"Маска" в сослагательном наклонении

@@

В воскресенье закончился фестиваль "Золотая маска", а вчера вечером в Театре имени Моссовета стали известны лауреаты одноименной премии

2001-04-10 / Григорий Заславский, Михаил Жирмунский, Майя Крылова



В ВОСКРЕСЕНЬЕ, 8 апреля, завершился фестиваль "Золотая маска". Афишу закрывали два спектакля: в театре "Московская оперетта" сыграли мюзикл "Метро", который в номинации "Оперетта" конкурирует с опереттой Исаака Дунаевского "И вновь цветет акация", поставленной Борисом Цейтлиным в Краснодарском музыкальном театре. А на старой сцене Таганки в последний, третий раз можно было увидеть спектакль Льва Додина "Молли Суини".

Вчера вечером в Театре имени Моссовета лауреатам раздали "Маски". По традиции заранее были оглашены имена лауреатов премии "За честь и достоинство". Ими в этом году стали Алиса Фрейндлих, актриса БДТ имени Г.А. Товстоногова, и главный режиссер Татарского государственного театра имени Камала Марсель Салимжанов (который стоит во главе этого театра уже 35 лет!). Премией "За поддержку театрального искусства России" отмечены губернатор Иркутской области Борис Говорин и Николай Гришко, который возглавляет фирму своего имени.

Торжественная церемония началась в семь часов вечера, а потому почти ни одна газета не могла поспеть к читателям с результатами. Но мы решились (правда, уже не в первый раз) на своего рода безумство: когда желающие уже узнают из сообщений радио- и телевизионных репортажей о том, что и как, мы предложим читателям свои прогнозы. Причем в своих предположениях мы обещаем учитывать не только свои симпатии и вкусы, но и возможный расклад голосов жюри.

Драма

Каждый год в правилах "Золотой маски" что-то меняется. На сей раз в драматическом театре разделили спектакли большой и малой формы. Видимо, был услышан глас Марка Захарова, давно уже проповедующего невозможность сравнения спектаклей, идущих для сотен, как в "Ленкоме", и для нескольких человек, как у многих других. В итоге моноспектакль "Контрабас" вошел в "большую форму", а многонаселенная "Одна абсолютно счастливая деревня" - в "малую", что заставляет думать о каких-то иных нормах или признаках. Режиссерскую работу решили не делить, а вот лучших спектаклей по новым правилам может быть два. Выбор у жюри был велик, да вот незадача.

Председателем жюри в этом году избрали Александра Калягина. Довольно странное решение, если иметь в виду, что не так часто в жизни актера (вообще, а не только Калягина) случаются крупные удачи. У Калягина - случилась, Шейлок в одноименном спектакле Роберта Стуруа. Уже не странность, а сложность заключалась в том, что Калягину в конце года предстоит съезд Союза театральных деятелей, перед которым важно навести мосты с провинцией, которые на протяжении всех последних лет только рушились (не только по вине председателя, а может, и вовсе без его вины). Потому Калягину было бы важно, чтобы "Маски" разошлись не только между Москвой и Петербургом (по-прежнему наиболее конкурентоспособными в театральном деле), но и, как говорится, не обошли серьгами и других сестер. Интересно, в какой мере это удастся, а вернее, уже удалось. Ниже предлагаем собственный вариант "развития событий".

Среди спектаклей "большой формы" скорее всего почти сразу же остановятся на "Молли Суини" петербургского Малого драматического театра - Театра Европы. Это потрясающий, у нас редчайший, можно даже сказать, что почти небывалый (другой пример - Кольтес - тоже возникал на тех же додинских подмостках), а в данном случае еще и успешный пример такого словесного театра, где, кроме слова, кроме сменяющих друг друга монологов, почти ничего и нет. Трудно вообразить, актеры какого еще театра, какой иной, кроме додинской, выучки смогли бы сыграть эту пьесу так же, чтобы драматизм был выражен в слове (Екатерина Сальникова остроумно заметила, что одной из причин может быть естественная климатическая близость Ирландии, где написана пьеса, и Петербурга). Достоинства "Контрабаса" можно будет "отложить" до рассмотрения лучшей мужской роли, а "Город миллионеров" имеет шанс отпасть из-за полной неопределенности с авторством. Даже при желании вряд ли члены жюри остановят выбор на томском или новосибирском спектаклях, что, правда, ставит в совершенно дурацкое положение режиссера Олега Рыбкина, который постоянно входит в номинации "Золотой маски", но всегда оставался за бортом при награждении. В "малой форме" выбирать придется из двух столичных работ - "Черного монаха" Камы Гинкаса и "Одной абсолютно счастливой деревни" Петра Фоменко. И тот, и другой достойны награды, будучи формально безупречны. Предположим, что выбор падет на "Одну абсолютно счастливую деревню", которая идет в "Мастерской Петра Фоменко". В этом случае лучшим режиссером назовут Каму Гинкаса. Здесь рокировка - самый изящный из возможных вариантов. Хотя за бортом по-прежнему оказывается провинция, такое решение и выбор между Додиным (если не захотят делить лучший спектакль и лучшую режиссуру), Фоменко и Гинкасом воспримут овацией.

Сложнее с работой художника, поскольку выбирать между изяществом архитектурной работы Сергея Бархина ("Черный монах"), помпезным великолепием Олега Шейнциса ("Город миллионеров") и какой-то невероятной фантазией Елены Степановой ("Ангел приходит в Вавилон", Томск) достаточно трудно. Тот случай, когда можно уступить даме, к тому же представляющей регионы России. Но куда реальнее победа Сергея Бархина.

Женская роль по справедливости должна достаться Татьяне Шестаковой, чья работа в спектаклях Льва Додина и так часто недооценивается, особенно в родном их Санкт-Петербурге. В то время как ее поразительному по музыкальности, напевности голосу нет равных, среди немногих она способна сыграть трагедию. "Золотую маску" за лучшую мужскую роль будут оспаривать друг у друга петербуржцы Сергей Дрейден ("Потерянные в звездах", Театр на Литейном), Сергей Курышев и москвичи Константин Райкин, Сергей Тарамаев и Сергей Маковецкий (в списке - 11 кандидатов!). Дрейден или Тарамаев - наиболее вероятные лауреаты.

МУЗЫКА

В СОСТОЯВШЕМСЯ присуждении "Золотой маски" в разделе музыкального театра мало объективности за отсутствием очевидного лидера. Кто из дирижеров все-таки лучший? Признанный в мировом оперном бизнесе Валерий Гергиев, в "Золоте Рейна" и "Дон Жуане" отставший от былых достижений? Высочайший профессионал Юрий Кочнев, давший убедительное и новое прочтение запетого "Евгения Онегина"? Или обладающий, в силу разных причин, заниженной репутацией Владимир Понькин, ставший вровень с корифеями, когда-либо исполнявшими "Леди Макбет Мценского уезда"?

Режиссура всех спектаклей, наоборот, крайне уязвима. Обе постановки немца Йоханнеса Шаафа в Мариинке направлены на девальвацию высокого смысла опер, что вряд ли стоило бы приветствовать. Юрий Александров в "Пиковой даме" берет профессионализмом, но идет вразрез с самой оперой. До неясности перегружен символами трогательный и по-своему глубокий "Онегин" Дмитрия Белова, хотя и позитивно направлен к Чайковскому, а его актерские решения наиболее проработаны. "В точку" отдельные сцены "Леди Макбет Мценского уезда" Дмитрия Бертмана, целое же, как всегда, движет "голый" радикализм.

Совсем провальны сценографические номинации Мариинского театра, их объективно превосходит оформление "Пиковой дамы" в "Санктъ-Петербургъ опере", добросовестно работающее на режиссера.

Из женщин более других достойна премии Анна Козакова, со всей артистической полнотой переживающая в роли Катерины Измайловой свой звездный час. Замечательная Донна Анна Ирины Джиоевой не дорастает до абсолютного центра своего спектакля. Елена Еремеева, Графиня в "Пиковой даме" - не более чем хорошая певица. Не вызывает сомнений, кто лучший исполнитель мужской роли, - Евгений Никитин, прекрасно поющий и сценически естественный Дон Жуан. Сильный и вокально, и актерски Леонид Сметанников в роли Онегина на премию почему-то не номинирован, а питерский Герман Виктор Алешков не решает вокальных проблем своей партии.

Что касается номинации "Лучший спектакль", поставщик таковых, безусловно, Мариинский театр с его наиболее развитыми возможностями. Именно так следовало бы отмечать этот театр, персонально поддерживая и других славно потрудившихся в прошедшем году. Но без явного лидера открыт простор субъективным предпочтениям членов жюри. Заранее был предопределен братский "дележ" между Мариинкой и "Геликоном", традиционно собирающими "Маски". Так же раскладываются и личные симпатии заседающих. Например, глава жюри Алексей Парин тесно сотрудничает с "Геликоном", именно на этой сцене ему удается воплощать не только свои литературные опыты оперного либреттиста, но и более серьезные режиссерские амбиции. В этом же направлении кренится и Евгений Бражник: "Геликон" - пока единственная зацепка екатеринбургского маэстро в столице. Примадонна Большого театра Маквала Касрашвили периодически вовлекается в проекты Гергиева. Потянется к более влиятельным и знаменитым лишенный собственного вкуса Святослав Бэлза. Сочувствие Дмитрию Белову, постановщику саратовского "Онегина", возможно со стороны Кирилла Стрежнева, дирижера Екатеринбургской музкомедии, где работал Белов. А как тут забудешь о "легком жанре"? Ведь мюзикл "Метро" уже давно удостоился официальной апробации.

Балет и современный танец

В НОМИНАЦИИ "лучший балетный спектакль" награда достается петербургским "Драгоценностям". Эта постановка Мариинского театра в результате исчезновения с афиши фестиваля "Дочери Фараона" и "Манон" осталась практически без конкурентов. Вряд ли жюри рассматривало наравне с трехактным балетом 12-минутный шедевр "Послеполуденный отдых фавна" (ГАБТ) или тоже длинный, но по всем статьям второсортный "Фауст" Питерского Театра имени Мусоргского.

За лучший современный танец наверняка награждается труппа из Екатеринбурга "Провинциальные танцы" со спектаклем "Кленовый сад". Просто потому, что реальных конкурентов у этого спектакля нет. Соответственно и автор "Сада" Татьяна Баганова наверняка получает награду как лучший хореограф. Здесь вряд ли были конкурентами и Николай Боярчиков, поставивший "Фауста", и Евгений Панфилов с его претенциозным балетом "Прекрасные дамы маркизов и русских князей".

Еще проще с женской ролью в балете. Диана Вишнева из Мариинского театра соревновалась сама с собой - прочие кандидатки улетучились по болезни или из-за неучастия ранее номинированного спектакля в фестивальном просмотре. С мужской ролью сложнее. При отсутствии Сергея Филина, который за танцы в "Дочери Фараона" наверняка получил бы "Маску", выбирать надо из Вячеслава Самодурова в "Драгоценностях" и Дмитрия Белоголовцева в "Фавне". Самодуров танцует много и в сложной хореографии, хотя от Баланчина он стилистически далек. Белоголовцев находится на сцене 10 минут, медитируя и поддерживая партнершу: технических трюков никаких, выгодно подать себя как виртуоза нельзя, а подводные течения хореографии остаются за бортом. Но, с другой стороны, Белоголовцев - москвич. И его "Маска" хорошо уравновесила бы "Маску" Вишневой.

@@@
"Маска" в сослагательном наклонении
Incognito
«Игроки» Николая Гоголя
Арлекин навсегда
Афишная тумба
Благодарим за "Неблагодарных"
Бойцовские качества

Большая история для самых маленьких

@@

В Петербурге завершился первый всероссийский фестиваль театрального искусства для детей «Арлекин»

2004-06-09 / Евгения Тоцкая - театральный критик.



Сегодня проводить фестивали необыкновенно модно. Это и способ себя показать, и возможность на других посмотреть. Причем мода эта не только российская. Мы в данном случае даже слегка в хвосте мирового фестивального движения. Есть и театры, которые существуют от фестиваля до фестиваля, создавая спектакли именно с расчетом поразить коллег и начать плавное передвижение по миру из одной точки в другую. Такие спектакли и такие фестивали привлекают внимание профессионалов, но, как правило, остаются без внимания зрителя. Зритель такого рода фестивальному движению, строго говоря, не нужен. Его интересы здесь вовсе не главные.

@@@
Большая история для самых маленьких
Большой корабль идет вперед
В культуре: Сплотим ряды!
В театре будущего нет слов
Видимый град Китеж
Владимир Васильев: "Уланова у нас одна"
Все плачут и счастливы

Гвозди сезона вбиты

@@

Союз театральных деятелей РФ вручил ежегодную премию

2007-03-15 / Ольга Полинина







Всего один гвоздь, Александр Александрович? Но зато главный, Юрий Петрович!

Фото Евгения Зуева (НГ-фото)

Церемония проходила в Центре «На Страстном». Шесть малых хрустальных гвоздей вручены шести лучшим спектаклям прошлого московского сезона, и один большой – Гран при – получила Студия театрального искусства за спектакль «Захудалый род» режиссера и руководителя молодого театра Сергея Женовача.

Первыми на сцену ведущие вечера – два Алексея, Мясников и Веселкин, – пригласили актеров театра «Ленком». Спектакль «Затмение», режиссер Александр Морфов, стал первым гвоздем, который вбили на сцене Центра.

Заготовленный экспромт, текст ведения церемонии на сей раз не был безобиден. Сразу досталось критикам. Им всегда достается на таких мероприятиях. Тут уж актеры могут всласть покуражиться. Ведущие впились в критические цитаты о «Затмении». И надо признать, по делу. Особым успехом пользовалась фраза, что «Александр Абдулов сыграл не ярче, но глубже Николсона». Ребята довели ситуацию до абсурда. Вот уже американские критики в своих рецензиях якобы пишут о Николсоне: «У нас появился свой Абдулов».

Второй гвоздь вручили Дмитрию Крымову за спектакль «Донкий Хот», поставленный со своими студентами-сценографами. На Дмитрия обрушились в последние годы награды и премии, и он признался с трогательной искренностью: «Начинаю смущенно привыкать к такому вниманию, но каждый раз говорю себе – сиди, рисуй дома».

@@@
Гвозди сезона вбиты
Гнев против безделья
Государственное спасибо для театральных деятелей
Грант-гарант
Гранты безвозмездными не бывают
Десять самых популярных татар России
Железные парни

ЗАО «Игроки» начинает и выигрывает

@@

Премьера Сергея Женовача в Студии театрального искусства

2007-04-25 / Григорий Заславский







По рукам? Купец Ихарев (Андрей Шибаршин) больше походит на менеджера.

Фото Виктора Сенцова

Сергей Женовач не мог предположить, что его премьера попадет в такой премиальный контекст: публика, которая приходит в Центр им. Мейерхольда посмотреть «Игроков», ждет – чем же их удивит первый режиссер России (по версии «Золотой маски»)? Ну-ну…

Стихия игры, мальчишеского веселья, азарта, отличающих компанию молодых актеров, совершенно не вяжется с «высокой ответственностью». Короче говоря, Женовач – впрочем, ему всегда было это свойственно – быстро переводит внимание со своей скромной персоны на Гоголя: мол, вот кто настоящий герой. Настоящий герой, то есть буквально – Гоголь, стоит на сцене, красуется в левом углу сцены, – массивный бюст, с которым главный герой «Игроков», помещик Ихарев (Андрей Шибаршин) обходится запанибрата: снимая «форменное» черное пальто, вешает ему на плечи, на голову Николай Васильевичу небрежно бросает шляпу.

«Форменное», сказано только что, потому что и одежда, и слова, и, как позже выясняется, мысли у героев «Игроков» одинаково прекрасны (или, с какой стороны взглянуть, не прекрасны): черные костюмы-тройки, черные галстуки, черные пальто. Девять «типовых» ломберных столиков, крытых зеленым сукном, по одному на брата, занимают сцену, выстроившись в колонну по три (художник – Александр Боровский)…

@@@
ЗАО «Игроки» начинает и выигрывает
Закулисная история
И не иссякнет благородное вино в мехах
Итальянец в России
Квартирный вопрос для Валентины Матвиенко
Когда пропадает голос, а из стула "вырастает" гвоздь
Коротко

Леонид Хейфец: «Меня тянет туда, где нет дна»

@@

Режиссер начал учить системе Станиславского бизнес-элиту Украины

2004-05-14 / Григорий Заславский Леонид Хейфец, режиссер Театра им. Маяковского, заведующий кафедрой режиссуры Щукинского училища при Вахтанговском театре и руководитель режиссерской мастерской в Российской академии театрального искусства (ГИТИС). Его дебютный спектакль «Смерть Иоанна Грозного» в Театре Советской Армии открыл новую эпоху советского театра и новое режиссерское поколение. В начале мая Хейфецу исполнилось 70 лет.



- Леонид Ефимович, время от времени вы помимо ваших московских дел еще успеваете что-то ставить в других театрах страны и за рубежом. Откуда силы?

 

– Был довольно длительный период, когда я мотался по стране и за рубежом, была возможность ставить где угодно и сколько угодно. Сейчас уже и не очень хочется мотаться. Но если разбудят в пять утра и скажут, что в шесть есть возможность репетировать «Вишневый сад», или «Дядю Ваню», или еще какие-то пьесы Чехова, сразу проснусь и начну репетировать.

@@@
Леонид Хейфец: «Меня тянет туда, где нет дна»
Манеж, где возможно все
Не по-детски
Неполиткорректное зрелище
Новости
Новости кино
Новые достойные в области литературы и искусства

Одежда для театра

@@

Эскизы костюмов и декораций русских мастеров первой половины XX века

2007-04-20 / Юлия Виноградова







Театральное творчество Александры Экстер.

Фото из каталога выставки

Театр первой половины XX века – времени новаций и перемен – в последнее время привлекает все больше внимания. Очередная выставка под названием «Театральная мозаика», посвященная этому удивительному направлению русского искусства, открылась в галерее «На Ленивке».

Полвека для развития театрального искусства – срок огромный. За это время успело смениться несколько стилей и подходов к решению театральных постановок, загореться несколько ярчайших режиссерских звезд, реализоваться большое количество талантливых художников-новаторов. Тема обширная и представить это разнообразие во всей его полноте на одной, тем более камерной, выставке невозможно. Но организаторы и не ставили такой неподъемной задачи. Цель иная – показать даже не отдельные вехи развития театрального искусства в России, а скорее намеки на них, так что экспозиция выставки сама напоминает эскиз, легкий, сделанный в несколько самых важных штрихов, которые и формируют образ. К тому же все работы на выставке происходят из частных коллекций, что делает ее еще более интересной, потому что в отличие от музейных экспонатов неизвестно, когда эти работы удастся увидеть в следующий раз.

Действительно, мозаика – набор ярких камешков, всего по чуть-чуть. Эстетика и изящество «Мира искусства», немного авангарда и конструктивизма, реалистический театр поставангардного советского времени. Присутствует большинство важнейших имен, без которых невозможно представить театр того времени.

@@@
Одежда для театра
Один плюс один равняется ноль
Питерские шариковы избили постановщика "Собачьего сердца"
Полон город клоунов
Приказано: обезвредить!
Принцип неразумной достаточности
Против «тюзятины»

Пятьдесят лет игрока

@@

Сегодня юбилей у Сергея Женовача

2007-05-15 / Григорий Заславский







Сергей Женовач – создатель рисунков на песке.

Фото Артема Житенева (НГ-фото)

Сергей Женовач – режиссер, художественный руководитель Студии театрального искусства – отмечает сегодня 50-летие. К юбилею он получил несколько подарков – «Золотую маску» за «Мнимого больного», которого он поставил в Малом театре, и еще одну – за спектакль «Захудалый род», премьеру прошлого сезона в Студии театрального искусства. Еще один подарок он сделал сам себе – премьеру «Игроков», кажется, любимого своего писателя, Николая Васильевича Гоголя. «Игроков», как уже принято в СТИ, репетировали основательно – ездили на Украину, в Васильевку Полтавской губернии, «оборудовали» сцену настоящими ломберными столами. В спектакле, надо сказать, немало настоящих открытий, имеющих отношение и к Гоголю, и к азартным играм, небезопасным для игрока, даже самого смелого и умелого. Накануне юбилея корреспондент «НГ» встретился с режиссером.

– Сергей Васильевич! Хочу вас поздравить, на «Золотой маске» вы стали обладателем сразу трех премий. А недавно сыгранных «Игроков» все уверенно называют претендентом на «Маску» следующего года. Для вас это важно?

– Всегда важно признание, когда твоя работа находит отклик, и всегда хочется, чтобы чувствовалось то, что вкладывается в работу, то, что выдумывается, сочиняется. Это иногда бывает важнее, чем похвалить ради похвальбы. А все остальное настолько субъективно и временно! В нашей профессии самое главное – не оценивать свои работы, а чтобы было желание их делать дальше: сочинять, выдумывать, пробовать, идти во что-то неизведанное, необычное, интересное, раскрыть молодых артистов. Самое главное – найти некую затею. Конечно, хочется, чтобы это все воплотилось, но театр и искусство временно, поэтому постепенно созревает спектакль, а не в день премьеры. В этом и прелесть театра как такового и театральной игры. Когда это попадает в людей, возникает радость, удовольствие, естественно, усталость – как без нее, тогда есть желание двигаться вперед, забыть про это и идти вперед.

@@@
Пятьдесят лет игрока
Ректорские заботы
Родом из ГИТИСа
С юбилейчиком, или Образовательная беда
Самые престижные вузы России
Скромность национального достояния
Следуя канонам

Снова "Золотая маска"

@@ 1999-12-16 / Петр Хлебов



СТАЛИ известны афиша и первые лауреаты национального фестиваля "Золотая маска", который пройдет с 12 по 26 марта 2000 года. Структура фестиваля и механизм вручения премий претерпел существенные изменения: экспертный совет рекомендует жюри лишь перечень лучших спектаклей, а не номинантов; жюри же, в свою очередь, вольно выбирать лауреатов по своему усмотрению, и не только из числа участников фестиваля. Таким образом, экспертный совет ограничивается лишь рекомендательной, а не отборочной функцией. Председателем жюри по драматического театру и театру кукол в 2000 году будет художественный руководитель театра "Сатирикон" Константин Райкин, а по музыкальному - главный дирижер Саратовского театра оперы и балета Юрий Кочнев.

Среди лучших драматических спектаклей России - "Чевенгур" Льва Додина, "P.S." Григория Козлова, "Отец" Григория Дитятковского и "Буря" Александра Морфова (Санкт-Петербург), "Пушкин. Дуэль. Смерть" и "Комната смеха" Камы Гинкаса, "Мистификация" Марка Захарова, "Трудовой хлеб" Александра Коршунова, спектакли из Омска, Магнитогорска, Минусинска. Кукольные спектакли - петербургская "Золушка" Александра Максимычева, московская "Пиковая дама" Екатерины Образцовой и екатеринбургский "Соловей" Андрея Ефимова и Сергея Сидельникова.

Оперная афиша состоит из спектаклей Мариинского театра "Семен Котко" и "Пиковая дама", "Кармен" Александра Тителя, "Молодого Давида" Дмитрия Чернякова (Новосибирск), "Мазепа" Григория Исаакяна (Екатеринбург), спектаклей театра "Зазеркалье", "Новой оперы", "Геликона" и Красноярского театра оперы и балета.

Балет, от которого в этом году отделилась номинация "Современный танец", представлен "Спящей красавицей" и балетами Алексея Ратманского Мариинского театра, балетом Баланчина Большого театра и "Кармина Бурана" Красноярского театра оперы и балета. На новую премию по современной хореографии будут претендовать девять спектаклей из Екатеринбурга, Челябинска, Иркутска, Москвы и Санкт-Петербурга. В номинации "Оперетта" представлены три работы из Екатеринбурга, Красноярска и Новоуральска.

В конкурсе "Новация" три работы - "Как я съел собаку" Евгения Гришковца (Красноярск), "Игра" Алексея Левинского (Москва) и "Голоса незримого" ("Геликон-опера", Москва).

На церемонии вручения премий, которая состоится в Международный день театра, 27 марта, специальные премии "Золотая маска - За честь и достоинство" получат главный режиссер Театра на Таганке Юрий Любимов и народный артист России, председатель Ростовского отделения СТД РФ Михаил Бушнов. Премий "Золотая маска - За поддержку театрального искусства России" удостоены губернатор Санкт-Петербурга Владимир Яковлев, глава администрации Орловской губернии, председатель Совета Федерации Федерального собрания РФ Егор Строев и Альфа-банк.

@@@
Снова "Золотая маска"
Сны о чем-то большем…
Спектакли: 'Игроки'
Старая княгиня и ее двор
Танцор, бежавший из клетки
Театр масок на родине Мейерхольда
Томские артисты готовы к самосожжению

Традиционалисты и новаторы

@@

Премия Станиславского: свои и чужие

2007-12-03 / Григорий Анатольевич Заславский - обозреватель "НГ".



Премии Станиславского первоначально планировали раздать в это воскресенье, 2 декабря. Но потом, вероятно, подумали, решили не спорить с выборами и перенесли церемонию на 17-е. Все остальное – место, время, сам церемониал – изменить нельзя. В том числе список лауреатов. Он-то и вызывает некоторые сомнения. И это – естественная участь любой премии, театральной в том числе.

Как всякая премия, эта, осененная именем великого реформатора сцены, имеет свои достоинства и недостатки. Жюри выбирает, ищет и находит компромиссное решение. Частью – не вызывающее сомнений, частью – вызывающее. Порой не только сомнения. Скажем, премия Станиславского принципиально не отмечает одних и тех же лауреатов. На бумаге смотрится такое правило красиво, в жизни – заставляет проходить мимо стоящих театральных событий. То есть раз не дали Константину Райкину («Король Лир» в прошлом сезоне), Юрию Соломину («Ревизор» в Малом), Сергею Женовачу («Игроки» в Студии театрального искусства), Миндаугасу Карбаускису («Рассказ о счастливой Москве» у Табакова), Владимиру Панкову («Морфий» и другие спектакли в жанре саунд-драмы), значит, они уже получили свою премию раньше. Но вот Панков не получал. Следовательно – так следует изо всех саморекомендаций, – пока еще не дотягивает до безусловной награды. На мой взгляд, дотягивает, но, как говорится, вольному – воля.

@@@
Традиционалисты и новаторы
Убит ректор Российской академии театрального искусства Сергей Исаев
Хуррамабад навсегда
Шут на троне
Эпатаж – не его чашка чая
Японцы - тоже люди