2. Кодекс чести чиновника

@@

Повесть о необходимости введения нового мышления среди потенциальных коррупционеров

2008-12-30







Хорошую новость узнал. Перспективную. Глава кабинета министров Якутии Егор Борисов предложил правительству республики в рамках борьбы с коррупцией разработать «кодекс чести государственных и муниципальных служащих». Среди прочего чиновники, считает Борисов, должны предоставлять письменную расписку о том, что они не станут нарушать закон и будут соблюдать моральные и этические нормы поведения.

Что тут сказать? Одно слово: наконец-то. Возникают, конечно, вопросы, но вопросы зряшные, пустяковые. Кому предоставляется расписка? Каковы меры в случае ее нарушения? Не обидятся ли правоохранители? Вроде это их хлеб.

Отвечаю. Не обидятся. Одно дело делаем. А насчет мер есть несколько вариантов. Первый: самодонос. Нарушил чиновник закон – иди, казнясь, в прокуратуру, сдавайся, винись. Сам иди, ведь расписку давал. Второй вариант: самосуд. Нарушил госслужащий закон – раздай имущество гражданам, вынеси сам себе приговор и сам приведи его в исполнение. И третий, наиболее, на мой взгляд, перспективный вариант: подвиг. Не соблюл слуга народа моральную или этическую норму, преступил, так сказать, – иди совершать подвиг. На пользу Родине. Летай, например, на вертолете над родным городом и не плюй сверху на горожан. Зайди в автобус, предварительно купив талончик, сядь на место, а потом последовательно уступи его инвалиду, пассажиру пожилого возраста, пассажиру с детьми и – обязательно – беременной женщине. Главное тут – не перепутать очередность, не пропустить кого-нибудь. Чтоб не пропустить ни одну из означенных категорий граждан, стоит бдительно следить за тем, чтоб они своевременно покидали уступленное им место. А не хочет освобождать – в рыло. То есть не в рыло, конечно, просто внятно, доходчиво объяснить ошибочность их поведения и необходимость освобождения места.

@@@
2. Кодекс чести чиновника
Бремя пожарных хлопот
В Израиле голосовали за СПС
В воздухе пахнет грозой. Больше нормы
Вакцинация по остаточному принципу
Волгоградские партии рассчитывают на сталинградцев
Долг платежом красен

Запрещенные песенки

@@

Тридцать пять лет назад в новосибирском Академгородке прошел первый фестиваль бардов

2003-04-02 / Арнольд Валентинович Волынцев - журналист, режиссер, бард.



В тот мартовский день 1968 года в одной из обычных очередей на посадку во внуковском аэропорту невольно бросалась в глаза характерная деталь: у некоторых пассажиров в руках были гитары, заботливо уложенные в чехлы. Барды летели в Новосибирск на свой первый национальный фестиваль. Их сопровождали журналисты, получившие задание осветить мероприятие. У меня было устное поручение радиостанции "Юность" и официальная командировка от журнала "Ровесник".

Подписывая мне командировочное удостоверение, главный редактор, ныне покойный Герман Михайлович Кашоян, сказал:

- Мне этот фестиваль с политической точки зрения кажется сомнительным. Поэтому официальное тебе задание - привезти материал о тамошнем клубе интернациональной дружбы. Но на концерты ходи - может, что-нибудь опубликуем...

Не успели мы, прилетев, разместиться в гостинице "Золотая долина", как нас пригласили в кафе "Под интегралом" на предварительное выступление. А на следующий день было торжественное открытие. Выступил Сергей Чесноков - в то время президент недавно созданной Федерации авторской песни. Потом были зачитаны поздравительные телеграммы от Булата Окуджавы и Новеллы Матвеевой.

Но фурор произвели выступления Галича. "Я пережил свой звездный час", - вспоминал позже Александр Аркадьевич. Его сатирические новеллы зрители выслушивали стоя. А если кто-то не вставал, то было ясно, что это за человек. Официально записывать не разрешалось, но подпольно певец-актер был увековечен на десятках магнитофонов, и эти записи стали кочевать по стране. Именно в Новосибирске были сняты единственные в нашей стране кинокадры с его участием.

Впрочем, горячие аплодисменты выпали не только на долю Галича.

Открытием фестиваля оказался Александр Дольский, в то время студент Уральского политехнического института. Успех в Новосибирске стал поворотным моментом в его судьбе. Через несколько лет он переехал из Свердловска в Ленинград, стал профессиональным артистом.

Ленинград представлял на фестивале Юрий Кукин. Его приветствие и выступление встретили с энтузиазмом, а песня "Город" была признана лучшей среди посвященных Новосибирску ("Странные люди наполнили этот город - мысли у них поперек и слова поперек").

Помимо концертов шли теоретические семинары. На одном из них кто-то задал Галичу вопрос: "Правомерно ли из конкретных трагических историй и судеб, которые легли в основу ваших песен, делать социальные обобщения?" Александр Аркадьевич ответил: "Много лет назад в Италии несправедливо засудили мельника. И с тех пор каждое заседание суда в Риме начинается словами: "Давайте вспомним мельника".

Пять фестивальных дней пролетели незаметно. Барды вернулись к своим обычным делам и стали забывать о недавнем слете. Но, как выяснилось, о нас не забыли. Вскоре после окончания фестиваля в газете "Вечерний Новосибирск" появилась статья "Песня - тоже оружие". Ее автор Николай Мейсак утверждал, что фестиваль оказался антисоветским мероприятием. В статье и последовавших за ней кулуарных беседах больше всего цитировался, естественно, Галич. Но не только он. Досталось Владимиру Бережкову (как это понимать: "Я ничего не вижу, да я и видеть не хочу"?). Упоминался Сергей Чесноков с народной песней о еврейском колхозе (как это совместить с пролетарским интернационализмом?). Посыпались донесения и телефонные звонки. В результате активные московские участники фестиваля были вызваны в Комитет партийного контроля при ЦК КПСС, хотя никто из нас коммунистом не был.

Придя в здание на Новой площади, я был удивлен осведомленностью следователя - женщины довольно пожилого возраста. Она знала все песни, звучавшие в Новосибирске, знала, что я открывал фестиваль своей песней-приветствием. Более того, на столе у нее лежали ксерокопии нескольких моих публикаций, в том числе статьи "Современные менестрели" из журнала "Soviet life", издававшегося на английском языке для американских читателей.

Со стороны наш разговор выглядел, наверное, странным, а может быть, даже глупым. Как мне стало ясно потом, следователь хотела выяснить что-то очень конкретное (не причастно ли, скажем, к организации фестиваля ЦРУ). А я отвечал бесхитростно, не думая о подтексте вопросов: "Авторскую песню очень люблю. В честности Галича не сомневаюсь. Вас послушать, так и Аркадий Райкин не нужен..."

В шестидесятые годы бытовал такой анекдот. Перевели на английский язык песню "На закате ходит парень", где есть строчка "И кто его знает, чего он моргает?". Потом перевели с английского на русский. В результате фраза стала звучать: "А что у него с глазом?".

Нечто подобное произошло с моей статьей. Я привел в ней текст известной песни Юлия Кима: "Фантастика - романтика, наверно, в этом виновата; Антарктика, Атлантика зовут, зовут ребят куда-то". В результате двойного перевода, который лежал на столе перед следователем, эта фраза стала звучать как призыв покинуть страну.

Но больше всего блюстительницу партийной нравственности удивлял факт моего пристального внимания к движению авторской песни, когда "есть другие темы, достойные журнального творчества". Мы так и не нашли общего языка, и на следующий день на Новую площадь отправился главный редактор журнала "Ровесник".

Результатом подобных вызовов стала докладная записка на имя Генерального секретаря. Нетрудно догадаться, что барды в ней характеризовались не лучшим образом. Я был назван "психически неполноценным человеком". Прочитав донос, Брежнев наложил резолюцию: "Прошу обсудить на секретариате ЦК".

Обсуждение состоялось, и рекомендации секретариата начали выполняться. Клуб "Под интегралом" был закрыт. Александр Галич в конце концов вынужден был покинуть Родину. Из журнального обихода на какое-то время исчезли слова "бард" и "менестрель", вместо них появилось расплывчатое понятие "самодеятельная песня". На воспоминания о новосибирском фестивале наложили табу, документальные свидетельства уничтожили. Позже, в 90-е годы, были обнаружены негативы некоторых выступлений и новосибирская студия кинохроники создала фильм "Запрещенные песенки".

Рекомендации секретариата касались не только авторской песни. В Москве перестали проводиться фестивали джаза, со сцен театров исчезли некоторые интересные спектакли. Шло завинчивание гаек...

@@@
Запрещенные песенки
Издательство "Известия" обзавелось новой техникой
Колебания сахара и неколебимый характер
Лисицын борется с призраком коммунизма
На Чукотке новая напасть
Наш ответ глобалистам
Новогодний спецгруз на войну

Обнародована книга о положении старшего поколения в России

@@ 1999-12-08 / Владимир Петров



ЭТОТ ОБЪЕКТИВНЫЙ и нелицеприятный документ представлен участникам проходившей в эти дни в Москве Международной конференции "Положение пожилых людей в странах с переходной экономикой".

Конференция проводится в соответствии с официальным календарем ООН по проведению Международного года пожилых людей. Общественный комитет содействия, возглавляемый Нобелевским лауреатом Александром Прохоровым, совместно с Партией пенсионеров, в отсутствие реального участия правительства, взяли на себя организацию конференции и сбор спонсорских средств. В конференции принимают участие политики, ученые, общественные деятели из России, США, Западной и Восточной Европы, стран СНГ. На пленарном заседании с докладом выступил президент Международной ассоциации пожилых людей Д. Бертольди.

По окончании пленарного заседания работа делегатов и экспертов продолжилась по секциям: "Пожилые и государство: взаимодействие и противоречия", "Стратегия самоорганизации пожилых людей: опыт и проблемы", "Третий возраст: новый смысл жизни", "Стратегия на пути к обществу для всех возрастов".

В интервью корреспонденту "НГ" координатор ООН по проведению Года пожилых людей Александр Сидоренко сказал: "Конференция в Москве впервые позволила на международном уровне проанализировать и выявить определяющие черты внушающего серьезную озабоченность положения граждан пожилого возраста в странах с переходной экономикой".

@@@
Обнародована книга о положении старшего поколения в России
Отношения в цифрах
Подарки как символ эпохи
Почти миллион россиян будут голосовать за пределами России
Русские евреи в Израиле становятся мощной силой
Самарская молитва на дорогах
Скандал на концерте Киркорова

Смерть, как и жизнь, постоянно дорожает

@@

Не каждый может заплатить за достойное погребение и поминки

1999-12-08 / Сергей Куликов



ГОРОДСКИЕ похоронные службы Саранска к началу "скорбного сезона" готовятся загодя: скоро в столице Мордовии начнется сезонное увеличение смертности. По многолетним наблюдениям местных гробовых дел мастеров, именно в зимние месяцы и ближе к весне в городе умирает больше всего жителей, как правило, пожилого возраста. В этой и без того драматичной ситуации на плечи родственников усопших ложатся еще и проблемы финансовые: смерть сегодня, увы, дорогое "удовольствие", и не каждому она по карману.

Саранское муниципальное предприятие "Ритуальные услуги" вынуждено "укладывать" стоимость своего сервиса в постановление правительства от 1 октября 1999 г. о тарифах на погребальные услуги, по которому на каждого гражданина России в случае смерти выделяется десять минимальных окладов (834 рубля с копейками), чтобы достойно проводить его в последний путь. Вот под эту цифру и вынуждены подгонять свои услуги муниципалы. На сегодняшний день минимальные расходы на погребение на предприятии "Ритуальные услуги" составляют: гроб без обивки материалом - 225 руб.; рытье могилы с погребением - 292 руб., без погребения (закапывают часто родственники и друзья) - 208 руб.; катафалк - 200 руб.; доставка гроба - 108 руб.; оформление необходимых документов - 8 руб. 35 коп. Однако уложиться в эту сумму предприятие уже не в состоянии: с каждым днем дорожают бензин, лесоматериалы, обивочный материал, причем стоимость их от минимальной зарплаты граждан не зависит. Потому и считаются сегодня "Ритуальные услуги" планово-убыточным предприятием, получающим субсидии из городского бюджета, и без того не резинового.

Хотя вроде бы выходит, что государство гарантирует приличные похороны, однако заветный узелок со "смертными" принадлежностями не помешает, так как сопутствующих расходов предостаточно: одежда, пресловутые тапочки, венки (70-130 руб. за венок местного производства и 500-700 руб. - китайского). Кроме того, вынос тела из квартиры - 200-300 руб. в зависимости от этажа, отпевание в церкви... Отдельной строкой расходов стоят поминки. Даже примерную сумму их вычислить сложно - все зависит от количества человек и "роскоши" поминок. Далее, ограда и могильный памятник. Здесь также полный разброс цен - только успевай платить: каменный памятник стоит от 3 до 10 тыс., сварной металлический - гораздо дешевле. Кстати, на ветеранов войны, скончавшихся после 2 февраля 1993 г., распространяется положение, по которому памятники оплачиваются республиканским военкоматом.

Если у заказчика имеются дополнительные пожелания, есть смысл обратиться в частное похоронное бюро, где и костюмчик покойнику могут подобрать посолиднее, и макияж посмертный сделают. Но это, естественно, за отдельную плату.

Дубовые кресты и гробы производят, как правило, на мебельных фабриках. Дубовый крест обойдется в 3 тыс. руб., гроб - на порядок дороже. Если денег совсем уж немерено, можно заказать гроб за пределами Мордовии, но здесь счет идет уже на тысячи долларов. "Новые русские" ввели много новшеств в похоронное дело сегодняшней России: своих "братков" они хоронят вполне в языческом духе: с пейджерами, сотовыми телефонами и другими атрибутами "крутой" жизни. В Мордовии дела обстоят скромнее: например, отмечены случаи погребения вместе с умершими любимых меховых шапок.

@@@
Смерть, как и жизнь, постоянно дорожает
Трагедия в Коми
Хорошо где мы есть
Что общего между Хайфой и Буйнакском