Баку и Ереван запугивают друг друга

@@

Гонка вооружений в Закавказье принимает галопирующие темпы

2005-11-11 / Игорь Плугатарёв







Президенту России никак не удается примирить двух 'врагов по СНГ' – лидеров Азербайджана и Армении.

Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

Четыре республики, отколовшиеся от трех стран СНГ, вот уже полтора десятка лет живут де-факто самостоятельной жизнью. Напомним, что речь идет о Нагорном Карабахе, Абхазии и Южной Осетии, а также Приднестровье.

Попытки разгромить «сепаратистов» в ходе маленьких победоносных войн, как известно, ни к чему хорошему не привели. И вот теперь в Закавказье начались местечковые гонки вооружений. Правители, еще сохранившие советскую закваску, видимо, вспомнили, как США навязали подобное состязание СССР, и последний не выдержал напряга на экономику. Так почему бы не сделать то же самое на локальном уровне?

 

Финансовое состязание

 

В Баку, к примеру, решили «забить» военным бюджетом Армению. Увеличивая с каждым годом добычу и продажу нефти, Азербайджан год от года наращивает и свои ассигнования на военные нужды. В 2006 году они достигнут 600 млн. долларов, вдвое превысив аналогичный показатель нынешнего 2005-го (для сравнения: в 2002-м – 124 млн., в 2003-м – 139 млн., в 2004-м – 175 млн. долларов). Эти затраты составят 17% от предусмотренных в бюджете расходов. «И это не предел, – сказал в сентябре президент страны Ильхам Алиев. – Я поставил задачу: наш военный бюджет должен быть равен всему бюджету Армении (общий бюджет Армении в 2005 году составил около 700 млн. долларов. – «НГ»), а возможно, превосходить его. Так оно и будет! Мы добьемся этого».

@@@
Баку и Ереван запугивают друг друга
Бишкек отдает Москве границу
Генералы учились понимать президента
Гибель Ту-154 обернется реформированием украинской армии?
Диагноз: война в хронической форме
Китай наращивает военный бюджет
Китай оденет туркменскую армию

Кризис не помеха милитаризации

@@

Темпы роста оборонных расходов постсоветских стран значительно опережают мировые показатели

2009-03-18 / Владимир Мухин - обозреватель "Независимой газеты".

Все материалы по теме "Мировой финансовый кризис"





Стокгольмский международный институт исследований проблем мира (СИПРИ) обнародовал итоги и прогнозы состояния международной безопасности и военных расходов государств мира. Отмечается, что в 2009 году будет происходить дальнейшее усиление угроз международной безопасности. При этом, по подсчетам СИПРИ, в большинстве стран, несмотря на мировой экономический кризис, будет наблюдаться увеличение военных бюджетов, а также объемов продаж оружия и боевой техники.

«Институты по поддержанию мира могут столкнуться с серьезными проблемами, что видно хотя бы на примере Афганистана», – заявил директор института Бейтс Джил на презентации издания «СИПРИ-2007», прошедшей недавно в Москве. Между тем возникновение горячих точек возможно и в зоне интересов России – так называемом ближнем зарубежье. На такие выводы наталкивает анализ открытых данных о военных бюджетах стран СНГ (сюда традиционно включают Грузию и Туркмению, не входящих в Содружество) на 2009 год. Даже в условиях кризиса и секвестра финансовых планов оборонные расходы постсоветских стран останутся неизменными. При этом их суммарные расходы на оборону в 2009 году по сравнению с 2008 годом вырастут на 9%. Исключение составляет Россия, где ожидается сокращение военного бюджета на 8%. Впрочем, даже в условиях секвестра военные расходы РФ в нынешнем году будут на 3% больше, чем в предыдущем.

Это самый малый прирост ежегодных военных расходов РФ после 2000 года. Хотя в относительном выражении за последние восемь лет военный бюджет страны вырос более чем в 2,5 раза. Сопоставимый рост военных расходов за период 2000–2008 годов характерен для большинства стран бывшего СССР.

Между тем, по данным СИПРИ, с 1997 по 2006 год общемировые военные расходы выросли только на 37%. Очень скромно, как утверждают эксперты института, мировые расходы росли в 2005–2007 годах – в среднем на 3,5% ежегодно. На этом фоне постсоветское военное пространство – исключение. В 2006 году по сравнению с 2005 годом суммарные расходы бывших советских республик (без учета стран Балтии) возросли на 28%. А за период 2005–2008 годов – в 2,08 раза.

Военные расходы некоторых постсоветских стран отрывают значительные средства от их экономик. Абсолютным лидером здесь, как и прежде, является Грузия, военный бюджет которой в 2008 году составил почти 1 млрд. долл., или 5% от ВВП. За период 2004–2008 годов Грузия увеличила свой военный бюджет более чем в 10 раз. Приводя такую статистику, аналитики в один голос говорили, что Грузия готовится к войне. Эта скоротечная война, как известно, случилась в августе 2008 года. Грузия ее проиграла, но военные аппетиты ее от этого не убавились. 4,4% от ВВП на 2009 год – рекордный показатель запланированных военных расходов не только в рамках СНГ, но и в целом на Евразийском континенте. Исходя из этого можно предположить, что режим Саакашвили не отказался от своих реваншистских планов по отношению к Южной Осетии и Абхазии.

Значительные суммы на оборону от ВВП страны в 2009 году, как и прежде, потратят Армения (3,6% от ВВП) и Узбекистан (3,4%). Этому тоже есть объяснение. Между Арменией и Азербайджаном существует конфликт по поводу территории Нагорного Карабаха, и Ереван готовится к возможным боевым действиям. В Узбекистане сложная социальная обстановка, связанная с перенаселением, безработицей, влиянием радикальных экстремистских и религиозных течений. Развитие этих тенденций должен там предотвратить так называемый военный фактор.

Заметим, что страны с относительно развитой сырьевой экономикой – Казахстан и Азербайджан – уменьшили в относительном выражении расходы на оборону. Хотя в абсолютном выражении их бюджеты в 2009 году по сравнению с 2008 годом подросли как минимум на 10–15%. Стабильный рост военных расходов наблюдается в Белоруссии, Туркмении и Таджикистане – в этом году не менее чем на треть. Самые маленькие военные бюджеты у самых бедных постсоветских республик – Киргизии и Молдавии (менее 1% от ВВП). При этом военный бюджет Киргизии уменьшится в 2009 году на 7,7%. Но Бишкек, как и другие центральноазиатские республики, рассчитывает на военную помощь Москвы. На военную помощь ЕС и Румынии рассчитывает Молдавия. Уменьшение бюджетных военных расходов в нынешнем году будет у Украины.

@@@
Кризис не помеха милитаризации
Кризис подкосил реформирование армии
Минобороны продает тыл
Минфин преподал "непослушным" депутатам урок
Оптимистическая стратегия
Перевооружения не будет
Почта

Правительство готово отменить льготы для военнослужащих

@@

К середине лета этот вопрос из чисто экономического перерастет в политический

2003-05-13 / Владимир Мухин



Источники в Минобороны РФ сообщили, что правительство готовит новые поправки к Закону "О статусе военнослужащих", предполагая отменить военнослужащим льготы по бесплатному проезду в городском и пригородном транспорте, а также при следовании к месту проведения ими своего отпуска. Уже в ближайшее время, в рамках подготовки бюджета на 2004 год, эти поправки будут внесены в Госдуму РФ.

Военное ведомство завизировало документ с учетом своих поправок, которые в первую очередь касаются материальной стороны вопроса. Естественно, Минобороны требует больше денег, чем это определено в расчетах Минфина. В соответствии с предложенной концепцией рассчитываться на местах с транспортниками военнослужащие должны будут из собственного кармана. А эти расходы, в свою очередь, должны быть компенсированы из бюджета. Вопрос - в фактическом размере этой компенсации.

Сейчас в бюджете предусмотрено приблизительно 3 млрд. руб. на то, чтобы дать возможность военнослужащим без лишних расходов передвигаться по стране. Однако реальные траты гораздо больше, поскольку, во-первых, никто точно не считал, сколько раз солдат или прапорщик проехал в общественном транспорте. А во-вторых, стоимость проезда, скажем, к месту проведения военнослужащим и членов их семьи своего отпуска точно рассчитать вообще невозможно, поскольку по нынешнему закону офицер и его семья имеют право бесплатно передвигаться на отдых в любую точку России.

Правительство предлагает отменить эти льготы, а вместо них ввести для каждого военного усредненную денежную компенсацию. Величина ее пока держится в тайне. В Минобороны полагают, что солдат-контрактник должен получать не менее 7-8 тыс. рублей в месяц, его командиры, соответственно, значительно больше - 10-15 тыс. Именно такие суммы денежного довольствия, по словам первого заместителя начальника Генштаба ВС РФ генерал-лейтенанта Василия Смирнова, предлагались со стороны Минобороны РФ при определении затрат при переводе части войск на профессиональную основу. Минфин их отклонил. И сейчас в расчетах для солдата-контрактника фигурирует другая цифра - 5,2 тыс. рублей в месяц, для лейтенанта - капитана 7-10 тыс. руб.

Анализ показывает, что если столько в армии будут получать все офицеры и контрактники, то военный бюджет должен увеличиться как минимум на 15-20 млрд. рублей. Но такие расходы запланированы на проведение всей военной реформы в стране. А это значит, что денег на повышение зарплаты и компенсацию по льготам военным определят в меньших размерах. Как уже не раз заявляло военное руководство, повышенное денежное довольствие будет определено только для личного состава частей постоянной боевой готовности. Для остальных категорий военнослужащих Минфин скорее всего введет "символическое" повышение окладов на 300-400 рублей для каждого военнослужащего. Только так можно уложиться в те самые 3 млрд. рублей, которые планируются в ежегодном бюджете для военнослужащих на компенсацию льгот по пользованию транспортом.

@@@
Правительство готово отменить льготы для военнослужащих
Провал за провалом
Путин будет успокаивать военных
Путин не боится "человека с ружьем"
Путь к авантюре
Россия формирует новую силовую триаду
Россия-США: невнятный диалог

Рубль работает на оборону плохо

@@

Так считает заместитель председателя Счетной палаты Александр Пискунов

2002-02-16 / Вадим Соловьев Александр Александрович Пискунов родился в 1951 г. в Таганроге Ростовской области. В 1974 г. окончил Военную академию им. Ф.Э. Дзержинского. Прошел подготовку в Финансовой академии при правительстве РФ и школе бизнеса в Лондоне. С 1995 г. - заместитель руководителя аппарата правительства РФ, заместитель председателя Комиссии по военно-промышленным вопросам правительства РФ. С 2001 г. является аудитором Счетной палаты РФ.



- Aлександр Александрович, Счетная палата наряду с решением широкого круга задач проводит большую аналитическую работу в плане военного строительства. Ключевая проблема - военный бюджет. Как он формируется в реальности и как следовало бы его составлять наиболее целесообразным способом?

- Формирование и исполнение военного бюджета - задача во многом банальная и сложная одновременно. Имеется определенное пространство управления, есть задача сохранения безопасности государства в широком смысле, она распадется на задачу обеспечения обороны и на задачу безопасности личности, общества, государства. Мы мечтали направлять на оборону 3,5%, а на безопасность - 1,6% валового внутреннего продукта (ВВП). Итого - 5,1% ВВП. Сейчас реально эти цифры составляют соответственно 2,44% и 1,8% ВВП. Теперь эта задача распадается на ряд составляющих: обеспечение ядерного сдерживания, подготовка к ведению боевых действий в трех средах - на море, на суше и в воздухе. Кроме того, необходимо обеспечить соответствующие условия для функционирования разведки, контрразведки, охраны границы, правопорядка и так далее. Суммарные расходы на эти цели составляют около 30% бюджета, и около 30% бюджета идут на расчеты по государственному долгу, то есть на то, чтобы кормить, учить и лечить, остается менее трети. Состав, структура и задачи военной организации переразмерены для возможностей государства, и поэтому нужны расходы на военную реформу. Государство имеет ограниченный ресурс и цели военного строительства, на которые он должен быть распределен. Это плоскость функциональной классификации закона о бюджете.

Другая плоскость отражает ведомственную классификацию. Военная организация государства состоит из Вооруженных сил и других войск и органов, а именно - Минобороны, МВД, ФСБ, погранвойск и других. Эта плоскость может быть разделена как бы на три составляющих - на расходы, связанные с содержанием силовых структур, на их оснащение вооружением и военной техникой и на обеспечение: тыл, военно-учебные, медицинские заведения и так далее.

Третью плоскость формирует временная ось, которая должна отражать программу военного строительства, распадающуюся на этапы, отдельные годы, когда, например, осуществляется переход из пятивидовой в четырехвидовую структуру, а потом - в трехвидовую структуру Вооруженных сил. Здесь также должен отражаться ход государственного оборонного заказа и программы вооружения в целом. В части обеспечения военного строительства должна отражаться программа перехода к единому тылу, общей системе военно-учебных заведений и много чего другого.

Но в любом случае для рационального планирования нужна внятная организационная, информационная и правовая среда, которая позволяла бы хоть с какой-то точностью и оперативностью отвечать на вопросы: какие деньги, на какие цели кому переданы и как они расходуются? Следовательно, надо знать и контролировать, какие денежные потоки временно приостановить, а какие интенсивно двигать.

- Но это, в общем, так естественно, особенно для таких государственных организмов, которые насчитывают миллионы людей...

- А на самом деле вот этого как раз и нет в нашем государстве, в наших силовых структурах. Просто нет самого программно-целевого пространства, о котором столько лет говорят военные ученые и экономисты.

Мы должны были бы давно написать такой закон о бюджетной классификации, который реализовал бы эти элементарные принципы военного строительства хотя бы на самом примитивном уровне. Ведь никто не принимает во внимание такой фактор, как управление жизненным циклом оружия, не планирует его по годам, по соответствующим расходам, не вписывает в планы военного строительства. Вот и выясняется, что уже на стадии проектирования атомной подводной лодки следует просчитать, а во сколько обойдется ее утилизация. И выясняется, что утилизация будет соизмерима со строительством самой подлодки. А надо предусмотреть еще расходы на ее эксплуатацию, ремонт, модернизацию: это разрозненные блоки, нуждающиеся в согласовании и балансе как по времени, так и по ресурсам. Иначе нам вновь придется переписывать программу вооружений с чистого листа, не выполнив предыдущую даже наполовину.

Наглядной иллюстрацией отсутствия научных методов планирования является то, что мы сегодня имеем в вопросах денежного довольствия нашей армии. Пропорция численности офицеров, сержантов и гражданских служащих такова, что на одного командира приходится два солдата и два вольнонаемных. Как в таких условиях можно радикально повысить денежное довольствие тем же офицерам? Этого не произойдет никогда, если не изменить организационно-штатную структуру Вооруженных сил. Сегодня средняя зарплата гражданского персонала ВС 4,5 тысячи рублей, а военнослужащих - 3,5 тысячи рублей. Когда такое было?

И такое положение будет сохраняться до тех пор, пока бюджет не станет у нас действительно научно разработанным, комплексным, сбалансированным и прозрачным. Но чтобы сделать его таким, нужна соответствующая культура высшего государственного чиновника. За это мы и боремся в стенах Счетной палаты.

- А где еще есть резервы для оборонных расходов?

- Вот смотрите. Научно-исследовательские работы у нас в России становятся бесконечными, потому что уже сегодня они охватывают более 3,5 тысячи тем. Однако в этом году на испытания по результатам НИОКР будет представлено всего 35 образцов. Вывод: расходы на НИОКР малоэффективны, а результаты устаревают и обесцениваются.

Если учесть, что расходы на оборону Пентагона превышают 300 миллиардов долларов, а Минобороны России - 9 миллиардов, мы должны особо строго следить за тем, как работает каждый рубль.

Другая сторона проблемы - военная наука за отечественные гроши работает не на Россию, а на зарубеж, для иностранных армий. Разрабатывается и производится вооружение, которое Минобороны РФ не планирует закупать в ближайшие годы, но поставляет за границу, в том числе в приграничные страны.

- Да, но доходы от военного экспорта, как утверждают, идут на развитие отечественного оборонного производства, укрепление Вооруженных сил, не так ли?

- Поверьте мне, это только разговоры, что мы через ВТС поддерживаем Вооруженные силы РФ. Военно-техническое сотрудничество нашего ВПК за последние 10 лет ни копейки не вернуло в гособоронзаказ, ни копейки - это официальный доклад начальника вооружения МО РФ в Счетной палате.

- Ну а куда они делись?

- Не хочу говорить на эту тему. Кое-кто построил 5-звездочные гостиницы, прошли избирательные кампании. При этом руководители некоторых наших нищих оборонных предприятий указывают личные доходы, которые достигают миллиона. Это только то, что указывается официально. Но даже не в этом дело.

У нас дисбаланс между расходами на безопасность и оборону, между расходами на оснащение и содержание, между НИОКР и закупками и по многим другим позициям. Взять хотя бы систему, связанную с обеспечением Северо-Кавказского военного округа. Она построена так, что контракты заключает как бы сам округ, но Минэкономики при этом диктует, у кого и что купить. И получается, что мы в Краснодарский край везем овощи и фрукты чуть ли не через Северный полюс. Беда в том, что ситуация неуправляема, потому что она находится вне поля зрения для руководства. Эти все издержки - бешеные накрутки на военный бюджет.

- Оборонные предприятия негодуют по поводу того, что государство никак не может вернуть долги, а отсюда - и дела у них идут неважнецки.

- Это еще одна гримаса наших несовершенных финансовых отношений в оборонной сфере. Уточняя бюджет 2000 года, мы заложили средства на расчет по долгам с накопленной кредиторской задолженности предприятий ОПК. Это был такой же революционный поворот в методологии и практике бюджетирования, как и введение казначейства. Впервые накопленная за многие годы кредиторская задолженность была выделена в законе отдельно от текущих расходов. И это в сочетании с переходом на казначейство дало поразительный результат: выяснилось, что на самом деле накопленные долги, если их строго рассматривать в соответствии с законодательством и производить расчеты через казначейство, а не через "прямые" и "обратные" взаимозачеты, составили сумму, втрое меньшую, чем заложенные в законе 32,5 миллиарда рублей.

Знаете, Макнамара, став министром обороны, только тогда подошел к реформированию вооруженных сил, когда реально занялся деньгами. Не лозунги и доктрины, а надлежащим образом проложенные и контролируемые денежные потоки и ручейки гарантируют успех военного реформирования, военного строительства в целом.

Наша беда еще в том, что даже теперь, когда деньги, казалось бы, мы исправно платим, нет гарантий в определенном результате, ввиду несовершенства сложившейся системы контрактации. То есть заключается контракт на производство, условно скажем, 10 артиллерийских установок по цене, допустим, 5 миллионов рублей за изделие. Собираются: клерк Минэкономики, военпред и представитель завода. Они согласовывают цену, подписывается контракт. Но на самом деле это еще ничего не значит. К концу года собирается та же троица и говорит: ребята, извините, у нас же нет предельных лимитных цен, а кооперация цену подняла на комплектующие. Поэтому будет не 10 изделий по 5 миллионов рублей, а 5 изделий по 10 миллионов рублей каждое.

Необходима сбалансированная политика внутренних и внешних цен на вооружение и военную технику с учетом отраслевой и региональной специфики. Неудивительно, что цены, по которым мы продаем некоторое оружие за рубеж, ниже, чем те, по которым мы закупаем для собственных Вооруженных сил. Я как-то в шутку предлагал руководству СВР: давайте сделаем за границей подставную фирму, будем закупать наше вооружение по дешевке и поставлять в наши Вооруженные силы.

@@@
Рубль работает на оборону плохо
СНГ нужны новые объединительные технологии
США разрушают стратегическую стабильность
Сергей Иваненко: "ЯБЛОКО" готовит рафинированный бюджет