"Военной реформы по Квашнину не получится"

@@

Председатель комитета по обороне Государственной Думы Андрей Николаев уверен в этом на сто процентов

2001-02-03 / Игорь Коротченко



-Андрей Иванович, сейчас много говорится о предстоящем разделении функций Министерства обороны и Генерального штаба, которое должно произойти уже весной 2001 года. Какова ваша позиция по этому вопросу?

- Чтобы провести разделение функций Минобороны и Генерального штаба, требуется не только политическое решение, но и время. Здесь надо не семь, а сорок семь раз отмерить, прежде чем отрезать. И не топором мясника рубить по живому, а действовать выверенно, как скальпелем нейрохирурга. Решать эту проблему поэтапно, шаг за шагом, последовательно, сохранив управление Вооруженными силами РФ и обеспечив решение вопросов, входящих в компетенцию Минобороны.

Вообще это важнейший элемент военной реформы. В процессе ее, как известно, решаются такие задачи, как изменение системы управления военной организацией государства, системы комплектования, переоснащение Вооруженных сил и системы подготовки и воспитания.

При этом все должно быть взаимосвязано. Вспомним милютинскую военную реформу. Была рекрутская система, а сделали систему всеобщей воинской повинности. Она, в свою очередь, потребовала создания системы военных округов. В результате изменилась система управления.

Совершенно очевидно, что и сегодня одним из важнейших вопросов военной реформы является изменение системы управления. Как это произошло уже в системе военно-технического сотрудничества, одним из элементов управления военным потенциалом страны.

Президент по системе ВТС решение принял, он четко сказал, кто и чем здесь управляет. По Вооруженным же силам (Минобороны и Генштаб) пока нет таких решений и не определен период, в который нужно эти преобразования осуществить.

Сейчас кое-кто под флагом реформы тянет на себя одеяло и говорит: я - главный и буду всем руководить. Не так все просто. Пока министром обороны остается человек, которому подчинен Генеральный штаб, военная система будет неизменной. Будет военный министр. Работает цепочка управления президент - Министерство обороны - Генеральный штаб - Вооруженные силы. Вот когда будет президент, министр обороны со своими задачами, Генштаб со своими задачами, взаимодействие министра обороны и начальника Генерального штаба как политика и военного, то есть когда министр обороны уже не управляет непосредственно Вооруженными силами, вот тогда будет разделение функций МО и ГШ.

У нас же, к сожалению, господствует примитивное представление: вот назначат во главе военного ведомства гражданского - у нас будет гражданский министр обороны. Да не будет, он все равно останется по сути военным человеком, но только в гражданской одежде.

Словом, до тех пор, пока не изменятся качественно задачи по управлению военным ведомством и Вооруженными силами, говорить о таком разделе преждевременно.

- Сколько времени понадобится, чтобы разделить функции Минобороны и Генштаба?

- Не менее двух-трех лет. И если президент Владимир Владимирович Путин действительно хочет провести такие изменения в период своего президентства, то соответствующее политическое решение надо принимать уже сегодня. И планомерно, к 2004 году завершить разделение функций Министерства обороны и Генерального штаба. Это - один из важнейших вопросов управления всем процессом военной реформы. Раз этого не произошло до сих пор, военная реформа пока не стартовала. Кстати, в эти же изменения вписывается закон об альтернативной службе, изменяется система комплектования армии, разрабатываются и поставляются вооружения, которые потребуются через 10-15 лет.

Но это еще не все. Если мы механически разделим функции Минобороны и Генштаба, а оставим систему комплектования прежнюю и вооружения прежние, то вывод один - такая армия обречена на поражение. Ведь логика будущей войны, войны профессионалов: один выстрел - одна цель.

- Как вы относитесь к планам выделения ВКС и РКО из состава РВСН?

- Так же, как в свое время я отнесся к объединению ВВС и ПВО. На мой взгляд, и я остаюсь убежденным сторонником этого, ВВС и ПВО страны объединить невозможно. Военно-воздушные силы, кроме дальней и военно-транспортной авиации, децентрализованы. Другие рода авиации приближены к военным округам, фронтам, армиям, то есть это авиация - поле боя. А вся система управления ПВО страны строго централизована, и с ЦКП ПВО можно ставить задачи и управлять отдельным огневым дивизионом на Камчатке. Так как же ВВС и ПВО будут одной системой?

Ведь несколько десятилетий они развивались абсолютно на разных принципах - их объединить невозможно, так как их системы управления несовместимы. Так что к разделению РВСН я отношусь негативно.

Вот приходят к президенту отдельные деятели и говорят: давайте иметь не восемь военных округов, а шесть. Да какая разница президенту? Вы можете выполнить задачу по обороне государства? Да или нет? А какие задачи перед нами стоят? Где они сформулированы? Давайте возьмем российскую военную доктрину. Там понятие войны вообще отсутствует. А ведь ситуация в мире развивается так, что она требует сохранения у РФ мощных Вооруженных сил.

Кроме того, президент Владимир Владимирович Путин ставит перед собой политическую задачу выступать России в качестве определенного центра силы в мире, с которым надо считаться.

Он понимает, что мы уже прошли отметку принятия решений. Любая ошибка может быть чревата необратимыми последствиями.

- Но ведь военная реформа по Квашнину предусматривает резкое понижение статуса РВСН - основной компоненты стратегических ядерных сил России. А высвободившиеся деньги пойдут на силы общего назначения.

- Реформы по Квашнину не получится.

- Но документы уже подписаны Путиным…

- Я вам еще раз говорю - не получится военной реформы по Квашнину. Я в этом уверен на сто процентов. Поскольку сегодня необходим подход к военной реформе через призму преобразований многих сфер жизни общества, а не только взглядов начальника Генштаба. В результате упрощенного понимания мы начинали и заканчивали военную реформу после 1991 года раз пять-шесть. Я только на своей памяти помню четыре бойких доклада Грачева Ельцину, что военная реформа начата и завершена.

Наверное, президент имеет какие-то соображения, те, которые мы не должны с вами обсуждать. В связи с этим определенные вопросы будут подкорректированы в ходе исполнения решений, которые принял Совет безопасности. Я с ними знаком и свое мнение по данному вопросу изложил в личном письме к президенту.

- Что конкретно?

- Это не полежит широкому обсуждению. Я высказал свои предложения, свои взгляды по отношению к тем документам по военному строительству, которые приняты по рекомендации Совета безопасности.

- Я так понял, что вы отнеслись к ним отрицательно?

- Скажем так - критически. Отметил недостатки, позитивные стороны документа и предложил свой вариант конкретных мер по решению данной проблемы.

Между прочим, те документы, которые подписал президент, - это уже не реформа по Квашнину. К тому же план строительства вооруженных сил РФ до 2005 года будет, безусловно, скорректирован - исходя из внешних условий в мире и внутренней ситуации в стране.

- А как быть с понижением статуса РВСН? По последним данным, Квашнин передумал включать их в состав Военно-воздушных сил и теперь намерен подчинить непосредственно Генштабу?

- Полагаю, что их статус понижен не будет. У Комитета по обороне Госдумы достаточно хорошие отношения с Минобороны, Генштабом и РВСН, чтобы представлять, что в действительности будет происходить. Я думаю, что Владимир Владимирович Путин не допустит ошибок, подобных тем, что допускал предыдущий президент.

То, что предлагал Квашнин, - сокращение РВСН для того, чтобы иметь возможность создания двух-трех дивизий сухопутных войск, - это глупость. Причем очевидная глупость. И он сам это прекрасно сегодня осознает. Есть другие резервы, где можно найти людей и ресурсы для того, чтобы восстановить сухопутные войска.

Россия занимает 14 процентов земной суши, протяженность ее границ 61 тысяча километров - а мы два с половиной года назад по предложению того же Квашнина отказались от такого вида Вооруженных сил, как сухопутные войска. Теперь создаем их заново. Действительно: решаем сложные проблемы методом их дальнейшего усложнения. Требуется восстановить Главкомат сухопутных войск - а где брать кадры? Он занимался вопросами боевой подготовки, комплектования, мобилизационными вопросами, управлял округами (конечно, с Генеральным штабом совместно), вел все военно-учебные заведения - и вдруг в один день его ликвидировали. Затем через два с половиной года его надо снова восстановить.

- Так инициатива о ликвидации Главкомата сухопутных войск принадлежала Квашнину?

- Да. И по переподчинению сухопутных войск непосредственно Генеральному штабу, и по созданию Главного управления вместо Главкомата СВ.

Аргументировали так: мол, у американцев трехвидовая система вооруженных сил. Да она у них в таком виде складывалась и развивалась изначально. Я, например, противник ликвидации пятивидовой системы Вооруженных сил РФ, так как она складывалась в СССР исторически. Можно уменьшить численность вида ВС до разумного предела, но систему управления трогать нельзя. Ее надо модернизировать, развивать. А мы подстраиваемся под США - у них три вида ВС, значит, и у нас должно быть столько же.

Но, например, у американцев стратегическая авиация играет совершенно другую роль, чем у нас дальняя авиация. Наша дальняя авиация не выполнит ту задачу, которую выполнят американцы. Дальней авиации надо несколько суток, чтобы быть готовой к выполнению поставленной задачи. Мы, разумеется, не должны отказываться от авиационной компоненты стратегических ядерных сил, но ее задачи должны быть переосмыслены. Что, в случае ядерного конфликта дальняя авиация тут же полетит выполнять боевую задачу через Северный Ледовитый океан? Конечно, нет. Ей требуется время. А РВСН готовы действовать немедленно.

- То есть наземная группировка СЯС должна быть сохранена?

@@@
"Военной реформы по Квашнину не получится"
"Мы не можем позволить себе проводить политические эксперименты"
"У нас есть шанс победить"
Анатолий Иксанов: "Я никого не боюсь"
Апокалипсис для Саддама
Будущее на 3G
В Академию со своим уставом

Вашингтон реанимирует "Першинги"

@@

Москва намерена обвинить США в создании запрещенных ракет средней дальности

2000-11-17 / Сергей Сокут







<<Першинги>> сохранились лишь на фотографиях и в музеях, но пустующее место готовы занять весьма похожие на них <<Геры>>.

ОТНОШЕНИЯ России и США, по-видимому, уже в ближайшее время будут омрачены новым скандалом, связанным на этот раз с проблемой исполнения подписанного в 1987 г. Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД). По информации "НГ", Москва впервые за последние годы намерена публично обвинить Вашингтон в нарушении ключевых положений этого документа, который в свое время проложил конец холодной войне и открыл новый этап в разоруженческом процессе.

Россия требует от США прекратить создание и летные испытания баллистической ракеты "Гера", а также уничтожить уже собранные изделия этого типа. Подразделение Пентагона - Организация по защите от баллистических ракет - активно использует "Геру" в качестве имитатора СКАДа при испытаниях двух своих систем ПРО: ТХААД и "Пэтриот ПАК-3". Заметим, что обе они относятся к противоракетному оружию театра военных действий и не ограничиваются Договором по ПРО 1972 г.

Москва классифицирует "Геру" как баллистическую ракету наземного базирования (БРНБ) средней дальности. Создание, производство и развертывание такого оружия Договор по РСМД категорически запрещает. В соответствии с ним в период 1987-1991 гг. были уничтожены российские ракеты РСД-10, Р-12, Р-14 и ряд систем меньшей дальности (включая необоснованно "сданную" Горбачевым "Оку"). Аналогичная судьба постигла американские "Першинги-2" и некоторые другие системы.

Вашингтон называет "Геру" "ускорительным средством, разрешенным пунктом 12 седьмой статьи Договора по РСМД". Упомянутый пункт разрешает использование существовавших на момент подписания договора ступеней ракет, не являющихся системами средней и меньшей дальности, для испытания новых полезных нагрузок, например, геофизических приборов. Однако подпункт 12b указывает, что "такие ускорительные средства используются только в целях исследований и разработок для испытания объектов, но не самих ускорительных средств".

Между тем "Гера" - принципиально новое "ускорительное средство". Она, хотя и собрана из второй и третьей ступеней устаревших и снятых с боевого дежурства межконтинентальных ракет "Минитмен-2", однако, по некоторым данным, оснащена системой управления и наведения ракеты "Першинг-2". США в свое время снимали эту аппарату с уничтожаемых ракет и складировали ее. Причем система управления "Першинга-2" и на сегодняшний день является весьма совершенной. При наведении на цель она сравнивает радиолокационное изображение местности и эталонную картинку, хранящуюся в памяти бортового компьютера, что обеспечивает точность попадания в несколько метров. Баллистических ракет с подобными возможностями нет на вооружении ни в одной стране мира.

Таким образом, "Гера" представляет собой полноценную ракету средней дальности массой 10,8 тоны и дальностью полета свыше 1000 км. Пентагон, называющий ее в своих документах "мишенью средней дальности", подчеркивает, что головная часть "Геры" не несет взрывчатых веществ. В то же время признается, что по массе, размерам и физическим характеристикам она тождественна снаряженным боеголовкам. Кстати, требование неотличимости присутствует в техническом задании на разработку и производство "Геры", выданном Пентагоном корпорации "Колеман Ресеч" (Орландо, штат Флорида).

Отметим и тот факт, что "Гера" первоначально испытывалась самостоятельно, вне рамок экспериментов по противоракетной обороне. Ее первый (неудачный) пуск состоялся на полигоне Уайт Сэндс 17 ноября 1997 г., успешное испытание проведено в марте 1998 г. К сегодняшнему дню число пусков "Геры" превысило десять.

Совершенно очевидно, что, каковы бы ни были намерения Вашингтона, он испытывает и совершенствует запрещенное Договором по РСМД оружие. Причем Пентагону не потребуется много времени, чтобы развернуть примерно 200 таких ракет в любой точке планеты. На складах военного ведомства США хранится несколько сотен вторых и третьих ступеней "Минитмена-2". Кроме того, в арсеналах Пентагона хранится большая часть из 234 блоков наведения "Першингов-2".

Готовящийся демарш российских властей возрождает практику 70-80-х годов, когда Москва и Вашингтон обменивались взаимными обвинениями в несоблюдении договоров и соглашений по разоружению. Причем на этот раз США не смогут ответить ударом на удар - по информации "НГ", представители США признают, что Россия точно выполняет все действующие документы. Интересно другое: скрытая полемика о "Гере" идет уже давно, но только сейчас МИД близок к тому, чтобы публично огласить свои претензии. Видимо, российские дипломаты в ходе закрытых консультаций по этим проблемам столкнулись с жесткой позицией американской стороны и вынуждены вести дело к публичным обвинениям.

@@@
Вашингтон реанимирует "Першинги"
Вертикальная интеграция бессильна перед коррупцией
Владимир Чуб: "Закон о земле покончит с теневым оборотом угодий"
Воронежская конкуренция на шести фронтах
Глава Смоленска не желает зваться мэром
Губернатор схватил мэра за руку
Десять лет назад в России был введен пост президента

Дом без фундамента

@@

О стиле политической архитектуры России и местном самоуправлении

2000-06-15 / Елена Панина Елена Панина - председатель Российского земского движения, депутат Государственной Думы второго созыва.



ВЫЕЗЖАЯ за Московскую кольцевую, не знаешь, чему поражаться больше: масштабам коттеджного строительства или повальной архитектурной безвкусице современных застройщиков. Пузатые краснокирпичные тадж-махалы, амбарного кроя виндзоры и прочие мавзолеи кичатся друг перед другом, не замечая ни классических дворянских усадеб, ни псевдоклассики домов культуры, ни чудных подмосковных церквушек. Даже сама природа, мягкое великолепие Среднерусской возвышенности, им не указ. Архитектурой тут и не пахнет - зато характер, темперамент, вкус и культура хозяина как на ладони. Волевые, пробивные, крутые, они из любого архитектора вытрясут свои башенки, свои минареты, свои крепостные стены вместо заборов. Да и не спорят архитекторы с такими заказчиками - себе дороже. Такие заказчики в спорах не дискутируют, а обламывают.

Здание современной российской государственности чем-то напоминает такой безумный "новорусский" замок, построенный не архитектором, а единоличной волей застройщика. Чего только не наворочено в теории и практике нашего государственного строительства: суверенные государства, выращивающие национальную бюрократию, национальные округа, где безжалостно уничтожается среда обитания малых народностей, президентская власть, которая губернаторам не указ, местные самоуправления, ведущие с губернаторами затяжные войны на полное взаимное уничтожение авторитета всех ветвей власти, - и это далеко не полный список. В замке нашем трещат полы, проседают стены. Зато фасад здания в великолепии своем практически не поддается описанию. Он знатно украшен элементами федерализма, Пятой республики, Третьего Рима, безрукими античными феминами. Все законы архитектуры (читай - управления) нами повержены и посрамлены. Но они существуют объективно, то есть дают о себе знать даже своим отсутствием. И получилось у нас не здание, не дом для жизни, а - нестроение, что на языке наших предков означало анархию и разлад.

УПРАВЛЯТЬ ИЛИ ВЛАСТВОВАТЬ?

Любой дом бывает прочным лишь тогда, когда грамотно и прочно сложен его фундамент. Как бы ни старались вы украшать крышу различными завитками, если непрочен фундамент, будут трещины в стенах, а затем и крыша вместе со стенами может рухнуть. Так же и в государстве: стабильность и управляемость в значительной мере зависят от того, насколько прочно устроена власть на самом низовом, местном уровне, где она непосредственно соприкасается с гражданами, и насколько она вписывается во всю конструкцию государственного управления.

Если же проанализировать систему управления в нынешней России в ее самом нижнем звене, то из всего многообразия черт организации местной власти практически во всех регионах две обнаружатся непременно. Первая - это непрекращающаяся война, тайная или явная, между мэрами и губернаторами за влияние на муниципальные дела. И вторая - полное отсутствие всякого участия местного населения в принятии управленческих решений.

Рассуждая о природе мэрско-губернаторского конфликта, вспоминают обычно Владивосток, хотя интересные вещи можно услышать и в Краснодаре, и в Омске, и в Екатеринбурге, и в других городах. По всей России воюют губернаторы и мэры областных городов. На эти войны отвлекаются огромные средства, выбиваемые при помощи все того же "административного ресурса" из населения. Органы местного самоуправления придерживают областные налоги, губернаторы удерживают из трансфертов государственные средства, необходимые самоуправлению для исполнения его функций.

У глав местного самоуправления основной довод обычно состоит в том, что по Конституции Российской Федерации оно не входит в систему государственной власти и, следовательно, вмешательство в местные дела со стороны государства в лице властных структур субъекта Федерации, равно как и федеральных, недопустимо. Правда, когда какой-либо мэр становится губернатором, то о "незалежности" местного самоуправления он тут же забывает, потому что у нас, в сегодняшней России, как на Руси периода феодальной раздробленности: каждый князь хочет безраздельно управлять вассалами в своем княжестве, а каждый удельный князек так же безраздельно хочет управлять холопами в своем уделе. Поэтому люди меняются, а конфликт самовоспроизводится.

Но эта причина - из сферы конкуренции прав. Другая, на мой взгляд, более серьезная, лежит в сфере ответственности. За почти семь лет действия нынешней Конституции, то есть на наших глазах, во властной прослойке руководителей субъектов Федерации произошел "естественный отбор", выбраковавший так называемых управленцев - тех, кто хотел не властвовать, а управлять, то есть руководить на основе существующего свода законов. "Просто управлять" в России, оказывается, невозможно нигде. Остались те, кто смог подмять, заломать области, края или республики под себя. Заломать властно, решительно, часто с нарушениями законов. Поскольку законопослушное следование Федеральному закону "Об общих принципах организации местного самоуправления" грозило губернаторам вакуумом власти. Пойти на создание местного самоуправления в том виде, как это предусмотрено законом, означало для губернаторов оказаться в пространстве с минимум власти, заполненном независимыми от государства структурами, но со всей полнотой ответственности за возглавляемый регион. Найдите руководителя, способного добровольно подвергнуться подобной операции, и смело отправляйте его в отставку - это никудышный руководитель.

Самоуправление, как и следовало ожидать, оказалось фикцией, и за эту фикцию страна расплачивается еще одним системным кризисом, разрешить который во Владивостоке или Екатеринбурге невозможно. Это предстоит сделать в Москве, притом кардинально.

Что касается возможностей для граждан влиять на местные дела, то здесь, напротив, местные начальники предпочитают не помнить, что по нашей Конституции местное самоуправление - это право населения самостоятельно решать вопросы местного значения, вопросы владения, пользования и распоряжения муниципальной собственностью. Подчеркиваю, право населения, а не местного начальства.

Получается интересная вещь. Одни ругают Конституцию за то, что она отделила местное самоуправление, как Церковь, от государства. Другие, напротив, усматривают в статьях Конституции свое право на абсолютную независимость, в том числе и от собственного народа. Да, действительно, в Конституции есть немало положений, которые нужно исправлять. Но давайте разберемся, так ли уж виновата Конституция в том, что у нас вместо самоуправления сплошное самоуправство и скандалы.

КАК МЫ ИЗОБРЕЛИ ВЕЛОСИПЕД

Для начала посмотрим, что представляет собой в мировой теории и практике понятие "местное самоуправление".

Исторические корни самоуправления в современной Европе уходят в средневековые сословные корпорации: церковные приходы, цеховые гильдии, сельские и городские общины. В 30-40-х гг. XIX века получила распространение "общественная" теория самоуправления, которая противопоставляла местные сообщества государству, представляя их как две раздельно существующие и обособленно функционирующие сферы. Считалось, что местное самоуправление носит негосударственный характер и ограничивается лишь хозяйственными интересами местных сообществ, лежащими вне интересов общенациональных. Однако уже во второй половине XIX века, и особенно с наступлением ХХ столетия, "общественная" теория уступила место "государственной", которая рассматривает местное самоуправление как часть общегосударственной системы, как одну из форм организации государственного управления на местах. И вызвано это было не борьбой теорий, а стремительным развитием индустриального общества, преодолением разобщенности между административно-территориальными единицами, расширением функций местных властей в социально-экономической сфере, которые постепенно приобрели общенациональное значение. Отдельным местным коллективам уже не под силу стало решать вопросы привлечения крупных инвестиций в жилищное строительство, обеспечивать создание рабочих мест и занятость населения, поддерживать высокий уровень потребления на основе общегосударственных социальных стандартов или уровень общественного здравоохранения и т.д. Появились общегосударственные программы, финансируемые Центром и реализуемые местными властями при его контролирующей и координирующей роли. Все это изменило подходы к местному самоуправлению, которое в современной теории государственного права трактуется как составная часть более широкого понятия "местное управление", охватывающего все единицы ниже общенационального уровня в унитарных государствах и ниже уровня субъекта Федерации - в федеративных.

Таким образом, в чистом виде понятия местного самоуправления как замкнутого исключительно своими интересами, отделенного от государства института управления, нигде в демократически развитых странах не существует. Наиболее распространенной моделью является соединение децентрализации и местного самоуправления. Так, в США на уровне штатов действует система федерализма. Следующим за штатами звеном административно-территориального деления являются графства, в которых местное управление осуществляется через систему децентрализации, при этом местные исполнительные органы (как и представительные - советы графств) избираются населением, но законом устанавливается их двойная подчиненность и ответственность: в части выполнения ими государственных функций - федеральным министерствам и ведомствам и исполнительным структурам штатов, в части осуществления местных функций - советам графств. В более мелких единицах административно-территориального деления США - таунах, тауншипах, виллиджах, муниципальных корпорациях - действует самоуправление. Но и в этом случае центральной властью и властями штатов осуществляется контроль за проведением в жизнь муниципалитетами федеральных законов и законов штатов. В частности, существует практика обжалования действий муниципалитетов не только в органы судебной власти, но и в порядке административной юстиции, т.е. в юрисдикционные органы соответствующих министерств.

Если взять европейские страны, то, например, во Франции мэр, избираемый местным советом, не только выполняет функции управления местными делами, но и имеет государственные обязанности. В части исполнения последних он подотчетен администрации департамента - вышестоящего звена административно-территориального деления. В Швейцарской Конфедерации, где достаточно развита общинная автономия, законодательно закреплена возможность административного воздействия на общинные дела в форме юридического контроля за соответствием государственному и кантональному законодательству нормативных актов, принимаемых органами самоуправления общин, и даже посредством прямого вмешательства в их деятельность и контроля за целесообразностью и своевременностью принятия тех или иных мер. В ФРГ существуют правительственные округа, которые реализуют на местах государственные задачи и осуществляют государственный надзор за местным самоуправлением.

Тем не менее, как бы ни была встроена система управления на местах в общегосударственную систему, во всех демократически развитых странах она имеет главную отличительную особенность: широко развитые формы участия населения в решении местных вопросов как посредством представительной демократии, так и прямого волеизъявления через местные референдумы, опросы и т.д. Примечательно, что в Европейской хартии местного самоуправления 1985 г. подчеркивается, что право самостоятельно решать на местном уровне часть публичных дел реализуется органами местного самоуправления прежде всего в интересах населения и осуществляется "советами или собраниями, состоящими из членов, избранных путем свободного, тайного, равного, прямого и всеобщего голосования и могущих иметь исполнительные органы, несущие ответственность перед этими советами". На всех уровнях местного управления, не только там, где функционирует самоуправление, но и где действует система децентрализации, значительными правами наделены местные представительные органы, через которые обеспечивается влияние общества на местную бюрократию. Причем за исключением нескольких человек, избранных в исполнительные органы, члены советов или собраний участвуют в их работе безвозмездно, без отрыва от своих обычных занятий. Тем не менее быть избранным в местный совет или собрание - почетно. Бывший премьер-министр Великобритании Джон Мэйджор в свое время был депутатом местного совета лондонского района Лэмбинг и считал это хорошей школой.

Таким образом, исходя из главного критерия местного самоуправления - участия населения в принятии управленческих решений на местах, можно ли сказать, что у нас в России существует местное самоуправление? Скорее нет, чем да. Практически повсеместно местные представительные органы мало кого представляют и не только не контролируют деятельность местных администраций, но часто являются де-факто структурными подразделениями этих администраций. Кроме того, в большинстве субъектов Российской Федерации местные советы избраны лишь на уровне городов и административных районов. Что касается более низкого уровня - сельских или внутригородских территорий, то здесь, как правило, никаких представительных органов не избирается, а вся власть осуществляется назначаемым сверху администратором. Многие субъекты Российской Федерации устройством власти скорее напоминают страны третьего мира, когда внешне вроде бы гарантируется местная демократия и участие населения в принятии решений, но, по сути, с помощью избирательной системы и манипуляций на выборах, осуществляется авторитарная власть местных руководителей. Так, в Зимбабве вожди племен посредством выборов становятся местными администраторами, а в составе муниципальных районных советов также обеспечивается присутствие старейшин и племенных вождей.

Итак, если сравнивать нынешнее состояние организации российской власти на местном уровне с мировым опытом, то неизбежно напрашиваются два вывода. Первый: с самого начала в 1994 г. муниципальной реформы мы, как всегда, принялись "изобретать велосипед" и в результате изобрели телегу начала XIX века, пытаясь в современном обществе реализовать отжившую полтора столетия назад общественную теорию самоуправления и полностью отделить от системы государственной власти весь уровень властных полномочий ниже субъекта Федерации, отнеся его исключительно к категории местного самоуправления, а не к местному управлению. И второй: с точки зрения организации непосредственно самоуправления как важнейшей функции реализации гражданских прав населения мы находимся где-то на уровне Зимбабве.

ДЕМОКРАТИЯ - ДЕЛО ТОНКОЕ

Преодолеть этот системный кризис будет нелегко, поскольку он порожден системой, имеющей несколько степеней защиты. Здесь и ментальность основной массы людей, пока неспособных осознать себя гражданами, и ментальность управленцев, постоянно воспроизводящих, даже в молодом поколении, схемы централизованной системы советского периода, и лоббизм "удельных князей".

Тем не менее этим придется заниматься, поскольку лимит отсрочек исчерпан. Анархия и произвол, отсутствие государственной дисциплины обрекают любые социально-экономические программы на неудачу, превращают в бессмыслицу любую производительную деятельность. И рассматривать внесенные президентом в Государственную Думу законы, в том числе об изменении ряда статей Закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", можно лишь как первые шаги, связанные с восстановлением государственного управления в стране.

Процессы глобализации, свободное передвижение капитала и интеллектуальных ресурсов превратили проблему привлекательности того или иного общества в существенный фактор его конкурентоспособности. Надо честно признать, что мы с вами живем в искаженной, неблагополучной, непривлекательной по мировым стандартам среде. Это, к сожалению, касается не только экологии, но и психологического климата. И нам никогда не построить нормального, пригодного для жилья дома, никогда не построить гражданского общества в современном значении этого слова, если в ближайшие десять лет мы не преодолеем главный раскол - пропасть, выросшую между народом и властью. Для этого необходимо переосмыслить взаимоотношения общества и власти, придать им новую созидательную энергию. Это возможно только в том случае, если власть на всех уровнях будет очищена, то есть вернется в русло законов, и очеловечена, то есть настроена на гармонизацию социальных отношений и экономических интересов всех слоев общества. Авторитет власти должен оберегаться как сверху, посредством действенного контроля, так и снизу, через совершенствование системы выборов и дальнейшее развитие независимых от государства механизмов общественного контроля.

Мне уже неоднократно доводилось говорить и писать о том, что нынешняя система выборов несовершенна, поскольку не учитывает реальной степени отторжения народа от власти и не преодолевает, а скорее усиливает уже существующий раскол. Даже на выборах районного уровня, не говоря уже о городских или областных, избиратели практически ничего не знают о своих избранниках и руководствуются довольно туманными, порой чисто внешними представлениями об их достоинствах. Причем эти же избиратели удивительно остры и точны в суждениях об односельчанах, вообще о людях своего круга, и о тех, с кем им доводилось сталкиваться в жизни, а не по ходу предвыборной кампании. Выбор, сделанный по ходу жизни, всегда оказывается более точным.

Совершенствуя систему выборов, мы, естественно, должны учитывать особенности российской ментальности. Повсеместные прямые выборы - отнюдь не священная корова демократии. Демократия - это школа, а в школе перескакивание через несколько классов кряду не всегда оказывается полезным. К примеру, в Соединенных Штатах Америки, где демократию выращивают уже не первое столетие, на систему прямых выборов не перешли до сих пор. И ничего, не смущаются.

Зато у нас после восьмидесяти лет советской власти и прямые выборы, и местное самоуправление, и вообще демократию ввели одним махом. Упустили из виду, что демократия вообще тонкая штучка, причем тонкость эта не в последнюю очередь проистекает из способности инициативного меньшинства навязывать свою волю большинству. Звучит вроде бы цинично, но еще циничней делать вид, что она не обладает этим замечательным свойством - в особенности у нас, в наших поселках, райцентрах и городишках (да и не только там), где инициативным меньшинством все чаще и все активней выказывают себя организованные сообщества неформального толка.

ЖИТЬ В ОБЩЕМ ДОМЕ

Выход один - в реформе государственного и местного управления пройти между Сциллой и Харибдой: не допустить разъединения страны на самодостаточные независимые от Центра территории и усиления центробежных тенденций, с одной стороны, и не поддаться соблазну восстановления жесткой централизованной системы управления - с другой. Исключительно важными для достижения этой цели являются те решения, которые будут заложены в фундамент власти - в местное звено управления.

Отдавая на откуп субъектам Федерации контроль за деятельностью местных властей, мы можем оказаться перед угрозой образования территориальных автаркий. Как свидетельствует мировой опыт, даже в странах развитого федерализма, таких, как США и ФРГ, центральная власть достаточно эффективно вмешивается в деятельность местных властей, обеспечивая тем самым реализацию общенациональных задач и целостность управления. Кроме того, на уровне государства поддерживается деятельность общенациональных общественных объединений, представляющих интересы местных властей перед федеральной властью.

Усиление влияния Центра на местные дела в полной мере соответствует и нашей Конституции, которая относит не к компетенции регионов, а именно к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов "установление общих принципов организации системы органов государственной власти и местного самоуправления". А в ст. 132 Конституции прямо говорится, что реализация органами местного самоуправления государственных полномочий "подконтрольна государству". Что касается положения ст. 12 Конституции о том, что органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти, то здесь чаще всего мы имеем дело с неправильной трактовкой понятия местного самоуправления и подменой этим термином более широкого понятия организации местной власти или местного управления, о чем я уже писала выше. Безусловно, когда мы говорим о представительных органах на местах или о формах осуществления непосредственной демократии - собраниях, сходах граждан, - то никакой их соподчиненности по уровням административно-территориального деления быть не может. Именно это и заложено в Конституцию. Скорее нуждаются в исправлении те положения Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" и законы субъектов Федерации, которые ввели столь общие принципы, что породили неуправляемость, отнеся исключительно к компетенции местного самоуправления управление всеми территориями в составе республик, краев и областей и тем самым подвесив государственную власть в правовом поле, а контроль за реализацией государственных полномочий на местном уровне полностью исключив из принятой во всем мире системы административного надзора и сведя к многолетним судебным тяжбам в ущерб интересам населения. Как писал древний мудрец, "воюют цари, а страдает народ". Нуждается в уточнении и понятие государственных функций на местном уровне в их современном значении.

Другая опасность - крен в сторону централизации как исключительной формы местного управления, уже доказавшей свою неэффективность в странах с авторитарными режимами, после смены которых неизбежно осуществлялся переход к принципу децентрализации и вовлечению населения в управление на местах. Ведь если государство, особенно с протяженной территорией и большой численностью населения, не опирается на общественное содействие граждан, оно неспособно обеспечить ни реализацию общегосударственных задач, ни организацию разумной жизни людей. Не случайно, когда территория Московской Руси распространилась за Урал, один из самых авторитарных правителей в нашей истории, Иван Грозный, провел первую земскую реформу и уже в середине XVI века применил принцип децентрализации управления, передав земским мирам - территориальным общинам - существенную часть государственных функций на местах и практически все полномочия по решению сугубо местных задач.

Поэтому одновременно с программой повышения эффективности управления государством должна реализовываться программа построения в нашей стране гражданского общества. Скажу резче: построение современного гражданского общества должно быть признано одной из приоритетных государственных задач. Это прозвучало бы парадоксально в любой другой стране мира, но только не в России, где большинство перемен в политическом и общественном климате инспирируется сверху. Бесполезно спорить о том, хорошо это или плохо, - это есть, а значит, должно учитываться: власть в России либо развращает, либо воспитывает. Истекшее десятилетие в этом смысле стало временем одичания масс, временем прогрессирующей деградации нравственных устоев. Остается только удивляться запасу прочности, вложенному в русский народ, удивляться и радоваться его здравому смыслу и здоровым инстинктам, когда в пылу дискуссий в ходе президентской избирательной кампании о том, какой должна быть будущая власть, он выбрал единственно верный на сегодняшний день вариант ответа: власть должна быть.

@@@
Дом без фундамента
Дурная аномалия как национальная специфика
Законы привлекательности
Казахстан меняет армию
Какая реформа нужна российской науке
Ключевые испытания НПРО США провалились
Кудрину указали на вредительство

Леонид Ивашов: "Ликвидация баз за рубежом - стратегическая ошибка"

@@

У России нет четкой геополитической доктрины

2001-12-18 / Владимир Георгиев Начальник Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны РФ генерал-полковник Леонид Ивашов еще несколько месяцев назад был одним из самых влиятельных людей в военном ведомстве России. Однако после смены там руководства он был отстранен от должности и сейчас увольняется с военной службы. В новом качестве Ивашов намерен посвятить себя военно-научной деятельности. Сейчас он является вице- президентом Академии геополитических проблем. О некоторых итогах военной реформы и военной политики и геополитики наш разговор с ним.



-Леонид Григорьевич, на протяжении долгого времени вы были одним из главных свидетелей и участников строительства новой армии в России, вырабатывали, формировали и реализовывали основные направления ее военной политики, военно-дипломатической деятельности. Назовите пожалуйста основные итоги этой работы?

- Если говорить об итогах военной реформы, то, по-моему, они во-многом печальные. Одной из главных целей военного строительства является повышение эффективности ВС, приведение в соответствие их структуры, боевого состава и технической оснащенности характеру и масштабам военных угроз. К сожалению, этого сделать не удалось. На протяжении почти 10 лет мы только и говорим о реформировании Вооруженных сил и делаем какие-то непонятные попытки в этом направлении. В 1997 году я был участником всех военных коллегий, обсуждавших основные направления военного строительства в России. Среди прочих решений тогда посчитали целесообразным ликвидировать Главкомат Сухопутных войск (ГК СВ), объединить с РВСН космические силы и противоракетную оборону. Прошло время, и что мы наблюдаем сейчас? Все это воссоздается вновь - сформирован ГК СВ, воссозданы как род войск военно-космические войска и силы ПРО.

Но мы растеряли военные кадры, тысячи офицерских семей оказались, как говорится, за бортом. Только за последние годы из-за непродуманности стратегии военной реформы около 100 тысяч молодых офицеров уволились из армии, не видя четкой и ясной перспективы военной службы.

Считаю, что сделанные стратегические ошибки реформирования армии - результат келейного подхода к решению важнейших проблем военной безопасности России.

- Вы увольняетесь из армии ранее предельно допустимого возраста. Что, не сложились отношения с новым военным руководством страны?

- Я пока еще действующий генерал-полковник. И понимаю, что такое единоначалие в армии. Поэтому не хотел бы кого-либо персонально критиковать. Но считаю, что есть вещи, о которых надо сказать. Последние два года проводилась кампания по вымыванию из Министерства обороны и Вооруженных сил военачальников, имеющих собственный взгляд на проблемы реформирования армии. Этот взгляд был отличен от точки зрения Генерального штаба, но эти люди умели отстаивать свое мнение и не втягивались в различного рода закулисные интриги. Сегодня их позиция подтверждается практикой, но они, как говорится, оказались уже не у дел.

- Неужели действия Генштаба так деструктивны?

- Их можно расценить по-разному. Но главное, по-моему, что Генштаб не был последовательным в выработке и реализации стратегических направлений строительства армии, определении внешнеполитических приоритетов и военного сотрудничества. Скажем, ликвидируется наше военное присутствие на Кубе. Но ведь еще год назад НАШИ объекты там считались приоритетными для нас.

Мы планируем активное присутствие России в Мировом океане, но почему-то военно-морскую базу в Камрани также ликвидируем. До 2004 года мы за ее аренду ничего не платим. Сейчас нам тяжело, но базу можно законсервировать. В принципе - это всего две причальные стенки для кораблей и некоторая инфраструктура порта и аэродрома…

- А как вы оцениваете роль России в урегулировании ситуации в Афганистане? Москва теряет здесь свое влияние?

- К сожалению, в России отсутствует геополитическая доктрина, нет четкой модели ее геополитического поведения. И это делает нашу внешнюю политику непоследовательной, что, хотим мы того или нет, способствует подчинению другой политике - американской, западнической и так далее. Мы как бы следуем в фарватере этой политики. Хотя у России сегодня потенциал просто огромен. И тем более если бы мы вместе действовали с нашей братской Украиной, с другими нашими странами СНГ. Китаем, Ираном, исламским миром. Действовали бы на стратегическом центральноазиатском направлении совместно, мы бы имели совсем другие результаты. Но имеем, что имеем. Вот сегодня наши самолеты идут на Баграм с гуманитарными грузами, но разрешение спрашивают у американцев уже.

- США контролируют почти все военные аэродромы в Афганистане...

- Да, это так. Вы знаете, если бы не было этих трагических событий 11 сентября, все равно американцы нашли бы какой-то повод, чтобы влезть в Афганистан. Американцы умело использовали потенциал, который создали Россия и Иран, для побед в Афганистане. Американцы, выполняя задачи антитеррористической операции, бомбили талибов, по сути дела, ничем не рискуя. В боевых действиях на суше участвовали подразделения Северного альянса и пуштунские племена. А американцы там сообщения пиаровские всякие применяли, что где-то, мол, высадили спецназ. На самом деле в активных боевых действиях непосредственно на земле они почти не принимали участия, они берегут своих солдат. Они будут проводить спецоперации, а дальше уже будут действовать другие рычаги - военно-дипломатические, экономические, через спецслужбы и тому подобное. Для них главное - закрепиться в Афганистане, установить свой контроль над этим ключевым районом Центральной Азии. Это не обязательно будет сделано только военными методами... Это лишь прелюдия к большой схватке по установлению контроля над Центральной Азией.

- Вы считаете, что они надолго там останутся?

- Я думаю, да. Вернемся на несколько лет раньше. В Центральной Азии было создано достаточно скромное миротворческое подразделение - Центральноазиатский батальон. В него вошли некоторые страны СНГ. Проводились учения. И вот этим учениям американцы придавали огромнейшее значение. Финансировали и участвовали в них. В 98-м году, если не ошибаюсь, с территории США американские десантники беспосадочным способом на самолетах с дозаправкой в воздухе пролетали над территорией СНГ и десантировались в Казахстане. Отрабатывалась стратегическая система управления, система управления стратегической авиацией США, и командующий спецвойсками, будущий председатель объединенного комитета начальников штабов генерал Шелтон, вместе со своими десантниками прыгал тогда с парашютом на территорию Казахстана. И каждый год они участвовали таким образом. Не надо забывать, что буквально 2,5 года назад США объявили Центральную Азию, не спрашивая ни у кого, зоной ответственности центрального объединенного командования США. Они к Центральной Азии проявляли давно интерес, и не случайный интерес. Сегодня у них появился повод, они туда вошли. И вошли надолго, если не навсегда.

- Им нужен доступ к богатым ресурсам Центральной Азии?

- Я приведу фразу, которую в 99- м году произнес министр энергетики США Ричардсон: "Направление политики Соединенных Штатов должно совпадать с направлениями нефтяных маршрутов". Комментарии, как говорится, излишни.

США стремятся к наращиванию своего военного и экономического могущества и не стесняются этого. В своей Стратегии национальной безопасности они пишут о том, что "должны быть способны и иметь решимость для оказания влияния на действия других государств в целях обеспечения глобального превосходства".

- Россия сейчас потеряла свое геополитическое влияние в регионе?

@@@
Леонид Ивашов: "Ликвидация баз за рубежом - стратегическая ошибка"
Личность может изменить ход истории
Москва вооружает НАТО
Мы не рантье, а хозяева
Надвигается существенная реорганизация Вооруженных сил
После победы
Последователи Хаббарда ведут наступление на Урал

Пролетарский райком закрыт

@@

Донского губернатора Чуба покидают давние соратники

2008-02-21 / Мария Бондаренко







Оппоненты предложили Владимиру Чубу задуматься о будущем трудоустройстве.

Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

В Ростовской области 2 марта выбирают не только президента РФ, но и региональный парламент. Эти выборы, как полагают эксперты, могут повлечь за собой перестановки в руководстве области. Одна из самых долговечных в стране команда губернатора Владимира Чуба накануне дня голосования уже начала распадаться.

В результате прошедших в декабре выборов депутатов Госдумы РФ свои посты уже покинули двое из дюжины заместителей главы региона – Виктор Усачев и Виктор Водолацкий. Вместе с ними убыл в Москву и Александр Попов, который в течение 16 лет был спикером донской Думы и считался правой рукой губернатора.

Владимир Чуб правит Донским краем 17 лет. За это время команда губернатора практически не менялась и главой области была выстроена система управления, в которой нет случайных людей: практически все высшие чиновники области – выходцы из Пролетарского райкома КПСС Ростова, который в свое время возглавлял Владимир Чуб.

Тем не менее сейчас выстроенная Чубом система управления готова к распаду, как никогда ранее. К выходу из команды губернатора кроме вышеупомянутых чиновников близки еще трое заместителей Владимира Чуба, которые 2 марта будут баллотироваться в Законодательное собрание области. Это Сергей Кузнецов, отвечающий за организационную и кадровую работу, курирующий социальную сферу Александр Бедрик и министр экономики, торговли, международных и внешнеэкономических связей Виктор Дерябкин. По мнению ростовского политолога Василия Петрова, все трое имеют стопроцентные шансы пройти в областной парламент. Не исключено, что именно Дерябкин станет спикером будущего Законодательного собрания. Кстати, сам Чуб возглавляет на этих выборах список «Единой России».

@@@
Пролетарский райком закрыт
Россия возвращает себе роль правофлангового
Север - наша земля
Сергей Колесников: "Свое слово должно сказать государство"
Создается федеральная гвардия
Спасти ядерные знания
Старая стратегия на новый лад

Три культуры

@@

Действующие лица ресурсного государства

2007-03-27 / Симон Кордонский - социолог.







Петербург с его проходными дворами между прямыми улицами – идеальное место для гоп-стопа. От налетов до масштабных реформ.

А.Н. Бенуа. «Парад при Павле I». 1907 г. Государственный Русский музей

В сентябре 2006 года «НГ-сценарии» публиковали фрагменты из готовящейся книги Симона Кордонского «Ресурсное государство». Ее автор считает, что в России на протяжении всей ее новейшей истории действует система управления ресурсами, а не законы рыночной экономики. Задача ресурсного государства – мобилизация ресурсов и безраздельное управление ими ради реализации великой идеи и достижения великой цели. В ресурсы превращается все, что нужно государству: территория, полезные ископаемые, флора и фауна. Люди в таком государстве – это тоже трудовые ресурсы (в рыночном обществе люди – человеческий капитал).

В ресурсном государстве периодически возникают кризисы дефицита ресурсов: они исчерпываются физически или расхищаются теми самыми «трудовыми ресурсами». Следствием кризисов дефицита становится социальная нестабильность, чреватая ослаблением государства, а иногда его распадом.

В периоды стабильности управление ресурсами монополизировано государством, и их распределение осуществляется согласно идеологизированным принципам социальной справедливости и государственной целесообразности. В периоды нестабильности (перестройки и революции) государство теряет монополию на управление ресурсами, которые расхищаются новыми негосударственными распорядителями. В такие периоды проявляется до того скрытое социальное неравенство, выраженное прежде всего в разных возможностях доступа к ресурсам. Для возврата к стабильности и социальной справедливости государство вынуждено вновь концентрировать управление ресурсами. Для этой цели оно репрессирует негосударственных распорядителей ресурсов, то есть расхитителей.

@@@
Три культуры
Форс-мажорный сбор генералов
Челябинского вице-губернатора обличают виртуально
Эзопова "Булава"