"Звезда" - это правильная "война"

@@

Патриотизм избегает современности

2002-04-13 / Екатерина Сальникова На премьере "Звезды" выступал Карен Шахназаров - как директор "Мосфильма" и продюсер. Он сказал, что в картине, снятой по повести Эммануила Казакевича, хотелось задействовать богатые залежи военной амуниции "Мосфильма" и показать техническую силу самой киностудии. Голливудский размах "Звезды" действительно очевиден.



Косвенная реклама "Мосфильма" в фильме ощущается постоянно. В нынешние времена (даже в контексте военного сюжета) это отнюдь не выглядит кощунством. Скорее частью госзаказа: реализации проекта активно способствовало Министерство культуры. В "Звезде" молодого режиссера Николая Лебедева рождается патриотическое кино нового поколения под лозунгом "Великой державе - масштабный кинематограф".

Давно уже в российских фильмах не было такой густой и зеленой травы, такого высокого и синего неба, таких оглушительных и огненных взрывов, такого количества эпизодических лиц, без которых трудно передать подлинную реальность войны. Болотная трясина и кровь, грязь на лицах и гнилая древесина, гимнастерки и оружие - все снято одинаково фактурно и впечатляюще. Красота кадра контрастирует с драматизмом ситуаций. Равнодушная природа равнодушна к войне, как вечность к преходящим мгновениям. На протяжении всего фильма группа наших разведчиков пребывает между страшной смертью и не менее страшной жизнью.

Пожалуй, подлинная удача Николая Лебедева - воплощение перманентно экстремальной ситуации, в которой нет никаких ошметков или хотя бы иллюзий мирного бытия. Враждебный мир окружает горстку "наших" плотнее некуда. Немец обходит немецкий танк с одной стороны, а с другой стороны танка затаились наши. В глубине кузова немецкого грузовика - двое наших, а ближе к бортику - пара нацистов. Только успеет наш юный разведчик порадоваться солнечному зайчику, как тень его руки заметит немецкий офицер. Только этот офицер вытащит пистолет и полезет через мешки разбираться, начнется налет советской авиации...

"Звезда" будет смотреться на одном дыхании. На фоне фильмов "В августе 44-го" Михаила Пташука и "Войны" Алексея Балабанова "Звезда" выигрывает за счет сюжета, развивающегося стремительно и логично. "Звезда" будет импонировать всем, кому недостает идеологической ясности. Всем, кто устал от мучительных гражданских конфликтов. И у Пташука, и у Балабанова врагами оказывались герои с единым советским прошлым. Тем яростнее было психологическое противостояние людей, где-то в глубине подсознания все еще "своих". В "Звезде" есть российские воины - молодые, ни секунды не жалеющие себя и даже страха по-настоящему не испытывающие. Есть у одного из них светлая любовь к девушке-связистке. И есть иноземный враг, который ведет себя так, как и полагается врагу. И готовность наших солдат умереть за Родину - тоже одна на всех общая истина, не нуждающаяся в индивидуальных оттенках. Героическая жизнь и героическая смерть предстают простыми. И вот с этим согласиться уже трудно.

"Звезда" явно проигрывает картинам Пташука и Балабанова в обрисовке противоречий жизни, которые на войне никуда не исчезают, а лишь обостряются. Не случайно вся история советского кинематографа начиная с конца 50-х вела спор с монументальной идеализацией войны ("Баллада о солдате", "Восхождение", "Иваново детство", "Иди и смотри"). Лучшие режиссеры стремились прочувствовать войну как пространство неразрешимых конфликтов бытия, как личную, даже интимную трагедию человека. В "Звезде" же герои гибнут, а мы даже не успеваем толком с ними познакомиться и испытываем из-за этого чувство вины. Малознакомых людей оплакиваешь как-то умозрительно, скорее патетически скорбишь и понимаешь, что этого мало.

@@@
"Звезда" - это правильная "война"
"Звезды у меня нет"
"Эскейп" - это значит красиво уйти из жизни
1. Стратегический аргумент "Искандера"
Армагеддон сегодня
Архитпарад
Буш тоже сожалеет - но не извиняется

Гусеница превращается в куколку...

@@

Несколько видов бабочек, обитающих на просторах России, носит имя коллекционера из Тулы

2001-12-25 / Борис Земцов Всякому пишущему о коллекционировании бабочек непременно хочется вспомнить писателя Набокова. Параллель выгодная: и своей эрудицией можно блеснуть, и героя публикации в лучшем свете представить - вот, мол, человек, как тот самый Набоков, элитным коллекционированием занимается - бабочек собирает, а не какие-нибудь пивные этикетки. Туляк Александр Чувилин у Набокова многое читал: и про защиту Лужина, и про Машеньку, и про то, как один пожилой америкашка в малолетку втюрился. Правда, было это лет десять-пятнадцать назад (раньше, впрочем, Набокова у нас и не издавали), а вот бабочек Александр собирает почти тридцать лет. На вопрос, почему выбрал именно бабочек, однозначного ответа у него нет.



-Одни люди способны коллекционировать, другие - нет. Способность к коллекционированию может выражаться в самых разных формах. Мой брат, например, много лет марками увлекается. Но марки - это разновидность предметного, "мертвого" коллекционирования. Меня же с детства ко всему живому тянуло. Мальчишкой был - гулял в поле, видел травы, цветы, а над всем этим - бабочки. Задумывался тогда: неужели все это можно собрать? Оказывается, можно - по крайней мере большинство обитающих в России видов. Интересоваться бабочками я еще в школе начал, но всерьез этим стал заниматься с середины 70-х годов, уже после армии. Тогда я в свою первую экспедицию отправился - на Кавказ, в Армению.

- По устоявшейся традиции бабочка считается символом легкомыслия и бренности. Не случайно о беззаботном и пустом человеке обычно говорят, что он порхает, как бабочка...

- Вы правы, но это только одна сторона связанной с бабочками символики. Напомню, что бабочка также символизирует душу и бессмертие, возрождение и воскресение, ведь это крылатое небесное существо появляется на свет, преображаясь из неприглядной гусеницы. Именно бабочку можно видеть на изображениях Мадонны с младенцем (обычно в руке младенца). В христианской традиции бабочка - символ Воскресения Христа.

Кстати, у кельтов бабочка олицетворяет огонь и душу, у китайцев - бессмертие, радость и досуг в изобилии. Для японцев бабочка ассоциируется с тщеславной женщиной, гейшей или временной любовницей. У многих народов пара бабочек означает супружеское счастье, а белая бабочка - дух умершего. Чтобы понять религиозно-мифологическую символику бабочки, важно вспомнить, что она появляется на свет весной из куколки, в которую осенью превратилась гусеница. Куколка некоторым образом напоминает саван, процесс окукливания гусеницы - смерть, а сама бабочка - душу, что покидает мертвое тело и устремляется в райскую жизнь. Принято считать, что бабочки не едят и не пьют, что эти легкие и приятные создания заняты одной лишь любовью. Неудивительно, что в мифологической традиции многих народов Европы и Средиземноморья бабочки ассоциируются с душой. Культурологи предполагают, что искусство мумификации умерших в Древнем Египте возникло из подражания действиям гусеницы, превращающейся в бабочку.

- Сколько бабочек на сегодняшний день в вашей коллекции?

- Я их никогда не считал. Мне такой подсчет ущербным занятием представляется. Ведь бабочки - это не рубины, не бриллианты. К тому же чисто количественный параметр здесь ни о чем не говорит. Можно наловить пять ящиков капустниц, но это не будет коллекцией. Коллекция - это собрание, объединенное общей целью, идеей. Я, например, поставил перед собою цель собрать более или менее полную коллекцию бабочек, обитающих в Полиарктике. Полиарктика - это климатогеографический регион, охватывающий всю Европу, северные Китай и Монголию. Работы здесь непочатый край. Интересные, редчайшие экземпляры можно встретить в Хакасии, на севере Казахстана, южной Волге, в районе Дона, на Дальнем Востоке. Очень продуктивной была недавняя поездка в северо-западный Казахстан. Довелось работать там, куда нельзя добраться ни поездом, ни самолетом, откуда до ближайшего колодца как минимум 500 километров. Ранее прекрасные экземпляры были привезены из Армении и Азербайджана.

- Названные регионы ассоциируются со скалами, горами. Между тем принято считать, что красивые бабочки непременно должны соседствовать с пышными растениями, диковинными цветами и прочей зеленой экзотикой.

- Это распространенное заблуждение. Камни также образуют определенные биологические сообщества, являющиеся благоприятной средой обитания самых разнообразных видов бабочек.

- Сколько могут храниться экземпляры бабочек?

- Долго. В некоторых собраниях есть экземпляры, датированные XVIII столетием. Причем никакого вакуума для хранения бабочек не требуется. Главное - отсутствие влаги.

- В любом собрании всегда есть главный экспонат. Какая бабочка в вашей коллекции претендует на эту роль?

- Гордость моей коллекции - бабочка панопа. Описана в 1856 году. До недавнего времени существовало всего несколько экземпляров в музеях Калининграда и Лондона. Обнаружил и описал ее ученый Иверсман. Обрусевший немец преподавал в Казанском университете. Панопу он отловил в Казахстане, на озере Индер. Фактически с тех пор этой бабочки никто не видел. Считалось, что этот вид прекратил свое существование, исчез. В 1997 году я отправился в экспедицию в Казахстан. Маршрут пролегал неподалеку от тех мест, где Иверсман обнаружил панопу. Конечно, не удержался и свернул к озеру Индер. С громадным трудом несколько экземпляров панопы мы все-таки нашли. Однако для коллекционера-исследователя этого мало. Очень важно узнать, чем она питается, в каких условиях окукливается, как откладывает яйца. На все эти вопросы удалось ответить только год спустя. Мы нашли дикорастущее бобовое растение, что служило главным кормом для этого вида бабочек. С него я снял несколько гусениц, которые затем окуклились. Эти куколки я привез в Тулу. Из них вывелись бабочки, описания которых вошли потом сразу в несколько авторитетных научных справочников. Рядом с названием этой бабочки в справочниках стоит моя фамилия.

- Армения, Казахстан, Азербайджан... Маршруты ваших "командировок" за бабочками проходят по территориям независимых государств. С какими трудностями приходится здесь сталкиваться этнологу-любителю в свете новых политических реалий?

- При решении бытовых проблем, в общении с простыми людьми никаких трудностей не испытывали. Сложнее приходилось при контактах с чиновниками. Помню недавнюю поездку в Азербайджан. Ехали местным автобусом. В районе города Сальяны высаживают нас из автобуса. Люди в форме, с автоматами наперевес говорят: дальше нельзя. Глаза у всех шальные. То ли они просто возбужденные, то ли анаши накурились. Приехал офицер, взял 40 долларов, пропустил нас дальше. Но автобус уже ушел, вещи лежат, а время к вечеру, уже темнеет. Кое-как нашли попутку, поехали дальше. Добрались до нужного поселка. Нас там встретил старый приятель, местный зубной врач. Говорит, что рад нашему приезду, но в районе только что назначен новый начальник КГБ, которого он совсем не знает, - зубы у него не рвал. Идем к начальнику представляться, а тот без предисловий объявляет: "Двадцать четыре часа, чтобы вас тут не было". Позднее выяснилось, что в этом районе ожидали приезда азербайджанского президента, и местные начальники из кожи вон лезли, чтобы к тому моменту никаких посторонних, тем более русских, не было.

- Правда, что нескольким бабочкам, обитающим на территории России, присвоено ваше имя?

@@@
Гусеница превращается в куколку...
Дума о президенте
Из писем главному редактору
Казус Радченко
Масхадов и перепись
Мексика как плац дарм
Михаил Николаев: в заботе о мужском здоровье

Молодежный реванш

@@

Несмотря на «перестройку», оперный сезон вышел почти полноценным

2006-08-11 / Марина Гайкович Каждый театр выполнил норму - как минимум два спектакля. Всех переплюнула "Новая опера", выпустившая три спектакля.







Сцена из оперы «Война и мир» Большого театра.

Фото Дамира Юсупова (ГАБТ)

Завершившийся оперный сезон в Москве прошел под знаком великой стройки: в Большом функционирует только Новая сцена, Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко в очередной раз погорел и не открылся (с поправкой на Малую сцену), Геликон-опера размножается, но толку от этого мало… Соответственно состоянию внутренних (и внешних) дел и вышло качество и количество премьер. Сказать, что последних не хватило, нельзя: несмотря на неудобства, каждый театр выполнил норму – минимум две премьеры, а «Новая опера» переплюнула всех и осчастливила москвичей тремя спектаклями. Последняя ассимилировала некоторые тенденции позапрошлого сезона, среди которых, например, адаптация спектакля, уже поставленного в другом театре, или приглашение западного режиссера для постановки своего собственного. В первом случае выбор руководителей попал в яблочко – союз Йосси Вилера и Сержио Морабито не только заслужил репутацию «продвинутого», но и вывел Штутгартскую оперу в авангард, этот театр уже десяток лет задает тон не только в Германии, но и во всей Европе. Правда, результат их московской работы (для россиян была выбрана «Норма» Беллини, которая идет в названном выше театре с 2002 года) был встречен неоднозначно. Во-первых, дело в расхожести зрительских менталитетов (восприятие Нормы в одеянии католического священника наверняка вызывает разные реакции у немцев и русских), а, во-вторых, в откровенно плохом исполнении (правда, Вилер и Морабито к этому отношения не имеют). Пожалуй, именно в музыкальной стороне автор этих строк склонен рассматривать самую большую неудачу прошедшего оперного сезона – к сожалению, исполнение спектаклей зачастую оставалось на среднем (и ниже) уровне. Оркестры играют из рук вон плохо, на сцене ни одного без натяжек отличного вокалиста… Успеху выразительных спектаклей Дмитрия Бертмана (кажется, окончательно вышедшего из той творческой стадии, когда важно непременно шокировать зрителя) очень способствовало участие в них примы Натальи Загоринской, но та, к сожалению, почти не поет в «Геликоне-2» (бывшем Et cetera): пару спектаклей «Сибири» Умберто она все-таки спела, а вот в «Русалке» (Дворжак) так и не порадовала (и очень жаль, ведь эта опера оживает на сцене только благодаря превосходному сопрано).

@@@
Молодежный реванш
Молчаливый
Москва усиливает влияние в частном бизнесе
Московские дьяволы обмельчали
Мэры выбирают Нижневартовск
Национальная идея или национальный синдром?
Немедицинский диагноз

Новости кино

@@

Председатель Госкино РФ Александр Голутва считает, что пора Московского международного кинофестиваля должна наступать ежегодно так же неотвратимо, как летний сезон

1999-09-14 / Сергей Земляной Для недавно назначенного председателем Государственного комитета РФ по кинематографии Александра Голутвы главными "проверками на дорогах" стали нескончаемые бюрократические игры в контекстах перманентных реорганизаций федеральных органов исполнительной власти и многострадальный, не единожды уже похороненный, но подобно Озирису все еще живой и любимый зрителями Московский международный кинофестиваль, который отшумел в конце июля.



Александр Голутва.

Фото Натальи Преображенской (НГ-фото)
-АЛЕКСАНДР АЛЕКСЕЕВИЧ! Перефразируя Черчилля, можно сказать, что фестиваль - это, конечно, худший из способов обзора и оценки того, что творится в кинематографе, но другие способы еще хуже. Что такое сегодня Московский кинофестиваль в смысле творческой самоидентификации российского кинематографа, выявления его художественного лица, его места в мире фильмов?

-Я глубоко убежден в том, что в стране, которая желает сохранить национальную кинематографию, которая имеет большое прокатное пространство, которая имеет миллионы зрителей, нечто подобное должно быть обязательно. Потому что в мировом кинопроцессе наличествует горстка специалистов, которые кочуют с фестиваля на фестиваль, пользуются возможностью смотреть большое число новых фильмов самых разных национальных кинематографий, самых разных направлений и самого разного художественного качества. А подавляющее большинство участников кинопроцесса такой возможности лишены. Это во-первых. Во-вторых, важно то, что благодаря фестивалям наступает момент, когда все карты надо выложить на стол. Одно дело смотреть фильмы в течение года, совсем другое - когда на тебя за две недели сходит лавина лент, когда ты из холодного окунаешься в горячее, из политики - в эротику; это дает неожиданный эффект, сильные впечатления. Поэтому стремление Союза кинематографистов, Госкино России, несмотря на переживаемые страной экономические сложности, проводить Московский кинофестиваль - понятно и резонно.

Много говорилось и писалось о том, что конкурсная программа ХХI Московского международного кинофестиваля слабее, чем конкурсные программы фестивалей в Берлине, в Каннах и вряд ли мы сегодня в силах с ними тягаться. На этом основании немало людей заявляют, что все, что здесь происходит, - это не показательно и что судить об уровне современного искусства кино, о месте в нем российского кинематографа по конкурсной программе нашего фестиваля весьма затруднительно. В действительности же это рубежное событие, значимость которого умножилась на большое число премьер, ретроспектив, отдельных показов, симпозиумов, "круглых столов", мастер-классов ведущих кинематографистов... Чего только здесь не было за время проведения фестиваля! Мне думается, что все это, вместе взятое, отражает и тенденции мирового кинематографа, и место в нем российского кино.

Возьмем такую вещь: случайно или не случайно, это мне надо обдумать, многим программам был присущ сексуально-эротический уклон. Кстати, большинство фильмов с подобным уклоном воспринималось нашими зрителями на "ура". В российских СМИ была подброшена версия, что, дескать, таков был вкус отборщиков. Я специально поинтересовался этим вопросом и пришел к другому мнению. Сейчас в мировом кино поднимается новая волна, которая захватывает все его уровни, начиная с быстрого роста выпуска порнопродукции и заканчивая элитарными лентами лучших режиссеров, кино для высоколобых.

- Новая сексуальная революция в кино?

- Что-то в этом роде. Лет семь назад на этой теме в кино как бы поставили крест. Порнофильмы перестали быть прибыльным бизнесом. А сейчас вдруг - всплеск интереса к эротике, к сексу, причем, повторяю, на всех уровнях. Элементы эротизма, настоянная на сексе атмосфера были присущи очень и очень многим фильмам, представленным на Московском кинофестивале, даже если в них не педалировались постельные сцены, обнаженная натура. Я не на всех международных кинофестивалях присутствовал и не всю прессу о них освоил, но то, что я сам видел и специально почитал, убеждает меня: тенденция в мировом кино складывается именно такая.

Ведь что симптоматично: если обратиться к новым кинематографиям стран, где о собственном качественном кино лет десять назад и слыхом не слыхивали, где и с деньгами тоже небогато, и объемы кинопроизводства, как у нас, невелики (Иран, страны Латинской Америки), то легко убедиться, что их фильмы демонстрируют свежесть, новизну, яркость, какие-то неожиданные решения в большей степени, чем ленты, которые сейчас снимаются в России.

Что прежде всего подрывало и разрушало Московский кинофестиваль в 90-е годы? Амбиции руководителей Союза кинематографистов, которые сводились к тому, что патронаж государства нам-де не нужен, что мы справимся со всем сами... Фестиваль-де должен быть прибыльным, приносить доходы, иначе для чего он вообще, и т.п. Заканчивались эти причитания одним и тем же: деньги из федерального бюджета все равно испрашивались, но в последний момент, в пожарном порядке. В результате - организационная несуразица. В результате - плохой отбор картин. В результате - справедливая критика по адресу устроителей кинофестиваля, от которого всякий раз ожидали большего, чем получали. Этой участи, этих недостатков не вполне избежал и ХХI фестиваль, хотя была заявлена уже новая позиция руководства Союза кинематографистов: можно и нужно иметь в России хотя бы один государственный фестиваль, который позволил бы и поднять престиж отечественного кино, и дать зрителям со специалистами то, чего они были лишены в прежние годы. Однако чтобы привлечь на фестиваль классные картины классных авторов, нужно добиться, чтобы фестиваль был авторитетным. Этого пока нет. Поэтому, если на Каннский фестиваль мэтры от кино рвутся, то, чтобы они приехали на Московский, их приходится уговаривать, умолять. Все знают, когда пройдет следующий Каннский фестиваль, когда Берлинский. А у нас - подождем годик, а там посмотрим: то ли будет, то ли нет, то ли дождик, то ли снег...

Удалось добиться, что на церемонии закрытия ХХI Московского кинофестиваля было объявлено распоряжение правительства о начале подготовки к ХХII. Мы наконец-то твердо условились об элементарном: фестиваль категории "А" должен соответствовать своей категории "А" - надо, чтобы кино стояло в центре кинофорума; надо, чтобы конкурсная программа была увлекательной, качественной и репрезентативной, надо, чтобы ретроспективы были продуманными, интересными.

Часть фестивалей группы "А" проводится с кинорынком, и главным примером тут является Каннский фестиваль. Традиционно Московский фестиваль тоже обзаводился собственным кинорынком. Так было и в этом году. Было бы преувеличением сказать, что в Москву ломились кинобизнесмены со всего мира, чтобы обсуждать здесь свои дела, совершать сделки, в том числе - интересоваться российскими картинами. Одна из наших актуальных задач в связи с Московским фестивалем - сделать его кинорынок более весомым. Может быть, стоит объединить его с тем рынком российского кино и стран СНГ, который проводится ежеквартально. На следующий год такие планы существуют и прорабатываются.

- СМИ в последнее время информировали общественность несравненно шире и подробнее о том, что вас и Никиту Михалкова разделяет, нежели о том, что все-таки объединяет...

- О существующих трениях мы с Никитой Михалковым уже стали забывать. Более того, сейчас это совершенно неактуально. Был период, до моего назначения и в ходе назначения председателем Госкино РФ, когда Михалков, как известно, не поддержал мою кандидатуру на эту должность. Связано это было, как мне кажется, с неверием в то, что я разделяю и поддерживаю ту программу преобразований в российском кинематографе, которую отстаивают Михалков и его союзники. Но разногласия между нами, как оказалось, носили тактический, а не стратегический характер. Не прошло и двух месяцев с момента моего назначения, как мы разобрались с этими вопросами, выработали общие уже предложения, с которыми обратились к президенту, председателю правительства и которые были положены в основу наших общих согласованных действий. Но... Эта программа может повиснуть в воздухе, если часть функций, которые ныне закреплены за Госкино, отойдет к новому Министерству по печати, гостелерадио и СМИ.

- Как вы намерены урегулировать взаимоотношения с господином Лесиным?

- Министерство это создавалось указом президента, который имел развернутый характер, определял основные задачи и функции новой структуры. В указе содержится пункт, в соответствии с которым министерству поручается производство и распространение аудио- и видеопродукции, ее регистрация и лицензирование. В такой обобщающей формулировке кроется очень многое, она чревата серьезными последствиями. Возникают юридические клубки, которые новому министерству и Госкино будет крайне сложно распутать, если эта формулировка будет читаться и применяться буквально. Короче говоря, она нуждается в разъяснении и трактовке, более четком разграничении функций этих государственных учреждений.

Кое-что здесь, считает Госкино, требует уточнения, ибо в противном случае не избежать ущерба для российского кинематографа. Ущерба в том отношении, что закрывается реальный путь выхода нашей кинематографической отрасли из кризиса. Основные финансовые перспективы мы, безусловно, связывали с видеопроизводством, видеопрокатом, с лицензированием, с маркировкой видеокассет. Мы рассчитывали, что доходы именно от этой сферы деятельности можно будет пустить на строительство и реконструкцию кинотеатров, на создание федеральной прокатной сети, без чего существование отечественной кинематографии, кино как такового попросту невозможно.

- Сопоставим ли бюджет вашего комитета с бюджетом "Мосфильма", "Ленфильма"?

- Ну, конечно, у Госкино бюджет побольше, чем у "Мосфильма" и "Ленфильма". Но это говорит не о хорошем состоянии Госкино...

- И "Мосфильма" с "Ленфильмом".

- (Смеется.) Да. Это говорит о том, сколь ограничены сейчас возможности и у нашего комитета, и у крупнейших студий. Собственного производства на студиях очень мало, фактически его нет. Наш бюджет равняется примерно 15 миллионов долларов США. Сюда входят и производство фильмов, и их поддержка в прокате, и финансирование высших и средних специальных учебных заведений, и международные связи...

- Но это даже не бюджет хорошего кассового фильма?

- Не стал бы вас опровергать. Сама жизнь упразднила представление о том, что Госкино финансирует создание каких-то фильмов. Мы можем лишь выделить какую-то фиксированную сумму, грант, который можно доложить к деньгам, полученным из других источников финансирования.

- Происходит ли смена поколений в нашем кинематографе?

- Новое поколение - это одна из суперпроблем нашей кинематографии. В нынешних условиях дебютанту пробиться несравненно труднее, чем в годы пресловутого застоя и уже не менее пресловутой перестройки. Реальна угроза, что может образоваться разрыв...

- И тогда править бал станет дилетант?

- Есть и эта опасность, но есть и иная: опасность тиражирования уже найденного, раскручивания одних и тех же, получивших известность режиссеров, актеров, операторов и т.д. На что-то новое деньги найти очень трудно. Этот разрыв может быть очень болезненным и даже пагубным для нашего кино. Мы в Госкино делаем то, что находится в пределах наших скромных возможностей в 2000 году, и потом мы собираемся в первую очередь и в приоритетном порядке выделять средства для молодых кинематографистов. Но этого мало и, несомненно, недостаточно. Поколение, представители которого уже заявили о себе одним-двумя фильмами, - его символом является Валерий Тодоровский - это поколение разбежалось. И собрать их вместе будет очень трудно. Между тем внутрипоколенческие связи в творческой среде имеют огромное значение. Вот случилось печальное событие - умер Георгий Рерберг, замечательный оператор; я приехал на кладбище на похороны и увидел там все его поколение. Все пришли. Но если какое-то событие, нерадостное или, напротив, радостное, происходит в среде сверстников того же Тодоровского, то оно не вызывает единодушия. В лучшем случае они "кучкуются"...

- О Германе. У нас картина недоступна для зрителя.

- Недоступна потому, что не было российских копий, которые по качеству отвечали бы требованиям художника. Наконец-то их изготовление завершено. В сентябре начнутся показы ленты в небольших кинотеатрах, в камерных аудиториях, что нужно для ее восприятия. Никакой сознательной линии на то, чтобы не показывать этот фильм в России, нет.

- Франция, между прочим, покаялась перед Германом в том, что на Каннском фестивале этот фильм явным образом был недооценен.

- Франция покаялась. Для такого сложного фильма с настоящим триумфом прошли его показы в Париже. Очень успешной была его демонстрация в США...

- Как в целом, по-вашему, обстоит у нас дело с актерской профессией? Сохранены ли те традиции, которые сделали русскую и советскую актерские школы одними из сильнейших в мире?

- Я не стал бы утверждать, что в России потеряна актерская школа. Что касается системы образования, она, к счастью, сохранилась - наши учебные заведения продолжают готовить и театральных актеров, и киноартистов, и готовить неплохо. Вместе с тем надо учитывать при сравнительной оценке нашей нынешней актерской школы, что формированием актерского мастерства, передачей "секретов" театрального искусства и кино весьма продуктивно занимаются сейчас во многих странах. В них существуют прекрасные школы и студии, где отнюдь не редки сторонники и последователи тех же Станиславского, Михаила Чехова, Вахтангова, Мейерхольда и других великих отечественных режиссеров и актеров. Если взять конкретно наше сегодняшнее кино, то беда в другом: депрессивное, упадочное кинопроизводство не дает раскрыться актерским дарованиям. Это трагедия наших актеров. Ну, среди театральных артистов находятся принципиальные противники участия в киносъемках. И все же большинство людей театра стремятся работать в кино: они понимают, что сделанное ими сразу же становится или станет достоянием миллионов зрителей. Иногда достаточно одной удачно сыгранной роли в кино, чтобы актер преобразился. Приведу такой пример. Галина Бокашевская - есть такая актриса, она снялась в фильме Вячеслава Сорокина "Тоталитарный роман", достаточно серьезном, не легковесном. Ее мало кто знал, мало кто видел, она себя не очень победительно чувствовала, не верила, что станет украшением премьерных спектаклей в своем театре, и так далее. Сейчас, после того как фильм прошел по экранам, приятно посмотреть на этого человека: она востребована, она немножечко избавилась от давления элементарных материальных забот, ее везде приглашают, она ездит на фестивали, получает призы, она по-другому говорит, по-другому держит спинку. Это настоящее преображение. Я обратился к этому примеру в контексте начатого нами разговора о дебютантах. Когда за фильмом стоит сильный режиссер, отстаивающий свои принципы, - например, тот же Герман, который ищет определенную фактуру, типажи, - он зачастую открывает новые актерские имена. Если речь идет о коммерческом проекте, когда некая нефтяная компания, скажем, дает деньги на комедию о "новых русских", то одним из условий финансирования является участие в фильме нескольких известных, раскрученных актеров. Иногда их привлечение оправдывается, а часто актеры просто повторяют то, что понравилось спонсорам. Я не берусь судить о тонкостях профессиональной подготовки российских киноактеров, но, что касается фактуры, таланта, наши богатства немереные. Но сейчас даже поиск артистов на роли поставлен из рук вон плохо.

- В публичных выступлениях и особенно в приватных разговорах некоторых крупных деятелей кинематографа звучит ностальгия по "золотому веку" нашего кино, по его "большому стилю". Как вы относитесь к этому феномену?

- Тяга к "большому стилю" - это совершенно естественное явление для страны, у которой есть притязания на свою, самостоятельную кинематографию, которая называет себя великой. Но в ней смешиваются очень разные вещи. Например, психологически понятная аберрация ретроспективного взгляда: в головах кинематографистов, когда они сегодня говорят о прекрасном прошлом, аккумулируется все лучшее, что происходило за десятилетия. Из этого складывается иллюзорная картина кинематографа той эпохи. Я с этим совершенно не согласен. Обращусь к своему опыту работы главным редактором на киностудии "Ленфильм". У меня сохранились за многие годы списки выпущенных студией фильмов: из 16-17 лент, которые шли в кинопрокат, 2-3, максимум 4 картины были хорошими, их и сейчас без конца показывают на ТВ, а об остальных уже никто не вспоминает... И когда сегодня утверждают, что сейчас киношники делают одно барахло, а вот раньше какое было кино, это все не так!

- То есть процентное соотношение хорошего и плохого в кинематографической валовой продукции остается примерно одним и тем же?

- Сейчас процент плохого побольше. И объяснимо, почему. Раньше кино занимались профессионалы. А теперь нашел деньги, назвал себя режиссером, продюсером, оператором и актером в одном лице - и снимай картину. Это одно. Второе - это то, что в новых продюсерских структурах не отлажен контроль за производственным процессом. А значит, идет много брака. Такая разболтанность сказывается на качестве. И последнее: бедность нашего кино - не те костюмы, не те интерьеры, не та натура. Слишком многое "не то" входит сейчас в состав российских картин из-за нехватки средств. Содержательной стороны дела я здесь не касаюсь. Когда я смотрю наше старое кино, у меня портится настроение: "Сейчас так уже не сделают..."

- Дойдя до высшей ступени на иерархической лестнице государственного управления кино, можете ли вы сказать вместе с поэтом: "Жизнь моя, кинематограф"? Или жизнь - это что-то помимо этого?

@@@
Новости кино
О лисах, котах в мешке и альбатросах
Оживший сумбур вместо застывшей музыки
Полюбите нас черненькими
Правда - невыгодна?
Привокзальная разруха
Продавцам холода предъявили ультиматум

Путина

@@

Опасности, подстерегающие нынешнего и.о. президента к вершинам власти

2000-01-20 / Александр Коновалов Александр Александрович Коновалов - президент Института стратегических оценок, профессор МГИМО.



Пока и.о. президента улыбается.

Фото АП

"Жить без иллюзий - вот рецепт счастья".

Анатоль Франс

ВСЕ-ТАКИ Россия удивительная страна, сколь ни банально звучит это утверждение. Пожалуй, нигде в мире отношения между гражданами и политическими лидерами не носят такого иррационального характера, что их можно сравнить только с бурным любовным романом. Причем политический характер у России - абсолютно женский. Ведь и в жизни часто влюбляются не благодаря, а вопреки. Полная надежд и ожиданий бросается страна наша, как в омут, в роман со своим очередным лидером, отдается страсти целиком, без остатка и, только когда уже поздно что-либо менять, немного трезвеет. И тогда обнаруживается, что избранник - не принц из сказки, а обычный человек со многими человеческими слабостями: часто выпивает, больно дерется, да и зарабатывает совсем мало. Настает время подтверждения истины, что от любви до ненависти - один шаг.

Вспомним отношение большинства россиян к Михаилу Горбачеву времен перестройки и гласности. Как гордились они тогда своим лидером, как безоговорочно верили ему. Понадобилось совсем немного времени, чтобы на Горбачева посыпались обвинения в развале СССР, предательстве интересов страны.

Вспомним Бориса Ельцина, произносящего речь с танка, вставшего на защиту Белого дома. Тогда Бориса Николаевича безоговорочно поддерживали по меньшей мере 85% россиян. А что осталось от этой популярности спустя несколько лет?

Напоминания эти сделаны вовсе не для того, чтобы поспорить о роли Горбачева или Ельцина в судьбе России и мира. Это тема для совсем другого разговора. Сейчас речь о том, что Россия, похоже, на пороге нового бурного политического романа, героем которого назначено стать Владимиру Путину.

Популярность и.о. президента и премьера сейчас столь велика, что спорят лишь о том, понадобится второй тур президентских выборов или все триумфально завершится в первом.

Действительно, соперников, которые могли бы бросить серьезный вызов Путину, сейчас нет, и вряд ли появятся. Если что и может помешать его победе на президентских выборах, то только обстоятельства, но для этого они должны быть шокирующими и катастрофическими по масштабам.

И, конечно, первый капкан, в который может угодить Путин на пути к президентству, - Чечня.

Ясно, что в Чечне события развиваются совсем не так, как нас информируют официальные военные источники. Думается, что если бы кто-то взял на себя труд суммировать данные официальных военных сводок российских силовых министерств о количестве уничтоженных чеченских боевиков, то пришлось бы признать, что в Чечне уже уничтожено почти все мужское население. Однако боевики продолжают действовать и наносят российским войскам ощутимые потери. Еще более очевидно, что врут и чеченские пропагандистские органы, преувеличивая свои успехи и, соответственно, потери федеральных войск. Вот и выходит, что правды мы не знаем. Поэтому-то неожиданные атаки на военные комендатуры и гарнизоны в уже "зачищенных" чеченских селениях так поражают российскую публику.

Заявления генерала Казанцева о том, что мы были излишне либеральны и доверчивы, а теперь будем действовать более жестко и изменим само понятие "беженец" - тоже картины не проясняют. Военные попытались дать определение, кто может считаться беженцем. Получилось, что женщины, дети до 10 лет и мужчины старше 65 лет. Военным показалось, что такое определение коренным образом улучшит ситуацию. А кем тогда будут считаться чеченские мужчины между 10 и 65 годами? Поголовно все боевиками? И что с ними делать? Отправлять в фильтрационные лагеря? Но их еще надо построить. И в этом случае освобожденная часть Чечни станет похожа на одну большую "зону", а не субъект Российской Федерации.

Правда, новый вице-премьер Шойгу уже поправил военных и пообещал решать чеченскую проблему более рационально и комплексно. Но это только подтверждает впечатление - общего представления о том, что же делать с Чечней, у Москвы нет.

И, главное, нет понимания, что военные, даже если очень постараются и поставят комендатуры и гарнизоны в каждое чеченское селение, смогут обеспечить только контроль территории. А для реального решения чеченской проблемы нужен контроль населения республики, чего военные добиться по природе своей не могут. Не их это задача. Контроль населения не в смысле подглядывания и подслушивания, а в смысле собственной убежденности подавляющего большинства чеченцев, что жить в составе России для них - значительно лучше и безопаснее, чем мыкаться под паханами банд, ворующих нефть, торгующих наркотиками, крадущих людей или печатающих фальшивые доллары.

Так что первое "лезвие ножа", по которому предстоит пройти и.о. президента и не пораниться до выборов, будет определяться необходимостью, с одной стороны, ликвидировать бандитский анклав в Чечне, чего ждет от него подавляющее большинство россиян, с другой - не втянуться в новую кавказскую войну с неприемлемо высоким уровнем потерь как в армии, так и среди мирного населения. И, конечно, избежать при этом повторения военной катастрофы 1996 года. А самое главное - разработать и начать реализовывать политическую часть решения чеченской проблемы, без которой любые военные успехи и все принесенные жертвы бессмысленны. Задача эта чрезвычайно сложна, но здесь на Путина работает краткость предвыборного периода. Слишком мала вероятность катастрофического обвала в Чечне за два с половиной месяца, оставшихся до выборов.

Вторая "мина", на которой может подорваться предвыборный корабль и.о. президента, определяется состоянием российской экономики, а точнее, ее нынешней открытостью и связанностью с внешним миром. В известном смысле Россия сейчас более уязвима, чем в 1945 году после победы во Второй мировой войне. Тогда большая часть страны лежала в руинах, но советское общество было изолировано от мира информационно и экономически, что позволяло реализовывать модель закрытой мобилизационной экономики, не опасаясь серьезных социальных потрясений.

Сейчас положение совершенно иное. Россия еще, возможно, и не интегрирована в мировую экономику, но уже связана с ней по тысячам разных каналов. А значит, открыта для внешних воздействий. Стоит, например, странам Евросоюза на 10% поднять экспортные пошлины на российские нефть и газ, как весь наш бюджет 2000 года, над согласованием которого столько трудилась Дума, мгновенно развалится. Если мы так и не сумеем договориться с Лондонским клубом о реструктуризации наших долгов, если МВФ откажет России в предоставлении обещанных кредитов, то за первое полугодие 2000 года России придется выплатить 6 млрд. долл. Из своих средств. А уже обещано 20% увеличение пенсий и зарплат бюджетникам. В предвыборном отношении шаг, безусловно, очень сильный и популярности Путину добавит. Хотя никто пока не сказал, из каких доходов его предполагается финансировать. Не один месяц, а весь год.

Критическая зависимость российской экономики от внешних факторов вовсе не означает, что нам надо жертвовать принципиальными национальными интересами, чтобы понравиться Западу. Но от российского внешнеполитического ведомства, да и от всего правительства требуется очень тонкая и кропотливая дипломатическая работа, которая позволила бы избежать такого ухудшения отношений с Западом, которое чревато коллапсом российской экономики. Охлаждение этих отношений и так зашло слишком далеко. России нужно нормальное конструктивное сотрудничество с промышленно развитыми государствами. Да и Запад объективно не заинтересован в экономическом и политическом крахе России. Но надо принимать во внимание, что в большинстве западных стран сменилось поколение руководителей. И если "друг Гельмут" был по гроб жизни обязан России за то, что вошел в историю как объединитель Германии, то нынешние лидеры к России никаких сантиментов не испытывают. Они нам ничего не должны. Ни прощать старые долги, ни давать новые.

Сегодня камнем преткновения в наших отношениях с Западом оказалась Чечня. Значит, нужны очень активные внешнеполитические усилия по разъяснению того, что в Чечне Россия борется с международным терроризмом, причем с одной из его наиболее опасных разновидностей - радикальным исламизмом, который угрожает и Западной Европе, и США. И покончить с этим терроризмом - в наших общих интересах. Мы все больше напираем на то, что Чечня внутреннее дело России (чего никто и не оспаривает), и никого не подпускаем к месту событий, даже чтобы помочь беженцам. И безнадежно проигрываем "информационную войну". А, может быть, стоит напомнить Западу, что агрессия чеченских бандформирований против Дагестана удивительно похожа на захват Ираком независимого Кувейта? Тогда мировое сообщество не сомневалось, кто попирает международное право и должен понести наказание. Мы упорно называем войну в Чечне антитеррористической операцией. Но не предпринимаем ничего, чтобы она была хотя бы похожа на такую операцию. В пропагандистском плане, особенно в расчете на внешний мир, мы либо ничего не делаем, либо действуем контрпродуктивно.

В любом случае, если России не удастся избежать катастрофического развития внутренней экономической ситуации, это потребует перехода на какую-то форму мобилизационной экономики, что вряд ли возможно вообще либо сопряжено с огромными социальными потрясениями. По крайней мере о двух последствиях попытки такого перехода можно говорить наверняка: во-первых, антизападные настроения станут доминирующими в обществе, что в корне противоречит российским интересам, и, во-вторых, популярность Путина исчезнет еще быстрее, чем появилась. Это - второе "лезвие ножа", по которому придется идти и.о. президента. Правда, как и в первом случае, ситуация может обостриться скорее после, чем до президентских выборов.

И наконец, о третьей проблеме кандидата в президенты РФ Владимира Путина. Удивительным образом она происходит из не имеющих рационального объяснения чувств, которые нарастают в российском электорате к своему новому избраннику. Уровень его популярности беспрецедентно высок и продолжает расти. Без видимых усилий искусных пиарщиков, скорее вопреки им, без нападок на соперников и войны компроматов. Ну что ж, мы с того и начали, что любовь в рациональных категориях описать невозможно. Во многом Путин продолжает оставаться загадкой, а значит, не убивает иллюзий и надежд, которые связывают с ним все больше россиян. Самое удивительное, что поддерживающие сегодня Путина сограждане - люди очень разных взглядов, очень разного достатка и положения в обществе. И каждый из них ожидает, что Путин будет проводить именно ту политику, осуществлять именно те меры, которые он, избиратель, считает единственно верными. Часто эти ожидания не просто не совпадают, но взаимоисключают друг друга. Одни ожидают, что Путин отгонит олигархов от государственной кормушки и заставит их поделиться с согражданами деньгами и собственностью, другие, напротив, думают, что новый президент правильно поймет, на кого ему следует опереться, и в благодарность расплатится новыми кусками госсобственности, экспортными льготами и т.п. Одни считают, что Путин должен стереть Чечню с лица земли, другие ждут от него политического решения чеченской проблемы. Одним Путин видится жестким патриотом - державником, "сильной рукой", другие ожидают от него продолжения либеральных реформ. Одни говорят, что в экономике Путин будет последовательным рыночником, чуть ли не "вторым изданием Гайдара", другие уверены, что при Путине главным действующим лицом в экономике будет государство.

Ясно, что долго так продолжаться не может. Путину придется по все большему числу проблем занимать ту или иную позицию, а значит, будет расти и число разочарованных, число разбитых иллюзий, число тех, кто ожидал от него совсем иных действий, совсем иной политики. С этой точки зрения для Путина целесообразно было бы подольше сохранять политическую загадочность. Но действовать приходится уже сейчас, до выборов. Отстранением Николая Аксененко и Павла Бородина, а они контролировали гигантские финансовые потоки, Путин уже многое сказал. Кого-то обрадовал, других сильно огорчил и еще больше напугал. Так что еще до выборов Путин может нажить себе достаточно влиятельных врагов, и они не будут бездействовать. Однако у Путина есть серьезное преимущество. Он сейчас и президент, и премьер в одном лице. Сосредоточив в руках всю исполнительную власть в стране, можно успешно противостоять очень влиятельным противникам.

Сможет ли Путин вывести страну из прорыва и справиться с названными и множеством других проблем, стоящих сегодня перед Россией? На этот вопрос сегодня не ответит никто. Слишком мало мы знаем о человеке, которому собираемся доверить руководство государством. Да, видно, что умен и образован. Пожалуй, первым из российских лидеров понял, что в новогоднюю ночь должен навестить тех, кому особенно тяжело, - солдат и офицеров своей воющей армии.

Можно оценить и то, что, являясь, по сути, выдвиженцем Ельцина (который официально назвал Путина своим преемником и передал власть скорее в династической, чем в демократической манере), сумел поставить себя так, что его имя никак не ассоциируется с крайне непопулярными в обществе понятиями "Семья" или "ельцинская камарилья". Знаем, что всю жизнь был офицером спецслужб. Знаем, что какое-то время руководил ФСБ. Но спецслужба - не государство, и даже если Путин был очень эффективен в этой должности, нет никаких гарантий, что он станет государственным лидером такого масштаба, в каком нуждается сейчас Россия. Но процесс уже, как говорится, пошел. Путина уже хотят видеть президентом большинство россиян и вряд ли что-либо помешает этому желанию осуществиться.

Однако даже в эти два с половиной месяца дорога Владимира Путина к вершине не будет усеяна розами. Действительно, на руках у него много сильных карт, но их еще надо успеть разыграть. Конечно, самая сильная из них - административный ресурс. Путин контролирует одновременно и Кремль, и Белый дом. В президентской гонке - это гигантская фора, особенно если ее умело использовать. Вокруг Путина объективно создано мощнейшее властное гравитационное поле, которое втягивает всех, кто традиционно поддерживает сильнейшего. Среди политиков и общественности уже началось соперничество: кто активнее поддержит кандидатуру Путина. Каждый забрасывает свою сеть, рассчитывая вытащить золотую рыбку удачи. А удача так зависит от близости к будущей власти. Одним словом - путина.

Вернемся, однако, к сильным картам Владимира Путина в нынешнем политическом раскладе. Пожалуй, второй козырь и.о. президента - его политический ресурс - движение "Единство". И за эту карту он должен отдельно поблагодарить Игоря Шабдурасулова. Пока кремлевские политтехнологи томились неясными страхами и предчувствиями относительно того, что нужен какой-то противовес движению "Отечество - Вся Россия", а то Евгений Максимович и Юрий Михайлович и впрямь станут опасно сильны, Шабдурасулов, придя в администрацию президента, начал действовать. За удивительно короткий период он создал политическое движение, сумел убедить очень многих региональных лидеров в его перспективности, и в конечном счете "Единство" добилось права создать вторую по численности фракцию в новой Госдуме. Почувствовав, куда смещается центр реальной власти, лидеры "Всей России", не задумываясь, бросили союзников по ОВР и поспешили заявить о своей поддержке Путина и желании сотрудничать с "Единством". Поддержала "Единство" и достаточно многочисленная группа "Народный депутат". В результате сложилась уникальная в новейшей российской истории ситуация, когда для и.о. президента Дума может стать не непримиримым политическим оппонентом, но вполне вменяемым партнером. Перед президентскими выборами это для Путина особенно важно. Так что создание и обеспечение успеха "Единства" можно считать самой сильной политической комбинацией думских выборов-99.

Правда, политический ресурс, полученный Владимиром Путаным с успехом "Единства", пока еще не слишком надежен. Неясно, в частности, как будет себя вести эта фракция в Госдуме, сможет ли она обеспечить внутрифракционную дисциплину хотя бы близкую к той, что существует в КПРФ. Ведь по спискам "Единства" в Думу, судя по всему, прошли люди разных политических взглядов. "Единство" еще не сформировало ни ясной политической идеологии, ни экономической программы. Пока главная сила "Единства" - его близость и поддержка наиболее популярного кандидата в президенты. В долгосрочной перспективе этого мало, иначе над движением постоянно будет витать угроза повторения политической судьбы НДР.

@@@
Путина
Рейтинг Шарона может подскочить
Розанов для народа
Россия сосредотачивается
Свобода личности в свободном мире
Совет Федерации сказал «да» защите персональных данных
Таможня делит небо на юге России

Территория взорванных иллюзий

@@

По мнению экспертов «НГ», федеральный Центр не способен решить проблемы Северного Кавказа

2005-07-20 / Опрос подготовили Сергей Мигалин, Александр Шаповалов, Владимир Мухин На днях обнародован доклад заведующего сектором геополитики Южного научного центра РАН Игоря Добаева о ситуации в Дагестане.

Основываясь на официальных данных правоохранительных органов, Игорь Добаев сообщил, что только за первую половину 2005 года в Дагестане совершено 70 террористических актов, из них более 40 – в столице республике Махачкале. Между тем за весь 2004 год в Дагестане было зарегистрировано 30 терактов, из которых 18 – в Махачкале и 6 – в Хасавюрте.

Как заявил корреспонденту «НГ» сам Игорь Добаев: «В борьбе с терроризмом на Северном Кавказе имеет место перекос в сторону военной, оперативной составляющей, применяются некоторые административные меры, но этого мало.

«Независимая газета» провела опрос экспертов, которые оценили эффективность мер, предпринимаемых федеральным Центром для урегулирования ситуации на Северном Кавказе, и дали прогноз дальнейшего развития событий в этом регионе.



Андрей Пионтковский, директор Центра стратегических исследований

 

По-моему, лучшую оценку и прогноз сделал такой крупный чиновник администрации президента, как Владислав Сурков, который в известном докладе сказал, что «на Северном Кавказе в целом развивается ситуация подземного пожара и мы просто не знаем, что делать». Это был приговор политике администрации Владимира Путина на Северном Кавказе. Процессы в Дагестане и на Северном Кавказе идут внутренние, а власть продолжает себя обманывать, объясняя самой себе, что все неприятности, с которыми она сталкивается, заключаются в экспансии международного исламского терроризма. Мне кажется, что представление о том, что мы сейчас контролируем Северный Кавказ, является приятной для власти иллюзией. Высказывание Владимира Путина в Дагестане напоминает мне последнее распоряжение Николая Второго: «Повелеваю к вечеру прекратить беспорядки в Петрограде».

@@@
Территория взорванных иллюзий
Трагичное и секретное письмо Ясина Черномырдину
Три возраста всевышнего
Фантом реальности
Цветы самому себе
Человек эпохи контрафакта
Чем приматы отличаются от собак

Черноморский флот хотят перевербовать

@@

Сегодня в Киеве Сергея Иванова будут склонять к продаже национальной морской инфраструктуры

2003-06-30 / Владимир Мухин



Российский министр обороны Сергей Иванов прибывает сегодня на Украину. Официально визит Иванова имеет целью обсуждение планов сотрудничества в военной сфере. Как сообщил "НГ" начальник пресс-службы МО РФ полковник Николай Дерябин, "в ходе переговоров главы оборонных ведомств обсудят перспективы развития двустороннего военного и военно-технического сотрудничества, а также использования российских военных полигонов для обучения подразделений войск ПВО и ВВС Украины". Однако источники "НГ" в Минобороны полагают, что Киев намерен руками нового министра обороны Евгения Марчука склонить Сергея Иванова к передаче всех маяков и прибрежной навигационной инфраструктуры ВМС Украине. Вопрос этот очень важен, поскольку эти объекты можно использовать не только для обеспечения мореплавания, но и для разведки. Россия, как положено, делилась и делится разведданными с украинской стороной. Тем более что в прошлые времена у экс-главкома ВМС Украины Михаила Ежеля сложились отличные отношения с руководством ЧФ. Но Киеву показалось этого мало.

@@@
Черноморский флот хотят перевербовать
Шоумен Николай Цискаридзе
Юсуфов расширит свои полномочия
Яйцо ящера