"Меняю избирательную систему на лучшую..."

@@

Полемика с Александром Иванченко ("НГ", 16.10.99)

1999-11-27 / Виктор Шейнис, Владислав Луценко Виктор Шейнис - депутат Государственной Думы;

Владислав Луценко - помощник депутата В. Шейниса.




Рисунок Вадима Мисюка

К КРИТИКАМ существующей избирательной системы присоединился Александр Иванченко, долгие годы находившийся во главе всей системы избирательных комиссий России. (Имеется в виду его интервью под названием "Избирательной системе необходимы изменения"). Любопытно, что критику существующего избирательного закона Александр Иванченко ведет с позиции стороннего наблюдателя, не причастного к его созданию. Почин был немедленно поддержан: доводы Иванченко сразу же повторил Вячеслав Никонов, ("Известия", 19.10.99).

* 1 2 bak cmd cmd_aup cmd_moldova cmd_ng dl gema.txt out_aup_cp1251 out_moldova_cp1251 out_ng_cp1251 out_ng_koi output2 tagsoup tagsoup.hi tagsoup.hs tagsoup.o tagsoup_aup tagsoup_aup.hi tagsoup_aup.hs tagsoup_aup.o tagsoup_moldova tagsoup_moldova.hi tagsoup_moldova.hs tagsoup_moldova.o tagsoup_ng tagsoup_ng.hi tagsoup_ng.hs tagsoup_ng.o test1.html www.rzd-partner.ru *

Как Иванченко, так и примкнувший к нему Никонов заявляют, что законодатель, установив ряд оснований отказа в регистрации и отмены регистрации кандидатов и списков, грубо нарушил Конституцию, в которой содержится закрытый перечень ограничений активного и пассивного избирательного права. На этом основании они приходят к выводу, что если гражданин не подпадает под указанные ограничения, то он автоматически имеет право баллотироваться и его судьбу должны решать избиратели. Между тем в любой демократической стране попасть в избирательный бюллетень может далеко не всякий желающий: претендент должен выполнить ряд предварительных действий, например - внести залог, собрать и представить подписи избирателей.

Как известно, на предыдущих думских выборах в 1995 году, на президентских выборах в 1996 году изрядное количество претендентов было отсеяно избирательными комиссиями на том основании, что они не представили необходимого по закону количества подписей избирателей в свою поддержку (т.е. именно "по процедурным основаниям без судебного рассмотрения"), но тогда Александр Иванченко, являясь заместителем председателя ЦИК, а ранее - представителем президента при рассмотрении соответствующих законов в Думе, не считал, что эти нормы противоречат Конституции. К очередным выборам законодатель несколько изменил правила регистрации. На выборах 1995 года закон требовал проведения проверки достоверности представленных подписей избирателей только "в случае сомнений в достоверности данных, содержащихся в подписных листах", что открывало возможность злоупотреблений - сомнения могли возникнуть в отношении подписных листов, представленных неугодными кандидатами. Сейчас же в законе установлена единая процедура проверки: комиссия обязана проверять подписные листы у всех кандидатов.

Особо следует отметить новую норму закона, подвергшуюся наибольшей критике в последнее время, - возможность отказа в регистрации по мотивам представления недостоверных сведений о доходах, имуществе, судимости и гражданстве кандидатов. Вводя обязательность представления этих сведений в избирательные комиссии, законодатель пошел по наиболее либеральному пути - кандидат в подтверждение представляемых сведений должен представить только один документ: либо копию налоговой декларации за прошлый год (в случае если он был обязан ее подавать), либо справку из бухгалтерии о совокупной величине доходов за прошлый год. Что же касается сведений об имуществе, то здесь для кандидата (в отличие от требований, предъявляемых к любому государственному служащему) законом установлена достаточно простая форма сведений.

Цель этих нововведений - сделать кандидатов более "прозрачными" для избирателей, обязать их сообщать избирателям некий минимум сведений о своем имущественном положении. Возможно, этот объем сведений может быть недостаточен, для того чтобы у избирателя сложилось полное представление о кандидате, но уж непредставление и таких сведений в избирательную комиссию есть сокрытие информации от избирателей и должно "караться" отказом в регистрации - такова концепция закона.

Александр Иванченко патетически обращается к якобы забытой 24 статье Конституции, в соответствии с которой каждому гарантируется обеспечение возможности "ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы". Но ведь на основании этой нормы любой кандидат, лидер любого избирательного объединения (блока) мог еще до представления документов в избирательную комиссию обратиться в соответствующие "органы государственной власти и органы местного самоуправления" с просьбой проверить эти сведения. Кроме того, даже после проверки избирательной комиссией всех представленных сведений у избирательных объединений оставалась возможность до рассмотрения в комиссии вопроса о регистрации исключить из представленного федерального списка особо нерадивых кандидатов. Больше того, выводы рабочей группы о степени существенности недостоверных сведений не всегда совпадали с решениями, принимаемыми Центризбиркомом, - как известно, представителям ряда объединений и блоков удавалось отстоять свою правоту на заседаниях ЦИК.

Возможно, законодателю действительно следовало бы установить некие критерии существенности недостоверности представляемых кандидатами сведений, ибо практика исключения ЦИК отдельных кандидатов из федеральных списков вызвала у многих подозрение в пристрастности Центризбиркома.

Критикуя те или иные нормы закона, не следует подменять формулировки на более удобные для критической расправы.

Как Иванченко, так и Никонов, насчитав в законе "11 не предусмотренных Конституцией оснований для отказа в регистрации и 18 - для снятия с пробега после регистрации", усмотрели в них "открытый перечень", ибо "перечисление конкретных оснований заканчивается формулировкой "и иные нарушения". Действительно, в статьях 47 (подпункт "ж" пункта 6) и 91 (подпункт "м" пункта 2) содержатся нормы, которые кем-то могли бы быть восприняты как признаки "открытого перечня". Но в указанных подпунктах содержится совсем не та формулировка, которую уважаемые государствоведы цитируют! Там речь идет вовсе не об "иных нарушениях", на основе чего действительно можно было бы "снять с пробега" любого участника. В российском избирательном законе речь идет "о иных основаниях, предусмотренных настоящим федеральным законом". Прочувствуйте разницу!

Не устраивает наших критиков и норма, согласно которой отказ или отмена регистрации федерального списка кандидатов может последовать, если в период от момента, когда список заявлен в Центризбиркоме, до пяти дней до дня голосования из списка оказывается исключенными (но только по заявлениям кандидатов или решению избирательного объединения, блока) более 25% от общего числа кандидатов либо выбывают один или более кандидатов, занимавших первые три места в общефедеральной части заверенного федерального списка кандидатов (за исключением, подчеркнем это, случаев выбытия по вынуждающим обстоятельствам, перечисленным в законе).

Справедлива ли эта норма и правильно ли ее применяет ЦИК России? На наш взгляд, предыдущая версия закона о выборах, применявшегося на выборах Думы в 1995 году, никак не регулировавшая процесс изменения списков в ходе избирательной кампании, открывала простор для произвольных решений. Для того чтобы закрыть выявившуюся лазейку, которой могли воспользоваться то власть в лице ЦИК, то избирательные объединения, законодателю пришлось делать выбор из двух альтернатив: либо запретить выбытие из списка вообще (что означало бы сковать участников избирательного процесса), либо установить некоторый порог для исключения-выбытия, превышение которого означало бы "самораспад" субъекта избирательной кампании под названием "федеральный список". Надо было также поставить заслон недобросовестному приему, когда для привлечения голосов избирателей во главу списка ставится "свадебный генерал", не помышляющий о работе в Думе. В этих целях законом установлены и порог, за которым список считается отличным от первоначального, и более жесткие требования, предъявляемые к кандидатам, "возглавляющим" федеральные списки. Это было политическое решение, направленное на то, чтобы исключить создание скороспелых политических союзов, разваливающихся уже в ходе избирательной кампании, и предотвратить обман избирателей. Закон, в известной степени ущемляя права отдельных кандидатов, нацелен на защиту интересов главного участника предвыборной кампании - избирателя.

Александр Иванченко, критикуя избирательную систему, основы которой были заложены в бытность его руководителем ЦИК, вспоминает с известной ностальгией "характерную" для России чисто мажоритарную избирательную систему. Действительно, во времена советской власти депутаты избирались именно в одномандатных округах, но по сути своей то, что происходило тогда, выборами может назвать только инопланетянин.

Можно согласиться, что существующая избирательная система может быть улучшена, но высказываемые главой Независимого института выборов предложения вряд ли изменят ее к лучшему. Так, г-н Иванченко предлагает изменить соотношение числа депутатов, избираемых в одномандатных и общефедеральном избирательном округах, перейдя к соотношению 300:150. Как справедливо отмечал Конституционный суд, решение здесь является вопросом не права, а политической целесообразности.

Идея изменения количества депутатов, избираемых в одномандатных и общефедеральном избирательном округах, неоднократно рассматривалась при обсуждении нормативных актов о выборах Думы, но каждый раз выбор делался в пользу установления паритета местных и общегосударственных интересов, выражаемых соответственно депутатами, избираемыми в одномандатных и общефедеральном округах.

В свое время нам уже приходилось предостерегать, чем чревато изменение избирательной системы, направленное на усиление мажоритарной составляющей, (см. "НГ" от 20.03.98, "Видимость альтернативы"). Напомним вкратце суть этой аргументации. Ввиду усиливающегося влияния губернаторов на проходящие на контролируемых ими территориях выборы существующие политические партии не разовьются, а выродятся. Им на смену в парламенте придут три главные группировки: блок "Провинция", представляющий интересы регионов-реципиентов, блок "Столица", выражающий интересы регионов-доноров, и партия "Братки России". В результате структура парламента станет весьма аморфной, и развитие страны будет определяться не результатом компромисса политических образований, в известной степени выражающей интересы тех или иных социальный слоев и групп России, а соглашениями "региональных баронов" с "авторитетами", т.е. страна из федеративного государства достаточно быстро превратится в конфедерацию, за чем может последовать и ее фактический распад. К сожалению, эта опасность оказалась более реальной, чем нам представлялось полтора года назад.

Среди иных предложений Иванченко особо хотелось бы остановиться на стремлении снизить процент так называемых потерянных голосов. Не заметив многочисленных изменений в законе, призванных способствовать решению этой задачи, Иванченко предлагает предоставить возможность не прошедшим в Думу "uзбupameльным объединениям право самим распорядиться голосами своих избирателей, отдав их любому из победителей". Отметим, что при любой избирательной системе всегда существуют избиратели, отдавшие голоса за проигравших кандидатов, причем в "характерной для России мажоритарной системе" таких голосов оказывается несравнимо больше, чем при голосовании за федеральные списки, но почему-то бывший председатель ЦИК не считает необходимым распространить эту идею на выборы по одномандатным округам. Попытаемся все же представить, к чему могут привести подобные изменения. Существующую избирательную систему критикуют (порой, возможно, и обоснованно) за то, что она позволяет партийным лидерам "торговать" местами в списках. Если же партиям предоставить право "распоряжаться голосами своих избирателей", то здесь на карту могут быть поставлены десятки депутатских мандатов. И мы тем самым спровоцируем создание "политических" организаций, существующих с единственной целью - раз в четыре года как можно выгоднее продать полученные голоса.

Отрадно, что, критикуя существующую избирательную систему, Александр Иванченко (в отличие от многих других) пытается предложить некоторые идеи по ее реформированию. Особого внимания здесь заслуживает идея изменения концепции термина "избирательное объединение". Стоит отметить, что содержание этого термина от выборов к выборам менялось и что ни один нормативный акт статус избирательного объединения для участвовавших в прошлых выборах организаций вовсе не "закреплял навечно". Больше того, федеральный законодатель, ужесточив в 1997-1998 годах требования, предъявляемые к избирательным объединениям, вынудил все общественные объединения, желающие в будущем участвовать в выборах, вносить в свои уставы соответствующие изменения. При этом никакой поблажки участвовавшим в прошлых выборах и тем более представленным в нынешней Думе общественным объединениям сделано не было.

Предложение же Александра Иванченко, насколько можно его понять, заключается в том, что существующие политические общественные объединения должны лишаться права на участие в федеральных выборах в зависимости от полученного на предыдущих выборах результата. По причудливой логике Александра Иванченко, политическое объединение, не участвующее в выборах, должно продолжать иметь на это право, а участвовавшее в выборах объединение, но не получившее поддержки избирателей, должно, наоборот, лишаться этого права.

Если уж и вводить какие-то дополнительные ограничения на участие в федеральных выборах для политических объединений, то логичней было бы ввести несколько иной принцип: чтобы приобрести право на участие в федеральных выборах, политическое общественное объединение должно доказать на деле свою общефедеральную природу. Наиболее очевидный признак этого заключается в участии в региональных выборах.

Обсуждался и такой вариант, как введение в закон дополнительного условия для регистрации федерального списка - регистрация одномандатных кандидатов от того же избирательного объединения или блока в 20-30 субъектах РФ. Такое ограничение не затронуло бы ни одной мало-мальски серьезной политической организации, участвующей в выборах, оставляя им возможность договариваться о взаимном снятии кандидатур в одномандатных округах, но подкосило бы регистрацию "партий одного лидера". Но подобные изменения, на наш взгляд, все же следует вводить не раньше, чем хоть немного стабилизируется процесс политического структурирования общества.

@@@
"Меняю избирательную систему на лучшую..."
8 Марта и призрак феминизма
Антибукер-99
Без вариантов
В Петербурге рубили окно в Европу
Владимир Николаев обзавелся приставкой "экс"
Выборы отшлифуют до блеска

Где зарождаются перемены

@@

Результаты только кажутся неожиданными

2006-11-28 / Константин Михайлов







Перемен боятся. Хотя не признаются в этом.

К.Юон. Новая планета. 1921 г. Государственная Третьяковская галерея

Перемен в России хотят все. Объясняется это, однако, не только наличием свинцовых мерзостей жизни. Понятно, что любые серьезные перемены требуют от человека смелости – а кто готов публично признать себя трусом?

Из этого же обстоятельства следует, что искренних приверженцев подлинных изменений не так уж и много. И встречаются они чаще всего среди тех, кому «положено» быть смелыми: это молодежь или вообще динамичные люди, оказывающиеся обычно более материально состоятельными, чем другие.

Стремительный прогресс и извилистый путь

В то же время эпоха всеобщего избирательного права и массовой культуры основана на идеологии прогресса – читай тех же «перемен». То есть непрекращающиеся изменения – это любимое развлечение толпы. Все вокруг нас должно меняться с головокружительной скоростью: лидеры мнений, бестселлеры и блокбастеры, модели причесок и телефонов. Законы маркетинга, революционный пафос, «клиповое сознание» – явления одноприродные, и нынешнее полное их слияние закономерно. Ключевая характеристика подобных перемен: они всегда вокруг нас, а не внутри. Стремление к внешним изменениям вроде бы говорит о нашей смелости – при этом оно относительно безопасно и не требует особого напряжения.

@@@
Где зарождаются перемены
Корочки от Чурова
Малые партии лишатся права на ошибку
Общественный вектор союзного государства
Однодневный парламент
Оппозиция осудила единороссизм
Петербургский стиль

Политика выйдет из тени не раньше экономики

@@

Примеру Михаила Ходорковского бизнесмены последуют только после либерализации налогового и избирательного права

2003-04-14



Недавно известный предприниматель Михаил Ходорковский открыто заявил о том, что он занимается финансированием политических партий, и причем вполне конкретных. Останется ли этот поступок "подвигом" одиночки или же его примеру последуют и другие бизнесмены? И будет ли это способствовать выходу российской политики из тени? На эти вопросы мы попросили ответить известных российских политологов.

Глеб Павловский, Фонд эффективной политики

Сейчас трудно сказать, кто именно решит последовать примеру Ходорковского. Прежде всего потому, что подобные заявления порождают для крупного бизнеса потенциальные проблемы в отношениях как с политиками, так и с властями. Пренебречь этим могут только очень крупные бизнесмены, такие, как Михаил Борисович, который является богатейшим человеком страны. А у его коллег будут связаны руки, особенно у тех предпринимателей, кто захочет, например, поддержать Компартию или Владимира Жириновского. Кроме того, надо иметь в виду, что объемы средств, которые политики могут легально потратить на свои выборы, по мнению всех без исключения политдеятелей, не соответствуют реальной стоимости даже очень скромных избирательных кампаний. Поэтому как и у партий, так и у тех, кто будет жертвовать средства, возникнет проблема возможного превышения фондов. Я думаю, эти факторы помешают превратить великий почин Михаила Борисовича в массовое явление.

Андрей Рябов, Фонд Карнеги

Несомненно, этот почин найдет отклик и поддержку. Прежде всего потому, что многие крупные компании, вероятно, опасаются чрезмерного усиления "Единой России". А вдруг эта партия в конечном итоге перейдет под контроль какой-то одной кремлевской группировки? Значит, возможность реализации тех или иных интересов через нее будет существенно ограничена. А инвестируя в какую-либо другую крупную партию, бизнес создает себе некое пространство для маневра, что вполне логично. И таким привлекательным объектом для инвестиций может стать, к примеру, КПРФ. Она успешно осваивает демократические нормы и процедуры, а кроме того, ее верхушка давно интегрирована во властвующую элиту. Что касается "черных фондов", то они будут существовать до тех пор, пока черный нал будет "крутиться" в российской экономике. Ведь выборы - составная часть российского бизнеса. Поэтому было бы наивно ожидать, что где-то в экономике черный нал по-прежнему играет заметную роль, а вот здесь его использование будет сведено к минимуму.

Дмитрий Орешкин, директор группы "Меркатор"

Коммерческие структуры уже давно спонсируют политические партии. И это факт общеизвестный. Еще осенью г-н Ходорковский, насколько я знаю, консультировался с администрацией президента, пытаясь выяснить, как там отнесутся к его поддержке "ЯБЛОКА". Ему было сказано, что возражений не будет. Другой бизнесмен из группы ЮКОС, тоже весьма влиятельная персона, поддерживает аналогичным образом КПРФ. Все это вполне объяснимо - бизнесмены не кладут яйца в одну корзинку. Но Михаил Ходорковский придал этому пиаровскую новизну, взял на себя смелость объявить об этом открыто. Что касается выхода российской политики из тени, то заявление Ходорковского вряд ли кардинально исправит ситуацию - сумма, которую можно потратить на выборы, четко обозначена законом. И она на порядок ниже тех объемов, что партия реально тратит на обеспечение избирательного процесса. А потому значительная часть средств по-прежнему будет идти черным налом. Такое положение будет сохраняться до тех пор, пока депутаты Госдумы наконец не перестанут изображать из себя хранителей народных интересов и не обозначат реальные объемы средств, затрачиваемых на политический процесс.

Валерий Хомяков, Агентство прикладной и региональной политики

Поддержка политических партий со стороны предпринимателей - не такой уж большой секрет. Но поступок Михаила Ходорковского заслуживает одобрения. И было бы хорошо, если бы и другие наши бизнесмены последовали его примеру. Тогда можно было бы определить если не "белый", то хотя бы общий объем стоимости избирательной кампании каждой партии.

Игорь Бунин, фонд "Центр политических технологий"

@@@
Политика выйдет из тени не раньше экономики
Президенту не дают переизбраться досрочно
Ритуальные услуги самовыдвиженцам
Россия и Белоруссия вступают в новый век в едином Союзе
Саратовцам нет дела до мэра
Судьба Ходорковского – в руках почты
Судят ли победивших на выборах?

Телекиллеров никто не отменял

@@

Новое избирательное право не сделало думскую гонку честнее, а ее освещение объективнее

2003-12-08 / Светлана Офитова, Александр Максимов



Завершившаяся вчера думская кампания стала помимо прочего обкаткой обновленного избирательного права. Существенные поправки в предвыборные нормативы обещали сделать кампанию чистой и концептуальной, конкурсом идей, а не конкурсом грязных технологий. "Многое изменилось в России за последние годы... В широком процессе обновления, охватившем наше общество, заметное и значимое место заняла реформа избирательной системы", - констатировал председатель Центризбиркома Александр Вешняков.

Новая эра выборного законодательства началась с принятия в 2002 году Закона "Об основных гарантиях избирательных прав". Самым принципиальным новшеством стала 48-я статья, где подробно расписывалось, что следует считать предвыборной агитацией, где и в какие сроки ее можно проводить. Понятие "агитация" оказалось столь широким, что потребовалось специальное уточнение в Конституционном суде осенью 2003 года. "Это удар по свободе вранья, черных технологий и возможности обогащаться черным налом", - так охарактеризовал новые нормы Александр Вешняков.

@@@
Телекиллеров никто не отменял
Укрупнение выборов
Фемида все ближе к Шираку
Центризбирком потерял голову
Чуров займется просвещением
Чуров и гадание по бивалютной корзине