"Дом Герцена"

@@

Сергей Есенин и другие

2000-03-31 / Вацлав Скальский Гуверовский архив существует при одном из самых престижных американских университетов, Стенфордском в Калифорнии. Это одно из самых полных и авторитетных собраний документов о советской стране - самых разных аспектах ее жизни. Когда прошло семь с лишним лет моего профессорства в Бостоне, я устал и начал поговаривать о возвращении в родные края, профессор Роберт Конквест (вы, возможно, знаете его книги "Большой террор" и "Жатва скорби", выходившие на русском) предложил мне поработать в Гуверовском архиве. Осенью прошлого и позапрошлого года я работал среди калифорнийских архивных ящиков, рылся в бумагах, узнавая очень много важного и интересного. Архив огромен, и многое в нем можно обнаружить, даже копая почти вслепую или не очень целенаправленно. Я просматривал архивы белогвардейских журналов тридцатых годов, рылся в личных коллекциях (только что Гуверовский фонд приобрел в Париже у Марии Розановой, вдовы Андрея Синявского, весь его архив и накупил немало попутных документов), не переставал удивляться богатству заокеанской коллекции. Случайно я натолкнулся на коллекцию бумаг Вацлава Скальского, огромное собрание манускриптов, касающихся советской литературной жизни в двадцатых-тридцатых годах. Время было очень интересное, информированные свидетели его выживали редко... К тому же недавно исполнилось 65 лет первому Съезду Союза писателей СССР - невиданной в мире организации, куда собрали множество пищущей братии из всех союзных республик, подчинив этих людей партийной фантазии, государственной задаче, заставив многих из них писать, что велели. С тех пор всякое бывало - вы об этом знаете, и я тоже знаю, потому что в течение ряда лет был секретарем правления этого самого Союза писателей СССР. В общем, я по своему усмотрению скопировал несколько глав из воспоминаний Вацлава Скальского и на всякий случай взял в Гуверовском архиве бумагу, разрешающую все это публиковать. Виталий КОРОТИЧ Примечания 1Всероссийская ассоциация пролетарских писателей. 2Его фамилия, кажется, была И.Новокшенов. 3Макс Истмэн: "Артистс ин юниформ", Нью Йорк, 1934 (Изд. Альфред Кнопф).



Сергей Есенин. 1925 год.

Мой родной язык - нерусский, по-русски я выучился только в 1916-1917 годах. Я тогда мог говорить, а потом и писать, но только статьи. Первые рассказы по-русски я стал писать не раньше начала двадцатых годов.

Примерно до начала 1925 года я непосредственного участия в руководстве ВАПП1 не принимал. Потом, кажется, с 1925 года я был сперва членом правления, потом членом президиума этой организации, а также и членом "напостовской группы", о которой я еще буду говорить.

Мои воспоминания об этом периоде времени, то есть о конце 24-го и начале 25-го года, тесно связаны с "Домом Герцена" в Москве (Тверской бульвар, 25). В этом доме помещались тогда различные литературные организации. Каждая из них занимала по одной комнате, часто комнатушке, и только Союз писателей обладал помещением несколько более обширным: двумя или тремя комнатами во втором этаже. Что касается РАПП (Российской ассоциации пролетарских писателей), а потом МАПП (московской) и ВАПП, то она также помещалась в "Доме Герцена" в одной комнате, являющейся одновременно и редакцией журнала "На посту", потом "На литературном посту". На стенах комнаты красовались лозунги, большей частью юмористического характера. Некоторые из них я помню: "Не пиши про доярок, если не умеешь отличить коровы от Вовки Ермилова" и "Наше комчванство ни в чем не уступает вашему".

Внизу, в подвальчике, помещался ресторан, в котором всегда можно было встретить многих писателей и который был открыт до поздней ночи. Бывал там часто Маяковский, заходили Юрий Олеша, Алексей Толстой, Виктор Шкловский, Всеволод Иванов, Леонид Леонов, Пантелеймон Романов - но обыкновенно днем. По вечерам и ночью ресторан обыкновенно был наполнен "крестьянскими поэтами", среди которых было значительное количество молодых людей, никакого отношения ни к поэзии, ни к литературе вообще не имеющих. Это были друзья поэтов, приходившие в "Дом Герцена" выпить. Пьянство принимало подчас буйный характер, но это случалось сравнительно редко. Писатель А.Свирский, заведующий "Домом Герцена" и рестораном, обладал большими дипломатическими способностями и пользовался общим уважением даже среди горьких пьяниц. Некоторым из них он в наказание за какое-нибудь буйство запрещал приходить в ресторан на неделю или две, других - в случае нужды - выводили по просьбе Свирского сами "крестьянские поэты", причем особенно отличался в этом отношении человек монгольского типа (впрочем, монгол по происхождению), автор книги "Потомок Чингисхана", которую режиссер Пудовкин взял потом в основу своего известного фильма, шедшего за границей под названием "Буря над Азией". Монгол, фамилии которого я не помню2, писал тоже стихи на крестьянские темы и отличался необыкновенной физической силой, что он приписывал своей привычке ездить каждый день на скотобойню, где он выпивал стакан животной крови. Некоторые писатели, по его уговору, пытались делать то же самое, но ни один проглотить крови не мог.

Бывал в ресторане "Дома Герцена" и Сергей Есенин, чаще всего в нетрезвом состоянии. Во время, когда я его там встречал, он производил впечатление человека, состоящего как бы из нескольких частей, плохо смонтированных между собою. Это было видно даже в его движениях и даже в те дни, когда он был трезв. Двигался он как-то робко, неумело, неисправно, как будто не был уверен, что сможет, например, поднять руку, когда захочет. Какой-то врач сказал мне тогда, что эта плохая координация движения - типичное явление при начале "делириум тремонс", которым Есенин тогда уже, несомненно, страдал. Но, мне кажется, тут было не только это. В Есенине был не один человек, а несколько, причем простой, умный или, быть может, "у себя на уме" деревенский парень доминировал, и этот парень был скромен той скромностью, которая почти всегда характеризует великий талант. Но вдруг его лицо менялось, в нем уже преобладала ненависть, именно не простая злоба, а ненависть - к людям, почти ко всем людям, и к самому себе. Несколько минут спустя он был уже опять другим человеком: чутким и добрым.

В декабре 1925 года он, как известно, покончил жизнь самоубийством. У него в это время было очень много друзей, с которыми он пьянствовал, которым он читал свои стихи или с которыми он - это тоже бывало - дрался. В "Доме Герцена" я чаще всего видел его с поэтом Кусиковым и писателем Мариенгоффом. Но настоящий, близкий друг был у него тогда, мне думается, только один: Григорий Устинов. Устинов был журналистом и писателем, я с ним одно время был близок, и источником нашей близости было довольно необычное обстоятельство: в 1918 году я был арестован немецкими военными властями в Ковно, и в газетах появилось сообщение, что я расстрелян. Устинов, с которым я был знаком еще в 1917 году, написал в московских "Известиях" очень лестное и теплое посмертное воспоминание обо мне.

После самоубийства Есенина в Советском Союзе и за границей было напечатано множество версий о причинах и обстоятельствах его смерти. По одной из них3, Есенин просил служащих "Английской гостиницы" в Ленинграде никого к нему не пускать, повесился вечером, и когда в 10.30 утра дверь была вскрыта по требованию Устинова, то Есенин уже много часов был мертв. Но сам Устинов рассказал мне о самоубийстве Есенина вот что.

Он с женой и Есениным поехал в Ленинград в тот период времени, когда у Есенина были в Москве большие неприятности, вызванные им самим. Он брал авансы во многих редакциях и издательствах, обещая принести стихи, и не исполнял обещаний. Кроме того, он продавал одно и то же стихотворение нескольким газетам или журналам, скандалил в редакциях, когда это становилось известно, и опять много пил. Дело дошло до того, что ему больше никто не хотел давать авансов, и московское редакторы условились между собою, что они не только не дадут ему ни копейки вперед, но и не будут его печатать, пока он не образумится.

В такой обстановке Есенин по совету Устинова поехал с ним и с женой Устинова в Ленинград. Никаких дел там у него не было. Устинов уговорил его поехать, чтобы поговорить с ним и повлиять на него, так как Есенин оказался в почти что безвыходном положении.

Разговор у них начался уже в поезде, и там же, в поезде, Есенина осенила идея, связанная, очевидно, с тем, что позже случилось. Он сказал Устиновым, что замышляет что-то, но не хотел сказать, что именно. Он говорил что-то в таком роде, что вот когда "вся Россия узнает", что он сделал, то тогда издатели, которых он вместе с редакторами московских газет и журналов особенно ругал, поймут, как они были несправедливы к нему, и сразу же переменят свое отношение к нему. Эту перемену отношения он особенно подчеркивал, повторяя все время, что они, то есть редакторы и издатели, будут "ползать перед ним", просить прощения и тому подобное. Я помню - со слов Устинова, - что его замысел был направлен к тому, чтобы "вся Россия опять его полюбила", а когда Устиновы сказали ему, что его и сейчас любят, но что он непременно должен облагоразумиться, то Есенин ответил, что они ошибаются, что его все ненавидят, но вот после того, что он сделает в Ленинграде, все сразу переменится.

Устиновы поехали с Есениным в "Английскую гостиницу", их комната была в том же этаже, что и комната Есенина. Они приехали рано утром, ночным поездом, и почти не спали по дороге. У Устиновых были в Ленинграде важные дела, они вскоре отправились в город и условились встретиться с Есениным за обедом в той же гостинице.

После обеда Есенин сказал, что ему хочется спать, и просил Устиновых, которые тоже собирались отдохнуть, разбудить его ровно через два часа. Он повторял это несколько раз, и когда добился обещания Устинова, что он разбудит его точно в условленное время, никак не раньше и не позже, то еще сверил свои часы с часами Устинова.

Устинов рассказывал мне, что ни он, ни его жена не обратили особого внимания на настояние Есенина, чтобы его разбудили именно в такой-то час. Они думали, что это с его стороны типичное пьяное упрямство без всякого значения. Есенин часто так упрямился, повторяя несколько раз одно и то же по совершенно пустяшным делам. Устинов даже рассердился, сказал Есенину: "Отстань и не дури мне голову", или что-то в таком роде, и в конце концов обещал постучать в его комнату ровно через два часа, только чтобы от него отвязаться.

Он пошел разбудить Есенина не в условленный час, а несколько позже. Есенин был уже мертв. Устинов был совершенно уверен в том, что Есенин не хотел умереть, а хотел только симулировать самоубийство, рассчитав точно время и надеясь, что Устинов спасет его в последний момент.

Я лично думаю, что так оно и было. Но тем не менее смерть Есенина не была, как мне кажется, случайной. Он родился и жил в революционные годы, в годы Гражданской войны, он был глубоко лирическим поэтом, и он, можно сказать, не подходил к этой эпохе, не находил в ней для себя места. Этим объясняются его метания, его несуразный брак с Айседорой Дункан, его буйства. Он когда-то сказал мне, что прочел в каком-то романе фразу: "Я не нашел ключей к новой эпохе" и что эта фраза относится также и к нему. Он сказал это с застенчивой улыбкой и сразу же, не желая быть заподозренным в застенчивости, разразился грубой бранью по адресу одного писателя, которого увидел где-то в другом конце комнаты, после чего бросил мне очень довольный, "победоносный" взгляд: смотрите, мол, какой я на самом деле. В другой раз, кажется в "Доме Герцена", кто-то в ресторане заговорил о группе "Долой стыд", члены которой раздевались догола и пытались разгуливать в таком виде по главным улицам Москвы с плакатами, на которых красовался этот лозунг. Происходило это в первые месяцы после революции, борцы против стыда не пользовались большим успехом, их избивала на улицах публика, и им обыкновенно приходилось спасаться бегством.

"Какие дураки, - сказал Есенин.- Не понимали, что гораздо легче раздеться внешне, чем внутренне. Пальтишко и штаны всякий снимет, никакого геройства тут не требуется. А ты вот душу свою голую покажи, если тебе не стыдно, тогда ты будешь настоящим поэтом, иначе нет. Но вот дело в том, что всем стыдно и историческое время тоже неподходящее".

"Вопрос не в историческом времени, - возразил один из его собеседников. - Для внутреннего раздевания оно никогда не было подходящим и никогда не будет, потому что это противоречит человеческой натуре".

"Противоречит? - закричал Есенин. - Значит, и поэзия противоречит. А вот мне не противоречит, слышишь ты? А впрочем, не знаю. Не знаю, зачем все это и зачем живу. Может, и не надо жить".

@@@
"Дом Герцена"
"Обвинению есть что скрывать"
"Руководство переселением возложить на НКВД..."
"У Путина все идет от рассудка... У Ельцина больше эмоций..."
"Я как пела, так и пою"
Min lingvist tugel, min sayasatche, no ya reshayu!*
Американская медийная трагедия

Беспокойный остров Корсика

@@

Там тоже есть свои сепаратисты и террористы

2001-09-28 / Владимир Катин



В ЛИТЕРАТУРЕ и в рекламных проспектах Корсику называют Прелестным островом. Это название укоренилось, вошло в обиход, видимо, по той причине, что оно верно отражает впечатление, которое оставляет Корсика у каждого, кто там побывал. Красоты складываются из гор и диких лесов; уютный климат, благодатное море и прочие прелести люди оценили еще в далекой древности: недавно найденные скелеты в гротах порта Бонифачио датируются семью тысячами лет до нашей эры. Корсику обживали, оспаривая друг у друга, римляне, греки, испанцы, итальянцы и прочие народы Средиземноморья. В итоге в 1769 году после пяти веков владычества генуэзцы уступили этот остров по договору Франции вместе со всеми его жителями. В том же году, между прочим, здесь родился будущий император Франции Наполеон Бонапарт...

КОРСИКАНЦЫ - НАРОД ПРИВЕТЛИВЫЙ, НО ГОРЯЧИЙ

Культ Наполеона на его родине не знает ни меры, ни границ. Собственно говоря, это источник дохода для многих отраслей всевозможного промысла - для виноделов, для кустарей - изготовителей невероятного разнообразия сувениров с изображением Наполеона. Все эти изделия охотно покупаются туристами, посещающими Корсику круглый год благодаря идеальному климату, щедрой природе, живописной местности, великолепным пляжам и памятникам архитектуры многих эпох.

В городе Бастия, разыскивая отель, естественно, под названием "Наполеон", я остановил какого-то парня. "Отель "Наполеон"? Идите за мной!" Он подхватил мой чемодан, и мы перешли на другую сторону улицы. "Вот ваш отель!" - сказал, смеясь, пpoвожатый, указывая на фасад того здания, возле которого мы только что стояли - отсюда была хорошо видна его вывеска. Так выглядел корсиканский юмор, чем-то напоминающий одесский.

В другой раз я познакомился с местным гостеприимством. Прогуливаясь в воскресный день в роще пробкового дуба, достал припасенный заранее бутерброд и присел было пepeкуcить. Вдруг вижу - от расположившейся неподалеку на пикник семьи бежит ко мне со свирепым видом отец этого семейства. Иностранец? Оно и видно! Кто же в обеденный час да еще в воскресенье так ест? Это разве что где-то у вас так принято, а у нас - по-другому! И уволок меня к своим, где на разостланных на траве скатертях была гора снеди и жбан красного вина - как на лучших натюрмортах фламандских мастеров кисти.

Познавая через общение, встречи, беседы характер корсиканцев, понимаешь, что Мериме довольно точно отразил их нравы и обычаи в своих новеллах, особенно в "Матео Фальконе", где рассказывается, как отец застрелил сына-мальчишку за предательство - того соблазнили подарком и он выдал скрывавшегося в их доме повстанца. Этот эпизод примечателен тем, что круговая порука, сокрытие разыскиваемого властями человека остаются неизменным законом корсиканцев даже в том случае, если речь идет о заведомом преступнике.

Наполеон в своих мемуарах записал: "В детстве я был отчаянный драчун и никто не мог со мной справиться. Я никого не боялся, всегда с кем-то дрался, а когда был не в силах справиться, то царапался. В общем, это в духе корсиканцев, такой нрав им присущ". Горячий характер южан, к тому же унаследованный и от мавров, сказался на давней жестокой традиции - вендетте, означающей кровную месть. В былые времена происходили самые настоящие войны кланов и считалось доблестью, долгом чести мстить за родственника из поколения в поколение. Ныне этот средневековый обычай в общем-то отошел в прошлое, но тем не менее такие расправы порой еще случаются.

О том, что корсиканцы - народ горячий, можно судить и по такому забавному эпизоду. Однажды на улице города Аяччо я обратил внимание, что встречные мужчины идут с ружьями - у кого за плечом, кто несет наперевес. Нe удержался и спросил у одного такого "человека с ружьем" - почему? "Вы не здешний? Тогда знайте: на Корсике мужчины в двух случаях выходят из дому с ружьем - когда отправляются на выборы и на охоту. Сегодня открывается охотничий сезон!"

В ПОГОНЕ ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬЮ

6 февраля 1998 года, когда представитель центральной власти префект Корсики Клод Эриньяк неторопливо подходил к своей машине на людной улице Бастии, не был ни день выборов, ни страда охоты - префекта расстреляли в упор по политическим причинам.

Вот уже три десятилетия на Корсике нарастает, принимая форму открытого террора, движение за полную национальную обособленность. Надо сказать, что в истории ocтровa был очень короткий, но не забытый в народе период государственной самостоятельности, который длился всего 14 лет - с 1755 по 1769 год. По прошествии двух с лишним веков в составе Франции Корсика какого-то заметного развития не получила и продолжает оставаться экономически весьма отсталой, особенно в горных районах и в сельской местности, к тому же и население убывает, отправляясь на материк в поисках лучшей доли. Даже приезжего не оставляет ощущение, что время здесь остановилось. Во всяком случае, уровень жизни на континенте значительно выше, чем у островитян.

Это обстоятельство, а также тот факт, что острова Кипр и Мальта в том же Средиземном море обрели государственный статус и полную независимость, оказывают соответствующее воздействие на умы корсиканских националистов. Повлияла и запретительная, как в колониальные времена, политика Франции, не позволявшая до недавнего времени изучать в школах родной язык, являющийся, по сути, диалектом итальянского. Примечательно и то, что сепаратистские тенденции заметно воспрянули после распада Советского Союза.

Все началось с требований местных националистических партий о предоставлении максимальной автономии и устранении опеки центральной власти, находящейся в далеком Париже, на что эта власть ответила категорическим отказом. Такая непримиримость правительства лишь ужесточила борьбу сепаратистов, которые теперь, во-первых, дoбивaютcя уже полного суверенитета, во-вторых, перешли к вооруженным действиям. Так что похоже, что для французов здесь создается своеобразный "маленький Вьетнам".

Сегодня на острове образовалось свыше двадцати военизированных организаций, coвершающих до трехсот терактов в год - это взрывы административных учреждений, убийства, поджоги, всевозможные диверсии, направленные против властей. Эти организации имеют в своем распоряжении самую современную военную тexнику, нaпримep приборы ночного видения, располагают новейшими видами оружия, причем, как выясняется, с маркой "сделано в США". Такие группировки проводят учения, маневры, устраивают даже пресс-конференции, демонстрируя отработку операций отрядов спецназначения, облаченных в черную униформу и маски. Все эти факты свидетельствуют о серьезных намерениях сепаратистов, нагнетают атмосферу тревоги и напряженности, хотя, судя по опросам, две трети населения Корсики, составляющего около трехсот тысяч человек, высказывается все же за единство с Францией.

В результате расследования покушения на префекта была установлена личность террориста - это некий Иван Колонна. Однако власть до сих пор не в состоянии его арестовать, поскольку все усилия на этот счет упираются в заговор всеобщего молчания и круговую поруку. Более того, экстремистские вооруженные формирования потребовали недавно заочно, не доводя дело до суда, амнистировать этoro преступника, а заодно и 43 корсиканских террористов, находящихся во французских тюрьмах. Их на Корсике чтут как героев. Требование, казалось бы, несбыточное, а между тем влиятельная партия "зеленых", входящая в состав правительства, активно поддержала его, что окрылило сепаратистов и вызвало шок у французской общественности.

Премьер-министр Франции Лионель Жоспэн и его правительственная команда из левых сил сделали в последнее время немало уступок националистам - предоставили Корсике ряд привилегий, расширили автономию и самостоятельность местных властей, обещали солидные инвестиции, финансовую помощь для развития. Короче говоря, центральная власть идет навстречу требованиям националистов, стремится погасить горячую точку и водворить на острове мир.

Несмотря на все это, просвета в конфликте не видно. Парадокс создавшейся ситуации заключается в том, что чем больше делается уступок Парижем, тем более активно и дерзко ведет себя другая сторона. В ответ раздаются участившиеся взрывы бомб, выстрелы из-за угла в должностных лиц на Корсике и слышатся угрозы перенести теракты на территорию самой Франции и ее столицы. В воздухе сказочного уголка природы, который Антуан Сент-Экзюпери называл жемчужиной Средиземного моря, чувствуется гроза грядущих схваток.

@@@
Беспокойный остров Корсика
В Красноярске опасаются вируса Кондопоги
В Турции мечтают о правах чукчей
В рижских трамваях запретят говорить по-русски
Вавилон на Дону
Все смешалось в доме Оранье-Нассау
Депутаты обвиняют Госкомстат в подлоге

Жители СНГ осваивают Пиренеи

@@

Украинцы вышли на первое место среди нелегально оседающих в Португалии

2001-02-27 / Александр Здитовецкий



В ЯНВАРЕ в Португалии вступил в силу новый закон в отношении нелегальной иммиграции. Отныне прибывшим тайком в эту страну на юго-западной оконечности Западной Европы, будь то в поисках "временных заработков" или "лучшей доли", разрешается легализовать свое пребывание здесь на срок от одного года до пяти лет. Конечно, при соблюдении ряда условий. Главное из них - наличие на руках контракта на работу, заключенного с местной фирмой или частным подрядчиком. В среднем по стране за один день удается легализовать до 700-800 иммигрантов.

По разным сведениям, за прошедшее время визу на временное проживание получили около 18 тысяч "нелегалов". Интересно, что пальму первенства по легализации занимают украинцы, оттеснив на второе место бразильцев. А на третьем месте молдаване, которые еще в начале 90-х годов первыми из стран СНГ стали осваивать Иберийский полуостров. По сообщениям местной прессы, из первых 11 тысяч легализованных иммигрантов три тысячи составляют украинцы. Еще одна бросающаяся в глаза особенность начавшегося процесса легализации - иммигрантов из стран Восточной Европы, прибывших главным образом из Украины, Молдавии, Румынии и России, столько же, сколько и иммигрантов из Африки.

Предполагают, что до конца года от 100 до 150 тысяч иммигрантов получат право на временное проживание и работу на законных основаниях. Это практически удвоит число легальных иммигрантов в стране. Весной прошлого года в интервью "НГ" Фернанду Гомеш, в то время министр внутренних дел Португалии, назвал цифру легальных иммигрантов в стране: 210 тысяч. Причем 160 тысяч из них это выходцы из бывших португальских колоний в Африке. Однако на вопрос "НГ" о количестве "нелегалов" в стране министр только развел руками. "Если бы мы знали!" - чистосердечно признался он. Но затем спохватился и сказал, что "их около 20 тысяч". По оценкам же местной прессы это число приближалось к 50 тысячам.

После вступления Португалии в Европейское сообщество в 1986 году активизировался приток сюда иммигрантов в противовес обратному до тех пор процессу. В начале 80-х годов это были исключительно африканцы. Главным образом выходцы из бывших португальских колоний, которых внутриполитические вооруженные конфликты и экономические невзгоды заставили покинуть родину и всеми правдами и неправдами добираться до бывшей метрополии. Именно африканцы стали основной неквалифицированной рабочей силой в стране. С их участием построены сотни километров автострад, десятки новых жилых массивов, крупнейшие торговые и культурные центры, мост-рекордсмен через реку Тежу в Лиссабоне, павильоны всемирной выставки ЭКСПО-98 и многое другое.

Затем, по мере того как благодаря щедрым субсидиям Европейского союза в Португалии повышался жизненный уровень населения, а лежащую на противоположном берегу Атлантики Бразилию поразил затяжной экономический кризис, в Лиссабоне появилось много бразильцев. Очень быстро они заполонили сферу услуг.

В начале 90-х годов в страну хлынула еще одна волна иммигрантов. Вначале это были цыгане из Румынии и Молдавии. Многие из них вели свой обычный образ жизни: женщины и дети собирали милостыню, а мужчины или подрабатывали где могли, или же занимались мелким и крупным воровством, специализируясь на квартирных кражах и угонах автомашин. Все это уже позади, и несколько сотен румын и молдаван, язык которых имеет общие корни с португальским, успешно прошли все фазы сложного процесса легализации и натурализации. Большинство из них занято на подрядных работах или же на строительстве жилья.

В последние два-три года в столице, а также в городах Порто, Гайя, Брага, Авейру, Визеу, Алмада, Сетубал, Фару и многих других, где идут крупные стройки, а зачастую в самых неожиданных местах, можно встретить граждан из многих стран СНГ, главным образом украинцев и молдаван.

Весной прошлого года в приморском городе Эшториле, прямо напротив отеля "Париж", где в 40-е годы обитал великий шахматист Алехин, стали приводить в порядок заброшенный четырехэтажный дом. Я рискнул толкнуть высокую боковую калитку и сразу же попал в иной, резко отличающийся от нарядной улицы мир: белье на веревках, импровизированная кухня и сложенный из ящиков обеденный стол. Это группа рабочих-украинцев поселилась в доме, который они же и ремонтировали. Владелец небольшой строительной фирмы, получивший подряд на реставрацию здания, сказал "НГ", что вполне доволен рабочими. "Они все делают сами, и им ничего не надо объяснять. Я только доставляю стройматериалы… У меня с ними никаких проблем. За африканцами, например, нужен глаз да глаз, а эти, - и он указал на украинцев, - работают очень хорошо".

После распада СССР в Португалии стали потихоньку оседать и россияне. В первую очередь врачи, особенно хирурги и стоматологи, преподаватели физики и математики, тренеры, спортсмены, театральные постановщики, коммерсанты и другие.

Сейчас в Португалии, по разным источникам, находятся от 30 до 50 тысяч выходцев из стран СНГ. Более половины из них украинцы, молдаване и румыны. Временами в местной прессе появляются сообщения о "100 тысячах русских", что очень преувеличено. Кроме того, надо знать, что всех выходцев из бывшего СССР автоматически зачисляют, даже в полиции, в категорию "русских", ибо для подавляющего большинства из них русский это единственный язык общения.

Даже владеющие иностранным языком иммигранты из Восточной Европы испытывают большие трудности общения в Португалии, так как большинство населения не владеет ни одним иностранным языком. Только что опубликованный в Швеции доклад показывает, что в этом плане Португалия занимает предпоследнее место среди стран Европейского союза: 56,3% португальцев знают только родной язык. В отличие, например, от Люксембурга, где только 2,2% населения не знает ни одного иностранного языка.

Проблемы нелегальной иммиграции и оказания помощи вынужденным иммигрантам из Украины поднимались в ходе официального трехдневного визита президента Леонида Кучмы в Португалию в декабре прошлого года. Лиссабон и Киев подписали ряд важных консульских соглашений по этому вопросу. В этом году подобные соглашения португальское правительство намерено предложить подписать и Москве.

Нелегальные иммигранты из стран СНГ работают главным образом в жилищном строительстве и на крупнейших стройках. Страна начинает строить новые стадионы для проведения чемпионата Европы по футболу в 2004 году, приступает к строительству нового международного аэропорта и еще одного моста через реку Тежу. Дешевую рабочую силу стараются максимально использовать все: от мелких подрядчиков по ремонтным работам до крупнейших предприятий и компаний.

Благодаря своей добросовестной работе и высокому образовательному уровню нелегальные иммигранты из Восточной Европы постепенно завоевывают и другие отрасли. В Алгарве, на южном побережье страны, они уже появились в ресторанно-гостиничном секторе и сельском хозяйстве, а на севере - на текстильных и других фабриках. В отличие от иммигрантов из Африки, которые предпочитают оседать плотными группами в зоне большого Лиссабона, белые иммигранты не боятся растекаться по всей стране.

Нечего и говорить, что иммигрантов эксплуатируют без всякого стеснения. Для подрядчиков, фирм и фабрик это дешевая рабочая сила, готовая работать неограниченное число часов и на любых условиях оплаты. Владельцы пансионов и сдаваемых в аренду комнат и квартир также не упускают своего. И нет счета случаям неприкрытого надувательства, когда подрядчики или другие работодатели вдруг исчезают, не расплатившись с нелегальными рабочими. Знают, что ни в полицию, ни в суд те не побегут.

Более того, сейчас выяснилось, что многие подрядчики работают нелегально (чтобы не платить налоги) и поэтому не могут заключать официальные контракты с нанимаемыми рабочими. А именно этот документ необходим для легализации иммигрантов. Процесс легализации дал также возможность легкого заработка местным адвокатам, которые непомерно вздули цены "за оформление бумаг".

Хотя многие из нелегальных иммигрантов открыто говорят местным журналистам, что с ними обращаются "как с белыми рабами", все же большинство настроены оптимистично. Одни приехали, чтобы "просто заработать и дать возможность выжить оставшейся на родине семье". Или же, чтобы "помочь детям получить дома образование". Другие хотели бы "привезти в Португалию и семью". Особенно часто это можно услышать от украинцев. Видимо, они более легкие на подъем, или же условия жизни на родине уже невмоготу. Примечательно, что многие приехали из Западной Украины.

Сейчас украинцы рассказывают журналистам, что откладывают деньги "на приезд семьи" и рассчитывают "начать строить здесь свою новую жизнь". Однако новый закон за номером 4/2001 не предусматривает такого развития событий. То есть ограничивает пребывание легальных иммигрантов в стране пятью годами, которые, как известно, пролетают очень быстро. А что будет с ними потом, когда в Португалии закончится период больших строек и истечет срок временных виз?

@@@
Жители СНГ осваивают Пиренеи
Из досье "НГ"
Кто отнял родной язык
Не так страшна система US-Visit…
Осло угнетает саамов
Перепись фальсифицирована из-за ошибки корректуры
По остаточному принципу

Российские автономии: между федерацией и унитаризмом

@@

Государство, выстраиваемое как централистская структура, обречено воевать само с собой

2002-09-11 / Владимир Павлович Таштамышев - председатель Межпарламентской ассамблеи российских республик и автономий. Совершенно очевидно, что в числе причин межнационального напряжения в современной России не последнее место занимают экономические проблемы. Во-первых, голодное брюхо всегда ищет виновника своих бед. Во-вторых, впечатление такое, что Центр в основу своей национальной политики положил известный принцип "разделяй и властвуй".



Проблема, загоняемая вглубь

Покидая Кремль, Борис Ельцин сказал Владимиру Путину многозначительную фразу: "Сохрани Россию". Она не утратила актуальности и сегодня. Москва боится потерять важные экономические зоны, богатые ресурсами регионы, благодаря которым сегодня с нею еще считаются в мире, верят в возврат ранее выданных кредитов. Именно под сырье автономий выдавал и обещает в дальнейшем давать валютные кредиты Запад. Вот почему идет борьба за сохранение Чеченской Республики в составе России. Властям оказалось легче сровнять мятежный регион с землей, чем пойти на диалог, принять компромиссные для обеих сторон решения. На примере Чечни Москва хочет показать республикам, где их место. Но проблема-то в целом не решена. Ее просто загоняют вглубь. И ни у кого нет уверенности, что завтра на месте Чечни не окажется любая другая автономия. Особого повода для этого Центру не надо. Уже сегодня он заявляет о своих претензиях к некоторым республикам, Конституции и законодательные акты которых не согласовываются с федеральными. Но не допустить повторения Чечни - наша общая задача. Тем более что вновь национальная политика ведется без учета интересов коренных жителей автономий, территория которых составляет добрую половину России. А ведь предлагаются и варианты, исключающие автономный статус российских республик и округов, лишающие их суверенитета. Эти регионы хотят уравнять с обычными российскими областями. Первые шаги в этом направлении уже сделаны: Россия разделена на 7 федеральных округов, поглотивших и автономии. Теперь хозяйствовать на своей земле будет не коренное население, а Москва в лице представителей президента, наделенных чрезмерными правами и возможностями, опорой которым на местах стали военные округа и укрупненные спецслужбы.

В правительстве нет людей, защищающих права нацменьшинств. Упразднены Госкомсевер, Министерство по национальной политике. И это не случайно. С осени 1996 г. в России начал реализовываться основанный на опыте аборигенов Канады проект по оказанию содействия непосредственному участию коренных народов российского Севера в процессах принятия решений на международном, национальном, региональном и местном уровнях по всем вопросам, касающимся их повседневной жизни. Рассчитан он был на три года. Но некоторые руководители сырьевых автономий посчитали его вмешательством в свои полномочия и информировали об этом Москву. Тем более что в этом проекте предусматривалось участие государственных органов, в первую очередь Госкомсевера и Министерства по национальной политике. Результат известен. Одновременно в Думе В.Жириновский и другие политики позволяют себе шовинистические высказывания. Национальный вопрос сегодня определяется созданием образа врага, замалчивается реальная историческая фактология - а ведь вхождение современных субъектов РФ в состав России не всегда было добровольным. Мы забыли, что на пространстве от Кавказа до Чукотки, кроме русских, есть другие народы и что основу федерации составляют национальные автономии и республики. Ошибка Ельцина была в том, что он этого не обговорил, законодательно не утвердил структуру федерации. К сожалению, этого не сделано до сих пор.

То, что федеративную природу современной России определяют не области и края, а национальные республики и автономии, - принципиальный политический момент, отличающий РФ от других государств с федеративным устройством. Непонимание его чиновниками приводит к тому, что государство воюет само с собой. Безграмотные законы и указы Центра провоцируют сепаратизм, в основе которого лежит пропаганда второсортности тех или иных народов страны. Вдобавок государственная политика в этом смысле подкрепляется массированной пропагандой СМИ, направленной против малочисленных народов, по отношению к которым за последние годы достаточно успешно ввели в общероссийский лексикон такие понятия, как "лица кавказской национальности", "чурки", "духи", "черные" и т.д. В свою очередь, в традиционно русских областях как протест местных элит против ограничения их самостоятельности возникает тенденция к регионализму.

Титульным народом России, естественно, является русский этнос, но Россия как империя прирастала провинциями. История вхождения народов в состав России в течение последних трех столетий при всей разности причин и политических предпосылок имеет одну общность: договорную основу.

Отдавая в империю себя, свое национальное имущество, территорию, народ, в свою очередь, требовал от России и некоторых обязательств: например, не заселять аборигенные земли пришлыми, если на это не будет согласия коренных владельцев территории; предоставить последним право пользоваться земельными богатствами и т.д. Борис Ельцин, принимая власть в демократической России, эти договорные условия не пересмотрел, поэтому они остаются основополагающими в территориально-административном устройстве России. Безусловно, независимо от политических решений народы мигрируют, обживают новые места. В советский период великое переселение народов резко изменило этнический состав автономий, и ратовать сегодня за чистоту аборигенного населения на исторически коренных землях - политическое безумие. Речь идет об уважительном отношении к автономиям. Особенно обидно населению сырьевых регионов, которое дотирует, кормит других, но живет все хуже и хуже. Расположенные там месторождения нефти и газа практически наполовину выбраны. В казну только от продажи нефти ушло около 2 трлн. долл. А коренные народы до сих пор ютятся в неприспособленных жилищах, передвигаются на оленьих упряжках. И планомерно изгоняются со своих исконных территорий эксплуатационниками-временщиками. "Газпром" и нефтяные компании имеют свои санатории, в которых отдыхают их сотрудники, а коренное население, чьи земли они подвергают разрушению, медленно вымирает. Только за последние десять лет население малочисленных народов российского Севера, Сибири и Дальнего Востока сократилось на 60%. Если в 1989 г. 36 коренных народов этих регионов насчитывали 260 тыс. человек, то в 2000 г. - 155 тыс. После разработки месторождений почва не плодоносит, олени лишаются корма, и, чтобы сохранить стада, аборигены-оленеводы уходят все дальше на север. Сегодня самая высокая смертность и безработица в России - в северных национальных республиках и автономиях: на 10-25% выше, чем в других субъектах РФ. Новые капиталисты считают, что ханты, манси, эвенки, чукчи, ненцы потенциально не способны заниматься промышленным трудом. Пусть, мол, разъезжают на своих оленях. Отсутствие куска хлеба, уверенности в завтрашнем дне, элементарной социальной защищенности приводит эти народы к деградации, они спиваются, нередки самоубийства. В то время как русские, проживающие в автономии, довольно свободно передвигаются по территории России в поисках работы, северянину-аборигену при существующих жестких правилах перемещения податься некуда. Если он чувствует себя изгоем на родной земле, то какой прием ждет его на просторах России?

В таком случае неизбежно возникает вопрос: кто в доме хозяин? Почему на территориях автономий, где сегодня сосредоточены все основные природные богатства, беспардонно властвуют любители легкой наживы?

Чиновная слепота

Меньшинства согласились жить вместе в расчете на добропорядочные отношения, помощь друг другу, справедливое распределение доходов, но оставаясь на своей земле истинными хозяевами. Впрочем, на таких же условиях строился и ушедший в небытие Советский Союз - но все это оставалось лишь на бумаге. Не в лучшем положении находятся сегодня и российские автономии, по-прежнему ограниченные в своем самоуправлении. Все важнейшие для них политические и социально-экономические вопросы решаются не на местах, а в Москве. Более того, руководители автономий, пытающиеся реально влиять на жизнь своего народа, сразу же получают по рукам, и на них вешают ярлык сепаратистов. На моей родине, в Республике Алтай, единую народность - алтайцев, насчитывавшую в недавнем прошлом около 85 тыс. человек, год назад разделили по секам (родам) тубаларов, кумандинцев, челкарцев, телеутов, теленгитов и в таком виде занесли в реестр малочисленных народов России. Естественно, численность каждого рода меньше 50 тыс. Для московских изобретателей этот факт стал основой для подготовки обоснований ликвидации республики. Ухудшилась и морально-психологическая обстановка в этих родах. Люди попросту перессорились из-за дележки дотационных грошей. Надо отдать должное руководству Алтая. По инициативе бывшего заместителя председателя правительства, ныне министра культуры И.И. Белекова было принято решение на предстоящей переписи указывать единую национальность - алтаец. Хотя, я думаю, при существующей национальной политике скоро и это понятие станет неактуальным. Мало того, что идет нивелировка национального менталитета, но и предпринимаются вполне конкретные шаги для растворения малочисленных народов в славянском этносе. На севере идет повсеместно насаждение казачества, даже в тех районах, где их исторически никогда не было. Например, казаки не дошли до земель нынешней Тувы, а сейчас в республике казачьи формирования официально сотрудничают с правительством, при этом ущемляются интересы собственно национальных организаций, зато всячески поддерживаются объединения славянского толка. Широкую деятельность в Туве развернул Российский Славянский собор, штаб-квартирой которого стало здание правительства. В Хакасии с подачи губернатора Лебедя закрыт народный совет Чон Чоби (сейчас этот вопрос обжалован его лидерами в Верховном суде), но откуда-то находятся деньги на славянское движение. Республиканская газета "Хакасия" выходит со вкладышем "Православный листок", который, впрочем, и листком не назовешь - он имеет формат самой газеты.

Кстати, еще один настораживающий факт - исключение из переписи графы о языковой принадлежности. Подобная акция является нарушением Конституции РФ, которая признает указание собственной национальности правом человека. Кроме того, в ст. 6 Закона "О Всероссийской переписи населения" имеется положение об указании гражданами наряду с национальной принадлежностью и родного языка, в том числе и русского как государственного. Излишне доказывать роль родного языка в национальной культуре народа. И лишение этноса возможности открыто определять свой родной язык является первым шагом на пути к разрушению его менталитета. Российское чиновничество плохо представляет политические последствия этой деструктивной акции, которая лишила народы России права зафиксировать свою языковую принадлежность.

Видимо, кремлевские стратеги спешат таким образом построить гражданское общество по типу унитарного государства. Но в данном случае надо учитывать, что те же Соединенные Штаты создавались пришельцами-иммигрантами. И на чужой земле они все были в равном положении. У нас другая ситуация. И население к такому нововведению пока не готово. К тому же вряд ли нынешний властный аппарат, пришедший из коммунистического прошлого, сможет без ущемления провинции создать демократические равноправные анклавы. Уже сейчас в некоторых национальных регионах под ширмой демократических выборов идет замена руководителей коренной национальности на московских пришельцев. В таких регионах, как Ханты-Мансийская и Таймырская автономии, Чукотка, Ямало-Ненецкий, Эвенкийский и Ненецкий округа, Бурятия, Алтай, Хакасия, Республика Коми, Карелия, и многих других руководители не представляют титульную нацию. Одним словом, и здесь зреет серьезная проблема.

Конечно, причины экономической несостоятельности многих регионов кроются не только в "пришлости" их руководителей. Сказывается, например, нежелание или неспособность Центра обеспечить работу тех отраслей, которые могли бы принести регионам прибыль. Так, в экономике Кабардино-Балкарии до cих пор не занял достойное место горнолыжный район мирового масштаба - Приэльбрусье. При нормальном развитии этого курорта работу получили бы тысячи людей, а в федеральную и республиканскую казну пришли бы немалые деньги. С другой стороны, трудно понять, почему местному правительству не удается реанимировать единственный в своем роде вольфрамо-молибденовый комбинат, который во времена Союза работал на космическую и оборонную промышленность. Мешает и такая экономически абсурдная ситуация, когда субъект Федерации не связан с соседним субъектом магистральными трассами. Так обстоит дело у Республики Алтай с Тывой, Хакасией. Китай предложил проложить в республику прямую железнодорожную ветку, но это не в компетенции региона, а Центр на такой проект денег не дает. А ведь железная дорога в Китай через алтайские земли принесет большие экономические блага всему региону - прежде всего дешевые товары и получение налоговых доходов. К тому же расстояние от Тюмени до Китая через Алтай в два раза короче, чем через Восточную Сибирь. Та же проблема существует относительно Казахстана: если это суверенное государство связать с Россией через Алтай, существенно снизились бы издержки при российско-казахстанской торговле. Осуществление этих проектов могло бы вывести Республику Алтай из дотационного состояния. Увы, все подчинено централизации власти и сбору максимальных налогов с регионов. Но так дотационные субъекты никогда не выберутся из долговой ямы. Уж не организуется ли финансовая несостоятельность сверху, чтобы свести на нет самостоятельность автономий и их титульных народов?

Выходит, мы объявили себя федерацией, которая в отличие от унитарного государства предоставляет гораздо больше прав регионам, а на самом деле субъекты, образующие федерацию, не имеют рычагов влияния на экономические и политические решения Центра. Не надо быть политиком, чтобы прийти к выводу, что золотой запас страны, ее недра и все государственное имущество принадлежат всей федерации в целом. Но до сих пор отсутствует закон, определяющий, каким образом в контроле над распределением этих ценностей участвуют регионы. К тому же между самими субъектами не существует договорных отношений.

В последнее время в политической жизни страны явно просматриваются тенденции к авторитарному управлению государством, игнорирование интересов национальных автономий, централизация власти в Москве. Назревает конфликт, бунт автономий. Уже началось формирование муниципальных образований внутри федеральных округов. Это приведет к тому, что многие области, республики будут преобразованы. На наш взгляд, реформу государства следует начать с административного устройства: с сокращения расходов на содержание бесполезных госструктур, дробления предприятий-монополистов и создания альтернативных им хозяйственных структур, что должно устроить большинство регионов. Необходимо, чтобы в случае просчетов и ошибок центрального государственного аппарата население автономий, как и других регионов, было максимально защищено. Эта мысль должна стать краеугольным камнем государственной внутренней политики России. Давно назрела необходимость привести структуру и количественный состав государственного аппарата в соответствие с идущими в обществе демографическими процессами. Население России сейчас уменьшается, теряя ежегодно до миллиона человек. А управленческий аппарат на этом фоне все больше раздувается. Бюджетно-финансовая, налоговая и законодательная деятельность федеральных ведомств должна строго опираться на предложения региональных правительств и государственных собраний. Возможно, необходима разработка таких форм законов, которые позволят регионам с учетом местных условий вносить необходимые изменения, дополнения в так называемые рамочные законы. Опыт прежних лет показывает отрицательное влияние чрезмерной централизации власти на жизнь в стране.

Экономический интерес или сила?

Существует проблема возвращения в страну капиталов, выведенных за границу. Почему бы не взять за основу казахстанский опыт и, вместо того чтобы облагать налогом возвращенные суммы, не направить их в регионы под нормальный европейский процент в виде кредитов на реализацию конкретных региональных и межрегиональных производственных проектов сроком на 10 лет? Сейчас самый благоприятный период, когда можно сделать это.

Можно было бы отдельные дотационные районы, где нет крупных залежей природного сырья, для подъема экономики освободить от налогов на четко выверенное инвестиционное время (не менее 10-15 лет). Такие прецеденты существуют в мире. В Тунисе нет природных ресурсов, но, чтобы народ не уезжал из страны в поисках работы, президент принял решение отменить налоги для иностранных инвесторов, которые будут создавать производства для тунисцев, и за короткий срок капиталовложения пришли.

Необходимо создать своего рода межрегиональный институт по подготовке резервных кадров. Растить новую политическую и хозяйственную элиту - важнейшая задача. В СССР существовал резерв национальных кадров. За годы перестройки и демократизации мы забыли о необходимости формирования национального управленческого аппарата. В республиках дорабатывает свое старый партийно-хозяйственный актив.

Было бы разумно ликвидировать Госсовет, тем более что его функции законодательно не прописаны. Минимум наполовину можно было бы сократить нынешний аппарат администрации президента и правительства. Если скромен по масштабам России государственный бюджет, то умеренными должны быть и затраты на содержание управленческого аппарата. Большую пользу принесло бы создание государственно-общественного консультативного органа регионов, в который вошли бы некоторые старейшины, бывшие руководители, парламентарии автономий. Подобный опыт есть в Великобритании, где большую роль в управлении государством играет межрегиональный государственный орган - Объединенный комитет министров.

Нужна взаимоувязанность региональных экономик. Для этого можно было бы политически безболезненно, на основе добровольной взаимовыгодной договоренности провести присоединение малонаселенных районов. Подобная практика апробирована в Казахстане - там в интересах экономической целесообразности объединили несколько областей. Автономные регионы могли бы объединиться на определенных условиях в Поволжье, Южной, Восточной Сибири и на Севере. В сущности, многие смежные субъекты решают общие вопросы, включая глобальные. Через 30 лет в условиях всемирного потепления многие северные автономии просто зальет водой. Надо объединять усилия для решения общих проблем. В Сибири есть районы с благоприятным климатом - их надо обживать. На Чукотке обнаружены газ и нефть, но нужны инвестиции для их разработки. Во всех подобных случаях требуется объединение бюджетных ресурсов регионов.

В разработке оптимальной модели управления государством необходимо участие множества профессионалов, и прежде всего этнических аборигенов, знающих и болеющих за интересы своих народов, способных решать важнейшие вопросы на государственном уровне. В этих целях Межпарламентская ассамблея российских республик и регионов готова организовать круглый стол с участием представителей автономий Великобритании, Швейцарии, Бельгии, Испании и других стран для выработки концепции государства, из которого ни один народ, ни один субъект Федерации не хотел бы выходить.

Следует сдержаннее относиться к предстоящей реформе административного устройства и возможным поправкам к Основному закону страны. Нельзя забывать, что федерация в отличие от унитарного государства представляет гораздо больше прав регионам. И этим надо умело пользоваться, а не слепо соглашаться с любыми предложениями московских политических конструкторов. Так, по одному из последних кремлевских проектов Россию предлагается разделить на 45 областей и 8 автономных республик, ликвидировав национальные округа, края; значительная перекройка административных регионов планируется при этом на Северном Кавказе. Между тем в цивилизованных государствах, откуда мы черпаем опыт, единодушия на эту тему нет. В США законодательства штатов разнятся. Но ни конгресс, ни президент не устраивают разборки властям этих штатов, не требуют от них наведения порядка. Потому что они верны главному - Конституции, которая не меняется с приходом очередного хозяина Белого дома. И замечу, выполняется всеми без исключения, в том числе и властями. В ФРГ никто не паникует и не грозится в адрес Баварии, отказавшейся ратифицировать Основной закон. Практика подсказывает, что законодатели пойдут на компромисс и приведут текст в соответствие с замечаниями жителей этой земли. По-другому такие вопросы здесь не решаются, потому что это нормальное демократическое государство. Сила в данном случае - признак слабости, недалекости.

@@@
Российские автономии: между федерацией и унитаризмом
Русский язык в Армении: взгляд изнутри
С ударением на букву "я"
Сабантуй - московский праздник
Цыганское счастье в казачьем краю
Человек, который опередил Левитана
Шариатское право по-чеченски