"К власти идут горожане, и они ее возьмут"

@@

По мнению Глеба Павловского, на месте Хакамады и Явлинского в Госдуме могут скоро оказаться ребята из Углича

2002-10-15 / Лидия Андрусенко События, происходящие в российской политической жизни, заставляют еще раз вспомнить о формуле так называемой управляемой демократии. Это означает, что предстоящие выборы, которые фактически уже стартовали, могут стать выборами внутри административно-бюрократического аппарата. Ради сохранения относительной стабильности в обществе. Тем более что гарант этой стабильности один - президент России. Однако сегодня в стране растет мощный потенциал путинского большинства, пока еще не структурированный в ныне действующую партийную систему. Не исключено, что именно эта сила и станет в будущем определять политику. Об этом в интервью "НГ" рассуждает глава Фонда эффективной политики Глеб Павловский.







- Глеб Олегович, не кажется ли вам, что в скандальной истории с Красноярскими выборами, где точку поставил Владимир Путин, по сути дела, произошло то, к чему призывал губернатор Платов, - глав администрации регионов стали назначать по указу президента? Это из ряда вон выходящее событие или проявление некой тенденции, связанной с кризисом избирательной системы?

- Конечно, назначенный Хлопонин - уже не совсем то, что избранный Хлопонин. Фактически видоизменился его мандат.

С одной стороны, вот вам сильная фигура, единственный, кто назначен лично президентом "по большинству голосов". Но ведь тем самым и он теперь отчасти "назначенец". Представьте себе, что самого Путина Ельцин назначил бы исполняющим обязанности президента не до выборов, а уже после них, зазвав к себе в кабинет вместе с Зюгановым! Это был бы другой президент, в более слабом весе.

Конечно, все это признаки кризиса, только чего? Кризис стареющей, износившейся государственности, которую для простоты я бы назвал "Августовской республикой", или "Третьей" - после Февральской и Октябрьской. Августовская революция 91-го оставила институт выборов, не связав его ни с институтом собственности, ни с идеей демократического порядка. С тех пор мы живем в "переходной государственности", вот она и сбоит. Когда революция отступает, наступает порядок, а с ним и реакция. Реакция здоровая, людям жить неплохо, но мешают вчерашние политики и другие революционные пережитки. Чем их подвинуть, если не через выборы? Выборность - вне дискуссии. По данным Фонда "Общественное мнение", 80 процентов не хотят назначенцев в начальники, они хотят руководителей избирать.

- То есть опасности отмены выборов как таковых все же не существует?

- Прямой не вижу. Авторитет назначенцев в стране вообще невысок. Именно потому выборы и стали главным "орудием реакции", вытесняя революционное поколение из политической жизни. Вопрос в том, кто именно оседлает реакцию? Реакционеры бывают разные. Реакционером были и генерал де Голль, и маршал Петэн. Реакцию в принципе может оседлать и лысеющая номенклатура, скрывающая беспомощность за назначенством. Она, кстати, и провоцирует массы на революционные спазмы - вот у нас перед глазами пример соседки Украины. Там в разгар экономического бума олигархи с коммунистами ходят и поют "Кучму геть!". Но у нас такое не пройдет.

- Мораторий на референдум, выборы, которые заканчиваются назначением, - все это говорит о том, что власть уже открыто применяет методы силового давления. Так называемая управляемая демократия становится все жестче. Чего же нам ждать в будущем: изменения Конституции, увеличения срока президентства?

- Это не силовое управление, а ручное, что тоже плохо. Когда мотор глохнет, надо откинуть капот и лезть внутрь, заводить. Управляемая демократия, о которой вы говорите, это просто техника принятия решений с отсылкой к Путину. Единственная сторона, контракт с которой граждане признают, - президент, поскольку тот пунктуально выполняет свои обязательства перед населением. Все прочие "стороны" - вне коридора доверия и неконтрактоспособны. При любой заминке, как мы видели на примере Красноярска, президента зовут, как механика, и тот самолично лезет руками в мотор. Вот вам и "управляемая демократия". Она не управляемая, а заводная. Мотор "Третьей республики" глохнет всякий раз, как завод кончается, поэтому мы нуждаемся в Четвертой - постоянной, надолго.

Четвертая республика, собственно, - главная цель нашей реакции. Освобожденное революцией новое общество бесстыдно пользуется ее плодами, но при этом ни капельки не ценит "августовские" символы. Торговые люди, промышленники, образованная молодежь и так далее, пестрая компания миллионов этак в 15, я их всех собирательно называю "группой роста". Они восстановят памятник Дзержинскому на Лубянской площади и будут правы. Как руководитель ВСНХ и соавтор нэпа Дзержинский был для малого бизнеса патроном надежней Чубайса и для своего времени более эффективным управленцем.

- А какими эффективными управленцами были Каганович и Берия!..

- Вы думаете, кого-то в России еще пугают эти фамилии? Каганович ассоциируется с московским метро, а Берия вообще автор десталинизации. Хватит себя пугать. Забудем время, когда у входа в русскую историю стояли кадровики от Демроссии. Реакция возвращает стране ценность ее прошлого, так бывает всегда после революций. Теперь у граждан разных убеждений одна общая история, и наиболее актуальна именно история СССР. Советский Союз - такая же наша политическая и культурная классика, как время царя Александра и Карамзина, и мы ее наследники. Что было, то было. Реакция возвращает к реальности.

- Со времен Дзержинского в нашей стране был достаточно силен миф о чекистах - дескать, вот придут они к власти и наведут порядок. Сейчас, судя по персоналиям в администрации президента, в правительстве, в Федеральном собрании, в регионах, Россией правят чекисты. Но правят они довольно неуспешно, поэтому миф о них постепенно развеивается. Не отразится ли это разочарование на мифе о Путине, поскольку он - один из них?

- Путина избиратели выбрали не как чекиста, а как своего представителя. Они смотрели на него и думали: "Парень что надо". Как о чекисте о нем поговорили при назначении в премьеры, и тогда он имел рейтинг 2%. Потом его чекистская карьера, не такая уж ослепительная, никого не волновала, и если бы он попробовал играть на ней, то терял бы очки, а не набирал. К тому же, извините, бардак, который устроили чекисты с коммунистами в 80-х - начале 90-х годов, населению забыть трудно. И если говорить о гибели Советского Союза, еще надо разобраться, чья политическая вина больше - КПСС или КГБ. Эта парочка развалила все, что можно, и к 91-му думала об одном: как бы не пролететь мимо баксов. Вы почитайте только их мемуары!

- А сейчас?

- Всех поравняла Россия. Я вообще против того, чтобы мы стали копаться друг у друга в биографиях. Нам нужны новые кадры, а не новые кадровики. Что касается мифа о Путине - да, разумеется, он есть, вот я один из массы носителей этого мифа. Но рождение лидера создало миф, а не миф создал лидера! Как многие, я поверил Путину, и для нас было бы страшным ударом, окажись он не тем, которого выбирали. Ведь Путин не имеет "запасных". Страна большая, а второго национального лидера нет. У Путина есть мандат на построение государства Россия. Уходя от власти, он просто обязан будет оставить нам новое, долговременное государство. Четвертую республику. Как работника по найму, его избиратель нанял специально для этой "услуги населению". Если он этого не сделает, контракт расторгнут и его уволят! Но я не думаю, что мы ошибаемся в Путине.

- Что президент будет делать с Чечней? Ведь наведение порядка в этом регионе было одним из главных его предвыборных обещаний...

- И он его выполнил. Под порядком все понимали одно - чтобы нас больше оттуда, из Чечни, не били! Путин пообещал ударить в ответ - и ударил. И три четверти граждан это поддержали. Сегодня практически всем не нравятся военные новости с Кавказа, но кто в России готов оттуда уйти? Процентов 7-10, не больше. Мы хотим мира в Чечне, чтобы забыть об этом регионе, как источнике новостей. Вы часто слышите новости из Рязани? Чечня должна впасть в такое же информационное ничтожество, и в этом будет счастье для ее жителей.

- В принципе это довольно легко сделать уже сейчас - давать обществу дозированную и искаженную информацию о том, что там происходит.

- А военные вечно врут прессе, они так устроены. Для них главное - не правда, а военная хитрость и боевая задача, о выполнении которой они рапортуют командованию, а не прессе. Ну и что? Журналист должен уметь выковыривать из войны правду, пока военные учатся выковыривать врага из Кавказских гор. В свое время американцы в Стэнфорде, в Гарварде вырастили и обучили поколение убийц Советского Союза: военных, политиков и экспертов. И журналистов, кстати. Вот и мы у себя - в МГУ, в РГГУ, в ВШЭ - должны вырастить и обучить поколение высокообразованных убийц Масхадова, Гелаева и других наших будущих врагов. Вырастить тех, кто с умом подготовит удар по любой угрозе для нашей любимой родины. Вот и будет славно. Правда, на это нужно время.

- Вот именно. А срок президентства Путина уже перевалил за середину. И перед следующими выборами его обязательно спросят о Чечне.

- Люди не идиоты, они не считают Путина богом. В миф Путина не входит то, что он одним касанием будет решать сложнейшие проблемы. Путин для избирателя - это "наш человек в Кремле". Народ как бы внедрил в Кремль своего резидента. Навести порядок на Кавказе оказалось трудней, чем все ждали, но Путину простят, если он и дальше будет настойчив.

- А если он пойдет на переговоры с Масхадовым, простят?

- Путин может пойти на все, пользу чего сумеет честно объяснить людям. Но он не может сказать: "А давайте-ка продлим срок президентства, потому что мне нравится быть президентом!" Вот этого ему не простят. Но сказать: "Давайте доделаем государство, которое мы с вами начали укреплять", - я думаю, он сможет. Тем более что все понимают: страну надо достраивать, так как вся нынешняя одежка уже не по росту.

Августовская государственность, эта федерация 1991-1993 годов будет постоянно ввергать в кризисы типа красноярского или нижегородского. Там, заметьте, власть сама насоздавала себе проблем, между тем как есть реальные. А погромы в российских городах? А то, что все сегодня ведут предвыборную кампанию, хотя до ее объявления еще год? А то, что реформу местного самоуправления, без которой никому нет ни жизни, ни бизнеса, приходится готовить без обсуждения, будто заговор? На самом деле все просто - в старой системе нет входов в новую страну для новых интересов новых людей. И это не маргиналы, это вполне успешные люди, их миллионы.

- Это говорит о том, что гражданское общество, которое и должно по идее стать нормальным механизмом вхождения в политику, в России не развивается. Что, например, с Гражданским форумом, на который все возлагали огромные надежды?

- Форум прошел. Но он собирался не для того, чтобы добавить в правительство пару новых министров - их там и так слишком много. Проблема в другом: форум сделал заявку на существование новой силы, которая пока не умеет быть политическим фактором. Как по вине бюрократии, так и по собственной вине. Я надеюсь, в конце ноября участники форума обсудят эти вопросы в Тольятти, где готовится его продолжение.

Вот пример: у нас якобы прошла дискуссия по поводу альтернативной службы, в ходе которой гражданам вообще не предложили вариантов, которые они могли бы сравнить и взвесить. Зато страна обсуждала систему уклонения от воинской службы. Естественно, что военные кричали, как резаные. В итоге мы получили уродский закон об альтернативной службе, который не устраивает ни военных, ни те три-пять тысяч идеалистов, которые в России имеются. Пацифист затерялся в толпе уклонистов-отказников, из которой бюрократ будет отбирать "альтернативников" - по толщине кошелька. Я не считаю, что в этом виноваты военные. В этом виновато, конечно, само гражданское общество. Оно не выдвинуло из своей среды кадры политиков-экспертов, которые профессионально объяснят людям, в чем их интерес и выгода. С цифрами и аргументами, от моральных до финансовых. Как уже сегодня умеют, например, Аузан, Игрунов, Белановский, Абрамкин. Но их мало. Вот когда эти кадры появятся, у нас будет и политика гражданского общества. А не жалкие имитации либерализма от СПС и "ЯБЛОКА". Люди вообще не понимают, кто такие правые и что такое либерализм.

- А вообще в нашем обществе правые идеи сейчас востребованы?

- Конечно. Разве реакция бывает левой? Это всегда прессинг обывателя справа, на элиты и власти. Ветер реакции дует справа налево.

- А либеральные идеи?

- В России есть обширный либеральный электорат, но он не имеет ничего общего со старыми диссидентами. Потому что именно в роли правозащитников правые опростоволосились. Они не защищают права конкретного человека. Сегодня гражданское сознание означает: "Живу я здесь. Я здесь зарабатываю, я плачу, я сам и выбираю". Кстати, новый класс, группа роста - это городской класс. К власти идут горожане, и они ее возьмут, это надо понимать. А горожане либеральны по образу работы и жизни. Даже голосующие за КПРФ.

Я не верю, что кто-то поставит барьер между избирателем и политикой, да еще накануне парламентских и президентских выборов. Давление людей возьмет свое и выстроит те недостающие политические механизмы, которые и заставят уважать новых политиков. Пуля дырочку найдет. Избиратель построит этих ребят в Думе.

- Есть ли шансы стать президентом России у такого правого политика, как Анатолий Чубайс?

- А он разве правый? Шанс есть у любого, кто найдет своего избирателя, поговорит с ним и договорится. Правые же не разговаривают с людьми, они их только учат жить, воровать электроэнергию и пить шампанское на приемах. Правые изоврались и исхамились. Но знаете, реакция - она вроде попа, кающихся прощают.

- Кающегося Чубайса представить трудно...

- У Чубайса есть свои ходы к населению. Он же нашел их в 1999 году, пусть снова поищет. Сцена свободна - выходи, работай. Дзержинского простили - и Чубайса простят. Чубайс - человек умный, он сам определяет свои приоритеты. Но не всякому умному человеку надо быть президентом.

- Смогут ли правые договориться о едином кандидате в президенты?

- А у них пока только один и есть - Явлинский. Ни Немцов, ни кто другой до сих пор не входил в кандидатскую пятерку. Опросы показывают, что правые партии, вместе взятые, с трудом набирают до половины тех, кто хочет голосовать за правых. То есть подспудно идет тяжба за единый правый электорат. Но, с моей точки зрения, ни нынешнее "ЯБЛОКО", ни нынешний СПС его взять не смогут. Это значит, что есть место для новой правой партии, значит, такая вскоре появится.

- Однако как левый фланг сегодня полностью приватизирован Зюгановым, так и правый фактически занят Явлинским и Немцовым. Все остальное просто сгребается в центр или разбрасывается по радикальным краям...

- Ну и что? Идет мощный традиционалистский напор, и если правые и центристы не сумеют с этим работать, он их выбьет, как пробку. И придут парни покрепче. Я подчеркиваю - не депрессия, а именно экономический рост питает вражду к революционной коррупции, хаосу и халатности. Это не слепая реакция, а основательная, хорошо аргументированная. Люди хотят вернуться к реальным вещам, они хотят вразумительной политики. Даже там, где были погромы - и в Красноармейске, и в Угличе, - осуждают погромщиков и фашистов. Общий вопль на местах: "Соблюдайте законы!" - и, в частности, законы об иммиграции. Это либерально или антилиберально? Требование местного самоуправления и местных финансов - либеральное требование или нет? Вот с этим и надо работать, а не клумбу на Лубянке оборонять.

Да, есть угроза возникновения новой силы на крайне правом фланге. Есть опасность возникновения внесистемной националистической силы. И не типа Жириновского, которого она в таком случае проглотит на выборах. Вот тогда на месте Хакамады и Явлинского окажутся ребята из Углича. Не надо думать, что это будет городская шпана. Нет, это будут толковые ребята: выпускники финансовых академий, факультетов менеджмента. Только мозги у них набекрень.

- А не сама ли власть заинтересована сейчас в создании этой силы "толковых людей"?

- Власть всегда нуждается в толковых ребятах. Но, разумеется, это плохой сценарий. Впрочем, есть и другой плохой сценарий: коммунисты теряют свое место. При нынешнем руководстве их акции в явном упадке, вон даже Березовский пытается их скупать, пока дешево. И на местную сцену могут выйти более агрессивные левые.

- Представим, что в центре власть берут крайне правые, а в регионах - радикально-левые силы. Что в этой ситуации будет делать Путин?

- Поскольку большинство становится реакционным, Путин не может его не возглавить, во всяком случае с точки зрения самого большинства. Потому что все, кто будет приходить к власти на первом этапе, станут искать в Путине своего лидера, иначе от них отвернутся их группы поддержки. Сегодня правые хотят голосовать не за Немцова, а за Путина, и "ЯБЛОКО" не за Явлинского, а за Путина. У коммунистов то же самое. Радикалы не станут врагами Путина, но Путину будет труднее с ними работать, когда они получат избирательный мандат, ведь они будут не "назначенцы". Это тоже демократия, но гораздо менее управляемая.

Здесь беда "Третьей республики", где политика управляется массовыми поветриями: то мы все анархисты и пацифисты, то мы все враги Ельцина, то все вдруг государственники и оборонцы. Каждые федеральные выборы отличаются одни от других политическими эпидемиями. Но Россия не может управляться по воле волн. Нужна крепкая политическая система шлюзов, которыми и должны быть, собственно говоря, общенациональные партии и сильные местные институты. Надо срочно усиливать сети уже существующих парламентских партий.

@@@
"К власти идут горожане, и они ее возьмут"
"КПРФ и НПСР останутся самыми серьезными объединениями"
"Меняю избирательную систему на лучшую..."
"НГ" продолжают поздравлять с юбилеем
"Шварценеггер - это не более чем кусок мяса"
"Штамповки" законов по указке Кремля у нас и близко нет"
Без вариантов

В Италии избирательный кризис

@@

Оппозиция победит даже в случае принятия нового закона о выборах

2005-09-23 / Елена Пушкарская



Хотя официально избирательная кампания еще не стартовала, Италия, где в марте будущего года пройдут парламентские выборы, уже окунулась в атмосферу предвыборной борьбы. Первым законопроектом, который правительство предложило на рассмотрение вернувшегося с каникул парламента, стала реформа избирательной системы. Cуществующую мажоритарную систему предлагается заменить на пропорциональную. Это означает, что исход выборов будет зависеть не от общего числа проголосовавших за тот или другой блок, а от количества побед на избирательных участках. Кроме того, вводится 4-процентный барьер, при котором голоса, отданные за партии, не преодолевшие этот рубеж, не учитываются при общем подсчете.

@@@
В Италии избирательный кризис
В Орле обошлось без сюрпризов
Вертикаль власти, или шест для голых амбиций
Вешняков оставит без мандатов депутатов-перебежчиков
Вешняков сделал свое дело
Возвращение призраков
Впереди - эпоха нестабильности

Демократия экстаза

@@

Полемика с Валентином Власовым ("НГ", 22.07.2000)

2001-02-17 / Александр Анатольевич Калинин - публицист.



НЕ ЗНАЮ, стоит ли в новом тысячелетии вспоминать об отклике заместителя председателя Центральной избирательной комиссии РФ г-на В.С. Власова на мою заметку ("НГ", 29.06.2000) о странностях представления итогов президентских выборов в центральной печати. Как говорится, кто старое помянет...

Если бы настоящее сочинение было попыткой сведения старых счетов, то быть бы мне незрячим. Но эта песнь не о бессилии ослепленного, а о благодарности прозревшего.

Проявив отменные бойцовские качества, г-н Власов припечатал меня своей инвективой к позорному столбу, заявив, что, вместо того чтобы коленопреклоненно изучить соответствующий закон во всей его непознаваемости, публицист Калинин "ввел в заблуждение многочисленных читателей "Независимой газеты".

Почему я промедлил с ответом? Просто я был раздавлен. Расплющен. Уничтожен. Как же я, в самом деле, такую хулу написал? Как стал клеветником России? Представьте ужас, объявший меня, когда г-н Власов открыл миру всю глубину моего падения...

Поначалу я, уязвленный мелочной обидой, и не собирался каяться. Помраченным умом, я не мог понять, почему г-н Власов написал, что "рассуждения А.Калинина абсолютно лишены оснований", что "публицист А.Калинин не удосужился разобраться в нормах закона, регулирующих порядок опубликования результатов выборов", вследствие чего "ввел в заблуждение...". Господин Власов разгневался на меня так, словно я обратил внимание не на частный недостаток в представлении результата выборов, а на какие-то пороки избирательной системы РФ (которая, разумеется, безупречна).

В моей заметке добросовестно воспроизведены те данные о результатах состоявшихся в марте 2000 г. президентских выборов, которые изволила сообщить Центральная избирательная комиссия в центральной прессе. В этих данных я самым незатейливым образом обнаружил нестыковки, которые и послужили единственным/абсолютным основанием для написания заметки. Далее, в ней было отмечено, что Закон "О выборах Президента РФ", в котором я "удосужился" разобраться (во всяком случае, настолько, что г-н Власов, как мне казалось, опроверг меня пересказом моего же текста), предусматривает получение исчерпывающих данных о результатах голосования. А раз так, то, думал я, они должны быть доведены до сведения избирателей в полном объеме, как только будут получены Центризбиркомом.

Следовало ли, ломал я голову, понимать обвинения г-на Власова в том смысле, что я исказил данные, которые были приведены в "Российской газете"? Но я ничего не исказил.

Произвел ли я с этими данными какие-то противоестественные манипуляции? Тоже нет. В четырех арифметических действиях никакой извращенности нет.

Совершил ли я ошибку в выполнении этих четырех действий? Нет, не совершил.

Даже если бы данные, приведенные в "Российской газете", отличались от тех, которые предоставила этой газете Центральная избирательная комиссия, то и в этом случае я был бы скорее жертвой чужой ошибки, но уж никак не совратителем, вводящим в заблуждение честных и доверчивых людей.

Если г-н Власов мои доводы и заметил, то полностью ими пренебрег. Со всей демократической беспощадностью он велел всякому, кто изумится нестыковке в данных из опубликованного в центральных газетах официального сообщения Центризбиркома, немедленно бежать на поиски "Вестника Центральной избирательной комиссии Российской Федерации", где каждый найдет подтверждение своим надеждам и опровержение своих сомнений.

Совет г-на Власова очень дельный. О результатах ознакомления с соответствующим номером "Вестника" умолчу. Правда, в связи с советом г-на Власова у меня возникло несколько вопросов. Вопрос первый: сколько сотен миллионов граждан РФ могут быстро получить из единственного источника аутентичной информации совершенно точные, незамутненные данные о результатах своего волеизъявления? Или сформулирую этот вопрос так: насколько доступен этот "Вестник" гражданам РФ в разумные сроки, т.е. пока содержащиеся в нем сведения имеют политическое и правовое, а не историческое значение?

На всякий случай, замечу, что "Вестник" поступает в библиотеки даже не всех правительственных ведомств. Не получает его и районная библиотека по месту моего жительства. Но я-то в Москве живу. А вдруг, думал я, узнать полные данные о результатах выборов пожелает какой-нибудь житель Цып-Наволока или Усть-Тыма?

Вопрос второй: если единственным источником аутентичной информации является "Вестник Центральной избирательной комиссии РФ", то зачем публиковать в газетах официальное сообщение той же Центральной избирательной комиссии, в котором приведены неполные данные?

Не ведаю, как г-н Власов ответил бы на первый вопрос. На второй же вопрос он дал достойный ответ: публиковать неполные данные предписывает закон, в который, на мой взгляд, можно было бы и внести незначительные изменения. Замглавы Центризбиркома же настаивает на том, что закон - это заповеди Господни, которые редактированию и исправлению не подлежат.

В течение полугода ежедневно снова и снова читая отповедь, данную мне г-ном Власовым, я в конце концов неожиданно и при обстоятельствах комических увидел свет - и понял: г-н Власов прав, а мое желание вот так запросто, из газетки узнавать полные данные о результатах выборов есть ересь и гнуснейшая мерзость.

Ныне признаю и восславляю правоту г-на Власова. Эта правота не требует доказательств. Но если б такие доказательства потребовались, то я самого себя (прежнего) раздавил бы одним простым фактом: официальное сообщение Центризбиркома, которое послужило поводом для моих измышлений, читали миллионы простых граждан и сотни тысяч чисто конкретных людей, а изумился-то, кажется, я один.

А что же партии, кумиры, аналитики, идеологи, вожди, правозащитники и первые, пока еще робкие ростки гражданского общества? Все-все-все как один исполнились энтузиазма, сплотились и двинулись вперед.

Теперь-то я вижу, что был круглым - притом злым и капризным - дураком, который требовал то, что никому больше не нужно. Отныне и навсегда снимаю все претензии к Центризбиркому и любым его публикациям.

Не стану занудно перечислять прочие доказательства правоты г-на Власова. Окончательный вывод самоочевиден: наша избирательная система превосходна, действует безукоризненно, и чем больше действует, тем лучше наши лучшие достижения - стабильность, переходящая в монолитное единомыслие, которое, если судить по свободным российским СМИ, все более замыкается на одной проблеме, проблеме подлинной сущности президента Путина (иной раз такие трогательные статьи об этом читаешь в газетах, что аж слеза прошибает); желание построиться и идти куда ведут; все более беспросветное ничтожество не только рядовых граждан (поглядите на замерзающих жителей Приморья и попытайтесь ощутить зыбкость грани, отделяющей нас от них), но и чисто конкретных людей и некоторых учреждений вроде Государственной Думы или Генеральной прокуратуры, над которыми не глумится только ленивый. Глумливое отношение ко всей той власти, которая не есть президент, вполне гармонично вписывается в единомысленный энтузиазм.

Все это признаки зрелой демократии, не так ли?

Но это признаки демократии не только зрелой, но и особенной, отличной от традиционной, пошлой демократии, которая обречена всем ходом всемирно-исторического процесса.

Многие мудрые люди называют нашу реальную демократию "управляемой демократией". Определение превосходное, но я бы его расширил. Скажем, так: "управляемая демократия волеизлияния". Или "управляемая демократия экстаза".

Откуда я взял дивное слово "волеизлияние"? Уж, конечно, не сам выдумал, а услышал в одном из блоков новостей канала НТВ. Русский язык не требует отчетливой артикуляции, поэтому в живой речи, особенно в моменты душевного подъема говорящего, "волеизъявление" запросто размазывается в "волеизлияние". Что, по сути дела, верно. Ибо в наших демократических фестивалях, называемых выборами, главным стали не их точные полные результаты, а хорошо управляемый пароксизм коллективных страстей, создающий фон для оглашения результатов, которые определены кем-то и где-то задолго до самого волеизлияния.

Элементарное чувство языка подсказывает, что в определении "управляемая демократия волеизлияния" слишком много слов. Из трех слов пожертвовать, без ущерба для смысла, можно только словом "демократия". Но оно не жилец и в словосочетании "управляемая демократия".

События, произошедшие в России и в мире за последние 3000 лет, и особенно в последние 6-7 месяцев (как хороши были в этом смысле выборы в Сербии и как скверны, в том же смысле, были выборы в США), неопровержимо свидетельствуют о том, что будущее принадлежит именно демократии волеизлияния. Во всяком случае, настоящее принадлежит магистрам игры в такую демократию.

Ну и славно. Тем более что, как отмечено выше, никто против этого не возражает. Не возражаю и я. До того, как г-н Власов меня прозрел и раскаял, я, признаться, был не согласен с таким положением вещей и с генеральной линией, прекрасно, впрочем, понимая, что мое дебильное несогласие не причиняет вреда ни положению вещей, ни генеральной линии. Но теперь мое несогласие со всемирно-историческим процессом почти прошло. И вскоре полностью испарится.

Таким образом, члены Центризбиркома не только неусыпными заботами своими созидают высшую форму демократии, не только блюдут нашу общественную мораль (вспомните, как А.А. Вешняков недавно одернул А.М. Тулеева), но и бесов изгоняют. Из меня, например, изгнали.

Итак, в конкретных исторических условиях претензии, которые я в ослеплении моем пытался предъявлять Центризбиркому, лишены не только практического, но и академического смысла. Суть несущественных, а ныне и вовсе не существующих разногласий, которые возникли у меня (прежнего) с г-ном Власовым, давно и исчерпывающе изложена десятками более талантливых людей. Сошлюсь, в частности, на Франца Кафку (см. его эссе "К вопросу о законах"). Ну и где этот слишком даже прославленный Кафка?

Напротив, все, что бы ни написал г-н Власов в опровержение моих претензий к отдельным маленьким недостаткам, якобы имеющимся в нашей избирательной системе, будет исполнено глубочайшего государственно-правового смысла и величавой державности. В любом споре со мной г-н Власов был, есть и будет безусловно и неопровержимо прав.

@@@
Демократия экстаза
Демократы выбирают себе президента
Для малых партий увеличивают барьер
Дом без фундамента
Жалоб не заметили
Задушить в объятиях соперника
Избирательная ловушка

Избирательную систему необходимо менять

@@

Бывший председатель ЦИК, директор Независимого института выборов Александр Иванченко считает, что ее реформа может произойти в результате нынешних парламентских выборов

1999-10-16 / Екатерина Григорьева



Даже расставшись с ЦИК, Александр Иванченко продолжает анализировать ход избирательной кампании.

Фото Артема Житенева (НГ-фото)

- АЛЕКСАНДР ВЛАДИМИРОВИЧ, давайте начнем с одной из главных сенсаций нынешней избирательной кампании - ЛДПР получила отказ в регистрации. Как вы относитесь к этой ситуации?

- Это вопрос пока теоретический. Давайте откроем 24-ю статью Конституции, вторую часть. Там говорится, что "органы государственной власти должны <...> предоставить каждому возможность ознакомления с документами, непосредственно затрагивающими его права и свободы". Да, с проникновением криминалитета во власть необходимо бороться, да, именно для этого в законе о выборах появилась обязанность кандидатов предоставлять о себе полные сведения. Совершенно обоснованное с точки зрения Конституции требование, ведь это делается только для того, чтобы избиратели могли получить исчерпывающую информацию о кандидате.

Но, на мой взгляд, этот процесс должен происходить иначе. Если человек, решивший стать депутатом, ошибочно или неверно указал сведения о себе, то он обязательно должен быть ознакомлен с имеющейся у официальных органов информацией. И он вправе дать объяснения, защитить себя, если угодно. Взвесив все обстоятельства, кандидат вправе самостоятельно отказаться от участия в выборах. Наконец, такое решение может быть принято самим объединением после того, как ему стало известно о недостоверности сведений, представленных кандидатами. И только после этого избирательной комиссией может приниматься решение о регистрации или же об отказе в ней. Мы же столкнулись с совершенно обратной ситуацией, когда кандидату не гарантируется право защитить свои законные интересы.

Это, по мнению наших экспертов, ущемляет конституционный статус гражданина. Более того, каждый человек, исключенный таким образом из избирательной кампании, имеет право обжаловать это решение в суде. И шансы быть восстановленным в списке, на наш взгляд, весьма велики. Однако мы в очередной раз сталкиваемся с ситуацией, когда свою невиновность должен доказывать сам гражданин.

- Каковы в принципе могут быть основания для отказа в регистрации?

- В случае с ЛДПР оказались исключены два кандидата из первой тройки, а в итоге весь список получил отказ в регистрации. По нашему мнению, это критический момент развития гражданского общества, развития избирательной системы в целом. Ведь за любой партией стоят ее члены, стоит целый социальный слой избирателей, которые в лице этой партии имеют своих представителей в органах власти. Мы считаем, что данная ситуация не только ограничивает права отдельных кандидатов, но и всех оставшихся в этом общефедеральном списке, к которым не было никаких претензий. Вообще, говоря о первой тройке, важно понять, что исключение одного из лидеров не может быть основанием для снятия с регистрации всего списка. Любому квалифицированному специалисту это ясно из внимательного прочтения закона. Более того, считаю весьма сомнительной практику лишения права на участие в выборах политических и общественных объединений по процедурным основаниям без судебного рассмотрения. Ведь в Конституции, в третьей части статьи 32, сказано, что не имеют право избирать и быть избранными только те граждане, которые признаны судом недееспособными или содержатся в местах лишения свободы по приговору суда.

Это - единственное возможное ограничение. Сейчас же мы видим пример того, как человек, не совершивший никакого преступления, лишается возможности участия в избирательной кампании. Я призываю всех заинтересованных участников - и кандидатов, и избирательные комиссии, и средства массовой информации - очень внимательно отнестись к этой коллизии. Если мы ее неправильно разрешим, нас ждут очень серьезные проблемы на пути реализации положений действующей российской Конституции. Ибо возможное - ввиду массового ограничения избирательных прав - опротестование итогов выборов в судах самых различных инстанций, вплоть до Конституционного, приведет к серьезному кризису избирательной системы. Проблема слишком серьезна для того, чтобы относиться к ней только через призму ЛДПР. Речь идет о соблюдении конституционных прав российских граждан. Это то испытание, которое нам сейчас предстоит, как я надеюсь, успешно преодолеть.

- Многие говорят о том, что в этой ситуации Центризбирком поступил не совсем объективно. В чем же причина - в членах ЦИК или же в несовершенстве нового закона о выборах?

- Создатели закона пошли по пути детализации существовавших ранее норм. С одной стороны, это вроде хорошо - все подробно описано, не должно быть никаких неясностей. Но с другой стороны, мы дошли до того, чего нет ни в одной стране мира. Сейчас существует 11 оснований для отказа в регистрации и 18 - для снятия с регистрации. Причем сделано все по принципу "открытого перечня", выражаясь юридическим языком. То есть перечисление конкретных оснований заканчивается формулировкой "и иные нарушения". Возможно, все еще просто не разобрались, какой широкий простор открывает новый закон для правонарушителя. Ведь право выбора принадлежит только избирателям, только они, придя на выборы, вправе или поддержать своими голосами ту или иную партию, или отказать ей в доверии. К сожалению, закон оказался перегружен детальной регламентацией, и получилось, что детализация связывает по рукам и ногам кандидатов, избирательные объединения, а конституционные свободы ограничиваются массой различных процедур.

- Александр Владимирович, можно ли уже сейчас говорить о каких-то особенностях нынешней избирательной кампании?

- Безусловно, можно. Взять хотя бы активное блокостроительство с участием губернаторов. Об этом сейчас мало кто серьезно задумывается, но за ним стоит стремление к изменению нынешней избирательной системы. Когда в 1993 году на откуп столичным партиям были отданы 225 мандатов в Государственной Думе, региональные элиты открыто высказали недовольство. Ведь для России всегда была характерна мажоритарная система, и столь резкий шаг в перемене системы не мог не сказаться на расстановке политических сил. В итоге контрольный пакет акций оказался в руках нескольких столичных партий - процесс, аналогичный тому, что произошел в области приватизации. К выборам-99 мы подошли с тем же законодательным заделом. Я считаю, что столь активное губернаторское блокостроительство - это попытка в ходе уже идущей предвыборной кампании не только получить большинство мест в парламенте не нынешними партиями, а реальными представителями регионов, которые, придя в Думу, конечно же, поставят вопрос об изменении действующей избирательной системы. Убежден, что уже в результате этих выборов мы получим серьезные коррективы российского избирательного законодательства, самих принципов формирования парламента.

- Как вы считаете, нужно ли менять пропорции в существующей сейчас смешанной системе? Какое соотношение было бы оптимальным?

Я глубоко убежден, что наша система не должна подражать ни американской - мажоритарно-двухпартийной, ни израильской - унитарно-пропорциональной. У нас есть собственный опыт демократического обустройства избирательного процесса. От нынешней смешанной системы отказываться уже нет смысла. Однако нужно принимать во внимание аргументы регионов - соотношение мандатов, распределяемых по партийным спискам и по мажоритарным округам, должно быть изменено. Моя же позиция такова: одна треть должна отдаваться партиям, которые должны еще оправдать этот вотум доверия, остальные две трети - одномандатным округам. То есть в соотношении 300 на 150. Никакого ущемления партий здесь нет, они, наоборот, укрепили бы свои позиции, завоевывая доверие в регионах.

Есть и еще один момент. Как известно, часть избирателей отдает предпочтение партиям и движениям, которым так и не удается преодолеть пятипроцентный барьер, а в итоге "тяжеловесы" получают премиальные депутатские места за счет тех, кто за них не голосовал. Я неоднократно говорил о том, как можно было бы избежать несправедливого распределения мандатов. Скажем, путем предоставления не прошедшим в Госдуму избирательным объединениям права самим распорядиться голосами своих избирателей, отдав их любому из победителей. Это позволило бы гарантировать более адекватное представительство в парламенте различных социально-политических сил.

- Какие еще изменения, по вашему мнению, необходимо внести в существующую систему выборов?

- Так сложилось, что те, кто участвовал в прошлых парламентских выборах, получили статус избирательных объединений фактически навечно. Эту ситуацию тоже нужно менять. Если избирательное объединение принимало участие в выборах, но не получило никакой поддержки - то есть не провело ни одного одномандатника, не преодолело хотя бы однопроцентный барьер, - оно теряет статус избирательного объединения. Только тогда можно достичь того, что к началу новой предвыборной кампании все потенциальные участники будут в равном положении. Каждый раз всем объединениям, желающим попасть в Думу, нужно проходить проверку на поддержку избирателей, причем в одинаковых условиях. К сожалению, этим недостатки действующей избирательной системы не исчерпываются.

- Сейчас, как правило, избирательные списки возглавляют известные люди, все остальные кандидаты мало кому известны, и зависимость их судьбы от решений лидера действительно очень велика. Как вы считаете, это нормально?

Здесь проблема кроется в самом порядке выдвижения кандидатов. В избирательном законодательстве определены два условия, соблюдение которых обязательно, - кандидаты должны выдвигаться на самых высоких партийных форумах и непременно тайным голосованием. И эта секретность, которой окружен процесс выдвижения кандидатов, вызывает естественные подозрения и порождает слухи о покупке мест в списке кандидатов. Новое, по сравнению с прежними выборами, состоит, в частности, в том, что некоторые лица, возглавляющие партийные списки, открыто заявляют о своем нежелании работать в Госдуме и совершенно не замечают цинизма своей позиции.

Страна столкнулась с подобными явлениями еще десять лет назад, при проведении первых альтернативных выборов. В этой связи напомню закон СССР о выборах народных депутатов, принятый в декабре 1988 года. Он требовал, чтобы создавались условия для неограниченного выдвижения кандидатов. Участники пленумов общественных организаций могли предлагать для обсуждения в качестве претендента на депутатский мандат любую кандидатуру, в том числе и свою. В одном из вариантов проекта закона предлагалось утвердить правило, по которому участникам форума общественной организации обязательно предоставляется информация о биографических данных кандидатов, об оценке их деловых и моральных качеств низовыми звеньями общественных организаций и так далее. А сейчас в избирательном законодательстве нет даже отдаленно схожих норм. И напрасно! Ведь установление в законе демократического порядка выдвижения избирательными объединениями кандидатов направлено на ограничение произвола со стороны партийной бюрократии и охрану прав рядовых членов партии.

- Российская политическая система пока весьма нестабильна. Об этом свидетельствует хотя бы то, что перед каждыми выборами появляются новые политические партии, которые довольно серьезно меняют расстановку сил. Стоит ли ожидать каких-либо перемен в этом отношении? Когда они могут произойти?

@@@
Избирательную систему необходимо менять
Интернет и деньги помогли Бушу
Информационная война в телеэфире перешла в новую стадию
Каждому - свое, а иным и чужое
Кризис выборов и дипломатии
Лакмусовая бумажка выборов
Международные наблюдатели признали выборы свободными и демократичными

Монополия на манипуляции

@@

Подтасовки на президентских выборах доказаны с математической точностью

2005-04-19 / Анастасия Корня



Институт открытой экономики презентовал вчера необычное исследование по выборной тематике. Эксперты попытались оценить масштаб манипуляций на отечественных выборах с помощью методов математического анализа. Не так давно представители левой и правой оппозиции тщетно опротестовывали в Верховном суде итоги последней думской кампании, основываясь на примерах незаконной агитации. На сей раз критики нашей избирательной системы зашли с другого конца: они доказывают, что выборы становятся все более нечестными, основываясь на законах больших чисел.

@@@
Монополия на манипуляции
Насилие не решит идейных противоречий
Новости
Ноябрьские тезисы Медведева
О выборах без предвзятости
Оппозиция осудила единороссизм
Политика: коротко

Полпреды свое послание уже получили

@@

Их год пройдет под знаком "Единой России" - партийной, правовой и информационной

2003-03-31 / Светлана Офитова



Ежегодное послание президента, планируемое на апрель, вряд ли внесет существенные коррективы в работу полпредов. Это подтвердило ежемесячное оперативное совещание в Кремле.

В минувшую пятницу, накануне субботнего съезда "Единой России", глава президентской администрации Александр Волошин напомнил наместникам президента об их основных обязанностях. Темой трехчасового заседания, как стало известно "НГ", стало обсуждение общественно-политической обстановки в стране. Несокрушимую энергию "государевых очей" попросили сконцентрировать на двух важных и одном особом направлениях: "чистых выборах", создании антикриминальной базы, в том числе и для проведения избирательных кампаний, а также помощи в восстановлении Чечни. Причем желание некоторых полпредов участвовать в экономической деятельности субъектов попросили направить в строго определенное русло: проследить за своевременным отчислением главами субъектов части внебюджетных средств на восстановление инфраструктуры северокавказской республики.

Главным пунктом повестки дня стали предстоящие выборы в Госдуму. Полпредам напомнили, что в предвыборный год особое внимание надо уделить партстроительству. При этом сегодня "главной партией, которую поддержал президент, является "Единая Россия", и особое внимание следует обратить на "чистоту" ее кампании. Для чего необходимо "развивать и укреплять региональные отделения". С теми же, кто грубо вторгается в "единое" правовое пространство, нужно будет поступать по закону. На вопрос "НГ" о том, каким еще партиям будет оказана поддержка, информированные источники ответить затруднились: речь об этом не шла. Однако один из собеседников "НГ" привел характерный пример: "В Центральном округе хотя бы красная угроза снята - Георгий Полтавченко сумел наладить теплые отношения с губернаторами-коммунистами". Чтобы полпреды лучше вникли в идеи "Единой России", всем им были разосланы приглашения на прошедший в минувшую субботу съезд партии. Полпреды (или их заместители) на съезде присутствовали.

"ЕР" в принципе приносит наместникам немало забот. Реформа избирательной системы (в частности, переход формирования заксобраний на пропорциональный принцип) в ряде субъектов не приживается. Руководители областных парламентов, привыкшие работать по одномандатной старинке, не горят желанием тесниться для "самой крупной партии" страны. Привести чаяния местных законодателей в соответствие с политикой федерального Центра - еще одна важная задача полпредов. Некоторые главы субъектов, обещая "помочь" с организацией ячеек, этого не делают. К примеру, "свободные горцы" на Юге России не спешат присоединиться к "медведям".

Будущие отношения "особой республики" с Центром могут отразиться и на других округах. В частности, с полпредами посоветовались и по очертаниям договора о разграничении предметов ведения для Чечни. Как рассказал "НГ" один из участников, обсуждая конкретику "самой широчайшей автономии", которую обещали Чечне, не забыли и о прецедентах Татарстана и Башкирии. Естественно, о политических привилегиях речи не идет. Автономия должна быть экономической: налоговые послабления, квоты на нефть и, возможно, даже создание свободных экономических зон. Знатоки вопроса не преминули поинтересоваться: а не станут ли преференции поводом для сепаратистских настроений в Татарстане и Башкирии? Ответ нашли только один: чтобы получить такие же льготы, им необходимо создать у себя ту же ситуацию, что наблюдалась в Чечне все последние годы. Руководители нацреспублик вряд ли пойдут на такое - себе дороже. Да и полпреды вряд ли позволят.

@@@
Полпреды свое послание уже получили
Президент без боя не сдается
Пропорционально-искаженная система
Пятиминутная реформа
Самые напряженные выборы
Судят ли победивших на выборах?
Телекиллеров никто не отменял

Унификация избирательной системы для всех регионов сомнительна

@@

Механическое перенесение принципов федеральных выборов в субъекты Федерации не имеет ничего общего с развитием партийной системы

2004-06-07 / Валерий Алексеевич Хомяков - гендиректор Совета по национальной стратегии, директор Агентства прикладной и региональной политики.



В 2004–2005 годах в 20 российских регионах пройдут выборы в законодательные органы государственной власти. Голосование будет проходить по смешанной системе: половина депутатского корпуса будет избираться по округам, половина по спискам политических партий.

Унификация избирательной системы для всех регионов достаточно сомнительна, потому что они различаются не только по экономическому, но и по политическому уровню развития. Распространение на регионы избирательной системы, которая действует на федеральном уровне, происходит без учета их особенностей. В большинстве федеративных государств каждый субъект Федерации сам определяет, какую систему использовать на выборах представительного и законодательного органа власти. Мы почему-то пошли по пути унификации, использовав действующую систему выборов в Государственную Думу. Хотя она весьма далека от совершенства, не позволяя партиям развиваться должным образом.

@@@
Унификация избирательной системы для всех регионов сомнительна
Французам объяснили, что такое административный ресурс
ЦИК научит Европу демократии
Центристы не собираются устраивать передел Думы
Черепков формирует правительство Приморья