"Оси" и "контр-оси" как факторы политических рисков на Кавказе

@@

Полемика с Арманом Джилавяном ("НГ", 02.02.2000)

2000-03-18 / Алла Язькова



ССЫЛАЯСЬ на бакинское информагентство "Шapг", распространившее интервью министра иностранных дел Азербайджана Вилаята Гулиева, основная часть которого была посвящена армяно-азербайджанским переговорам по Нагорному Карабаху, Арман Джилавян обращается к региональной проблематике и утверждает, что "официальный Баку всецело поддерживает идею создания военного пакта с Анкарой и Тбилиси". Похоже, замечает он, что сегодня в Баку и Анкаре "всерьез занялись подготовкой своеобразного "кавказского заговора", основной мишенью которого являются Москва, Тегеран и Ереван". Это же утверждение было повторено Арманом Джилавяном в другой его публикации ("НГ", 16.02.2000), где говорится о "намерении Баку сформировать военно-политический союз с Анкарой и Тбилиси". Но, как замечает сам автор, "усилия официального Баку все больше напоминают ему "игру" информационных провокаций и официальных опровержений, дипломатических интриг, а иногда и откровенного шантажа". Тем самым он косвенно ставит под сомнение реальность внушающих ему опасение планов.

РЕАЛЕН ЛИ РАСКОЛ БОЛЬШОГО КАВКАЗА?

Не отрицая действительно имеющейся нестабильности, а местами и взрывоопасной ситуации в Кавказском регионе, нельзя, однако, согласиться со скоропалительным выводом Армана Джилавяна: на никем официально не подтвержденную идею создания "оси" Анкара-Баку-Тбилиси ответим формированием "контр-оси" Москва-Тегеран-Ереван и, возможно, Афины.

Сразу замечу, что, формулируя это предложение, автор не испросил согласия как минимум у Москвы и Тбилиси, да и другие названные им участники высказывались по этому поводу гораздо более осторожно, не говоря уже о том, что публичное вторжение в сферу кавказской политики едва ли входит сегодня в планы Ирана. Уже поэтому практическая реализация идеи раскола кавказского региона и прилегающих к нему районов Причерноморья и Среднего Востока на два военных блока не представляется реальной. В то же самое время исторический опыт создания различного рода "осей" и "контр-осей" неоднократно подтверждал опасность подобного рода действий

Сложившееся после распада СССР положение в регионе Большого Кавказа отличалось постоянно высокой степенью конфликтности. Отчасти это явилось следствием исторического развития государств и народов этого крайне неоднородного по этническому составу региона, их сложными взаимоотношениями с центрами российской, а затем и советской империи.

Из стран Южного Кавказа внутренние межэтнические конфликты практически не затронули Армению с ее почти 90-процентным армянским населением, но привели к серьезным вооруженным столкновениям в Грузии и Азербайджане. Выход на поверхность подспудно существовавших ранее межэтнических противоречий стал в этих республиках предметом острого политического противостояния, а российская антидемократическая оппозиция с самого начала поддержала сепаратизм автономий на территории Грузии в противовес ненавистному ей "режиму Шеварднадзе".

Что же касается проблемы Нагорного Карабаха как части территории Азербайджана, то в пользу его самоопределения высказались лидеры российского демократического движения (Андрей Сахаров, Елена Боннэр), исходя из выдвинутых ими задач борьбы против советской империи. Как, однако, оказалось впоследствии, такая позиция содержала недооценку возможного деструктивного потенциала подобного пути разрешения политико-этнических конфликтов.

После обретения независимости Россия столкнулась с необходимостью налаживать отношения как с бывшими союзными республиками, так и с собственными автономиями. В новых условиях сепаратизм во всех его проявлениях стал наносить все больший ущерб интересам самой России. В Кавказском регионе, где многие этнические группы населения проживают за пределами "своих" территорий, необходимо учитывать также и связанные с этим особенности межгосударственных отношений.

ФАКТОР ГОСУДАРСТВЕННЫХ ИНТЕРЕСОВ

Из сказанного следует, что проблемы становления независимых государств, межгосударственных и межэтнических отношений в Кавказском регионе не могут быть решены без тщательного учета всех внутренних и внутрирегиональных факторов. В современных условиях их воздействие все более тесно переплетается с попытками влиятельных мировых и региональных держав - США, Турции и Ирана - распространить сферу своих экономических и политических интересов на Кавказ, что объясняется его стратегическим значением, а также наличием богатейших природных ресурсов, прежде всего каспийской нефти, которая во второй половине 90-х годов стала фактором усиления соперничества одних стран и их группировок и более тесного взаимодействия других. Один из проектов транспортировки каспийской нефти (так называемый "южный", по трассе Баку-Джейхан) объединил, в частности, интересы Азербайджана, Грузии и Турции. Но это еще не основание для предположений о возможности заключения военного пакта этих трех государств. Сам проект пока окончательно не согласован на практическом уровне, а международные исследователи указывают на опасность действующих и потенциальных конфликтов на этой трассе, а также на сейсмическую неустойчивость района Джейхана. В связи с этим представляется интересным недавно появившееся в печати сообщение о том, что одним из приемлемых альтернативных вариантов могла бы стать транспортировка нефти через Иран и район Персидского залива (об этом недавно заявил вице-президент Государственной нефтяной компании Азербайджана Ильхам Алиев). Неправильным было бы забывать и о других маршрутах - "северном" по трассе Баку-Новороссийск и "западном" (Баку-Супса, через территорию Грузии).

И если исходить из фактора экономической заинтересованности, то варианты сотрудничества в деле транспортировки каспийской нефти (а соответственно и группировки "по интересам") могут быть различными. К тому же сегодня все чаще высказываются точки зрения, согласно которым перспективные возможности каспийских месторождений сильно завышены, и борьба вокруг проектов добычи и транспортировки каспийской нефти носит преждевременный и преимущественно политический характер.

Другим экономическим стимулом, который может повлиять на расстановку политических сил в регионе, становится перспектива возрождения международных транспортных путей, некогда проходивших через предгорья Северного и Южного Кавказа (проект ТРАСЕКА). Даже беглый взгляд на карту Евразийского континента убеждает в том, что этот масштабный проект, уже получивший финансовую поддержку ЕС и США, не может быть реализован без участия всех государств региона, а функционирование транспортного коридора в широтном направлении не будет полноценным без его дополнения подобным же коридором Север-Юг. Их пересечение в регионе Большого Кавказа означало бы увязку транспортных и иных коммуникаций России со странами Каспийско-Черноморского региона, Ближнего и Среднего Востока. Хорошей основой для такой увязки наряду с проектом ТРАСЕКА мог бы стать разработанный российскими специалистами при содействии ЮНИДО проект транспортного коридора на линии Хельсинки-Москва-Тегеран-Эр-Рияд (проект НОСТРАК).

ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ УСЛОВИЕ

Обязательным условием осуществления масштабных транспортных проектов должно стать урегулирование политико-этнических конфликтов. Представляется поэтому, что США "выступают против любых попыток регионального изолирования Армении и усиления конфронтации Баку и Анкары с Ереваном" не только потому, как утверждает Арман Джилавян, что это "приведет к неизбежному расширению армяно-иранских отношений и еще большему укреплению армяно-российского военно-политического сотрудничества", но и потому, что стабилизация обстановки выгодна американским монополиям для реализации крупномасштабных экономических и транспортных проектов. Этим, в частности, объясняется и возросшая активность американской дипломатии в деле урегулирования конфликта вокруг Нагорного Карабаха.

Заинтересованы ли в создании обстановки стабильности на Кавказе Россия и Армения, а также Греция, которым Арман Джилавян предлагает в случае создания "агрессивного военно-политического альянса" сформировать некую ему противостоящую "контр-ось" с участием также и Ирана?

Не вызывает сомнений, что государственным интересам России в наименьшей степени отвечало бы формирование на Кавказе противостоящих друг другу военно-политических блоков. Учитывая все существующие в регионе факторы риска, Россия несомненно была бы заинтересована в создании региональной системы безопасности в районе Большого Кавказа с участием всех расположенных там государств. Подобного рода попытки уже предпринимались в середине 90-х годов, когда на встрече в Кисловодске (июнь 1996 года) глав государств Грузии, Азербайджана, Армении и России с участием руководителей краев, республик и областей России и Грузии (кроме представителей "проблемных" регионов - Чечни, Южной Осетии, Абхазии) была предложена конкретная программа действий. Тогда были изложены основные аспекты кавказской политики России. Среди них - сохранение единства Кавказа как уникальной общности, которая не может быть геополитически отторгнута от России; совместное с государствами Закавказья поддержание мира и стабильности в черноморско-каспийском пространстве; безусловное подтверждение суверенитета и территориальной целостности всех входящих в регион государств; углубление сотрудничества между ними и Россией на добровольных основах и на разных скоростях.

ВОЗМОЖНЫЕ ВЫГОДЫ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ ИЗЪЯНЫ

Реализация этих направлений позволила бы постепенно превратить Кавказ в устойчивую основу системы региональной безопасности, способной, с одной стороны, преодолеть идеи "кавказоцентризма", то есть объединения кавказских государств без участия России, с другой же - воспрепятствовать попыткам разделения региона на противостоящие друг другу группировки. В рамках этой системы могли бы проводиться посреднические акции по урегулированию политико-этнических конфликтов, согласованию направлений сотрудничества с заинтересованными сопредельными державами Черноморско-Каспийского региона (Ираном и Турцией), а также ограничению попыток бесконтрольного доминирования внерегиональных держав, прежде всего США. На региональном уровне весьма позитивно мог бы сказаться и самый процесс многосторонних переговоров по проблематике экономического сотрудничества.

Налаживание многостороннего экономического и политического сотрудничества в Кавказском регионе, безусловно, отвечало бы и интересам Армении. При всех выгодах для Армении двустороннего экономического сотрудничества с Россией, зачастую в ущерб его другим направлениям, их несбалансированность уже привела, как отмечает Арман Джилавян ("НГ", 12.02.2000), к многократному усилению российского фактора во внутренней политике Армении и может превратить страну в "закавказский придаток России", фактически неспособный защищать свои собственные национальные интересы. Суммируя оценки армянских экспертов, Арман Джилавян указывает на то, что такое развитие событий способно резко ухудшить отношения Еревана с США и ЕС, поставив под сомнение саму концепцию сбалансированности внешнеполитического курса армянского руководства. Более того, даже превратить Армению в "регионального изгоя", изолированного от всех международных экономических проектов, а значит, лишить ее возможностей развития. Автор, разумеется, прав, утверждая, что позитивное решение этих проблем во многом зависит от многих факторов, в том числе и от урегулирования российско-американских отношений. Но не противоречит ли Арман Джилавян сам себе, допуская при этом возможность "раскола" региона на противостоящие военно-политические группировки?

"КОРРЕКТИРОВОЧНЫЕ" ЗАЯВЛЕНИЯ

К числу инициаторов враждебной "оси" Арман Джилавян, как это уже отмечалось, относит Турцию, Азербайджан и Грузию. Что касается Турции, то ее активные попытки наладить контакты на этнической основе с тюркоязычными регионами СНГ и раздающиеся временами призывы к созданию Тюркского содружества вызывают обоснованные опасения, как, впрочем, и любые другие акции, имеющие националистическую окраску. Представляется, однако, что для азербайджанского руководства приоритетны в этом случае не столько интересы Турции, сколько свои собственные. Об этом свидетельствуют недавние "корректировочные" заявления министра иностранных дел Азербайджана о неприемлемости для его страны самой идеи военно-политического блока с Анкарой и Тбилиси и поддержке формирования системы общекавказской безопасности при условии "окончательного урегулирования нагорно-карабахского и грузино-абхазского конфликтов". В то же время не вызывает сомнений, что азербайджанская сторона попытается использовать для разрешения конфликта вокруг НКР возможности любого влиятельного международного посредника, каким на нынешнем этапе проявляют готовность стать США.

Что же касается Грузии, то она, как и Армения, не входит в сферу "тюркоязычной политики" Анкары и не имеет серьезных противоречий ни с Азербайджаном, ни с Арменией. Согласно недавнему заявлению министра иностранных дел Ираклия Менагаришвили, Грузия считает своим геополитическим императивом установление и развитие добрососедских отношений с Россией. В качестве позитивной с точки зрения интересов региональной безопасности тенденции следует рассматривать и возможный выбор Грузией статуса нейтрального государства в качестве одного из вариантов системы обеспечения безопасности страны и большей сбалансированности ее внешней политики. Как об этом свидетельствует опыт двух веков взаимодействия и сотрудничества, Грузия была и есть стратегический союзник России, поэтому сама постановка вопроса о ее возможном участии в "антироссийском блоке" расценивается грузинскими политиками и экспертами как неправомерная.

ОПТИМАЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ - РЕГИОНАЛЬНАЯ СИСТЕМА

@@@
"Оси" и "контр-оси" как факторы политических рисков на Кавказе
"Россия для нас не только партнер, но и близкий друг"
Анатолий Кинах: "У нас нет права заниматься победными рапортами"
Бродячая собака
В СНГ: Структурная поддержка внешней политики
В поисках руля и ветрил
Виктор Калюжный: "Медлить с определением статуса Каспия опасно"

Владимир Путин едет в Астану

@@

Россия и Казахстан разрабатывают новые интеграционные программы

2000-10-03 / Ольга Тарасова



С УГРОЗОЙ исламского экстремизма руководители центральноазиатских стран предпочитают бороться по-разному. Сейчас непонятно, какими силами Ислам Каримов собирается противостоять угрозе своему режиму после выхода Узбекистана из Договора о коллективной безопасности. Не секрет, что Исламское движение Узбекистана поддерживает тесные контакты с афганскими талибами, и на днях президент Каримов и его туркменский коллега Сапармурат Ниязов выступили с идеей о том, что заставить противоборствующие в Афганистане стороны примириться можно путем возрождения экономики. Гораздо реалистичнее смотрит на эту проблему руководство Казахстана. В Астане уверены, что в ближайшее время в Афганистане мира не будет, поскольку вокруг него ведется большая геополитическая игра. Кстати, в отношении к талибам позиции Казахстана и России во многом совпадают.

Видимо, об этом не в последнюю очередь пойдет речь в ходе визита Владимира Путина в Астану в начале октября. Это ответный визит российского президента. Летом в Москву приезжал Нурсултан Назарбаев, и тогда основной темой переговоров как раз и было военно-техническое сотрудничество. Можно привести немало примеров, когда военные руководители новых независимых государств покупали за баснословные суммы списанную технику. После распада Союза и вывода советской техники боеспособность вновь создаваемых армий ряда стран, мягко говоря, оставляла желать лучшего. Это усугублялось и фактами коррупции в войсках. Вспомнить хотя бы дело бывшего вице-президента Киргизии Феликса Кулова, которого обвиняли в продаже в 1992 году 150 автоматов Калашникова и двух танков одной из противоборствующих сторон в Таджикистане. Сейчас Кулов стал лидером оппозиции, и то, что именно его поддерживает Запад, доставляет немало хлопот киргизским властям.

Теоретически свой Кулов есть в каждой республике. Другое дело, что режимы в Узбекистане и Туркмении не допускают возможности выхода оппозиции на политическую арену. Жесткое противостояние власти и оппозиции вылилось в кровопролитную войну в Таджикистане. Оппозиция есть и в Казахстане, однако к ней здесь отношение весьма толерантное. В республике уже вошли в традицию различные формы диалога - форумы, конференции, где оппоненты пытаются найти общий подход к решению насущных проблем.

По данным Госкомстата РФ, в Казахстане из всех стран СНГ зафиксирован самый высокий рост промышленного производства. В этом полугодии по сравнению с тем же периодом прошлого года он составил 16,3%.

Соседи Казахстана по региону пока что отстают. Причем дело не только в отсутствии промышленного потенциала, но и в экономической политике властей. Клановая система приводит к тому, что тот или иной руководитель тянет одеяло на себя, и интересные экономические проекты попросту проваливаются. Несмотря на конструктивную позицию Москвы и Астаны, вопрос о статусе Каспия еще не решен. Очевидно, что и он будет в центре внимания во время переговоров Владимира Путина с Нурсултаном Назарбаевым. В ходе визита Путина в Казахстан речь будет идти также и о создании совместного энергетического предприятия на базе Экибастузской ГРЭС-2. Энергосистемы России и Казахстана с 20 июля после пятилетнего перерыва снова начали работать в параллельном режиме, что выгодно обеим странам из-за уменьшения расхода топлива и повышения надежности энергообеспечения потребителей.

@@@
Владимир Путин едет в Астану
Влияние Москвы сохраняется
Геополитическая ловушка для Москвы
Гипноз старых понятий
Глобальная провокация
Госдеп принял "хорошего" террориста
Гусеница превращается в куколку...

Евгений Марчук: "Москва и Киев остаются стратегическими партнерами"

@@

Секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Евгений Марчук считает, что политические элиты двух стран прощаются с комплексами "старшего и младшего брата"

2000-11-14 / Виктор Тимошенко



- ЕВГЕНИЙ КИРИЛЛОВИЧ, можно предположить, что итоги переговоров президентов России и Украины в Сочи, последующие затем программные заявления Леонида Кучмы по развитию украинско-российских отношений, ваши активные контакты и рабочие встречи с Сергеем Ивановым, решения Совета безопасности РФ свидетельствуют о новом этапе в межгосударственных отношениях двух славянских стран?

- Думаю, что сегодня для многих на Украине и в России наступил момент откровения, политические элиты наших двух стран прощаются с комплексами "старшего и младшего брата", стереотипами, которые успели появиться за последние десять лет истории двух суверенных, независимых государств. В сентябре-октябре мы сделали важные шаги навстречу друг другу, придали российско-украинским межгосударственным отношениям новый, конструктивный импульс. Особо хочу подчеркнуть, что для Украины Россия по-прежнему остается великим соседом и стратегическим партнером.

В Киеве российское направление украинской внешней политики подкреплено многими решениями и указами президента, в том числе и по кадровым вопросам. Но, подчеркиваю, российский вектор нашей внешней политики, как стратегический, на уровне высшего руководства страны, всегда оставался неизменным, никогда не подвергался никаким сомнениям.

Правда, замечу, что иногда некоторые высокие чиновники позволяли себе вольно интерпретировать указания президента, но это было лишь частное мнение, а может быть, элементарное недомыслие. Я уже год работаю в должности секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины и был свидетелем, как президент Леонид Кучма возмущался некоторыми непродуманными шагами чиновников из Кабинета министров, Министерства иностранных дел в отношении сотрудничества с Россией.

- Можно надеяться, что в перспективе стабильность украинско-российских отношений будет определяться не политиками, а представителями деловых кругов наших стран?

- Вопрос не праздный, и вот почему. На Украине многие бизнесмены, предприниматели стали парламентариями и активно занимаются политической деятельностью. Они, как правило, являются сторонниками развития политических, экономических отношений между Украиной и Россией. Какая-то часть украинской политической элиты настороженно относится к России, считает ее внешнюю политику коварной, макиавеллистской. Следует помнить, что Украина - одна из самых больших европейских стран, у нас есть "политический" Восток, есть "политический" Запад. Традиционно восточные регионы были ориентированы на экономическое сотрудничество с российскими приграничными областями, там много связей с Россией на гуманитарном уровне, глубокие корни семейных, родственных отношений. Украинский политический Запад специфичен, не останавливаясь на хорошо знакомых каждому проблемах, хочу лишь заметить, что мы рассматриваем единство украинского общества в его национальном многообразии. Мы не скрываем наших внутренних проблем, но смею заметить, что Украина возрождается без крови и национальных конфликтов. Это в том числе заслуга и политического руководства страны.

- Многие в Киеве часто говорят, что надо освободиться от влияния Москвы, но, вероятно, следует считать, что наши страны взаимозависимы?

- Вы абсолютно правы! Тезис о взаимозависимости логичен и правильный. Мы не только соседи, но и партнеры. История распорядилась так, что экономическое развитие наших стран предопределено тем, насколько кооперативные связи, сотрудничество между предприятиями, которые в прошлом существовали как составляющие единого народно-хозяйственного комплекса, смогут работать, взаимодействовать, руководствуясь лишь взаимовыгодными интересами, получением прибыли, зарабатыванием денег, открытием новых рабочих мест.

Если где-то доминирует Россия - это данность, факт - на историю не обижаются. Но транзит российского газа в Европу зависит в том числе и от Украины, поэтому односторонней зависимости нет, наши отношения должны строиться на основе политики прагматизма, целесообразности.

- Законодатели согласились дать добро на приватизацию газотранспортной системы Украины?

- Это проблема не экономическая, это проблема ментальности молодой украинской элиты. Я еще в 1995 году пришел к выводу, что приватизация газотранспортной инфраструктуры Украины целесообразна с точки зрения государственных интересов. Я и сегодня стараюсь убедить многих здесь, в Киеве, что мы дождемся, когда будем танцевать и петь патриотические песни на пустой, ржавой газовой трубе. А сегодня я еще более убежден, что Россию необходимо заинтересовать участием в приватизации газовой трубы в любой приемлемой и взаимовыгодной форме. Я вспоминаю 1994 год. Харьков, переговоры с Виктором Черномырдиным по продаже бомбардировщиков Ту-160 и крейсера "Варяг", и помню, как украинская сторона не прислушалась к советам специалистов, а в результате потеряла многое.

- Евгений Кириллович, вы часто встречаетесь с секретарем Совета безопасности РФ Сергеем Ивановым, не могли бы вы подробнее рассказать о вашем сотрудничестве?

- После сочинских переговоров президентов наших стран мы в Москве дважды встречались с Сергеем Ивановым. В ближайшее время, видимо, в середине ноября, Сергей Борисович с рабочим визитом посетит Киев. Нам поставлена задача взять под особый контроль выполнение указаний президентов по активизации экономического, гуманитарного сотрудничества между нашими странами. Мы подписали протокол сотрудничества между Советом безопасности и обороны Украины и Советом безопасности РФ, разработали совместный план по контролю указаний президентов. Например, президенты дали задание обоим правительствам провести энергетический баланс двух стран.

- Сегодня много споров вокруг вопроса информационного обмена между нашими странами. Вам не кажется, что решение этой проблемы кем-то переносится в идеологическую плоскость?

@@@
Евгений Марчук: "Москва и Киев остаются стратегическими партнерами"
За державу не обидно
Запад не поможет
Зачем Европе Центральная Азия?
Книжные магазины потихоньку вымирают
Контроль пространства
Курдам не нужна новая диктатура

Логика ущемления

@@

О чем не подумали авторы законопроекта об изменении состава субъектов Российской Федерации

2000-03-22 / Василий Бочкарев Василий Кузьмич Бочкарев - губернатор Пензенской области, член комитета Совета Федерации по науке, культуре, образованию, здравоохранению и экологии.



ПОВОДОМ для написания статьи послужили рекомендации по итогам работы "круглого стола", проведенного в Совете Федерации Федерального собрания 24.02.2000, на тему "О проекте Федерального конституционного закона "О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации". Некоторые участники "круглого стола" называли этот проект "юридической утопией", "политической утопией", и, наконец, "политической фантазией". Это, по-моему, точно, поскольку изменять в предложенном законопроектом виде состав субъектов РФ и одновременно Российскую Федерацию в целом действительно сложно.

Претензий у меня к данному законопроекту не меньше, чем у участников "круглого стола". И главное замечание состоит в том, что полностью игнорируется административно-территориальная реформа в РФ, на необходимости проведения которой настаивает все большее число политиков.

В связи с этим мне хотелось бы обратить внимание на одну с первого взгляда весьма незначительную, но до сих пор совсем у нас не решавшуюся проблему, которая связана с оформлением вида субъекта Федерации. Причем это касается не только новых субъектов РФ. Как следствие, по-новому надо будет, видимо, прописывать и оформление тех субъектов РФ, которые уже находятся в составе Российской Федерации.



СТАТУС РЕСПУБЛИКИ КАК ЛЬГОТА

Едва ли сейчас отыщется в России государственный и общественный деятель, который с иронией не относился бы к частям 1 и 4 статьи 5 Конституции РФ. Как известно, в них говорится о равноправии субъектов Федерации. "Учли" это и составители названного законопроекта. "В случае принятия в Российскую Федерацию в качестве нового субъекта иностранного государства, - пишут они в части 3 статьи 4, - этому субъекту предоставляется статус республики (государства), если иной статус не предусматривается международным договором". В статье 7 положение звучит еще более категорично. "Новый субъект в составе Российской Федерации, образующийся в соответствии со статьей 4 данного закона, получает статус республики в составе Российской Федерации", - читаем мы тут. Другими словами, все чувствуют выгоду от статуса республики, однако вслух об этом никто не говорит.

У "рядовых" законопослушных субъектов Федерации по поводу представленного законопроекта сразу возникает вопрос: почему наши законодатели даруют одним тут же "верхний статус", а другим светит лишь "низ" статусной пирамиды?



ГДЕ ПРОСЧИТАЛИСЬ БОЛЬШЕВИКИ?

Может ли одно суверенное государство быть в составе другого суверенного государства? Этот вопрос был поставлен в начале ХХ века родоначальниками РСДРП(б) и в принципе в форме реализации "права наций на свободное самоопределение" положительно решен. Правда, с одной негласной оговоркой. В полной мере принцип мог реализоваться лишь после окончательной победы мировой революции. В то же время это не помешало большевикам еще до октябрьского переворота на седьмой (Апрельской) Всероссийской конференции РСДРП(б) (в начале 1917 года) застолбить, что "за всеми нациями, входящими в состав России, должно быть признано право на свободное отделение и на образование самостоятельного государства". "Трагедия многонационального буржуазного государства состоит, по мнению теоретиков Х съезда РКП(б), в том, что... каждая его попытка "уравнять" нации и "оградить" национальные меньшинства... обычно кончается новой неудачей, новым обострением национальных столкновений". Отсюда - только "добровольный характер социалистической федерации", которая должна стать "переходной формой к... высшему единству трудящихся всех стран в едином мировом хозяйстве", и может спасти положение дел. Однако Ленин и другие теоретики РКП(б) не были совсем уж просты, когда публично заявляли, что в национальном вопросе лучше пересолить, чем недосолить. В то же время они вели параллельно(!) борьбу то с так называемым буржуазно-демократическим национализмом, принимающим иногда "форму то панисламизма, то пантюркизма на Востоке России", то непосредственно с принципом права наций на свободное самоопределение.

"Вопрос о праве наций на свободное самоопределение непозволительно смешивать с вопросом о целесообразности отделения той или другой нации в тот или иной момент. Этот последний вопрос партия пролетариата должна решать в каждом отдельном случае совершенно самостоятельно..." - поучают материалы, например, седьмой (Апрельской) Всероссийской конференции РСДРП(б).

Одним словом, все более разочаровываясь в победе мировой социалистической революции и восставая одновременно против "национально-культурных автономий", большевики окончательно загнали национальный вопрос в тупик, начав его в конце концов решать практически с помощью того же "железного имперского обруча", что и царизм.



ПЛАТА ЗА СУВЕРЕНИТЕТ

Вот заходит речь о статусе суверенной республики в составе РФ, например о Татарстане. И тут же вольно или невольно воспроизводится стереотип - они "там", в Казани, нарушают Конституцию РФ, а мы ее "здесь" (за пределами Республики Татарстан) пытаемся соблюдать. Между тем дела обстоят наоборот. Ни один субъект Федерации не идет, пожалуй, так последовательно за Конституцией РФ, как Республика Татарстан. Конституцию РФ больше нарушает "здесь", скажем, Тамбовская область, в статье 3 Устава которой записано, что она является административно-территориальным образованием в составе Российской Федерации, то есть не является государственно-территориальным образованием, а отсюда конституционно - субъектом Федерации.

Это с одной стороны. С другой - в наследство от прошлого нам достались почти все этнизированные субъекты Федерации. Поэтому нет ничего удивительного в том, что известная статья 61 Конституции Республики Татарстан, гласящая, что "Республика Татарстан - суверенное государство, субъект международного права, ассоциированное с Российской Федерацией - Россией на основе Договора о взаимном делегировании полномочий и предметов ведения", перекликается с установками десятого съезда РКП(б), на котором говорилось о развитии федерализма в Советской России. "Опыт России с применением различных видов федерации, - отмечалось, в частности, на съезде, - с переходом от федерации, основанной на советской автономии (Киргизия, Башкирия, Татария, горцы, Дагестан), к федерации, основанной на договорных отношениях с независимыми советскими республиками (Украина, Азербайджан) и с допущением промежуточных ступеней между ними (Туркестан, Белоруссия), целиком подтвердил всю целесообразность и гибкость федерации как общей формы государственного союза советских республик". Думается, Шаймиева ЦК РКП(б) не обвинял бы даже, как в свое время Султан-Галиева, в буржуазном национализме...

Что такое сегодня Республика Татарстан? Это край, где должна быть и осуществляется национальная власть. А поскольку Республика Татарстан является суверенным национальным государством, ассоциированным с Российской Федерацией на основании договора, то значит, не будет ничего противозаконного, если Татарстан войдет в состав Союзного Российско-Белорусского государства на правах равноправного члена. Мнение президента Республики Татарстан Минтимера Шаймиева на этот счет считаю абсолютно законным и при случае просто обязан буду его поддержать.

Наша общая беда заключается в том, что именно тогда, когда в Татарстане пытаются опираться на букву и дух Конституции РФ, в Москве пытаются оказывать на Татарстан негласное силовое давление, наивно полагая, видимо, что это какая-то "Прикамская республика" с компактным проживанием внутри нее татар, и не более.



"УШИ" НАЦИОНАЛЬНОГО ГЕНОЦИДА

То, что мы имеем в сфере национальных отношений сейчас, - это в значительной мере результат "торжества" нашей прежней национальной политики. Ее плоды ощутили на себе и многонациональные государства, которые воспользовались нашей методикой. Иосиф Броз Тито еще в 1946 году публично заявлял, что в Югославии "национальный вопрос... решен... Он решен так, как учил Ленин".

Но не спас югославов и их особый путь. Выступая уже в 1979 году в Косово в Приштине, Тито заявлял, что национальный вопрос решается с помощью методов "социалистического самоуправления". Однако он, по существу, так и не решался. Что сегодня происходит с Косово - мы видим.

Грустно констатировать, но россияне в начале ХХ века в решении национального вопроса, кажется, порой были ближе к истине, чем мы. На территориях сегодняшних административно этнизированных субъектов Федерации и уже независимых государств с 1917-го по 1922 год зарождалось множество неэтнизированных государственных образований. Хотя их существование оказалось недолговечным, все равно этот факт достоин упоминания. Ныне, к примеру, мало кто помнит и знает, что на территории современных республик Татарстана и Башкортостана в начале марта 1918 года в Казани была провозглашена Забулачная республика. В ноябре 1920 года на территории Северного Кавказа создана Горская Автономная Советская Социалистическая республика. В 1922 году Армянская ССР, Азербайджанская ССР и Грузинская ССР заключили Договор об образовании Закавказской Социалистической Федеративной Советской Республики. Только на юге бывшей Российской империи были созданы Бухарская Народная Советская республика, Алахшская автономная область, Автономная Сюникская республика, Муганская Советская республика, Хорезмская Народная Советская республика, Туркестанская Автономная Советская Социалистическая республика и т.п. На севере и западе - Балтийское герцогство, в 1920 году - Галицийская Советская Социалистическая республика и т.д. Таким образом, уже тогда многим стало ясно - выносить (заключать) наименование этноса в территориальные (государственные/административные) границы не только вредно, но и опасно. Опасно, потому что устойчивое существование любого этноса, достигшего стадии развития капитализма, возможно лишь в рамках независимого мононационального государства. В любых других случаях это ведет, с одной стороны, к искусственному (!) появлению "национальных" проблем, с другой - резко снижает устойчивость существования самого основного этноса.

В Российской Федерации сегодня 32 этнизированных субъекта Федерации. (В 1923 году РСФСР состояла из 25 этнизированных образований и 63 губерний и областей). Но только в 6 из них "обозначаемые" этносы преобладают. Возникает законный вопрос: если "обозначаемый" этнос дозрел до государственности и приобрел ее, то в каком положении находятся остальные проживающие на этой же территории национальности и народности? Естественно, в ущемленном положении или близком к нему. Конечно, национальность - не единственный признак ущемления прав человека в этнизированных республиках. В таком же положении будут находиться иноверцы, к примеру, в "исламской республике".

Статья 2 Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказания за него, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 09.12.48, начинается так: "В настоящей Конвенции под геноцидом понимаются следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить полностью или частично какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую". Пункт "с": "предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее". Мы далеки от того, чтобы арифметически подсчитывать, насколько уменьшилось число "инородцев" в этнизированных субъектах Российской Федерации, скажем, за последние 10 лет реформ. Ведь можно повернуть ситуацию и противоположным образом, то есть начать говорить о возрождении той или иной нации. Да дело и не в конкретных цифрах. Нам всем пришло время осознать, что там, где публично от имени государства правят религиозные фундаменталисты, националисты, расисты или сторонники классового подхода, "иным" делать нечего. "Иные" тут "естественно" обречены на геноцид. А поскольку "иными" в многонациональном государстве могут быть все (русские, татары, мордва, чеченцы и пр. - смотря кто в какой республике проживает), то в равной степени, считаю, не должно быть, к примеру, как русской, православной, республики для "белых", так и исламской, татарской, республики для "желтых".

К тому же, удовлетворяя чьи-то местнические амбиции, мы можем однажды в неком этнизированном субъекте Федерации не найти ни одного представителя "титульной" нации.



ПРОДОЛЖАТЬ ВАЛИТЬ РОССИЮ?

Объективно в распаде Российской Федерации не заинтересован вроде бы ныне никто. Однако практически чуть ли не каждый второй политический и общественный лидер в России субъективно старается приложить руку, и довольно грубо, к распаду страны. Чего стоят последние заявления кандидата в президенты РФ Амана Тулеева об "укрупнении" субъектов Федерации, исключая республики... Ему как будто и в голову не приходит, что когда областей или краев в составе РФ станет относительно меньше, значительно легче будет "протаскивать" общегосударственные решения, в которых заинтересованы этнизированные субъекты РФ, тяготеющие объективно к конфедерации.

Или возьмем совсем недавнее совместное публичное заявление губернаторов Новгородской, Белгородской и Курганской областей. "На первом этапе реформа административно-территориального устройства не должна затрагивать республики в составе РФ", - пишут они. Вот так. Одним словом, пока Россию валим... Кому-то опять захотелось экспериментов. Опять хочется резать по живому. А ведь можно было бы начать и с другой стороны, с самого малого...

И если переходить, с нашей стороны, к этим сугубо "малым" положительным рекомендациям, то что касается проекта конституционного Закона "О порядке принятия в РФ и образования в ее составе нового субъекта РФ", - следует обязательно ввести запрет на обозначение (название) новых субъектов по "титульным" религиям, нациям, расам, поскольку это логически ведет к геноциду "инородцев".

Относительно 32 этнизированных субъектов РФ, уже находящихся в составе Российской Федерации. Поскольку в большинстве из них Конституции (Уставы) не были приняты на референдумах, то считаю, что в каждом таком субъекте надо провести референдум по возможному переименованию его. Сами жители республик пусть решают - сам народ.

Сложнее внести изменение в часть 2 статьи 5 Конституции РФ, где очень бы надо слово "государство" убрать вместе со скобками, в которые оно в тексте Основного закона заключено...

@@@
Логика ущемления
Мило Джуканович: "Мы все в выигрыше!"
Мнимый "невозвращенец"
Мотор интеграции - экономические интересы
Назарбаев формирует новое мироустройство
Не СССР, но и не СНГ
Нецензурное эхо абхазских выборов

О национальном самочувствии народов России. О состоянии и перспективах государственной национальной политики

@@

Специальный доклад Президенту Российской Федерации

2001-01-30



Ассамблея народов России

Специальный доклад

Президенту Российской Федерации

О национальном самочувствии народов России.

О состоянии и перспективах государственной национальной политики

Москва

2000 год.

Оглавление:

Обоснование

I.О сущности национального вопроса и национальной политики в современных условиях

II.Основные тенденции развития этнополитических процессов

III.О Концепции государственной национальной политики

IV.О реализации государственной национальной политики

V.Организационное, управленческое и финансовое обеспечение национальной политики

VI.Первоочередные задачи стабилизации межнациональных отношений

VII. Федеративная демократия: перспективы для многонациональной России

VIII. Роль и место Миннаца в управлении этнополитическими процессами

Итоговые предложения





Обоснование.

Россия исторически формировалась как многонациональная держава. И вопрос обустройства ее народов, их самочувствия и перспективы всегда был коренным и наиболее существенным вопросом для нашей страны. Россия после президентских выборов 2000 года вступила в новый исторический этап своего демократического реформирования. Можно утверждать, что судьба дает России еще один исторический шанс, а ее гражданам новые надежды на будущее. Социально-политическое содержание этого шанса, если быть кратким, состоит в следующем: "быть или не быть России великой и благополучной державой-нацией, великих и благополучных народов-этносов и граждан единой страны".

При реализации этого шанса, мы наследуем наряду с массой традиционных проблем и трудностей немало заметных достижений во всех сферах государственной и общественной жизни, которых мы, народы России, достигли своим талантом и сотворчеством, несмотря на многие сложности. И прямое, непосредственное влияние на реализацию эффективной государственной национальной политики окажут две фундаментальные проблемы: самочувствие народов и граждан России, состояние и перспективы российской государственности.

В результате смены ценностей и приоритетов многие сферы российского общества переживают кризисное состояние, но более всего тревожит и ранит людей сегодня дискомфорт в своем национальном самочувствии. Для целых народов, как и для отдельных граждан многонациональной России, огромное значение имеет состояние этнических отношений в стране, политические и нравственные установки национальной политики государства. Межнациональная напряженность и конфликты, особенно на фоне неспособности органов власти, государства в центре и на местах защитить права и свободы россиян независимо от их национальной принадлежности на всей территории Российской Федерации снижают легитимность власти, подрывают веру в нее людей. "Дружба народов - единство России" - базовый принцип деятельности Ассамблеи народов России. Речь идет, во-первых, об укреплении единства российского государства на подлинно демократических началах, а во-вторых, об утверждении равноправных и дружеских отношений между всеми национальностями нашей страны. Эти всепроникающие тенденции полноценного самоутверждения самобытности и перспектив каждой нации-этноса и всей Российской Федерации как нации-государства имеют фундаментальное значение для нашей страны во всех ее измерениях. Через призму нынешнего состояния и перспектив развития этих реальных и находящихся еще в своем становлении этнической и государственной общностей мы и рассматриваем характер и перспективы развития этнополитичеких процессов в стране, сущность и основные направления государственной национальной политики.

О сущности национального вопроса и национальной политики в современных условиях

Россия - это не только федерация территорий, но и федерация самобытных народов, этносов, которые столетиями обустраиваются в российском государстве вокруг и вместе с русской нацией. Общая судьба, схожесть духовной культуры и многих жизненных ориентаций наших народов нельзя ставить под сомнение. При этом надо учитывать все сложности развития процесса формирования как наций-этносов, так и нации-государства в стране. Они проходили в России всегда крайне сложно и противоречиво, неоднократно прерывались и подвергались грубым деформациям. Отсюда и чрезмерная взбудораженность, социально-психологическая ранимость национального самосознания, острота восприятия, постановки социально-экономических, культурных и политических проблем их развития и сотворчества. Народы, граждане, государство нашей страны после развала Советского Союза вновь и вновь оказываются в состоянии поиска своей идентичности. Но страна не должна уподобляться "витязю на распутье". Нужна определенность ориентаций и действий. И Концепция государственной национальной политики, утвержденная Президентом Российской Федерации 16 июня 1996 года, дает эту определенность.

Вместе с тем, среди политической, властной элиты страны, да и российского общества, господствует сложившаяся система патриархально-феодальных, изживших себя имперских и советских представлений, порой диаметрально противоположных: например, с одной стороны, нередко можно услышать, что национальность есть якобы самодовлеющее социально-культурное качество народа, личности. И такой однобокий подход ведет на практике к их национальной замкнутости и национализму, а с другой стороны, нации и национальные вопросы рассматриваются как мифы, как чьи-то выдумки, а следовательно возникновение проблемы в развитии наций и национальных отношений объясняется как чей-то злой умысел. Следовательно, исключается необходимость разработки и проведения какой-либо национальной политики. И так до очередного взрыва, межнационального конфликта. По представлениям таких людей, сумма национальностей автоматически формирует многонациональную общность страны, а государство есть только согражданство безнациональных существ. Но реальная жизнь подсказывает необходимость понимания того, что национальность и многонациональность - это важнейшие формы социальности и духовности людей с исторически формирующейся самобытностью своего становления в системе общественных отношений. Этническая, национальная специфика народов и культур пронизывает все стороны жизнедеятельности людей и их общностей. Соответственно, с этой спецификой надо считаться в деле общественного и государственного устройства единой страны. При этом следует исходить из того, что наша национальность и многонациональность находятся в эволюционном процессе своего развития в единой социальной и духовной общности, вытекая из исторически сложившихся форм общностей людей, самобытности их культур и традиций, образа жизни, психологии, характера и т.д. Национальное, как отдельное, самобытное явление России, дополняется исторически не менее богатой сущностью - многонациональностью. В своей гармонии они и составляют целостность России, социально-политическую общность - россиян, которая предполагает вовсе не одинаковость образующих частей, а единство многообразия. Речь о том, иными словами, что становление нынешней России в своем этнонациональном и многонациональном измерениях вновь происходит в сложнейших исторических условиях. Это порождает целый ряд новых и вполне реальных, а не надуманных проблем обустройства как наций-этносов, так и нации-государства. Попытки решить национальные вопросы в России призывами, заклинаниями или запретами ни к чему хорошему не приводили и не приведут. Этнический фактор - это не миф, а суть нашей социальности, духовности и даже государственности. Он автоматически превращается в фактор этнополитический, националистический, взрывоопасный, если пренебрегать им. А на его перевод в постконфликтное, эволюционное русло нужны десятилетия. Насилие, несправедливость, репрессии, обиды, допущенные в сфере жизнедеятельности наций, потом в самых гипертрофированных формах становятся частью национального сознания людей и используются недобросовестными политиками в целях этнополитической мобилизации масс. Вместе с тем, национальный дух и национальная память - это мощные факторы созидательной энергии народов и государства.

Нации являются коллективными формами существования людей в самобытных, историко-культурных формах общности. Это свойственно для человеческого сообщества в целом. Неразумен схоластический спор по поводу "есть или нет?" нации или национальный вопрос. Важно сосредоточить усилия в направлении учета потребностей и потенциала каждой нации, гармонизации межнациональных отношений. Одновременно практика показала неприемлемость решения национальных вопросов в России по чужим, пусть даже и весьма привлекательным, моделям вестернизованных ученых. Россия, и прежде всего русский народ, в отличие от большинства стран Европы и Америки, сохранили самобытные народы в единой государственной общности, а не уничтожили и не ассимилировали их, как в иных империях. В основном сохранились даже территориальные ареалы этногенеза многих народов. Поэтому мы рассматриваем многонациональность России как наше важное историческое достижение, а не недостаток, как твердят противники сохранения национальных особенностей народов.

Исследования, проведенные нашими экспертами в ряде других регионов, показывают господствующую в сознании и ориентациях граждан приверженность к многонациональности. На вопрос: "В каком коллективе Вы предпочитаете работать: в многонациональном или однонациональном?" - более 90 процентов опрошенных представителей самых различных национальностей отдают предпочтение многонациональным коллективам. В момент, когда агрессоры-террористы надеялись мобилизовать дагестанцев на войну с Россией 99 процентов дагестанцев ответили, что они россияне, они Россия. Это не только этнический, но и качественно новый уровень социальной, духовной и политической общности, которая исторически формируется в многонациональной Российской Федерации. Это, наконец, воля нашего многонационального народа жить и трудится в единой многонациональной стране. И не надо свергать многонациональность, а надо научится в интересах каждого народа, каждого человека, всей России управлять этнокультурными и этнополитическими процессами, укрепляя общность и соборность. И тем самым, добиваясь того, чтобы национальность и многонациональность из факторов уязвимости государства превратились в источник его социального и культурного богатства, динамичного развития.

Россия в этом плане имеет свой, веками выстраданный исторический опыт. На громадной евразийской территории нашей страны около 200 народов и этнических групп столетиями обустраивают свою совместную жизнь. Этот опыт крепко сидит в генетической и исторической памяти народов. Национальный вопрос для народов России - это действительно вопрос достоинства, самобытного развития и сотворчества наций и культур, а не противоречий и конфликтов между ними. Лишь понимание исторически обусловленных, глобальных и объективных законов развития национального (как отдельного, части) и многонационального, общероссийского (как общего, целого) поможет нам выработать стратегию и методологию нашей деятельности в сфере национальных и федеративных отношений.

Россия - уникальная страна, с уникальной историей и собственным опытом решения национального вопроса. Нам сейчас важно трезво проанализировать и бережно использовать этот опыт, развивая его лучшие традиции и достижения. Думаем, что, следуя духу нашей самобытности, накопленному опыту дружбы народов, не стесняясь и не охаивая, а собирая его в единую волю, можно формировать необходимое для российского общества, его народов и граждан достойное самочувствие и их стремление к единению в решении тех насущных задач, которые стоят перед реформируемой Россией. Это предполагает и постоянный конструктивный диалог между властью и рождающимися в процессе демократизации институтами гражданского общества.

Ассамблея народов России, один из немногих институтов гражданского общества России, в состоянии взять на себя решение этой задачи. Претензии государственных органов на то, что они способны сами решить национальные вопросы, оказались исторически несостоятельными. Опыт гражданского общества России открывает перед нами большие и в этом плане более позитивные перспективы. Отсюда необходимость нового взгляда на сущность наций-этносов и национального вопроса, целей и задач национальной политики не только государства как власти, но и государства как общества. При этом не забывая о консервативной сущности наций и строго эволюционном характере социально-культурных изменений в них.

Нации-этносы - это исторические общности с самобытным социальным и культурным опытом развития и сотрудничества. Они представляют собой не автономные образования, а столетиями являются составными частями единой социальной, духовной и государственной общности России. Следует осознать на уровне культуры, политики и управления, что нации, национальные отношения, а значит и национальная политика для многонациональной России, - это категории, относящиеся к глубинным основам ее истории, духовности, государственного строительства и государственной безопасности. Важно учитывать, что нации в России составляют многонациональность, а многонациональность пронизывает жизнь каждой российской национальности. Именно это и определяет основополагающие цели национальной политики. Равнодушное отношение к судьбам и перспективам народов, отсутствие стратегически ориентированной и эффективной национальной политики разрушает фундаментальные основы жизнедеятельности гражданина-россиянина, больших и малочисленных народов, историческую соборность российского общества и государства.

Нации-этносы, хотя и самостоятельны, но не самодостаточны, что обусловливает их открытость и тяготение к другим народам и культурам, способность воспроизводства и обогащения своей самобытной культуры, системы своего естественного жизнеобеспечения и самосохранения, именно через взаимодействие и общность с этими народами и культурами. Так, каждый народ нашей страны в силу названного взаимодействия созидает общий социально-духовный потенциал многонациональной России. Налицо непрерывный процесс сотворчества народов и культур. Основополагающее влияние на состояние наций, на межнациональное сотрудничество оказывает конкретно-историческая не только самобытность собственного опыта развития, но и общая для данной страны характеристика социальной, экономической и духовной жизни общества и государства.

В последние годы едва ли не все национальные "лидеры" используют возможности демократии и свободы для обеспечения этнического развития в узконациональном, этнократическом его понимании, не видя нередко, что и в этническом процессе определяющую роль в конечном итоге играют многонациональные, интернациональные факторы. Надо отметить, что развал Советского Союза, потеря надэтнической идентичности, глубочайший кризис экономики, идеологии и политики, а значит и состояния государственного строительства, законности и правопорядка, взбудоражили, взорвали национальное сознание многих людей и целых народов. Отсюда и автоматический перевод проблем развития общества в сферу межнациональных отношений, что придает им, совершенно не оправданно, этнополитическую окраску. Такие подходы резко усиливают присущую нациям и национальным отношениям чувствительность и взрывоопасность вплоть до искажения их сути и перспектив развития. Усугубляют подобную ситуацию и разного рода крайние экстремистские проекты "обустройства народов", "обустройства России", поиск "национальной идеи" на основе диктата интересов одного этноса, воссоздания "имперской федерации" с неизбежной ассимиляцией всех культур и национальностей. Им противостоят узконациональные ориентации, направленные на разрыв единой государственной общности, вплоть до создания мелких этнократических государств. Подобные идеи "отмены национальностей" - с требованиями "забыть о нациях", "роспуска республик", как и господства идей суверенитета, его доведения до "национального суверенитета" - приводят к политизации этнического фактора, превращают национальные отношения и многонациональность из потенциала развития единой России в сферу бесконечных распрей и конфликтов.

Соответственно, развитие социально-политических процессов в нашей стране, как в большинстве постсоциалистических государствах, и прежде всего политические спекуляции вокруг этнического фактора привели к кризисному состоянию общества, государства. В свою очередь, весь накал социального недовольства переходного периода стал переводиться в русло межнациональных обид, противостояния и конфликтов. Межнациональные конфликты, таким образом, стали дополнительным фактором дестабилизации экономического и социально-политического положения в регионах, в стране. Тем самым затрудняя или даже делая невозможным проведение успешных экономических и социально-политических реформ. Отсюда и тупиковость ситуации, хотя в конфликтах, которые привыкли называть межнациональными, национально-этнические моменты практически минимальны. Но если на эти конфликты не реагировать, влияние этнического фактора увеличивается до максимального.

Тезис о полном и окончательном решении национального вопроса всегда был в почете у политических режимов нашей страны. Но по сути это было проявление нежелания и неспособности активно вникать в национальные проблемы, а лишь попытка отмахнуться от них, "отчитаться". Логика же жизни, реальные процессы постоянно напоминают о том, что наша страна не скоро сможет отойти от внутренней напряженности в сфере национальных отношений, если, во-первых, мы не научимся учитывать весь исторический опыт развития наций и их историческую общность в составе России и, во-вторых, если не сможем коренным образом изменить подходы к пониманию национальных вопросов и способов их регулирования. Если этого не произойдет, наша многонациональная страна будет еще долго находится под постоянной угрозой реанимации старых и возникновения новых очагов нестабильности в сфере национальных отношений.

При всей противоречивости нашего прошлого опыта в нем больше созидательного потенциала, практики дружбы и сотрудничества, а не обид, конфликтов и войн. Наследуя опыт прошлого, мы чаще заняты возбуждением "злой памяти", а в использовании потенциала "доброй памяти" (М.Карим), дружбы и единства народов делается мало. Если мы будем так поступать и дальше, то и история будет нам мстить бесконечное количество раз, сводить с нами свои счеты. Сделали же достоянием российского общества ложный тезис о том, что "Россия и Чечня воевали друг с другом 400 лет", тогда как на самом деле, начиная с XVII века, владетели чеченских, дагестанских и иных горских общин Кавказа неоднократно просились и вступали в подданство России. Нельзя жить в плену стереотипов старых конфликтов. Причины трагедии в Чечне объясняются коротко: "Грозный не может забыть, а Москва не может вспомнить". Ясно, что нужны другие измерения исторической памяти. Народы должны не только помнить, но и понимать, уметь прощать друг другу старые обиды и умножать добрые дела в своем сотворчестве и дружбе.

Первейшая задача власти и гражданского общества современной России, мы считаем, - изменить взгляд на свою историю так, чтобы ориентировать поиск, возрождение из прошлого величайшего потенциала дружбы народов и сотворчества культур. Этот потенциал особенно необходим России в условиях демократизации национальной политики и межнациональных отношений. Только на такой основе мы можем обеспечить полноценное самобытное развитие каждого народа, каждой культуры, укрепляя при этом общность, соборность многонационального народа Российской Федерации

Основные тенденции развития этнополитических процессов

Многонациональность России - это исторически сформированная общность народов и культур. Основой России как страны, общества, государства был постоянный процесс собирания народов и земель. Именно за такую работу в России, прежде всего внутри русского этноса, князь Ярослав был назван Мудрым. Процесс собирания народов и земель в единое государство - а это главная задача национальной политики - требует огромной мудрости от государственных и общественных деятелей, от всех граждан Российской Федерации.

В состав Российской империи в свое время по-различному входили сотни народов, которые и составили этническое многоцветье нашей страны. Их пути были неодинаковыми, а судьба в России и русских, и нерусских оказалась одинаково сложной. Но она, всегда строилась под знаком общности. В целом же вывод можно сделать такой: многонациональность - это величайшее благо России, ее огромное историческое достояние. И важно разумно и умело им распорядиться.

Съезд Ассамблеи народов России еще раз подтвердил общую устремленность к тому, что путь страны и впредь лежит через просторы самобытного национального развития и всестороннего межнационального сотрудничества народов в составе единого Отечества. Для России в обозримой исторической перспективе необходимо сохранять и умножать достояние многонациональности, открывать новые перспективы для его служения интересам каждой национальности, всей Российской Федерации. Попытки же не заметить, пренебречь национальным многообразием обедняют Россию, делают невозможным ее единство, снижают ее жизнеспособность и народа, и общества, и государства.

В условиях демократизации общественной жизни национальная энергия народов была раскрепощена, и задача государства состояла в том, чтобы направить ее в созидательное русло. Этого не было сделано, и на поверхность стали "выползать" старые обиды и новые недовольства. Мощной недоброй лавиной они обрушились на общество, на людей, на государство. И как не вспомнить мудрое изречение: проблемы зарождаются медленно, но размножаются очень быстро. Все это привело к настоящему "взрыву" этнического самосознания и росту устремлений к узкоэтнической самоидентификации. Другие формы социальной идентичности людей стали отходить на задний план: человек устремился в свою этническую "пещеру", чтобы спастись от "предавших" его политико-социальных институтов. Характерным примером, подтверждающим этот тезис, может служить появление в процессе реформирования не только новых независимых государств, но и значительного числа новых этнических общностей. Если по последней советской переписи населения (1989 год) в стране было зафиксировано 127 этнических общностей, то по итогам первой российской микропереписи (1994 год) мы уже имеем 176 национальностей с четкой этнической самоидентификацией. Думаем, что в очередной переписи их будет около 200. Этот феномен объясняется тем, что многие народы, считавшиеся в советское время ассимилировавшимися с родственными народами, в условиях возможности свободного этнического волеизъявления, заявили о своей самоидентификации. Более того, оказалось, что при этом они в действительности сохранили свою самобытность, язык и традиции, доказывая еще раз жизнеспособность этнической энергии. В целом это объективный процесс, а значит надо научиться его направлять в созидательное русло.

Из сказанного следует принципиальный вывод: многонациональная Россия на обозримый исторический период будет сохраняться как многонациональное государство. Феномен многонациональности - это для России историческая данность, которая вытекает из реального существования этносов, и с этими реальностями не может не считаться ни один серьезный политик. И это еще один аргумент в пользу необходимости повышения приоритетов эффективной и стратегически выверенной национальной политики.

Нередко "национальная специфика" в устах некоторых политиков - это зачастую способ уйти от ответственности и творить недобрые дела за ее фасадом. Эксперты Ассамблеи народов России уверены в том, что нет такой национальной специфики, которая не могла бы быть разрешена, реализована в рамках Конституции Российской Федерации. Важным следствием роста этнического самосознания явилась политическая активизация этнических элит, резкое увеличение в России числа национальных движений, общественных и политических организаций, национально-культурных автономий и центров при дефиците деятельности многонациональных организаций. Тем более, что национальные движения не стали ограничивать свою деятельность лишь этнокультурными запросами, как некоторые предполагали, а, следуя примеру этнополитических элит бывших союзных республиках, начали от имени своих народов выдвигать достаточно жесткие политические требования. Мы столкнулись и с фактами перерождения этничности в политический экстремизм и сепаратизм. Согласованием и подписанием Федеративного договора (1992 г.), принятием новой Конституции (1993г.), разработкой и утверждением Концепции государственной национальной политики (1996 г.) этнократические тенденции были существенно ослаблены. Но процесс политизации национальных движений, а где-то и роста этнополитического экстремизма еще не преодолен, хотя радикальные националистические партии титульных национальностей на выборах во многом потерпели поражение. Оказались на обочине политической жизни даже такие, некогда влиятельные, националистические организации, как "Память", РНЕ, "Конфедерация народов Кавказа", ТОЦ и другие. Не имели, к счастью, успеха ни в одном субъекте федерации и в целом в России и организации национал-шовинистического толка, пытавшиеся говорить от имени русского народа. Это подтверждает высказанную мысль о том, что рвущиеся к жизни идеи национал-шовинизма и национал-сепаратизма все еще опасны.

Достаточно тревожный характер имеют целый ряд тенденций развития этнополитических процессов России.

Во-первых, - это этнодемографическая поляризация в ряде регионов и депопуляция многих этносов. Это касается русской и других этнических общностей. С одной стороны, казалось бы, за счет миграционных потоков происходит повышение численности и "удельного веса" русских в областях и краях, а с другой - увеличивается численность так называемые "титульных национальностей" в республиках. Есть даже попытки создания однонациональных анклавов. Существующие подходы и ориентации, прежде всего федеральных органов власти, не способны вывести данную ситуацию из нынешнего кризисного состояния.

Во-вторых - сокращение численности и ухудшение здоровья населения страны и прежде всего представителей коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Эта тенденция принимает угрожающий характер. Наиболее интенсивное сокращение малочисленных народов наблюдается именно на территориях их традиционного расселения, что свидетельствует как о разрушении традиционной среды обитания, так и "неэффективности" государственных программ поддержки малочисленных народов. Ассамблея народов России уже несколько лет добивается решения целого ряда социальных и культурных вопросов, в том числе снижения пенсионного возраста для представителей малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока с учетом их реального состояния. Коренные вопросы жизнеобеспечения малочисленных народов, сохранение среды их обитания, социальной поддержки, культурного развития и образования годами не решаются и не могут быть решены без коренного изменения практики национальной политики.

В-третьих - все более автономное сосредоточение русских в краях, областях при одновременном их оттоке не только из республик бывшего Союза, но и из ряда республик Российской Федерации, "выталкивание" представителей других российских национальностей страны из краев и областей России. И хотя в своей основе эти проблемы носят социально-экономический характер, им, как правило, придается этнополитическая окраска, что ведет к дестабилизации межнациональных отношений в регионах и в стране. Ясно, что отток русских из республик Российской Федерации прежде всего связан с прекращением работы многих предприятий ВПК. Но на этом фоне происходит и "утечка мозгов", "вымывание" квалифицированных кадров из республик, что неминуемо может негативно сказаться на общем интеллектуальном и научно-техническом уровне и перспективах развития многих народов и регионов России. Немалое отрицательное воздействие здесь оказывает и стихия национал-сепаратизма в республиках и национал-шовинизма в центре. Ситуацию можно и нужно нейтрализовать, прежде всего активизацией государственного воздействия, полным использованием созидательного влияния потенциала гражданского общества, дружбы народов России. Таким образом, задачи национальной политики охватывают не только "автономные" сферы национальных отношений, но и глубокие пласты социально-экономической и культурно-политической жизни всех народов и граждан нашей страны, российского общества и государства. Отсюда и актуальность комплексного, общегосударственного подхода к выработке и реализации современной, демократической национальной политики.

В-четвертых, - сложная ситуация сложилась на Северном Кавказе, где проживают представители более 150 национальностей. Северный Кавказ перегружен комплексом как прошлых, так и нынешних ошибок и обид. Общеизвестно, что республики Северного Кавказа стоят в ряду наиболее депрессивных территорий Российской Федерации. Уровень жизни населения здесь на порядок ниже среднероссийских показателей. В регионе массовая безработица, что исключает многие традиционные способы самоутверждения людей. Следовательно, активизируется поиск виновных на стороне, среди других наций и религий.

Наличие "воюющей" Чечни все эти годы провоцирует взрывоопасность этнополитической обстановки на Кавказе в целом. Но оказалось, что такое положение дел в регионе выгодно не только бандитам, но и неким чиновникам, чья преступная бездеятельность приносила им своего рода политические и финансовые дивиденды. Между тем беззаконие в Чечне несет горе и живущим вокруг Чечни, от него страдает Россия в целом. Ситуация на Северном Кавказе угрожает безопасности народам региона и всему российскому государству. Этнополитический экстремизм в этом регионе все заметнее стал смыкаться с религиозным экстремизмом. Здесь совершается больше всего в стране террористических актов. Беззаконие и коррупция, террористические разборки, наркобизнес, торговля оружием, как правило, проходят здесь, в том числе и с участием местных этнополитических элит. Население почти всех субъектов Федерации на Северном Кавказе буквально завалено оружием, которое не может не сработать в перспективе, хотя и трудно предугадать, где именно и в каких целях Нужны кардинальные меры по демилитаризации и постконфликтного строительства на Кавказе.

Огромная работа, развернутая в регионе в конце 1997 года и в начале 1998 года по выработке конкретных программ действий в регионе, была фактически провалена после отставки Правительства Черномырдина В.С. Никто последовательно и серьезно не занимался Северным Кавказом вплоть до августа 1999 года. Результат: целый ряд трагедий в Чечне, Дагестане, Ингушетии, Осетии. Можно не сомневаться, что и агрессия банд террористов с территории Чечни в Дагестан была спровоцирована, кроме прочего, и бездействием федеральных органов власти. Десятки указаний Президента и решений Правительства по Дагестану, Ингушетии, Осетии, Чечне, Карачаево-Черкессии в эти годы попросту игнорировались. Федеральные власти создали ситуацию, когда граждане региона были брошены на произвол судьбы, отданы на откуп местным "элитам" и бандитам. И только с началом антитеррористической операции в Дагестане началась относительно активная созидательная работа в регионе. Благодаря таким реальным действиям и был достигнут успех в Дагестане, но его не удалось закрепить в Чечне. Фактически на сегодняшний день не развязан до конца ни один из конфликтонесущих, дестабилизирующих узлов на Кавказе.

Основные неудачи государственной политики на Северном Кавказе объясняются ее непоследовательностью и несогласованностью действий, попытками решить сложнейшие национальные вопросы наскоками, отдельными поездками, путем заигрывания с различного рода "лидерами" в ущерб интересам народов региона, состоянию национальных отношений в регионе и в стране. "Кавказская политика" переполнена стереотипами, символами и импровизациями без учета интересов всех народов российского государства. И сегодня Северный Кавказ перегружен вновь не только военно-административным потенциалом, но и соответствующими методами управления, без должного их обеспечения соответствующими культурно-информационными, экономическими и этнополитическими мерами, диалогом с гражданским обществом. Такая ситуация уже неоднократно приводила к негативным последствиям. Но российская власть с завидной последовательностью повторяет здесь трагические для государства, народов региона ошибки.

Чечня по-прежнему остается фактором, дестабилизирующим обстановку в целом на Северном Кавказе. Здесь по-прежнему господствует неразбериха. Хорошо, что назначен руководитель администрации Чечни, но до сих пор не удалось наладить широкомасштабный диалог с местным населением. Следовало бы более существенным образом помочь Кадырову, Аслаханову в установлении более эффективного взаимодействия с федеральными органами власти, а также с Хаджиевым, Хасбулатовым, Гантамировым, Сайдулаевым и с другими лидерами Чечни. Необходимо вернуть ответственную солидарность в чеченское общество. Нужна более ощутимая работа по реализации первоочередных мер по восстановлению Чечни, по подключению к этой работе и субъектов федерации. Надеемся, что В.Елагину удастся работу, которую достаточно эффективно начал в Чечне Н.П.Кошман. Но самое главное и самое трудное здесь сегодня - это процесс примирения. Трудно найти в Чечне семью, которая не пострадала бы от случившейся трагедии. Трудно найти в России человека, который остался бы равнодушным к трагедии в Чечне. Нужны всероссийские акции примирения, помощи и поддержки, обустройства людей в Чечне и беженцев из Чечни по всей России. Предстоит огромная работа по постконфликтному строительству в Чеченской Республике. Нужно расширить возможности пропаганды, просвещения, информации, культуры в процессе примирения. Иначе каждая из сторон будет изощряться в обвинении друг друга.

В-пятых, - Дагестан мужественно противостоял летом 1999 года агрессии. Но ситуация в республике остается сложной. Дагестан до сих пор находится под тройным прессингом: а) тяжелейшего социально-экономического кризиса и массовой безработицы, существенного влияния криминалитета, отсутствия ресурсообеспеченных программ восстановления предприятий и создания рабочих мест; б) неослабевающего давления этнополитического сепаратизма и экстремизма, постоянного, непрекращающегося террора и насилия со стороны бандформирований из Чечни; в) все усиливающейся экспансии религиозного ультрарадикализма с территории стран ближнего и дальнего зарубежья.

Наконец, общая обстановка на Северном Кавказе такова, что повсеместно - в Дагестане, Карачаево-Черкесии, Ингушетии, Северной Осетии, Ставрополе, Краснодаре, Ростове - конфликтонесущие, провоцирующие, базовые факторы, пока не нейтрализованы, а загнаны во внутрь. И каково их реальное состояние и чего следует ожидать в перспективе, мало кто знает. Следует подчеркнуть, что логика развития процессов в регионе имеет не только объективные, но и целый ряд субъективных причин. И не последнюю роль в этом ряду играет непоследовательность и равнодушие целого ряда властных структур к положению на Северном Кавказе, даже при наличии четких установок со стороны Президента России. Безграмотная, импульсивная, половинчатая работа органов власти на всех уровнях, которые чаще действуют в регионе методами политики заигрывания и равнодушия, не отвечают интересам народов региона и перспективной государственной стратегии. На Кавказе губительную роль играет исторически сложившийся в кавказской политике стереотип о том, что "на Кавказе уважают силу", и его следствие - попытки управлять делами на Кавказе военно-административными методами. Важно понять всем нам, что на силу здесь отвечают силой, а на дружбу дружбой. Из этого и следует исходить в кавказской политике. Ассамблея народов России считает, что необходимо в корне изменить подходы в кавказской политике. Кавказ - это общность с господством институтов и механизмов гражданского общества, символов, обычаев и традиций. И это означает, что надо выстраивать в регионе соответствующую политику. Важно, чтобы народы Кавказа увидели в Федерации защитника своих прав и свобод, в том числе и национальных. А недоверие здесь оборачивается определенной потерей легитимности власти. И это благодатная почва для беззакония, бандитизма, сепаратизма и экстремизма. Как это и случилось в Чечне.

Кавказский субрегион чрезвычайно важен для России. Часто можно услышать о геополитическом, геостратегическом значении Северного Кавказа, о территориальной целостности России, о безопасности границ и очень редко - о Кавказе как о земле уникальных народов и культур, об их российской судьбе. Для Кавказа и кавказцев жизненно важное значение имеет сохранение социальной и духовной целостности российского многонационального народа и государства. Кавказ - это важнейший регион, где проходят испытания на прочность не только межнациональные отношения, но и вся модель национально-государственного устройства России, система федеративных отношений. Именно поэтому неправомерен риторический вопрос: "Нужен ли Северный Кавказ России?", ибо ответ может быть только один: "Не только России нужен Северный Кавказ, но и Северному Кавказу нужна Россия". Кавказ не в меньшей степени Россия, чем любой другой регион страны. И соответствующим должно быть отношение к Кавказу и к кавказцам, как и кавказцев к общей родине - России.

Ассамблея народов России надеется, что Полномочный Представитель Президента на Северном Кавказе (видимо нет никакой необходимости отказываться от исторического названия этого края - Кавказ, называя его "южным округом") сможет хотя бы снивелировать, исправить недостатки политических и управленческих мер государства последних лет на Северном Кавказе, исходя как из ошибок прошлого, так и исторической приверженности Кавказа к России.

Ситуация на Северном Кавказе пока свидетельствует о глубоком кризисе форм и методов, практики государственной национальной и федеративной политики в целом.

III. О Концепции государственной национальной политики.

Концепция государственной национальной политики Российской Федерации - плод многотрудных усилий и кропотливой работы огромного коллектива людей. Создатели Ассамблеи народов России с 1990 года работали над будущей концепцией государственной национальной политики, преодолевая порой адские коридоры чиновничьего равнодушия и непонимания. Самое главное, что вся эта работа в июне 1996 года все же была доведена до Указа Президента Российской Федерации. Для этого потребовалось более пяти лет. Только приход в органы власти в Центре и на местах таких профессионалов, как Михайлов В.А., Тишков В.А., Бабичев В.С., Печенев В.А., Чичановский А.А., Амелин В.В., Э.А.Паин, Смирнова С.К., Гусаев М.С., Хоперская Л.Л., Цаголов К.М., Хамчиев Б.Б., Томтосов Н.А., Зорин В.Ю., Каламанов В.А., Темиров У.Э., Шахрай С.М., Швецова Л.Н., Шинчук Б.Л. и многих других, при активной поддержке тогдашнего Председателя Правительства Российской Федерации В.С.Черномырдина, ученых и специалистов РАН, РАГС, всей страны позволил нам добиться этого. При различных подходах и позициях нам удалось отработать приемлемый для всех вариант государственной национальной политики.

Концепция государственной национальной политики Российской Федерации - это не сиюминутный конъюнктурный документ, а стратегическая программа деятельности государства и общества в целом на долгосрочный период в сфере национальных отношений. Она уже сыграла и бесспорно сыграет еще положительную, оздоровительную, стабилизирующую роль в жизни нашего многонационального государства и общества. При всей дискуссионности некоторых положений, при отсутствии четкой духовно-идеологической базы развития общества этот фундаментальный документ все же состоялся. Выработана система современных взглядов, принципов и приоритетов органов власти в сфере национальных отношений. Концепция дает современное понимание сути целей и задач государственной политики, стратегии и тактики по решению конкретных проблем самобытного развития народов, а также основные подходы по гармонизации межнациональных отношений во всех сферах российского общества. Это не "западный" или "восточный" варианты национальной политики, а российский. Цели и задачи национальной политики определены в соответствии с принципами и положениями Конституции Российской Федерации, федеральных законов, национальных и общероссийских традиций многонационального сотрудничества. Вкратце общие принципы и подходы, которые определяют деятельность органов власти и гражданского общества в сфере национальных отношений, заключаются в следующем:

- учет специфических интересов каждого народа, каждой этнической группы, согласование этих интересов демократическим путем друг с другом, а также с общегосударственными интересами в целях достижения отношений паритета и созидательного партнерства между народами и их представителями, гражданами единой страны. Самоутверждение и достойное развитие наций-этносов, с одной стороны, и формирование их единства и общности как нации-государства, многонационального народа Российской Федерации, с другой стороны;

- защита конституционных прав на самоопределение и развитие каждого народа независимо от его численности в составе единого государства, а также гарантирование прав и свобод каждого гражданина России независимо от его национальной принадлежности во всех сферах общественной и государственной жизни;

- обеспечение органичного сплава: самобытного развития каждого народа, национального достоинства каждого гражданина страны и укрепления общности многонационального народа Российской Федерации, единства и целостности российского государства;

- недопущение каких-либо форм дискриминации прав и свобод народа и человека по национальному и религиозному признакам ни в одной из сфер общественной и государственной жизни страны.

Концепция определена и давно пришло время ее активной реализации через разработку и внедрение на практике конкретных программ самобытного национального развития и многогранного сотрудничества народов в центре и на местах. При этом, преодолевая такую не оправдавшую себя практику, когда национальные вопросы, возникающие на местном уровне, решаются в Москве. Необходимо ориентироваться на реализацию программ национальной политики и достижение межнационального согласия прежде всего на уровне компактного проживания национальностей в конкретных районах, городах, регионах.

Концепция государственной национальной политики должна стать непререкаемой в смысле ее исполнения всеми органами государственной власти и в Центре, и на местах. Просили бы Вас, Владимир Владимирович, выступить с инициативой придать Концепции государственной национальной политики статус Федерального закона. Пока же реализация Концепции остается делом добровольным, зависимым лишь от личного понимания или непонимания национальных проблем конкретным руководителем района, города, субъекта федерации, страны. В этом плане для реализации государственной национальной политики сегодня, как никогда, требуется воля и повседневное внимание к ее состоянию со стороны Президента страны. Национальная политика в руках Президента многонационального российского государства должна быть в одном ряду с самыми фундаментальными мерами, обеспечивающими государственную безопасность и территориальную целостность России, защиту прав и свобод ее граждан. Ее реализация не может осуществляться по "остаточному принципу", а должна обеспечиваться надежными организационными и финансовыми ресурсами, ибо, как показывает жизнь, "дешевая" национальная политика слишком дорого обходится народам и гражданам России.

IV. О реализации государственной

национальной политики

Следует исходить из того, что Концепция государственной национальной политики стала уже фактом государственной и общественной жизни. Как она реализуется в практической деятельности федеральных органов власти, органов власти в субъектах федерации и в местных сообществах? Какие актуальные направления развития этнополитических процессов необходимо держать в поле зрения власти и общества на сегодняшний день? Эти вопросы и ответы на них имеют принципиальное значение для судеб России, ее народов, государства в современных условиях.

Исходя из менталитета российского сознания, практической работы властных структур и общества, принципиальное значение имеют установки, которые исходят от Президента Российской Федерации. Исходя из этого, мы не можем в данном докладе, подготовленном для Вас, не упомянуть о том, что животрепещущие вопросы национальной политики не были включены в ежегодное Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию, хотя мы со своей стороны и давали свои, как представляется, весьма обоснованные предложения. Многие люди увидели в этом стремление руководства страны в очередной раз обойти национальные вопросы, не придать им значения. Зная Вас как человека открытого, не уходящего от реальных вызовов общества, мы сочли возможным обратить Ваше внимание на фундаментальную значимость проведения демократически выверенной и последовательной национальной политики, что особенно необходимо на фоне трагических событий на Северном Кавказе, роста национал-шовинистических настроений в стране, провоцирования новой волны национализма в ряде республик и автономий Российской Федерации. Фактически не налажена практическая и понятная всем работа Правительства России, других исполнительных органов власти в центре и на местах. Важно понять, что Концепция государственной национальной политики - это документ, регламентирующий деятельность не только одного ведомства или отдельных субъектов Федерации. Это принципиальная политика России по собиранию народов страны в единое, жизнеспособное, сильное государство, политика демократического обустройства народов, граждан и страны. Данный документ должен быть обязательным для неукоснительного исполнения всеми органами власти в центре и на местах.

Одновременно Концепция - это и хорошая духовно-политическая основа для диалога между властью и обществом в сфере национальных отношений. К сожалению, такого понимания роли и места национальной политики, понимания жизненной необходимости последовательной реализации требований Концепции государственной национальной политики на всех уровнях и во всех ветвях власти мы пока не достигли. Власть и общество, как мы уже подчеркивали, перегружены ложными стереотипами о нациях, их природе и перспективах развития в многонациональной стране. Невежественные подходы в регулировании этнополитическими процессами создали представления о "неблагонадежных народах" и "ущербных национальностях". Вместо согласованной, созидательной работы энергия людей направлена на поиск "вредных народов" и "вредных религий". Хотя ясно, что на самом деле речь идет о конкретных личностях - хороших и плохих, но стереотип коллективной ответственности наций за действия отдельных деятелей господствует в сознании людей, в том числе чиновников и политиков различных рангов.

В сфере национальных отношений, как и в других сферах общества, следует различать добро и зло. Л.Н.Толстой очень мудро отметил: все хорошо, что объединяет людей, и все плохо, что их разъединяет. Это критерии и при понимании различий между национализмом и патриотизмом, национальным и националистическим. Национализм, рано или поздно может перерасти в нацизм. Соответственно, он противоречит генетическому коду многонациональной России. Национализм, в конечном итоге потребует жертв. Гениальную в этом плане формулу предложил еще в XIX веке В.Соловьев, показав путь национализма: "Национальное самосознание - национальное самообожание - национальное самоуничтожение". Мы должны быть бдительны, когда в моду входит восхваление национализма, зная, что это один из национального этапов национального экстремизма самоуничтожения нации.

Недопонимание сути национального вопроса ведет в России к практике проявления крайних форм национализма, национал-экстремизма и национал-сепаратизма. Так было неоднократно. У нас же об этих проблемах на серьезном уровне принято говорить лишь в ходе или после того, как этнокризис или конфликт начинает нещадно "пожирать" человеческие жизни и опустошать духовно-нравственный потенциал и ресурсы страны. Только тогда возникает понимание того, что существование наций и специфика их интересов - это объективная историческая реальность, а пренебрежение и равнодушие к ним жестко наказывается самой жизнью.

Опыт истории тому пример. Миллионы людей погибли в ХХ веке в межнациональных конфликтах от национализма, нацизма и фашизма. Наиболее кровопролитные конфликты и в конце ХХ века в той или иной степени также обретают этнополитическую окраску. Однако, пренебрегая этим опытом, у нас все больше в моду входят этнофобия, исламофобия, ваххабизм, русофобия, кавказофобия, национал-фашизм и т.д. Не секрет, что в стране имеет место, а кое-где и культивируется открытая пропаганда межнационального недоверия, вражды, откровенного национал-сепаратизма, национал-шовинизма, антисемитизма, нацизма, а иногда даже и фашизма. Десятки печатных органов, а в немалой степени и телевидение, распространяют материалы, содержание которых гальванизирует межнациональную рознь и недоверие. Государство, общество не могут, не должны оставаться тут равнодушными наблюдателями, статистами. Речь идет о самочувствии, достоинстве и безопасности граждан, народов, России в целом.

Главным ориентиром новой национальной политики российского государства являются принципы и ценности демократии, понимание и реализация которых в конечном итоге и стабилизирует межнациональные отношения. Свобода слова - это действительно огромное завоевание демократии, которая позволяет добиться и права на самостоятельное, свободное развитие каждого народа независимо от его численности. Благодаря свободе слова мы получили возможность познать многие стороны "недозволенной" ранее, скрытых сторон жизни народов, опыта их сотрудничества. Но свобода слова - это и момент совести, нравственности, который предполагает и соответствующую ответственность за опубликованное, сказанное, как и за содеянное. Иначе свобода слова оборачивается не конструктивным, а разрушительным содержанием.

Особенно это чувствуется в сфере национальных отношений, где одно неосторожно сказанное слово может спровоцировать обострение межнациональных отношений, угрожая перерасти в кровопролитные конфликты. Настоящая газета ведет на своих страницах уважительный диалог с народом и между народами. Много ли у нас таких доброжелательных собеседников? Увы, мало. Особенно, в этом плане "везет" национальным отношениям. Везде обильно мелькают "лица кавказской национальности" - злодеи, разваливающие государство, или "лица еврейской национальности", растаскивающие державное добро, а там далее - "русские, которые всех угнетают", и т.д. Таким образом формируется синдром привыкания к ущербности наших народов, их противопоставление, разжигание межнациональной розни и вражды. Дело доходит до оскорбительного для цивилизованных людей тезиса: о невозможности совместного проживания на одной территории людей различных национальностей и вероисповедания

Органы власти и чиновники в ряде случаев не только не противостоят активно подобным антиконституционным действиям, но и сами зачастую, способствуют дискриминации людей, оскорблению целых народов и граждан по национальному или религиозному признаку. И в итоге - дестабилизация ситуации в регионах и в стране, массовые нарушения прав человека по национальному признаку. Не сложились в управленческих структурах традиции своевременной, этнологической экспертизы различных проектов государственных решений любого уровня. Соответственно, влияние чиновников нередко оказывается грубым вмешательством в тончайшую ткань национального самочувствия отдельных граждан и целых народов.

Трагический пример Чечни, когда борьба против бандитов и террористов, освобождение Чечни и чеченцев от их ига, стали оборачиваться ущемлением национальных чувств, преследованием людей по национальному признаку, хотя Вы, будучи еще Председателем Правительства Российской Федерации в самом начале антитеррористической операции в Чечне, выступая в Государственной Думе, предостерегали всех от этого. События на Кавказе давно должны были нас всех заставить по-новому взглянуть на национальные вопросы и на подходы к их разрешению. Преобладающее большинство чеченского народа, страдающее больше всех от бандитов-террористов и заинтересованное более всех в очищении Чечни от них, совершенно недостаточно оказалось подключенным к тем мерам, которые там реализовывались федеральными органами власти. Да и сейчас, как нам представляется, недостаточно внимательно учитываются этнонациональные моменты в осуществлении на местах инициатив Президента по укреплению вертикали государственной власти, совершенствованию, упорядочению федеративных отношений.

Исторический опыт свидетельствует: попытки загнать национальный вопрос вглубь, отложить его решение до лучших времен оказываются в конечном итоге контрпродуктивными и опасными. Конечно, это не означает, что на каждом углу надо кричать о национальностях и о национальной специфике, везде фиксировать национальность, искусственно будоражить национальные чувства людей. Нет, ни в коем случае. Но пренебрегать ими в многонациональной стране тоже недопустимо.

Уверены, что с такой опасностью не нависла бы над Россией тень Баркашова, Радуева, Байрамовой, Тагаева, Басаева и других национал-экстремистов, если бы не факты проявления беспрецедентного равнодушия к национальному самочувствию народов страны. Если бы властные и гражданские структуры были подключены к человеческому измерению состояния национального самосознания. И проявляли бы заботу о гармоничной стыковке духовно-политических, социально-экономических и культурно-нравственных составляющих русского и всех других народов страны, многонационального народа Российской Федерации.

Более того, если бы свои решения федеральные власти осуществляли политику, советуясь со специалистами-профессионалами после своевременной, объективной и доброжелательной этнологической экспертизы, многие решения по Чечне, Дагестану, Ингушетии, Осетии, Карачаево-Черкессии, Тыве, Саха-Якутии, Башкортостану, Татарстану - имели бы совершенно другую конфигурацию. Национальные отношения, как и любая сфера общества, поддаются научному осмыслению и регулированию. Это надо знать соответствующим чиновникам, а не заниматься политическим мифотворчеством в сфере национальных отношений.

Анализируя этнополитические процессы, мы приходим и к выводу о нашей кадровой беде в сфере национальных отношений. Думаем, что она состоит прежде всего в том, что некоторые высокопоставленные должностные лица без знания ситуации пытаются ее регулировать. Самомнение, "я все знаю", в сфере национальных отношений намного опаснее для государственного чиновника, чем даже действительное незнание. Особенно, повторю, если это касается проблем, связанных с такой тонкой материей, как национальные отношения, самочувствие и сотворчество народов. Сфера национальных отношений буквально перенасыщена разного рода "миротворцами", "специалистами", которые после одной поездки на Кавказ делают глобальные выводы и принимают решения. Подобные люди своими действиями, по существу, дискредитируют государственную национальную политику, обостряют межнациональные противоречия. В целях стабилизации этнополитической ситуации в стране необходимо: отработать четкие механизмы реализации государственной национальной политики; решать вопросы реабилитации репрессированных народов; определить меры по восстановлению и защите прав насильственно депортированных народов; определить четкие правовые гарантии защиты достоинства народа, прав и свобод человека независимо от национальной принадлежности; не позволять агрессивное вторжение хозяйствующих субъектов в традиционную сферу обитания народов, особенно малочисленных; наладить соответствующую систему образования, информации и воспитания, которая отвечала бы потребностям соответствующей многонациональной, многокультурной, многоконфессиональной и федеративной сущности современной России. Так, хищническое вторжение топливно-энергического комплекса в природную и культурную среду обитания народов резко ухудшает и без того тяжелое национальное и гражданское самочувствие коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, которых насчитывается всего 32. Численность, к примеру, ульчей составляет всего - 2,5 тыс. человек, нивхов - 2,3 тыс. человек, саамов - 2 тыс. человек, негидальцев - 600 человек, ороков - 560 человек и т.д. Многие из них оказались на грани физического вымирания. И это на фоне процветания нефтегазовых магнатов. Кто ответит за последствия такой деятельности? Государство обязано защищать тех, кто не может себя защитить. Можно и нужно обязать принятием соответствующих правовых актов нефтегазовые, лесопромышленные и другие компании компенсировать потери для людей, проживающих на этих территориях и ведущих традиционный образ жизни. Необходимо обеспечивать и условия для введения традиционных промыслов. Варианты решения этих и других жгучих проблем Ассамблея совместно с Ассоциацией малочисленных народов предлагала неоднократно, ибо мы уверены: разрушение традиционной среды обитания есть разрушение самого народа. Патронажная политика государства тут необходима. И мы надеемся на проявление политической воли со стороны Президента. Для справки: фактически был провален Указ Президента "О неотложных мерах по сохранению мест проживания и хозяйственной деятельности малочисленных народов Севера". Не выполняется закон "О гарантиях прав малочисленных народов", который был принят после восьми лет споров и перепалок. Доказала свою неэффективность программа социально-экономического развития малочисленных народов.

При этом речь идет не только о проблеме разрушения традиционной культурно-исторической и природной среды обитания только малочисленных, но и многих других народов, в том числе и русского этноса. Об этом бьют тревогу многие истинно патриотические организации и экологи. Разрушение среды обитания нарушает и традиционный характер, и соответствующее поведение этносов. Защита традиционной среды обитания этносов - это задача общегосударственная. Речь идет о сохранении самобытности и перспективы развития и сожительства российских этносов в ХХI веке.

С сожалением приходится констатировать, что необходимый системный подход к этим вопросам у нас пока не сложился. Конкретные предложения по сохранению традиционной среды обитания народов уже предлагались. Впервые в Миннаце России была создана структура по региональной этнологии и этнической экспертизе в тесном взаимодействии со многими ведомствами и регионами. Возможности для качественного сдвига в этом направлении имелись. Но все это, к сожалению, при очередной перестройке министерства оказалось ненужным. Миннацу сегодня, дай бог, справиться с миграционными и региональными вопросами, а этническая, этнополитическая проблематика вновь останется бесхозной. Вместе с тем предстоит огромная работа по преодолению чувства отчуждения, недоверия и взаимных обид, которыми перегружена сфера национальных отношений. Речь идет об оптимизации всей системы управления этнополитическими процессами в стране, не приемлющей унифицированных методов прошлого, а также нынешних подходов постоянного лавирования на грани конфликтов, при переходе к новой управленческой парадигме, которая учитывала бы всю гамму потребностей самобытного развития наций-этносов, с одной стороны, и целостность общегражданских устремлений, как нации-государства, - с другой.

V. Организационное, управленческое и финансовое обеспечение национальной политики

Концепция государственной национальной политики - это не столько идеологическая или политическая доктрина, сколько система организационно-управленческих мер, которые реализуются органами власти в диалоге с институтами гражданского общества. При обсуждении на заседании Правительства мер по реализации Концепции государственной национальной политики Российской Федерации" Вы справедливо заметили, еще будучи Председателем Правительства России: "наверное, мало кто из членов Правительства видел эту Концепцию". Сказанное тогда, точно характеризует отношение в целом федеральных органов власти и органов власти субъектов Федерации к проблемам национальных отношений и национальной политики. Одно беспомощное ведомство, созданное как будто для отвода глаз, не способно решить задачи национальной политики без комплексного подхода.

Работа по реализации Концепции государственной национальной политики охватывает следующие важнейшие направления деятельности органов власти всех уровней:

- законотворческую работу по совершенствованию федеративных и межнациональных отношений;

- обеспечение гарантий защиты прав и свобод конкретного человека и национально-этнических общностей независимо от национальной и религиозной принадлежности; подготовку и реализацию федеральных и региональных программ по национальному развитию и государственной общности субъектов федерации и народов России, всего многонационального народа Российской Федерации;

- неотложные меры по стабилизации кризисных явлений в этнической и конфессиональной сферах;

- проблемы нарастающего демографического кризиса в его этническом и этнополитическом измерении; научно-аналитическое, культурно-информационное и организационно-кадровое обеспечение национальной политики на всех уровнях власти и гражданского общества;

- решение назревших проблем по удовлетворению национальных потребностей людей в области образования, культуры и языка;

- ответственность за прогнозирование и осуществление превентивных мер по недопущению, а если случилось - по разрешению межнациональных конфликтов, постконфликтному строительству.

Каждая их этих мер требует не только собственно организационного, но и правового, финансового обеспечения. Отсутствие такой комплексной, предметной и систематической работы по реализации государственной национальной политики прежде всего на федеральном уровне приводит к ее систематической дискредитации. Люди разных национальных общностей перестают верить государству, обществу, и, самое главное, теряют веру в то, что Россия способна стать страной достойного и равноправного развития каждого этноса, страной стабильного межнационального мира, хотя все предпосылки и возможности для этого есть. В результате не только отдельные люди, но и целые этнические общности время от времени становятся заложниками отдельных "лидеров", которые провоцируют межнациональные конфликты.

В 1998 году нам совместно с депутатами Государственной Думы удалось внести изменения в приложение "3" к Федеральному Закону "О бюджетной классификации". Впервые была включена статья расходов на развитие федеративных и национальных отношений, что давало реальную перспективу проведения и продуктивной национальной политики. И в первый раз появились реальные надежды на то, что Правительство выходит наконец на действенную и эффективную национальную политику. Но в бюджете 1999 года финансирование этой статьи не предусмотрели, мол сделаем на 2000 год. А из бюджетной классификации 2001 года статья вообще исключена. Это еще одна демонстрация непонимания, нежелания предотвратить противоречия и конфликты. Все хотят и далее говорить, пошуметь, посвергать всех и вся, обсуждая проблемы Кавказа, Чечни и далее, разжигая тем самым "пужательные" страсти, вместо должного финансового и правового обеспечения государственной национальной политики. Комментарии здесь излишни.

Для России приемлема только научно обоснованная и дальновидная национальная политика соответствующая финансовым, правовым и информационным обеспечением ее конкретных программ. Нужна систематическая работа органов власти всех уровней и общества по самобытному развитию, собиранию народов и культур. Народы России не надо уговаривать жить вместе, надо только создавать условия, нормальный морально-политический климат для их совместной достойной сожительства, общности в составе единого государства.

@@@
О национальном самочувствии народов России. О состоянии и перспективах государственной национальной политики
Обвинения без оснований
Общая конституция не нужна
Объединенные одной идеей
Ожидание перемен и уроки истории
Октябрьская революция была неизбежна
Партия Народно-патриотический союз "Азербайджан - XXI век" заявляет: "Азербайджан был и останется с Россией"

Партнеры меняют стратегию

@@

Союзники России все больше разворачиваются на Запад

2008-02-08



Понятие «дружба», превалировавшее в отношениях между республиками бывшего СССР, заметно девальвировалось в постсоветское время и в отношениях уже независимых государств СНГ сменилось иными категориями – «союзничество», «партнерство», «взаимный интерес». Правда, в последнее время и союзнические отношения понимаются шире, чем раньше, исключая одностороннюю привязанность или зависимость. В нынешнем политическом сезоне на пространстве Содружества все больше котируется термин «многовекторность». Причем мода на него пошла не с западных рубежей постсоветского пространства, что было бы естественным, а с южных. Если Украина и Молдавия давно определились и взяли курс на интеграцию в Евросоюз, то странам Центрально-Азиатского региона на разворот в сторону Запада потребовалось больше десятилетия. Плюс заинтересованность в этом самого Запада.

@@@
Партнеры меняют стратегию
Пик конфронтации в российско-грузинских отношениях еще не пройден
Подгорица диктует условия Белграду
Почта
Привычное состояние нестабильности
Просуществует ли Россия до 2015 года?
Прощай, оружие! Коллективное...

Путин назвал себя счастливым политиком

@@ 2006-09-11 / Сергей Варшавчик В субботу президент России Владимир Путин побеседовал с четырьмя десятками западных политологов – в рамках дискуссионного клуба «Валдай», – и более трех часов отвечал на вопросы. Подробности визита – в интервью «НГ» директора программ России и стран Содружества независимых государств Германского совета по внешней политике Александра Рара.



– О чем беседовали – главным образом – политологи с Путиным? Задавали вопросы, неприятные собеседнику?

– Это были общие вопросы по состоянию демократии в России. Это же не пресс-конференция, а дискуссионный клуб, где люди высказывают свое мнение, а потом президент им отвечает. И потом, понимаете, идти к президенту страны и задавать ему резкий вопрос, зная, что он на это ответит, – бессмысленно. Все – люди опытные, и тактически по-другому себя вели, задавая такие вопросы, на которые Владимир Путин мог ответить достаточно детально. В прямом смысле не было конкретных вопросов о свободе слова, о Чечне, даже про западных инвесторов, по Ходорковскому. Это имело место на прежних встречах, а на этой большинство американских, английских, французских, немецких участников интересовало, как он видит состояние дел в России, ее отношения с Западом, российский взгляд на проблемы Ближнего Востока и политика в отношении Китая и США.

@@@
Путин назвал себя счастливым политиком
РОССИЯ И ЮЖНЫЙ КАВКАЗ
Распад Югославии, похоже, откладывается
Реакция Думы на военные действия последует завтра
Родственники и соседи
Россия, шарахающаяся из стороны в сторону
Русский язык на постсоветском пространстве

Символ купеческой эпохи

@@

Виктор Черномырдин собрал в Киеве весь украинский бомонд, кроме путешествовавшего президента

2001-06-14 / Виктор Тимошенко







В Киеве главным событием прошедших нескольких дней стал торжественный прием, организованный посольством РФ в Украине по случаю Дня провозглашения суверенитета России. Впервые прием состоялся не в тесном помещении посольства, а в недавно отреставрированном знании Украинской национальной филармонии. Гостями нового посла РФ на Украине Виктора Черномырдина были около семисот представителей киевского бомонда. Среди приглашенных выделялись нынешний премьер-министр Анатолий Кинах и бывший глава кабмина Виктор Ющенко, многие известные не только в Киеве звезды украинского искусства, а также выписанная из Москвы для конферанса вечера телеведущая Екатерина Андреева в эффектном декольте. Присутствовавшие на приеме дипломаты утверждали, что не видели после распада СССР ничего подобного ни в одном из российских посольств, предполагая, что за Черномырдиным стоит не только российский административный, не только политический, но и значительные финансовые ресурсы. А один из работающих на украинском поле несырьевых российских бизнесменов назвал хозяина вечера "газовым принцем".

"Россия вступила в купеческую эпоху", - так оценил размах пиршеств один из видных киевских политологов. "До дешевых портвейнов дело не дошло, а десятки килограммов черной и красной икры очень хорошо "шли" под молочных поросят", - резюмировал его коллега.

Следует подчеркнуть, что Виктор Степанович на приеме не критиковал желание Вашингтона похоронить договор по ПРО, равно как и не высказывался по поводу "имперских амбиций США" на постсоветском пространстве.

Пока в Киеве веселились по случаю праздника российской независимости, президент Леонид Кучма путешествовал по Европе. Важные публичные заявления по внутриполитическим проблемам он сделал во время своего трехдневного официального визита в Словению 12-14 июня. Во-первых, украинский президент "не собирается уходить на политическую пенсию", так как его избрали большинство избирателей. Во-вторых, Леонид Кучма не согласен с мнением оппозиции о том, что "он чрезмерно сосредоточивает власть в своих руках".

В-третьих, президент "расценивает "кассетный скандал как абсолютную провокацию тех, кто находится на Западе и хотел бы уничтожить Украину". Более того, Леонид Кучма не считает себя "врагом украинских СМИ".

Впервые не дома, а за границей Леонид Кучма заговорил о смене политического режима на Украине. По его мнению, мировой опыт свидетельствует, что во времена кризиса страны решают свои проблемы только при условии усиления исполнительной власти, поэтому, на Украине, должна быть "президентская форма правления", и далее посетовал, что "только один президент Украины не может распустить парламент". Этими своими словами Леонид Кучма практически перечеркнул все разговоры о том, что политический кризис и кризис власти на Украине уже миновал.

День же перед Братиславой, как бы в ответ на происки своих врагов, которые обвиняют украинского президента в отмывании значительных сумм и утверждают, что дорога в "хорошее общество" для него закрыта (См. "НГ" от 8 июня 2001 г.), Леонид Кучма провел в Италии, в городе Стреза, отдыхая в гостинице, где Эрнст Хемингуэй написал свой роман "Прощай, оружие". Президент Украины принял участие в неформальной встрече глав государств Центральной Европы и обсудил с президентами Болгарии, Италии, Югославии, ФРГ, Австрии, Словении, Чехии, Польши, Молдавии, Хорватии проблемы демократии в Европе.

Нападки недоброжелателей, насколько можно понять, Леонид Кучма помнит хорошо, поскольку, выступая перед своими коллегами, призвал их "высказывать только конструктивную критику" в отношении Украины, так как "критика извне экономических преобразований и процессов демократизации должна базироваться на понимании специфики внутренних ситуаций молодых независимых государств и подкрепляться адекватной помощью". Кроме того, собеседники украинского президента узнали, что демократия на Украине "без преувеличения" создается с чистого листа, а Европа "реанимирует железный занавес" и ему "трудно объяснить своим соотечественникам, почему в мирное время возле границ Украины масштабно ограничивается человеческое движение".

Краткосрочный вояж украинского президента на Апеннинский полуостров стал знаковым событием для многих на Украине и в США. Леонид Кучма впервые после многочисленных скандалов, связанных с его именем, и политического кризиса в стране сидел за одним столом с президентами ряда стран Европы и учил их демократии. До этого многие его непримиримые противники называли Кучму "невыездным президентом", которого не желают видеть и принимать в европейских странах. Теперь же "итальянская дискуссия о демократии" при участии Леонида Кучмы позволяет утверждать, что многочисленные американские инициативы сделать президента Украины послушным и управляемым не отвечают интересам даже тех стран, которые являются союзниками США по НАТО.

Чиновникам из Госдепартамента и американским дипломатам не удается сделать из Украины пятьдесят первый штат США. Предоставление политического убежища бывшему офицеру президентской охраны майору Мельниченко, который обвинен украинской Фемидой в государственном преступлении, а затем широкомасштабные PR-кампании вокруг "кассетных записей" и смерти журналиста Гонгадзе свидетельствуют, что американская "дипломатия шантажа" по отношению к нынешнему украинскому политическому руководству потерпела крах. Официальные призывы Украине следовать "европейскому выбору" не принимаются украинским истеблишментом.

@@@
Символ купеческой эпохи
Современная "философия интернационализма"
Спецтрибунал для нацистов
Спор о стандартах демократии
Тридцать лидеров содружества
У Абхазии больше прав на независимость, чем у Косово
Уроки географии от Георгия Хаиндравы

Эволюционная реформа как цель

@@

СНГ не смогло стать ни полноценным интеграционным объединением, ни эффективной международной организацией

2007-04-02 / Сергей Викторович Лавров - министр иностранных дел РФ. Данная публикация подготовлена на основе тезисов выступления С.Лаврова в Государственной Думе 21.03.07.







Владимир Путин в центре разноуровневой интеграции.

Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

Создание Содружества Независимых Государств полтора десятилетия назад содействовало решению сложнейших проблем, связанных с распадом СССР. Это касается и «цивилизованного развода» советских республик, и сохранения – по мере возможности – сложившихся между ними связей, становления двенадцати независимых государств. В настоящее время СНГ является удобной, а в каком-то смысле и уникальной площадкой для диалога именно в таком формате. Наработана солидная правовая база политического, экономического и гуманитарно-культурного сотрудничества на новой основе. Содружество вносит свой вклад в обеспечение безопасности и стабильности в Евразии.

В то же время изначально ставившиеся задачи, такие, как создание общего экономического пространства, координация внешнеполитической деятельности, обеспечение коллективной безопасности, открытость границ, сохранение единого гуманитарного пространства, решены далеко не в полной мере. На сегодняшний день СНГ не смогло стать ни полноценным интеграционным объединением, ни эффективной международной организацией, оказывающей действенное влияние на мировые процессы. Во многом это обусловлено неприятием каких бы то ни было наднациональных начал в его деятельности со стороны ряда стран СНГ, их неучастием в координации многосторонних усилий на внешнеполитическом, внешнеэкономическом и военно-политическом направлениях. Украина и Туркменистан, в 2005 году объявившие о своем ассоциированном членстве в СНГ, не подписали Устав Содружества.

@@@
Эволюционная реформа как цель
Эволюция позиции Запада в чеченском кризисе
Южный Кавказ - зона интересов США
Юрий Яров имитирует бурную деятельность в Тбилиси
Юрий Яров: "Мы только в начале пути"
Ясен Засурский: "Журфак - кузница друзей России"