А судьи кто?

@@

Тем более что все делается вне рамок закона

2000-03-14 / Лариса Ефимова Лариса Львовна Ефимова - юрист, советник РФ 1-го класса.



ВЫСТУПАЯ в вечернем телеэфире OРТ у Александра Любимова, министр печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Михаил Лесин постоянно повторял, что действует в рамках закона. Однако, как известно, нет такого закона, который бы устанавливал необходимость существования возглавляемого им министерства, определял бы порядок лицензирования и требования, предъявляемые к соискателям лицензий на телерадиовещание, устанавливал порядок проведения конкурса на получение лицензии и основания для принятия решений. Все перечисленные вопросы регулируются либо постановлениями правительства Российской Федерации, либо приказами самого МПТР, то есть отнюдь не законодательно.

Основой лицензирования телерадиовещания в настоящее время служит Федеральный закон "О лицензировании отдельных видов деятельности в Российской Федерации", который равным образом подходит как к лицензированию вредных и опасных производств, так и к выдаче лицензии на телерадиовещание. При этом забывается, что на деятельность вещательных организаций распространяются гарантии свободы слова, устанавливаемые статьей 29 Конституции Российской Федерации. В связи с необходимостью обеспечения этих гарантий лицензирование телерадиовещания и вещания должно осуществляться с учетом этих дополнительных требований Конституции Российской Федерации.

Может ли ведомственная комиссия Минпечати обеспечить выполнение требований Конституции России? Если проанализировать ведомственные положения и инструкции, которые подготовлены или выпущены им, становится очевидным, что это министерство даже не ставит перед собой такой задачи. Ни в одном из документов не говорится о необходимости обеспечивать конституционные гарантии права граждан "свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом". Наоборот, в процессе лицензирования право на свободное распространение информации посредством вещания предоставляется узкому кругу лиц, при этом ограничиваются конституционные права подавляющего большинства граждан. Правительство в лице Министерства по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций обязано предусмотреть требования к лицам, получившим привилегию на вещание, обязывающие их обеспечивать права и свободы других граждан в соответствии со статьями 29 и 55 Конституции Российской Федерации.

В законодательстве западно-европейских государств такими требованиями являются защита здоровья и нравственности детей и подростков от неблагоприятного воздействия телерадиовещания, а также беспристрастность и сбалансированность вещания, заключающиеся в запрете на пропаганду и навязывание обществу одной точки зрения, обязательность обеспечения плюрализма, многообразия мнений и тематики вещания и другие. В прямом эфире OРТ Лесин прямо заявил, что не будет заниматься вопросами морали и нравственности. Что же касается обеспечения многообразия мнений, то этот особенно актуальный накануне президентских выборов вопрос вообще не был затронут.

Приказом Министерства печати # 9 от 28 сентября 1999 года, то есть самим министром Михаилом Лесиным, определен персональный состав Федеральной конкурсной комиссии по телерадиовещанию (ФКК) из 9 человек, в число которых вошли сам министр, два его заместителя, начальник управления этого же министерства, а также министр связи РФ, известный тележурналист В.В. Познер и еще три члена, два из которых уже пенсионного возраста. Как известно, пожилые люди, которых в любой момент могут отправить "на заслуженный отдых", особенно крепко держатся за свое место и, как правило, бывают очень сговорчивыми. Вряд ли следует ожидать, что работники министерства могут пойти против воли министра. Поскольку, согласно положению о Федеральной конкурсной комиссии по телерадиовещанию, заседание считается действительным, если присутствуют не менее 6 членов ее постоянного состава, а так же то, что критерии, по которым принимается решение (п.2.12 Регламента работы Федеральной конкурсной комиссии по телерадиовещанию), достаточно расплывчаты и субъективны, Лесину нетрудно будет обеспечить любое нужное ему решение.

Представляет интерес п.2.19 указанного Регламента, согласно которому "участникам конкурса не разрешается приносить на заседания ФКК кино-, видео-, фотоаппаратуру и звукозаписывающие устройства". Ясно, что за этим стоит боязнь гласности, страх перед освещением действий и решений организаторов конкурса в СМИ. Деятельность ФКК никоим образом не может быть отнесена к государственной тайне и должна быть прозрачной для всего общества, а ее решения понятны и обоснованны.

Представляется неадекватным отказ Минпечати в продлении лицензий ОРТ и ТВЦ на основании только одного-двух предупреждений, направленных этим телекомпаниям. Отдельные замечания, объективность которых достаточно сомнительна, не могут, как показывает опыт западно-европейских государств и США, быть основанием для подобного решения. Отказ в продлении лицензии был бы обоснован только в случае неоднократных грубых нарушений этими телекомпаниями законодательства РФ и повторяющегося игнорирования ими замечаний со стороны органов контроля. Было бы, наверное, более обоснованным, например, не продлевать ОРТ лицензию в связи с неоднократным отказом руководства телекомпании предоставить возможность Счетной палате РФ провести аудиторскую проверку ее финансовой деятельности. В данном случае налицо неоднократное грубое нарушение законодательства РФ, наводящее на мысль о возможном сокрытии доходов и нарушении налогового законодательства. Одной из функций Минпечати является контроль за соблюдением законодательства Российской Федерации. Поэтому странно, что министерство не вынесло предупреждения ОРТ в связи с отказом допустить Счетную палату к проведению проверки.

Неспособность органа исполнительной власти обеспечивать объективное принятие решений по предоставлению лицензий на телерадиовещание давно осознано во многих демократических государствах Запада. Не секрет, что в определенный момент пришедшая к власти политическая группировка, захватывая лицензирующий орган, предоставляет лицензии на вещание только своим сторонникам. Об этом свидетельствуют указы президента, которые вне рамок закона предоставили лицензии на вещание НТВ и финансируемому госдепартаментом США Радио "Свобода", а также неоднократно наблюдавшаяся единодушная поддержка подавляющего большинства российских электронных СМИ Бориса Ельцина. В целях обеспечения беспристрастности и объективности принятия решений лицензирующий орган на Западе, как правило, стараются сделать независимым от исполнительной власти. Например, Высший совет по аудиовизуальным средствам информации формируется из лиц, назначенных верхней и нижней палатами французского парламента и президентом Франции.

@@@
А судьи кто?
Альтернативная служба может быть узаконена уже весной
Арендаторы ТЦ "Черемушки" просят защиты у президента
Боос не пошел против воли родной партии
Боос против всех
Власть создает собственный профсоюз
Дележ шкуры давно убитого медведя

Дискриминация

@@

Что немцу [сербу, корейцу, еврею, поляку и т.д.] здорово, то русскому… запрещено?

2001-02-08 / Михаил Николаевич Кузнецов - доктор юридических наук, профессор Академии госслужбы при президенте России.







Иван Ерменев. Нищая с девочкой-поводырем. 1775 г.

"Дискриминация - ограничение или лишение прав определенной категории граждан по признаку расовой или национальной принадлежности".

Словарь иностранных слов (М., 1979)

17 ИЮНЯ 1996 г. был подписан президентом России и затем вступил в силу Федеральный закон под названием "О национально-культурных автономиях".

Ничего подобного у нас в России никогда не было, и здравое установление можно только приветствовать. Прежде чем перейти к делу, следует дать читателям представление о его главной сути.

Впервые в России национальности получили право и возможность развивать свою культуру не так, как считает нужным безнациональное государство, а так, как считает нужным та или иная национальность. А государству - также впервые - в этом процессе законом отводится лишь роль помощника.

Крайне важно, что отныне согласно этому закону национально-культурная автономия той или иной национальности (далее: НКА) имеет право "получать поддержку со стороны органов государственной власти и органов местного самоуправления, необходимую для сохранения национальной самобытности, развития национального (родного) языка и национальной культуры" (ст. 4 "Права национально-культурной автономии").

В законе есть нечто даже более важное, а именно - механизм государственной поддержки на всех уровнях исполнительной власти.

Понятно, что государственная поддержка национальных культур требует средств. Поэтому едва ли не самое главное содержание закона - в главе V ("Финансово-экономическая основа национально-культурной автономии"). Она устанавливает, что финансирование деятельности, связанной с реализацией прав НКА, должно осуществляться за счет различных средств, в том числе "федерального бюджета, бюджетов субъектов РФ, местных бюджетов. В этих целях могут формироваться специальные федеральные, региональные и местные фонды" (ст.16 "Принципы финансирования национально-культурных автономий"). Пусть читатели хорошо запомнят и проникнутся данной мыслью: бюджеты трех уровней - местного, регионального и федерального - вовлекаются данным законом в дело поддержки национальных культур.

Бюджет, как известно, есть общий карман страны, из которого оплачиваются общие нужды страны. И это очень хорошо и знаменательно, что развитие национально-культурных негосударственных инициатив наконец-то признано такой общей нуждой, которую следует оплачивать из бюджета. По одной этой причине данный закон можно признать эпохальным для России.

Поддержка не ограничивается только языковыми программами. Некоторые пункты закона придают НКА определенные возможности не только в культурном, но даже и в социально-политическом ключе. В частности, НКА имеют право "создавать средства массовой информации, <…> участвовать через своих полномочных представителей в деятельности международных неправительственных организаций. <…> Государственные аудиовизуальные средства массовой информации предоставляют национально-культурным автономиям эфирное время" (ст.15) и т.д.

Кроме того, ст.7 гласит, что при правительстве РФ создается Консультативный совет по делам национально-культурных автономий, который является совещательным органом и действует на общественных началах. Этот совет "представляет и защищает в органах государственной власти (здесь и далее выделено мной. - М.К.) РФ культурные и социальные интересы этнических общностей; участвует в подготовке федеральных программ в области сохранения и развития национальных (родных) языков и национальной культуры, проектов нормативных правовых актов, а также в подготовке других решений, затрагивающих права и законные интересы граждан РФ, относящих себя к определенным этническим общностям; осуществляет консультирование правительства РФ, федеральных органов исполнительной власти по национальным проблемам граждан РФ, относящих себя к определенным этническим общностям". (Постановлением правительства России такой совет уже создан.) Что ни говори, а все это есть уже чистая политика. Таков данный закон.

Завершая экспликацию, обратим особое внимание читателей на то, что закон не содержит абсолютно никаких ограничений по национальному признаку. Самая первая статья закона указывает, что НКА - "это форма национально-культурного самоопределения, представляющая собой общественное объединение граждан РФ, относящих себя к определенным этническим общностям". Определенным, то есть любым известным миру.

Иной подход, если бы он устанавливал столь широкие культурные и политические права по какому-либо эксклюзивному национальному признаку, явился бы не чем иным, как дискриминацией по отношению к национальностям России, исключенным из сферы действия данного закона. И тогда этот закон противоречил бы как Конституции России, так и Всеобщей декларации прав человека, за которую СССР проголосовал на Генассамблее ООН в 1948 г.

КТО СМЕЛ, ТОТ И СЪЕЛ

Как только Закон о НКА был опубликован, весьма многие национальности нашей необъятной Родины восприняли этот факт как руководство к действию.

Прошло всего два года после выхода закона, и в Московской Думе на совещании, проводимом для представителей московских НКА, уже присутствовало 11 региональных НКА (армянская, ассирийская, еврейская, казахская, корейская, курдская, латышская, немецкая, польская, сербская и болгарская), а помимо них оказалось зарегистрировано более 50 местных - в округах. Так, армянских окружных НКА оказалось в первопрестольной ни много ни мало - 10, татарских - 9, корейских - 5, еврейских - 4… С тех пор количество и ассортимент московских НКА существенно расширился. В каждом округе каждая НКА получила возможность требовать у префектур - по закону! - помещение для офиса на самых льготных условиях, финансирование местных культурных программ и т.д. и т.п.

Многие НКА уже приобрели не только местный и региональный, но и федеральный статус. Всего в стране сегодня имеется около 200 местных, свыше 100 региональных и 11 федеральных НКА.

Итак, Закон о НКА заработал и начал приносить конкретные плоды для культурного развития и защиты национальных интересов многих национальностей.

Национальностей в России много. Пока федеральных НКА у нас гораздо меньше, чем могло бы быть, судя по списку российских народов и народностей. Но отнюдь не потому, что власти чинили им какие-либо препятствия. Просто не все из них оказались столь же организованными, дисциплинированными, сообразительными и проворными, как вышеупомянутые. Никому из них никаких запретов не ставилось, и вход в данное "царствие небесное на земле" до сих пор был открыт для всех национальностей.

Кроме одной.

НУЖНА ЛИ СВОЯ НКА РУССКОМУ НАРОДУ?

Русские, как известно, "долго запрягают". Вот и на этот раз понадобилось много времени, прежде чем они оценили благоприятные возможности, предоставляемые законом, и попытались ими воспользоваться.

Основной тормоз, помешавший сделать это раньше, - психокомплекс бывшего "имперского народа", изжившего и завершившего имперский период своей биографии, но еще не осознавшего этого. "Как! - горделиво восклицают критики идеи русской НКА из числа русских общественных деятелей. - Что еще за автономии для русских? Нас загоняют в какие-то резервации?! Какая у русских может быть автономия в Рязани или Костроме? Какая вообще у русских может быть автономия в России? Это что же - автономия от России? Чепуха! Не надо нам никаких автономий!"

Беда в том, что если некоторые русские общественные деятели говорят подобные слова от искреннего непонимания и наивности, то представители противного лагеря используют эту же аргументацию вполне сознательно. Поэтому ее нужно проанализировать досконально.

Отдельно от государства

Как известно, у русских в отличие от десятков народов, проживающих в России в собственных национально-территориальных образованиях, нет своего государства. Ибо Россия пока еще не стала государством русских ни юридически, ни фактически.

Юридически - потому, что первая же фраза Конституции России гласит: "Мы, многонациональный народ России… принимаем настоящую Конституцию", чем подчеркивается правосубъектность и суверенность не русского, а именно некоего "многонационального народа". Этой фразой утверждается, в частности, что юридически Россия именно не является государством русских. (Русский народ вообще начисто лишен правосубъектности в стране, созданной русскими предками для своих потомков. Он даже ни разу не упомянут в Конституции.)

Фактически - потому что русский человек хоть и составляет 85% населения страны, но не является хозяином России ни в каком смысле.

Точнее всего будет сказать, что русские де-факто живут и существуют автономно от государства. Не получая, естественно, от этой "автономии" никаких льгот и преимуществ. Что дает русским Россия именно как русским? Ничего.

Защищает ли Российское государство священное право русского народа проживать на своей исторической территории в рамках единого государства, как то подобает государствообразующему народу и как то испокон веку было на Руси? Нет. Государство смирилось с разделенным положением русской нации. Что предпринимает государство для того, чтобы изменить блокадное, по сути дела, положение русского анклава - Калининградской области? Ничего. Защищает ли Российское государство священное право русского народа властвовать в стране, созданной нашими русскими предками? Занимает ли русский народ - государствообразующая нация! - соответствующее положение во властных структурах? Нет. Что предпринимает государство для того, чтобы изменить сложившиеся в российских республиках этнократические режимы, дискриминирующие русских? Ничего или очень мало.

И так далее.

Беззащитное юридическое положение русских в нашей стране вполне целенаправленно и сознательно консервируется государством. Чем иначе объяснить то обстоятельство, что департамент по проблемам русского народа Министерства по делам национальностей был разогнан, не успев создаться? А разве не достоин внимания тот факт, что в Госдуме до сих пор нет не только русской фракции, но даже комитета по проблемам русских?

В современной России вообще нет такой инстанции, куда русский человек мог бы обратиться со своими проблемами, в том числе национально-культурными, не как обычный гражданин на общих основаниях, а именно как русский человек.

Кому развивать русскую культуру?

Могут ли русские в свете сказанного положиться на государство в деле сохранения и развития русского языка, национальных русских традиций, русской культуры, русской системы образования, русской науки? Никак нет.

Тотальный кризис русской культуры - итоговый результат долгой государственной политики - налицо.

Русский язык. Никто не сделал так много, как государство, располагавшее и располагающее центральными каналами теле- и радиовещания, чтобы испохабить великий русский язык.

Гибнут, хиреют от недофинансирования многолетние проекты по сохранению и развитию русского языка, по подготовке уникальных русских словарей.

Русская культура. Опять-таки вспомним сегодняшние электронные СМИ, определяющие погоду в области массовой культуры. Вот уж кто подлинно загнал русское художественное слово, русский театр, русскую оперу и балет, русскую музыку в резервации!

Мы уж не говорим о состоянии наших музеев, долгими годами не получающих средств на закупку экспонатов. Или библиотек, даже таких крупных, как Ленинка или Историческая.

Русская школа. Она называется русской только по той причине, что преподавание в ней ведется на русском языке. Во что превратились программы по русской литературе и истории! Заметим, что издавна идет подмена: вместо истории своего народа русские дети изучают историю государства России, что вовсе не одно и то же. Но качество даже этой учебной литературы давно вызывает справедливое возмущение родителей и русского ученого сообщества.

Правда, в Москве сегодня действуют три так называемые русские школы, с углубленным изучением русского языка и истории. Для сравнения: еврейских школ в той же Москве более 10, преподаватели и ученики там - только евреи. В "русских" же школах - пестрый национальный состав как учеников, так и преподавателей, прием туда ведется не по конкурсному, а по территориальному принципу, и вообще эти школы просто бьются за выживание. Да еще и ощущают себя ежедневно под колпаком бдительных инстанций.

Русская наука: заботится ли о ней российское государство? На этот вопрос исчерпывающий и трагический ответ дает статистика эмиграции русских ученых и вообще интеллигенции за рубеж.

Итак, снова и снова повторим: русские сегодня существуют в России вполне автономно от Российского государства. Как в политике, так и в культуре. Это факт.

У нас более чем достаточно оснований считать, что русским необходимо самим брать в руки дело русского образования, культуры и науки. А государство должно нам в этом деле помогать, а не мешать.

"Резервации"? Нет, точки роста нации

Одна из главных причин, по которой русским остро необходимо воспользоваться Законом об НКА, состоит в том, что русский народ сегодня находится в аморфном, неструктурированном состоянии. Это во многом связано с переживанием "кризиса идентичности", о чем верно написано в докладе группы Миграняна ("НГ-сценарии", 14.06.2000).

Русские не только не хозяева в своей стране, не только брошены своим государством на произвол судьбы, они еще к тому же являются самым денационализированным народом из тех, что проживали в бывших как Российской, так и Советской империях. К концу 1980-х гг. они в массе своей забыли или даже и не знали, что значит быть русским вообще, не понимали, что значит быть русским сегодня. Хотя очень многие в наши дни уже задумались над всем этим, но в целом инерция коминтерновского воспитания еще чрезвычайно сильна, особенно у старшего поколения. Это тлетворное наследие, которое преодолевается верно, но медленно.

Для того чтобы перевести любое вещество из аморфного состояния в структурированное, нужно создать в нем центры кристаллизации. В данном случае необходимо организовать по всей стране сеть легальных русских организаций, которые, опираясь на изучение и пропаганду русской национальной культуры и истории, взяли бы на себя эту функцию: восстановить утраченную "кристаллическую решетку" русского народа, структурировать его, вернуть ему национальную идентичность в полном объеме.

Итак, суммируя сказанное, читатель, конечно, понял, зачем и почему русским, как, может быть, ни одному другому народу России, нужны национально-культурные автономии.

"НЕ ПУЩАТЬ!"

Первыми осознали все это русские люди в Калининградской, Курганской, Свердловской областях и Карачаево-Черкесии. Проявив немалое упорство, настойчивость и деловитость, преодолевая сильнейшее сопротивление местных управлений юстиции, уверявших, что-де закон "распространяется на национальные меньшинства и не распространяется на русский народ", эти первопроходцы сумели зарегистрировать в полном соответствии с законом вначале местные, а затем и региональные русские НКА (далее: РНКА).

17.11.99, соблюдя все требуемые законом формальности, вышеназванные РНКА провели учредительный съезд и учредили Федеральную русскую национально-культурную автономию России (далее: ФРНКАР). Законность этого акта не подлежит сомнению, ибо закон гласит недвусмысленно: "Федеральные национально-культурные автономии граждан РФ, относящих себя к определенной этнической общности, могут образовываться региональными национально-культурными автономиями двух или более субъектов РФ" (ст.5).

Уже более года Министерство юстиции стойко отбивает попытки учрежденной ФРНКАР зарегистрироваться в законном порядке. Документы трижды возвращали учредителям, объясняя при личных встречах, что происходит обычный "футбол", потому что этот вопрос "обсуждался в верхах" и было принято решение: Федеральную НКА русских не регистрировать под любыми предлогами.

Самый первый отказ в регистрации (#01-1705 от 23.12.99), подписанный руководителем департамента по делам общественных и религиозных объединений Министерства юстиции России В.Томаровским, гласил: "Федеральная русская национально-культурная автономия не может быть создана и зарегистрирована на федеральном уровне, поскольку это противоречит положениям "Концепции государственной национальной политики РФ", утвержденной Указом президента РФ # 909 от 15.06.96. В ней констатируется, что национально-культурная автономия как форма национально-культурного самоопределения <…> относится в частности к малочисленным, разрозненно расселенным народам, национальным меньшинствам. В составе России русский народ составляет большинство населения, <…> русский язык является государственным языком. Поэтому регистрация федеральной русской национальной автономии будет фактически означать признание граждан русской национальности в качестве национального меньшинства или малочисленного народа".

С юридической точки зрения в этом ответе Минюста три, мягко скажем, неточности, которых от этого ведомства было трудно ожидать. Во-первых, Закон о НКА, как уже не раз подчеркивалось, не содержит никаких ограничений правосубъектности для любых народов России. Нигде в законе не сказано, что национальным меньшинствам создавать федеральные НКА можно, а большинству - нельзя. Во-вторых, любой закон (в данном случае Закон о НКА) обладает приоритетностью над подзаконными актами (в данном случае указом президента). Если закон расходится с подзаконным актом, должен действовать закон, а не акт. В-третьих, Закон о НКА был подписан президентом после того, как был выпущен упомянутый указ. Любое государственное установление (будь то указ или даже закон) автоматически становится юридически ничтожным в части, противоречащей более позднему закону.

Наконец, как уже говорилось, Конституция России и Декларация прав человека запрещают какую-либо дискриминацию по национальному признаку. Нельзя в стране, где действуют подобные установления, одной национальности что бы то ни было разрешить, а другой то же самое - запретить.

Именно поэтому Закон о НКА вполне ясно и четко определяет: "Образование и деятельность национально-культурной автономии регулируются настоящим Федеральным законом, принимаемыми в соответствии с ним другими федеральными законами, <…> а также общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами РФ в области обеспечения прав и свобод человека и гражданина" (ст.3).

Указав на эти обстоятельства, учрежденная и действующая, но не зарегистрированная ФРНКАР направила на имя министра юстиции Ю.Чайки письмо и вновь пакет документов для регистрации.

Новый ответ Минюста, полученный в сентябре 2000 г., уже не содержал несостоятельных ссылок на ельцинский указ и концепцию. Там были выражены некоторые новые претензии к различным пунктам Устава. Учредители поняли, что, поскольку предела совершенству нет, а практика "заматывания" регистрации ("футбол") доведена Минюстом до степени высокого искусства, необходимо искать политическое решение вопроса, чтобы разорвать порочный круг.

РУСОФОБИЯ "В ЗАКОНЕ"

С целью найти понимание и поддержку ФРНКАР обратилась в высшие инстанции исполнительной власти. Но они, естественно, ответили в полном соответствии с той традицией государственной русофобии, о которой сказано выше.

Виртуозное мастерство отговорок и отписок проявили два первых заместителя министра по делам национальностей - А.Поздняков и В.Кирпичников.

Попытка найти поддержку в администрации президента тоже была не слишком успешной. В телефонном разговоре с сотрудником АП В.Хинцагашвили руководитель секретариата ФРНКАР услышал знакомое: какая-де может быть у русских автономия в России? Переубедить его не удалось.

Комитет по образованию Госдумы (председатель И.Мельников, член коммунистической фракции) не ответил вообще ничего. И это просто благородно по сравнению с ответом Комитета по делам национальностей. Там письмо ФРНКАР с просьбой о поддержке было спущено зампредседателя комитета, пламенной защитнице прав и интересов удмуртского народа С.Смирновой. В результате вместо конструктивного ответа на свет явился шедевр административного жанра, разъясняющий просителям: "Согласно ст.10 Конституции РФ государственная власть в нашей стране осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы этих властей самостоятельны. Поэтому конституционные нормы не дают основания Комитету по делам национальностей вмешиваться в действия Министерства юстиции РФ, отказывающегося зарегистрировать Устав ФРНКАР". И далее следовала рекомендация судиться, если что, с Минюстом. Это ли не русофобия, да еще в изощренно издевательской форме?

ЛУЧ НАДЕЖДЫ.

БЛЕСНУЛ И ПОГАС

К его чести, Комитет по культуре Госдумы в лице председателя Н.Губенко сделал то, что Комитет по делам национальностей почему-то посчитал неконституционным и вообще невыполнимым: написал письмо на имя министра юстиции РФ с просьбой зарегистрировать ФРНКАР в соответствии с Законом о НКА и Конституцией России без лишних проволочек.

Руководитель секретариата ФРНКАР был принят первым заместителем министра Э.Реновым, а потом и начальником департамента по делам общественных и религиозных объединений В.Томаровским. Они выслушали все аргументы и проявили понимание. После чего, выполнив определенные требования, ФРНКАР вновь подала документы на регистрацию.

Позднее их еще раз пришлось забрать, дабы внести (казалось, в последний раз) окончательные изменения в устав, после чего, как заверили Томаровский и начальник отдела регистрации Э.Елагин, ФРНКАР наконец будет зарегистрирована. Правда, эти изменения выхолостили из устава все, сколько-нибудь окрашенное в социальные тона. Например, вычеркнуты оказались право "защищать права и интересы русских" и право "участвовать в избирательных кампаниях автономно или в составе блоков с иными общественными объединениями". Оба эти пункта были дословно и буквально списаны с устава уже зарегистрированной Минюстом федеральной НКА "Российские немцы". Но, как уже отмечено, что немцу здорово, то русскому запрещено.

Однако, поскольку задачи сохранения и развития русской культуры, конечно же, стоят у ФРНКАР на первом месте, с такой дискриминацией было решено для пользы дела смириться.

4 января с.г. из Минюста пришел новый отказ. Он мотивирован... ссылкой на ельцинский указ и Концепцию национальной политики России, о которых речь шла выше. Ясно, что решение вопроса будет теперь перенесено в суды вплоть до Конституционного (ибо нарушены именно конституционные права русских людей).

НОЖ В СПИНУ ОТ МИННАЦА

Пока ФРНКАР ходила кругами, начертанными Минюстом, лучший друг всех народов России - Министерство по делам национальностей - не дремал. Попытка русских зарегистрировать федеральную НКА вызвала у этого "друга" весьма болезненную реакцию, которая выразилась в направлении в июле 2000 г. двух документов в правительство РФ. Они именуются: "Проект. Федеральный закон "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О национально-культурной автономии" и соответственно "Пояснительная записка" к оному проекту.

Важнейшая для нас суть этих документов изложена в "Пояснительной записке". Вначале авторы хвалят действующий Закон о НКА: "Общественный институт национально-культурной автономии становится эффективным инструментом в реализации прав и свобод в сфере национально-культурного развития, оптимизации межэтнического взаимодействия…" "Однако, - добавляют они ложку дегтя, - реализация настоящего Федерального закона в социальной практике выявила и ряд существенных недостатков".

Что же так тревожит Миннац? Какой недостаток он находит главным, первостепенным? А вот какой: "1. Отсутствие в законе положения о субъектах права на национально-культурную автономию привело к тому, что в нескольких субъектах РФ, где русские составляют абсолютное большинство населения, учреждаются русские НКА (какой ужас! - М.К.) <…> Ими образована Федеральная национально-культурная автономия русских (кошмар! - М.К.), но Минюст дал отказ в ее регистрации (спасибо ему за бдительность. - М.К.). Основную причину создания НКА русскими общественными организациями органы исполнительной власти рассматривают в намерении иметь дополнительный финансовый источник (это, несомненно, ужасный криминал. Должно быть, все остальные национальности, регистрирующие НКА, и в мыслях не имеют ничего подобного. - М.К.)". Соответственно, в проекте нового закона Миннац предлагает: "Статью 1 изложить в следующей редакции: "Национально-культурная автономия в РФ - это особый вид общественного объединения граждан, относящих себя к определенным этническим общностям, находящимся в ситуации национального меньшинства".

До какой же степени нужно ненавидеть русский народ, чтобы так тревожиться, не перепала ли ему лишняя копеечка!

Унтер-офицерской вдове, конечно, далеко до чиновников Миннаца. Она высекла лишь сама себя, а эти - все свое ведомство (благо, новый министр В.Блохин пока не вошел в курс дела). И покушаются высечь все правительство России.

Правительство же в лице Комиссии по законопроектной деятельности само изо всех сил стремится быть высеченным, ибо уже имело неосторожность одобрить законопроект о поправках к Закону об НКА. Будем надеяться, что Федеральное собрание России (как Госдума, так и Совет Федерации) вовремя остановит русофобов.

ДИСКРИМИНАЦИЯ КАК ОНА ЕСТЬ

Не будем говорить здесь о профессионализме тех, кто подготовил указанные документы. Если "специалисты" не понимают юридического различия между малочисленными народами и национальными меньшинствами - это проблема в первую голову их начальства. Хотя довольно странно получится, когда армяне, корейцы, немцы, евреи, поляки и другие, у кого есть своя государственность вне России, будут пользоваться всеми привилегиями Закона о НКА, а эскимосы, коряки, алеуты, шорцы, тофалары, даргинцы и другие, таковой государственности не имеющие, - нет. Понятно также, что уже зарегистрированные НКА - например, татар и других национальностей, не попадающих в разряд меньшинств, будут немедленно ликвидированы.

Но это в конце концов не наши проблемы. Мы пишем здесь о русских, которые вообще не имеют нигде своей государственности - ни в России, ни за ее пределами. Не успев наделить нас никакими правами и возможностями, русофобы из Миннаца уже спешат их отнять.

Попытка Миннаца изменить статью 1 Закона о НКА есть не что иное, как дискриминация русского народа в самом чистом виде. Ибо многочисленные российские национальности получат государственную поддержку в деле развития и сохранения своих культур, а русские - нет.

Другие национальности смогут осуществить "взаимодействие государства и общества для защиты национальных интересов граждан РФ в процессе выбора ими путей и форм своего национально-культурного развития" (см. преамбулу закона), а русские - нет.

Другие национальности будут сами определять, как им развивать свою культуру, но русским этого права не будет дано, за них все, как и прежде, будут решать чиновники Минкультуры, Минобразования, Миннаца, Минюста. А как они это делают - мы знаем.

Другие народы получат "эффективный инструмент в реализации прав и свобод в сфере национально-культурного развития, оптимизации межэтнического взаимодействия", а русские - нет.

Представители других национальностей будут заседать в правительственном Консультативном совете, чтобы решать там согласно Закону о НКА (ст. 7) и Постановлению правительства от 18.12.96 # 1517 свои не только культурные, но и социальные проблемы и вообще проблемы национальной политики России, но - без русских представителей, которых туда и на порог не пустят.

Наконец, другим народам будут выделены бюджетные средства на развитие своей национальной культуры, языка, традиций, образования, а русским - нет.

Если эта бесстыдная дискриминационная поправка к Закону о НКА пройдет, это будет означать в юридическом смысле полное попрание Конституции России и Декларации прав человека, да и самого Закона (см. ст. 3 "Правовой статус национально-культурной автономии").

Здесь есть не только правовая, но и нравственная сторона вопроса.

Позвольте напомнить, что русские - 85% населения России - есть основной коллективный налогоплательщик нашей страны. Общий карман - бюджет! - наполняется главным образом именно его усилиями. И оцените такой факт: по неофициальным сведениям, в 1999 г. на нужды многочисленных национально-культурных автономий было израсходовано по всей России свыше 200 млн. руб. Эти деньги, вынутые по большей части из русского кармана, торжественно пронесли мимо русского носа и раздали в руки другим национальностям для поправки их культурного положения.

Что же, это и дальше так будет продолжаться? Если Закон о НКА будет принят в дискриминирующем русских варианте, значит, на нас, русских, будут попросту в принудительном порядке возложены расходы по содержанию других народов, в то время как наша собственная национальная культура задыхается без средств и государственной поддержки! Кто дал право чиновникам Миннаца облагать русских новым косвенным налогом на развитие нерусских культур России?

Это не что иное, как продолжение русофобской практики "пламенных революционеров". Как известно, на 10-м съезде ВКП(б) было принято историческое решение возложить на русский народ бремя по подъему национальных окраин на общероссийский уровень. Эта установка была перевыполнена с лихвой - так, что сегодня русский народ находится на грани истощения своих сил и полного национального вырождения. Мы видим результат. И мы сыты такой политикой принудительного донорства по горло!

@@@
Дискриминация
Женские советы военачальникам
Казань за реальный федерализм
Казахстан пугает инвесторов
Кому же отвечать за энергокризис в Приморье
Контртеррористическая операция зашла в тупик
Наш "дура лекс"

Независимость как бесспорное достояние белорусов

@@

Зюганов поддержал Лукашенко, а белорусские коммунисты - его главного противника

2001-08-22 / Армен Ханбабян







Александр Лукашенко с благодарностью принял поддержку Геннадия Зюганова, но удивил своих сторонников некоторыми не свойственным для него заявлениями

ЧЕМ БЛИЖЕ намеченные на 9 сентября президентские выборы в Белоруссии, тем более непредсказуемый, фантасмагорический, а временами и запредельный характер приобретает предвыборная интрига.

В частности, в контексте разворачивающихся в республике процессов ощутимый резонанс имело решение Партии коммунистов Белоруссии (ПКБ) поддержать на предстоящих выборах лидера профсоюзов Владимира Гончарика, основного противника Александра Лукашенко, кандидата от объединенной демократической оппозиции. Позиция ПКБ, выработанная на пленуме, объясняется тем, что "Александр Лукашенко не оправдал возлагаемых на него надежд и ожиданий". Между тем как профсоюзный босс Гончарик является деятелем, "наиболее приемлемым для широких слоев населения". В лучших партийных традициях пленум одновременно отдал команду всем первичным организациям и выборным органам партии всех уровней "мобилизовать имеющиеся в их распоряжении идейно-политические и организационно-технические ресурсы для оказания эффективной поддержки Владимиру Гончарику", поскольку только его победа на выборах "позволит восстановить демократическую систему власти в стране, создаст условия для подъема экономики, обеспечит защиту основных прав и свобод граждан, активизирует интеграционный процесс с Россией и другими странами СНГ, а также поможет нормализовать отношения Белоруссии с международным сообществом".

Но и это еще не все. По словам первого секретаря ЦК ПКБ Сергея Калякина, ведутся переговоры с одним из кандидатов в президенты Сергеем Гайдукевичем, лидером Либерально-демократической партии. Ему предлагается отказаться от дальнейшего участия в президентской гонке, чтобы в бюллетенях для голосования осталось только две фамилии - Лукашенко и Гончарика. Что, полагают левые, подтолкнет большую часть протестного электората проголосовать за единого кандидата.

Интрига состоит в том, что белорусские коммунисты (как, впрочем, и все прочие их идейные соратники) в организационном плане расколоты и конкурирующая с ПКБ Коммунистическая партия Белоруссии (КПБ) во главе с Виктором Чикиным Гончарика в качестве выразителя народных чаяний отнюдь не признает, а свои симпатии и поддержку отдает действующему главе государства. С этой же целью - поддержать Лукашенко - в Минск прибыл Геннадий Зюганов. Инициатива ПКБ явно не вдохновила лидера российских коммунистов, который, как передает Интерфакс, незамедлительно призвал "все левые политические партии и движения Белоруссии заявить о своей поддержке кандидатуры Александра Лукашенко". Зюганов выразил уверенность, что именно "президент Лукашенко реально ведет политику на объединение нашего порушенного отечества". При этом он сделал выговор по партийной линии коммунистам-калякинцам: не называя ПКБ и оговорившись, что не желает "вмешиваться во внутренние дела", Геннадий Андреевич расценил позицию этой партии как "большую ошибку", каковая состоит в том, что ПКБ "следует позиции прозападных сил, увлекается контактами с националистами".

Сам Лукашенко в преддверии выборов смотрит на вещи несколько по-иному. Не отталкивая протянутую российскими коммунистами руку помощи и заявив, что его народ больше, чем кто-либо, заслужил поддержку со стороны России, белорусский лидер одновременно сделал ряд заявлений, которые весьма слабо коррелируются с представлениями Геннадия Зюганова о намерениях и политике потенциального победителя президентского марафона.

Так, основным своим достижением в качестве президента Александр Лукашенко назвал не интеграцию с Россией, а то, что при нем Белоруссия "состоялась как подлинно независимое и суверенное государство, с которым считаются и будут считаться как на Западе, так и на Востоке". При этом основной задачей, которую ставит перед собой глава государства в случае его очередного избрания на этот пост, является "сохранение суверенитета и независимости", ибо "это достояние любого народа не может быть подвергнуто сомнению никем и никогда". Кроме того, он назвал "ценным" опыт и техническую помощь МВФ, Всемирного банка, ЕБРР и других международных финансовых и политических организаций, заметив, впрочем, что "строить свои отношения со всеми государствами и международными организациями мы будем только исходя из национальных интересов". Этот процесс будет носить "многовекторный характер" с учетом приоритетности взаимоотношений с Россией.

Отдав по мере сил дань идее национальной и экономической свободы, Лукашенко в "Основных принципах предвыборной платформы" обратился к более любезной его сердцу тематике, в очередной раз пообещав "не дать криминалу прорваться во власть", "сохранять и поддерживать эффективно работающие предприятия", "удержать страну от развала и анархии", "всегда слушать и слышать народ" и т.п. Кроме того, президент обещает гражданам соблюдать основные конституционные права и свободы, с каковой целью в Белоруссии должен быть создан институт уполномоченного по правам человека. Важно и то, что его пребывание у власти является гарантией того, что "спорт станет непременным условием жизни людей".

@@@
Независимость как бесспорное достояние белорусов
Новый УПК пора переписывать
Нужна деконцентрация власти
Олигархи ищут женщин
Пиковая ночь
Профбоссы потеряли неприкосновенность
Россия: "Неоправданно широкое заключение граждан под стражу"

Страхи и страсти власти

@@

Руководящая номенклатура в Башкирии не собирается менять старые привычки

2003-05-13 / Андрей Ведерников - советник юстиции I класса, кандидат юридических наук.



Муртаза Рахимов решился продлить свои президентские полномочия еще на один срок. Общественности республики стало известно об этом через газету "Башкортостан", на страницах которой с предложением избрать на декабрьских выборах ныне действующего главу выступил известный драматург Нажиб Асанбаев. Это напомнило события пятилетней давности, когда с точно таким же призывом в газете "Советская Башкирия" обратился к избирателям один из пожилых руководителей Белокатайского района. Оба не из башкир, чему в окружении президента РБ придают большое значение: мол, нас все уважают.

Бывший фронтовик Асанбаев еще раз перечислил все известные заслуги президента республики и не добавил нового к тому, о чем постоянно сообщают официальные СМИ Башкортостана. Но драматург умолчал о главных составляющих демократического государства: наличии и развитии его институтов, о соблюдении и защите прав человека, с чем в республике постоянно возникали большие проблемы. За 13-летнее правление окружения Рахимова Башкирия по части соблюдения прав человека была возвращена в начало 80-х годов прошлого столетия. Республиканские правозащитники могли бы привести сотни примеров того, как здесь преследуются люди за убеждения, не совпадающие с позициями властей.

Удастся ли Рахимову пересечь финишную ленту первым? По большому счету ему нет необходимости штурмовать Белый дом, ведь Рахимов, как и в прошлый раз, является его хозяином. А хозяин - барин! Значит, ему придется обороняться, отгонять тех, кто покушается на главную должность в РБ. Обороняться так, чтобы избирателям республики это казалось похожим на штурм. Благо, искусством имитации в его окружении овладели давно.

Нериторическим является вопрос: удастся ли Рахимову остаться на третий срок? Если да, то какими для населения республики будут его итоги? Есть большие опасения того, что Башкортостану уготован печальный опыт Туркменистана, где культ личности Ниязова превзошел все мыслимые границы. Его признаки давно ощущаются и здесь. О главе Башкортостана принято говорить и писать только хвалебное. Его окружение пресекает всякое инакомыслие, не говоря уже о критике.

Если окружение пытается создать образ незаменимого, то сам президент укрепляется в этом заблуждении день ото дня. Величие нуждается в постоянном подкреплении и не имеет размеров и границ. Его аппетиты растут в геометрической прогрессии.

Администрация Рахимова готова все это продемонстрировать народу.

Пока нет оснований утверждать, что сам Муртаза Рахимов горит желанием быть трижды избранным. Не может того быть, чтобы он не чувствовал, что не справляется с ответственной деятельностью. Все-таки тяжело человеку, сформировавшемуся в застойные годы, трудиться в новых условиях. Скорее всего на него давят те люди, которые боятся потерять свои теплые и доходные места. Их, влиятельных, кажущихся сильными, сегодня немало. Они боятся не только потерять место, но и того, что придется отвечать за известные проступки. И эта боязнь заставляет этих людей просить президента продлить их легитимность.

Таких людей хватает во всех коридорах власти, в том числе и в республиканском парламенте, с которым у главы Белого дома отношения особые. Конструктивные, любит говорить сам Рахимов. Только ли?

Ба! Знакомые все лица

С 11 апреля в Башкортостане работает третий по счету парламент, избранный на основе прямого волеизъявления граждан республики. Функции и в некоторой степени кадровый состав Государственного собрания Республики Башкортостан нового созыва отличаются от предыдущих по ряду позиций: во-первых, это полномочия, перечень которых в связи с приведением Конституции Республики Башкортостан в соответствие с федеральным законодательством несколько сократился; во-вторых, принцип избрания, так как не допускается совмещения депутатской деятельности с государственной службой, и т.д. Народные избранники наделили себя правом выразить недоверие президенту Республики Башкортостан в случаях, когда это предусмотрено законом.

Необходимо отметить, что выборы в республиканский парламент прошли в соответствии с новой редакцией Конституции Республики Башкортостан, принятой 3 декабря 2002 года. Среди депутатов, кому выпал жребий трудиться на постоянной основе, оказались и те, кто еще год назад пускал пыль в глаза и настаивал на том, что "старая" Конституция РБ полностью соответствует федеральному законодательству. Наводит на грустные размышления то, что некоторые из них даже сохранили за собой те же руководящие должности. Остается загадкой, как такие лица могли быть избраны. Неужели им можно доверить издание законов, если они сами их нарушают?

Как же эти депутаты собираются работать на едином с федеральным Центром правовом поле, если такая деятельность противоречит их убеждениям? Можно ли сказать, что они признали свою ошибку? Если да, то в чем это прежде всего находит отражение?

На наш взгляд, в первую очередь признание должно касаться отношения депутатов Госсобрания РБ к Верховному суду РБ, с которым у депутатов больше года тянется скрытый конфликт, связанный с принятием новой редакции Основного закона республики, которое стало возможно благодаря решению высшего суда РБ. Парадоксальность ситуации заключается в том, что депутаты выполнили это решение, но в отношении Верховного суда и особенно его председателя М.Г. Вакилова заняли противоположную позицию.

То, что устроили депутаты 20 апреля на своем заседании руководителю суда, пожалуй, со временем будет исследовано правоведами и журналистами и оценено как пародия на демократию. Вакилова обвинили во всех возможных грехах. Обвинили, грубо нарушая нормы права, прежде всего в нарушении Закона "О статусе судей в РФ". На юридическом языке это звучит примерно так: по одному и тому же вопросу принято два взаимоисключающих решения. Во-первых, согласились с судебным решением, которым установлено несоответствие Конституции РБ федеральному законодательству. Во-вторых, потребовали наказать руководителя суда, установившего это несоответствие. Причем не единожды, о чем еще речь впереди.

Между двумя учреждениями, расположенными неподалеку друг от друга, нет никакой связи уже больше года, и от этого страдают прежде всего граждане республики, потому что при удовлетворении определенных нужд вынуждены ловчить. Даже парламентские слушания, касающиеся деятельности правоохранительных органов, проходят без участия представителей Верховного суда. Тем не менее депутаты считают себя вправе указывать на "недостатки в работе судов", о чем свидетельствуют строки из их решений.

Проблемная "вертикаль"

Процесс, именуемый на официальном языке "укреплением вертикали власти", или, если точнее, приведением Конституций и уставов субъектов Федерации в соответствие с федеральным законодательством, в Башкортостане шел очень болезненно. Заявление заместителя генерального прокурора по Приволжскому федеральному округу А.Звягинцева о противоречии отдельных положений Конституции республики Основному закону РФ пролежало без рассмотрения в республиканском парламенте не один год. Вообще весь "процесс приведения в соответствие" занял более двух лет. Тем, кто по долгу службы оказал содействие конституционному процессу, пришлось испытать огромные неприятности на службе, пожертвовать своим положением в чиновничьей иерархии, поставить крест на карьерном росте и т.д.

Выстраивание властной вертикали применительно к местной власти Башкортостана высветило ряд важных прежде всего политико-правовых проблем. На наш взгляд, важно знать и не менее важно принять меры, чтобы исключить их повторение в перспективе.

Первое. Проблема взаимного делегирования полномочий между Центром и регионами пока не теряет остроты. О том, что ряду субъектов Федерации необходимо привести свою законодательную базу в соответствие с федеральной, в Кремле начали говорить три года назад. Осуществление этой цели было возложено на учрежденные указом президента РФ федеральные округа. Но в ряде субъектов Федерации продолжали жить по принципу "Собака лает, караван идет". Распространять на своих граждан права, гарантированные Конституцией РФ, например, в Башкирии сочли излишним.

Реальные шаги в этом направлении были сделаны только после удовлетворения Верховным судом РБ вышеназванного заявления Генпрокуратуры РФ. Высшим судом республики было установлено, что ряд положений Конституции РБ из-за противоречия Конституции РФ являются утратившими юридическую силу, потому недействующими. (Вместе с тем ряд положений республиканской Конституции остались нетронутыми, хотя с федеральными законами не согласовывались.)

Как утверждали затем отдельные депутаты, "превышения полномочий" в действиях суда нет, наделение судов общей юрисдикции полномочиями на отмену местных законов, не соответствующих Конституции РФ, предусмотрено федеральным законодательством.

Начало "приведения в соответствие" было заложено не заявлением Генпрокуратуры РФ и даже не решением Верховного суда РБ, а Определением Конституционного суда РФ, вынесенным еще 27 июня 2000 года. В нем содержались выводы о противоречии ряда положений некоторых субъектов Федерации, в том числе РБ, Конституции РФ. Следовательно, превысили свои полномочия депутаты, открыто выступившие против решения Конституционного суда РФ и Верховного суда РБ, действующих во исполнение закона. Такой порыв может свидетельствовать только о том, что среди народных избранников еще сильны настроения по сохранению привилегий, закрепленных в прежних законодательных актах. Эту мысль подтвердило выступление президента РБ перед парламентариями нового созыва. Рахимов напомнил депутатам, что в его администрации разграничению предметов ведения и взаимному делегированию полномочий придается особое значение. Причем это было повторено несколько раз.

Второе. На фоне этой истории отчетливо прослеживается еще одна важная проблема: грубейшее нарушение прав человека, занимающего особое положение в обществе, - судьи, права которого охраняются специальным законом о статусе судей в РФ. Депутаты без тени сомнения поддержали уголовное дело, возбужденное МВД республики против "хищения средств, выделенных из федерального бюджета на ремонт зданий Верховного суда РБ", что подтвердило обсуждение вопроса с пристрастием на заседании Госсобрания РБ. Причастность депутатов к "делу", где, как выяснил далее следователь Пермской областной прокуратуры, расследования проводились с грубейшими нарушениями закона, были нарушены конституционные права десятков людей, привлеченных к допросу, не оставляет сомнений. Ведь именно они подпитывали почву.

Именно депутаты Госсобрания РБ не раз обращались руководству Верховного суда РФ и даже президенту РФ с просьбой отстранить от занимаемой должности председателя Верховного суда РБ М.Г. Вакилова. Только отстранить! На другие меры реагирования депутаты не соглашались. Это было уже политическим преследованием за верность судьи Конституции страны. Получается, что депутаты ждали от него вынесения незаконного решения, следовательно, нарушения Основного закона РФ, использовав свой статус для вмешательство в деятельность суда. Они и слышать не хотели о том, что процедура прекращения судейских полномочий применяется согласно Закону "О статусе судей в Российской Федерации" и Конституция РФ депутатов такими правами не уполномочивает.

Третье вытекает из второго. Две ветви власти, представительная и исполнительная, отказываются признать равными себе "молодую поросль" - судебную, которая согласно Конституции страны призвана их уравновешивать. Это противоречит статье 10 Конституции РФ, где закреплена самостоятельность властей. К сожалению, и через десять лет после принятия Конституции РФ положение с правами человека, в защите которых основную тяжесть несут суды, в республике не изменилось в лучшую сторону. Наоборот, отношение к судебной власти напоминает то недалекое прошлое, когда руководители правоохранительных органов являлись членами ушедшей в историю партии и они управлялись. Не зря же говорят, что болезнь уходит, а привычки остаются. Номенклатура, которая находится у руля в Башкортостане, менять их не собирается. Уходить - тоже. В силу известных обстоятельств она плавно перетекла в новые руководящие кресла и продолжает навязывать свое мнение остальной части. Она, похоже, признает легитимными только свои права, а права остальной части населения считает производными от собственных.

Четвертое. К сожалению, все вышеперечисленное указывает на то, что некоторые по-прежнему придерживаются принципа "Закон что дышло, куда повернешь, туда и вышло". Это опасное заблуждение, ведь дискредитация закона может обойтись их нарушителям очень дорого. Подобных историй в стране было предостаточно, не хватит на руках пальцев, чтобы пересчитать опальные имена даже очень известных когда-то людей.

Тем не менее "наступание на грабли" продолжается. Каждый стремится учиться на собственных ошибках.

Можно выделить еще одно обстоятельство, которое сыграло на руку Центру, но никак не номенклатуре отдельных регионов. Это провал политики "суверенизации". Время подтвердило, что это был всего лишь политический акт, за которым не стояло ничего существенного, а всего лишь амбиции отдельных людей закрепить за собой инструменты давления на местных граждан. Суверенитет не привел к росту ни экономической, ни социальной активности граждан, наоборот, на местах процветал чиновничий произвол, этот класс приобрел над гражданами неограниченные права.

Решение Верховного суда выбивало из-под чиновников эту почву. Это породило чувство бессилия, и надо было сорвать зло на ком-то. И этот человек как будто сам подвернулся.

Суть дела

Мало кто в стране осведомлен о том, как происходил процесс "укрепления вертикали власти" в Республике Башкортостан. Да и в самой республике не много найдется тех, кто, к примеру, хоть что-нибудь слышал о том, как Башкирия вновь обрела единое с федеральным правовое поле. Высшие чины республики посвящать местную печать в эти проблемы не стали, видимо, решив, сами, мол, с усами. Если эпизодически и появлялись в местной печати какие-то публикации соответствующего содержания, то они, как правило, носили односторонний характер, в них подвергалась критике политика Центра, "нарушающего принципы федерализма". Да и гражданам республики, пожалуй, не до того, что по "старой" Конституции Башкортостан строил свои отношения с Центром на основе договора, а республиканские законы пользовались верховенством на ее территории; что президент РБ был наделен правом представлять республику в отношениях с иностранными государствами, что высшие чины совмещали депутатские полномочия со службой государству, а руководители федеральных судов утверждались властями республики и т.д.

Удовлетворение Верховным судом РБ вышеназванного заявления Генпрокуратуры, породившее острую конфликтную ситуацию вокруг самого учреждения, которая сохраняется и поныне, заставило-таки депутатов пожаловать народу новую Конституцию РБ. Все-таки они вспомнили, что согласно статье 118 Конституции РФ "правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом". Конфликт с Конституционным судом РФ, который согласно Конституции РФ (статья 125) вправе отменить акты или их отдельные положения, не соответствующие Основному закону страны, опасен своим разрешением: закон - против депутатов. Решения Конституционного суда не подлежат подтверждению кем бы то ни было и обжалованию, они являются действующими со дня вынесения.

Конфликт вокруг решения Верховного суда РБ, истинные причины которого были скрыты от населения, происходил без участия общественности, без учета ее мнения, что также является грубым нарушением принципа гласности. Эти события напоминали войну теней. Ведь решение суда по этому вопросу, как того требует закон, "благодаря депутатской воле" нигде не был опубликован. Народные избранники тем самым скрыли следы своего незаконного действа. Предание огласке решения Верховного суда РБ в их интересы не входило. Оно бы открыло глаза граждан на то, что избранные им же люди настаивают на продолжении ущемления их гарантированных Конституцией страны прав. К примеру, в главном - самим избирать глав муниципальных образований, чем вот уже долгие годы распоряжается президент РБ.

Крайнего нашли в... судье

Вместо того чтобы начать работу по внесению соответствующих поправок в республиканскую Конституцию, депутаты затеяли "разборку" с председателем суда. Будучи уверенными в своих поступках, давшие когда-то "добро" на утверждение председателем Верховного суда РБ М.Г. Вакилова, депутаты, видимо, были уверены в праве поступать с ним как будет угодно. Искать для этого подходящего случая не пришлось, 16 апреля МВД республики было возбуждено вышеупомянутое уголовное дело. Якобы на основании проведенной Контрольно-ревизионным управлением Минфина РБ плановой проверки, где обнаружили нарушения в использовании бюджетных средств. Правда, докладывая на заседании Госсобрания РБ, первый заместитель министра внутренних дел Н.Патрикеев оговорился, что уголовное дело заведено не против председателя Верховного суда, что входит в компетенцию Генеральной прокуратуры РФ на основании заключения Высшей квалификационной коллегии судей РФ.

Сразу возникает ряд вопросов. Если дело возбуждено не в отношении руководителя суда, то почему оно становится предметом обсуждения на высшем уровне? Не станут же депутаты заниматься пустяками. Почему о "хищении" 64 тыс. руб. докладывает первый заместитель? И тут же второй заместитель (как оба зама оказались на заседании - одного мало?) утверждает, что "они уверены в хищении этих денег".

Достаточно ли у депутатов оснований и полномочий задавать вопросы руководителю другой ветви власти - суда о том, как подобное могло произойти в доверенном ему учреждении, ведь следствием еще ничего не установлено.

Тем не менее народные избранники позволили себе перешагнуть закон и устроили настоящий судебный процесс, где каждый старался присвоить себе полномочия прокурора. Чтобы парламентское обсуждение выглядело внушительным, в одну "кучу" свалили и другие "обвинения", например, отделку новой квартиры председателя "за счет бюджетных средств", "волокиту" в продлении или прекращении полномочий судей и т.д. Установлена ли хотя бы часть обвинений в адрес председателя суда имеющим на то компетенцию учреждением, народных избранников не интересовало. Как будто руководитель Верховного суда не предупреждал депутатов о том, что без проведения каких-то следственных действий еще рано говорить о факте преступления. Не говоря об обвинении. Обсуждение "дела Вакилова" вылилось в недоверие со стороны депутатов, о чем они поспешили уведомить и председателя Верховного суда РФ В.М. Лебедева.

Народные избранники переиграли. Потом выяснилось, что уголовное дело, продолжением которого занялась далее прокуратура Пермской области, было возбуждено по анонимному заявлению и велось с грубейшими нарушениями закона. Во-первых, в рамках одного уголовного дела находились три следственных действия, два их которых затем были прекращены следователем прокуратуры из-за отсутствия состава преступления. Во-вторых, выделенное из уголовного дела расследование по проведению отделочных работ в квартире председателя суда было признано незаконным, затем прекращено в связи с отсутствием события преступления.

В ответе председателя Верховного суда РФ В.М. Лебедева на обращение депутатов Госсобрания РБ с просьбой отстранить М.Г. Вакилова от занимаемой должности содержался отказ. Он исходил из результатов комиссии, работавшей в республике летом 2002 г., в составе членов Высшей квалификационной коллегии судей РФ и Судебного департамента при Верховном суде РФ. В письме выражалось несогласие с противоречащим закону требованием депутатов и сообщалось, что нет оснований для передачи дела в Высшую квалификационную коллегию судей РФ и досрочного прекращения полномочий председателя Верховного суда РБ М.Г. Вакилова.

Торжествовал ли закон, получил ли соответствующую оценку произвол? Реабилитирован ли в глазах своих земляков (администрацией родного района Вакилова - Салаватского - было прислано в Госсобрание РБ письмо о том, что его земляки сожалеют о происшедшем)? Отнюдь. В отношении руководителя суда башкирская верхушка упорно хранит те же позиции, которые она занимала год назад. С Вакиловым высокопоставленные предпочитают не общаться, могут быть последствия. Его никуда на официальные мероприятия не приглашают.

Ему не дано официально общаться с журналистами. Власти РБ хотели бы иметь свой суд, которым бы распоряжались по своему усмотрению. Кто-то пускает слухи о том, что в Белом доме не теряют надежды "уйти" Вакилова с должности. Видимо, заинтересованные люди продолжают обивать пороги нужных учреждений. Но "сдаст" ли Москва человека, которому за принципиальность пришлось столько перенести? Если такое все же произойдет, то чего стоит Конституция страны, гарантирующая права человека? Ведь речь идет не о простом человеке, а о судье!

Из истории "дела Вакилова" неясным осталось многое. Что, например, хотели доказать известные круги, затеяв уголовное производство против его родного брата, руководителя одного из хозяйств Салаватского района Башкортостана; заставив родную сестру уйти с работы; отчислив сына из вуза и отправив служить в армию; запретив администрации поликлиники обслуживать семью Вакиловых и т.д.

Заставить судью поверить в то, что "его могут стереть в порошок, уничтожить весь род"?

Но мы-то живем в XXI веке! Пора забыть средневековые привычки. Или нас хотят возвратить в дикие просторы?

Своим указом от 23 апреля президент РБ лишил М.Г. Вакилова заслуженного звания юриста РБ. С принятием указа об отмене предыдущего в администрации Рахимова поторопились. Ведь дальнейшие события подтвердили полную невиновность Вакилова, о чем он предупреждал депутатов. Даже прокуратура и присланные из Москвы комиссии ничего в действиях Вакилова противозаконного не обнаружили.

Да и заявление Генпрокуратуры РФ рассматривал не он, а другой судья, который в своих действиях руководствуется только законом и никому не подотчетен.

Отмена незаконного действия показала бы признание собственной неправоты. Но ведь простой Рахимов и госслужащий Рахимов - не одно и то же, второй принадлежит не только себе и не может поступать как будет угодно. Гражданина Рахимова в данном случае оказалось больше, именно он убедил президента Рахимова в том, что так поступать нельзя.

Отменит ли президент РБ свой незаконный указ? Если в первый раз он поступил искренне, то - да. Почему так много наказали председателя за конституционный поступок? Возможно ли такое в правовом государстве, каковым является Российская Федерация? Не слишком ли высокой оказалась цена приведения башкирских законов в соответствие с федеральными? Почему "крайним" здесь оказался служитель закона? Никто не сможет отрицать, что политическое преследование является производным от решения суда, хотя такие попытки предпринимались. Где здесь поддержка силы Конституции РФ, Закона "О статусе судей в РФ"? Кто их продемонстрирует?

@@@
Страхи и страсти власти
Судьба боксера в Америке
Холодные батареи бьют по политическим целям
Человек без паспорта
Чикаго-на-Дону "разменивает" второй десяток
Эсэры требуют больше социализма
Явлинский мог бы возглавить Украину