"Боинг" хочет стать дилером "Вымпела"

@@

Российские ракеты могут быть установлены на американских истребителях

2002-03-18 / Сергей Сокут



Фирма "Боинг" хотела бы оснастить российскими ракетами свои истребители. Заявление об этом сделал на заседании круглого стола "Новый облик ОПК" генеральный директор "Государственного МКБ "Вымпел" имени В.В. Торопова" Геннадий Соколовский.

По его словам, в Комитете РФ по военно-техническому сотрудничеству с иностранными государствами в конце прошлой недели рассматривался запрос корпорации "Боинг" о закупке российских ракет авиационного базирования. Никакого решения принято не было, однако ряду военных и оборонно-промышленных исследовательских центров было дано поручение оценить последствия продажи ракет. Представители "Боинга" в России ситуацию не комментируют.

Руководитель "Вымпела" заявил, что российское оружие предполагается закупать только для боинговских истребителей, поставленных в различные страны мира. Речь о самолетах ВВС США идти не может - Америка крайне редко покупает чужое вооружение. Кроме того, законы США запрещают поддерживать коммерческие взаимоотношения с контролируемыми государством российскими предприятиями. Таковым является и МКБ "Вымпел", и "Рособоронэкспорт", без которого не обойтись при заключении подобной сделки.

Соколовский отказался ответить на большинство уточняющих вопросов, однако сообщил корреспонденту "НГ", что "Боинг" запросил только ракеты, разработанные на его предприятии. Среди современных изделий "Вымпела" - три ракеты класса "воздух-воздух" - Р-73, Р-27 и Р-77 (РВВ-АЕ), а также одна ракета (точнее, семейство) класса "воздух-земля" - Р-29.

Наиболее высоко зарубежные эксперты оценивают ракету ближней дальности Р-73, которая по своим параметрам существенно опережает мировые аналоги. В частности, в сочетании с нашлемной системой целеуказания она позволяет в маневренном воздушном бою поражать противника без доворота на цель самолета-носителя. Учебные воздушные бои истребителей ВВС США с МиГ-29 ВВС ФРГ выявили полное преимущество отечественной системы в "собачьих схватках" на ближней дистанции, где победа зависит от временных факторов. Отметим, что именно Р-73 была выбрана в качестве основного оружия модернизированного российскими специалистами "Миража F.1". За рубежом подобные системы находятся в стадии разработки или освоения.

Соколовский оперировал двумя количественными показателями: до 1200 самолетов-носителей и до 18 тыс. ракет. Фирма "Боинг" в настоящее время обеспечивает эксплуатацию за рубежом двух своих истребителей. Около 450 самолетов F-15 "Игл" стоят на вооружении Израиля, Саудовской Аравии и Японии. Свыше 600 истребителей-бомбардировщиков F/A-18 эксплуатируются в Канаде, Испании, Финляндии, Швейцарии, Австралии, Кувейта и Малайзии. Вряд ли все эти страны согласятся закупать российские ракеты, тем не менее определенные шансы на успех у "Вымпела" есть.

Может сыграть свою роль и ценовой фактор. Отечественные изделия в ряде случаев более выгодны по критерию "эффективность/стоимость". Это, в частности, относится к самой современной ракете РВВ-АЕ. Ее американский аналог - AIM-120 AMRAAM - обходится покупателям в 700-1000 тыс. долл.

В то же время на пути использования таких ракет за рубежом стоят серьезные препятствия, связанные с необходимостью раскрывать при интеграции оружия в боевой авиационный комплекс секретные алгоритмы управления. Пойти на установку на своих истребителях российской командной аппаратуры "Боинг" и его клиенты вряд ли согласятся.

@@@
"Боинг" хочет стать дилером "Вымпела"
"В обстановке полного взаимопонимания"
"Речи о роспуске Содружества нет"
"Червь" ползет по интернету
Mocкве предложено не держаться за "ось"
«Безбожный новый мир»
«Формула-1» под парусом

Антониу Гутерриш: «Нет единой Европы, есть много Европ»

@@

Социалистическая мысль в своей социал-демократической версии может привести к большим успехам как в экономике, так и в социальной сфере

2005-05-23 Антониу Гутерриш в 1995–2002 годах возглавлял правительство Португалии, а ныне является председателем Социалистического интернационала, который объединяет более 150 партий и организаций левого и социал-демократического толка. В интервью «НГ» он рассказывает о своем видении России, Европы и современной социалистической мысли.







Социал-демократы популярны в Европе. Однако в Германии они рискуют потерять власть из-за реформ.

Фото Reuters

– Что происходит с левой идеей в современном мире? Многие говорят о том, что крушение социалистического блока и коммунизма советского образца нанесло левой идеологии удар, от которого она уже не оправится. Вы с этим согласны?

 

– Нет, конечно. Крах советской модели показал правоту меньшевиков в споре с большевиками. В конечном счете социалистическая и социал-демократическая мысль победила в идеологической конфронтации с коммунистическими партиями 3-го Интернационала. И следовательно, социал-демократия только усилилась в результате такого развития событий. Общеизвестно, что из пяти наиболее конкурентоспособных государств мира три страны – скандинавские. Это означает, что социалистическая мысль в своей социал-демократической версии может привести к большим успехам как в плане конкурентоспособности рыночной экономики, так как и в плане социальной солидарности. Нельзя только путать социализм с огосударствленной экономикой, которая как раз и рухнула вместе с советской системой. Современная социалистическая мысль признает, что жить при рыночной экономике не только возможно, но и необходимо. Но речь не может идти о рыночном обществе. Запад же во время перестройки и реформ подсказывал и хотел навязать Советскому Союзу, а затем и России, чтобы страна одновременно преобразовалась в рыночную экономику и рыночное общество.

@@@
Антониу Гутерриш: «Нет единой Европы, есть много Европ»
Ашхабад ставит на Запад
Безуспешные поиски атомной "помойки" под Красноярском
Борьба с торговлей людьми – дело всего международного сообщества
Бродячая собака
В Большом не отреклись от старого мира
Владимир Лисин: стране нужна концепция защиты национальных интересов

Военные шахиды - новое оружие Саддама

@@

Багдад обещает распространить джихад на весь мир

2003-03-31 / Андрей Терехов



Субботняя акция иракского офицера-шахида, в результате которой под Наджафом погибли 4 американских пехотинца, может положить начало иракским терактам по всему миру. Вице-президент Ирака Таха Ясин Рамадан прямо заявил журналистам в Багдаде, что "это будет рутинная военная тактика" и что иракское руководство намерено "превратить все страны мира в поле сражений".

Признав, что Ирак, как и многие другие страны, не способен сравниться военной мощью с США, Рамадан добавил: "У американцев есть бомбы, которые могут убить 500 человек, но я уверен, настанет день, когда одна операция мученика уничтожит 5 тысяч врагов". Явный намек на то, что Багдад способен учинить теракт, сопоставимый по масштабам с 11 сентября, тем более что Рамадан пообещал "преследовать врага на его территории".

Одновременно глава иракских улемов Абдел Карим аль-Мударесс провозгласил фетву, в которой призвал иракский народ начать джихад против англо-американских сил.

Теракт под Наджафом для Ирака пока беспрецедентный. Сама технология - подъезд к КПП на ничем не примечательной машине, которая при приближении военных взрывается, - применялась не раз в ходе палестинско-израильского конфликта. Но в Ираке себя взорвал боевой офицер, переодетый в штатское. Саддам Хусейн, как сообщило багдадское телевидение, приветствовал его поступок, присвоил ему очередное звание - полковника, а также посмертно наградил.

Как сообщает агентство АП, еще три автомашины практически в тот же момент приблизились к другому КПП. Их американцы расстреляли без предупреждения.

Западные СМИ не раз сообщали о том, что Саддам лично открывал лагеря для подготовки камикадзе под Багдадом. Но достоверной информации, подтверждающей, что действия смертников в Ираке будут "централизованными", до сих пор нет. Неизвестно также, будет ли семьям "мучеников" выплачиваться какая-то материальная компенсация, как их палестинским прототипам.

Очевидно, что сценарий, по которому до последнего времени развивались боевые действия в Ираке, похоже, перестал устраивать противоборствующие стороны. И те и другие теперь прибегают к все более изощренным способам ведения войны.

Теракт под Наджафом был совершен на следующее утро после операции сил союзников в Басре. В результате точечного удара в пятницу вечером в одном из зданий этого города было уничтожено около 200 членов правящей партии "Баас", которые проводили там совещание. Эту операцию ряд аналитиков также оценивают как, по сути дела, террористическую. Ведь очевидно, что среди погибших партийных активистов было немало гражданских лиц. Союзники тем временем продолжают с гордостью говорить о том, что штаб-квартиры партии в Басре "больше не существует".

@@@
Военные шахиды - новое оружие Саддама
Время опят
Время ядерных дубинок прошло
Встреча на "Мосту мира"
Вызов мировому порядку
Геоструктура XXI века
Гжегож В. Колодко: «Сейчас ваша экономическая политика намного лучше, чем пять лет назад»

Глобальные тенденции и российские реалии

@@

Сегодня лидерство в мире определяется не авторитетом силы, а силой авторитета

2002-08-30 / Левон Хоренович Чахмахчян - председатель Российской партии самоуправления трудящихся.



Избрание в 2000 г. Владимира Путина президентом Российской Федерации решающим образом сказалось на смещении акцентов в ходе социально-экономических преобразований - от слепого копирования зарубежного опыта к все более полному учету российских исторических традиций и национальных приоритетов.

Не терять собственное лицо, но и не изобретать велосипед. Прислушиваться к мнению иностранных специалистов, но и не следовать бездумно их советам. Таковы некоторые граничные условия коррекции политики продолжения реформ.

Однако где гарантия, что поступь перемен на этот раз окажется истинной, а не мнимой и откроет перед страной реальные перспективы, а не обратится в очередной "мыльный пузырь" несбывшихся надежд?

Всемирный сценарий

Позволю себе поделиться некоторыми соображениями на этот счет. Системная разработка концептуальных основ программы действий, опирающейся на объективные процессы, а не на сиюминутную конъюнктуру, предполагает учет ряда принципиально важных, взаимозависимых и взаимодополняющих обстоятельств.

Во-первых, глобальных тенденций развития цивилизации. Во-вторых, особенностей двусторонних и многосторонних отношений со странами ближнего и дальнего зарубежья. В-третьих, собственно внутрироссийских проблем.

Вряд ли можно оспаривать, что при всех очевидных издержках эволюции человечество уверенно поднимается на более высокие ступени своего развития. Но глобальный аспект не только содействует консолидации и умножению интеллектуальных, научно-технических, промышленно-технологических и финансовых возможностей мирового сообщества. Возникают качественно новые проблемы и затруднения, которые зачастую разводят народы и страны по разные стороны баррикады.

Загрязнение окружающей среды, планетарное потепление, безудержное расходование природных ресурсов и многие другие явления связаны в первую очередь не с хозяйственной деятельностью большинства среднеразвитых и отсталых стран, а с индустриальным размахом немногих ведущих государств мира.

Движение антиглобалистов - неизбежная реакция на эту своего рода "цивилизационную несправедливость": одни безудержно удовлетворяют свои потребности, зачастую варварски относясь к окружающей среде, а потом предлагают другим, более чем обделенным благами цивилизации, "войти в долю", чтобы расплатиться за нанесенный природе ущерб.

И кто, к примеру, возьмется отрицать, что поразившие целые регионы планеты бедность, голод, неграмотность, бесправие, национальное угнетение вызывают не только мирный протест, но и являются предпосылками религиозного фанатизма и международного терроризма.

Какие выводы следуют из сказанного? Пришло время выработать своеобразный "всемирный сценарий", определить перспективные направления развития человечества в целом. Государства обязаны договориться между собой по актуальным, жизненно важным вопросам, установить своего рода "цивилизационные стандарты", понятные и поддерживаемые большинством народов, и сообща осуществлять требуемые мероприятия для их достижения. Тем более что целый ряд критериев уже выработан и используется различными комитетами и комиссиями ООН при подсчетах и оценках.

Бессмысленно обсуждать целесообразность ограничения или снижения уровня жизни в высокоразвитых странах. Бессмысленны и крайние меры - от зачастую малоэффективной гуманитарной помощи до жесткого подавления недовольных. Но, безусловно, актуально взвешенное, сбалансированное взаимодействие, объединение усилий для того, чтобы поднять жизненный уровень в других странах до среднемировых значений, используя новейшие высокоэффективные, экологически чистые, минимально затратные технологии постиндустриального общества. Сокращение "цивилизационного разрыва", которое реально ощутят миллиарды ныне бедствующих жителей планеты, - верное условие для оптимистического взгляда в завтрашний день.

Россия и мир

Какими же видятся в этой связи позиции России, ее потенциальные и реальные возможности, практические шаги?

В своих последних статьях основатель нашей партии академик С.Н. Федоров намечал соответствующую стратегию и тактику действий.

Если ведущие страны мира вступили в информационную (постиндустриальную) стадию своего развития, то Россия все еще далека даже от создания современного индустриально-технологического общества. Безусловно, для Запада привлекательны российские природные ресурсы и некоторые виды продукции первичной переработки. Но одновременно Запад заинтересован в российских научных и технологических разработках, опередивших требования и возможности индустриальной стадии, а потому не востребованных у нас.

А что, как говорится, мы имеем сегодня в "осадке"? Набившую оскомину, но так и не решенную проблему "утечки умов", продолжающийся рост технологической отсталости и неэффективности производства в базовых отраслях.

Что делать? Действовать по двум взаимосвязанным направлениям. С одной стороны, сформировать государственную политику международного сотрудничества на уровне высших мировых стандартов, рассматривая отечественный интеллектуальный потенциал и наши природные ресурсы как решающие составляющие конкурентоспособного стратегического экспорта.

Каким образом? Прежде всего активно создавая совместные международные научно-технические центры как в России, так и за рубежом и участвуя в важнейших интернациональных проектах и программах фундаментального и прикладного характера. Продуманно, системно, именно в рамках государственной политики, а не корпоративно-эгоистично начать осуществлять совместно с зарубежными партнерами реконструкцию предприятий добывающих и перерабатывающих отраслей по новейшим постиндустриальным технологиям. Контрольные государственные пакеты акций крупнейших компаний и естественных монополий должны гарантировать наши общественные интересы.

Грамотное использование совокупного интеллектуального потенциала россиян и Богом дарованных ресурсов природы - наш реальный шанс войти в информационное общество.

С другой стороны, должна быть сформирована и государственная политика международного сотрудничества на уровне средних мировых стандартов, предусматривающая реконструкцию отраслей, модернизацию и создание предприятий, выпускающих товары народного потребления, перерабатывающих сельскохозяйственную продукцию, оказывающих строительные и прочие услуги населению.

У нас есть немало примеров успешной деятельности в этом направлении. Но работе не хватает системности, поэтому острота проблемы не снижается. Вспомним о недостаточной продовольственной безопасности, о многих тысячах остановившихся предприятий, о наводнивших Россию дешевых азиатских товарах, зачастую не лучшего качества...

Между прочим китайский ширпотреб завоевал мировой рынок в условиях жесточайшей конкуренции благодаря еще и высокому качеству. А в России легкая промышленность лежит "на боку", за качеством не гонится: нет конкуренции (разве что с вьетнамскими товарами), можно ограничиться узнаваемым "лейблом" и привлекательной упаковкой...

Следовательно, задача номер один - насытить внутренний рынок товарами российского производства (в том числе и с иностранным участием). А чтобы такое производство было выгодным и массовым, выпускать следует в подавляющем большинстве продукцию среднемирового уровня, доступную широкому покупателю. Разумеется, где это возможно и целесообразно, надо сразу выпускать товары высшего качества. Но пока это скорее исключение из общего правила.

Речь должна идти о производстве стандартной, общепризнанной в мире продукции, что позволит воспользоваться успешным опытом других, закупать в передовых странах зарекомендовавшие себя технологии и оборудование сегодняшнего дня, которые там заменяют на более современные.

Миллион "мерседесов", даже бесплатно нам предоставленных, долго ездить не смогут - российские дороги не те, сервис не тот, да и зарплаты не хватит. А вот совместное производство в России миллионов общедоступных легковушек среднемирового качества с одновременным созданием всей необходимой инфраструктуры - это дело и актуальное, и реальное. И так во всем, что касается производства предметов потребления.

Только наладив массовое производство продукции, соответствующей средним мировым стандартам, мы сможем в дальнейшем органично совершенствовать ее и повышать качество, создавая производства нового поколения. Ясно, что без всесторонне продуманной государственной политики своего рода "тактического импорта" здесь не обойтись.

Именно такой подход - сочетание стратегии экспортно-ориентированного сотрудничества на высшем мировом уровне и тактики импортно-ориентированного сотрудничества на среднем мировом уровне - позволит России уверенно смотреть вперед, одновременно ускоряясь в продвижении по индустриальной стадии и приближаясь к стадии информационной.

Станет более логичной и последовательной и наша политика в рамках СНГ. Надо не столько делить остатки советского наследства или пытаться выгоднее пристроить на мировых рынках доставшееся, сколько консолидировать усилия на постсоветском пространстве с целью взаимовыгодного восстановления важнейших хозяйственно-экономических и социально-культурных связей, общей инфраструктуры, запуска совместных производств как в базовых, так и в других отраслях промышленности.

Диалектика момента состоит в том, что Россия в СНГ объективно играет роль центра притяжения научных и технологических достижений, одновременно выступая инвестором и участником промышленного подъема в странах Содружества - и не по праву "старшего брата", а в силу естественных возможностей, складывавшихся на протяжении истории.

Пора поставить точку в изматывающей и бессмысленной битве "западников" и "азиатов". Россия - даже не евразийская страна, а действительно мировая держава - по масштабам территории, по природным богатствам, по человеческому потенциалу, наконец. Главное - помнить, что сегодня лидерство определяется не устрашающим авторитетом силы, а силой авторитета, достижениями в науке, экономике, культуре во благо своего народа, во имя человечества. И в первую очередь - качеством жизни собственных граждан.

Момент истины

Для претворения в жизнь даже самой обоснованной концепции необходимо наличие объективных и субъективных предпосылок. Как показывает современная российская история, важнейшая из них - доверие народа, его готовность поддержать своих лидеров и на практике обеспечить достижение объявленных политических целей.

Владимиру Путину сделать это гораздо сложнее, чем его предшественнику в начале 90-х гг. прошлого века. За это время романтические надежды и искренний энтузиазм сменились глубоким разочарованием, недоверием и апатией.

К счастью, авторитет нашего президента в обществе достаточно высок, чтобы объединить большинство россиян, преодолев сопротивление деструктивных сил в различных социальных группах. И вот лишь некоторые актуальные шаги.

Нужны совместные усилия ведущих политических партий. Этого можно достичь, если во главу угла поставить интересы России, а не партийных элит, если возобладает прагматизм, а не идеологическая заскорузлость.

Власти пора прекратить сетовать по поводу нехватки денег на социальные нужды из-за недостаточного сбора налогов. Необходимо лишить в конце концов крупнейших экспортеров (технически это реально) возможности незаконно оставлять валюту на зарубежных счетах. Ведь речь идет о миллиардах долларов, которые не только с лихвой закроют финансовые прорехи в бюджете, но и станут мощным источником инвестиций в отечественную экономику, привлекая заодно и иностранные капиталы.

Наконец, безусловно выполняя свои обязательства, власть должна избавляться от патерналистских функций, а общество - преодолевать иждивенческие настроения. Рецепт здесь один - предоставить людям естественную возможность заинтересованно трудиться на себя, быть хозяевами результатов своего труда, чтобы заработала четкая связь между качеством труда и уровнем жизни производителей. По сути, это элементы самоуправления как системы жизнеобустройства современного общества, опирающегося на демократию в производстве и повседневной жизни людей.

Благая идея сделать большинство россиян собственниками в годы ваучерной приватизации не удалась. Но почему же 500 крупнейших компаний США продали (и продолжают продавать!) на льготных условиях своим сотрудникам от 20 до 40% (в ряде случаев до 50-60%) акций? Весьма символично, что и руководство РАО "ЕЭС России" планирует продажу на льготных условиях части акций компании своим менеджерам в Центре и в регионах - чтобы управленцы были кровно заинтересованы работать честно и прибыльно.

Значит, не так уж нереальна идея наделения собственностью непосредственных участников производственного процесса и формирования на этой основе многочисленного среднего класса. Тем более что результаты приватизации, равно как и новоиспеченные собственники (так и не состоявшиеся в роли стратегических инвесторов), во многих случаях далеко не легитимны в глазах общественности.

Создание народных предприятий, которые наша партия считает наиболее эффективными в сфере малого и среднего бизнеса, увы, пока тормозится чиновниками на всех уровнях власти. Мы от своей позиции не отступаем, но готовы поддержать и другие пути демократизации производственных отношений, успешно апробированные в развитых странах и общественно востребованные. Необходимо отчетливо представлять, что производственная эффективность и общественная активность человека не могут быть "дозированными", искусственно ограниченными, невзаимосвязанными.

Набирающая силу интеллектуализация трудовой деятельности нуждается в инициативных, творческих, заинтересованных в конечном результате людях. Успех реформ и будущее России в огромной степени зависят от восстановления престижности и общественного уважения к трудящемуся человеку. Уверенно стоять на родной земле и достойно жить может только труженик - хозяин своего предприятия, своей страны, своей жизни. Поэтому идея соединения труда и капитала, воспитания производителя-сохозяина, работника - совладельца средств производства и результатов труда должна завоевать массы.

Чтобы сделать Россию процветающей, политики должны действовать сообща, а руководство страны - проявить волю и мудрую решительность. Неужели несметное количество партийных программ так и не перейдет в новое качество - общенациональную программу действий? Неужели умные партийные головы, коим несть числа, так и не поймут очевидную истину: партии с сиюминутными интересами возникают и исчезают как бабочки-однодневки. Историю - год за годом, век за веком - творят народы. И не красивые слова остаются в памяти, а нужные дела, великие свершения, удивительные открытия, благодаря которым жизнь становится легче, светлее, добрее, а у человека появляется уверенность в себе, в своем будущем.

@@@
Глобальные тенденции и российские реалии
Государственная политика России – новый взгляд
Джоконда наших дней
Диплом к голове не прикладывается
Дипломатия по рецептам Чжугэ Ляна и Дэн Сяопина
Дружить против Москвы
Если бы парад Победы принимал фельдмаршал Манштейн...

Запад вновь вспомнил о "моджахеде номер один"

@@

Есть основания считать, что в Париже Ахмад Шаха Масуда поддержали не только морально

2001-04-18 / Виктория Панфилова



ДУШАНБЕ стал последним пунктом евразийского турне военного лидера афганского Северного альянса Ахмад Шаха Масуда. Он прибыл в таджикскую столицу после посещения Западной Европы. Сам по себе визит "Панджшерского льва" в Душанбе не является сенсацией: Масуд здесь частый гость. Но впервые его прибытие было обставлено столь торжественно. Лидера афганской оппозиции встречали в аэропорту сотни людей. А главное - среди встречавших были официальные лица Таджикистана. Доселе контакты Ахмад Шаха с руководством сопредельных стран, противостоящих "Талибану", особо не афишировались.

Перемена декораций объяснима. Поездка афганского военачальника в Европу оказалась очень плодотворной. Кажется, сегодня Запад склонен воспринимать Масуда как единственную силу, способную реально противостоять экспансии исламского экстремизма. Сам Ахмад Шах уже в аэропорту Душанбе заявил, что в ходе его переговоров с руководством Франции и Евросоюза акцент был сделан на том, "как принести мир в Афганистан, как оказать гуманитарную помощь афганскому народу, как добиться от Пакистана прекращения поддержки талибов".

У руководства "Талибан" европейское турне Масуда вызвало понятное раздражение. Замминистра внутренних дел в правительстве талибов Хаджи Мулла Хаксар заявил, что признание Северного альянса Западом будет только способствовать продолжению войны в Афганистане. "Европа даст ему добро на продолжение войны, и конфликт будет разрастаться", - считает Хаксар. По его словам, у талибов возникает вопрос - какого рода "поддержка" будет оказана Масуду на самом деле и намерены ли страны ЕС, в частности Франция, оказывать ему военную или финансовую помощь.

Между тем сами талибы направили в Катар делегацию во главе с министром иностранных дел Вакилем Ахмадом Мутавакилем с целью добиться от исламских стран их официального признания в качестве законного правительства Афганистана. С 1996 года пока только три страны мира - основной союзник талибов Пакистан, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты - признали талибское правительство.

При этом создается впечатление, что сами талибы делают все, чтобы оттянуть момент "прорыва" своей международной изоляции. Последний пример - игнорирование ими требований мирового сообщества, ООН, ОИК отказаться от уничтожения буддийских статуй. Неслучайно власти Катара не спешат с комментариями, заявляя лишь о том, что "вопрос о признании талибов в настоящий момент не рассматривается".

Это происходит в то время, когда Ахмад Шаха Масуда принимаю на высшем уровне, а председатель Европейского парламента Николь Фонтен охарактеризовала приглашение Масуда в Париж и Страсбург как "политическое признание того факта, что он "воплощает силу, противостоящую талибам". А западная пресса назвала его "символом национального единства Афганистана".

Лидера афганской оппозиции в Париже приняли министр иностранных дел Юбер Ведрин, председатели Сената и Национального собрания (нижней палаты парламента) Кристиан Понсле и Раймон Форни, которые поддержали его стремление в установлении мира в Афганистане. По мнению Масуда, чтобы положить конец внутриафганскому противостоянию, требуются два фактора - "внутреннее сопротивление и "нажим" международного сообщества".

В Париже афганский оппозиционный лидер напомнил, что его страна за последние десятилетия "подверглась как "красному", так и "черному" колониализму". Под "красным" имелось в виду присутствие на территории Афганистана войск бывшего СССР, под "черным" - военная экспансия со стороны Пакистана и его поддержка движения талибов. Масуд отвергает как одних, так и других, подчеркивая, что на смену "красному" колониализму с юга идет "черный" колониализм, но "под знаменем ислама".

Ахмад Шах Масуд подверг резкой критике позицию Пакистана, который, по его словам, не только в политическом, но и в военном плане "питает режим талибов". За всеми этими действиями, отметил он, стоит Усама бен Ладен. До тех пор, пока с его стороны осуществляется финансовая поддержка талибов, весь мир будет говорить об "афганских террористах".

Военный лидер Северного альянса считает, что международные гуманитарные и парламентские организации должны посетить Афганистан и воочию убедиться, что 90 процентов населения не поддерживает политику, проводимую талибами, о чем свидетельствует множество очагов массового сопротивления даже на тех территориях, которые давно контролирует "Талибан". Он также считает, что если поддержка афганского сопротивления будет усилена, то "это откроет путь к политическому урегулированию и скорее заставит талибов заговорить на языке мира, а не войны". Тем более что Северный альянс согласен сесть за стол переговоров с талибами. "Более того, - отметил он, - мы согласны, чтобы представители движения "Талибан" вошли в коалиционное правительство на шестимесячный переходный период". После чего, по мнению Ахмад Шаха, в стране под эгидой ООН должны быть проведены всеобщие выборы для формирования легитимной власти. "Талибы не могут быть постоянно в правительстве, поскольку они чужды Афганистану и совершили на его земле много злодеяний", - сказал он.

Ахмад Шах Масуд также не исключает, что военно-политическая ситуация в Афганистане в ближайшее время может обостриться в связи с подготовкой талибов к наступлению. По словам Масуда, сразу же по прибытии на родину он проведет переговоры по координации действий с лидером афганских узбеков Абдул Рашидом Дустумом, который после поражения своих войск под Мазари-Шарифом бежал, а теперь намерен принять участие в боевых действиях на стороне Северного Альянса, а также с лидером шиитов Афганистана Халили и другими военно-политическими группировками, которые выразили желание объединиться для борьбы.

Ахмад Шах Масуд не отказывается и от поддержки соседних стран, в частности, он позитивно оценивает роль и возможности России в разрешении афганского кризиса. Тем более что, по предположению оппозиционного лидера, талибы готовят "штурм последнего бастиона афганской оппозиции". В этой связи ему бы не хотелось оказаться побежденным, как это случилось в прошлом году.

Комментируя позицию Туркмении по отношению к талибам, лидер Северного альянса выразил надежду, что Ашхабад "со временем осознает истинное лицо талибов и их истинную сущность". Вместе с тем Ахмад Шах Масуд подчеркнул, что "и Таджикистан, и Узбекистан, и Туркмения, и другие страны Центральной Азии хотят, чтобы в Афганистане установился мир".

По мнению многих наблюдателей, страны Запада, пригласив Масуда в Европу, ясно дали понять талибскому руководству, что не намерены признавать кабульский режим, особенно после проведения фундаменталистами варварской кампании по уничтожению в стране памятников доисламской культуры. Более того, есть основания считать, что поддержка, которую "Панджшерский лев" получил во Франции, была не только моральной.

@@@
Запад вновь вспомнил о "моджахеде номер один"
Заполярный Синдбад-мореход
Золотая биеннале
Иллюзии постиндустриальной эпохи
Интернет и деньги помогли Бушу
Категория времени
Качество коллекции

Киотский дырокол

@@

Территория России производит кислорода больше, чем многие другие страны мира

2008-10-08 / Александр Михайлович Портнов - доктор геолого-минералогических наук, профессор.







Похоже, что во всем "виновато" Солнце, энергия излучения которого слегка меняется.

Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

Если послушать и почитать СМИ, то покажется, будто самая главная экологическая проблема современности – это техногенные выбросы углекислого газа. Апофеозом этой пропаганды для России стало подписание и последовавшая за этим ратификация так называемого Киотского протокола. Протокол вступил в силу 16 февраля 2005 года, он предусматривает уменьшение выбросов углекислоты к 2010 году на 5% по сравнению с 1990 годом. Считается, что снижение концентрации углекислоты задержит нарастание потепления на нашей планете и уменьшит «парниковый эффект». Что такое «парниковый эффект»?

«Пух» в воздушном одеяле

Как известно, видимые глазом световые лучи Солнца, проходя сквозь атмосферу Земли, нагревают ее поверхность, которая, в свою очередь, переизлучает энергию в виде более длинных инфракрасных тепловых волн. Главные газы атмосферы – азот и кислород. Они спасают жителей планеты от космического холода, но не задерживают тепловое излучение. Тепло уходило бы в космос, если бы не примесь двухатомных газов, которые непрозрачны для инфракрасных лучей и задерживают их. Молекулы двухатомных газов являются «пухом» в воздушном одеяле Земли.

В атмосфере присутствуют три двухатомных газа: метан, углекислота и водяной пар. Метана в атмосфере очень мало – 0,0001%. Метан попадает в атмосферу за счет гниющей растительности болот, а также, возможно, со дна океана. Роль метана в качестве греющего «пуха» ничтожна и составляет доли процента.

@@@
Киотский дырокол
Колоссы на глиняных ногах
Лидеры Китая в поисках гармонии
Марк Франко: "Подождем с оценками до Ниццы"
Менеджер и экономика
Министр грозит несуществующим оружием
Мир в роковой час

Мир становится все опаснее

@@

«Совет мудрецов» обнародовал предложения по обеспечению общего реагирования на общие угрозы

2004-12-03 / Кофи Аннан - генеральный секретарь Организации Объединенных Наций.



Пятнадцать лет назад страны мира серьезно разошлись во мнениях относительно стратегий экономического развития. Богатые страны выступили в поддержку «Вашингтонского консенсуса» и «структурной перестройки» – стратегий, которые вызвали негодование самих развивающихся стран и подверглись жесткой критике со стороны общественных движений в промышленно развитых странах. Прозвучали мнения о том, что Организация Объединенных Наций не способна заниматься этим вопросом или, хуже того, она специально защищает коррумпированные и расточительные правительства развивающихся стран.

@@@
Мир становится все опаснее
Михаил Горбачев: "Не надо вскрывать все гробы"
Морской узел
Мы никогда не откажемся от Байконура
На Окинаве Россия сыграла на равных
На два фронта
Наш диплом – он и в Африке диплом

Наше все!

@@

Россия была и будет страной памятников

2001-07-21 / Александр Щуплов - обозреватель "Независимой газеты".



НЕСКОЛЬКО лет назад возведение петровского монумента работы Церетели в столице вызвало дискуссию национального масштаба. Вспомните, о чем говорили и писали в СМИ в последнее время? Где ставить памятник Столыпину? Как подсвечивать в ночное время памятник Юрию Никулину на Цветном бульваре столицы? Каким будут памятники Окуджаве и Булгакову в Москве и Шаляпину - в Петербурге? Правда ли, что Зураб Церетели собирается поставить памятник принцессе Диане (двухметровая фигура из бронзы его работы вот-вот будет выставлена в Галерее искусств на Пречистенке)... На днях президент встретился в Кремле с Михаилом Шемякиным. Такие встречи с президентом стали символическими и регулярными во время приездов автора нескольких памятников в Питере на родину. В бытность свою сотрудником аппарата Собчака Владимир Путин принимал участие в установке двух памятников Шемякина - Жертвам политических репрессий на набережной Робеспьера и памятника Архитекторам-первостроителям Петербурга. Как признался Шемякин, во время прошлогодней встречи президент признался ему, что больше всего он любит памятник Жертвам политических репрессий. На этот раз Михаил Шемякин собирается поставить свой первый памятник в Москве: "Детям - жертвам насилия взрослых". Памятник выполнен в традициях средневековой аллегории: в Средние века разврат и проституция олицетворялись женщиной с жабьей головой; глупость изображалась в виде людей с ослиными головами и т.д. Проект уже сильно смутил некоторых москвичей, успевших стать поклонниками творчества Церетели, - и можно заключать пари: с окончанием летнего "мертвого сезона" буча общественности неминуема!..

В России всегда было незыблемым правило: прошло событие - жди памятника! Не успела в Москве пройти 112-я сессия МОК, на которой наш президент, словно рефери, поднял вверх руку маркиза Самаранча, как было решено установить в Лужниках рядом с клумбой Мира (есть и такая!) памятник прошедшим в 1980 году в столице Олимпийским играм. Не беда, что игры эти были с неполновесным "золотым" содержанием: ведущие "спортивные" страны мира их проигнорировали. Главное - верность идее. В данном случае - "памятниковой". Догадываетесь, кто будет изображен на бронзовом барельефе памятника? Правильно! Сам Хуан Антонио Самаранч на фоне диска с символикой той Московской Олимпиады. Наверное, и олимпийскому Мишке рядышком место найдется. Медведи, они нынче в политической моде!

Памятники - наше все! И даже чуть-чуть больше. У нас их ставят как бог на душу положит: Петру возвели монумент в Москве, которую он на дух не переносил. Остапу Бендеру поставили в Питере, где "сын турецкоподданного" ни разу не был. Вслед за Майклом Джексоном, привезшим в Прагу перед гастролями шестнадцатиметровый памятник самому себе, пять лет назад на Арбате изваяли Владимира Преснякова - высотой в два метра. Так открылся промоушн альбома Сингера "Слюнки". Впрочем, сам Пресняков, увидев себя, несколько испугался и отказался фотографироваться с собой нелюбимым. Зато, видимо, депутат-олимпиец Александр Карелин в обиде не остался, узнав, что на новосибирском стадионе открыли его гипсовый бюст (на более прочный материал денег не нашлось). Заметим, что всю жизнь тяжелоатлет выступал за "Динамо", а бюст открыли на стадионе "Спартак". Ну да это не суть важно…

Глубокими корнями уходит в прошлое "памятниковая" экспансия России на Запад: в свое время ООН была облагодетельствована советским правительством скульптурой самого титулованного советского ваятеля Вучетича - "Перекуем мечи на орала". Инициативу перехватил Зураб Церетели - и перед зданием ООН появилась его скульптура "Георгий Победоносец". Затем с легкой руки этого же скульптора, прозванного в художественной тусовке "рашен-Микеланджело", появились "Прометей" в Нью-Йорке, "Колумб" в Севилье... Впрочем, здесь ему дышит в затылок Михаил Шемякин: в Венеции вырос его памятник Казанове, в Лондоне - Петру Первому. Ну да Шемякин - гражданин мира. С ним вечно что-нибудь приключается. В Питере на его памятники уже несколько лет устраивают облаву. А еще с одним его "Петром", подаренным Виктором Черномырдиным в бытность его премьером городу Роттердаму, и вовсе произошел скандал. Шемякин утверждает, что автор роттердамского Петра - некий скульптор Баранов... стащил его проект: будучи в нью-йоркской мастерской Шемякина, он с разрешения хозяина сфотографировал находящегося в работе "Петра" и сделал оргвыводы в творческом исполнении: все знаменитые шемякинские пропорции (вытянутая фигура и маленькая голова!) оказались скопированными один в один. Не остался без внимания и постамент. Разве что были внесены некоторые коррективы: поднятые у шемякинского Петра руки Баранов опустил. Стало быть, премьер Черномырдин подарил голландцам краденого Петра! И это тоже вписывается в российский "памятниковый" менталитет.

И еще Россия - памятник собственной беспамятности... Так что в порядке вещей, когда наш парламент откладывает все дела и обсуждает, восстанавливать ли памятник Дзержинскому на Лубянке или нет. Консенсус, помнится, был достигнут в результате торжественного события: лидер правых Немцов преподнес аграрию (и полковнику ФСБ по совместительству) Харитонову в день его рождения уменьшенную копию пресловутого памятника Феликса Эдмундовичу. В ответ растроганный именинник поцеловал Железного Феликса из папье-маше...в сурово сжатые губы... Не успело отзвучать эхо исторического поцелуя, как депутат Мосгордумы Бунимович предложил поставить памятник ельцинской "загогулине". Потом, совсем недавно, появился указ президента РФ о передаче памятников федерального значения Москвы в управление госструктур, что доказало лишний раз верность власти "памятниковым" приоритетам. Впрочем, законодательный резонанс последнего президентского указа был тут же перекрыт более близким русскому сердцу событием: власти Углича вспомнили, что их город славен не только убийством царевича Димитрия - здесь построил свой первый завод знаменитый русский "водочный" предприниматель Смирнов. Посему решено возвести памятник водке. Заказ поручен Эрнсту Неизвестному. Монумент будет представлять шестиметровую статую бутылки водки кристальной прозрачности; внутри разместится фигура шута. "Фонтана слез" (сами понимаете - каких!) почему-то не предусмотрено. А в Ульяновске объявлен конкурс на проект памятника... букве "Е". Поводом послужило то, что уроженец Симбирска Николай Карамзин два века назад ввел эту букву в алфавитный оборот. Интересно, что будет высечено на постаменте?

Впрочем, пальму первенства все-таки держит Москва. Здесь что ни день, то очередное решение "памятникового вопроса": едва очухались от "Достоевского" перед Ленинкой (в народе его прозвали "Больной геморроем", поскольку любой студент-медик углядит в посадке писателя признаки этой литературной болезни), как появился маршал Жуков на жеребце с несгибающимися ногами (новая шутка в народе: "Бегущая жирафа"). А тут правительство Москвы вдруг решило разместить под мухинскими "Рабочим и колхозницей"... супермаркет. Как поступить с этим "Янычаром и янычаркой" (снова народная кличка!), думали давно. То в конце девяностых некий забугорный бизнесмен предлагал выкупить статую и увезти ее в США. То фирма "Монолит" производила пошивочный хэппенинг - одела трудящийся тандем в одежку цвета российского флага. Теперь инициативу в руки взял Юрий Лужков - заверил общественность, что город изыщет средства для спасения монумента. Решено вместо низкого постамента построить стилобат высотой в 36 метров, в коем и разместится вышеозначенный супермаркет.

@@@
Наше все!
Неисследованная радость бытия
Нервы страны
Нефтяной триумф Ханоя
ООН советуется с бизнесменами
Обнажение приема
Опасный манифест

Отбеливание произойдет осенью

@@

Нашу страну готовят к выводу из черного списка FATF

2002-04-19 / Владимир Кузьмин



Первый заместитель министра финансов, председатель Комитета по финансовому мониторингу (КФМ) Виктор Зубков вчера с оптимизмом заявил, что уже в июне 2002 года будет окончательно решен вопрос об исключении России из черного списка Международной группы по борьбе с финансовыми злоупотреблениями (FATF). По результатам прошедших в Париже переговоров исполнительный секретарь FATF Патрик Мулетт особо отметил энергичную борьбу России с грязными деньгами, в частности то, что в короткие сроки были выполнены все необходимые условия: принят соответствующий закон и создан КФМ. Мулетт считает, что у нашей страны есть все шансы для исключения из черного списка, как только будут соблюдены все формальности и процедуры. Будучи во Франции, руководитель КФМ заключил соглашение о сотрудничестве с местной финансовой разведкой и заручился поддержкой для вступления в международную группу "Эгмонт", куда уже входят аналогичные подразделения 59 стран.

В КФМ рассчитывают, что к осени нашу страну вычеркнут из черного списка. А пока в финансовой разведке готовят "стратегический план", который собираются направить в FATF в конце мая. На предстоящей в июне очередной сессии организации Виктор Зубков собирается доложить о всех положительных сторонах развития "противоотмывочной" системы в России. По его словам, все вопросы, вменявшиеся стране, когда ее включали в черный список, уже сняты. По уровню автоматизации финансовой разведки мы превосходим многие страны мира. Не стоит забывать, что за границей такие службы создавались десятилетиями, и их работа максимально отточена. У нас же КФМ образовали практически за считанные месяцы.

Отдельная гордость России - электронная система передачи данных из коммерческих банков в финансовую разведку. Центробанк разработал систему, обеспеченную двухуровневой криптографической защитой (все данные защищаются шифрованной цифровой подписью руководителя коммерческого банка).

Правда, на одной работе КФМ, какой бы хорошей она ни была, далеко не уедешь. Сам Зубков признает, что "в черном списке находится не Комитет финансового мониторинга, а вся Россия", и судить о реальном состоянии дел будут по всей стране. Поэтому огромная доля ответственности ложится на добросовестность коммерческих банков, предоставляющих необходимую информацию финансовой разведке.

Оптимизм Зубкова не выглядит достаточно обоснованным, да и говорить на эту тему в будущем времени тоже не стоит. Поступающие из банков уже десятками тысяч данные требуют времени на их обработку, а пока никаких серьезных успехов в деятельности разведки не просматривается. Получается, что либо в России никто не отмывает грязные деньги (это невероятно), либо до КФМ достойные внимания сведения просто не дошли.

@@@
Отбеливание произойдет осенью
Пересчет голосов в США затянулся
Политическая перспектива левоцентризма
Похищение Европы
Правые России поддержали «оранжевую революцию»
Прививайся, если хочешь быть здоров
Приставной стул для Кудрина

Путин не боится "человека с ружьем"

@@

Это может стать основой для вывода военного строительства из кризиса

2000-01-12 / Сергей Сокут



Чечня. 31 декабря 1999 года.

Фото АП

ВЛАДИМИРУ ПУТИНУ как наиболее вероятному новому президенту России в военной сфере досталось очень тяжелое наследство. Последние тринадцать лет высшая политическая власть нашей страны упорно и последовательно проводила масштабную военную реформу. Проводила на базе своих представлений о войне и армии, не консультируясь с военными, без обсуждения стратегии и тактики реформы с законодателями и народом. Основным содержанием реформы было уменьшение избыточной, непосильной для государства военной мощи. Однако преобразования повлекли колоссальные издержки, негативные последствия оказались существенно большими, чем положительный эффект.

Основные стимулы к реформе лежали внутри государства. Ее целевые установки формулировались в узком слое правящей элиты и, как правило, не оглашались. Во-первых, новая власть стремилась оттеснить военных на обочину политической жизни и устранить их из системы принятия решений. Во-вторых, в соответствии с классическими революционными рецептами, решительно проводилась демонополизация вооруженной силы и создавался противовес консервативным по определению армии и основной спецслужбе (ВВ МВД, МЧС, дробление КГБ). В-третьих, подрывалось организационное единство и политическое влияние военно-промышленного комплекса, который в куда большей степени, чем сами ВС, был ответственным за непомерную милитаризацию Советского Союза. В-четвертых, в отношении кадров силовых структур проводилась политика балансирования: с одной стороны, власть стремилась не допустить социального взрыва, с другой - снизить престиж военной профессии и влиятельность офицерства.

Винить за все это пришедшую к власти в конце 80-х - начале 90-х гг. элиту можно лишь до определенных пределов - в условиях бескомпромиссной борьбы за власть она сражалась прежде всего за самосохранение. Беда состояла в другом. Поскольку в СССР не существовало ясных и действенных механизмов перенесения личных, корпоративных и общественных интересов в сферу военного строительства и военной политики, действия узкого слоя новой элиты не сталкивались со "сдержками и противовесами". В результате с водой выплеснули ребенка: требовался планомерный отход, получилось, как в 1941 г., паническое бегство или полное окружение с последующим уничтожением.

Заметим, что не следует смешивать военную реформу в государстве и реформу ВС, которая постепенно проводится теми военачальниками, которые способны адекватно оценивать ситуацию. В качестве результатов можно назвать и успешные действия войск в начале второй чеченской кампании, и сохранение высокой боеготовности ядерной триады (прежде всего МБР), и в целом успешно проведенное объединение ВВС и Войск ПВО.

Это важно, но это - частности. Неуправляемый (а порой управляемый извне) развал всей системы обеспечения военной безопасности государства зашел слишком далеко. И самое плохое состоит в том, что низшая точка кризиса еще не достигнута. Более того, некоторые разрушительные процессы, прежде всего в оборонной науке и промышленности, приобрели необратимый характер.

ПЕРЕЛОМ ТЕНДЕНЦИИ

Однако бесконечно падение продолжаться не могло. Вне зависимости, осознается это правящими кругами или нет, у общества объективно существуют запросы в военной сфере, которые рано или поздно становятся фактором политики. "Момент истины" наступил в прошедшем году, когда потребность в победоносной операции на Северном Кавказе приобрела в России всеобщий характер. Власть осознала возможности армии и научилась использовать их в своих интересах, армия почувствовала свою востребованность.

Отметим и субъективный момент. Один из крайне негативных элементов советского наследства - отсутствие слоя высших управленцев, сочетающих профессионализм (в данном случае в военной области) с реалистическими представлениями о потребностях и возможностях государства. Редкие исключения, вроде Института США и Канады, не в счет, да и перенесение в сферу повседневного государственного управления академического опыта далеко не всегда продуктивно.

Самыми компетентными и реалистически мыслящими оказались представители спецслужб, прежде всего разведки, которые в силу специфики деятельности в наименьшей из всех силовиков степени были в свое время поражены близорукостью коммунизма. Призыв кадров из ПГУ и ГРУ на высшие государственные (и крупные коммерческие) посты, начавшийся в 1992-1993 гг., пришел к логическому завершению в 1999-м, когда двумя основными претендентами на высший государственный пост стали выходцы из одной спецслужбы.

Лидеры новой генерации (впервые со времен Сталина!) по своим умственным и морально-волевым качествам способны вести Вооруженные силы и другие силовые структуры за собой, а не отделываться одобрением проектов, за каждым из которых - смесь государственных, ведомственных и личных интересов в разной пропорции. Путин уже начал проявлять себя на этом пути. Например, он в своем указе от 6 января 2000 г. потребовал пересмотра проекта Концепции национальной безопасности с целью учесть новые внутренние угрозы, связанные с терроризмом и организованной преступностью.

Однако личная воля нового Верховного Главнокомандующего не сможет в одночасье компенсировать отсутствия в России сложного механизма согласования интересов народа, элиты, бизнеса, регионов и перенесения их в военную политику и в стратегию военной реформы. А это означает, что, во-первых, опасно велика роль субъективных факторов, а во-вторых, не будет корректной постановки задачи для военных, которую многие из них требуют в качестве первого условия успеха преобразований.

НОВЫЕ ВЫЗОВЫ

Велика вероятность того, что военная реформа пойдет по пути реагирования на внешние и внутренние вызовы, которые пока возникают быстрее, чем политическое и военное руководство успевает на них реагировать. Уже сейчас новый президент должен скорректировать выбранные в 1997 г. направления военного строительства с учетом вопросов, поставленных событиями последних двух лет.

Во-первых, это августовский дефолт 1998 г., создавший принципиально новую базу для оценки ресурсообеспеченности ВС и экономических возможностей государства в сфере военного строительства. Наш военный бюджет в долларовом эквиваленте меньше американского (или объединенного европейского) на два порядка, что заставляет искать новые подходы к паритету в области СЯС и к соотношению региональных группировок.

Во-вторых, ставка Запада, и прежде всего Америки, на высокотехнологичные войны. Речь, например, идет о новой концепции неядерной стратегической операции, элементы которой отработаны в ходе войны НАТО против Югославии. Мы все больше и больше отстаем именно в тех элементах, которые обеспечивают победу в таких войнах (глобальный размах использования силы, комплексная разведка, единое координатное пространство в мировом масштабе, совместимость всех систем управления войсками и оружием, единые средства поражения, использующие навигационную систему GPS, всеохватывающая информационная борьба). Чтобы показать наше отставание, можно привести пример: ВВС США обсуждают возможность снятия с вооружения управляемого оружия с лазерным наведением, в то время как оснащение им отечественных многофункциональных самолетов рассматривается как перспективная задача.

В-третьих, угроза безопасности государства в форме поддерживаемой из-за рубежа "мятежевойны" (об этом термине подробно см. "НВО" # 43, 1999 г.). Достигнутая благодаря усилиям Генштаба и Северо-Кавказского военного округа готовность к операции в Чечне вызывает восхищение. Но правомерен вопрос: способны ли нынешние Сухопутные войска, ВДВ, ВВ МВД, армейская авиация Вооруженных сил, фронтовая авиация ВВС параллельно вести еще одну подобную операцию или отражать локальную внешнюю агрессию против России или ее союзника на другом театре военных действий?

Наконец, есть все основания полагать, что список военных вызовов для России скоро будет дополнен еще одним, связанным с принятием летом 2000 г. решения о развертывании национальной системы ПРО США.

Причем перечислены только вопросы, на которые требуется дать быстрый ответ.

ПО ПУТИ ФОН СЕКТА

Нетрудно заметить, что четыре перечисленных вызова стимулируют развитие в противоположных направлениях. Между тем существенное увеличение расходов государства на оборону и безопасность нереально.

Возможный рост военного бюджета в ближайшее время не превышает нескольких десятков процентов от нынешнего уровня (см. доклад, опубликованный в "НВО" # 4, 1999 г.) и лишь в невидимом пока будущем может возрасти в абсолютном выражении в результате экономического роста.

Даже если появятся средства, соизмеримые с теми, что тратят на оборону ведущие страны мира, их, учитывая глубину кризиса, придется направить не на форсированное наращивание военной мощи, а на восстановление научно-технической и производственной базы. Причем чем позже увеличится объем средств в руках государства, тем более далекую от непосредственных интересов Вооруженных сил задачу придется решать.

Таким образом, в рамках старых представлений о роли и возможностях Вооруженных сил решение поставленных жизнью проблем невозможно. Хуже того, не сформулированы и не осознаны новые, адекватные положению и возможностям России пути развития силовых структур. В этих условиях реформа должна создать условия для реализации двух приоритетных на ближайшие годы направлений военного строительства: с одной стороны, управляемого сокращения военной мощи государства, а с другой - консервации "точек роста" оборонного потенциала России.

Эта ситуация в мировой практике не уникальна. Можно, например, вспомнить военные реформы фон Секта в Германии после Первой мировой войны, когда при большем, чем сейчас в нашей стране, дефиците средств был создан "зародыш" самой мощной армии мира.

ПЕРСПЕКТИВЫ СДЕРЖИВАНИЯ

На сегодняшний день в качестве ответа на существующие и грядущие военные вызовы избрана стратегия "расширенного ядерного сдерживания" (см. интервью Главкома РВСН "НВО" # 49, 1999 г.). В ее рамках можно более или менее адекватно реагировать по крайней мере на три из четырех перечисленных выше вызова. Однако ограниченность такой стратегии очевидна. "Расширенное ядерное сдерживание" пассивно по своей сути. Оно хорошо подходит для острых кризисов, но не дает удовлетворительных ответов на военно-политическое давление и ограниченное военное вмешательство, например, на стимулируемые и координируемые извне подрывные действия. Кроме того, оно не позволяет эффективно защищать союзников, которые при такой политике превращаются в ахиллесову пяту всей системы обеспечения военной безопасности.

Вместе с тем реальной альтернативы ядерному сдерживанию пока нет, и Путин, судя по всему, будет продолжать прежнюю ядерную политику. О том, что она будет реалистичной, свидетельствует заявление премьера от 22 декабря о необходимости скорейшей ратификации Договора СНВ-2. Заметим, что на фоне свертывания диалога России и Запада ядерная тема объективно становится направлением политики, контакты на котором обе стороны рассматривают как способ поддержания нормальных отношений.

Беспокоит другое. Анализ высказываний Путина показывает, что он еще не определился с перспективными направлениями развития отечественных СЯС. Проблема связана с тем, что сохранение полноценной ядерной триады становится все более непосильной задачей для России (к моноструктуре СЯС пришли за последние 10-15 лет куда более богатые страны - Великобритания и Франция). В ближайшие 8 лет, в течение которых новый президент может оставаться у власти, принятие радикальных решений по стратегическим наступательным вооружениям неизбежно.

Пока в позиции Путина просматриваются косвенные признаки традиционной для выходцев из Санкт-Петербурга ориентации на морскую составляющую ядерных сил, которая сегодня находится в критическом состоянии и требует огромных единовременных капиталовложений. Причем эти средства в бессмысленной и бесперспективной погоне за мифическим паритетом с США будут вложены в ударную составляющую СЯС, тогда как статус России как полноценной ядерной державы будет определяться в основном возможностями систем разведки, предупреждения и управления, а также способностью действовать в космосе.

ПОИСК ПРИОРИТЕТОВ

Чувствуя опору на "ядерный посох" при общении с ведущими мировыми державами, политическая власть России практически не ощущала до середины 90-х годов потребности в силах общего назначения (СОН). Тем более что один за другим высшие военные руководители на словах (но не на деле!) необдуманно требовали исключить армию из арсенала средств решения наиболее болезненных для правящей элиты внутренних конфликтов.

В результате из десяти лет реформ СОН вышли в плачевном состоянии. В Сухопутных войсках всего три дивизии и четыре бригады постоянной готовности (напомним, что в России семь военных округов). Стремительно стареет боевая техника. Катастрофическое положение сложилось в сфере систем управления, разведки и связи. Используемая на Северном Кавказе технология войны устарела по крайней мере на 20 лет и разительно отличается от той, которую применяли страны Запада в Персидском заливе и Югославии.

Немногочисленные заявления по вопросам военного строительства, которые сделал, будучи премьером, новый лидер России, позволяют сделать вывод о его повышенном внимании к силам общего назначения российских ВС. Для человека, пришедшего к власти во многом благодаря жесткой позиции в чеченском вопросе, такая позиция вполне объяснима. И именно в северокавказском опыте прошлого года заложены пути восстановления боеспособности сухопутной составляющей СОН. Во-первых, речь идет об объединении формирований всех силовых структур под единым руководством (по крайней мере на оперативном уровне). Во-вторых, о новом подходе к организации и использованию резерва (пример - воюющие в Чечне контрактники), который весьма велик вследствие огромной численности армии в прошлом. В-третьих, после лета 1999 г. власть явно решила больше не пренебрегать милиционными формированиями (прежде всего казачеством). При разумном и последовательном развитии по перечисленным направлениям и наращивании усилий Минобороны и Генштаба по формированию соединений постоянной готовности восстановление сухопутной компоненты СОН вполне возможно.

Другая часть сил общего назначения, на которую, судя по событиям последних шести месяцев, будет обращено особое внимание Путина и Клебанова, - Военно-морской флот. Об этом, в частности, говорят анализ маршрутов поездок премьера и решение о том, что в 2000 г. на ВМФ будет выделено 20% средств по государственному оборонному заказу (в 1999 г. - 9,3%). Вместе с тем стратегия развития флота, если судить по открытым публикациям, не пересмотрена в соответствии с новыми задачами и реалиями. Продолжается достройка кораблей и подлодок, предназначенных для глобального противоборства с США, а в это время иностранные шхуны почти беспрепятственно грабят рыбные ресурсы России. В то же время практически не задействованный сегодня в реальной политике "большой" флот наверняка понадобится в будущем, когда остро встанет вопрос о распределении ресурсов океана.

Вопреки мировой тенденции "забытыми" в этих условиях оказываются Военно-воздушные силы. Если СЯС и Сухопутные войска сохранят свои доли финансирования, а ВМФ получит больше, то доля ВВС, получающих примерно 10% бюджетного пирога, еще более уменьшится. Между тем очевидно, что без серьезных усилий на самом высоком уровне военная авиация России будет потеряна. Наша страна уже безнадежно отстала от США в деле создания авиатехники пятого поколения, что к 2010 г. подорвет как боеспособность авиации в серьезном конфликте, так и позиции в торговле оружием. Избранная от безденежья стратегия модернизации - паллиативное решение, положительный эффект от которого имеет четко ограниченные временные рамки.

ОРУЖИЕ - ЛУЧШИМ

Отдельная проблема, характерная для всех силовых структур России, - комплектование.

Если говорить о рядовом составе и младших командирах, то по существу ныне реализуется принцип негативного отбора: на службу направляются необразованные, вышедшие из бедных семей (а значит, плохо питавшиеся и физически неразвитые) молодые люди, а порой и попросту деклассированный элемент. Поскольку численность подлежащих призыву лишь на несколько процентов превышает суммарную потребность в призывниках, реальной отбраковки практически нет.

Состояние дел в этой области демонстрирует полную потерю обществом инстинкта самосохранения. Оружие вручается именно тем социальным и национальным группам, к которым оно, в идеале, не должно попадать. Отметим, что из тех, кто прошел службу в армии, в первую очередь комплектуются органы охраны правопорядка.

Профессионализация силовой сферы - объективная мировая тенденция, связанная с ростом технических факторов в достижении победы или, если посмотреть на вопрос иначе, - с повышением производительности воинского труда как в мирное, так и в военное время. По ряду объективных критериев Россия к добровольческой армии не готова. Более того, налицо расходящиеся процессы: с одной стороны, провозглашен переход к добровольческому принципу комплектования, с другой - резко сужена база для призыва. Мировой (в частности американский) опыт показывает, что основой для перехода к добровольческим ВС является только призывная система, отбирающая на службу лучших.

Однако на пути перехода к такой системе стоят мощные внутриполитические факторы, связанные с тем, что служба в армии крайне непопулярна среди населения. Новому президенту предстоит в ближайшее время решить, хватит ли его кредита доверия для изменения такой ситуации.

Гораздо менее ощущается обществом другая проблема, связанная с офицерскими кадрами силовых структур. Для профессионалов очевиден нарастающий кризис в сфере комплектования войск офицерским составом, преодолеть который будет очень непросто. В частности, для этого потребуется существенно увеличить капиталовложения в социальную сферу, поднять престиж службы, мобильность и мотивацию офицерских кадров.

Интересно, что заявление о взаимосвязи между совершенствованием ВС и социальными аспектами военного строительства Владимир Путин сделал 31 декабря 1999 г., через несколько часов после того, как он стал исполняющим обязанности президента.

БЕЗДНА

Проблемы собственно ВС бледнеют на фоне кризиса оборонно-промышленного комплекса (ОПК). Управление им потеряно, а немногие шансы на его преобразование в соответствии с новыми задачами и возможностями упущены. В частности, в середине 90-х гг. не удалось переложить управление ОПК с особого государственного органа на МО РФ.

Последней попыткой провести реформу ОПК стала Государственная программа реструктуризации и конверсии, разработанная Министерством экономики в 1997 г. Однако начать ее полномасштабное выполнение не удалось. Ныне программа пребывает в неопределенном состоянии и по многим параметрам уже не соответствует сложившейся обстановке.

Наиболее сложное положение сложилось на предприятиях, разрабатывающих и производящих материалы и комплектующие. Существующий объем заказов не позволяет им выжить. Производство техники следующего поколения станет невозможным по причинам отсутствия на первый взгляд незначительных деталей: подшипников, уплотнителей, электрорадиоэлементов и т.п.

Предприятия оборонки основную долю средств получают от военно-технического сотрудничества (ВТС) с зарубежными государствами. За счет этих средств ОПК в своем нынешнем виде существовать не может. Кроме того, зависимость от зарубежного спроса меняет структуру производства в неблагоприятном с точки зрения потребностей ВС РФ направлении. В наибольшей степени развиваются сектора, связанные с производством оружия для сил общего назначения, стагнирует разработка и выпуск вооружения и военной техники следующего поколения, средств управления и разведки. В ОПК образовались сектора, ориентированные на конкретного зарубежного заказчика. Степень воздействия государства на предприятия этих секторов уменьшается (особенно когда речь идет о приватизированных предприятиях).

Характерный пример кризиса ОПК - конфликт вокруг РСК "МиГ", который стал признаком начала стихийной реструктуризации оборонки. Причем если отбросить в сторону соперничество финансово-экономическо-политических группировок, проблема состоит в выборе стратегии развития оборонного комплекса. Решения, которые вынуждено будет принять новое государственное руководство по проблеме микояновской фирмы, станет лакмусовой бумажкой для определения новой политики в сфере реформирования ОПК.

В частности, станет ясно, как государство намерено поступить со своими огромными долгами по госзаказу, насколько прозрачным может быть оборонный бюджет, по силам ли России финансирование программ по созданию стремительно истощающегося научно-технического задела или придется ограничиться программами модернизации. Заметим, что поле для принятия решений до предела сужено и выбирать придется между плохими вариантами и очень плохими. Не исключено, что ситуация прояснится уже в январе 2000 г., после заседания Совета безопасности, на котором будет рассмотрена концепция развития авиации и самолетостроения.

Реформирование оборонки осложняется кадровыми проблемами на предприятиях и центральных органах управления ОПК. Квалифицированные управленцы, особенно среднего звена, сменили специальность или сосредоточились в экспортно-ориентированных сферах. Трудности с формированием отраслевых агентств хорошо иллюстрируют эту проблему.

Сложность для нового руководства состоит в том, что основные причины срыва программ реструктуризации ОПК лежат во внутриполитической плоскости. Отсутствие средств не позволяет перепрофилировать часть ОПК и сосредоточить госзаказ на существенно меньшем числе предприятий. Выводу предприятий из числа получателей государственного оборонного заказа препятствуют внутриполитические соображения: центральная власть не может пойти на конфликт с региональной элитой, для которой совершенно неприемлемо оказаться один на один с лишенными пусть маленькой, но все же существующей поддержкой предприятий ОПК со стороны Центра. Кроме того, опасаясь переориентации финансовых потоков, губернаторы и другие местные центры силы решительно и небезуспешно противодействуют образованию крупных научно-промышленных объединений, которые могут вести реструктуризацию производства самостоятельно.

РЕЗЕРВЫ

Уже в ближайшее время Путину предстоит решить, хватит ли его политических ресурсов и кредита доверия в обществе для принятия крайне непопулярных, но назревших решений. Ясно, однако, что неиспользуемые резервы у нового руководства есть.

Прежде всего речь идет о временном ресурсе. Если Путин победит на выборах президента, у него будет два-три года, в течение которых он сможет пойти на непопулярные меры, которые создадут основу для будущего подъема.

Один из важнейших резервов Путина состоит в том, что у него есть шанс преодолеть серьезный порок действующей структуры управления военным строительством: существование двух вертикалей управления - президентской и правительственной. В ее рамках разделены по разным ветвям подчинения три области деятельности, которые объективно взаимосвязаны: управление Вооруженными силами и другими силовыми структурами, руководство военной промышленностью, координация военно-технического сотрудничества.

До сих пор в военном строительстве не задействованы возможности региональных властей. Пока переход от номинально к фактически федеративному государству не нашел своего отражения в военной сфере. Поскольку положение регионов резко различается, неодинаковы их потребности и возможности в военной сфере. Движение навстречу регионам, по существу, требует пересмотреть в некоторых случаях кадровый экстерриториальный принцип построения ВС. Милиционные формирования, характерные для государств с неопределенными интересами и плохими финансами, могут оказаться эффективными в ряде пограничных регионов страны (Южная Сибирь, Приамурье, Дальний Восток, отчасти Северный Кавказ).

Недостаточно используются в военном строительстве ресурсы крупного капитала, у которого есть законные интересы в оборонной сфере. Еще более важно, что крупные корпорации в перспективе могут рассматривать военное строительство как сферу вложения капиталов. Получать дивиденды они могут как через большую безопасность и стабильность, так и путем прямой защиты (а в некоторых обстоятельствах и захвата) ресурсов. Представляется, что для Путина, в силу его опыта работы в 90-х гг., движение на союз с крупным капиталом вполне перспективно.

Безнадежно устаревшая концепция защиты гостайны, а также узкие интересы отдельных ведомств и руководителей мешают задействованию в военном строительстве интеллектуальных ресурсов общества. Келейный подход к разработке и обсуждению концептуальных документов, устранение из процесса принятия решений в оборонной сфере законодателей, прогрессирующее засекречивание военного бюджета, периодические гонения на независимую военную прессу - все это очень удобно крупным чиновникам, но в конечном счете вредит государству.

@@@
Путин не боится "человека с ружьем"
Путину славы не надо
Роскошь – дорогое удовольствие
Россия-США: невнятный диалог
Русские вернулись в ФИАН
СССША? USSA?
Секретарь Совета безопасности РФ расставляет акценты

Село требует господдержки

@@

Мы дали деревне свободу, а жить свободной она пока не может

2003-04-30 / Дмитрий Федорович Аяцков - губернатор Саратовской области.



Как не допустить сокращения производства зерна в связи с неблагоприятной ситуацией на рынке? Как обеспечить посевную топливом? Как создать на селе нормальные условия жизни? Как облегчить нелегкий крестьянский труд? Эти вопросы каждый день стоят перед руководителями большинства российских регионов. К сожалению, в преддверии посевной на них практически нет ответов.

Сегодня политику государства в отношении отечественного сельского хозяйства нельзя назвать последовательной, хотя за последние годы сделан колоссальный шаг вперед. Принят Земельный кодекс, узаконено право частной собственности на землю, закреплен принцип равенства всех форм собственности. Можно сказать, мы деревне дали свободу, а жить свободной деревня пока не может. Свобода для фермерства, личной инициативы, предпринимательства - это было необходимым условием пробуждения села. Сегодня в Саратовской области почти миллион человек - а это треть жителей области - стали владельцами земли. Растет личное подсобное хозяйство. Владельцы таких хозяйств в области вместе с фермерами производят более 65% сельхозпродукции в регионе, а им принадлежит лишь 21% земли. В планах - 20-процентный рост объемов производства личных подсобных хозяйств области к 2005 году, а к 2010 году наращивание объемов составит еще 12-15%. Это вполне реальные планы.

Но частная собственность на землю не решит всех проблем. Закон создает необходимые условия для развития. Необходимые, но недостаточные.

Сельское хозяйство, особенно растениеводство, ни в одной стране мира никогда не было высокорентабельным производством. Слишком велика зависимость от неуправляемого фактора - погоды. Есть технологические программы снижения рисков, есть научно обоснованный подход к планированию производства, путь повышения эффективности управления, культуры производства, наконец. Это путь, которым рано или поздно пойдет наше село. Но только при внятной государственной политике.

В США на поддержку сельского хозяйства ежегодно выделяется около 18 млрд. долл. Страны ЕС тратят на это 33 млрд. долл. Япония - 31 млрд. долл. В прошлом году в США принята десятилетняя программа с объемом дополнительной поддержки сельского хозяйства 178 млрд. долл. Зачем странам с развитым рынком такие затраты? Потому что продовольствие - это стратегическая проблема, вопрос обеспечения безопасности для любой страны мира.

После хорошего урожая в России в 2002 году был вынесен вердикт: перепроизводство. Но это абсолютно не так. Нельзя при оценке урожая не учитывать потребности. Для обеспечения нормального уровня потребления продуктов объем зернового производства или закупок должен составить примерно 1 тонну на каждого жителя страны. Значит, российские сельчане только для обеспечения внутреннего спроса должны выращивать не менее 120 млн. тонн зерна, как, собственно, и было раньше. А мы вырастили в прошлом году только 87 млн. тонн и заговорили о кризисе перепроизводства. Я всем саратовским производителям зерна говорил: не продавайте за бесценок, не спешите летом, цены будут расти. В итоге сегодня уже не нужно везти зерно за рубеж, а выгоднее продать в России. И в ближайшие месяцы стоимость зерна будет увеличиваться. Зерно нам нужно самим, и мы даже вполовину не можем покрыть запрошенные у ЕС квоты экспорта. В 1970-е годы Россия иногда приближалась к 130 млн. тонн, а в 1996-2000 годах - было чуть более 60 млн. тонн. Наш объем производства относительно потребностей снизился почти в два раза.

А ведь многих сельчан практически убедили, что урожай - это беда, раз нельзя продать - нет смысла сеять. Курские крестьяне отказывались в этом году проводить посевную. Это крайняя мера для сельчан - протест. И это уже государственная проблема. В Саратовской области никто от сева не отказывается. Но это не значит, что у нас нет проблем. Проблемы у курских и саратовских сел общие.

И первая - варварское состояние сельскохозяйственного рынка. Механизмы саморегуляции рынка сельхозпродукции только формируются. Общественные институты, защищающие интересы сельчан, - в зачаточном состоянии. Крестьяне беззащитны перед недобросовестными перепродавцами. Плюс недостаточность рыночного опыта и экономических знаний. В результате заниженные цены на зерно, невозможность вернуть кредиты в срок, долги. Нужна помощь государства, потому что рынок должен быть регулируемым.

Необходимо разумное сочетание свободы торговли с защитой и государственной поддержкой. Есть первые шаги: Минсельхоз своей интервенцией, хоть и с опозданием, но все же смог несколько упорядочить систему реализации зерна в стране в этом году. Идет процесс принятия решения по списанию сельхозпредприятиям долгов по штрафам и пени, которые накопились за период перестройки. Инструменты у государства есть: налоговые льготы, дотирование стратегически значимых направлений, таких, как комбикормовая промышленность, например, или обеспечение удобрениями. Инструменты есть, а вот твердой политической позиции и воли пока не видно. Сельская глубинка сегодня не живет, она выживает. И это тоже проблема, где без государства не обойтись.

Или возьмем проблему ГСМ. Чтобы не погубить аграрный сектор, нужно урегулировать плату за топливо. И пока нет федеральных решений, региональные органы исполнительной власти просто обязаны брать огонь на себя. Для обеспечения весенне-полевых работ этого года в области подписано соглашение о сотрудничестве и поставках дизельного топлива с тремя основными нефтяными компаниями: "Сиданко", "ЛУКОЙЛ", ЮКОС. ОАО "Саратовнефтепродукт" установил для сельчан льготную цену на дизельное топливо - 7800 руб. за тонну, что на 200 руб. дешевле коммерческой. В результате сегодня у нас самая низкая цена на ГСМ в Приволжском федеральном округе.

Без четко продуманных мер государственной поддержки сельского хозяйства о крестьянстве будут вспоминать только перед выборами. Люди на селе сегодня открыто говорят, что политикам нужны только их голоса, что вспоминают о деревне ближе к голосованию, когда звучат громкие заявления, активизируются околоаграрные партии. По сути же - это предвыборные ритуальные пляски. После выборов село остается с носом.

@@@
Село требует господдержки
Серж де Пален: "Мы верим в будущее вашей экономики"
Специальность: технология безопасности
Страна ложится на дно кризиса
Страховка как повод для скандала
Так жить можно
У людей есть право жить там, где они хотят

Украина в кольце врагов

@@

Секретарь Совета национальной безопасности и обороны Евгений Марчук встревожен огромным количеством угроз и кризисов, поразивших его республику

2001-10-18 / Виктор Тимошенко Евгений Марчук - фигура в украинской политике совершенно особая. Он руководил спецслужбами страны, был главой правительства, его имя всякий раз всплывает при обсуждении возможных кандидатов на пост президента страны. Сейчас Марчук возглавляет Совет по национальной безопасности и обороне Украины. Данное интервью готовилось довольно долго, ведь всю последнюю неделю помимо интенсивных встреч с коллегами по СНГ Евгений Марчук вел непростые консультации с секретарем российского Совбеза Владимиром Рушайло по проблеме сбитого российского Ту-154.







- ЕВГЕНИЙ КИРИЛЛОВИЧ, изменилась ли политика Украины в области национальной безопасности после известных событий в США и начала контртеррористической операции в Афганистане?

- Трагические события одиннадцатого сентября нынешнего года в США стали мощным фактором переосмысления сложившихся стереотипов, связанных с обеспечением национальной безопасности многих государств, в том числе и Украины. Принципиально политика не изменилась. Но она сейчас серьезно переосмысливается в части, касающейся приоритетов национальной безопасности.

Террористические удары, от которых погибли тысячи людей, были нанесены не просто по важным объектам, а по экономическим, политическим и военным символам США. Все акции были растянуты во времени. Инициаторы и исполнители терактов фактически бесплатно заставили все мировые СМИ пропагандировать экстремистские исламские и антиамериканские идеи. Террористы и рассчитывали на то, что их боевые действия будут показаны всему миру в прямой трансляции.

Сегодня многие задают вопрос: почему вся финансовая и военная мощь, спецслужбы мировой супердержавы США оказались бессильны перед небольшой группой террористов? А главное, почему последствия этих трагических событий приобрели глобальный характер? Финансовые и фондовые рынки, транспортные коммуникации, отношения между экономическими и военными союзами подверглись жесткому испытанию и проверке. Общие потери составляют многие миллиарды долларов. И в США, и в Европе пересмотрены концепции безопасности, переосмыслены представления о военных угрозах и вероятных противниках. Например, американцы уже заявили, что главной задачей вооруженных сил США теперь будет защита собственной территории. Это очень существенный поворот в представлениях Вашингтона о собственной национальной безопасности.

Подготовка США акции возмездия, начавшиеся авиационные удары по Афганистану вовлекли в конфликт многие страны мира, в том числе - правда, косвенно - Украину, да и Россию. Для нас также проблема защиты своей собственной территории сегодня стоит особенно остро…

- Что вы имеете в виду, когда говорите о защите своей территории?

- Защита территории - это защита государства от террористических акций, которые могут стать причиной техногенных и экологических катастроф с тяжелыми последствиями. Сейчас охрана и защита общественной безопасности государства выходят на первое место. Сегодня очевидно, что угрозы для безопасности страны изменили свою природу, а право гражданина конкретного государства на жизнь может быть гарантировано лишь усилиями всего мирового сообщества.

Защита гражданина в мирное время невоенными методами, видно по всему, будет выходить сейчас на уровень главных приоритетов. Мир поставлен перед дилеммой: либо решить огромное количество организационных, международно-правовых проблем по борьбе с международным терроризмом, либо ввергнуть мировое сообщество в хаос, подвергнуть целые регионы политической, экономической и военной нестабильности, что, в свою очередь, приведет к катастрофе.

Определенные изменения в сознании и психологии произошли и у многих украинских политиков. Например, для наших парламентариев стало очевидным, что надо отбросить политические стереотипы, которые долгое время были гипертрофированы страхом экономического и военного сотрудничества с Россией и СНГ. Для украинских парламентариев вопрос об участии Украины в деятельности Антитеррористического центра СНГ сразу стал очевиден, и парламент ратифицировал этот важный документ. Но, к сожалению, у нас остаются не ратифицированными немало международных конвенций, связанных с борьбой против международного терроризма.

- Евгений Кириллович, но ведь такая позиция большинства украинских политиков во многом определялась объявленной Украиной политикой нейтралитета.

- Нет. Просто в Верховной Раде думали, что с ратификацией этих документов можно и подождать, есть более важные дела и проблемы. Сегодня перед депутатами стоит актуальная задача последовательно создавать правовое поле, которое будет унифицировано с международным законодательством по борьбе с международным терроризмом. Правда, сегодня даже в ООН эти правовые нормы и правила несовершенны, порою противоречивы.

Парламент может принимать много хороших законов, но они не будут корреспондироваться с международными, или может быть много хороших международных законов, но они не будут стыковаться с национальным законодательством конкретной страны. Вопрос борьбы с международным терроризмом требует более качественного правового обеспечения.

Стало очевидным, что без развитых региональных межгосударственных структур в борьбе с терроризмом антитеррористическая коалиция не выполнит своих задач, даже если она будет находиться под патронатом ООН. Силовая, военная составляющая этой борьбы быстро себя исчерпает.

- Таким образом, если я вас правильно понял, Украина может изменить свое отношение к Договору о коллективной безопасности СНГ?

- Это покажет время. Мы - внеблоковая страна. Сегодня многим в СНГ, в том числе и на Украине, необходимо избавиться от некоторых политических стереотипов. Киргизия, Таджикистан вроде географически далеки от Украины, но последствия террористических актов в США показали, насколько мы едины. Дуга политической и военной нестабильности в Средней Азии, несомненно, может повлиять на национальную безопасность Украины. Не говоря уже о том, что в среднеазиатских государствах больше сотни тысяч наших соотечественников, судьба которых не может нас не волновать.

- Терроризм требует огромных финансовых затрат…

- Ни для кого не является тайной, что финансовая база терроризма - наркобизнес и отмывание незаконно добытых денег. Есть, правда, еще торговля оружием, но оружием, как правило, торгуют государства. Как показала история, в одиночку нельзя справиться с наркобизнесом и отмыванием денег.

Многим на Украине необходимо изменить свою политическую ментальность, особенно в отношении сотрудничества в рамках СНГ, переосмыслить традиционные представления о безопасности и о том, как эту безопасность обеспечивать. Это непростой, болезненный процесс.

- И все-таки будут ли реформированы на Украине структуры, обеспечивающие национальную безопасность?

- Я беседовал со многими специалистами, международными авторитетами в сфере национальной безопасности государства. Они нам подсказывают, например, что борьба с отмыванием денег не может быть осуществлена только государственными налоговыми органами, МВД, прокуратурой. Для этих целей должна быть создана надведомственная структура. Иначе сотрудничество с международным сообществом в этой сфере не получится.

Мы знаем, что террористическая акция создает такую ситуацию, в которой возникает огромное количество проблем. Кроме ликвидации последствий террора, проведения спасательных работ возникают международные, правовые, политические и информационные проблемы. И сразу встает вопрос: как управлять таким комплексным и многоуровневым явлением, как кризис? Работа правительства не может быть заблокирована одной проблемой. Надо управлять всем многообразием жизни, не относящимся к кризису. Обычно создаются штабы, временные группы, которые с нуля начинают работать. Потеря времени и оперативности очень большая. Ведомственные нестыковки…

Мы сегодня задаем себе вопросы: что такое кризисная ситуация? Когда она начинается и когда заканчивается? Кто это определяет и как? Будут ли меняться политические и правовые отношения? Ведь это не чрезвычайное положение. У нас есть небольшой опыт управления кризисной ситуацией весной нынешнего года.

- Вы имеете в виду так называемые пленки майора Мельниченко и убийство журналиста Гонгадзе?

- В определенной мере - да. Хотя не сами пленки, а все, что было вокруг них. Здесь следует разделить две вещи. Использование записей Мельниченко во внутриполитической борьбе - это одно. А информационная атака извне - это другое. Против Украины была развязана информационная интервенция.

- Чтобы добиться каких-то политических целей?

- Это вопрос, требующий специального разговора. СМИ могут быть союзником власти в преодолении кризиса, как мы это видели в США, но могут и инициировать его, стать катализатором гражданского неповиновения или создавать мифы о кризисе государственной власти.

- Учитывая создавшуюся ситуацию, видимо, и на Украине и в России будет изменено отношение к НАТО, не будет такого болезненного реагирования на сотрудничество с этой организацией?

- Думаю, что сегодня отношения России и Украины с НАТО или отношение украинского истеблишмента к Договору о коллективной безопасности не будут столь болезненными, не будут "страшилкой" или политическим водоразделом для межгосударственных отношений наших стран.

Более того, я думаю, что и США пересмотрят многие свои политические приоритеты и отношение ко многим мировым проблемам, к тому, почему страну в исламском мире ненавидят. Необходимо еще раз вернуться к анализу политических и военных конфликтов в Югославии и попытаться осмыслить, почему вмешательство извне не развязало ситуацию, а привело к эскалации войны на Балканах.

В этом контексте важно принять все меры к тому, чтобы Афганистан не стал новым полигоном противостояния между Россией и США в этом регионе. Сегодня усилия этих стран в борьбе с режимом талибов и бен Ладеном объединены, но объективно стратегические интересы этих стран в данном регионе не совпадают. На каком-то этапе борьба с международным терроризмом в Афганистане может трансформироваться в борьбу за "жизненно важные пространства и интересы".

Ведь и у Китая тоже есть интересы в этом регионе. Ведь Афганистан - это патриархальная, отсталая страна, бороться за которую, казалось бы, нет смысла, там нет никаких сырьевых ресурсов, которые могли бы заинтересовать мировые державы.

- Все-таки говорят, что главная причина и источник терроризма - это бедность.

- Проблема терроризма существует столько, сколько существует человечество. Теракт одиночки, группы или государственный террористический акт - все это в истории уже было. Но сегодня мир един, и сейчас абсолютно недопустимы в оценке террора двойные стандарты. Бен Ладен - не бедняк. Острова средневековья есть во многих регионах мира. Терроризм - это и фанатизм, и экстремизм, и фундаментализм, и, наверное, психическое нездоровье. Думаю, что и на глобальном уровне проблема "золотого миллиарда" должна быть переосмыслена. Нельзя жить на острове благоденствия в море бедности и чувствовать себя комфортно. Попросту говоря, надо делиться и подтягивать весь мир до цивилизованного уровня.

- Произойдут ли какие-либо изменения в концепции национальной безопасности и военной доктрине Украины?

- Да, коррективы будут внесены, рассмотрены на СНБО Украины и направлены в парламент. Есть намерение выйти на закон о национальной безопасности.

- Евгений Кириллович, вы недавно в Орле, затем в Душанбе и Бишкеке встречались со своими коллегами из РФ и Белоруссии и других стран СНГ. Расскажите, какие проблемы вы обсуждали?

- Я уже говорил, что избавляться от стереотипов надо не ради моды, а для действий. В Орле встретились секретари совбезов России, Украины, Белоруссии и Молдавии. Обсуждались новая ситуация в мире и проблемы регионального сотрудничества по борьбе с международным терроризмом. Наш регион имеет много специфических особенностей и проблем в этом плане. Мы договаривались, как будем их решать. К примеру, проблемы границ в контексте борьбы с наркотранзитом, нелегальными мигрантами при параллельном улучшении приграничного сотрудничества.

В Душанбе проходило внеочередное заседание секретарей совбезов стран - участниц ДКБ. По приглашению Владимира Рушайло в качестве наблюдателей в работе принимали участие секретари совбезов Азербайджана, Грузии, Молдавии, Узбекистана и Украины, то есть стран СНГ, не входящих в ДКБ. Для нас, членов ДКБ, было очень важно и полезно ознакомиться с планами этой организации в связи с событиями в Афганистане, видеть, как решаются эти планы. Характерно то, что мы участвовали и в закрытых заседаниях. Секретов от нас не было.

Это очень важно для выработки наших мер, более полного понимания разворачивающихся вокруг нас событий. Ведь секретари совбезов представляют президентов своих стран.

- Кое-кто на Украине неодобрительно отозвался о вашем участии в заседании стран - членов ДКБ и о вашем заявлении о том, что Украина готовится к участию в антитеррористической операции.

- Это стереотипы прошлого, хуторского понимания патриотизма. Это из прошлого века, то есть до 11 сентября сего года. У нас еще есть политики, которые не поняли, что в мире произошло.

А что касается участия Украины в антитеррористической операции, то здесь все ясно. Акция будет длиться несколько лет. Все страны готовятся к этому. Надо решить множество сложных проблем правового, финансового, структурного, информационного, технического характера. Надо готовиться к последствиям, в том числе и реакции международного терроризма. Взять хотя бы последние события в мире, угрозу заражения людей сибирской язвой.

Украина не собирается участвовать в силовых, боевых акциях. Об этом президент Украины Леонид Кучма заявил однозначно. Но Украина будет участвовать в длительной и непростой борьбе с международным терроризмом на основе международно-правовых норм и двусторонних договоренностей, в том числе и под эгидой ООН.

- Евгений Кириллович, какова ваша точка зрения на происшедшее с российским Ту-154 несчастье? Ведь именно вы возглавляете с украинской стороны комиссию по расследованию обстоятельств трагедии?

@@@
Украина в кольце врагов
Ультиматум Буша
Успех в деталях: крепкая команда и харизматичный ведущий
Фантом международного права
Холодильник работает на касторке
Шеварднадзе требует наказать Москву
Экономика наркомании: выгоды реальные и мнимые

Янки - в Чечню!

@@

России показали, как это делается

2002-01-25 / Владимир Георгиев







Конец минувшей-начало нынешней недели были омрачены масштабными потерями российских военнослужащих на Северном Кавказе. В результате теракта в Махачкале погибли 7 военнослужащих 102-й бригады ВВ МВД. По официальным данным, 14-21 января 14 военнослужащих были убиты в Чечне. Это сопоставимо с потерями в самые активные дни боевых действий в 1999-2000 гг. И эти данные абсолютно несопоставимы с потерями войск США в Афганистане за три месяца спецоперации против террористических организаций и боевиков "Аль-Каиды". По информации Пентагона, среди американских военнослужащих потери составили 11 человек, при этом только двое считаются погибшими в результате прямых боевых столкновений.

Между тем есть некоторые признаки, по которым можно сравнить эффективность боевых действий США в Афганистане и России в Чечне. Во-первых, и Москве и Вашингтону противостоит, по сути, один враг - полевые отряды радикальных исламистов, организованные наподобие регулярных войск. Они были вооружены в достаточном количестве советским оружием, причем не только стрелковым, но и артиллерийским, танковым, имели свои ВВС и ПВО, сформировали единое управление и действовали в Афганистане и Чечне на сходных территориях, имеющих горный и предгорный рельеф, что значительно затрудняло проведение против них спецопераций. Эти силы имели и, видимо, еще имеют крупную финансовую подпитку, что в известной степени объясняет их живучесть, а также состояли из активных наемников из Саудовской Аравии, Сомали, Йемена и других стран.

Во-вторых, сходный характер оценки противника поначалу предопределил для Москвы и Вашингтона относительно сходные способы ведения боевых действий. Начальным фазам контртеррористических операций в Чечне и Афганистане предшествовали активная разведка и авиаудары. Были уничтожены основные стратегические объекты боевиков, в первую очередь их средства ПВО и ВВС. Обе страны сосредоточили для проведения операции значительные группировки разнородных войск и сил, в первую очередь боевых самолетов (бомбардировщиков и истребительной авиации), вертолетов, десантников и морских пехотинцев, а также спецназа. Они активно использовали и по нарастающей используют местные национальные силы, враждебные террористам, что в известной степени обеспечило успех при организации и проведении боевых действий на суше. В Афганистане этими силами выступали войска Северного альянса, в Чечне - оппозиционные Масхадову и поддерживаемые Москвой полевые командиры и ополчение, а также местная милиция, религиозные деятели, политики, и т.п.

В-третьих, результаты первой активной фазы контртеррористических операций оказались одинаковыми и для Москвы, и для Вашингтона - главные базы боевиков разгромлены, основная часть террористов уничтожена или рассеяна.

Но на этом сходство операций в Чечне и Афганистане заканчивается. Цели, подобные российским в Чечне, США в войне с талибами достигли чуть больше, чем за три месяца. Москва же выкарабкивается из ситуации вот уже более четырех лет. И конца этому не видно. В борьбе с боевиками США и Россия в основной фазе боев применили различную тактику. Американцы действовали путем подкупа основных сил талибов и опирались на поддерживаемый Ираном, Таджикистаном и Россией Северный альянс. При этом США так и не вступили в фазу активных боевых действий на суше.

Сейчас американцы, опираясь на ООН и международное сообщество, организовали активную гуманитарную и финансовую помощь, направленную на возрождение экономики Афганистана. Впечатляют не столько суммы, которые на международной конференции в Токио пообещали дать Кабулу развитые страны мира, сколько то, что ежемесячно на проведение боевых действий Пентагоном тратилось до 2 млрд. долл. Это - почти четверть всего российского военного бюджета на 2002 г. То есть в Чечне тратится на порядок меньше средств, чем в Афганистане. И это еще раз доказывает вывод российских правозащитников о том, что Москва отстаивает свой суверенитет в Чечне экстенсивными способами - за счет "живота" своих военнослужащих. При этом, если посмотреть оборонный бюджет, почти не увеличиваются расходы для направления в горячую точку новых видов вооружений (тепловизоров, эффективных колесных и минных тралов, средств связи и т.п.). Таким же образом Москва относится и к беженцам. Если бы каждой чеченской семье были выданы субсидии на восстановление разрушенных домов, то беженцев в Ингушетии не было бы.

По непонятным оценкам федерального командования, в Чечне как бы уже налаживается мирная жизнь, а количество активных боевиков сократилось до 300. И эти 300 боевиков только за 7 дней уничтожили 21 военнослужащего? В Афганистане, по разным данным, находятся до 7 тыс. террористов, это при том, что, согласно афганским источникам, 3230 активных талибов взяты американцами в плен при помощи Северного альянса. Но потери американцев несоизмеримо меньше. Где же логика? Что на самом деле происходит в Чечне?

@@@
Янки - в Чечню!