"У нас есть шанс победить"

@@

Геннадий Зюганов считает, что крупный капитал 26 марта выберет либо КГБ, либо КПСС

2000-03-16 / Иван Родин



Геннадий Зюганов.

Фото Натальи Преображенской (НГ-фото)

- ГЕННАДИЙ АНДРЕЕВИЧ, в чем, на ваш взгляд, отличие нынешней президентской кампании от кампании 1996 года?

- Отличие есть. В ту кампанию ельцинская эпоха была в разгаре. Сейчас же она подошла к закату - с результатами и последствиями, которые сопоставимы с большой войной. Эта кампания отличается и тем, что фактически реально соперничают только две силы: наше движение "За Победу!" и "партия власти". Остальные просто участвуют. Отличие этой кампания и в том, что она проходит сразу после выборов в Государственную Думу, когда образовался новый расклад сил, и проходит в такой ситуации, когда "партия власти" наконец осознала необходимость создания сильной политической организации с централизованным управлением и собственной идеологией.

Но одновременно эта кампания показывает, что у "партии власти", как всегда, есть желание что-то изобрести, но нет для этого интеллектуальных сил. Нынешняя кампания проходит в условиях, когда те олигархи, которые раньше безоговорочно поддерживали Ельцина, сегодня от Путина расползаются, не зная, что им делать. Для многих из них 26 марта выбор будет между КПСС и КГБ. Это трудный выбор.

Впрочем, я утрирую. Если же говорить серьезно, то наше движение "За Победу!" выражает широкие интересы, оно надпартийное, и основу его составляют принципы справедливости, народовластия и достаточно прагматичное желание мирно и демократично выйти из сегодняшней кризисной ситуации, поддержав всех, кто хотел бы работать, учиться и изобретать, а не пьянствовать и воровать. Кстати, еще одна специфическая черта нынешней избирательной кампании связана с ее скоротечностью. Этот принцип - " Давай! Давай! Голосуй! А там разберемся!" - не столь уж и примитивен, как кажется на первый взгляд. Задача у тех, кто его реализует сейчас на практике, достаточно прозрачна - отстранив Ельцина, попытаться как можно быстрее, пока народ не разобрался в чем дело, утвердить у власти его наследника, а вместе с ним и старый курс, только в новом сюртуке.

Если так случится, это будет подлинной национальной трагедией. Старый курс неизбежно приведет к обвалу всей экономики уже этим летом. А под ее обломками потеряют доходы не только рядовые граждане но и все еще не поднявшийся на ноги средний класс. Даже те, кто за эти годы баснословно обогатился, почувствуют, как у них почва уходит из под ног. Они ведь, судя по всему, так и не сделали выводов из мировой истории XX века, особенно из нашей, российской, истории этого же периода. Это только дураки верят в тот анекдот, согласно которому наши рабочие столь безропотны и покорны, что готовы сами себе веревку найти да еще ее и намылить, если хозяин вздумает их перевешать. Да, они найдут веревку и ее намылят. Но сами в петлю не полезут, а повесят тех, кто захочет уничтожить русский народ. Вот этого-то господа реформаторы не понимают. Всему есть предел. Он сейчас налицо. Дело дошло до откровенного геноцида русских. И тут уже ничего не остается, кроме как собраться всем миром и дать отпор супостатам.

- То есть российский капитал, используя вашу шутку, все-таки выбирает КГБ?

- Ему надо выбрать политику здравого смысла, реализма. Вопрос в том, кто может ее не только предложить, но и реализовать. Удержать страну, сохраняя демократические основы и проводя новый курс - нэп-2000, сможет только КПРФ, наше объединение левых и патриотических сил. Все остальные с этой задачей не справятся. А мы гарантируем и равенство различных форм собственности, и неприкосновенность законно приобретенных доходов и собственности, и прожиточный минимум каждому человеку, и воссоздание реальной системы управления, исходящей из новых веяний, а не из постоянных оглядок назад. Я бы всем советовал очень внимательно ознакомиться с моим обращением к народу и нашими конкретными предложениями по всем ключевым проблемам сегодняшней России.

- Существует точка зрения, что главная особенность идущей президентской кампании - это жесткая предопределенность ее результата, ведь кандидат от "партии власти" не может позволить себе проиграть. Вы согласны с тем, что такая предопределенность победы Путина существует?

- Не согласен. И не потому, что я романтик или слишком большой оптимист, а потому, что "партия власти" пока ничего не предложила людям для того, чтобы исправить ситуацию. Нет у нее ничего конструктивного.

- То есть вы не принимаете во внимание такие преимущества и.о. президента, как отработанные для него избирательные технологии, контроль над ведущими телевизионными каналами, административные ресурсы, высокая личная популярность наконец?

- Реальный политик не может игнорировать факты. Конечно, я понимаю, что политическая и, если хотите, событийная конъюнктура работают на Путина. Это так. Но если использовать все эти преимущества и "рейтинги" для зомбирования избирателей, а не для поисков пути выхода из той катастрофической ситуации, в которой сегодня находится страна, то это будет всего лишь очередная пиаровская афера, манипуляция массовым сознанием, а значит, черный обман народа. И когда люди - уже потом, после выборов - вдруг почувствуют, что их еще раз крепко надули, их реакция, на мой взгляд, может быть самая жесткой. И удержать их - просто сильной рукой, без умных голов на самом верху и массовой поддержки власти снизу - будет невозможно.

- Похоже, появление Владимира Путина на вершине российской власти стало результатом успешно проведенной спецоперации. Очевидно, при ее планировании были предусмотрены и условия ее успешного завершения, а стало быть, шансы и.о. президента заведомо выше ваших. Вы с этим не согласны?

- Успешно прошла спецоперация только по разгрому страны. Действия же по созданию рынка, демократических институтов власти и управления, разработке государственной идеологии, встраиванию народного хозяйства России в мировую экономику, обеспечению достоинства страны на международной арене и прочее - все это провалено властью полностью. Ведь в ней стратегически мыслящих людей почти нет.

- Но заменить Ельцина на Путина все-таки удалось довольно ловко, не так ли?

- Это и не было проблемой. Ельцин давно уже, как на игле, сидел на лекарствах. Все прекрасно понимали, что высокие цены на нефть долго держаться не будут, а значит, денежные ресурсы скоро закончатся. А то, что Ельцин уже ни на что не способен, это видел каждый. Нужен был человек, который продолжил бы прежний курс и уберег бы от ответственности тех, кто его проводил. И такой "наследник" нашелся, тем более что и выбирать особо было не из кого. Когда Ельцин накануне Нового года вновь себя плохо почувствовал и врачи ему и всей его челяди впервые сказали, что до июня он не дотянет, надо было что-то срочно решать. Поэтому "семья" и сделала ставку на предвыборный блицкриг, на управляемое телевидение и отработанную систему фальсификации выборов.

- Вы считаете, что операция "С Новым годом!" - это не стратегическая задумка, а результат форс-мажорных обстоятельств?

- Да, во многом это результат форс-мажорной ситуации. Сделано это было от полной безысходности. Да и уломали-то они его только после того, как Путиным был подписан абсолютно незаконный указ о невиданных привилегиях Ельцину и его окружению. Вот так получилось - Ельцин начинал с привилегий и закончил ими, но с противоположным результатом. Начинал с борьбы против привилегий, а закончил получением таких, какие ни царям, ни генсекам и не снились.

- Есть предположение, очевидно, для вас очень обидное, что нынешняя избирательная кампания - это, в общем-то, "договорный матч" между Зюгановым и Путиным. Как вы это прокомментируете?

- Ваша газета достаточно умная, и вы прекрасно знаете, что это чепуха. О чем нам можно договариваться? Я, например, давно предлагал всей стране договориться о том, куда идти и что нужно делать. Моя программа была обнародована накануне прошлых выборов - ее замолчали. Мы программу выхода страны из кризиса опубликовали еще в июне, и тогда еще можно было договариваться. Мы предложили вариант вывода страны из этого болота, из этой трясины кризиса. Мы знаем, как сделать так, чтобы всем при этом было нормально жить и работать. Но вот по этим-то пунктам Кремль и не хочет с нами договариваться. Ну а мы не хотим и не будем никогда договариваться с Кремлем о тех "правилах игры", о которых вы говорите. Уже потому хотя бы, что это будет предательством тех, кто нам поверил и кто пойдет за нас голосовать. Не говоря уже о тех принципах, которым мы изменять не вправе.

Что касается перспектив, то они мне видятся так. Сейчас альтернатива у страны одна, кто бы ни пришел к власти в России. Опыт XX века подтверждает: все страны из тяжелого кризиса вылезали одним и тем же способом независимо от политической структуры. Учитывались, конечно, духовность, характер народа, специфика страны и прочее, но способ реформирования экономической системы был одним и тем же. Ленинская нэп, "новый курс" Рузвельта, реформы Эрхарда, "японское чудо" и китайский прорыв в XXI век, - все они базируются примерно на одной и той же программе. В ней есть всего три-четыре главных пункта.

Первый: должен проводиться такой курс, при котором максимально поддерживаются реальный сектор экономики, отечественный товаропроизводитель. Приоритеты, конечно, у каждой страны свои - где сельское хозяйство, где машиностроение, но главное - это должен быть реальный сектор экономики. Второй: все делается для резкого повышения уровня и качества жизни людей, их покупательной способности. Для того чтобы человек почувствовал, что о нем помнят, о нем заботятся, ему дают выжить, дают работу. Это означает, что без резкого улучшения жизни людей вся ситуация может просто взорваться. Третий пункт: включаются все механизмы, чтобы прекратить грабеж населения и страны в целом. И четвертый: восстанавливается система управления, которая и позволяет осуществить намеченную программу. Других способов вывода страны из кризиса у нас уже нет. Резервы и ресурсы пропиты и разворованы, бюджет мизерный, население обнищало и вымирает.

Народно-патриотические силы все время подозревают нас в том, что мы придем и все отберем. У 70% сограждан уже все отобрали, так что отбирать нечего. Если есть мозги у тех же олигархов, у всех, кто нажил себе баснословные состояния, то они должны понимать, к чему дело подошло. Если понимают, обязаны сами 30-40% своих капиталов отдать в государственный бюджет. Он сегодня должен быть в два раза больше. Для примера - я на днях обнародовал дополнительные источники доходов на 860 миллиардов рублей, которые уже завтра могут быть в государственной казне. Сами капиталисты должны быть заинтересованы в том, чтобы в бюджете было достаточно денег, иначе они опять потеряют, если вдруг на просторах страны разыграется очередная междуусобная драка. Ведь сейчас примерно 80 миллионов человек живут меньше, чем на 1 доллар в сутки.

- Так, может быть, Путин и возьмется проводить такую антикризисную программу?

- Я пока ничего такого в его действиях не вижу. Хотя очевидно, что и нашу программу господа из Кремля взяли на вооружение. Мы вот предложили увеличить пенсии минимум до одной тысячи рублей. Путин тут же пообещал это сделать до конца 2000 года. Ну что нам, в суд на него подавать за плагиат? Да ради бога. Пусть он так у нас крадет наши идеи, только бы реализовал их, только бы народ от этого выиграл. У нас хороших идей много, в отличие от тех, кто организует путинскую избирательную кампанию. Программу для него пишут Ясин и Греф. Что они в ней напишут, страна наперед знает. У них забота не о народе, а о тех, кто его грабит. А позаботиться о тех, кто сегодня живет в России в нищете - тут Путин прав, когда говорит, что мы богатая страна бедных людей, - у них, во-первых, мозгов не хватает, а во-вторых, совести. У господ реформаторов с этим всегда было плохо.

Вот, например, чеченская проблема. Пора уже понять, что методом - всех "мочить" и все долбить - этой проблемы не решишь. От Чечни-то и так уже ничего не осталось. В этой республике сейчас нет ни одного рабочего места, а завтра туда вернутся полмиллиона беженцев. Какие у них будут источники существования? Воровать опять людей и керосин с бензином гнать из нелегально добытой нефти? К сожалению, альтернатив этому в нынешних федеральных программах пока я не вижу. Я уже опубликовал подробную программу развития послевоенной Чечни. Там все в деталях прописано, что надо сделать, чтобы там исправить ситуацию. Какова ее суть? Очень простая - без работы, без социальной поддержки и без восстановления законности федеральной власти там делать будет нечего.

- КПРФ и блок народно-патриотических сил всегда ставили интересы государства выше партийных, а потому часто шли на весьма тяжелые компромиссы. Сохранили вы такой подход или теперь ситуация изменилась, и вы собираетесь встать в жесткую оппозицию режиму?

- Я скажу так. В свое время Горбачев разрушил все ценности нашего народа и порвал нервную систему, пронизывавшую всю нашу страну. Система эта базировалась на партии, Советах, госбезопасности, армии, общественных движениях и так далее. Он все разрушил. В этом отношении он самый большой кретин в области государственного управления, которого я лично знаю, - имея мощную державу, волю и желание народа провести реформы, он пошел по пути ломки всего и вся. Ельцин продолжил дело Горбачева, но уже в области экономики. Он ее всю угробил. И вот сейчас мы подошли к моменту смены власти с пониманием того, что старый курс - это беда для России. В связи с этим есть три варианта возможного развития ситуации в стране.

Первый - установление диктатуры для дальнейшего проведения старого курса и всей прежней ельцинской политики. Это кончится для страны плохо. Во-первых, диктатура на заре ХХI века абсолютно бесперспективна, во-вторых, с ее помощью нельзя решить ни одного вопроса, а в-третьих, для диктатуры нужны определенные условия. Во главе страны должен быть очень авторитетный человек, он должен иметь отстроенными все те структуры, которые станут заниматься грязной работой, и, наконец, он должен иметь резервы, чтобы откупаться от недовольства населения, и, очевидно, широкую поддержку извне. Ни одного из этих элементов и в помине нет.

Второй вариант - в известной мере тот компромисс, о котором вы спрашивали. Но этот компромисс, основанный на восстановлении в стране справедливости, подлинной демократии и народовластия, сотрудничестве всех форм собственности и хозяйствования, кроме нас - народно-патриотических сил - обеспечить некому.

И третий путь, третий вероятный сценарий -интенсивный распад Российской Федерации. Я считаю, что и первый, и третий варианты для нашей страны совершенно неприемлемы. Кстати, также они неприемлемы и для всех тех, кто живет вокруг нас.

Компромиссный же путь можно обеспечить только в том случае, если понимать, что Россия - это левая страна по своим убеждениям и характеру и что без нормальной вертикали сильной власти она жить не может. А это требует усилий для проведения постоянного диалога между всеми, кому дорого будущее страны. Но я вижу, что сегодня либеральные реваншисты пытаются еще раз захватить все властные рычаги и снова проводить свою старую политику уничтожения государства. Это путь к большой драке и распаду нашей державы.

- Вы хотите сказать, что в ответ на ваше желание достичь компромисса с противоположной стороны стремления к нему нет?

- Дело не в этом, ведь та сторона очень неоднородна. Ее политика будет зависеть от того, кто в ней восторжествует и займет главенствующие позиции. Это видно совершенно отчетливо.

- Давайте, Геннадий Андреевич, обратимся к вашей предвыборной программе, которую вы в последнее время широко пропагандируете.

- А ведь вот что интересно: пока она готовилась, я ее давал посмотреть различным очень толковым людям. Ее читали и крупные руководители производства, и предприниматели, и молодые финансисты. Ее смотрели и иностранные инвесторы. И все сказали, что это абсолютно реальная, конкретная и во многом выполнимая программа. И мне было вполне определенно сказано: будете ее выполнять, мы готовы с вами сотрудничать. Наша программа удовлетворяет более 90% граждан. Это программа народно-демократического этапа преобразования страны.

- Не могли бы вы обозначить ее основные принципы?

- Ключевые вопросы в любой программе - это власть, собственность, права человека, демократические свободы, духовная сфера, наука, образование, культура, вот то главное, что должно быть в любом программном документе.

Есть закономерности XX века. В течение всего его хода во всем мире повышалась роль государства. В XX веке спасались социализмом и выходили благодаря этому из кризисов почти все - и в Европе, и в Азии. В XX веке нарастала урбанизация населения, в XX веке научно-техническая революция играла колоссальную роль. В XX веке расцвела самобытность народов, их культур, языков и так далее. И в XX веке началась мощная глобализация всего мира и попытка построить его на американский лад.

Создавая любую программу, вы должны исходить из всего вышеназванного. В мире государственная собственность с 8% в начале века к его концу выросла до 48%. А в нашей стране государство, наоборот, сейчас своей собственности почти не имеет, всего, может быть, 10-20%, да и то использует ее неэффективно. Поэтому нужен ответ на этот один из главных вопросов. В моей программе он есть: государство должно быть эффективным собственником, чтобы обеспечить бесплатное образование, медицинское обслуживание, социальные гарантии и прочее.

- Вы считаете, что государство должно быть собственником в определенных сферах экономики или повсеместно?

- Конечно, в базовых отраслях народного хозяйства. Прежде всего государство должно эффективно использовать природные ресурсы. Кстати, по официальным оценкам, мы самая богатая страна в мире - наши природные богатства оцениваются в 27 триллионов долларов. Но используем мы их пока недостаточно. У нас в год добывается на 80 миллиардов долларов различных ресурсов, а весь федеральный бюджет - всего 20 с небольшим миллиардов. А вот если хотя бы половина этих добываемых богатств принадлежала государству, то была бы весьма приличная прибавка. Пресечение нелегального вывоза капитала может дать в бюджет еще 320 млрд. рублей. Критики нашей программы говорят, что новые собственники так просто не отдадут то, что приносит им большую прибыль. Да, по идее, они сами должны предложить этот вариант, если, конечно, сейчас хорошо проанализируют ситуацию. Если собственник умеет управлять эффективно, то государство его поддержит, но это же ненормально, когда на каждой тонне нефти он наживает 60 долларов, а стариков и детей кормить нечем. Да это не просто ненормальная ситуация, это крайне опасное и недопустимое положение.

Второе направление и нашей, и любой другой программы - это выживание людей. Либеральный эксперимент очень дорого обошелся нашей стране. Рождаемость сократилась с 17 с небольшим человек на тысячу до 9, а смертность выросла с 8 до 15. То есть не родились 8 миллионов и досрочно вымерли 5, всего 13 миллионов человек. Эта цифра уступает только потерям во Второй мировой войне.

- Как вы считаете, будет ли второй тур президентских выборов или все решится еще 26 марта?

@@@
"У нас есть шанс победить"
"Экстремальные" выборы сплотили элиту
Банкротство новейшей аграрной политики
Возвращение призраков
Год глобального антитеррора
До пропасти один шаг
Загадки статистики

Инфляции не по зубам только золото

@@

Итоги минувшего года принесли вкладчикам банков одни разочарования

2008-01-16 / Игорь Наумов Неожиданно высокая инфляция, зафиксированная по итогам прошедшего года на уровне 11,9%, обесценила деньги вкладчиков, размещенные на банковских депозитах. Причем согласно последним данным Центра макроэкономических исследований (ЦМЭИ) компании «БДО-Юникон» отрицательную реальную рублевую доходность показали все банковские депозиты, открытые в начале 2007 года независимо от выбранной валюты и сроков вложения. На фоне рекордного роста цен на золото в прибыли остались лишь владельцы металлических счетов.







Спасти сбережения от обесценивания пока могут лишь вложения в дорожающие драгметаллы.

Фото Артема Житенева (НГ-фото)

Золото на Товарной бирже Нью-Йорка (COMEX) 14 января впервые превысило ценовой рубеж 915 долл. за тройскую унцию. Всего за пять торговых сессий тройская унция золота на COMEX подорожала на 4,6%, или на 41,4 долл. Одновременно американская валюта продолжает сдавать позиции по отношению к евро, вплотную приблизившись к очередному психологическому рубежу в 1,5 долл. за 1 евро.

Таким образом, начало 2008 года не принесло перемен на финансовых рынках. Как и в прошлом году, наиболее доходным инструментом накоплений для россиян остаются металлические счета. По данным ЦМЭИ, в 2007 году на фоне высокой инфляции лишь металлические счета показали реальную рублевую доходность на уровне 13,66%. Неплохую доходность продемонстрировали и некоторые паевые инвестиционные фонды (ПИФы), обеспечившие вкладчикам в условиях высокой волатильности фондового рынка рост покупательной способности инвестиций до 40%.

В то же время почти все остальные инструменты сохранения и приумножения накоплений вкладчиков разочаровали. Например, жилая недвижимость в Москве для инвестиций уже не привлекательна – за минувший год вложения в нее обесценились на 11,8%. Отрицательную реальную рублевую доходность показали и все банковские депозиты, открытые в начале 2007 года, независимо от выбранной валюты и сроков вложений. Наихудшие результаты у вкладов в американской валюте: депозиты в долларах сроком на один год обесценились более чем на 11%, в рублях – на 2,02%, в евро – на 1,51%. Но больше других потеряли те, кто хранит деньги под матрасом. Так, покупательная способность сбережений в наличных евро снизилась на 7,43%, а в наличных долларах еще больше – 16,67%.

@@@
Инфляции не по зубам только золото
Качественные изменения
Крах мясного рынка
Кризис и оппозиция
Либеральное дежавю в актуальном контексте
Меньше, да лучше
Направление курса

Нужны ли российской власти деньги

@@

Природные ресурсы, государство и собственники: проблемы взаимоотношений

2001-09-27 Мы заканчиваем публикацию материалов круглого стола, посвященного проблеме природной ренты в России. Начало см. в "НГ" от 25.09.01.



ИГРА ПО ПРАВИЛАМ И БЕЗ

Юрий Голанд. Я думаю, что при всех разногласиях у присутствующих есть единство в констатации очевидного факта - при советской власти страна могла получать от экспорта продукции ТЭКа и других сырьевых отраслей средства, которых хватало и для образования, и для науки, и для других статей бюджета, в том числе для огромных капитальных вложений, зачастую нецелесообразных. Сейчас, когда по сравнению с советскими временами очень сильно сократились военные расходы и капитальные вложения из бюджета, а доходы от экспорта в последние годы даже возросли при существенном падении импорта, казалось бы, должны быть деньги на бюджетную сферу, на развитие наукоемкого производства. Но фактически денег на эти цели нет. Куда же они уходят? Ответ на этот вопрос известен: они уходят владельцам, менеджменту экспортных предприятий и связанным с ними достаточно узким социальным группам.

Говорят, что для того, чтобы изменить подобное положение, надо повысить роль государства на этих предприятиях. Но ведь и сейчас, например, в РАО "ЕЭС" доля государства в акционерном капитале более половины, а должной финансовой прозрачности нет. Точно так же в "Газпроме" государству принадлежит около 38% акций, в совете директоров всегда было много его представителей, а куда уходили деньги, было неизвестно - по крайней мере до смены руководства. Поэтому, когда мы говорим об усилении роли государства в крупных экспортноориентированных предприятиях, надо понять, кто именно представляет на них государство и как он будет действовать.

Я думаю, что с теоретической точки зрения вычислить ренту, как это предлагают, вряд ли возможно в наших условиях, когда цены определяются мировым рынком и нет перетока капиталов, ведущего к образованию средней нормы прибыли. По-моему, практически более надежен другой путь ее изъятия - посредством введения дополнительных налогов на сверхприбыли экспортеров, ставка которых может быть привязана к мировым ценам.

Здесь как-то иронически было сказано насчет бюджетной сферы, что, мол, если дать деньги врачам и учителям, то от этого будет только инфляция. Это очень странно слышать. Развитие бюджетной сферы - образования, науки, медицины - нужно даже коммерческому сектору, потому что уменьшает его затраты. Но, что еще важнее, без значительного увеличения финансирования бюджетной сферы нельзя решить социальные проблемы, замедлить рост преступности, наркомании, таких болезней, как туберкулез, СПИД. Кроме того, давно замечено, что развитие культуры и науки способствует смягчению нравов. Наверное, мы все хотим жить в культурной стране с доброжелательными отношениями между людьми, а не в криминальной и озлобленной.

Михаил Субботин. Я попытаюсь "рационализировать" наш разговор - важно прежде всего договориться о терминах.

Сегодня много говорили о приватизации, о частных нефтяных компаниях как о едва ли не главной причине "недосбора" ренты. Мне кажется, что не по тем стреляем. На самом деле эти компании играют по существующим для них правилам. Если в государстве установлены ТАКИЕ правила, они по ним и играют. Изменятся правила - и компании будут играть в соответствии с ними. Надо разбираться в том, почему нет соответствующих правил, какова здесь роль представительных и исполнительных органов власти, кто заинтересован в отсутствии законов, почему не разработаны соответствующие процедуры для деятельности государственных служб и так далее. Нельзя не согласиться и с тем фактом, что компании сами очень серьезно влияют на процесс формирования правил.

Давайте "разведем" совершенно разные понятия - например, "рента" и "собственность". Вот прошла приватизация, и некие активы оказались в руках частных лиц. Если государство хочет поучаствовать в разделе предпринимательских доходов, оно может выкупить пакеты акций этих компаний, в той или иной форме деприватизировать их собственность, более внятно распоряжаться теми ее кусками, которые у него еще остались, но все это - участие в прибылях, а не присвоение ренты. Рента - это плата за право пользоваться недрами, которые остаются в руках у государства по сей день. Значит, главный вопрос состоит в том, насколько умело государство управляет своими недрами, как оно влияет на арендатора, которому предоставило их во временное пользование.

Мы все время говорим об очень важном вопросе - налоговом бремени, но не говорим о стабильности (и правовой, и налоговой) условий проектов. Тем самым мы ставим телегу впереди лошади. Если нет стабильности условий реализации проекта, вообще невозможно определить, большое или маленькое фискальное бремя несет недропользователь. В обстановке фискальной неопределенности любая компания будет прятать свои доходы, доказывать, что налоговое бремя непосильно. Это совершенно очевидно.

Дифференциальная рента и рента. Существуют разные месторождения - более и менее доходные. Собственник недр должен получать больший доход там, где участки недр лучше. Кроме всего прочего, аккуратное изъятие ренты - это не только способ пополнения государственной казны. Это - необходимое условие для создания здоровой конкуренции на рынке. Если государство оставляет часть ренты компаниям - пользователям недр, то получается, что им не нужно хорошо работать, не нужно эффективно разрабатывать месторождения. Если ты волею судеб получил лицензию на хорошее месторождение, а государство не отбирает ренту, значит, твои конкуренты тебе уже и не конкуренты. Между тем у нас летом была принята глава Налогового кодекса о налоге на добычу полезных ископаемых, которая установила ЕДИНЫЙ налог для всех. Рентный платеж, уничтоживший дифренту. Минфин в свое время оценивал этот налог в размере 16,5% с оборота. Следовательно, если компания не может заплатить этот "оброк", то разработка месторождения должна быть прекращена. Много лет у нас в стране шла работа по созданию специального налогового режима для малодебитных и прочих трудных, малорентабельных, "плохих" месторождений. Теперь, с введением налога на добычу, множество месторождений автоматически выпадет из производственного процесса.

Далее: рента и налоги. Рента - это не налоги. Это не налоги даже по определению понятия "налог", которое есть в Налоговом кодексе. Налог должен иметь фиксированную ставку, конкретного налогоплательщика и так далее. Если нельзя установить ставку налога, это - не налог. Если у вас сотни разных месторождений, то единые фискальные условия, единое для всех "прокрустово ложе" - далеко не самый эффективный способ ренты. В мире существуют отсеянные временем способы изъятия ренты. Все давно известно, и не надо, как это делают сегодня наши фискальные органы, изобретать велосипед.

Введя налог на добычу, у нас одним махом разрушили все действовавшие в стране лицензионные договоры: де-факто государство в одностороннем порядке пересмотрело их условия, то есть нанесло удар по фундаментальному правовому принципу, что закон обратной силы не имеет. В принципе можно обсуждать разные варианты, но включение рентных платежей в качестве налогов в Налоговый кодекс автоматически ставит крест на возможности нормального, аккуратного изъятия ренты. Крест на создании прогнозируемого фискального режима, когда компании знают, сколько они будут платить в будущем, и могут выстраивать свою инвестиционную политику. Поэтому, хотя введением налога на добычу некоторые компании вроде бы осчастливили, на самом деле плохо сделали и им тоже, лишив их инвестиционной перспективы.

Сегодня у нас не только нет аккуратного изъятия ренты, но еще и условия работы инвесторов нестабильны и непрозрачны. Ежегодно нефтяные компании и государство договариваются о размере отчислений в бюджет. И дальше действуют согласно этим договоренностям. Не по закону, а по понятиям. Может быть, все-таки пришло время эту ненормальную ситуацию изменить?

ОСОБЫЙ ПУТЬ К КОРЕЙСКОЙ МОДЕЛИ

Евгений Гавриленков. Я бы предпочел начать с более общих соображений и вернуться к заданному Александром Сергеевичем вопросу о том, что, с одной стороны, Путин говорит, что нам нужно сильное государство, а с другой - его действия порой вроде бы противоречат этому. Я думаю, что тут нет противоречия. Что такое сильное государство? Это в первую очередь сильная экономика и сильный бизнес. Я далек от того, чтобы идеализировать наш крупный бизнес. Но если мы будем анализировать поведение, действия этих двух агентов - бизнеса и государства - в 90-е годы, то увидим, что бизнес периодически обыгрывал и продолжает обыгрывать государство. Более того, именно государство создавало такие условия, в которых и вырос тот бизнес, который мы имеем сейчас.

Рента и нефтяные доходы, на мой взгляд, проблема частная. Давайте посмотрим, что было в начале реформ, в 1992 году. Ведь те люди, которые сейчас занимаются бизнесом в нефтяном или металлургическом секторе, вышли в основном из банковского бизнеса. Деньги были первоначально накоплены именно там. Что делала власть, государство? Под 20, 30, 40, максимум 60% давался кредит, тогда как инфляция составляла более 2000%. Чтобы зарегистрировать банк, нужно было в то время 5 тысяч долларов. И пошло-поехало. Поэтому проблемы, которые мы имеем сейчас, - это не проблемы последних лет, а несколько более отдаленные. И если, например, в Польше банковский сектор не получил такого бурного развития, как у нас, - были существенные ограничения, - и наиболее инициативные люди устремились в промышленность, то мы пошли по своему пути, и сегодня Россия в отличие от традиционно европейской или англосаксонской модели развития экономики оказалась ближе к азиатской модели. В ходе этой нашей эволюции экономической системы и выкристаллизовалась наша бизнес-элита, которая сначала получила деньги в условиях высокой инфляции и банковских спекуляций, а потом эти деньги были вложены в реальные активы, в том числе и в нефтяной бизнес. Государство же если и не оказывалось в проигрыше, то содействовало процессу обмана самого себя.

Сейчас, как мне кажется, есть одна ключевая для России проблема - это то, что у нас имеется избыточная добавленная стоимость, преимущественно создаваемая в ограниченном круге экспортноориентированных отраслей. Причем это оказывается возможным в результате искаженной структуры внутренних цен, искаженного курса рубля, дешевой рабочей силы и так далее. И потому отток капитала из страны составляет примерно 10% ВВП - это грубая оценка за последние года два. Вывоз капитала - вполне естественная реакция нашего крупного бизнеса, раз некуда вкладывать деньги внутри страны. И тут возникает естественный вопрос: а если бы государство действительно могло придумать, как изъять эти доходы и вложить их в экономику, то были бы эти вложения эффективными? Я не уверен. Достаточно посмотреть на наш Сбербанк - вполне государственную структуру. К середине года вклады населения в очередной раз увеличились, 75% рынка банковских услуг контролируется Сбербанком, а реальные процентные ставки по вкладам - отрицательные. Доля невозврата кредитов Сбербанку выросла за полугодие на 30%. То есть банк, выступающий от лица государства, изымает деньги у населения, особенно у пенсионеров, о которых мы все так заботимся, и кредитует непонятно что. Поэтому я не очень верю в то, что государство может более эффективно перераспределять финансовые ресурсы, чем частный сектор, и мои симпатии, скорее, на стороне бизнеса. В этом году инвестиции, возможно, увеличатся более равномерно, чем в прошлом году, когда примерно 50% всех инвестиций пришлось на транспорт и топливную отрасль, а в остальных инвестиции практически не выросли, был даже некий спад. И, на мой взгляд, это следствие той эволюции системы, когда экспортеры - например, нефтяники, - скупив активы внутри страны, начинают развивать непрофильный бизнес. Это не идеал, к которому надо стремиться, а просто естественный процесс, и он гораздо лучше, чем если бы у нас государство изымало ренту на 100 процентов и тем или иным способом ее перераспределяло. Это напоминает корейский вариант, каким он был до кризиса 1997 года, - после него Корея пошла уже совершенно другим путем. Наша экономика сейчас, может быть, похожа на индонезийскую или филиппинскую, где 15 богатейших семей контролируют 70-80% активов страны. Но все-таки я думаю, что это чуть лучше, чем если бы экономика была отдана на откуп чиновнику. Хотя в долгосрочном плане при таком ходе развития мы, конечно, будем иметь много проблем - но не в ближайшие пять лет.

Виктор Ивантер. Есть чиновники, которые воруют и берут взятки. Есть чиновники, которые не воруют и не берут взятки. Есть бизнес, который коррумпирован и связан с этими коррумпированными чиновниками и уголовниками. Но нельзя говорить, что весь бизнес связан с уголовниками. Мне кажется, что нельзя так обобщать, по принципу "все повара воруют", - так не бывает. Если чиновнику поручать только то, что он ДОЛЖЕН делать по своим обязанностям, то все будет правильно. Как вы замените судью? Экономику вы заменили бизнесом. А с судьей как быть?

Ципко. О чем мы и говорим! Надо сохранять инфраструктуру.

Ивантер. Мне кажется, что все-таки Руслан Семенович прав - необходимо иметь государственного трейдера в некоторых областях. Черномырдин спас страну тем, что он не дал тронуть "Газпром". Эффективно ли работал "Газпром"? Нет, неэффективно. Но он сохранился!

ЗОНА ПЕРИФЕРИЙНОГО КАПИТАЛИЗМА

Сергей Кара-Мурза. По-моему, наш разговор показал, что какого-то общего видения вопроса со стороны сообщества экономистов нет. Самые главные критерии, которые здесь применялись, являются идеологизированными. Говорили, что при Госплане природная рента шла в народное хозяйство и система работала так, что народ мог питаться, учиться, наращивать квалификацию - страна воспроизводилась. Эту систему изменили - и экономика не может обеспечить даже простого воспроизводства страны. Но сама возможность взять что-то из старой системы (например, Госплан) отвергается потому, что это тоталитаризм. То есть чисто идеологический фантом (тоталитаризм) возводится в ранг фундаментального критерия, а выживаемость страны и народа считается критерием несущественным. Эта особенность мышления здесь очень ярко проявилась.

Вторая особенность наших рассуждений в том, что мы сознательно уходим от генезиса той системы, которая нынче сложилась. Мол, что есть, то есть, и будем искать только "рациональные" мотивы того, что сделали. Иными словами, не будем подозревать никого в коррупции и корыстном подходе к приватизации. Почему же? Это столь же рациональный мотив, как и другие. Не составив достаточно полный перечень рациональных мотивов действий реформаторов, мы не сможем очертить генотип той системы, которая возникла. А этот генотип оказывает гораздо большее влияние на все последующие события, чем отдельные технические ошибки или, наоборот, удачные решения. В 1991 году, когда готовился закон о приватизации, работали большие группы специалистов, включая криминалистов, и все, что потом произошло в ходе приватизации, было в апреле-мае 1991 года предсказано с высокой точностью. Экспертиза закона о приватизации дала именно ту картину, что мы сейчас имеем. Дележ огромной государственной собственности происходил вопреки целесообразности, социальной оптимизации и так далее. Это был просто криминальный раздел. И покуда это не будет выявлено и обсуждено без гнева и пристрастия, мы никуда не уйдем от нынешнего положения, поскольку эта система, сохранив свой "генотип", продолжает воспроизводиться.

Что произошло в ходе реформы? Сломали определенный тип хозяйственной системы, который мы плохо понимали, так как политэкономия социализма трактовала его в неадекватных категориях. Сломали тип народного хозяйства, натурального хозяйства семейного типа, для которого в принципе рентабельность отдельных частей была не так существенна, и попытались переделать его в конгломерат отдельных предприятий, каждое из которых действует согласно критерию рентабельности. А хозяйство в целом парализовало.

Давайте определим: должно государство обеспечивать народу возможность жить или не должно? В нынешней системе возникли не просто порочные круги, а система порочных кругов. Денег у правительства нет, а брать ренту оно не хочет. Наш народ превращается в "общность, которую не имеет смысла эксплуатировать". И когда говорят: "похоже на Бразилию", "похоже на Индонезию" и Бразилию уже представляют как идеал, это означает, что Россию сознательно превращают в зону "периферийного капитализма". В ней будут небольшие анклавы более или менее современного производства, а остальная масса людей будет выживать путем, грубо говоря, поиска кореньев. Людей превращают в фактор природы, а не в социальный и культурный фактор, даже не в рабочую силу.

Более того, поскольку эта система уже принята частью научного сообщества как единственно возможная, перспективой стало просто исчезновение нашей страны. Если посмотреть в динамике добычу нефти и рост числа занятых в нефтедобыче - людей, которые присасываются к этой ренте, - мы увидим, что создается система не просто НЕЭФФЕКТИВНАЯ, но и АНОМАЛЬНАЯ. А что происходит на земле? Скот для крестьян всегда был средством страхования от социальных и прочих катастроф. И мы видим, как уже 12 лет идет уничтожение скота, и нет никакого признака стабилизации. Получается, что речь действительно идет о том, что масса нашего народа должна быстро сокращаться. Ради каких ценностей принимают все это экономисты? Почему они уходят от главных, критических проблем? Иногда кажется, что за столом собираются люди и людоеды - и рассуждают о кухонной утвари. Вроде об одном и том же, а ведь для обеих групп это - разные элементы несоизмеримого бытия.

Гринберг. В принципе, если ничего не делать, тоже что-то получится. Великий мастер афоризмов Виктор Степанович Черномырдин, когда одна журналистка, выпытывая у него подробности, спросила: "А как вы думаете, сбудется это у нас?" - сказал: "И все у нас может сбыться. И сбудется. Если ничего не будем предпринимать". (Смех.) Я думаю, что такой вариант в принципе возможен, о чем и говорил Евгений Евгеньевич. При самом хорошем варианте можно ожидать тихой деградации. Наша страна находилась во втором мире. Бразилия была в третьем. В результате реформ ты переходишь либо в первый, либо в третий мир - второго мира теперь нет. Может быть, нас ждет такая судьба - судьба страны вроде Бразилии или Индонезии. Если не дергаться… Но мне бы не хотелось в такой стране жить. Есть еще какие-то резервы. И среди них те деньги, о которых господин Ивантер говорил, что их некуда тратить, - это просто абсурд! Реформаторы говорили: у нас государство слабое и пусть все идет, как идет. Я считаю, что это просто катастрофа.

РУБИКОН УЖЕ ПЕРЕЙДЕН?

Михаил Делягин. У нас есть вечная проблема: что хуже - неэффективный чиновный бюрократ или крупный эффективный бизнес? Говорят, что чиновник неэффективен. Правильно, неэффективен. Но неэффективность, когда что-то делается, лучше, чем эффективность, когда не делается ничего. Классический пример - Япония. Там в начале 50-х годов их неэффективные чиновники придумали 14 приоритетов. Из них семь оказались полной ахинеей. Они испортили себе экологию, понесли чудовищные потери. Но остальных семи хватило, чтобы вытащить страну. А у нас стало очень модно быть экономическим последователем князя Кропоткина, потому что идея о том, что государство - ночной сторож и должно быть им и по функциям, и по интеллекту, и, что особенно греет чиновников, по ответственности (но не по зарплате, обратите внимание, на зарплату все дружно жалуются!), и при этом не должно ничего не делать, - это прежде всего прикрытие собственной лени. Я помню, как я стал либералом году в 1993-м, это просто замечательно, когда можно ничего не знать - и быть всегда правым! Ничего не делать - и быть всегда правым! Причем, будучи либералом, вы подчиняетесь крупному бизнесу, и он за вас рулит - и при этом вас вкусно и сытно кормит. К сожалению, интересы крупного бизнеса не во всем совпадают с интересами общества; поэтому, когда он подчиняет государство, которое призвано служить именно обществу, то очень быстро разрушает ситуацию. В прошлый раз у нас был дефолт, сейчас будет девальвация. Это неизбежно. И тех пяти лет, о которых говорил господин Гавриленков, у нас нет.

Леонид Григорьев. Прежде всего. Мы с Евгением Евгеньевичем, не сговариваясь, говорили одно и то же. Поскольку пока мы не нашли эффективного способа использования государства…

ДелЯгин. Да мы - как реформаторское общество - пока и не искали! Мы говорили, что этого нельзя, и все тут!

Григорьев. Нет, секундочку. Пока мы исходим из того, что государство, которое было до того, использовало ренту плохо. Предыдущие 10 лет оно не хотело использовать ренту, я согласен с вышесказанным, но сейчас оно все еще де-факто не может этого делать. На мой взгляд, Рубикон перейден - мы перешли к классической системе, где государство отражает интересы крупного бизнеса. И сейчас эксперимент, фактически проходящий в этой стране, состоит в том, может ли крупный бизнес, утвердившийся в правах собственности, рационально использовать свои финансовые ресурсы. Я утверждаю, что консолидация бизнеса происходит - это уже не тот бизнес, что до 1998 года.

Я думаю, что за логикой рационального использования государством нашей ренты стоит не только защита населения, к чему я полностью присоединяюсь. Тут еще и скрытое предположение, что мы чем-то отличаемся от третьего мира и что эксперимент, проведенный в рамках второго мира, имел какие-то рациональные последствия, кроме высокого уровня образования и появления большого количества людей, которые способны изобретать оружие, но у которых большие проблемы с тем, чтобы изобрести что-нибудь еще. Россия могла более удачно провести рыночные реформы, но не могла с 5 тысячами долларов ВВП на душу населения присоединиться к развитым странам с 20 тысячами. Можно обсуждать, как в рамках новой системы сделать что-нибудь рациональное. Но у страны не видно никаких ресурсов, ни экономических, ни политических, для проведения другого эксперимента прямо сейчас.

Теперь что касается того, где Россия оказалась. Есть специальная статья с расчетами МВФ о том, кто где оказался по итогам XX века. Только одна страна в мире реально сделала большой скачок за минувший век - Тайвань. Практически все развитые, развивающиеся и переходные страны находятся относительно друг друга в 4 группах приблизительно там же, где они были в 1900 году. Не произошло никакого прорыва за годы советской власти: со Сталиным, без Сталина, с Хрущевым, с Косыгиным. Не произошло радикального изменения положения России относительно других развитых государств. И сравнение с Бразилией базируется не на любви к Рио-де-Жанейро и к карнавалу. Мы находимся на уровне Бразилии по ВВП на душу населения, и мы не перескочили в первую группу из второй не потому, что нам не повезло с реформой. Мы и были в этой второй группе, только мы иначе организовывали перераспределение производимого продукта в обществе. И Бразилия - это не абсолютный идеал, но родственная страна, у которой мы можем кое-чему поучиться. Мы не смогли распорядиться тем потенциалом, который у нас был, и много чего потеряли, но это потерянные 10 лет, а за 100 лет мы не сильно изменили свою жизнь.

ДелЯгин. Чисто статистическая справочка. Деление стран мира на четыре группы абсолютно условно и произвольно. С таким же успехом можно было делить на две - и тогда он тоже никак не изменился, или на десять - и тогда он менялся все время и весьма интенсивно. По данным того же МВФ, доля России в производстве мирового ВВП без учета покупательной способности составляла в 1990 году 6%, в начале рынка - 3,5-4%, сейчас - 0,65%. Это в качестве иллюстрации того утверждения, что мы якобы никуда не сдвинулись. Спасибо!

Ципко. Модель "образиливания" России абсолютно не учитывает идентитет, особенности нашего национального сознания. Подавляющая часть людей не примет Россию, в которой правят 15-20 финансовых структур и где всем остальным уготована роль "навоза истории". В такой России не захочет жить не только Руслан Гринберг, но и 99% населения. Раньше у них хотя бы была вера, что их государство что-то строит, играет существенную роль в мировой политике. Теперь мы забираем у них и это, последнее. Я думаю, что было бы самоубийством для нынешней либеральной элиты, если бы она вслух сказала населению, что Рубикон уже пройден, что у нас не может быть никаких других хозяев, кроме тех, которые есть сегодня, что у нас одна надежда - на добрую волю тех, кто умеет "обыгрывать государство".

Голанд. Мне кажется, что Евгений Евгеньевич поставил вопрос принципиально. Он говорил о том, что на протяжении всего периода реформ правительство выполняет волю крупного бизнеса, который присваивает себе ренту, и это естественный неизбежный процесс, в который мы не можем эффективно вмешаться. Он заметил, что наблюдается улучшение в поведении крупного бизнеса в последние годы и надо на этот процесс положиться. Но, во-первых, не надо забывать о том, что правительство, действуя в угоду крупному бизнесу, привело страну к дефолту. Во-вторых, неверно, что оно всегда выполняло волю крупного бизнеса: правительство Примакова вело политику, учитывающую интересы более широких кругов, и как раз благодаря этому стабилизировало положение. После Примакова действительно произошел возврат к прежней политике, а хорошие экономические результаты объясняются в первую очередь не политикой правительства, а высокими мировыми ценами на наши экспортные товары.

Правда, можно сказать, что изменить ход исторического процесса мы все равно не можем и как все идет, так и будет идти. Но когда возникают кризисные явления, как, например, было во время дефолта, то наступает общественная потребность в смене курса. Наша задача, как я ее себе представляю, состоит в том, чтобы заранее попытаться подготовить такие перемены в плане научном и идейном. Как сказал классик, не пропадет наш скорбный труд.

@@@
Нужны ли российской власти деньги
От Персеполиса до Франкфурта
Отечественные компании вытесняют импорт
Пиявка для "Газпрома"
Рейтинг сотовых трубок – 2005
Риелтор в налоговой тени
Россия не может обеспечить себя зерном

Россия сдает позиции

@@

В 2009 году страна может утратить восьмое место среди крупнейших экономик мира

2009-01-27 / Михаил Сергеев

Все материалы по теме "Мировой финансовый кризис"









Китайцы по кирпичику увеличивают экономический отрыв своей страны от безнадежно отставшей России.

Фото Reuters

Еще недавно российские власти гордились бурным ростом экономики, которая в прошлом году поднялась на несколько ступенек в мировой табели крупнейших экономик мира. Однако ожидаемое в этом году падение объемов ВВП вкупе с девальвацией рубля грозит отбросить Россию во второй десяток стран с крупнейшими экономиками по номинальному объему ВВП в долларах. Если оправдаются последние прогнозы Минфина и Минэкономразвития, то в 2009 году РФ могут обогнать по размеру экономики не только Канада и Бразилия, но также Индия и Корея.

В опубликованной вчера статье в журнале «Вопросы экономики» вице-премьер, министр финансов Алексей Кудрин фактически признал, что Россия в 2009 году в наибольшей степени пострадает от мирового кризиса. Из наиболее динамично развивавшихся до сих пор стран БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай) только РФ в 2009 году, по прогнозу правительства, ожидает не рост, а падение ВВП, которое может достичь, по оценкам Минэкономразвития, 0,2%. По прогнозу Всемирного банка (ВБ), экономика Китая за этот год вырастет на 6%, Индии – на 5,8%, Бразилии – на 2,8%.

Если этот прогноз сбудется, то Россия может лишиться нынешнего высокого места в рейтинге крупнейших экономик мира. Еще в мае прошлого года наша страна занимала в этом рейтинге седьмую строчку по паритету покупательной способности (ППС) и восьмую – по номинальному объему ВВП в долларах США. В нынешнем году нашей стране грозит вылет из первой десятки.

«Объем нашего ВВП, рассчитанный по паритету покупательной способности валют, превысил два триллиона долларов. По этому показателю Россия сейчас занимает седьмую позицию в мире. А по прогнозам международных экспертов, способна уже в текущем году шагнуть еще на одну ступень вверх и обойти по объему ВВП такую страну «восьмерки», как Великобритания», – говорил в мае 2008 года Владимир Путин, бывший тогда только кандидатом в премьеры. Основанием для его оптимизма был прогноз МВФ по развитию мировой экономики до 2013 года, который был опубликован в апреле 2008 года. Однако с началом острой фазы кризиса большинство прогнозов МВФ устарели. Девальвация национальных валют и спад производства во многих странах сделали сопоставления ВВП по паритету покупательной способности крайне сомнительными. Тем не менее сравнения стран по номинальному долларовому эквиваленту ВВП пока еще возможны.

Так, номинальный объем ВВП РФ в 2009 году, согласно прогнозу Минэкономразвития, составит 41 трлн. 477 млрд. руб., что при среднегодовом курсе доллара в 35,1 руб. соответствует примерно 1,181 трлн. долл. Для сравнения: весной 2007 года МВФ прогнозировал рост российского ВВП в 2009 году до 2,016 трлн. долл. По данным МВФ, в прошлом году ВВП РФ в долларовом эквиваленте впервые в современной истории превысил ВВП Канады, Испании и Бразилии. При этом экономика России по итогам года должна была оказаться на восьмом месте в мире. Но из-за вызванного кризисом падения ВВП и девальвации рубля в 2009 году Россию могут обогнать не только эти три страны, но также Индия и Корея. Долларовый эквивалент ВВП этих стран будет близок к российскому или превысит его.

Негативные тенденции увеличивают отставание России и от экономик стран-лидеров. В 2008 году экономика страны в номинальном долларовом выражении была меньше экономики Китая в 2,3 раза. В 2009 году этот разрыв может вырасти до 3,5 раза.

@@@
Россия сдает позиции
Россиян поразили новым прогнозом
Рынок вместо революций
Сергей Кириенко: "Нам удалось укрепить Россию"
Стратегию-2020 признали фантастикой
Суперплатформа для левых и правых
Хранить деньги придется в рублях