотрели, то изумились тому, что мы построили. И все было прозрачно. Все деньги поступали на счет в Минфине, оттуда мы и оплачивали контракты.

- Есть мнение экспертов, что вывод войск из Афганистана подстегнул распад СССР. Как может повлиять на взаимоотношения Центра с регионами вывод войск из Чечни?

- К распаду СССР привело другое. А что касается Чечни, то не повлияет никак. Один раз уже выводили войска - никак не повлияло. В 1994-1998 годах мы жили без власти. Президент болел, премьеры менялись каждые полгода. Нам надо сказать спасибо за то, что мы в эти годы сохранили Российскую Федерацию. Единственное, чего мы хотим, - совершенствовать федерализм. Чтобы уважали национальные республики и у нас были свои полномочия, как это записано в Конституции.

- Комиссия Козака собирается к лету окончательно привести в соответствие все полномочия республик и укрепить властную вертикаль.

- Это путь к унитарному государству.

- Почему лидеры республик и регионов не вмешиваются в это активно и есть ли реальные шансы как-то повлиять на развитие федерализма в России?

- Каждый влияет по-своему. Кто-то добровольно отдает свои полномочия. А кто-то не отдает. Насколько я знаю, Татарстан и Башкортостан ничего не отдают. Я бы тоже не отдал, если бы подписал договор с Центром. Но я ничего не подписывал.

- Почему Центр успешно отбирает полномочия? На днях Госдума лишила республики гражданства как атрибута государственности.

- Потому что такая Госдума и потому что период сейчас в РФ такой. Все законы, которые принимаются сегодня Госдумой, идут в основном с нарушением Конституции РФ. Одно скажу: это не ведет к улучшению ситуации внутри государства. Это уже все было в СССР. Большая централизация власти в Центре на такой большой территории ведет к развалу. Советский Союз развалила не проигранная кампания в Афганистане, а не вовремя отданные полномочия. Надо было вовремя их дать РФ, Узбекистану, Таджикистану и остальным. Аналогично и в России: дали бы полномочия вовремя - все было бы нормально. Почему не может быть атрибутов государственности, хотя в Конституции это записано? Надо четко расписать, за что отвечает Центр, за что отвечают республики.

- Заставит ли Чечня Центр вернуться от жесткого федерализма к традиционному?

- По крайней мере существование Чечни напоминает о том, что нельзя проводить однобокую национальную политику и недалекую политику федеративного устройства.

- Если Центр потерпит поражение в Чечне, возможно ли в качестве торга объединение республиканских лидеров ради усиления их полномочий и независимости?

- Они не объединятся. Я же говорю, что период, когда была большая опасность этого, прошел. Каждый будет по-своему отстаивать. У каждого свой путь.

- Будет ли пересматриваться Конституция РФ?

@@@
Руслан Аушев: "Президенту надо поставить точку в чеченской войне"
США высоко ценят убитых солдат
Синагога как индикатор безопасности
Страна, "заколдованная" насилием
У Кадырова будут серьезные конкуренты
Утром в среду Израиль полностью завершил вывод войск из Газы
Федеральные войска занимают территорию Чечни, политики совещаются

Царь Израиля

@@

Уходя из политики, Ариэль Шарон остается самым популярным деятелем в своей стране

2006-01-13 / Николай Каменский







Всегда себе на уме.

Фото Reuters

Самому непредсказуемому и, пожалуй, самому амбициозному из нынешних израильских политиков вряд ли суждено вернуться на политическую сцену. Но, независимо от того, сумеет Шарон выкарабкаться после инсульта или нет, созданная им партия вождистского типа «Кадима» имеет самый высокий рейтинг у избирателей в преддверии выборов в кнессет. Значит, «вождь», осуществивший вопреки яростным нападкам своих бывших единомышленников вывод войск из Газы, правильно понял настроение большинства сограждан, желающих мира с палестинцами, а не новых войн.

Вообще-то Шарон и дома, и за границей прежде не воспринимался как миротворец. Он участвовал во всех войнах, которые вел Израиль. Когда во время войны 1973 года еврейское государство стояло на грани поражения, части, которыми командовал Шарон, переправились через Суэцкий канал, зашли в тыл египтянам и предопределили исход сражения в пользу израильтян. Возвращаясь домой, подчиненные писали на танках: «Шарон – царь Израиля».

На самом деле до высшей власти генералу было далеко, и он не раз терпел неудачи в схватках с начальниками и конкурентами. Ему приходилось хитрить, маневрировать, вступать в сделки с оппонентами. Когда давняя мечта – возглавить правительство – осуществилась, Ариэль Шарон повел себя как ловкий дипломат, сумевший стать другом и Буша, и Путина. Не скоро еще на авансцене Израиля появится столь же яркий и жесткий лидер, как Арик-Бульдозер.

@@@
Царь Израиля
Шарон может уйти из политики