"Их интересуют палатки, одеяла и продукты"

@@

Участники гуманитарной миссии в Афганистане смотрят на Россию как на партнера, лучше всех знающего регион

2001-10-30 / Татьяна Капгер Сегодня в Таджикистан прибудут первые эшелоны с гуманитарной помощью, направленной МЧС России в северные районы воюющего Афганистана. Это начало второго этапа гуманитарной миссии российских спасателей. Первый был воздушным: 175,2 т гуманитарных грузов были доставлены 7 самолетами Ил-76 в Душанбе и Куляб, откуда на автомобилях их переправляли в лагеря афганских беженцев. Координирует эту работу оперативная группа МЧС России, которой до 22 октября руководил начальник отдела по делам СНГ департамента международного сотрудничества МЧС России Владимир Федин.



-Владимир Иванович, когда была создана оперативная группа и каковы ее задачи?

- Оперативная группа начала действовать первого октября. В связи с тем, что это были срочные меры, сначала ею руководили непосредственно из Москвы. А основные задачи группы - это координация действий по доставке грузов и решение всех проблем, которые возникают в процессе.

- Проблемы действительно были?

- Особых не было - или, может, из-за работы я их не заметил. Но если и появлялись какие-то вопросы, они были незначительные и очень быстро решались. Да, честно говоря, я и не знаю, что считать трудностями - работа есть работа.

- Какую именно гуманитарную помощь направляет Россия афганским беженцам?

- Это зависит от потребностей афганской стороны. А их в первую очередь интересуют, конечно, палатки, одеяла, продукты питания. На семи бортах мы поставили гречку, сахар, рис, тушенку, чай, детское питание, медикаменты. Это, конечно, неполный список - он постоянно уточняется в зависимости от нужд беженцев.

- Где вы встречали гуманитарные грузы? Какой путь их ожидал после этого?

- Пять бортов Ил-76 прибыли в аэропорт Душанбе и два борта - в аэропорт города Куляба. Там часть грузов передавали непосредственно представителям посольства Афганистана, а часть на автомобилях доставляли беженцам в лагеря на территории, контролируемые Северным альянсом.

- Кто следит за распределением помощи в лагерях уже в самом Афганистане?

- Там есть структура ведомств, которые осуществляют контроль за порядком распределения помощи.

- То есть они действуют своими силами?

- Да, но при этом возможность проконтролировать этот вопрос с нашей стороны существует, и не раз поступали такие предложения. В этом смысле они абсолютно открыты: ради Бога, если есть необходимость - приезжайте и смотрите.

- Какие отношения сложились у российских миссионеров с другими гуманитарными организациями, действующими в Афганистане?

- Хорошие. Мы тесно сотрудничали с управлением верховного комиссара ООН по делам беженцев, с региональным представительством генерального секретаря ООН, с представительством Всемирной торговой ассоциации, естественно, с американской USAID, а также с различными правительственными организациями - например, правительства Ирландии.

- А в чем заключалось это сотрудничество?

- В таком большом деле, как гуманитарная миссия, требуются взаимопомощь и координация действий. Например, чтобы помощь не поступала в одну точку, минуя нуждающихся людей в других местах. Кроме того, у разных организаций разные возможности: кто-то может одно, кто-то - другое. На Россию, конечно, смотрят как на партнера, который в состоянии оказать содействие в решении ряда сложных вопросов в этом регионе. И это, по-моему, вполне естественно: мы находимся на своей площадке и, конечно, где-то можем что-то подсказать, посоветовать…

- Сейчас очень много говорят о настороженном отношении самих беженцев к гуманитарным грузам, в частности, к американской помощи. Говорят, талибы распространяют слухи том, что отравили помощь США?

- Настороженного отношения я не замечал и ничего подобного не слышал. Что же касается американской "гуманитарки", то мы довольно часто общались с представителями американских миссий, в частности, с Майклом Харли - сотрудником представительства управления верховного комиссара ООН по делам беженцев. Они рассчитывали на нашу поддержку в миссии.

- А как относятся афганцы к помощи со стороны России? Ведь прошлое еще не забылось?

@@@
"Их интересуют палатки, одеяла и продукты"
Андрей Илларионов – не «Мужик»
Антибукер-2000
Виктор Шендерович: "Мы всего лишь пытаемся делать свою работу"
Гений Черной Сети
Гражданское общество рискует проиграть военным
Детские картинки взрослого человека

Дума подобрела к альтернативщикам

@@

Вносить либеральные изменения заставляет нужда

2003-03-28 / Иван Родин



Председатель думского комитета по обороне Андрей Николаев, его заместитель Николай Безбородов и их коллега Евгений Зеленов предложили нижней палате в самое ближайшее время внести изменения в закон об альтернативной гражданской службе, принятый Госдумой весной прошлого года. Тогда депутаты, вняв просьбам Министерства обороны и его сторонников на Охотном Ряду, фактически превратили альтернативную службу в некий вид наказания для тех молодых людей, кто не хочет идти в армию по призыву.

Именно лоббисты военного ведомства потребовали записать в законе, что тот или иной гражданин, решивший воспользоваться собственным конституционным правом не принимать военной присяги, должен "тянуть службу" за пределами того региона, где проживает. Кроме того, в законе было зафиксировано, что призывники-отказники, задействованные на всяческих подсобных работах именно в армии, получают право служить не 42, а 36 месяцев. В ходе обсуждения законопроекта "ЯБЛОКО" и СПС заявили, что если даже не обращать внимания на явно карательный характер закона, то уж экономические его последствия обязательно надо учитывать. В частности, заместитель главы думского оборонного комитета Алексей Арбатов указывал, что затраты на обязательную передислокацию альтернативщиков из одного региона в другой могут лечь тяжким грузом на бюджет Минобороны. Но думское большинство тогда не прислушалось к мнению своих коллег. Депутаты Николаев, Безбородов и Зеленов 28 июня 2002 года были среди проголосовавших в третьем чтении за этот самый раскритикованный проект закона об альтернативной гражданской службе.

Теперь они кардинально поменяли свою точку зрения. По их нынешнему мнению, проходить альтернативную службу можно как по месту жительства, так и за его пределами. При этом они считают, что в последнем случае гражданин должен служить не 42, а только 36 месяцев, то есть работа в военных организациях на гражданских должностях теперь должна перестать быть некоей льготой. Стоит отметить, что данный законопроект, уместившийся на одной страничке, сопровождается пояснительной запиской, где ее авторы глубокомысленно повторяют аргументацию своих оппонентов. Например, прежнюю норму об обязательной высылке альтернативщика "куда подальше" они теперь называют "искусственным усложнением, ни с какой точки зрения не выгодным ни для организаций, в которых граждане будут проходить эту службу, ни для общества, ни для государства".

@@@
Дума подобрела к альтернативщикам
Жена президента любит готовить и принимать гостей
Женщина на троне
Запланированное кровопролитие
Краевой портрет на фоне соседа
Москвичи копят деньги и ходят в театры
Патриотизма мало не бывает

Развлекай и властвуй!

@@

Телезрители о лучших (1) и худших (2) программах, показанных с 15 по 22 июня, а также о самой заметной телеперсоне (3)

2005-06-24 / Опрашивала Вера Цветкова



Всеволод Вильчек, социолог

 

1. Документальный фильм о томской горнолыжнице Татьяне Семеновой, показанный почему-то в «Человеке и законе» (Первый канал). Правда, лыжа у Татьяны только одна, а вторая и не нужна: потеряла ногу из-за врачебной ошибки... А так: и сына вырастила, и работа есть, сапожничает в собственной мастерской под названием «Белая ворона». Правда, мастерскую дважды сжигали, но это как раз в порядке вещей, поэтому охоты поразмыслить у ведущего передачи не вызвало.

@@@
Развлекай и властвуй!
Рыбалка и романы о любви
Самое типичное кино. Законы интимного дневника
Синема нон-стоп
Страсти по Югре
Честь, достоинство и слово
Чусова, которой везет

Шанцев к Чубайсу претензий не имеет

@@

Однако, как говорит вице-мэр столицы, каждый защищает свои интересы

2002-11-01 / Владимир Кузьмин Реформа электроэнергетики России идет своим чередом. Сейчас нет практически никаких сомнений в том, что соответствующий пакет законопроектов пройдет через Государственную Думу и другие необходимые инстанции. Между тем в стране еще есть несогласные с планами правительства и главой РАО "ЕЭС России" Анатолием Чубайсом. Одним из главных оппонентов является вице-мэр Москвы Валерий Шанцев, имеющий свою точку зрения на то, как должна проходить реформа. Против чего выступает инициатор создания "Мосгорэнерго" и как должна функционировать электроэнергетика страны? На эти и другие вопросы Валерий Шанцев отвечает в интервью "НГ".

Из досье "НГ"

Валерий Павлинович Шанцев родился в 1947 г. в с. Сусанино Костромской области. Окончил Московский институт радиотехники, электроники и автоматики. В 1994 г. назначен префектом Южного административного округа Москвы. С июня 1996 г. и по сей день - вице-мэр Москвы. Руководит комплексом экономической политики и развития.



- Валерий Павлинович, означают ли ваши требования о передаче "Мосэнерго" в управление правительства Москвы, что вы принципиально не согласны с планом реформирования электроэнергетики и, в частности, с тем, что сбытовые компании будут переданы в частные руки?

- Система реформирования предусматривает создание генерирующих, сетевых и сбытовых компаний. Я не считаю это панацеей, потому что энергетический рынок достаточно специфичен - товар, который не положишь в авоську и не отвезешь, куда просит потребитель. Например, мы сейчас с удовольствием купили бы электроэнергию, которая вырабатывается на Калининской АЭС: они нам предлагают ее по 10 копеек, а "Мосэнерго" ее продает по 50 копеек. А как это сделать? Надо же линии электропередачи строить, которые пройдут по нескольким областям. Средства и техническая возможность для этого есть. Но пока мы в самом начале пути, создали рабочую группу.

Кроме того, мы хотим, чтобы электроэнергия, которая вырабатывается на наших генерирующих мощностях, тоже могла конкурировать на оптовом рынке России. Дело том, что в Москве специфичная структура генерирующих мощностей - они прежде всего предназначены для обеспечения города теплом. Теплоэлектроцентрали вырабатывают тепловую энергию, а электричество здесь - как побочный продукт. Поэтому затраты на производство тепловой и электрической энергии распределены чисто формально. Когда идет отопительный сезон, электроэнергия ТЭЦ сопоставима по стоимости с электроэнергией ГЭС и близка к стоимости электричества АЭС. А с середины мая до середины октября, когда топить не надо, стоимость электроэнергии резко возрастает. И выходить на рынок с этой продукцией бесполезно - ее нигде не купят. Но остановить производство энергии в Москве, чтобы покупать на оптовом рынке дешевое электричество, практически невозможно. За лето оборудование может прийти в негодность, а значит, его надо консервировать, следить за его состоянием, а по осени проводить расконсервацию. Если посчитать затраты на эти работы, электроэнергия станет неконкурентоспособной и зимой. Какой же смысл для нас в таком "рынке", когда мы заранее знаем, что окажемся в невыгодных условиях?

- Эта позиция касается и остальных регионов страны или исключительно Москвы?

- Мы не очень хорошо знаем специфику других регионов. Известно, что почти нигде нет возможности построить вертикально интегрированную компанию в масштабах одного региона. Там генерирующие мощности и сети зачастую находятся вне территории субъекта РФ. Мы же самодостаточны - у нас генерация, сети и сбыт внутри. Весь мир знает, что вертикально интегрированные компании, где есть производство, транспортировка и сбыт, - это самая эффективная и стабильная форма работы. Мы помним, что разрушение таких компаний в Калифорнии и Англии привело к кризису.

Там, где нет возможности выстроить такое предприятие, следует создать одну оптовую компанию, которая сбывала бы электроэнергию во все регионы; у каждой генерирующей компании должен быть свой тариф. Но нам-то зачем это делать? У нас трубы, по которым идет тепло, направлены в Москву, а не куда-то в другую сторону. Тепло и электроэнергия в городе вырабатываются на ТЭЦ, и невозможно разделить производство тепла и электроэнергии. А реформа предполагает вывод тепловых сетей за скобки.

- Руководство других субъектов поддерживает вашу точку зрения?

- Думаю, да. Во всяком случае, когда я выступаю на межрегиональных совещаниях по этому вопросу, руководители субъектов Федерации реагируют весьма одобрительно, но всегда добавляют при этом: "Вам легко это делать - у вас нет долгов перед энергетиками. А если мы начнем таким образом выступать, то нам просто рубильник отключат". Да, наша позиция во многом основана на нашей уверенности в том, что Москва не пропадет на этом рынке, какие бы преобразования сегодня Чубайс ни сделал. Причина проста - московский рынок сбыта расплачивается живыми деньгами и делает это стопроцентно. В других регионах энергетикам приходится все отдавать в кредит и потом дожидаться платежей. К нам же электроэнергия придет при любых условиях - Москву без электричества никто не оставит. Но мы хотим, чтобы в аварийных ситуациях у нас были рычаги управления. И не хотим, чтобы система оказалась неуправляемой.

На роль координирующего органа выдвигают государство, но государство - это кто? В Москве государство - это правительство столицы. Причем мы предлагаем простое решение, не выдавая его за истину в последней инстанции. Будет переходный период, в течение которого Московской управляющей компанией могло бы руководить правительство столицы. А кто-то пусть командует в другой компании, и посмотрим, у кого получится лучше.

Сейчас действительно необходимо регулировать электроэнергетику региона, иначе мы не можем развивать реальный сектор экономики. Любому инвестору, который пришел в Москву заработать, "Мосэнерго" предлагает построить для себя электроэнергетические мощности. А в процессе жилищного строительства создавать энергетические мощности приходится правительству Москвы. Где вы видели такой рынок? Потребитель для производителя - святое лицо. Производитель должен молиться на него, чтобы он попросил у них дополнительного продукта, то есть помог им расширить бизнес. А "Мосэнерго" это как будто не нужно.

Реформировать надо. И сбытовые компании следует поставить в такие рамки, чтобы развитие бизнеса было для них объективной, экономически выгодной необходимостью.

- Так в правительстве и в РАО "ЕЭС России" вас не слышат или просто не хотят слышать?

- Я не обвиняю ни в чем Анатолия Борисовича (Чубайса. - "НГ"). Я ему это говорил. Но каждый из нас защищает свои интересы. У нас есть обязанности, и мы просим дать нам определенные ресурсы. Они являются управляющей компанией и настаивают на том, чтобы у них был превалирующий ресурс. Это объективная борьба интересов. Мы только не понимаем, почему собственник всего этого хозяйства - государство в лице правительства страны поддерживает не правительство Москвы, а менеджера.

- Вы говорите о борьбе между РАО и правительством Москвы. А не поздно ли уже для борьбы - законопроекты по реформированию электроэнергетики проходят через Думу, и довольно успешно.

- Нет, не поздно. Мы уже прошли полугодовую переговорную стадию, и Чубайс здорово поправил свою позицию. Он отдает нам сетевую компанию в электроснабжении и тепловую компанию. А мы создаем сбытовую компанию. И Чубайс тоже прекрасно понимает, что в сбыте мы будем все решать сами, потому что сети наши, и мы их эксплуатируем. Что касается генерирующей компании, то нам все равно, откуда приходит электроэнергия. У нас деньги есть, и если не наша, то другая компания пригонит электричество и еще сети сама построит.

В Англии, когда создали вертикаль из генерирующих, сетевых и сбытовых компаний, тариф для населения перестал увеличиваться. Восемь лет тариф оставался прежним! Но генерирующая составляющая тарифа уменьшилась на 60%, а сетевая увеличилась на 60%. Таким образом, на колени поставили не людей, не сети, а генерацию. В России, кстати, избыток производства электроэнергии в 30%, поэтому выбирать тех, у кого брать электричество, будем мы.

- Сейчас возник еще один небольшой конфликт. Руководство Московской области выступает категорически против передачи "Мосэнерго" в управление правительства столицы.

- Руководство? Нет, несколько депутатов написали обращение к президенту.

- Но их опасения имеют под собой какое-нибудь основание?

- Думаю, им просто никто не объяснил смысл преобразований и они не очень понимают, чего добиваются. По Чубайсу будет создано две генерирующие компании: Московская городская и Московская областная. Нам достанутся все ТЭЦ, находящиеся на территории города, и две рядом с кольцевой дорогой. Все остальные ГРЭС и несколько ТЭЦ войдут в Московскую областную компанию. Но у нас себестоимость производства электроэнергии ниже в силу более современного оборудования и меньших затрат - ТЭЦ работают на газе, а в области применяется много угля, торфа и других энергоносителей. Сегодня это все в общем котле, то есть оплата потребления электроэнергии в Московской области в некоторой части осуществляется за счет Москвы. Как только произойдет разделение, каждый сядет на свои коврижки, и у них будет более дорогое электричество, а у нас более дешевое. Да, нам придется покупать часть продукции в области, но и они сами будут платить за потребляемое ими электричество. По нашим подсчетам, сейчас каждый год население столицы платит за областное порядка полутора миллиардов рублей. И мы договаривались о переходном периоде в полтора года с тем, чтобы это перекрестное финансирование ликвидировать. Но мы это должны делать шаг за шагом, чтобы не обрушить энергетику региона.

- Создание "Мосгорэнерго" - это уже решенный вопрос и процесс идет?

- Да, организация создана, руководитель подобран, сейчас разрабатывается устав...

- То есть работа находится в начальной стадии?

- Будем считать, что мы и не торопились с этим делом, время еще есть. Но если нас лишат возможности регулировать тарифы (а такое может случиться, поскольку считают, что через четыре года их вообще не придется контролировать - будет свободное ценообразование), то мы выживем и в такой обстановке. Потому что к тому времени сбытовая организация будет полностью функционировать и электроэнергия начнет приходить к нам. И цены будут регулироваться нами. Мы сможем не покупать дорогую электроэнергию у сетевой компании. Можно сказать, что мы сидим на последней миле.

- Не боитесь, что при создании "Мосгорэнерго" вам будут, как говорится, ставить палки в колеса? Свободный рынок подразумевает и свободную конкуренцию со всеми ее российскими особенностями.

- А посмотрите, что получилось. Все противники создания "Мосгорэнерго" больше всего ратовали за свободный рынок. Но стоило правительству Москвы приступить к созданию компании, которая в перспективе станет их конкурентом, и они тут же первыми начали кричать, что мы организуем симбиоз прокурора, судьи и адвоката. Только… чего бояться-то? Если наша компания не будет востребована, то она умрет сама по себе. Но если ее услуги понадобятся, то умрут те, кто выступает против. Согласитесь, честная конкуренция.

@@@
Шанцев к Чубайсу претензий не имеет
Шерлок Холмс и доктор Ватсон – сделано в СССР