Взгляд с другого берега


@@@

Жизнь советских граждан в оккупации глазами коллаборационистской журналистики

2001-06-22 Немецкие оккупационные власти издавали газеты практически в каждом областном и даже в некоторых районных центрах. Самым распространенным названием было вполне советское - "Новый путь". Часто в них работали те же журналисты, что и при советской власти. Только теперь воспевали не коммунизм, а национал-социализм и ругали не фашистов, а большевиков. Наряду с пропагандистскими штампами в этих газетах присутствовали и зарисовки нелегкого быта оккупации, проступавшего сквозь редакционный глянец. Подшивки газет взяты из Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ). Особенно замечательна была газета Локотского окружного самоуправления "Голос народа", выходившая в 1942-1943 годах тиражом 8 тысяч экземпляров. В поселке Локоть, райцентре тогдашней Орловской области, образовалась русская национал-социалистическая партия во главе с инженерами Константином Воскобойником и Брониславом Каминским и своеобразная "Локотская республика" из нескольких районов Орловской и Курской областей, чью автономию признали немцы. Руководители Локотя солидаризовались с "окончательным решением еврейского вопроса" и другими преступлениями нацистов. Здесь сформировалась Русская освободительная народная армия (РОНА), ставшая впоследствии ядром власовской армии. Газета дает нам возможность проследить, как жилось людям в этой эфемерной республике, где расцвет частной инициативы соседствовал с террором и постоянной борьбой с советскими партизанами. По просьбе "НГ" историк Борис Соколов составил обзор публикаций этой газеты, а также газет "Голос Крыма" (Симферополь) и "Новый путь" (Рига).



10 ОКТЯБРЯ 1942 года "Голос народа" писал: "5 октября в городском театре имени Воскобойника состоялось торжественное собрание, посвященное первой годовщине освобождения Локотского округа от большевиков…

С приветствием от германского командования выступил полковник Рюбзам - командир 17-й танковой дивизии, которая 4 октября 1941 года очистила поселок Локоть, а 6 октября 1941 года - город Брянск от большевиков.

- В данный момент, - сказал полковник, - бойцы милиции рука об руку с победоносной Германской армией идут к новым победам. Адольф Гитлер даст нам мир, свободу и счастье.

Майор фон Фельдгейм, приветствуя русский народ, особо отметил первого организатора национал-социалистической партии в России и лучшего из людей нашего округа К.П. Воскобойника. Майор благодарил господина Каминского за умелую организацию борьбы с партизанами.

Затем обер-бургомистр округа г-н Каминский выступил с ответным словом, передав полковнику Рюбзам и германским солдатам спасибо от всего русского народа за освобождение населения от сталинского ига.

- Идеи национал-социалистической Германии и идеи новой России - едины, - сказал г-н Каминский. Мы вместе с Германией и ее союзниками должны победить!

Докладчик подробно обрисовал тяжелую картину жизни многострадального русского народа при сталинском "социализме", когда лучшие люди погибали в сибирских концлагерях, когда миллионы жителей Советского Союза гибли от голода.

Докладчик отметил лучших борцов с партизанами: Самсонова, Балашова, Белая и других, проявивших исключительное мужество в сражениях.

- Только через труд, - сказал в заключении своего доклада г-н Каминский, - Русский народ может подняться до уровня Великого германского народа и построить новую жизнь на основе двух идей: народ и подлинный социализм".

15 ноября 1942 года "Голос народа" писал: "16 ноября 1941 года было официально утверждено управление Локотской волости, которое возглавлялось старым подпольщиком, испытавшим на себе все энкаведистские ужасы, отдавшим много лучших лет своей жизни за освобождение Русского народа - К.П. Воскобойником…

Но вот настал роковой день - 8 января 1942 года. В этот день население понесло большую утрату - лесные звери убили К.П. Воскобойника.

Однако это нисколько не сломило дух представителей новой власти. Они еще теснее сплотились вокруг продолжателя дела Воскобойника - Б.В. Каминского; они с еще большей энергией взялись за укрепление новой власти; они еще беспощаднее стали громить бандитов.

Сейчас бывший волостной центр Локоть является уже окружным центром первого Окружного самоуправления на территории освобожденной России.

В хозяйственном отношении округ имеет за год громадные достижения.

Крестьяне получили в вечное пользование землю, навсегда избавились от ненавистных колхозов и строят свое хозяйство по-новому. Восстановлены и пущены в эксплуатацию многие промышленные предприятия (Севский сушильный завод, Локотский кожевенный завод и др.); во всех районных центрах работают сапожные, слесарные, колесные, бондарные, шорные, валяльные и другие мастерские. Восстанавливаются такие заводы, как Дерюгинский и Лопандинский сахзаводы, Локотский спиртзавод. С каждым днем расширяется и торговая сеть.

Большие достижения имеет округ и в культурном отношении. В городе Локоть открыт театр; почти во всех районных центрах также функционируют театры; в волостных центрах и в некоторых селах и деревнях организованы клубы, где после трудового дня граждане имеют возможность культурно провести свой досуг.

По округу открыто 345 школ, 9 больниц и 37 медицинских пунктов.

Как в городах, так и в некоторых селах открыты церкви…

Всеми этими достижениями округ обязан постоянной и напряженной борьбе с лесными бандитами, которые никак не могут примириться с тем, что русский народ начал жить свободно".

В том же номере за подписью "А.В." появился панегирик Брониславу Каминскому под названием "Комбриг обер-бургомистр": "Это было почти год назад… В организации нового дела Воскобойник придавал огромное значение быстрейшей связи с Германским командованием. Он хотел, чтобы там знали, что в России есть люди, которые хотят и могут сами с оружием в руках бороться против коммунизма, за свою Родину, за свое освобождение. Он хотел, чтобы там знали, что русский народ, перенесший на своих плечах весь кошмар двадцатичетырехлетнего ига, сам подымется на защиту своих прав и уничтожит ненавистную ему власть, что честные русские люди будут не пассивными зрителями, а активными борцами за счастье своей Родины…

В командировку едет Каминский, и все 12 дней Константин Павлович Воскобойник думает и говорит об этом. Он волнуется, он ждет результатов. Он знает, что от этого зависит многое…"

И вот происходит долгожданная встреча с возвратившимся Каминским: "Быстрые вопросы. Быстрые и прямые ответы, и все ясно. Поездка удалась, удалась блестяще".

Бронислав Владиславович рассказывает о своих впечатлениях, говорит обо всем, что сделал за эти дни, и я вижу, что Константин Павлович счастлив. Нужно дать отдохнуть человеку, но он не может уйти, он еще и еще раз начинает обо всем расспрашивать и только после, спустя много времени говорит: "Ну, отдыхайте, завтра поговорим еще".

В этот вечер Константин Павлович много говорил о будущем. Он говорил о новой русской армии, которая вместе с немцами будет воевать против большевиков, он говорил о русской национал-социалистической партии, которая объединит весь русский народ, он говорил о маленьком и незаметном Локоте, в котором он видел уже зарождение будущего центра первого Самоуправления…

Катастрофа 8 января унесла жизнь Константина Павловича. Но все, что он думал, совершилось, начатое им дело перешло в надежные, сильные руки.

Ум, энергия, такт - вот качества, необходимые для руководителя. И этими качествами обер-бургомистр округа Каминский обладает в совершенстве.

Но кроме этих есть другие качества: необыкновенная выносливость и трудоспособность.

Часто удивляешься, как человек после нескольких бессонных ночей может так четко работать днем.

Ночью Каминский - комбриг. "В Холмецком - наступление". "На "Майском жуке" - бой". И вот ночь или у телефона, или на фронте.

Днем комбриг превращается в обер-бургомистра и решает вопросы хозяйственной жизни.

А жизнь хозяйственная и военная связаны тесно одна с другой. Без правильного руководства хозяйством не будет хлеба, без хлеба не будет армии.

Нужно работать. И работа кипит.

Сложная хозяйственная и военная машина работает четко, она находится в верных и сильных руках".

В локотском "Голосе народа" публиковались документы из захваченного архива Дмитровского райотдела НКВД. Публикация на эту тему в номере от 5 ноября 1942 года была красноречиво озаглавлена "Жизнь на сталинской каторге и ожидание немцев-освободителей". Там, в частности, цитировался секретный отчет райвоенкома Суркова райкому партии: "Гражданка Булатова, работавшая в Дмитровской аптеке, на возмущение гражданки Ткачевой по поводу зверств немецкой армии на оккупированной территории заявила: "А это они не над нашим братом расправляются, это они над партийными, а мы что, сейчас народ подневольный, и тогда будем работать, нам все равно". Люди наивно надеялись, что немцы расправляются только с коммунистами, а рядовые граждане при них будут жить, во всяком случае, не хуже, чем при Советах. Не верили, что в оккупации жизнь каждого будет стоить гораздо меньше, чем даже при большевиках.

Газета Локотского самоуправления по сути осталась типичной советской "районкой", только вместо Сталина и секретаря райкома восхваляла теперь "лучших из людей округа" - мученика Воскобойника и обер-бургомистра комбрига Каминского. Дозволялись и фельетоны - с критикой недостатков в местной столовой или опоздания со сдачей госпоставок.

Корреспондент П.Н. Корнюшин в статье "Возрожденный район", опубликованной 26 октября 1942 года, восторгался успехами администрации Дмитриевского района: "Сейчас же г. Дмитриев вновь начинает процветать. За сравнительно короткое время там организовано четыре магазина, восемь ларьков, две столовых, ресторан, две парикмахерских, две бани, дом для приезжающих, базары.

Восстановлены и работают начальная и средняя школы, а также радиоузел, больница и разные мелкие промышленные предприятия. Предстоит организовать детсад.

Город чистый. Рано утром тротуары центральных улиц убираются, мусор вывозится в определенное место; на некоторых улицах тротуары асфальтируются…

Торговля в Дмитриеве исключительно денежная. На базаре можно встретить самые различные товары, начиная от кондитерских и галантерейных и кончая мукой, зерном, пшеном.

В магазинах также торгуют за деньги, хотя цены очень высокие. Ассортимент товаров чрезвычайно разнообразный: обувь, платья, железные изделия, школьные принадлежности, табак, спички, булочные изделия и проч.

Нельзя не рассказать и о дмитриевских столовых. Сейчас же после прихода немцев в Дмитриеве была открыта столовая для бойцов милиции и городского населения. Столовая с мебелью, светлая, чистая, уютная, хорошо оборудована. Кушанья в столовой прекрасные. Кормят на убой.

Зав. столовой г. Козин много внимания уделяет организации питания: к зиме столовая заготовила большое количество овощей и корнеплодов: огурцов, помидоров, томата, моркови, бурака, капусты, картофеля.

Столовая обеспечена посудой: тарелками, ложками, вилками. Хорошо пообедав, вы можете напиться в столовой газированной воды. Кроме обедов, как в одной, так и в другой столовых имеется буфет, где можно купить холодную закуску: консервы, морс, повидло, разные сорта конфет, винегрет, а также продаются спички, сигареты, табак. Цены на все довоенные".

Катастрофа под Сталинградом вызвала настоящую растерянность среди коллаборационистов, что не могло не отразиться даже в пропагандистских статьях. 6 февраля 1943 года "Голос Крыма" в передовице с громким названием "Моральная чистоплотность" нахваливал министерство доктора Геббельса и германских военных и обрушивал громы и молнии на Совинформбюро и Красную Армию: "По принятым всем человечеством традициям павшего героя никогда не оскорбляли никакие враги. Но большевики - не человечество. Подонки порабощенного народа, лжецы и клеветники, они хотят местный успех превратить в общую победу, они не признают даже заслуг своего противника. Они пытаются опорочить своего честного врага, чтобы продолжать дальше всероссийский обман, чтобы представить борющуюся с ними армию в самом непривлекательном виде и убедить своих подневольных соотечественников в том, что германская армия чуть ли уже не побеждена…

Подпольный филиал т. Лозовского у нас, в Крыму, также воспринимает иудейскую ложь, но к этой официальной стряпне "Совинформбюро" он прибавляет еще и собственную отсебятину.

Разумеется, разумный честный человек не станет его слушать и тем более передавать. Но есть еще некоторая "советская прослойка" и в нашем обществе, и она-то и начинает бормотать всякую чепуху.

Но ни для кого не секрет, что в Крыму есть еще много бездельников, которые нигде не служат и ничем не занимаются. Они заполняют собой рынки, скупают и перепродают по повышенным ценам продукты и товары и даже неплохо живут, набивая себе карманы марками и советскими деньгами. Ложные слухи распространяются главным образом в этой среде. Это самое подходящее общество для разведения лжи, болтовни и всяческой смуты.

Пропойца с одутловатым лицом, перекупщица с любопытными всевидящими глазами, лентяй, предлагающий из-под полы краденые товары, - вот достойная компания для распространения самых "точных сведений", они знают все, не только то, что было, но и то, чего не было и никогда не будет.

Разумеется, рабочий или служащий не станет их слушать, ибо ему просто некогда этим заниматься, да и незачем, однако есть слабые души и в среде тех, кто занят серьезной работой. Они иногда податливы на уговоры, и они тоже вовлекаются в орбиту нелепых сведений и сообщений. И так растут ложь и бред.

Мы не моралисты и не будем говорить о падении нравов, которые развращались большевиками 25 лет в СССР. Это знают все, но мы не можем скрыть своей брезгливости к болтунам и лгунам. Моральная чистоплотность должна быть преградой для всякой лжи, которую сеют большевики".

По прочтении чувство брезгливости скорее вызывает неизвестный автор статьи, собственное предательство прикрывающий призывами к моральной чистоплотности.

Журналист рижского иллюстрированного журнала "Новый путь" Н.П. Богданов в марте 43-го так прокомментировал гибель 6-й немецкой армии под Сталинградом: "Сталинградский пример стал доказательством того, что германский народ с достоинством умеет сносить удары судьбы.

Почти всюду, где это было возможно, население уходило вместе с германскими частями, занимавшими новые позиции. Даже кавказцы предпочитали оставить родные горы, чем опять испытать власть советского режима. Это значит, что все люди, вкусившие раз свободу, ни за что больше не хотят вернуться в большевистское царство рабства и полного попрания человеческой личности. Русские люди всеми силами должны противиться большевизму, который произвел самые сильные опустошения как раз в русском народе. Наш народ давно уже стремится к иной жизни, и теперь, когда перед ним предстала возможность построить свое будущее на иных началах, он с оружием в руках будет отстаивать свое право. Русские рабочие, занятые на германских заводах, и крестьяне, сдающие свои нормы на военные нужды, стремятся к одной цели - к жизни в мирной стране, где народ не будет эксплуатироваться государством в колхозах и порабощаться стахановской системой, предъявляющей рабочему непосильные требования".

Но все меньше жителей оккупированных территорий испытывали желание переносить удары судьбы вместе с германским народом, ехать на чужбину в неизвестность, а тем более с оружием в руках плечом к плечу с вермахтом противостоять наступающей Красной Армии.

Изредка попадались в коллаборационистской печати и абсолютно объективные, нейтральные материалы, лишенные даже налета антисемитизма, без всякого прославления национал-социалистической Германии и "Гитлера-освободителя". Например, 23 мая 1943 года в симферопольской газете "Голос Крыма" появилась статья И.Сольского "Писатель под запретом", посвященная Михаилу Булгакову. Ее стоит привести как доказательство того, что свободная мысль существовала даже в почти нечеловеческих условиях немецкой оккупации: "В царствование римского императора Констанция один опальный поэт, чтобы добиться помилованья и возвратиться из ссылки, придумал довольно остроумную вещь: взяв знаменитое произведение Вергилия "Энеиду", он путем создания новых комбинаций из строф этой поэмы написал хвалебный гимн Констанцию. За оригинальную выдумку поэт был прощен и награжден.

В эпоху "великого вождя" Сталина особого остроумия, тонкости и оригинальности для прославления "гениального учителя" не требовалось. Если писатель или поэт подобно "водовозу" Лебедеву-Кумачу на каждой странице склонял имя Сталина, он мог рассчитывать на милостивое внимание, на солидный гонорар и даже на звание "сталинского лауреата".

Печальна была судьба тех, кто не соблюдал этого неписаного ритуала.

Печать таланта или даже гения отнюдь не являлась для писателя или поэта "путевкой в литературу".

Наоборот, всякого, кто хоть немного возвышался над серым уровнем казенных борзописцев, рассматривали как опасного человека. Его в лучшем случае обрекали на молчание, в худшем случае он замолкал в силу иных, понятных всем нам причин.

Такова судьба выдающегося талантливого писателя Михаила Булгакова. Молодой киевлянин, врач по профессии, он в начале двадцатых годов, полный творческих сил, впервые выступил на литературном поприще. Одно из его первых произведений "Дьяволиада" - меткая красочная сатира на бюрократизм и неразбериху советских учреждений - сразу обратила на себя внимание читательской публики. Еще больший успех имела сатирическая повесть "Роковые яйца". Пародируя научно-фантастический роман - появление в результате действия "красного луча" полчища гигантских чудовищ: страусов, крокодилов, удавов (из яиц, импортированных, кстати сказать, из Германии, что пародирует возникший на немецкой почве марксизм. - Б.С.), Булгаков в повести изображает отвратительные, злобные и хищные силы, которые в период "красной власти" буйно расцвели на советской земле и со звериной ненавистью растоптали и уничтожили культуру, мораль, честь и свободу.

В 1925 году в журнале "Россия" были помещены две части романа Булгакова "Белая гвардия". Третья часть, запрещенная цензурой, не увидела света.

В этом произведении на фоне мрачных событий 1918 года в Киеве рисуется трагедия русской интеллигенции, олицетворенной в образах дружной, хорошей, высококультурной семьи Турбиных.

В романе выведен ряд прекрасных, незабываемых типов. В лице героини романа - Еленки рыжей представлен чудный образ русской женщины, обаятельной и прекрасной, решительной и самоотверженной, неспособной на какие-либо компромиссы. Она воодушевляет своих братьев и друзей на борьбу с врагом, она презирает своего мужа, - "генерального штаба карьериста" Тальберга, который, предвидя бесславный конец гетмана Скоропадского (немецкого, между прочим, ставленника; не намекал ли неизвестный автор статьи, что и вторую германскую оккупацию ждет столь же бесславный конец, как и первую в 18-м году. - Б.С.), торопится бежать за границу, бросая на произвол судьбы жену и своих близких.

Необычайно правдив и реален образ героя романа военного врача Алексея Турбина (в лице которого Михаил Булгаков вывел сам себя) - "человека-тряпки", честного, благородного, но раздираемого вечным интеллигентским противоречием, запутавшегося в нахлынувших событиях и идущего защищать гетмана Скоропадского, которого он ненавидит и презирает.

Бесконечно трогателен чистый и наивный Николка Турбин, семнадцатилетний юнкер, один из плеяды тех юнкеров, которые вынесли на своих плечах весь крестный путь борьбы с большевизмом.

Глубоко волнуют образы благородных офицеров - полковника Малышева и полковника Най-Турса. Первый, узнав о предательстве и бегстве гетмана, своею решительностью и твердостью спас от гибели несколько сотен доверившихся ему добровольцев "студенческого дивизиона": студентов, юнкеров и гимназистов. Второй, видя гибель белых частей и предательство высшего командования, предпочел умереть на поле сражения в единственном числе у пулемета, защищая город от многотысячной армии врага.

Вскоре после своего выхода в свет роман был переделан в пьесу "Дни Турбиных", имевшую шумный успех. В течение семнадцати лет она не сходила со сцены Московского Художественного театра. Она была десятки раз перелицована и перекроена и по своим художественным достоинствам стоит значительно ниже романа. Из нее выбросили все, что казалось сомнительным и способным навести зрителей на "ненужные мысли". Чудесные, благородные типы русских интеллигентов и офицеров были сознательно искажены и опошлены. Под занавес зазвучал неизбежный "Интернационал". И тем не менее советская власть не разрешила пьесы к постановке в провинции.

После выхода в свет "Дней Турбиных" на творчество Булгакова был наложен запрет. Он не желал славословить Сталина, больше того, он был талантлив, а, следовательно, опасен. Произведения Булгакова исчезают с книжных полок, новые не разрешаются к выходу. Блестящая пьеса-сатира "Багровый остров" снимается с репертуара.

Писатель обречен на самое худшее для него - на молчание.

В 1930 году измученный, затравленный писатель обращается с письмом к Сталину, где, описывая создавшиеся для него невыносимые условия, просит дать ему возможность на некоторое время уехать за границу. На заявлении Булгакова "вождь народов" пишет глубокомысленную резолюцию: "В выезде отказать, назначить литконсультантом в МХТ".

И вот Булгаков вынужден растрачивать свой большой талант на перекраивание и приведение в "созвучность эпохе" произведений классиков.

Невозможность творить чрезвычайно болезненно отозвалась на настроении и здоровье писателя и ускорила трагическую развязку. Незадолго до войны Булгаков скончался.

Так погиб человек, который справедливо может быть назван наиболее выдающимся писателем нашей эпохи, погиб потому, что не захотел повергнуть свой талант к ногам тирана".

Мы не знаем, кто скрывался под псевдонимом "И.Сольский". Можно предположить, что он достаточно близко знал Булгакова вплоть до начала 30-х годов, раз был довольно точно осведомлен о содержании письма Михаила Афанасьевича Сталину от 28 марта 1930 года, после которого он был назначен режиссером-ассистентом в Художественный театр. Кроме того, в статье цитируется мысль из булгаковского письма Сталину 30 мая 1931 года, где утверждалось: "Нет такого писателя, чтобы он замолчал. Если замолчал, значит, был не настоящий. А если настоящий замолчал - погибнет. Причина моей болезни - многолетняя затравленность, а затем молчание". Но автор статьи, очевидно, не знал, что незадолго до смерти Булгаков написал пьесу "Батум", где прославлял Сталина, который, однако, воспротивился ее постановке.

Встречались в коллаборационистской прессе и сатирические стихи. Вот какая поэма "Сталин-Мороз", написанная по образцу некрасовской, появилась в локотском "Голосе народа" 15 ноября 1942 года (автор предусмотрительно укрылся под псевдонимом Лев Ямской):

@@@