В старинном остроге


@@@

Казематы Бутырки наконец ремонтируются и смогут прослужить еще долго

2002-01-19 / Алла Тучкова



В Москве можно найти не так уж много зданий постройки XVIII века, которые до сих пор активно используются ведомствами и учреждениями, не имеющими отношения к музейному делу. Здание Бутырской тюрьмы (говоря официальным языком - следственного изолятора # 2 УИН Москвы) - одно из таких исключений. Возведенное во второй половине XVIII века, когда о правах человека, а тем более преступника, мало кто задумывался, оно до сих пор служит местом заключения трех с лишним тысяч человек. Хотя гораздо более уместно здесь смотрелся бы музей, повествующий о многовековом пренебрежении российского государства к его подданным.

Но руководство Главного управления исполнения наказаний не собирается переводить разместившееся в этом здании СИЗО в какое-либо другое место. Заместитель министра юстиции Юрий Калинин говорит, что перенос тюрьмы - дело очень затратное. К тому же само здание очень хорошо сохранилось и может прослужить еще не один десяток лет, особенно если его отремонтировать. Сейчас в Бутырке уже отремонтировали в одном из корпусов 54 камеры на 250 мест и стационар при больнице на 34 места. Через неделю в них въедут заключенные, временно переведенные в 3-й следственный изолятор.

Перед тем как запустить в камеры людей, находящихся под стражей, по отремонтированному корпусу провели экскурсию для журналистов, попутно нахваливая новые условия, в которых будут содержаться заключенные. Однако уже посещение первого этажа произвело гнетущее впечатление. Здесь находятся камеры, в которые подследственные попадают перед отправкой в суды. Эти камеры-одиночки представляют собой прямоугольное помещение размером примерно метр на полтора. В них можно либо стоять, либо сидеть на каменном уступе. Окон нет. Вместо потолка к стенам прикреплена решетка. В этом помещении заключенные проводят по 30-40 минут.

"А это шестой коридор, - объясняет заместитель начальника ГУИН Минюста РФ, начальник Управления следственных изоляторов и тюрем Анатолий Лукоминский, после того как журналисты, поднявшись по лестнице, попали в другой коридор. - Здесь раньше находились заключенные, приговоренные к исключительной мере наказания, а теперь содержатся те, кого привезли в Москву для рассмотрения их жалоб. А вон в той, в 76-й камере был побег. Там до сих пор идет ремонт, потому что она была опломбирована прокуратурой". Не успел он закончить фразу, как репортеры уже бросились в камеру, насмерть перепугав ничего не знавших об экскурсии малярш с кистями в руках...

Тесные камеры, находящиеся в шестом коридоре, рассчитаны на двух человек. Кроме двух кроватей, здесь практически ничего нет. В не менее тесных камерах на восемь человек, находящихся в другом коридоре, посредине стоит огромный деревянный стол, а около одной из стен - небольшой железный шкаф, похожий на сейф.

Осмотрев камеры в стационаре, рассчитанные на двух человек, журналисты отправились было в другой корпус, но тут в коридоре появился человек в белом халате, который оказался заместителем начальника следственного изолятора по лечебно-профилактической работе Анатолием Черненко. "Обеспечение медикаментами у нас сейчас удовлетворительное как никогда, - сказал Черненко. - К тому же с лекарствами нам помогают и общественные организации. А вот сейчас отремонтировали стационар. Это теперь палаты - язык не поворачивается назвать их камерами"

Напоследок для сравнения журналистам решили показать один из еще не отремонтированных этажей. После этого стало понятно, почему гуиновское начальство так гордится проведенным ремонтом, а у врачей язык не поворачивается назвать тесные камеры с маленькими окнами под потолком камерами. Пройдя по какому-то переходу, журналисты попали в темный обшарпанный коридор с огромной влажностью. Его не ремонтировали уже около 40 лет. Когда один из охранников открыл дверь камеры, в толпе телеоператоров и фотографов, столпившихся около входа, начались мелкие стычки из-за места, а несколько бритых наголо мужчин по ту сторону двер наблюдали за этой картиной.

@@@