"Большие коалиции" теряют избирателей

@@

Рывок праворадикалов на выборах в Австрии

2008-09-30 / Евгений Григорьев



Соцпартия Австрии (СПА) и Австрийская народная партия (АНП), представлявшие венский аналог берлинской «большой коалиции», потерпели в минувшее воскресенье крупное поражение на федеральных выборах в Национальный совет (парламент). Почти треть мандатов в нем получили Австрийская партия свободы (АПС) и Альянс за будущее Австрии (АЗБА), относящиеся к спектру праворадикальных сил.

Выборы были досрочными из-за развала в июле правящей коалиции. Социал-демократы во главе с новым лидером Вернером Файманом набрали 29,7% голосов против 35,35% на прошлом голосовании два года тому назад. У «народников» же полный обвал: всего 25,6%, что означает потерю почти 9% избирателей. Для обеих партий это наихудший результат с 1945 года.

Он особенно контрастирует на фоне результатов праворадикальных партий, значительно укрепивших свои парламентские позиции и влияние. За АПС было подано 18,1% голосов, что означает прибавку в 7%. В частности, не где-нибудь в глухой провинции, а в столице Австрии при поддержке 21,4% венцев она заняла второе место после традиционного первенства социал-демократов. Одновременно почти в три раза увеличилось число сторонников АЗБА, результат которого без малого 11%.

Альянс за будущее Австрии, предводительствуемый главой правительства земли Каринтия Георгом Хайдером, возник несколько лет тому назад в результате раскола Партии свободы, первоначально созданной тем же деятелем. Хайдер широко известен в стране и Европе коктейлем популистских, националистических и даже экстремистских взглядов. Когда его АПС впервые вошла в коалицию с «народниками», ЕС бойкотировал некоторое время это правительство. Сейчас у «свободников» председательствует бывший хайдеровский выученик и соратник Хайнц-Кристиан Штрахе. Блок праворадикальных партий, набравших в совокупности почти столько же голосов, сколько лидирующие социал-демократы, в силу своей природы может стать опасностью для демократии в Австрии.

Что касается будущего правительства, то, как говорится, возможны варианты. Поскольку, несмотря на потери, СПА по-прежнему будет обладать в Национальном совете крупнейшей фракцией, на канцлерство претендует прежде всего ее лидер Вернер Файман. При переиздании красно-черной «большой коалиции» с «народниками» она обладала бы в 183-местном парламенте 108 голосами. Теоретически не исключен и симбиоз социал-демократов со «свободниками». Одновременно австрийские комментаторы калькулируют тройственную коалицию АНП, АПС и АЗБА (большинство в 106 мандатов), называя ее для приличия правоцентристской. Но пока ясности в том, какую коалицию сумеют смонтировать в Вене, сегодня, естественно, нет.

Не меньшее внимание международных наблюдателей привлекают еще одни воскресные выборы в регионе Центральной Европы, имеющие отношение в судьбам партий «большой коалиции», но уже германской. Это голосование в Свободном государстве Бавария, как называет себя одна из крупнейших федеральных земель Германии с населением, на треть превышающим численность австрийского.

Почти полвека там беспрерывно и безраздельно господствовал и правил Христианско-социальный союз (ХСС). Но теперь впервые он утратил абсолютное большинство в баварском ландтаге. Поддержка этой партии, находящейся в унии с ХДС Ангелы Меркель и входящей в ее правительство, обрушилась с 60,2% пять лет тому назад до 43%. Иными словами, минус почти 18%!

@@@
"Большие коалиции" теряют избирателей
"Страна понятного завтра"
Андрей Исаев: "Единороcсы готовятся к триумфу в регионах"
Без ключевых свидетелей
В Брюсселе обсуждают белорусские перспективы
В Молдавии к власти пришли коммунисты
В Осло вскоре предстоит "смена караула"

В мире: коротко

@@

Сербские полицейские подорвались на мине; ХАМАС попросили из Иордании.

1999-11-23



Сербские полицейские подорвались на мине

ДВОЕ сербских полицейских погибли и шестеро получили ранения, подорвавшись в воскресенье на мине в районе населенного пункта Преполац на северной административной границе Косово, территории, подконтрольной Белграду. Об этом со ссылкой на источники в правоохранительных органах страны сообщило югославское агентство ТАНЮГ. По сообщению полиции, террористы из Освободительной армии Косово атаковали в 3 часа ночи полицейский патруль неподалеку от Преполаца. Албанцы успели заложить две противотанковые мины, на одной из которых и подорвалась полицейская машина. Полиция, ведущая расследование, утверждает, что такие мины находятся на вооружении армии Албании, которую югославское правительство уже давно подозревает в поставке оружия косовским сепаратистам.

АФП

ХАМАС попросили из Иордании

@@@
В мире: коротко
В странах СНГ: Молдавия может выбрать румынский парламент
В тени Джукановича
Домашние заготовки в стиле басни Крылова
Духовного без материального не бывает
Индия и Пакистан начертили «Дорожную карту»
Коштунисты объединились с коммунистами

Коштуница продолжает ждать

@@

Диалог об отношениях между Сербией и Черногорией наталкивается на политические препятствия

2001-10-26 / Юлия Петровская



ПРЕЗИДЕНТ Союзной Республики Югославии Воислав Коштуница ждет приезда в Белград высоких гостей из Подгорицы. Под патронажем Коштуницы 26 октября должны пройти переговоры между представителями Сербии и Черногории о будущем федерации. Какого-либо прорыва на запланированной встрече не ожидается. Диалог, по заявлениям Подгорицы, может вестись только в русле упразднения федерации и последующего формирования отношений между Сербией и Черногорией как двух независимых, международно признанных государств. Белград же не теряет надежду на реформирование существующей федерации.

После победы сербских демократов, одержанной на прошлогодних выборах, казалось, что двум республикам удастся урегулировать свои отношения в рамках единого государства. Между тем президент Черногории Мило Джуканович, несколько лет подряд объяснявший миру свое стремление к независимости диктатом со стороны Милошевича, так и не повернулся лицом к Белграду с уходом этого самого "диктатора" с политической сцены. Новых хозяев Белграда черногорский лидер публично подвергает жесткой критике. Он отказывается признавать союзное правительство и парламент в качестве легитимных органов, а Коштуницу обвиняет в насаждении культа собственной личности и давлении на Черногорию при помощи милошевических рычагов.

В письме-приглашении, направленном руководителям Черногории в связи с предстоящими переговорами, Коштуница указал, что на встрече будет присутствовать вице-премьер союзного правительства Миролюб Лабус вместо премьера Драгиши Пешича. С Пешичем черногорцы ранее отказались садиться за один стол. В Лабусе же Подгорица видит не столько члена союзного кабинета, сколько "легитимного представителя сербских демократов" и "эксперта с международным авторитетом". Из ответного послания Джукановича и премьера Филипа Вуяновича вытекает, что препятствий к переговорам более не существует. Советник югославского президента Слободан Самарджич, не связывающий особых ожиданий со встречей в Белграде, указывает вместе с тем, что если дело не дойдет до переговоров, то у Черногории возникнут серьезные внутренние проблемы при согласовании условий и организации референдума. Он имеет в виду прежде всего поляризацию тамошнего общественного мнения в данном вопросе. Видный черногорский аналитик Раде Бойович считает, что у его республики почти не осталось возможности для маневра: "Было бы хорошо, если бы черногорские представители приехали в Белград и ясно заявили там, что единственное, о чем можно говорить, так это о том, что Сербия должна занять беспристрастную позицию по поводу будущего референдума".

Политические партии Черногории по-разному реагируют на новое приглашение Коштуницы. Джукановическая Демократическая партия социалистов (ДПС) придерживается официального мнения, что диалог необходим, но на черногорских условиях. Ее главный противник и основной партнер Белграда - Социалистическая народная партия - считает, что Джуканович упорно форсирует свою "недальновидную политику", в то время как диалог неизбежен. Либеральный союз, поддерживающий правительство меньшинства, сформированное ДПС, заявляет, что переговоры не имеют смысла и что Коштунице следовало бы призвать своих партнеров в Черногории выйти на референдум и изъясниться по поводу будущего республики. Вместе с тем либералы, жестко нацеленные на независимость, обвиняют властвующую ДПС в сотрудничестве с СНП в том, что касается постоянного откладывания референдума и попыток лишить волеизъявление всякого смысла.

Пресс-секретарь Либерального союза Славко Перович заявил в недавнем интервью газете "Блиц", что верхушка ДПС на самом деле не заинтересована в организации референдума, однако она не может запросто отказаться от этой идеи, поскольку пропаганда зашла уже слишком далеко. Не желая предстать обыкновенными манипуляторами, лидеры ДПС теперь надеются на усиление положения СНП, говорит он. А упрочению позиций профедералов способствует ситуация, которая ныне складывается вокруг законопроекта о референдуме. Этот документ, хоть и является "предельно кратким, четким и ясным", отправлен на изучение ОБСЕ (чего либералы не разделяют), и голосование по нему состоится после того, как европейская организация выскажет свое отношение. Вывод Перовича таков, что ДПС найдет возможность, чтобы прикрыться чужим отрицательным мнением по поводу референдума, и дело до него вообще не дойдет. Однако либералы пока не говорят о возможности лишения правительства меньшинства своей поддержки.

@@@
Коштуница продолжает ждать
Молдавия в роли очередных «граблей»
Оппозиция одержала верх в Пакистане
Процесс над Милошевичем начался не с того конца
Расплата за неуемного Хайдера
Революция переносится в парламент
Румыны, болгары, добро пожаловать в Швейцарию!

Сербия не может позволить дальнейший раздел Югославии

@@

Москва могла бы сотрудничать и с демократическим Белградом, считает премьер Сербии Зоран Джинджич

2001-11-29 / Юлия Петровская Лидер Демократической партии и премьер-министр Сербии Зоран Джинджич - самый публичный политик на Балканах. Из югославских представителей он - основной собеседник руководителей западных государств, то есть ключевых партнеров Югославии. Прошлой осенью Джинджич сыграл одну из главных ролей в свержении режима Милошевича, а зимой по итогам парламентских выборов в Сербии стал премьер-министром республики.



-После вашего ноябрьского визита в Вашингтон и поездки Миролюба Лабуса во Францию Парижский клуб списал Югославии две трети долгов. На каких условиях заключаются подобные сделки?

- Нам списали долги в размере 66%, практически все долги, имевшиеся до 20 октября 2000 года, когда было сформировано демократическое правительство СРЮ. Это наиболее удачная сделка, когда-либо заключенная в истории Югославии. И это является результатом политических, а не только экономических реформ в нашей стране. Одним из важных элементов является сотрудничество с Гаагским трибуналом. Другой элемент - наша умеренная реакция на кризис на юге Сербии и политика в отношение Косово и Метохии, а также Черногории. Одну из этих трудностей представляет задолженность, возникшая в наибольшей мере во времена Тито и не погашавшаяся с 1982 года. Наросшие проценты составляют половину этой задолженности, и если бы нам пришлось погашать хотя бы половину долга, это превысило бы наш годовой государственный бюджет.

- Россия не хотела списывать вам долги?

- К сожалению, должен сказать, что у нас было достаточно проблем с российскими представителями. Они настаивали на том, чтобы в качестве рубежа списания была взята задолженность по состоянию на 1995 год и чтобы задолженность, возникшая после этого года, не подвергалась реструктуризации или списанию. На мой взгляд, нет причин, чтобы Москва относилась к Югославии иначе, чем другие кредиторы, тем более что у нас более чем благоприятная перспектива в плане экономических отношений с Россией. В частности, можно говорить о потенциальном участии российских компаний в приватизации предприятий югославского энергетического комплекса. Эти предприятия не входят в первую группу фирм, подлежащих приватизации, однако их очередь настанет через два-три года, и наверняка они будут искать стратегических партнеров в странах, располагающих энергоносителями. Чрезвычайно важно, чтобы эти мелкие расхождения на встрече Парижского клуба не сказались на наших отношениях и чтобы эти отношения остались такими же хорошими, какими они были всегда. Было бы неестественно, если бы демократические власти Югославии сотрудничали с демократическими властями России менее успешно, чем сотрудничала Россия с недемократическим правительством Белграда, просуществовавшим до 5 октября 2000 года.

- Как вы собираетесь преодолеть противоречия, которые существуют в югославских верхах в вопросе сотрудничества с Международным трибуналом (МТБЮ)?

- Мы стараемся сотрудничать, но сталкиваемся с проблемами, поскольку на федеральном уровне не был принят соответствующий закон. Дело в том, что наш партер на федеральном уровне (Социалистическая народная партия Черногории. - Ю.П.) постоянно сталкивается со своими собственными проблемами.

Судя по нашим оценкам, Гаагский трибунал до 2003 года исчерпает список обвиняемых в военных преступлениях, а к 2007 году завершит все процессы в отношении таких лиц. Иными словами, у трибунала ограниченные временные рамки. Как ожидается, крайне малое число лиц в конце концов предстанет перед Гаагским трибуналом. Что касается остальных лиц, в отношении которых имеются доказательства, то они должны предстать перед отечественными судами. Это нелегко - нам предстоит подготовить и нашу общественность, и наши институты власти к тому, чтобы решать проблемы нашего прошлого. Гаагский трибунал в этом смысле является лишь одним из элементов. Ошибкой было бы считать, что отправка пяти-шести людей в Гаагу означала бы снятие данного вопроса с повестки дня.

Если ответственность за военные преступления изначально индивидуальная, то тогда ни государство, ни народ не несут ответственности. Если же такая ответственность не индивидуальна в своей основе, а преступления совершались, то возникает представление, что государство прикрывает преступления, а это неправда. Иными словами, мы стремимся к тому, чтобы тот, кто убивал гражданских лиц, отвечал за содеянное.

- Выставляются ли вам требования о выдаче конкретных лиц?

- Нет конкретных требований в смысле имен, подобно тому как не было требования и в случае Милошевича. Мы выдали Милошевича, чтобы подать ясный сигнал о нашем желании сотрудничать с трибуналом. В тот период сотрудничество с МТБЮ оказалось в состоянии кризиса, а это крайне отрицательно могло отразиться на доверии к нашей стране. Сербскому правительству пришлось пойти на решительный шаг, чтобы подтвердить достоверность демократических перемен. Однако все, включая правительства западных государств, были застигнуты врасплох в тот день, когда Милошевич оказался в Гааге, так как никто из них об этом заранее не знал.

- Косово остается среди приоритетов Белграда. Что вы думаете по поводу состоявшихся там парламентских выборов? И как вы прогнозируете дальнейшее развитие ситуации в мятежном крае? Возможен ли раздел Косово?

- Что касается выборов, важным является то, что сербская сторона не стала их бойкотировать. В мире существует достаточно идеалистическое представление о том, что выборы многое определят. Мы, будучи реалистами, так не считаем. Выборы представляют собой лишь один из шагов в рамках сложного политического процесса. Если бы сербы не приняли участия в голосовании, их обвинили бы в том, что выборы не обеспечили урегулирования ситуации, а поскольку они в них участвовали, виноват будет тот, кто заблокирует процесс урегулирования.

Главный открытый вопрос заключается в том, что будет происходить через три года, когда истечет мандат избираемых сейчас органов власти. По нашему мнению, сербы в Косово должны иметь коллективные права. Нам непонятна позиция западных государств, требующих предоставления коллективных прав албанцам в Македонии, а в Косово - настаивающих на установлении демократии, основывающейся на праве большинства. Это совершенно нелогично. Мы считаем, что на Балканах, особенно в южном их регионе, где существует недоверие к институтам власти, помимо личных гражданских прав, необходимы и коллективные права. Мы намерены работать в этом направлении и будем настаивать на том, чтобы повсюду, где сербы представляют большинство, они имели бы свою полицию, свои суды, свои органы здравоохранения и просвещения.

- Когда вы ожидаете решения косовского и черногорского вопросов?

- Мы хотим до конца 2002 года урегулировать проблему с Черногорией, а до 2003-2004 годов решить вопрос с Косово и Метохией, затем принять новую конституцию Сербии, чтобы знать, где пролегают наши границы, границы суверенного государства и в качестве такого государства выставить запрос на прием в Европейский союз. Мы, естественно, будем бороться за соблюдение принципа нерушимости существующих границ, за соблюдение принципа демократической интеграции, однако, конечно, не все зависит только от нас.

Мы имеем дело с достаточно сложным национальным энтитетом - албанским населением. Албанцы проживают в Албании, в Македонии и Черногории, в их рядах есть радикально настроенные политики, настаивающие на создании этнического албанского государства, а это противоречит всем принципам европейской и демократической политики. На мой взгляд, политика по отделению Косово обошлась бы слишком дорого для региона.

Что касается отношений Сербии с Черногорией, то они находятся сейчас на мертвой точке. Черногорское руководство сделало выбор в пользу референдума о независимости. Мы выступаем за реформированное общее государство и считаем, что нет никаких причин для того, чтобы расторгать существующее государство, чтобы уже следующим шагом была интеграция в Европу. На мой взгляд, лучше сохранить то, что уже является единым целым, и стремиться к более широкой интеграции, попытаться установить хорошие связи с Боснией и Герцеговиной, с Румынией, Болгарией, Македонией и в качестве интегрированного региона стать респектабельным партнером для Европы. Это был бы регион с населением в 50 миллионов человек и привлекательным для капиталовложений рынком. Мне неясно, каким образом, в случае независимости Черногория с ее населением в 500 тысяч человек могла бы играть роль экономического фактора. Если мы создадим новые государственные границы, это станет лишь дополнительным препятствием для экономического развития, которое является приоритетом в XXI веке.

@@@
Сербия не может позволить дальнейший раздел Югославии
Солдатские матери выходят на референдум
Швейцарским ксенофобам не хватит голосов