"Большое путешествие" завершается

@@

Визит северокорейского лидера в Москву, возможно, положит начало возобновлению диалога между КНДР, Южной Кореей и США

2001-08-07 / Елена Шестернина







Окруженный охраной Ким Чен Ир знакомится с Москвой.

БОЛЬШОЕ путешествие" Ким Чен Ира подходит к концу. Сегодня он вернется из Петербурга в Москву, откуда направится через Сибирь на родину. Товарищ Ким может быть доволен итогами визита в российскую столицу. В результате состоявшихся в Кремле переговоров с Владимиром Путиным подписана Московская декларация. Она в целом перекликается с Пхеньянской, подписанной год назад во время визита российского президента в КНДР. В ней обозначены основные позиции сторон по важнейшим аспектам международных отношений. В первую очередь это относится к сфере стратегической стабильности и безопасности.

Как известно, накануне визита лидера КНДР источники в Кремле предпочитали осторожность, предупреждая, что от предстоящего диалога "не стоит ждать прорывных результатов". Но теперь Москва может быть вполне довольна итогами переговоров. Весьма значительно, например, зафиксированное в декларации намерение КНДР "придерживаться объявленного ею до 2003 года моратория на запуск баллистических ракет". Кроме того, корейская сторона заверила, что ее ракетная программа носит "мирный характер и, следовательно, не представляет угрозы для любой страны, с уважением относящейся к суверенитету КНДР".

Очевидно, что Россия, развивая отношения с КНДР, в состоянии реально влиять на содержание северокорейских ракетных программ, которые якобы так пугают сторонников американского плана НПРО. Об альтернативе им говорилось еще год назад при первой встрече Владимира Путина и Ким Чен Ира в Пхеньяне. Тогда последний пообещал, что Северная Корея откажется от ракетной программы, если другие страны возьмут на себя запуск ее коммерческих спутников. Правда, позже любимый руководитель сказал, что пошутил. Тем не менее вновь выраженная сейчас в Москве обоюдосторонняя готовность всемерно содействовать международной безопасности - неплохой козырь в переговорных отношениях Москвы с Вашингтоном. Американцам будет сложнее использовать "корейский фактор" для обоснования планов по развертыванию НПРО. Важно и положение Московской декларации о том, что Договор по ПРО 1972 года является "краеугольным камнем стратегической стабильности и основой дальнейших сокращений стратегических наступательных вооружений".

Особенно подробно во время встречи Ким Чен Ира и Владимира Путина обсуждалось межкорейское урегулирование. Начавшийся было после исторической встречи лидеров двух Корей в июне прошлого года процесс сближения частей разделенной страны практически за последний год сошел на нет. В подписанной в субботу декларации Москва подтвердила, что "уважает договоренности Севера и Юга Кореи", поддерживает "продолжение диалога между Севером и Югом без вмешательства извне" и "готова внести свой вклад" в этот процесс. Одним из необходимых условий налаживания диалога между Севером и Югом, по убеждению Пхеньяна, является вывод американского контингента из Республики Корея.

Визит Ким Чен Ира в Москву, по-видимому, не ограничивается задачей укрепления и развития отношений с Россией. Как сообщают дипломатические источники в Вашингтоне, на которые ссылается американский журнал "Ю.С. ньюс энд уорлд рипорт", одной из целей поездки Ким Чен Ира в Москву являются консультации с Россией по вопросу возобновления диалога с Южной Кореей и ответа на предложение Буша о возобновлении переговоров с США. В лице Кремля Пхеньян видит наилучшего (более того, единственно возможного) посредника. Учитывая же последние заявления Буша о готовности возобновить переговоры с Северной Кореей, есть основания предполагать, что после московской поездки в ближайшее время наметятся подвижки в контактах КНДР-РК и КНДР-США.

Кроме вопросов стратегической стабильности, в Кремле обсуждалось торгово-экономическое сотрудничество. В частности, модернизация железнодорожной сети на Корейском полуострове и соединение ее с Транссибирской магистралью, восстановление промышленных и энергетических объектов на территории Северной Кореи, планы совместной добычи полезных ископаемых, в частности магния, перспективы реализации в рамках ядерной программы КЕДО энергетической установки в Северной Корее.

Однако несмотря на подобающий подобным случаям положительный тон переговоров, тем не менее нельзя забывать, что у Москвы все же остается целый ряд претензий к Пхеньяну. Как отметили источники в МИД РФ, Москва не намерена "ничего давать (КНДР) даром, исходя из идеологических соображений". Не собирается Москва и "прощать" Пхеньяну долги, оставшиеся со времен СССР.

Важным пунктом визита Ким Чен Ира в две российские столицы стало посещение научно-производственных космических центров и промышленных объектов. В воскресенье Ким Чен Ир посетил Центр управления полетами в подмосковном Королеве, а также Государственный космический научно-производственный центр имени Хруничева, где осмотрел ракеты-носители "Протон", "Рокот", "Ангара", а также космическую платформу для малых космических аппаратов связи.

В Северной столице, куда лидер Северной Кореи прибыл вчера утром, помимо главной цели визита - посещения Ленинградского металлического завода и Кировского завода - Ким Чен Ир знакомился с культурными достопримечательностями. Он посетил Эрмитаж, Малахитовый и Тронный залы Зимнего дворца, Петропавловскую крепость, крейсер "Аврору", а вечером отправился в Мариинский театр, где давали балет "Сильфида".

@@@
"Большое путешествие" завершается
"Голландка" валит Россию с ног
"КАМАЗ" заглох на две недели
"Кувейтский рай" отложен на потом
"Нам нужен стабильный Афганистан"
"Такой налог нам не нужен..."
"Черная дыра" или "локомотив экономики"?

[5] Северный полюс – наш

@@

Ученые водрузили на дно Ледовитого океана под географической точкой Северного полюса российский флаг

2007-12-28







Погрузившись на дно, Россия закрепила за собой Арктику.

Фото ИТАР-ТАСС

Когда 2 августа российские ученые опустились в батискафе на дно Ледовитого океана, точно под географической точкой Северного полюса, и водрузили там российский флаг (вернее, возложили его титановый аналог), это вызвало очень нервную реакцию в мире – в основном со стороны США и Канады.

Самое очевидное объяснение такого поведения – громадное количество полезных ископаемых, которые до поры до времени хранятся в недрах арктического шельфа. Но откуда такие сведения и насколько они надежны? Является или не является океанское дно под полюсом продолжением российского континентального шельфа? Каким образом установка флага помогла разрешить этот вопрос? Наконец, даже если и является, то каким образом это может поддержать наши притязания на огромную часть Ледовитого океана?

Как бы там ни было, Россия фактически дала всем понять, что не собирается никому уступать львиную долю этих минерально-сырьевых сокровищ.

По мнению одного из организаторов экспедиции, помощника директора Института океанологии РАН Юлдуза Халлиулина, это было действительно знаменательное событие: человек впервые спустился в точке Северного полюса подо льдами на глубину 4,3 км. Однако, считает Халлиулин, одно погружение ничего не доказывает. Весь шум, поднятый вокруг российской арктической экспедиции, имеет чисто геополитический смысл.

@@@
[5] Северный полюс – наш
«Два ключа» от недр
«Роснефть» и ЮКОС получат черные метки от Минприроды
«Самаранефтегазу» насчитали претензий на миллиард долларов
«Юганскнефтегазу» дали три месяца
Ангола готова открыть рынок нефти для России
Аршавин и Жириновский, люди и паровозы

Астана взялась за экспортеров

@@

Разработчиков недр в Казахстане обременят новыми пошлинами

2008-06-04 / Игорь Наумов, Жанна Ержанова







С этого года Нурсултан Назарбаев решил не давать спуску иностранцам и недропользователям.

Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

Для компаний, разрабатывающих месторождения полезных ископаемых в Казахстане, наступают тяжелые времена. Правительство этой страны предлагает с 1 января 2009 года ввести экспортную таможенную пошлину для всех недропользователей, чьи контракты не ратифицированы парламентом. Об этом заявил вчера в ходе выступления на пленарном заседании сената, на котором рассматривался новый Налоговый кодекс, казахский премьер Карим Масимов. До этого планы руководства Казахстана по ужесточению таможенного режима для компаний, экспортирующих минеральное сырье, ограничивались нефтяной отраслью.

Объявляя парламентариям об очередных планах правительства пересмотреть правила игры для недропользователей, премьер Масимов выполнил волю президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Глава республики жестко потребовал усилить контроль над нефтяным и газовым секторами. В февральском послании народу он назвал «главным вектором в нефтегазовой отрасли усиление позиции государства».

Смену векторов и приоритетов в деятельности властей Казахстана уже в полной мере ощутила итальянская нефтегазовая компания Eni, возглавляющая международный консорциум по разработке крупнейшего месторождения углеводородов – Кашаганского, – и ее партнеры. За задержку с разработкой на условиях соглашения о разделе продукции (СРП) Кашаганского месторождения и раздувание сметы затрат на проект эти компании вынуждены были согласиться на увеличение доли в проекте госкомпании «Казмунайгаз».

@@@
Астана взялась за экспортеров
Аукцион под аккомпанемент уголовных дел
Бесполезное нововведение
Биология, термояд и цифровая вечность
Битва за Шпицберген
Благоустроенные Грязи
Будет ли жизнь без нефтедолларов

Бунт оранжевых в Улан-Баторе

@@

В монгольской столице объявлено чрезвычайное положение

2008-07-03 / Владимир Скосырев







Кое-кто из участников выступлений в Улан-Баторе был попросту пьян.

Фото Reuters

После произошедшего во вторник массового бунта в монгольской столице объявлено чрезвычайное положение. В городе есть погибшие и большое число раненых. Эти события связаны с прошедшими в Монголии в воскресенье выборами, на которых победила правящая Монгольская народно-революционная партия (МНРП).

Чрезвычайное положение должно продлиться четыре дня. Президент Намбарын Энхбаяр объявил, что в столице начиная со среды запрещаются митинги и собрания. Часть города оцеплена солдатами. Эти меры были приняты властями после того, как толпы людей, недовольных результатами парламентских выборов, подожгли здание штаб-квартиры МНРП, стали громить правительственные учреждения, грабить магазины.

Было подожжено здание Национальной галереи искусств, уничтожено несколько картин.

Полиция применила против участников беспорядков водяные пушки, слезоточивый газ и резиновые пули. По меньшей мере четыре человека погибли, около 130 полицейских и гражданских лиц ранены.

Искрой, воспламенившей страсти, послужило сообщение о предварительных итогах подсчета голосов на выборах, состоявшихся в воскресенье. Они принесли победу МНРП, которая получила не менее 45 из 76 мест в парламенте. Однако оппозиционная Демократическая партия (ДП) заявила, что результаты были подтасованы. Лидер Демократической партии утверждает, что у нее украли выборы. По его словам, большинство монголов проголосовали за ДП.

Между тем наблюдатели из России, а также из других стран назвали выборы честными и справедливыми. Чем же тогда объяснить вспышку насилия, несвойственного стране, где политики до сих пор улаживали свои разногласия мирно? МНРП правила в Монголии с 1921 по 1996 год. В том году на выборах одержали победу демократы. В 2004 году обе партии были вынуждены сформировать коалицию, но она рухнула два года спустя.

Острота противоречий, по-видимому, во многом объясняется тем, что каждый соперник обещал избирателям наилучшим образом распорядиться богатыми залежами полезных ископаемых – это в первую очередь медь, золото, уголь. Причем к разработке этих минеральных богатств проявляют интерес компании России, стран Запада и Китая. С российской стороны это, в частности, РУСАЛ, «Норильский никель», «Северсталь», а из западных фирм особую активность проявили Ivanhoe Mines и Rio Tinto.

Очевидное соперничество крупных держав в борьбе за доступ к природным ресурсам страны, считавшейся в прошлом советским сателлитом, дает основание предположить, что бунты в Улан-Баторе явились как бы новым изданием цветных революций, прокатившихся по ряду постсоветских государств.

«Влияния внешних сил на нынешние события нельзя исключать. Ведь во многих государственных и общественных организациях Монголии работают советники из США, других западных стран. Во всяком случае, аналогия с тюльпановой революцией в Киргизии напрашивается, – сказал в интервью «НГ» заведующий отделом Кореи и Монголии ИВ РАН Александр Воронцов. – Но это влияние нерешающее. Тут сыграло главную роль столкновение местных корыстных интересов.

МНРП не стоит рассматривать как пророссийскую силу. Она пытается сохранить равноудаленность от ведущих иностранных держав, выступает за их паритетный доступ к ресурсам страны. Что касается Демократической партии, то она представляет собой объединение мелких разношерстных группировок».

Впрочем, в борьбу за разработку ресурсов Монголии давно включился Пекин. В этой связи дипломат из посольства РФ в Монголии в беседе с «НГ» напомнил, что в течение 10 лет после распада СССР отношения Москвы с Улан-Батором переживали охлаждение, потепление началось лишь после 2000 года. Русский язык здесь сейчас помнят люди среднего и старшего возраста – от 45 лет, монголы учили его в школе. Теперь русский в школе можно учить по выбору в старших классах. Конкурент великого и могучего – китайский язык.

@@@
Бунт оранжевых в Улан-Баторе
В Африке Касьянов конкурирует с Блэром
В Кремль с визитом: какие дороги ведут в Москву
В России народился думающий народ
В России создадут стабилизационный фонд бензина
В мире: коротко
Валерий Рудаков: "Я лоббирую интересы "АЛРОСЫ"

Ведено или Вашингтон

@@

Евразия на распутье между Варварством и Цивилизацией

2001-04-18 / Хожа-Ахмет Нухаев В декабре прошлого года "Независимая Газета" опубликовала текст, подписанный Хож-Ахмедом Нухаевым. Он назывался "Давид и Голиаф, или Российско-чеченская война глазами "варвара"". В редакционном предисловии к статье НГ писала: "текст интересен и важен тем, что демонстрирует ... гладко скроенную идеологию "чеченского сопротивления", которая, видимо, будет широко рекламироваться". Ожидания оправдались. Через некоторое время в редакцию по электронной почте поступил еще один текст, подписанный тем же человеком, в котором автор продолжает весьма подробное, явно не для газетной статьи, изложение "идеологии сопротивления". На основе этой идеологической базы, автором предлагается решение чеченской проблемы - проект мирного договора между Россией и горной Чечней. Рискуя заслужить обвинения в предоставлении трибуны для "вражеской пропаганды", мы все же публикуем данный текст без купюр и редактуры в сетевой НГ, поскольку он содержит ряд острых полемических положений, которые располагают к комментариям и публичному обсуждению. Что представляет собой статья идеолога Масхадова - изощренную попытку идеологической диверсии, поиск путей оправдания мятежного чеченского лидера, или же реальное предложение выхода из конфликта? Ответить на этот вопрос "НГ-интернет" предлагает нашим читателям.

НГ-интернет





ЧАСТЬ 1. Чечения и геополитика Евразии

Антропология, геополитика, экономика (взгляд чеченского традиционалиста)

Людей, составляющих современное общество, можно разделить на три группы, архетипически соответствующие горам, суше и морю: "варвары" - дети Адама, почитающие своих отцов; "мужики" - находящиеся в нерешенном конфликте со своими отцами, стоящие на распутье между варварским традиционализмом и гражданской цивилизацией; и "граждане" - дети "дарвинской теории" прогресса и видового отбора, подчинившие себе своих отцов, заставив их следовать за собой.

Учитывая динамику существования моря, суши и гор, присвоим степень "ликвидности" их ценностям: ликвидные - обладающие максимальной скоростью обращения это ценности моря; основные - подлежащие обращению только после конвертации в ликвидные ценности это ценности суши; абсолютные - не подлежащие конвертации ценности, соответствующие горам.

Гармония общества, так же, как и человека, и космоса, в сохранении порядка, данного Всевышним, в котором нет ничего случайного. Во всем есть знамение Всевышнего. Если море находится ниже суши, а суша ниже гор, можно предположить, что в соответствующей иерархии располагаются ценности общества, соответствующие этим трем уровням пространства: море - ликвидные ценности (самого низкого уровня), суша - основные ценности, горы - абсолютные ценности высокого уровня. Именно горы Кавказа, центр Евразии - спасительная земля ковчега Ноя, где берет свое начало послепотопная эпоха человечества, откуда пошла традиция первых отцов и где обосновался народ Ноя (Нох-чи). Горы - родина варвара, это центр естественного мира и периферия цивилизации. Суша - это родина мужика, расположенная между горами и морем. Соответственно, море - это родина гражданина, центр цивилизованного мира и периферия варварства. Море, суша и горы - это три узловые части единой цельной системы - земли.

Если вдруг общественные ценности более низкого уровня начинают доминировать на более высоком, то происходит дисгармония общества, так же, как если уровень моря значительно поднимется, то оно затопит всю сушу. Торжество ценностей моря грозит человечеству земли новым потопом, и тогда спасением для обитателей суши вновь становятся горы.

Соответственно вышеописанной модели предлагаю осуществить анализ взаимоотношений между Западом и Востоком на трех уровнях: поверхностном, глубоком и фундаментальном.

Анализ на первом (поверхностном) уровне - назовем его политическим - концентрирует свое внимание на "ликвидных" активах, которые характеризуются наиболее высокой скоростью конвертируемости. На этом уровне главную роль играет финансовый капитал, кадры, государственные и межгосударственные учреждения, средства массовой информации, пропаганда и пр. Это уровень ликвидных ценностей.

Анализ на втором (глубоком) уровне - назовем его геополитическим - концентрирует свое внимание на основных активах, конвертируемость которых на другие активы имеет затяжной характер. На этом уровне главную роль играют все виды недвижимости: государственная территория, естественные границы, открытый доступ к морю (или его отсутствие), наличие полезных ископаемых, сельскохозяйственных земель, пресной воды и прочее. Это уровень основных ценностей.

Анализ на третьем, фундаментальном уровне, в отличие от политического и геополитического, предлагаю назвать метафизическим анализом. Его предметом будут ценности абсолютного характера, т.е. не подлежащие конвертации.



Тупиковость атлантистских правил игры для современной России

Исходя из этой модели, очевидно, что ведение игры по морским правилам оставляет для России небольшой выбор. Можно сдаться еще до начала поединка, потерять свое политическое лицо, но сохранить оборотные средства, ликвидные активы. Можно принять игру, к чему сейчас склоняется политическое руководство России и включится в игру. Выдержит ли Россия эту гонку, хватит ли у нее сил придерживаться той скорости и той динамики, которую может задать Запад, обладающий неограниченными финансовыми возможностями?

Истощив свой финансовый ресурс, Россия так же будет вынуждена признать поражение. Хотя может не признать и продолжать поединок, заимствуя средства для его ведения у Запада, под залог территории, ресурсов, недвижимости, расплачиваясь полезными ископаемыми, так необходимыми Западу для участия в поединке с Россией. Станет ли это средством к победе? Временно да, но фактически только продлит агонию, приведя в конечном итоге, к полному банкротству. Таков исход игры, предлагаемой Западом и по правилам Запада. Принимая вызов научно-технического прогресса, Россия попадает в ситуацию цугцванга, когда любой ход приведет ее к экономическому краху и дальнейшему политическому дроблению по образцу СССР.



Стратегия Запада в борьбе против СССР (и России)

С начала перестройки действия атлантического Запада на советском Востоке осуществлялись четко по правилам "моря" и подразумевали поэтапное открытие и динамическую модернизацию статичной и инерциально приверженной традиционным ценностным ориентациям "суши", временно еще закрытой, однако уже приподнявшей "железный занавес" на столько, чтобы через образовавшиеся щели хлынула волна финансовой цивилизации, непрерывный и постоянно ускоряющийся поток ликвидных ценностей. Направляя эту волну на Восток, Запад спланировал две стадии своей геостратегической операции: разрушительную и созидательную. Первая предполагала максимальную дестабилизацию идеологической базы, на которой основывалась тоталитарная система, разрушение баланса сил и приводных ремней стратегического контроля Москвы в странах Варшавского договора и союзников в Третьем мире. При реализации этой стадии разрушение институтов и рычагов имперского, советского порядка, неизбежно привело к политическому плюрализму, к борьбе всех со всеми.

В постсоветской России это выразилось в противостоянии федерального центра и субъектов федерации (Кремля и губернаторов), региональных и местных властей (губернаторов и мэров), предпринимателей и чиновников, гражданского и преступного мира, церкви и государства; в отсутствии институтов эффективного арбитража, в силу коррупции правосудия, в сегментации на всех уровнях вертикали власти. Все еще более усугубляло хаос, ставя граждан РФ на грань отчаяния.



Приведение к хаосу

На постсоветском пространстве, также как и в рамках РФ, природа этого хаоса, динамика центробежных процессов, ускоряющаяся и ужесточающаяся гонка за атрибутами признания Западом (от членства в ООН, ОБСЕ и ПАСЕ до новых кредитных линий МВФ) приводила к ускоренной модернизации своего собственного евразийского уклада жизни. Ориентация на чужие демократические западные ценности потребовала от руководителей новых государств, возникших на территории бывшего СССР подавления и уничтожения своих традиций авторитаризма, разрушения статичного порядка, включения в ритм выборов и шумных кампаний в СМИ, замены своих "коррумпированных" чиновников чужими, "прозрачными", подотчетными не местным лидерам в Москве, Киеве или Баку, а атлантическим хозяевам в Вашингтоне, Лондоне и Брюсселе (в ВБ, ИМФ, ЕБРР, ТАСИС и пр.). Страх перед возвратом в тоталитарное прошлое, с одной стороны, и ломающий устои характер демократических новшеств, с другой, усугубляли на всех уровнях общественной жизни - от простого гражданина до президента того или иного нового государства - ощущение безвыходности, тупикового положения на грани катастрофы - цугцванга. Последствия разрушительной стадии, как в постимперском центре (РФ) так и в постимперских перифериях (страны СНГ) можно обозначить как состояние хаоса.



Новый гражданский порядок для Евразии

Выход из состояния хаоса и переход на следующий этап, к созидательной стадии, по западному сценарию должен заключаться в стабилизации ситуации, но уже в качественно новой обстановке, когда ключевые позиции в узловых центрах власти, как в РФ, так и по всему постсоветскому пространству, будут сосредоточены в руках либо прямо проамериканских, либо опосредованно служащих атлантистским интересам сил. По этому сценарию, открытость постсоветского пространства для проникновения с Запада либеральных принципов демократической прозрачности, представительских институтов власти, культа денег, рано или поздно должно было привести к возникновению местных очагов рыночной экономики, открытого гражданского общества и соответствующему им правовому, демократическому государству. Когда механизмы обратной связи заработают на полную мощь, это множество стихийно возникших и произвольно процветающих узлов западной цивилизации начнет превращаться в единую систему эффективных взаимоотношений. Тогда в РФ и по всему постсоветскому пространству, по сути, во всей Евразии, на базе рыночного капитала по атлантическому образцу начнет последовательно формироваться, снизу вверх, демократическая надстройка.

Реструктурированная таким образом Евразия, - в которой "дети" установят свое верховенство над "отцами", рыночная экономика с помощью новшеств вытеснит все традиции, гражданские законы и суды подчинят себе и политика, и чиновника и олигарха, правила динамики возьмут верх над неизменными императивами статики, - станет сырьевым придатком Запада, а ее субъекты, и "большие" как РФ и "маленькие" как Прибалтика, в след за своими побратимами в Западной Европе и Восточной Азии, добровольно, даже с энтузиазмом станут вассалами американского гегемона. Тогда мир станет по настоящему однополюсным, а история достигнет своего атлантического конца. Выход из состояния хаоса по этому сценарию определяется либерально-демократической парадигмой гражданского порядка.



Альтернативный проект: авторитарная парадигма новой Империи

Альтернативный выход из состояния хаоса предполагает возрождение Империи, если не сразу на всем постсоветском пространстве, то хотя бы, в рамках РФ. Старый имперский центр сохраняет еще кадровый потенциал для воспроизводства своих номенклатурных элит и обладает серьезными мобилизационными ресурсами для упрочнения власти - как по вертикали так и по горизонтали. Если бы Москва предприняла такие попытки сразу же после обвала СССР, это могло бы вызвать панику многих формально независимых государственных образований на окраинах первичной Империи. Однако, по прошествии времени перед лицом усиливающегося "демократического террора" Запада, регулярно вдалбливающего гражданские принципы цивилизованного поведения авторитарным соседям России (в крайних ситуациях прибегая к репетиции багдадских и белградских уроков, не особо обращая внимание на давно обанкротившуюся ООН), ориентации постноменклатурных элит власти и в самой России и в остальных странах СНГ начали меняться. Под конец эпохи Ельцина, когда концентрация капитала в руках олигархов, и власти в руках поставленных ими чиновников достигла таких масштабов, что начала угрожать общественным взрывом, всем стало более или менее ясно, что ориентация на западные ценности ведет к полной зависимости от Вашингтона и, рано или поздно, завершится гражданским судом и над президентами и их семьями, и над олигархами и их чиновниками. Номенклатурным элитам в РФ и в странах СНГ стало очевидно, что всем им необходимо покровительство со стороны имперского центра, что единственная защита от хаоса, массового недовольства и атлантистского экономико-политического диктата требует сотрудничества периферии и центра для восстановления над авторитарными (по факту) странами СНГ имперской крыши. Развитие событий по этому сценарию назовем парадигмой авторитарного порядка.



Дилемма: или государство, или власть?

Принципиальное различие этих двух сценариев в том, что именно первый, реализованный на основании парадигмы гражданского порядка, предусматривает построение сильного государства, где не играют роли авторитеты чиновников, вождей, духовных лидеров. Где все подчинено только закону государства, перед которым любой субъект общества, не зависимо от своего духовного или общественного статуса, предстает безликим атомом. Это окончательный уход от аутентичного евразийского пути и построение общественных отношений по безродному и обезличенному шаблону западной либерал-демократии.

Второй сценарий, реализованный в соответствии с парадигмой авторитарного порядка, как раз таки и подразумевает построение вертикали сильной власти, где все подчинено воле лидера, вождя, духовного авторитета, а закон носит лишь упорядочивающую функцию. И именно сквозь элементы сильной государственной власти (а не сильного государства) проступают контуры будущей традиционной Евразийской Империи.

Однако, сегодня обществу еще только предстоит окончательно выбрать между "демократическим" сильным государством и "имперской" сильной властью.



От Ельцина к Путину

Борис Ельцин, поднявшийся на вершину власти на волне "демократических ожиданий" населения, провозглашая демократические ценности, вскоре понял, что, опираясь только лишь на демократические институты государства, при установившемся уровне коррупции и расслоения общества ему и его "семье" власть не удержать. Машина государственного закона, в конечном счете, и его самого призовет к ответу. Желание любой ценой обезопасить себя и свое окружение толкнуло Ельцина на то, чтобы все больше и больше редактировать первоначальный "демократический" курс в сторону более жесткого, более "имперского", а значит более безопасного для правящих элит. Вопрос сводился не к тому, что делать и как это делать, а кому доверить решительное исполнение этого плана.

Наследник "ельцинского престола" Владимир Путин начал реализацию "плана Ельцина" с предоставления гарантий безопасности своему предшественнику, жесткого ведения военных действий в Чечении, при одновременном развертывании дипломатической активности по всем азимутам Евразии (Китай, Индия, Япония и пр.). Стратегия повышения авторитарного фактора сводилась к использованию войны в Чечении для реорганизации всех структур власти РФ по новой парадигме: от установления жесткой вертикали власти и учреждения семи президентских округов по горизонтали (с де факто "генерал-губернаторами" во главе), через захват большинства в Думе, фактический роспуск Совета Федерации посредством подчинения выборных губернаторов назначаемым сверху окружным генерал-губернаторам и "равноудаления" олигархов, до перехвата контроля над СМИ. Далее, после предполагаемой молниеносной (в течение 2 - 3 месяцев) победы в Чечении, планировалось расширение имперского порядка на все постсоветское пространство, начиная с Закавказья, используя для этого открывшийся чеченский коридор. Но тут помехой для блистательного блицкрига на Кавказе стали чеченцы.



Новый евразийский порядок Владимира Путина

Когда кампания на чеченском фронте захлебнулась, а вместе с ней реализация всего, проводимого на поверхностном уровне политики плана, Путин посмотрел глубже, чем было предусмотрено чисто пиаровскими моделями его политтехнологов, и решительным переходом на более глубокий уровень геополитики стал заполнять имперскую форму ельцинского плана качественно новым - евразийским - содержанием. Условно назовем его "планом Путина", суть и содержание которого предполагает третий путь выхода из состоянии хаоса, согласно парадигме евразийского порядка.

Смена парадигм привела к радикальной смене стратегии Кремля, а затем, и к смене тактики. Уже в ноябре 2000 года на совещании с высшим командным составом РФ в Ростове-на-Дону Владимир Путин сделал неожиданное заявление: "не важен статус Чечни, важно, чтобы ее территория не служила плацдармом для агрессии против России". Явный диссонанс этого беспрецедентного заявления со всей предыдущей политикой российских властей в Чечне привел в замешательство и военных и политиков и чиновников. Суть этого знакового заявления имеет долгосрочный характер, смысл которого раскрывается немедленно, если только увидеть в нем сигнал, данный Президентом РФ элите власти, для системного перехода на новую формулу великодержавного бытия. Это знак глубокой переориентации в российско-чеченских отношениях. Это свидетельство начала евразийской эпохи в российской геополитике и перехода России на традиционную платформу формирования своей глобальной геостратегии в новом тысячелетии, где именно традиция должна стать краеугольным камнем фундамента евразийского общего дома.

Каковы основные ориентиры этого ценностного переворота?



От логики Империи к логике Евразии (чеченский узел)

В стандартной имперской модели взаимоотношения центр - периферии строятся на стремлении имперской власти к самосохранению и дальнейшему воспроизводству. Это стремление всегда проявляется в формализации, т.е. жестком и максимально узком оформлении правового статуса "своих" территориальных, колониальных образований - периферий (автономия, область, республика и пр.), и в централизации, жестком, административно-военном, прямом управлении этими колониальными образованиями (наместничество, генерал-губернаторство, комиссариат и пр.).

Если вычленить эту стандартную имперскую логику в российско-чеченских отношениях, то мы видим, что с момента завоевания чеченской земли царской империей во второй половине XIX века, результатом ее применения явилось чередование вспышек чеченского сопротивления и пожарных российских контрмер, принимаемых российской столицей с помощью названных механизмов формализации и централизации власти.

Точно такая же схема применялась и в царскую, и в советскую, и в постсоветскую эпоху. Формальная оболочка Империи менялась, но сама империя оставалась неизменной. Именно возрождению этих механизмов служила предыдущая война в Чечении, и этой же цели должна была служить по замыслу ее архитекторов и настоящая война.

И вдруг Путин объявляет, что формальный статус Чечении не имеет значения, и, что, по сути, значение имеет только вопрос геополитической ориентации чеченского плацдарма. Чтобы понять глубину этого переворота в политике Кремля предлагаю читателю вновь осмыслить траекторию, которая привела Путина к упомянутому выше заявлению, но на этот раз не сквозь политическую а сквозь геополитическую призму анализа, на уровне основных ценностей.



Удар Империи обрушен на Чечению

Видимо, связывая поражение федеральных сил в августе 1996 года как результат "ельцинизма" (где безобразно переплелись фрагментарный покалеченный патриотизм с предательством и торгашеством), нерешительности в верхах власти, вызванной бессмысленными уступками в пользу "демократов", навязавших Кремлю игру по западным "гражданским правилам" и сковавших руки генералам, Путин решил впредь не оставлять ничего на волю случая и тщательно продумал все ходы новой кампании в Чечении.

На этот раз действующий с максимальной жестокостью Кремль заранее позаботился, чтобы лишить голоса российские СМИ, критически настроенные по отношению к войне, и не обращал никакого внимания на шум, поднимаемый правозащитниками и зарубежными масс-медиа.

Посредством "дагестанского капкана" (и других не менее жестких "ходов"), за чеченцами был закреплен в глазах внешнего мира и своих граждан образ "террористов". Изолировав территорию Чечении от либеральных журналистов, Кремль задействовал против нее все возможные силы и, более того, разрешил применять любые меры и методы, необходимые для военной победы и покорения чеченского народа. В итоге, Чечения превратилась в лагерь смерти, а территория соседней Ингушетии - в настоящий концлагерь для чеченских беженцев. Во всех этих шагах прослеживаются имперские технологии власти:

Проводя анализ на поверхностном уровне политики мы видим, что у Кремля не было и не могло быть другого выбора: если чеченская земля не хочет стать российской территорией, если чеченские варвары не хотят стать российскими гражданами, значит для Россиян это не "мы", следовательно, это враги. Исход такой логики может быть только один и он наглядно проявлен, если посмотреть на руины Грозного. Это политика. Если против незначительного пяточка кавказкой земли, который можно во всех направлениях проехать за час или два, современная ядерная сверхдержава, применяла все возможные техногенные орудия насилия, и все же, после полутора лет полномасштабной войны не смогла покорить кучки варваров, то перед Президентом РФ (и Главнокомандующим российских вооруженных сил в одном лице) неизбежно встал ряд вопросов о выходе из сложившейся ситуации и путях преодоления кавказского кризиса.

Ключевое геополитическое значение Чечении, угроза срыва евразийского проекта

Именно столкновение с феноменом непробиваемости чеченского сопротивления вызвало необходимость ревизии основных предпосылок, на которых базировалась военно-политическая доктрина, унаследованная Путиным от Ельцина вместе с его планом.

Кремлю победа в Чечении нужна сегодня, сейчас, так как, не покорив Чечению, "перепрыгнуть" или обойти ее, чтобы укрепиться в Закавказье, невозможно, а без этого вытеснить с Черноморско-Каспийского региона атлантические структуры и ценности, которые с момента краха СССР в 1991 году постоянно наращивают там свое присутствие, не получится.

Нерушимость чеченской преграды на Центральном Кавказе привела к осознанию того, что, даже завоевав всю Чечению с последующей полномасштабной военной оккупацией Грузии и Азербайджана, для удержания этих завоеваний пришлось бы задействовать даже больше сил, чем использовал СССР. Следовательно, чеченское Сопротивление это естественная преграда на пути к строительству сплошной оси Москва-Тегеран, препятствующая возможности налаживания прямого политического сотрудничества с мусульманским миром ориентирующимся на антизападный Иран.

Когда Россия застряла в кавказских "горах", пытаясь сравнять их с "сушей", от "моря" против РФ надвигаются новые волны внешних угроз:

Таким образом, Кавказ вместо того, чтобы стать звеном, цементирующим геополитическое евразийского партнерство Севера с евразийским Югом, стал фактором раскола. Россия попала в цейтнот.



Евразийский реализм: исчерпанность геополитической подоплеки российско-чеченского конфликта

Переосмысливая всю ситуацию, Путину, видимо, стало ясно, что, определяя содержание понятия "мы" исключительно с помощью формальных категорий международного и конституционного права (таких как "нерушимость границ", "целостность территории", "единая и неделимая Россия" и пр.), Кремль будет обречен на бесконечную войну с чеченцами.

В формальной модели российской идентичности, "мы" - переводится как "мы - россияне", "мы - граждане единой и неделимой России". В этой модели по объективным причинам нет, и не может быть места для того, чтобы непримиримые чеченцы когда-либо могли стать для россиян "одними из нас" и наоборот. Из такого узкого определения "мы" с железной логикой следует бесконечная война на южных рубежах РФ, а также неснимаемые противоречия с многими самобытными народами России, со странами СНГ, с потенциальными партнерами России в мусульманском мире, за рубежом. Скорее всего, распознав губительный для России характер национального формализма (по выкройкам Запада), Путин обратился к восточному реализму и, в соответствии с евразийской логикой, расширил функциональное определение категории "мы" так, чтобы оно распространялось и на непокорных чеченцев. Исходя из позиции такого евразийского реализма, Путин осознал, что хотя это не совсем "мы", суть в том, чтобы "они" стали "своими", а не были "чужими". Таким образом, для многонационального содержания Евразии Путин нашел соответствующую форму российского бытия.

Подоплекой упомянутого в этой статье Ростовского заявления и последующих инициатив по отношению к Чечении, Азербайджану и Ирану является уже не узкомасштабная российская, а широкомасштабная евразийская формула, по которой "свои" - это "евразийское сообщество", "и русские, и другие народы Евразии", "Россия и ее евразийские союзники", то есть все, кто готов жить в соответствии с евразийскими ценностями.

Такой поворот, скорее всего, связан с осознанием Президентом РФ, что если в политической плоскости бросается в глаза хаотический характер борьбы всех против всех (состояние хаоса), за ликвидные краткосрочные выгоды, то в геополитической плоскости очевиден дуализм, поляризация мира по формуле "мы - они", "силы суши - силы моря", "евразийский Восток - атлантический Запад", и глубже метафизическая пара: "варварство-цивилизация". В таком видении мира, русские, чеченцы и другие коренные народы Евразии - это "одна команда", а все противоположные силы - это "другая команда". Если и для русских и для чеченцев "другая команда" - это "атлантический Запад", если с объективной точки зрения - это "общий враг", тогда Российско-Чеченская война теряет дальнейший смысл. Тогда ее продолжение вместо того, чтобы способствовать устранению "общего врага", осуществлению "общей цели", объективно разрушает силы, необходимые для интеграции и консолидации Евразии.

Расширяя диапазон актуальных и потенциальных субъектов, составляющих понятие "свои", Путин значительно сузил емкость понятия "чужие". Переходом с формальной политической модели порядка "мы-они" на реальную геополитическую модель "свои-чужие" Кремль создает условия, в которых война не только не является уже единственной возможной формулой взаимоотношений между Россией и Чеченией, но и становится анахронизмом.

Осознавая новую, верную иерархию целей и задач, а так же губительный характер поверхностных политических конфликтов для "команды", которая должна сформироваться на более глубоком, геополитическом уровне реальности Путин разоблачил соблазнительные, заманчивые гражданские мифы, увидел столкновение цивилизации как столкновение Нового Света "детей", динамики и модернизма со Старым Светом "отцов", статики и традиции.



Евразийское партнерство (конфедерация)

Чеченский феномен в сочетании с возрастающим давлением фактора времени - учитывая заявления стран Южного Кавказа о своем желании скорейшего вступления в НАТО - заставили Кремль глубоко переосмыслить ситуацию исходя из основополагающих принципов Старого Света. Отказываясь от ельцинского плана механического восстановления империи советского типа, Путин, по всей видимости, решил в первую очередь выработать новый, системный подход, как к чеченскому вопросу, так и к кавказскому региону в целом, понимая, что это может послужить поводом к началу возврата России на евразийский путь. Это подтвердилось знаковым визитом Путина в Азербайджан. В совместном российско-азербайджанском заявлении о новой формуле обеспечения мира и порядка на Кавказе в рамках планируемой "конференции четырех президентов", которым предстоит действовать не по принципам западного формализма, а по принципам восточного реализма, "лицом к лицу" - как заявил Путин на совместной с Алиевым пресс-конференции в Баку, то есть не как "чиновники", а как "отцы" своих народов, не как временщики на государственной должности, а как лучшие из лучших в своем поколении, в своей нации, отвечающие за наследие предков не по постоянно меняющимся гражданским законам, а по извечным законам совести.

Если увязать новый язык Президента РФ с новой географией его внешней активности и углубиться в логику его знаковых поездок в Астану, Бруней, Баку и планируемого визита в Тегеран - который, с учетом всего сказанного в этой работе, может стать для Евразии судьбоносным событием, выходящим за пределы политики и даже геополитики - и увидеть все это на фоне демонстрации Кремлем своего положительного отношения к духовенству, то очевидным становится новое измерение в российской геостратегии.

В глаза бросается целый ряд факторов: переход Кремля с сугубо политического на геополитический уровень формирования стратегических целей и задач России в XXI веке, окончательное определение "Русской национальной идеи" как "евразийской миссии" строительства многополюсного мира, защита "своих" ценностей суши от наступления "чужих" ценностей моря. В совокупности эти факторы формируют евразийскую платформу упомянутой выше парадигмы строительства новой Евразийской Империи.

Сегодня можно наблюдать нарастающую готовность "центра" отказаться от дальнейших попыток структурирования взаимоотношений с непокорной Чеченией по старо-имперской (неевразийской) парадигме. Это же является и доказательство готовности России перехода на партнерский механизм организации евразийской системы безопасности, в которой евразийские народы являются хозяевами на земле своих отцов и должны организовать у себя дома свой внутренний порядок, согласно своим континентальным, "варварским" традициям, а не по импортированным с Запада демократическим принципам. В то же время России, восстанавливающей в своем доме административную имперскую модель и представляющей своим союзникам в Евразии "ядерную крышу", делегируются определенные права и поручаются определенные обязанности.

Подводя итоги вышесказанного и переосмысливая на их основе дальнейшую ситуацию, можно прийти к следующему заключению: Путин отказался от соблазнов исторического старо-империализма, который по своей природе основывается на "морских началах" Карфагена, Великобритании и сегодняшнего перевоплощения в Pax Americana, и возвратил Россию на "сухопутные начала", устанавливая тем самым статичные, традиционные, патриархальные ориентиры на пути к строительству евразийского общего дома. Исходя из реальной ситуации на евразийском континенте сегодня, из политического плюрализма государств, ориентирующихся на западный образ общественной жизни, из множества конфликтующих между собой государственных интересов формула этого Общеевразийского Дома должна иметь конфедеративный характер. Емкая конфедеративная форма позволит создать Союз Авторитарных Государств (САГ) или, по-другому, Евразийский Союз.

Именно в ставке на евразийскую идентичность, на евразийские ценности, на Евразию, как естественный очаг многонациональной, континентальной жизни и заключается суть сегодняшних реформ Путина, а значит, формирование Евразийского союза должно проходить в соответствии с логикой евразийского конфедерализма, учитывающего этнический фактор субъекта федерации, его самостоятельность, его культурные особенности. Одновременно с жесткой унификацией государства (империи) на стратегическом (геополитическом) уровне (включая "ядерную крышу") должна быть предусмотрена очень высокая степень автономности и дифференциации на уровне на уровне этносов, с учетом органического импульса народов России к утверждению своей идентичности, своей культурной и конфессиональной самобытности. Субъектом федерации в этом случае становится не обезличенная унифицированная территория, а народ.

Делая ставку на принцип самоопределения субъектов евразийского общего дома по формуле "свои-чужие", Путин одним ходом разрешает ряд основных вопросов:

ЧАСТЬ 2. Две Чечении

Чечения Южная и Северная

Видно, что ведущие российские геополитики, придерживающиеся евразийской ориентации, глубоко изучив национальные, религиозные и политические факторы, определяющие характер основных сил чеченского Сопротивления, сумели выработать более или менее верную "политическую карту" Чечении. Эта карта показывает, что сегодня на севере существует равнинная мирная Чечня, а на юге - горная воюющая Чечения. Анализируя характер политических сил, доминирующих в одной и другой части, очевидно, что на равнине мы имеем дело с принявшим твердый ориентир на федеральный центр "пророссийским электоратом". Этот оппортунистский, цивилизованный, мирный гражданский блок - реальная политическая сила в северной Чечне. С другой стороны, в южной Чечении Россия имеет дело с вооруженным Сопротивлением, структурированным таким образом, чтобы вести долговременную и эффективную партизанскую войну: если Кремль и питает надежды победить в ней, то понимает, что у него не остается времени на ее продолжение, так как атлантические силы уже подступили к самому порогу России и значительно активизировались внутри самой России, почувствовав угрозу возрождения авторитаризма. Все это заставляет Путина торопиться с решением чеченской проблемы.

Считая вопрос равнинной Чечении с ее урбанизированным гражданским укладом общественной жизни окончательно решенным в пользу России, Путин не мог не прийти к заключению, что горную воюющую Чечению невозможно подчинить, а это значит, что ее необходимо отделить от в целом пророссийского Севера. Путин также не может не сознавать, что любая форма объединения чеченского Севера и Юга в одних политических рамках неизбежно привела бы к гражданской войне, что, в свою очередь, означало бы деструкцию сплошной оси Москва-Кавказ-Тегеран. После оценки проблемы на геополитическом уровне реальности в недрах Кремля, по всей видимости, созрело решение об административном разделе Чечении на две части: на Северную Чечению в рамках Российской Федерации, и относительно автономную Южную Чечению. Только такой решительный ход позволяет завершить восстановление империи в границах России и создает необходимые предпосылки для реализации евразийского проекта. И его слова о том, чтобы Чечения больше не служила "плацдармом агрессии против России" могли быть адресованы только к Южной Чечении - оплоту Сопротивления. И именно на этом условии, и только по отношению к Южной Чечении вопрос о статусе становится "не важным".



"План Немцова"

Когда Путина попросили прокомментировать проект разделения Чечении на две части - в составе России и независимую, Северную и Южную, - он заявил, что "не допустит расчленения Чечни". Но попытка сохранить в едином политическом пространстве столь разнородных в своем отношении к России равнинных и горных чеченцев не только не устраняет стоящие перед Кремлем проблемы, но и в значительной мере усугубляет их, так как "афганское" развитие событий в Чечении приобретет большую масштабность и резко усилится вероятность победы ваххабизма. Поэтому следует предполагать, что Путин, очевидно, склоняется в пользу решения о разделе Чечении.

Где доказательства этой гипотезы? Они очевидны не только в силу дедуктивных законов логики, которыми я здесь пользовался, анализируя разные уровни значения заявления Путина, но и в силу более внимательного осмысления выше "плана Немцова", который, по его словам, был одобрен Президентом РФ:

Однако при всем этом основная часть этого плана остается "за кадром". В дальнейшей части пресс-конференции Немцов пояснил, что эта стратегия, рассчитанная на 3-5 лет, закладывает "решение чеченской проблемы политическим путем". Затем в форме угрозы он мимоходом упомянул о том, что "в случае, если политические способы урегулирования не дадут результатов", предусматривается возможность "административного раздела Чечении на две части: равнинную, или северную, часть Чечении, которую целесообразно будет передать Ставропольскому краю, а все, что южнее, оградить проволокой и установить там жесткий контрольно-пропускной пункт", то есть, "фактически, то, что сделано в Палестине"; "при этом жителям Чечении следует предоставить возможность выбирать, где жить: на равнинной или в горной части республики". Возможно, Немцов рассматривает горную воюющую Чечению как своеобразное гетто, жестко изолированный от остальной Чечении и всего мира объект массированного уничтожения. Но в таких планах нет ничего новаторского, это сегодня фактически и происходит, и только по причине невозможности покорить горную Чечению Кремль вынужден менять стратегию. Поэтому мы оставим этот вариант без рассмотрения.

План Немцова сформулирован таким образом, что его с равной долей вероятности можно отнести и ко всей Чечении, и к ее южной части. Но в силу сложившихся реалий он обретает последовательность и внутреннюю логику только в том случае, если начать его рассмотрение с концовки, "угрозы" разделения Чечении на две части. Тогда мы увидим, что одни пункты его плана могут быть применимы только к Северной Чечении, другие - к Южной. Разумеется, отделенная "колючей проволокой" от России Южная Чечения не примет назначенного из Москвы генерал-губернатора; не к Южной Чечении относится пункт, гласящий об отказе от прав наций на самоопределение; не жители Южной Чечении подпадают под статус "наших", то есть российских, граждан, которым сулится "пряник" в виде помощи и компенсаций - все эти три пункта относятся к Северной, пророссийской Чечении.



Традиционалисты Горной Чечении

Что касается Южной Чечении, то только в ее условиях обретает внятный смысл предложение "совместной борьбы с терроризмом", то есть с отрядами ваххабистов. Союзниками в общей борьбе с ваххабистами кремлевские аналитики и геополитические центра, на разработки которых они опираются, видят традиционалистов горной Чечении, иначе говоря, все силы, которые придерживаются обычаев, норм этикета, вирдовых и национальных ценностей. Именно в тесном военном сотрудничестве с этими силами в Кремле рассчитывают уничтожить ваххабистов, так как, когда в Южной Чечении останутся одни традиционалисты, то в геополитическом смысле они станут "своими". И тогда действительно, говоря словами Путина, статус Южной Чечении станет "не важен" потому, что она перестает быть "плацдармом для агрессии против России". Отсюда с очевидностью следует, на каких условиях Кремль готов предоставить Южной Чечении независимость.

Однако, сама по себе эта мера не устраняет фактор войны, подрывающий евразийский проект Путина. Выработать адекватную стратегию для того, чтобы Южная Чечения действительно перестала служить "плацдармом" для врагов России, можно, только четко разграничив принципиальных противников и потенциальных союзников в горной Чечении.



Структура Сопротивления

Вооруженное Сопротивление состоит из трех сегментов:

Исходя из геополитических методов классификации этих сил, Кремлю не представляло сложности увидеть, что, несмотря на светскую, демократическую, западную форму, в которую оделась "официальная ЧРИ", ее "человеческие составные" по содержанию имеют традиционный, чеченский характер, что Масхадов, по сути дела, это вирдист и тайпист и, таким образом, "свой" в евразийском смысле этого слова.

Традиционалисты уже по определению являются врагами западного модернизма и в этом качестве представляют собой наиболее последовательных и твердых евразийцев. В геополитическом раскладе сил они, безусловно, "свои". В отличие от официальных структур ЧРИ и традиционалистов, ваххабисты, структурно связанные с "религиозными" подразделениями атлантических сил на Ближнем Востоке, в Саудовской Аравии, Пакистане и Афганистане, в одинаковой мере враждебны и Западу, и национальным традициям чеченцев, но, подрывая традиции, они объективно расчищают плацдарм для прихода и утверждения модернистских ценностей и тем самым представляют собой (в большинстве своем бессознательно) "агентов влияния" Запада. В этом смысле они "чужие" с тех же евразийских позиций.

План Путина по выводу российско-чеченских отношений из состояния перманентного кризиса на первый взгляд безупречен: он не только устраняет ваххабистов, но и превращает традиционалистскую Южную Чечению в главный и самый надежный оплот евразийства на Кавказе.



Главный враг Евразии: ваххабизм, но не ваххабисты

Образование в Горной Чечении очага независимой "варварской" жизни и установление подлинного мира на Кавказе - две важнейшие задачи, реализация которых необходима для осуществления стратегической цели строительства Евразийского общего дома. Это два неразрывно связанных проекта, от которых зависит судьба не только Чечении, но и России, а если России - то и Евразийского континента, а если Евразийского континента - то и всего мира. Это вывод - очевидный итог всего сказанного выше. Однако даже констатация этого факта всеми заинтересованными сторонами и понимание его значимости властными элитами в России и Чечении не может дать решения "чеченской проблемы" без правильного выбора средств, необходимых для осуществления этих задач и достижения конечной цели.

Если подлинный смысл "плана Путина" не в том, чтобы боевики в буквальном смысле сложили оружие, а в том, чтобы его повернули с России на "общего врага" - на "терроризм" и если под этим термином, соответственно принятой в российских кругах власти и СМИ конвенции, понимать "радикальный исламизм" или "ваххабитов", то российское руководство должно осознать, что реализация такого плана создаст ситуацию, типологически близкую к хорошо известной афганской ситуации, когда "традиционалисты" (Дустум, Масуд, Раббани и др.), опираясь на помощь России, ведут безуспешную войну со своими афганскими "ваххабистами" - движением талибов.

Все попытки противопоставления тотальному ваххабизму традиционных ценностей и институтов тариката являются безуспешными, так как суфийские братства, сплоченные вокруг своих духовных лидеров, являются не иерархическими, дисциплинированными организациями, а ассоциациями, основанными на принципах добровольности и плюрализма, созданными для нравственного и духовного совершенствования. В отличие от них ваххабистская организация основывается на принципах иерархического, централизованного, жестко дисциплинированного управления, свойственного для военно-политических, государственных образований. В лобовом столкновении с ваххабистской организацией суфийские братства обречены на поражение. Эта закономерность в наши дни хорошо видна по всему Ближнему Востоку, Средней Азии и Кавказу. Но даже если уничтожить ваххабистов, их идеология только укрепит свои позиции во всем исламском мире, в том числе и в мусульманских регионах самой России, а традиционализм будет дискредитирован, как это произошло с поддерживаемой Москвой антиталибской коалицией в Афганистане. Ваххабисты приобретут ореол единственных последовательных борцов за исламские ценности.

@@@
Ведено или Вашингтон
Виталий Артюхов: "История с валом Гамбурцева не окончена"
Виталий Басыгысов: "Конкуренция противопоказана"
Владимир Путин пригласил губернаторов на мужской разговор
Владимир Торлопов: "Буду пахать, как последний завхоз"
Владимир Торлопов: "Мы несем ответственность перед грядущими поколениями"
Вместо налоговой удавки нефтяники получат административную

Всей системе российской власти грозит перестройка

@@

В концепции комиссии Козака федеральным округам места не нашлось

2002-07-30 / Максим Гликин, Ольга Тропкина



Деятельность комиссии Дмитрия Козака по федеративной реформе все еще окружена завесой секретности. Хотя рабочие группы комиссии уже полгода корпят над разграничением полномочий между уровнями власти, какие именно ноу-хау они предлагают правительству и президенту до последнего времени было неизвестно. Однако редакции "НГ" удалось ознакомиться с несколькими концептуальными документами с короткой надписью в правом верхнем углу: "Президенту Российской Федерации В.В. Путину".

"Мой мандат - мой бюджет"

Меры, которые предлагают эксперты Козака, революционными назвать нельзя. Тем не менее речь идет о крупнейшей за последнее десятилетие перекройке всей системы российской власти снизу доверху. Если предложения комиссии пройдут, в стране по-новому будут формироваться федеральный, региональные и местные бюджеты, появятся две автономные милиции, совсем иначе будет финансироваться и организовываться работа детских садов, школ, ПТУ, поликлиник и больниц. Иными словами, реформа Козака, о которой так мало знают, на самом деле коснется всех и каждого.

Побудительные мотивы для пересмотра административных и финансовых полномочий давно известны. До сих пор у чиновников на всех этажах властной вертикали были весьма смутные представления о том, кто за что отвечает и кто кого субсидирует. Было очевидно лишь одно: обязательств у властей перед населением гораздо больше, чем средств и сил для их выполнения. При этом чем ниже был уровень власти, тем менее дееспособны были ее носители: во многих муниципалитетах, например, хватало средств исключительно для зарплат самим муниципальным служащим.

Комиссия Козака взялась расчистить эти авгиевы конюшни, то есть навести в сфере распределения функций и материальных ресурсов элементарный порядок. Для этого предложено, во-первых, перераспределить мандаты (полномочия) так, чтобы за каждую функцию несли ответственность чиновники лишь одного определенного уровня власти. А во-вторых, скорректировать и минимизировать список самих мандатов. Если нет сегодня денег для помощи каким-то слоям населения - значит, и не надо ее обещать. В частности, предлагается отказаться от помощи родителям при оплате школьных завтраков, от льгот для учащихся на проезд на междугородних автобусах. По мнению авторов концепции, нужно прекратить выдачу льгот по профессиональному признаку (милиционерам, военным, госслужащим), сосредоточившись на адресной поддержке действительно нуждающихся - "граждан, которые по своему физическому, возрастному состоянию лишены возможности самообеспечения".

Словом, мандатов будет меньше, а ответственность за них возрастет. Но и возможности должны быть адекватны функциям: чиновники, отвечающие за какое-то направление, должны изначально располагать на это средствами, а не выпрашивать деньги у вышестоящих инстанций. Как сказано в "Концепции разграничения полномочий по вопросам межбюджетных отношений", следует ликвидировать "необеспеченные мандаты". Если раньше господствовал принцип "мой мандат - твой бюджет", то теперь должна повсеместно установиться схема "мой мандат - мой бюджет".

Идея прекрасная, но откуда возьмутся деньги, если раньше у большинства муниципалитетов, да и у губерний их ни на что не хватало? Прежде всего, говорят авторы концепции, надо пересмотреть список налогов - сделать так, чтобы и в местную казну кое-что капало. Так, к разряду местных предлагается отнести налог на недвижимость и налоги на малый бизнес. На региональном уровне можно будет брать налоги с малого бизнеса, а также с добычи "общераспространенных полезных ископаемых". Помимо этого предусмотрены региональные и местные надбавки к ставкам федеральных налогов.

Впрочем, члены комиссии понимают, что на подавляющем большинстве территорий без помощи из Москвы все равно будет царить безденежье. Богатые недра есть не везде, да и малый бизнес распространен еще не так хорошо, как хотелось бы. Поэтому финансирование из Центра продолжится. Но деньги в регионы потекут не единым потоком, как прежде, а пятью ручьями, которые не будут смешиваться друг с другом. Для этого планируется создать пять специализированных фондов. Из Фонда финансовой поддержки в регионы будут направляться дотации - для выравнивания их материального положения. Из Фонда компенсаций будут отчисляться субвенции на финансирование федеральных мандатов - тех функций, которые Москва перепоручает местным чиновникам.

Фонд софинансирования социальных расходов окажется доступен лишь для тех региональных и местных управленцев, у которых уже имеются собственные средства на социалку, субсидии из этого фонда будут выделяться на долевой основе для обеспечения самых приоритетных расходов. Планируется сформировать еще два фонда - регионального развития и реформирования региональных финансов. Из первого будут поддерживаться конкретные инвестиционные проекты, из второго - бюджетные реформы на местах. Эксперты комиссии Козака убеждены: если данная реформа состоится, то такое понятие, как нецелевое использование федерального бюджета, станет анахронизмом.

Полпреды оказались "слабым звеном"

Главным же ноу-хау разработчиков федеральной реформы можно считать идею разделения всей властной вертикали на четыре уровня - вместо трех, как было до сих пор. Комиссия предлагает, чтобы помимо муниципалитетов существовали еще и муниципальные округа. Муниципалитетом может считаться сельский населенный пункт (один или несколько, в зависимости от размеров), город районного значения и поселок городского типа. А муниципальный округ - это то, что прежде называлось районом, объединенная территория нескольких муниципалитетов. Крупный же город республиканского, краевого или областного значения (за исключением Москвы и Санкт-Петербурга) будет теперь именоваться так "муниципалитет с правами (полномочиями) муниципального округа".

Полномочия у простых муниципалитетов и у округов пересекаться не должны. Так, муниципальные власти будут отвечать за ЖКХ, городской транспорт, местные дороги, освещение улиц, библиотеки, клубы и дома культуры. Окружные чиновники должны будут обеспечивать работу детских садов, школ, поликлиник, кладбищ, сообщение между территориями. А вот оплата труда школьных педагогов станет заботой губернаторов. Региональные власти также будут отвечать за функционирование ПТУ, музыкальных, художественных и прочих спецшкол, музеев, пригородного и междугороднего транспорта, специализированных клиник, биржи труда и системы переподготовки кадров. Самое любопытное нововведение - создание муниципальной милиции, независимой от системы МВД. Финансировать и формировать ее будут власти муниципального округа. Идея разделения правоохранительных органов на два уровня витает давно, имеет много сторонников и противников. Похоже, Дмитрий Козак отнесся к ней благосклонно. Но ему еще придется потратить немало сил, чтобы убедить руководство МВД отдать местным властям значительную часть своих полномочий.

@@@
Всей системе российской власти грозит перестройка
Вся нефть – в одни руки
Гелиевый тупик космонавтики
Геологоразведка хронически отстает
Геоэкономика ресурсного транспорта
Год, как всегда, был переходным
Госсовет идет в обход

Государственную поддержку - British Petroleum?

@@

С приходом западной нефтяной компании на российский рынок у сторонников СРП отняли последние аргументы

2003-02-17 / Алексей Погодин



Острейшая проблема отечественной экономики - извращенное понимание сути конкурентной борьбы. В развитых странах участники рыночных отношений с маниакальной настойчивостью изыскивают способы снижения издержек, дабы бить конкурента ценой, или активно эксплуатируют науку с целью придания своей продукции или услуге уникальных свойств. Ельцинская эпоха оставила нам в наследство деловую среду, в которой главным конкурентным преимуществом стал доступ к государственным чиновникам, принимающим экономические решения. Соглашение о разделе продукции становится таким административным ресурсом, который позволит западным нефтяным компаниям получить хорошую фору в этой борьбе. В частности, British Petroleum вместе с покупкой половины ТНК приобретает хороший подарок в виде огромных льгот на разработку известного Самотлорского месторождения. Между тем государственная поддержка предоставляется компании, капитализация которой в два раза выше, чем весь российский бюджет.

В течение последних лет в российской законодательной сфере разгорелась нешуточная борьба за и против Соглашения о разделе продукции (СРП). В глобальном смысле разрешение этого спора может оказать решающее воздействие на всю российскую экономическую среду.

Если победят сторонники СРП, это узаконит наличие в стране двойных налоговых стандартов и подхлестнет конкуренцию за льготы, что, по сути, равнозначно конкуренции за благосклонность чиновников. Это будет означать, что наша корпоративная экономика развивается по латиноамериканскому сценарию: нас ждет всеобщая коррупция, невиданных даже у нас размеров, срастание государства и бизнеса, гигантская инфляция.

Если же сторонники СРП проиграют и налоговый режим в стране останется единым для всех, то бизнес неизбежно будет вынужден обратить внимание на внутреннюю эффективность и мы получим конкуренцию издержек и инноваций. А это и есть основа экономического успеха развитых стран.

Куда склонится чаша весов - во многом зависит от неожиданного возникшего прецедента, который может положить конец многолетним спорам о законодательно оформленной и лакомой для многих льготе - Соглашении о разделе продукции. Связан этот прецедент с последствиями сенсационной новости последних дней - приобретением международной компанией BP половины активов ТНК.

Самотлор

Одной из причин, мешавших законодателям окончательно похоронить СРП, было Самотлорское месторождение нефти и газа. Его разрабатывают предприятия, входящие в состав двух нефтяных компаний - ТНК и "СИДАНКО". Тех самых, совладельцем которых теперь стала BP.

Дело в том, что это богатейшее месторождение начали разрабатывать еще во времена существования Советского Союза. В 70-е годы коммунисты старались активно противостоять "американскому империализму" по всему миру, а это требовало денег. Их могли дать лишь природные ресурсы. Поэтому нефть на Самотлоре добывали варварскими методами: черного золота нужно было много и сейчас, а о будущем никто не думал. В итоге уровень обводненности нефтяных скважин, напрямую влияющий на себестоимость ее добычи, достиг здесь заоблачных высот. Таких, что еще лет пять тому назад добывать Самотлорскую нефть можно было лишь себе в убыток. Между тем запасы нефти даже после многих лет хищнической разработки оцениваюется почти в 1 млрд. тонн!

Бросать такое богатство нельзя, но и разрабатывать сложно. Поэтому и возник вопрос о том, что только режим СРП, который предоставляет льготное налогообложение, чем и снижает издержки добытчика, может привлечь инвесторов на многострадальный Самотлор.

С этим тезисом можно было соглашаться вплоть до 11 февраля, когда BP объявила о приобретении ТНК и "СИДАНКО". Сенсационный приход на российский рынок крупнейшего международного концерна на самом деле означает, что иностранный инвестор готов разрабатывать богатый Самотлор и без режима СРП. Ведь, входя в Россию под флагом равноправного игрока, коим и будет совместная с ТНК компания, BP сигнализирует, что ее вполне устраивает национальный налоговый режим.

Более того, за последние годы многие отечественные нефтяные компании научились значительно снижать свои издержки за счет применения современных технологий. Известно, что мнения по поводу СРП среди отечественных нефтяников разделились. Те из них, кто умело управляет издержками, готов с прибылью работать и на сложных месторождениях, таких, как Самотлор, безо всяких налоговых льгот в виде СРП. Прочие - ратуют за прямую государственную поддержку. За наш с вами счет, между прочим.

СРП из нашего кармана

Если взглянуть на складывающуюся ситуацию с точки зрения бюджета, то получается следующая картина. Предоставляя добытчику минеральных ресурсов режим СРП, правительство действительно поощряет его, снижая ему издержки до приемлемого уровня. Но снижение это происходит за счет уменьшения налоговой нагрузки. Иными словами, добытчик платит в бюджет меньше, чем должен.

Недобор налогов приводит к перераспределению нагрузки в сторону других компаний, отраслей в виде повышений уровня налогов, акцизов и пр. В результате издержки растут даже у тех, кто научился ими управлять на уровне внутренних расходов, но в отличие от сторонников СРП не научился эффективно "выбивать" из правительства налоговые льготы. Для конечного потребителя вся эта цепочка выражается в одном простом факте - росте цен и инфляции издержек.

Таким образом, мы возвращаемся к тому, с чего была начата эта статья. Конкуренция за льготы убивает конкуренцию за эффективность. Зачем нефтяникам вкладывать деньги в развитие технологий, которые позволяют с прибылью работать на самых "тяжелых" месторождениях при существующем уровне налогообложения, если гораздо дешевле пролоббировать получение налоговой льготы?

В случае с Самотлорским месторождением ситуация принимает еще более острый характер. Если режим СРП будет все-таки применен к этому месторождению, то налоговую льготу получат уже не отечественные ТНК и "СИДАНКО", а английская компания BP, которая их приобрела. Если прибегнуть к уже описанной цепочке перераспределения налоговой нагрузки, то выходит, что западная компания получает возможность снизить свои издержки за счет ее отечественных конкурентов. А это уже ущерб национальной экономической безопасности!

Что делать

Итак, основным козырем тех, кто борется за применение СРП к тому или иному месторождению минеральных ресурсов, является тезис о "невозможности" их добычи по экономическим соображениям. Однако, как правило, это заявляет одна компания. Та, которая владеет правами на разработку месторождения. Иными словами, это отнюдь не мнение рынка. Так, может быть, имеет смысл сначала дать возможность сказать свое слово рынку: предложите, господа чиновники, это месторождение тем, кто готов разрабатывать вне режима СРП и платить налоги в полном объеме! И если найдется эффективная компания, которая знает, как добывать "тяжелую" нефть дешевле за счет технологий, а не за счет бюджета, это будет значить, что лоббисты СРП в данном конкретном случае как минимум лукавят. А как максимум, выражаясь простым языком, разводят бюджет на бабки! n

Из досье "НГ"

Что такое СРП?

Исторически Соглашения о разделе продукции (СРП) как юридическая форма обеспечения доступа международных корпораций к эксплуатации природных ресурсов развивающихся государств возникли после Второй мировой войны и знаменовали переход от международных экономических отношений колониальной эпохи к системе мирохозяйственных связей постколониального периода. Возникшие на месте распавшихся колониальных империй новые государства Азии и Африки обладали значительными запасами полезных ископаемых. Однако их разработка без привлечения иностранного капитала была невозможна из-за крайней слабости местного бизнеса, отсутствия финансовых ресурсов, специалистов и квалифицированной рабочей силы.

В то же время приток инвестиций из развитых стран был затруднен политической нестабильностью новых государств и связанной с ней нестабильностью налогового режима.

Выход из этого положения был найден с разработкой идеи Соглашений о разделе продукции (production sharing agreements) между крупными международными корпорациями и уполномоченными представителями правительств развивающихся государств. Соглашения представляли собой договор, фиксирующий платежи, которые иностранная компания должна была вносить в местный бюджет за право вести добычу полезных ископаемых на выделенном ей участке. Важнейшей особенностью договора была гарантия неизменности размера платежей в течение длительного периода времени (20-30 лет).

На сегодняшний день России режим СРП не нужен, поскольку в отличие от развивающихся стран у нас есть специалисты высокого уровня, отечественные добывающие компании обладают достаточными финансовыми ресурсами для инвестирования в самые масштабные проекты, наконец, национальный налоговый режим стабилизировался на приемлемом для эффективной работы уровне.

@@@
Государственную поддержку - British Petroleum?
Греф - Аксененко: 1:0
Губернаторы не хотят отдавать контроль над недрами
Дендрарий для академиков
День Африки в России
Донские горняки мечтают о зарплате
Дружбу с Монголией скрепили кредитом

За россиян некому заступиться

@@

Увлекшись отраслевым лоббизмом, власти совсем забыли о необходимости защищать простых граждан

2008-09-04



Громкие скандалы минувшего лета и заявления представителей власти наглядно показали существенный недостаток госмашины. Выясняется, что лоббисты в органах власти есть у всех, кроме простых граждан, которых власть, по идее, призвана защищать в первую очередь.

В последнее время чиновники успели поддержать нефтяников, которые зачастую задирают цены на бензин и авиатопливо выше мирового уровня. Им обещано снижение налога на добычу полезных ископаемых. Не были обойдены вниманием металлурги – после дела «Мечела» под угрозой принудительного визита «доктора» угольщики срочно снизили им цены на кокс и перешли на долгосрочные контракты. Повезло и крупным агрохолдингам, которые Минсельхоз по старинке именует крестьянами. Им обещано снижение конкуренции за счет сокращения квот на импорт мяса и удешевление удобрений. Если запросы агробизнеса не будут удовлетворены, то производителям удобрений пригрозили в 2–3 раза поднять таможенные пошлины на экспорт их продукции за рубеж.

@@@
За россиян некому заступиться
Закон "О недрах" остро нуждается в доработке
Запасы нефти и золота закончатся в 2015 году
Зарплаты попали в спираль инфляции
Игорь Юсуфов: "Полномочия нужны не ради их количества"
Из досье "НГ"
Измерение вулкана

Индейская Конституция Эво Моралеса

@@

В Боливии укрепят социализм и расширят права коренного населения

2009-01-26 / Николай Сурков







Моралес отстаивает права индейцев.

Фото Reuters

Вчера в Боливии состоялся всенародный референдум по новой Конституции, предложенной президентом Эво Моралесом, которая должна заложить в стране основы «социализма XXI века» и расширить права коренного индейского населения. Из-за разницы во времени результаты голосования будут известны в Москве не раньше середины сегодняшнего дня, однако, по данным опросов, документ поддерживают около 60%.

Проект новой Конституции Боливии предусматривает, в частности, активное государственное регулирование экономики, усиление контроля властей над природными ресурсами страны, упорядочение автономных прав провинций, обязательное изучение индейских языков. По словам Моралеса, предложенная им Конституция заложит фундамент нового общества, поможет осуществлению «демократической и культурной революции» и не позволит «белым олигархам», вернуться к власти.

Одним из главных нововведений станет упрочение контроля государства над добычей нефти, газа и других полезных ископаемых. Боливия обладает вторыми после Венесуэлы запасами газа в Южной Америке. Они перешли под госконтроль в 2005 году после того, как Моралес стал президентом, и новая Конституция должна помешать их возвращению в руки частного капитала.

@@@
Индейская Конституция Эво Моралеса
Инфляция растет, не глядя на производителей
К елке - с отчетом!
Кабинетная агония
Канада строит замки на нефтеносных песках
Кладовая России
Козак пообещал территориям доходы

Луна как промышленная площадка

@@

Естественный спутник Земли должны осваивать специализированные экспедиции

2006-12-13 / Олег Семенович Цыганков - действительный член Российской академии космонавтики им. К.Э.Циолковского, лауреат премии правительства РФ в области науки и техники. Промышленный штурм Луны имеет смысл только при условии, что это послужит для оптимизации жизни на Земле. Не так уж много поверхности «седьмого континента» может быть использовано продуктивно.



Национальное аэрокосмическое агентство США (NASA) объявило о планах строительства в 2024 году на поверхности Луны международной станции, сообщает AP. Специалисты NASA сообщили, что, вероятнее всего, база появится на одном из двух выбранных ими участков на южном полюсе спутника. Южный полюс лучше освещен Солнцем, что значительно облегчит выработку электроэнергии. Кроме того, по предварительным оценкам, в этом районе находятся залежи полезных ископаемых, в том числе пласты льда. Первые четыре года обустройства лунной базы, сообщает NASA, астронавты будут находиться на станции не более недели, однако уже с 2024 года члены экспедиций смогут проводить на поверхности Луны до шести месяцев.

@@@
Луна как промышленная площадка
Машиностроение для граждан
Медвежий аргумент в споре за Арктику
Министерский передел
Минприроды разошлось с Козаком
Минфин заглянул в далекое будущее
Минфин разочаровал россиян

Мировые рынки недооценивают российскую нефть

@@

По мнению Кремля, разница между Urals и Brent несправедлива

2005-08-16 / Наталья Меликова, Елена Тихомирова



Вчера на заседании с ключевыми членами правительства президент назвал «не очень справедливым» разрыв цен на нефть марок Urals и Brent. Цены на черное золото формируются на мировых биржах. Но у правительства, как обещает министр экономики Герман Греф, уже есть «соответствующие предложения».

По мнению министра экономики Германа Грефа, «разрыв особенно в последнее время при высокой цене на нефть становится очень чувствительным для экономики России». «Разница в 5–6 долларов, конечно, очень существенна», – считает Греф. Главный экономист страны отметил, что этот вопрос может быть рассмотрен осенью, когда правительство рассмотрит дифференцированную систему налогов на добычу полезных ископаемых. Министр отметил, что в правительстве есть соответствующие предложения. «Возможны несколько подходов», – ободрил Грефа президент.

@@@
Мировые рынки недооценивают российскую нефть
Миронов собрал "компромат" на главу Минфина
На прием к Путину
Налоги будут снижены
Налоги растут быстрее ВВП
Налоговая реформа чревата повышением тарифов
Наши богатства не прирастают

Не дождетесь!

@@

О манифесте Владислава Иноземцева

2007-09-25 / Виталий Иванов - вице-президент Центра политической конъюнктуры России. В номере от 08.08.07 «НГ» опубликовала статью известного политолога Владислава Иноземцева «Смерть традиции. Пришло время перенести акцент с «духа народа» на конкретные особенности и интересы правящих групп». Сегодня мы предоставляем возможность высказать несогласие с ним другому политологу, Виталию Иванову.







В числе стран, владеющих самыми передовыми технологиями, – недемократический Китай.

Фото Reuters

Споря с концепциями суверенной демократии и энергетической державности, оппоненты Кремля идут от глобального. Но их критика строится на субъективных оценках.

8 августа в «НГ» была опубликована статья директора Центра исследований постиндустриального общества Владислава Иноземцева «Смерть традиции». На нее можно было бы не обратить внимания, если бы в ней не содержалось совершенно открытых призывов к десуверенизации России.

Лес и деревья

По мнению Иноземцева, чтобы правильно понимать современную российскую действительность, и в частности российскую политику, нужно анализировать «конкретные особенности и интересы правящих групп». А абстракции вроде «духа народа» или «национального интереса» отбросить за ненадобностью вместе с теориями об особом цивилизационном пути России, историческими параллелями с Византией и пр.

Сам по себе этот подход, во-первых, не нов, во-вторых, в определенных случаях очень конструктивен. Порой, чтобы разобраться в сути тех или иных заявлений и действий власти или оппозиции, нужно оставить в покое «Третий Рим» и просто выяснить подробности биографий соответствующих чиновников и депутатов.

Однако это работает только применительно к конкретике, при попытках же сделать сколь-либо значительное обобщение, просчитать долгосрочные тенденции, сделать прогноз можно просто запутаться и за деревьями не увидеть леса. А «лес» между тем есть, и никуда от этого не деться.

Если рассматривать общество как совокупность индивидов, а историю как процесс перманентной борьбы этих индивидов за свои интересы, то разговоры о нациях, цивилизациях, духе и духовности и пр. представляются «блудом ума» или разводками, при помощи которых одни подчиняют себе других. Бессмысленно отрицать и «блуд», и разводки. Но так же бессмысленно отрицать, что, например, целое не есть совокупность частей, а следовательно, те же национальные интересы – такая же объективная реальность, как и интересы правящих групп и конкретных власть имущих. Можно сводить последние исключительно к утолению корысти, но только заранее отдавая себе отчет, что это примитивно и наивно. Люди нередко стремятся оставить след в истории, что-то построить или перестроить, кого-то облагодетельствовать, кого-то наказать, причем по совершенно иррациональным мотивам. На них влияют идеи и мифы, причем под влияние попадают и те, кто пытается просто «технологически» использовать эти самые идеи и мифы. Между людьми, живущими в разных странах, на разных континентах, есть существенные исторические, религиозные, культурные и иные различия, а значит, даже при наличии какого-то общего цивилизационного ориентира каждая крупная страна будет стараться идти своим собственным путем, и т.д. Можно пытаться что-то ускорять или тормозить, насаждать или выкорчевывать, но ничего хорошего из этого, как правило, не выходит.

Так что тот, кто ограничится изучением «особенностей и интересов правящих групп», конечно, узнает много нового и интересного (если узнает). Но мало что поймет.

«Не вполне демократии»

Сам Иноземцев, однако, не вполне доверяет собственному детерминизму и отталкивается вовсе не от российской конкретики, хотя бы и относительной. Полемизируя в том числе с кремлевскими идеологами, выдвинувшими концепции суверенной демократии и энергетической державности и настаивающими на, если угодно, необходимости и «неизбежности» идеологии, он идет от глобального.

Во-первых, по его мнению, «ни одно «не вполне демократическое» государство не смогло опередить лидеров западного мира по экономическому потенциалу». Во-вторых, «ни одно «не вполне демократическое» государство не выступает нетто-экспортером высокотехнологичных товаров и технологий», и «узкоспециализированными – на производстве полезных ископаемых, энергоносителей или даже массовой промышленной продукции – остаются лишь экономики «второго эшелона». В-третьих, ХХ век продемонстрировал провал всех примеров политически (и тем более – идеологически) запрограммированного развития. А США – «последняя из великих держав, идентичность которой во многом имеет ценностно-религиозную природу», – уже столкнулись с огромными проблемами.

Не вполне понятно, что такое «не вполне демократическое государство». Однако определенно к таковым может быть отнесен Китай, которым практически открыто правит «коммунистическая» олигархия. Но разве он не опередил Великобританию и Францию (и не догоняет Германию) по экономическому потенциалу и не экспортирует высокотехнологичные товары? И как быть с Сингапуром и Южной Кореей, их «не вполне демократиями», их экономическими потенциалами, их структурами производства и экспорта? Норвегия специализируется на добыче нефти и газа – и ее экономика тоже во «втором эшелоне»? Евросоюз и его члены не исповедуют права человека как светскую религию, не «программируют» себя идеологически? Да и разве уместно говорить о провале британского имперского проекта, если оценить мощь культурного и экономического влияния Лондона? Просто удивительно, что Иноземцев, публицист и полемист с большим стажем, выдвигает столь уязвимые тезисы. Но главное не в этом.

Он, по сути, вторит другим либеральным политологам, заклеймившим концепцию суверенной демократии как недемократическую. Хотя ни единой формулировки, каким-либо образом восхваляющей или оправдывающей диктатуру или тоталитаризм, ни у Владислава Суркова, ни у его эпигонов никто не нашел. Вся критика строится на крайне субъективных оценках современной политической реальности, то есть на подмене предмета обсуждения. Просто ставится знак равенства между сурковской концепцией и существующим порядком, причем не только российским, но и одновременно каким-нибудь венесуэльским (!).

Точно так же «уравнивается» концепция энергетической державности и сырьевая модель развития экономики, практики petrostates и «сырьевых придатков». Мол, Кремль собрался превратить Россию в нечто среднее между Саудовской Аравией и Нигерией. При том, что на самом деле речь идет о том и только о том, чтобы использовать наш главный (на сегодняшний день!) ресурс одновременно для укрепления внешнеполитических и внешнеэкономических позиций и для ликвидации технологического отставания. И вообще кто где видел petrostate, развивающее ядерную энергетику? Или «сырьевой придаток», вкладывающий миллиарды долларов в исследования нанотехнологий?

Питерский десант

Характерной чертой российской власти начала нового столетия выступает, пишет Иноземцев, «соединение собственности с властью и их свободная конвертация друг в друга». Представители власти прямо вовлечены в бизнес-схемы и принимают решения, изменяющие не только допустимый вид и характер этих схем, но и круг их конкретных участников, доход извлекается как из нарушения или обхода правил игры, так и из установления этих правил.

Подобные утверждения уже давно стали общим местом. С одной стороны, спорить здесь не с чем. Власть и собственность действительно соединены, конвертируются друг в друга и т.д. А с другой стороны, есть целый ряд «но». Газетный формат ограничивает меня, поэтому буду краток. Во-первых, только в проектах Платона и других философов удавалось разъединить власть и собственность, по природе своей они неразделимы. Во-вторых, проблема не в соединении и конвертации власти и собственности, а в том, как они организованы и оформлены, как и чем ограничиваются, как скрываются от народа (если скрываются). В современном мире правящие практически повсеместно сложноорганизованные олигархии используют для всего этого демократические институты. В-третьих, чрезмерная открытость соединения власти и собственности в современной России и почти полная свобода их конвертации, доходящая до полнейшей бессовестности, никак не может считаться достижением путинского правления.

Сейчас мне самому придется скатиться к банальностям, но тем не менее. В 1990-х годах, после разрушения СССР и демонтажа советской системы, что называется, Левиафан уплыл. Институты власти и так были предельно ослаблены, а правившие страной либералы одновременно форсированно взращивали крупных собственников (залоговые аукционы и пр.) и пропагандировали идею, что чем меньше государства, тем лучше. Закономерным итогом стала тотальная коррупция и административное предпринимательство. Повсеместно на всех уровнях завелись чиновники-бизнесмены, живущие как взятками и откатами, так и доходами с собственных бизнесов.

Путин как раз навел относительный порядок, в том числе обуздал наиболее наглых олигархов, укрепил авторитет государства и ресурсную базу государственной власти. Есть разница между олигархом, считающим себя чуть ли не равным президенту, и олигархом, выполняющим волю президента? И какой из них более близок к типичному западному олигарху, которого ограничивают закон, обычаи и чувство национальной солидарности?

Вызывают как минимум удивление и безапелляционные заявления Иноземцева о том, что на Западе «политика – разновидность менеджмента», а «политики подвергаются меритократическому отбору». В Европе и тем более в США политика официально провозглашается общественным служением, считается занятием, довольно далеким от менеджмента, как бы расширительно последний ни толковался. Что же касается меритократического отбора, то его результаты более чем красноречивы. Вспомним Клинтона, Буша-младшего, Чейни, Блэра, Меркель, Руаяль, Обаму.

Меритократическому отбору на Западе Иноземцев противопоставил «случайное» формирование нового слоя российской элиты из озабоченных-де одним только бизнесом путинских соучеников по ЛГУ, сослуживцев по КГБ и питерской мэрии, соседей по дачному кооперативу «Озеро». Но в действительности «питерский десант» нужно сравнивать с российской элитой 1990-х годов и только с ней. «Питерцам», «чекистам» можно предъявить много претензий, но они оказались явно цельнее и системнее и «постноменклатуры», и «детей XX съезда», ставших «демократами», и назначенных олигархами вчерашних «комсомольцев» и фарцовщиков. И если уж на то пошло, «питерско-гэбистская» корпоративность стала дополнительным фактором элитного консенсуса и она сглаживает последствия аппаратных конфликтов и бизнес-войн.

Иноземцев настаивает, что нынешних правителей России интересует только одно – перераспределение в собственную пользу «общественного (и частного) достояния», что государственнической риторикой они лишь прикрывают свои корыстные интересы. Более того, он позволяет себе даже личные выпады, вполне подпадающие под законодательное определение клеветы. К примеру, оказывается, инициатор административной реформы Дмитрий Козак вместе с другими чиновниками заработал на ней «десятки и сотни миллионов долларов»!

Поневоле начинаешь подозревать автора в обиде на невостребованность и даже какой-то зависти… Не думаю, что Иноземцев хотел добиться именно такого эффекта, ну да уже ничего не поделаешь.

Нераскаянные либералы

Иноземцев призывает порвать с традицией «абсолютизации государственничества», десакрализовать «государственнические мифы» и осознать, что «в последние полтора века (в том числе и в 1941–1945 гг. – Вит.И.) главным врагом российского народа было российское государство». И немедленно, не давая опомниться, заявляет свою основную идею: «...если власть не может распоряжаться суверенитетом страны на благо ее народа, лучше лишиться такого суверенитета или его части». Иноземцев сетует на то, что Горбачев и его западные партнеры (!) в свое время не ввели здесь хотя бы частичное внешнее управление. «Сделать это – задача либералов следующего поколения», – резюмируется с поистине большевистской незамутненностью.

Можно возмущаться или смеяться, в тысячный раз цитируя бессмертное «Запад нам поможет!», припоминая обстоятельства, в которых впервые прозвучал этот «лозунг». Но эмоции эмоциями, а здесь нужна содержательная оценка.

В начале 1990-х годов либеральное сообщество фактически захватило идеологическую и даже моральную монополию. Понятно, что долго это продолжаться не могло. Российская политическая культура, государственная традиция, наконец, национальный менталитет в принципе не-либеральные. И еще в 1998–1999 годах противоестественная либеральная монополия начала разрушаться, окончательно ее ликвидировали к концу первого президентства Путина. Рубежным событием стал провал либеральных партий на думских выборах 2003 года.

Одна часть либерального сообщества осознала закономерность этого процесса, более того, даже признала свою вину за те кризисы (социально-экономический, политический, моральный), которые Россия пережила в прошлом десятилетии, а точнее, за существенное усугубление этих кризисов, объективно вызванных разложением и крушением социалистического строя и советского государства. Другая же часть, напротив, продолжает верить в свое исключительное право руководить «этой страной» и определять ее будущее. Соответственно раскаявшиеся либералы, пусть они и не в восторге от событий последних лет, так или иначе понимают их объективную предопределенность и не простирают свои амбиции далее некоего точечного влияния на власть. Те же, кто каяться наотрез отказался, просто объявляют путинизм исторической девиацией и чуть ли не «бунтом против цивилизации» и подчас изображают из себя «королей в изгнании».

При этом нераскаянных либералов, в свою очередь, можно разделить на «эволюционистов» и «интервенционистов». Первые надеются на некие «универсальные закономерности» и «глобальные тенденции», которые в один прекрасный день победят снова и на этот раз окончательно. Оковы тяжкие падут, темницы рухнут, суверенно-державный «морок» рассеется, и в России будет построена демократия по западному образцу. Вторые смотрят на вещи более трезво и отдают себе отчет, что нынешний порядок подкреплен элитным консенсусом и массовой народной поддержкой, а любые альтернативы крайне непопулярны. Да и те самые «глобальные тенденции», мягко говоря, противоречивы, иначе не было бы перманентных дебатов по поводу «азиатского капитализма», «нелиберальных демократий» и т.д. Так что можно долго ждать «ремейка» 1991 года и так и не дождаться. Но против лома нет приема, если только нет другого лома. Отсюда упования на Запад, который-де обязан использовать все свое могущество и железной рукой загнать Россию в «цивилизацию», причем поскорее, пока она окончательно не оклемалась и не расправила плечи.

Тот факт, что американские и европейские лидеры обычно ограничиваются словесным угрозами и постоянно идут на компромиссы с Путиным, «интервенционистов» огорчает и деморализует. Они пытаются «открывать глаза», то обновляя страшилки из истории романовской империи и СССР, то фантазируя на тему грядущего российско-китайского или российско-исламского альянса против «свободного мира». Но все без особого успеха. Пару лет их тусовка прожила надеждами на «цветную революцию» под патронажем Запада или хотя бы серьезный внутриэлитный конфликт накануне и в ходе избирательной кампании 2007–2008 годов. Эти надежды обмануты. Возникло ощущение уходящего времени (при том, что оно уже давно ушло!), а потому отпускаются тормоза и развязываются языки.

@@@
Не дождетесь!
Недозрелые плоды независимости
Нефтяникам повысят рентабельность
Нефтяников отправят на каникулы
Новое поколение избирателей выбирает предсказуемых политиков
Нужны ли российской власти деньги
Обездоленный север

Олигархи оплатят счет

@@

Заклейменные нефтяные деньги помогут президенту и партии власти выполнить предвыборные обещания

2004-04-20 / Александра Самарина, Иван Родин







Вагит Алекперов заговорил вчера о своей нужности и полезности.

Фото Reuters

Вчера бюджетный комитет Госдумы порекомендовал нижней палате сразу в трех чтениях принять правительственный законопроект об увеличении ставки налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и повышении экспортных пошлин на нефть. Событие это вполне предсказуемое. Оно легко встраивается в цепочку других, связанных с атакой государства на нефтяной бизнес и заблаговременной подготовкой плацдарма для наступления – в виде ручного парламентского большинства. Природная рента, о которой так долго твердила «Родина» устами Сергея Глазьева, перестает быть пропагандистским лозунгом, обретая черты реальности – но уже на другом, гораздо более высоком уровне. Похоже, отставленный политик в свое время был вызван из небытия с единственной целью – озвучить намерение власти. Заронить, так сказать, надежду в души обездоленных и страх – в души олигархов.

Депутаты, несомненно, к рекомендациям правительства прислушаются. И тогда, по словам замминистра финансов Сергея Шаталова (который по такому поводу пришел на вчерашнее заседание Совета Думы), совокупная нагрузка на нефтяную отрасль составит 900 млн. долл. при цене на нефть 24 долл. за баррель, 2 млрд. – при цене 27 долл. за баррель и 3,3 млрд. – при цене 30 долл. за баррель. Это очень большие деньги. И государство как раз сегодня ощущает в них крайнюю нужду. Поскольку наступило время платить по счетам предвыборных обещаний победителей двух избирательных кампаний.

@@@
Олигархи оплатят счет
Опасные шутки министра
Опасный бизнес
От России до Канады рукой подать - через Арктику
Ответ правительства шахтерам
Очищение нужно каждому человеку
Передел по-милицейски

Перспективы неутешительны

@@

В нынешнем году Центральная Азия вновь столкнулась с маловодьем и засухой

2001-07-12 / Юрий Егоров



АРАЛЬСКИЙ кризис, оставленный в наследство Центральной Азии Советским Союзом, позволил ставшему независимым Узбекистану обличать коммунистическую Москву, в свое время действительно требовавшую от этой республики развития исключительно орошаемого земледелия. Нерациональное использование воды в регионе привело к тому, что приток из Амударьи и Сырдарьи в Арал начал резко сокращаться, а море - усыхать.

Десять лет независимости Узбекистана не только не сняли напряжения в Приаралье, а, наоборот, усугубили его. Это стало совершенно очевидным в прошлом году и повторяется в году нынешнем, когда Центральная Азия столкнулась с небывалыми маловодьем и засухой. Ссылками на давние "провинности" Москвы в трагедии, которая продолжает разыгрываться в Приаралье, происходящее теперь объяснить невозможно.

Казалось бы, маловодье ожидали. Оно циклично в Центральной Азии и абсолютно точно предсказывалось специалистами гидрометеослужбы. Однако все равно к нему оказались не готовы, а потому в прошлом году оно принесло узбекистанской экономике колоссальные убытки. Маловодье ощутили практически все регионы республики, но основной удар был нанесен Республике Каракалпакия и Хорезму, расположенным в нижнем течении Амударьи. Можно легко представить, сколько сюда могло поступить воды, если прошлогодний экстремально засушливый год принес всего-навсего 68,6% осадков от нормы. Вода в большинстве своем разбиралась в течении выше, и, к примеру, север Каракалпакии остался практически совсем без поливной воды - пересохли все каналы и арыки. В результате погибли посевы риса, хлопка, минимальным оказался урожай зерновых. Полностью выгорело все высаженное на частных приусадебных участках. Высохли колодцы, и в населенные пункты, где отсутствует водопровод, развозилась вода из расчета 20 л в сутки на человека. Такого количества, конечно, хватало на питье и приготовление пищи, но помыться, постирать - это уже становилось проблемой. Потому-то многие, не выдержав такого испытания, загрузив свой нехитрый скарб в грузовики, уезжали кто куда.

Справедливости ради нужно сказать, что правительство уже летом начало принимать достаточно энергичные меры для оказания помощи пострадавшим от маловодья. В нынешнем году ситуация, по всей видимости, окажется еще более сложной, и помощь потребуется еще большая. Утверждена и опубликована правительственная программа по улучшению водоснабжения, в том числе и за счет иностранных займов, грантов и донорской помощи. Например, представительство ООН в Узбекистане выделило грант Республике Каракалпакстан в размере 93 300 долл., которые в основном решено использовать для обеспечения населения питьевой водой. Этих средств, по расчетам, хватит для бурения и обустройства 300 скважин с ручными насосами.

Значительную помощь намерен оказать Азиатский банк развития. Его президент Тадао Чино в июне побывал в Каракалпакии, ознакомился с социальным положением региона и заявил, что банк внесет свой вклад в улучшение жилищных условий населения, проживающего в Приаралье.

Характерно, что узбекистанская пресса стала меньше обвинять в аральском кризисе Москву и, правда, пока еще робко начинает признавать, что основная причина его - плохое управление водными ресурсами. Напрямую говорится и о том, что сложившиеся в свое время каноны в этой сфере были нарушены с распадом Союза. И сегодня главный вопрос для государств Центрально-Азиатского региона заключается в том, как обеспечить справедливый раздел водных ресурсов. Еще в 1991 г., когда перестал существовать Союз, руководители водного хозяйства республик Средней Азии и Казахстана, собравшись в Ташкенте, договорились о необходимости сохранить существующий порядок управления водными ресурсами бассейнов Амударьи и Сырдарьи. Сегодня же, по словам директора Научно-информационного центра межгосударственной координационной водохозяйственной комиссии В.Духовного, каждая сторона ориентируется на собственные приоритеты.

Что это за приоритеты? С точки зрения гидрологов, страны Центральной Азии можно условно разделить на две группы. В одной - Киргизия и Таджикистан, где формируется 86% водных ресурсов, в другой - Казахстан, Туркмения и Узбекистан. Интересы государств первой группы больше связаны с гидроэнергетикой. В этих странах (если не считать Чуйскую долину Киргизии) нет минеральных ресурсов в отличие от принадлежащих странам второй группы территорий в среднем и нижнем течении Амударьи и Сырдарьи, где есть запасы газа, нефти, угля и других полезных ископаемых.

Соответственно, страны первой группы стремятся обеспечить свое выживание за счет гидроэнергетики, а второй - путем развития сельского хозяйства и промышленности. А это, в свою очередь, предполагает совершенно различные графики водоподачи. Если для орошения надо проводить накопление воды зимой и усиленно подавать ее летом, то в гидроэнергетике ее, наоборот, необходимо накапливать летом и использовать в основном зимой.

В связи с этим между странами (между прочим, подписавшими договоры о вечной дружбе) периодически идут торги о компенсации: мы вам летом - воду, а вы нам зимой - газ, нефть, уголь. Такие договоры подписываются с 1995 г. К сожалению, их механизм, особенно последние два года, не работает так, как хотелось бы. А тут еще эти сбои совпали с маловодьем...

Узбекистанскими специалистами, занимающимися проблемами изменения климата и мерами по смягчению его последствий, рассматривалось пять различных сценариев, в которых принималось во внимание продолжающееся глобальное потепление (средняя температура воздуха на Земле в 2000 г. была на 0,32 С выше базовой нормы 1961-1990 гг.; в начале ХХI в. средняя температура воздуха примерно на 0,16 С выше, чем в начале ХХ в.). Какую же оценку водных ресурсов на перспективу дают эти сценарии? Ни один из них не даст в будущем увеличения запасов воды. А в условиях нынешнего дефицита водных ресурсов в Центральной Азии даже небольшое, но устойчивое их уменьшение представляет серьезную проблему.

Водообеспечение устойчивого развития государств, расположенных на засушливых территориях, во многом зависит от решения современных проблем региона. Усугубляющийся дефицит водных ресурсов определяет необходимость разработки новых подходов к проблеме водообеспеченности с ориентацией на эффективное использование водных ресурсов.

Основными факторами, усиливающими уязвимость водных ресурсов в Центральной Азии, являются несогласованность между государствами региона в водопользовании, нерациональное межотраслевое водопользование, неэффективность использования воды в орошаемом земледелии.

Узбекистан - страна, в которой издревле использовалось орошение. Орошаемое земледелие - основа продовольственной независимости республики и источник основной экспортной продукции. До 55 куб. км воды ежегодно расходуется на орошение, что составляет более 90% лимита водных ресурсов. Но только 38-44 куб. км воды доходит до поля из-за несовершенства гидросистем. И только 25-26 куб. км воды получают растения из-за несовершенства способов орошения и технологии полива.

К неблагоприятным факторам следует отнести и традиционный взгляд людей на воду как на бесплатный или по крайней мере весьма дешевый товар. Пришла пора перебороть это мышление, ввести четкую систему платы за воду.

Существует так называемая блочная система оплаты: уложился в лимит - платишь по минимуму, превысил его - заплати вдвое, втрое больше. Нетрудно подсчитать потребность в воде для любой сельскохозяйственной культуры. И если кто-то превысил эту потребность, он должен компенсировать стоимость формирования соответствующих водных ресурсов. Вот тогда водопользователь будет заинтересован в водоохранных мероприятиях.

@@@
Перспективы неутешительны
Повышенная ставка для «Газпрома»
Погоня за уплывающим шельфом
Под грифом "секретно"
Политикам не нужна Чукотка?
Послание президента - что важнее: политика или экономика?
Потребители переплатят за газ и за бензин

Правительство не увидит теневых зарплат

@@

По мнению бизнеса, чтобы вывести доходы из тени, ЕСН нужно уменьшить еще в 2 раза

2004-04-09 / Евгения Обухова







Члены кабинета министров внимательно изучают предложения по налоговой реформе Алексея Кудрина (стоит за трибуной).

Фото Артема Чернова (НГ-фото)

На вчерашнем заседании кабинет министров одобрил давно ожидаемые поправки по единому социальному налогу (ЕСН), налогу на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и экспортным пошлинам. Впрочем, одобрение правительством в данном случае было делом формальным. Соответствующий законопроект о снижении ставки ЕСН авторства нынешнего вице-премьера Александра Жукова в первом чтении был принят Госдумой еще год назад. За 2 дня за заседания правительства, подготовленный ко второму чтению налоговый пакет распространялся в Думе, а накануне заседания до часу ночи фракция «Единая Россия» обсуждала изменения с министром финансов Алексеем Кудриным.

ЕСН, как и было обещано, с 1 января 2005 года снижается с нынешних 35,6% до 26%. При этом, заявил, открывая заседание, премьер-министр Михаил Фрадков, недополученные бюджетом средства будут частично компенсированы за счет изъятия доли сверхприбыли нефтяных компаний, путем увеличения НДПИ со следующего года и экспортных пошлин уже в этом году. С нынешних 347 руб. за тонну НДПИ вырастет до 400 руб. С учетом этих изменений «нефтяных» сборов, дополнительные изъятия в бюджет при цене 27 долл./баррель достигнут 2 млрд. долл. Как говорят в правительстве, нефтяники не против таких нововведений, а премьер-министр во всеуслышание объявил компенсацию потерь от снижения ЕСН за счет увеличения НДПИ и пошлин «структурным перераспределением налоговой нагрузки», которая позволит уменьшить зависимость от конъюнктуры мировых рынков и усилит внутренний фактор роста.

@@@
Правительство не увидит теневых зарплат
Президенту известны проблемы космонавтов
Приватизационные планы «грандиозны только на бумаге»
Продуктовую инфляцию сменила промышленная
Производная от экономики
Промпроизводство в России за январь–август возросло на 5,3%
Промышленность попала под обвал

Промышленность: до мая без перспектив

@@

Рост производства возможен только после выхода из кризиса США и Китая

2008-12-17 / Михаил Сергеев

Все материалы по теме "Мировой финансовый кризис"









Резкое сокращение производства в России продолжится и в 2009 году.

Фото Григория Тамбулова (НГ-фото)

Спад в российской промышленности продолжится как минимум до мая 2009 года, а возможно, и до конца следующего года. Так прокомментировали вчера экономисты сообщения Росстата о падении промпроизводства в ноябре.

Вчера Росстат сообщил, что промышленное производство в России в ноябре упало на 10,8% против октября. В ноябре снижение добычи полезных ископаемых составило 1,6% по сравнению с прошлогодним ноябрем. Спад в обрабатывающих производствах достиг 10,3%, а снижение производства и распределения электроэнергии, газа и воды – 9,3% в расчете ноября 2008-го по отношению к ноябрю 2007 года.

В целом за январь–ноябрь 2008 года промышленное производство в России возросло на 3,7% по сравнению с аналогичным прошлогодним периодом, сообщает Федеральная служба государственной статистики. Для сравнения: в январе–ноябре прошлого года темп роста промышленного производства был положительным и составлял 6,4% по сравнению с аналогичным периодом 2006 года.

Наибольшее падение в добыче полезных ископаемых зафиксировано в добыче железной руды (минус 46%) и производстве апатитового концентрата (минус 56%) – ноябрь к октябрю 2008 года.

В обрабатывающем секторе наибольшее падение отмечено в производстве тракторов на колесном ходу (минус 71,2%), а также в производстве генераторов, турбин, электродвигателей, целлюлозы, грузовых автомобилей и минеральных удобрений, где спад по отношению к октябрю составил от 41 до 63%.

@@@
Промышленность: до мая без перспектив
Путин в прямом эфире (он-лайн трансляция)
Путин увидит духовную столицу Сибири
Путина ждут в Каире в любое время
Растем за счет торговли
Растем, несмотря на спад инвестиций
Революция в недропользовании

Россия и глобализация

@@

Игнорировать эту непреодолимую тенденцию - значит исключить себя из истории

2000-08-18 / Валерий Иванович Ковалев - старший научный сотрудник ИСПИ РАН.







ОТНОШЕНИЕ к нам, как к нашкодившим ученикам-второгодникам, на Западе сохраняется. Это экономически весьма для нас ущербно. Связано такое отношение помимо прочих причин и с недостаточным пониманием политиками и нынешними разработчиками экономических программ важнейшего фактора современности - глобализации, а также потенциальных и явных возможностей нашей цивилизации. Глобализация же означает превращение мира под руководством США и потому прежде всего в их интересах в единый рынок, управляемый специально созданными международными организациями, программами и стратегиями как ее важнейшими инструментами.

Базой глобальной экономики стали мировые финансовые центры и транснациональные корпорации. Развивающиеся по глобальным принципам экономика и международные отношения представляют собой господствующую систему, т.е. суперсистему.

И если мы в открытом мире станем мыслить только с позиций своего регионального развития, то будем либо снесены, либо интегрированы в чуждых нам интересах как подсистемы. Особенно если мы в соответствии с новомодными разработками будем ставить себе целью за десять лет догнать Бразилию! А через пятнадцать лет - Португалию! И это после того, как мы были не одно десятилетие - совсем недавно - второй сверхдержавой по промышленному, научному и т.д. потенциалу. Наш военно-промышленный комплекс до сих пор разрабатывает и предлагает образцы военной техники, на десять-пятнадцать лет опережающие соответствующие аналоги западных стран. Вроде бы не у нас высокоталантливый народ, большие запасы полезных ископаемых и эффективные разработки по организации творческого процесса в науке. Ведь совершенно очевидно, что если через десять лет мы только догоним Бразилию, а США и Запад в целом неизбежно в условиях единого рынка и научно-технического лидерства станут уже суперразвитыми странами, то, кроме колониального статуса, нам ничего не светит. И это еще не самый худший вариант.

Посчитано и признано на международном уровне, что в ближайшие десятилетия для функционирования мировой экономики достаточно будет двадцати процентов трудоспособного населения, т.е. вступит в силу трагическое соотношение 20:80, когда встанет вопрос, что делать с очутившимся безработным большинством человечества.

При этом человеческая деятельность в рамках научно-технического прогресса и порожденного им сверхпотребления превысила компенсаторные возможности биосферы и приближается к исчерпанию природных ресурсов, включая даже такие, как вода; воздух - на очереди.

Вышеприведенное соотношение, хотя и в другом смысле, действует и в потреблении ресурсов. Развитые страны, составляющие 20% населения, используют 80% мировых ресурсов. Всего пару десятилетий назад им необходимо было 60%, но еще через несколько десятилетий только развитым странам понадобится уже 100% мировых ресурсов. И еще при этом резонно заявят: а зачем какие-либо не работающим 80% населения?

Нынешние экономические программы вполне могут отбросить нас в не очень далекой перспективе именно к этой последней части населения.

Что мы должны предпринять в этой обстановке?

Во-первых, расширить свои позиции в нынешних процессах глобализации. Во-вторых, выдвинуть более конструктивную модель глобализации, которая бы не только устроила все обделенные страны, но и стала бы более адекватной и для большинства населения развитых стран.

Но, чтобы даже оптимально приспособиться к уже реально существующим процессам глобализации, а тем более расширить в них свои позиции, необходимо совершить геополитический и геоэкономический маневр. Ведь самым динамично развивающимся и то же время, что самое важное, не стремящимся к гегемонии над нами является Тихоокеанский регион. Более того, именно лидеры его стран - Южной Кореи, Малайзии, Японии и ряда других - высказывали свое недовольство формируемым узкоэгоистическим и гегемонистским мировым порядком.

В то же время среди десяти крупнейших банков мира нет ни одного американского. Это в основном банки представителей стран Тихоокеанского региона.

Вот со странами этого региона нам и следует проводить совместную политику и программу глобализации. У нас еще есть масса научных разработок, которые нельзя внедрять из-за отсутствия денег, а также самые большие в мире ресурсы и термоядерный потенциал. Пока сохраняются высокий образовательный уровень населения и непрерывно растущая масса разведанных, но не разрабатываемых, опять же из-за отсутствия денег, полезных ископаемых. А у них деньги и освоенные новые технологии, необходимые для конкурентной борьбы на любом уровне.

Поэтому всю нашу банковскую и промышленную систему следует структурировать в конкурентоспособные на глобальном уровне комплексы. А где для этого нет возможностей, следует присоединиться к банкам и транснациональным корпорациям стран Тихоокеанского региона вплоть до полного их слияния на какое-то время.

Такой геополитический и геоэкономический маневр позволит профинансировать для совместного использования и имеющиеся у нас инновационные военные разработки, превосходящие американскую СОИ, с помощью которой, теперь уже очевидно, хотят на долгие годы закрепить узкоэгоистическую моноцентристскую структуру мира, превращающую всю планету в колониальный придаток США и Запада. И если нам не совершить предлагаемый геополитический и геоэкономический маневр, то современная глобальная инерция толкает именно в сторону закрепления моноцентризма, а не к полицентричному миру, как думают некоторые, и если Б.Клинтон сейчас говорит нам о желании партнерства, то только для того, чтобы мы никак не мешали созданию национальной ПРО для США. А когда им удастся себя закрыть при открытом остальном мире, ни о каком партнерстве не будет даже речи.

Но, безусловно, такой геополитический и геоэкономический маневр не означает разрыва с Западом и с другими странами. Сотрудничество должно быть по всем азимутам, но упор следует сделать на Тихоокеанский регион, на который все больше ориентируются и США.

При этом не следует односторонне толковать наше культурно-историческое наследие, как и наш менталитет. Некоторые, особенно недоброжелатели, абсолютизируют наше диктаторское прошлое, но были у нас и другие мощные тенденции, которые заслуживают поддержки и развития даже в настоящее время, имеются в виду наши тенденции к универсальной цивилизации, так если вначале западная цивилизация была правовой, а Россия - нравственной, то после реформ Александра II мы стали нравственно-правовой цивилизацией.

Универсально-всечеловеческий характер нашей цивилизации отмечали не только Достоевский и Данилевский, но и Ницше находил в нашем государственном устройстве того времени идеально сбалансированное сочетание ингредиентов демократии, аристократии и монархии, т.е. то, о чем мечтал еще Платон.

Евразийство же на уровне этнографических и народно-фольклорных смешений являлось одним из ингредиентов такой универсальности.

Подобных аргументов можно приводить бесконечно много, но это указывает на наше право выдвинуть и собственную концепцию глобализации, которая бы отвечала интересам всех, а не узкой патоэгоистической группы экономической элиты США.

Исследования в области теории оптимального социального развития показывают: комплексный глобальный кризис в его экологических, демографических и других аспектах связан с тем, что возможности науки все более отстают от практических запросов человечества. Главная причина - все большее измельчение проблем, т.е. фаза дифференциации, все менее уравновешивается их объединением, т.е. фазой интеграции.

Устранение этого противоречия, по мнению ведущих специалистов, вполне возможно. Такой подход и следует положить в основу нашей антикризисной парадигмы глобализации. Последняя не просто укрепит наши позиции, но и обеспечит нам концептуальное лидерство в глобализации и поддержку большинства мирового общественного мнения, включая западное.

В целом же глобализация есть главная доминирующая, причем непреодолимая тенденция нашего времени, которая сметет любое противодействие.

@@@
Россия и глобализация
СНГ: НЕГА сообщает
Сенаторы вспомнили о БАМе
Силовики обвинили правительство в срыве жилищной программы
События и происшествия: новости
Счетная палата проверит шельф
Таджикистан: жизнь в кредит

Треснувшая вертикаль

@@

Вице-премьер Кудрин отказывается выполнять "некорректные" поручения президента и его администрации

2009-03-02 / Иван Родин







Страница из письма Сергея Нарышкина Дмитрию Медведеву – с пометками президента.

Минфин сообщает президенту России, что его вмешательство в налоговую политику государства является излишним. Такой вывод можно сделать из проекта доклада финансового ведомства Дмитрию Медведеву в ответ на его очередное поручение скорейшим образом изменить систему налогообложения угольной отрасли. История этой бюрократической переписки сегодня выглядит как прямое игнорирование поручений президента вице-премьером Алексеем Кудриным.

Почти два года назад группой депутатов Госдумы был внесен проект закона о корректировке налога на добычу полезных ископаемых в отношении угольной отрасли. В конце прошлого года к авторам присоединился председатель Совета Федерации Сергей Миронов. За прошедшие несколько месяцев он написал на имя президента РФ два письма с жалобами на неконструктивное поведение Минфина. Последнее обращение Миронова было отправлено в середине января. Как уже писала «НГ» (номер от 06.02.09), спикер СФ попросил Дмитрия Медведева добиться того, чтобы его поручения исполнялись. Тот повелел своей администрации доложить ему о том, как идут дела. Ведь глава государства не в первый раз обращался в правительство и Минфин по угольной теме. 19 октября он поручил исполнительной власти скорейшим образом доработать необходимые законопроекты, принять их и учесть в бюджете 2009 года все полагающиеся расходы.

И вот Медведеву снова пришлось заниматься углем. Как стало известно «НГ», 13 февраля руководитель администрации президента РФ Сергей Нарышкин все-таки представил президенту доклад о ходе исполнения всех вышеназванных поручений. Содержание документа для Минфина оказалось крайне неприятным. «Процесс неоправданно затянулся», «ваше поручение от 19.10.2008 Пр-2232 правительством Российской Федерации не выполнено» – это цитата из доклада Нарышкина Медведеву. Он предложил дать Минфину неделю для того, чтобы выполнить ранее полученные указания.

Реакция президента оказалась более жесткой. Своей рукой поперек документа он написал Кудрину: «Доработайте в 5-дневный срок». И широко под этим указанием расписался. Стоит отметить, что над докладом Нарышкина, который имеется в распоряжении «НГ», президент явно поработал собственноручно. Во всяком случае, все вышеприведенные цитаты подчеркнуты Медведевым.

Заметим: осенью президент через Владимира Путина поручал Кудрину работу над налогом для угольщиков. И премьер отписывал своему заместителю соответствующие указания. Однако сейчас Путин от конфликта Медведева с Кудриным явно устранился, по меньшей мере публично. Правда, непублично он, судя по всему, стал на сторону министра финансов. Иначе Кудрин в проекте доклада президенту не стал бы ссылаться на поручение правительства от 12 февраля. А в нем медведевские потуги добиться от Минфина четких действий к сведению явно не приняты. Кудрину поручено готовить новый законопроект о налогообложении угольной отрасли. Причем представить материалы Путину можно лишь к 14 апреля.

Поэтому неудивительно, что ни к 18 февраля, ни в последующие дни новое поручение Дмитрия Медведева Алексеем Кудриным исполнено не было. Только 19 февраля замминистра финансов Сергей Шаталов отписал своему начальнику примерно следующее: на ваше распоряжение от 17 февраля исполнить поручение президента отвечаем, что делать этого не надо. В том же стиле Шаталов подготовил и проект кудринского доклада Медведеву. В нем после долгого перечисления заседаний, совещаний и согласований делается жесткий вывод: записка Нарышкина, направленная президенту, «представляется некорректной». В переводе на русский язык – Кудрин планирует сказать руководителю кремлевской администрации, что он в налоговых делах ничего не понимает. А стало быть, не понимает и сам президент. Недаром Минфин намерен предложить Медведеву самому распорядиться снять с контроля его последнее «угольное» поручение от 13 февраля.

@@@
Треснувшая вертикаль
Трутнев вновь занялся нефтью
Тюмень претендует на всю Сибирь
Угольщикам облегчат фискальное бремя
Усиление налогового бремени на нефтяников недальновидно
Федерализм по-казански
Философия общей судьбы

Цена «перегиба»

@@

Нефтяное производство оказалось вне закона

2006-10-11 / Петр Поспелов



Нефтяное производство сейчас – предмет особого «внимания» правоохранительных органов. И речь идет не о борьбе с воровством нефти или «паленым» бензином, а о настоящем вале уголовных дел, связанных с обвинениями нефтяников в незаконном предпринимательстве. Едва ли не все нефтяные компании России могут оказаться объектами уголовного преследования. Как же такое получилось?

Темпы добычи в России нефти, одной из главных составляющих доходной части бюджета страны, падают: в 2003 году нефтяное производство выросло на 11%, в 2004-м – на 9%, а в прошлом и вовсе чуть больше 2%. Не улучшится ситуация и в этом году, предупреждают аналитики. Эксперты называют несколько причин замедления темпов прироста добычи нефти. Среди них – не только высокий уровень налогов на отрасль. Крайне негативное влияние на добычу нефти оказывает и другой фактор. Добыча полезных ископаемых регулируется, в частности, лицензионными соглашениями. Это неотъемлемая часть лицензии на право пользования участками недр, определяющая границы, сроки и объемы добычи. Но установленные уровни добычи носят, по существу, прогнозный характер, так как точно определить запасы того или иного месторождения и установить объемы добычи невозможно. А ведь многие лицензии выдавались еще в прошлом веке!

@@@
Цена «перегиба»
Что видно в "одном окне"
Чувашский парадокс
ЮКОС уезжает?
Юрий Трутнев обещает быть прозрачным
Юрий Трутнев полез в закрома родины