Кажегельдина не выдали


@@@

Два взгляда на проблему экстрадиции экс-премьера Казахстана

Взгляд 2

1999-09-16 / Максим Шевченко



-Акежан Магжанович, чем было вызвано ваше задержание в России?

- Сейчас очень трудно во всем этом разобраться. Было письмо - ориентировка казахского Интерпола, который выполнял поручение следственного управления Комитета национальной безопасности, и они передали своим коллегам в Москву на компьютер так называемый сторожевой лист.

- Кем конкретно инициировано это распоряжение?

- С самого начала это КНБ Республики Казахстан.

- Имело ли последствие ваше обращение к президенту Ельцину?

- Конечно. Сразу же подключилась российская Генпрокуратура, которая оказалась перед большим сюрпризом. Понимаете, на территории суверенного государства хозяйничают спецслужбы другой страны, дают распоряжения, а прокуратура об этом не знает и правовой оценки не дает. Это большой скандал.

- Скажите, принадлежит ли вам или вашей жене какая-либо собственность за рубежом, в чем вас обвиняют казахстанские власти?

- Мне и моей жене принадлежит квартира в городе Алма-Ате по улице Кунаева, дом 110, квартира 29. Содержать собственность за рубежом очень невыгодно, потому что для этого нужно жить в той стране, в которой вы имеете собственность. Очень часто бывает: вы живете в одной стране, а собственность в другой. За нее надо платить налоги, платить тем, кто ухаживает и т.д. Поэтому по таким соображениям, а не из-за того, что нам не хватило бы денег, собственности за рубежом нет. Кстати, есть официальный документ, который был дан казахским властям, на который они все время не хотят смотреть, что у таких-то господ с указанием девичьей фамилии моей жены собственности в Королевстве Бельгия нет. У нас, к сожалению, нет собственности даже в Москве, которую я очень люблю.

- Есть ли политическая подоплека у событий, которые были связаны с вашим именем?

- Это начинается с прошлого года, с момента отказа в регистрации в качестве кандидата в президенты. Вы помните, был такой аргумент, что я был подвергнут административному штрафу, и эта мера стала препятствием для моей регистрации в качестве кандидата в президенты. Эта политическая игра была продолжена. 9 сентября нынешнего года мне было отказано в регистрации в качестве возглавляющего список Республиканской народной партии по выборам в парламент Казахстана. Кстати, сторожевой лист, который был обнаружен в Шереметьевском аэропорту, стоял на контроле именно до 10 октября. Я задал вопрос: если бы я приехал утром 11-го, то задержали бы меня, мне ответили - нет.

- В чем состояла ваша беседа с прокурором, со следователем, который прилетал из Казахстана?

@@@