В Кремле приняли Баррозу

@@

Председатель Комиссии Евросоюза пособирал информацию

2005-04-22 / Аня Введенская, Андрей Терехов







Председатель Комиссии ЕС Жозе Мануэл Дуран Баррозу с оптимизмом смотрит на перспективы сотрудничества.

Фото Reuters

Вчера президент Владимир Путин принимал в Кремле председателя Комиссии Европейского союза Жозе Мануэла Дурана Баррозу. Это уже третий за последние четыре недели вояж европейского чиновника такого высокого ранга в Россию: в начале апреля в резиденцию Путина в Сочи летал Высокий представитель ЕС по вопросам внешней и оборонной политики Хавьер Солана, а незадолго до него, в конце марта, в Первопрестольной гостили Комиссар ЕС, ответственная за внешние связи, Бенита Ферреро-Вальднер и член Комиссии ЕС по торговле Питер Мэндельсон. Европейский «десант» направлен на активизацию подготовки к майскому саммиту РФ–ЕС в Москве. По мнению Баррозу, сейчас самое время провести всеобъемлющую дискуссию по всем важным стратегическим направлениям нашего сотрудничества.

«Отношения между Россией и ЕС набирают очень позитивную динамику, и мы намерены ее сохранить», – заявил вчера Путин. По словам президента, работа по подготовке к подписанию главных документов предстоящей встречи в верхах – «дорожных карт» (планов) по четырем общим пространствам – «движется на запланированном уровне». Путин отметил, что эксперты России и Евросоюза напряженно работают над документами по общему экономическому пространству, по вопросам безопасности и по гуманитарному сотрудничеству. Напомним, что европейцы настаивают на пакетном одобрении всех четырех «дорожных карт» – по экономике, свободе, безопасности и правосудию, внешней безопасности, а также науке и культуре. В Москве же считают возможным подписание документов по отдельности.

@@@
В Кремле приняли Баррозу
Вечная мерзлота гурманам не помеха
Вокруг биатлона
Даже переговоры не спасут Ближний Восток
Дева Мария звонит по телефону
Дело Лапина живет и побеждает
Еще один шаг к ВТО

Жена президента

@@

Когда Людмила Путина узнала об отставке Ельцина и о новом высоком назначении своего мужа, она долго плакала, потому что поняла: личная жизнь закончилась

2000-03-28 / Александр Головков



Новый 2000-й год Людмила и Владимир Путины встречали на Северном Кавказе. В Гудермесе и.о. президента вручил награды отличившимся воинам. Фото АП.

А затем они встречали Новый год в вертолете над Северным Кавказом, пили шампанское прямо из бутылок (за неимением стаканов), не без проблем добрались до Гудермеса, где провели несколько часов в атмосфере всеобщего восторга, сдерживаемого лишь оковами военно-служебного этикета.

Новогоднее приключение, в котором смешались искренние чувства и соображения высокой политики, как бы задало тон формированию нового образа ее жизни, где на одно из первых мест выходят заботы о поддержании необходимого имиджа первой супружеской четы государства. По традиции, установившейся в мире давно, а в нашей стране - с началом перестроечной эпохи, жена президента является, по существу, официальным лицом, коему предписаны специфические функции в политическом действе. Следовательно, ей приходится постоянно демонстрировать себя на публике, даже в том случае, если это противоречит ее собственным привычкам и желаниям.

Общество снова выделило верховной власти огромный кредит доверия.

Фото Артема Житенева (НГ-фото)

Людмила Александровна Путина никогда не интересовалась политикой, считая это скучным делом. Но необходимость участвовать в различного рода официальных церемониях ее не тяготит - она даже находит некоторое удовольствие в светских мероприятиях. Ей как нормальной женщине приятно красиво одеться, появиться в обществе, где есть с кем поболтать. Предыдущая жизнь, проходившая вне фокуса общественного внимания, все же определенным образом подготовила ее к нынешнему статусу со всеми его преимуществами и неудобствами.

Людмила Путина на пять лет моложе мужа. Она выросла в Калининграде, где после школы поступила в технический вуз, но уже на третьем курсе ощутила, что избранная дорога ей не подходит. И отчислилась, повернув судьбу в неопределенном направлении. Устроилась в Калининградский авиаотряд стюардессой - весьма подходящая должность для девушки решительной, но еще не определившей жизненные цели.

В 1978 г. она прилетела в Ленинград на три дня с приятельницей, также стюардессой. Приятельницу пригласил на концерт Райкина в театр Ленсовета ее ленинградский знакомый; она, в свою очередь, пригласила Людмилу (сказала, что одной идти страшновато). Тогда знакомый приятельницы также пригласил своего друга - это и был Владимир Путин. Так они познакомились - на ступеньках известной театральной кассы на Невском проспекте. Вечер прошел удачно, и на следующий день компания отправилась в Ленинградский мюзик-холл, а на третий день - опять в театр Ленсовета. Благо, по характеру своей работы Путин мог доставать билеты - это его достоинство было первым, которое оценили девушки, прибывшие в город на Неве.

Сначала Людмила влюбилась в Ленинград - в немалой степени именно потому, что в первый приезд в этот город удалось хорошо провести время с новым знакомым. И за три дня возникло чувство взаимной симпатии, достаточное для того, чтобы продолжить знакомство. У Людмилы в Калининграде не было телефона, поэтому она звонила другу сама, потом стала летать на свидания. Он тогда сказал ей, что работает в уголовном розыске - так полагалось рекомендоваться по правилам службы. На самом же деле Владимир Путин числился в кадрах Первого главного управления КГБ (внешняя разведка) и был гораздо больше, чем Людмила, связан обстоятельствами службы.

Первоначальное ее восприятие будущего спутника жизни было таково: "Он был очень скромно одет, я бы даже сказала, бедно. Совсем невзрачный такой, на улице я бы даже не обратила внимания". Но вскоре она ощутила незаурядное путинское обаяние, в основе которого - высокая внутренняя эмоциональность, закованная в панцирь безукоризненного самообладания, что свойственно сильной и страстной мужской натуре. Месяца через три-четыре после первого знакомства она поняла, что он - именно тот человек, который ей нужен.

Решительная девушка взяла на себя инициативу формирования отношений с избранником (или так ей это тогда представлялось из-за неполного понимания игры партнера). Для начала она перебралась в Ленинград учиться. Он рекомендовал университет, и она поступила на филологический факультет ЛГУ. Специализировалась на романских языках - изучила французский, испанский, элементы португальского.

Но только через три с половиной года Людмила и Владимир окончательно определились и соединили свои судьбы. Они очень серьезно восприняли то, что произошло. ("Для меня замужество не было легким шагом. И для него тоже. Есть ведь люди, которые ответственно относятся к браку".)

После свадьбы они жили вместе с родителями в двухкомнатной квартире общей площадью 27 квадратных метров (эту квартиру в доме-новостройке в районе Автово Путин-старший получил как инвалид войны). Людмила не чувствовала там тесноты, так как со свекром и свекровью у нее сложились наилучшие отношения. (Иного и быть не могло: они относились к Людмиле, как к женщине, которую выбрал их сын, в которого Владимир Спиридонович и Мария Ивановна Путины вложили всю свою жизнь.)

Когда родилась дочка Маша, Людмила была на четвертом курсе филфака, а ее муж учился в Москве, в Краснознаменном институте имени Андропова (ныне - Академия внешней разведки). Результатом этой учебы стала первая загранкомандировка - в Германию. Первоначально Путин должен был ехать в Берлин, но один знакомый (также ленинградец) рекомендовал его шефу группы в Дрездене.

Путин находился в командировке в Германии с 1985 г., но окончательно семья обосновалась в Дрездене в 1986-м (к тому времени Людмила окончила университет).

Последующие годы были из самых лучших для семьи Путиных. У них родилась вторая дочь, Катя. У Владимира была интересная работа, у Людмилы - масса возможностей для интересной, содержательной жизни.

Они жили в служебной квартире в немецком доме, совсем недалеко от особняка, в котором работала вся группа советских разведчиков. От дома до работы - минут пять ходьбы. Из окон своего кабинета Владимир видел младшую дочь в яслях. Обедать он всегда приходил домой. Вечерами приходили друзья по работе, бывали и немцы (Путины дружили с несколькими немецкими семьями). В выходные уезжали за город. (У Путина была служебная машина - "Жигули", это в ГДР считалось вполне приличным уровнем.) Вокруг Дрездена очень много красивых мест, в 20-30 минутах езды от города - так называемая Саксонская Швейцария. В общем, удобный, налаженный ритм жизни.

Потом все рухнуло вместе с Берлинской стеной. Людмила Путина видела, что творилось с немецкими соседями по дому, работавшими в системе Министерства госбезопасности ГДР. Одна ее приятельница неделю плакала - именно по утраченной идее, по крушению того, во что она и многие ее сограждане всю жизнь верили.

В январе 1990 г. семья Путиных вернулась в Ленинград. После Германии отечественные реалии показались ужасными. Отвыкшая от "прелестей" советской жизни, таких, как очереди, карточки, талоны, Людмила Путина не могла, как некоторые, искать, где подешевле, выстаивать очереди. Просто забегала в ближайший магазин, покупала самое необходимое - и домой. К тому же никаких особых денежных накоплений за годы работы в Германии у них не было, а то, что привезли, "съела" покупка автомобиля.

Да и на работе у Владимира ситуация изменилась. В какой-то момент он понял, что дело его жизни исчерпало себя, и вынужден был задуматься о будущем. На первых порах Путин устроился в университет на должность помощника проректора (оставаясь при этом в действующем резерве ПГУ). Затем поступило предложение работать в команде Анатолия Собчака, положившее начало длительному и успешному периоду пребывания Владимира Путина в коридорах власти Северной Пальмиры.

После вселения в собственную квартиру Людмила Путина получила возможность обустройства прочного семейного гнезда. Друзья и знакомые семьи признали ее хорошей хозяйкой, способной самостоятельно управляться со множеством дел (ибо мужа, по мере его возвышения в административной иерархии, все более затягивали дела служебные). Оценили также ее характер, способность без стеснения говорить то, что она считает правильным.

В 1994 г. Людмила Путина попала в автомобильную аварию, которая едва не привела к трагическим последствиям. Она получила серьезные травмы позвоночника и черепа, перенесла две сложные операции. Во время второй операции пришлось разрезать шею спереди и сзади, и Людмила более всего огорчалась, что послеоперационные шрамы испортят ей внешность. Но в конечном итоге все обошлось, заметных следов врачебного вмешательства не осталось. Однако полное восстановление здоровья после аварии было достигнуто лишь через два года.

Год 1996-й принес новые крутые перемены в жизни семьи Путиных. После того, как в мае Анатолий Собчак проиграл губернаторские выборы, Владимир Путин не мог оставаться в городской администрации, где он был правой рукой потерпевшего поражение руководителя. Некоторое время он еще оставался в Смольном, занимаясь делами президентской избирательной кампании, потом должен был освободить кабинет и искать себе новое применение.

Людмила Путина нисколько не сомневалась, что ее муж одолеет все неурядицы и добьется новых успехов, - она знала силу его ума и воли. Между тем судьба приготовила им еще один неприятный сюрприз.

В то лето 1996-го, сразу после президентских выборов, семья Путиных переехала за город, в дом, который строили шесть лет (примерно в ста километрах от Петербурга). Прожили там полтора месяца, занимаясь обустройством. И как только все закончили, дом сгорел. Дотла, вместе с деньгами и вещами, вплоть до детских игрушек.

(Пожарные, проведя экспертизу, пришли к выводу, что во всем виноваты строители, неправильно сложившие печку. Они признали свою вину и восстановили дом - через полтора года, когда Путины уже переехали в Москву.)

Людмила Путина случившееся восприняла спокойно. Она понимала, что ни дом, ни деньги, ни вещи не стоят того, чтобы ради них сильно напрягаться в жизни - потому что в один момент все это может просто сгореть.

В то лето, как она вспоминает, не стоял вопрос: ехать в Москву или не ехать. Было понятно, что ехать надо. В Петербурге у Владимира Путина не было никаких перспектив, а в первопрестольную звали друзья из многочисленного клана московских питерцев, занимавшие неплохие места в федеральных властных структурах. Не сразу, но нашлась более или менее подходящая должность - в Управлении делами президента.

Людмиле не хотелось уезжать из Петербурга: только начали жить в своей квартире, а тут опять все казенное. Но на новом месте их устроили неплохо - на даче в Архангельском. Дом, правда, был старый и старая обстановка, зато два этажа, шесть комнат, две внизу, четыре наверху - шикарно!

И Москву Людмила полюбила сразу. Может быть, ее энергичной натуре комфортно было от ощущения, что вокруг жизнь бьет ключом. Ее муж привыкал к столице несколько дольше, но в конце концов должен был признать, что Москва - вполне европейский город, в сравнении с ней Питер все-таки провинция (хотя бы в смысле политики).

Вероятно, с Москвой Путину легче было примириться благодаря собственным успехам в коридорах федеральной власти. Через несколько месяцев он сменил скромную административно-хозяйственную должность в ведомстве Пал Палыча Бородина на ответственный пост начальника главного контрольного управления в ранге заместителя главы администрации президента, еще через год с небольшим стал первым заместителем руководителя АП и далее зашагал по ступеням кремлевской иерархии.

Людмила Путина восприняла молниеносную карьеру мужа как должное. Она просто посчитала, что раз так происходит - значит, так надо. Внутренне ей труднее было привыкнуть к собственному высокому статусу. ("...Знаете, вот то, что я - премьерша, меня удивляет, а то, что он премьер, - нет".)

Она очень беспокоится о дочерях, которым также нелегко сейчас - приходится расти в отдалении от сверстников, а в последнее время и от школы - по соображениям безопасности. ("...Но девочки у нас получились - ох, не сглазить бы - какие-то очень умные по жизни. Я надеюсь, что все эти перемены на них не скажутся...")

@@@
Жена президента
Летний сезон открыт
Любовь до последнего укуса
Микрофоны убивают голос
Несладкая жизнь в "Вишенках"
Нормальный самолюбивый человек
Нужна новая модель стратегического партнерства

Опасный для здоровья рок-н-ролл

@@ 2001-10-20 / Александр Шуплов



ИЗВЕСТНЫЙ рок-критик, экс-редактор журнала "Плейбой" Артемий Троицкий выпустил в свет "Тусоводитель" по Москве. Издание это входит в серию "От зари до зари", призванную помочь любителям тусовок оптимально провести время в той или иной столице мира. В одном из московских клубов прошла презентация "Тусоводителя", на которую автор прибыл в карете "скорой помощи". В клуб его внесли на больничных носилках два санитара, и весь вечер он раздавал автографы и интервью, опираясь на костыли. Что заставило рокера первого призыва взяться за перо? Мы порасспрашивали его на эту, да и на другие волнующие темы.

- Взяться за перо меня заставила страсть к деньгам, возможность заработать, - не скрывал своего творческого стимула Артемий Троицкий. - С издателем серии мы старые друзья. Вот и придумали ее. Все четыре книжки вышли одновременно. Тусоводители по Берлину, Лондону и Парижу писал не я - я не настолько самонадеянный тип! - их писали люди, которые там жили. Я написал о том городе, где сам живу, - о своей любимой Москве. На протяжении десятилетий к ней прикипел и считаю, что имею право о ней говорить. Я не знаток клубной жизни, скорее считаю себя знатоком Москвы, так как я живу здесь с небольшими перерывами уже 46 лет. Думаю, что неплохо знаю московские рестораны и музыкальные клубы. Но многие кофейни, бизнес-центры, магазины и т.д. мне пришлось осваивать впервые в процессе работы над этой книгой, хотя в реальной жизни я туда не хожу. Вся информация пропущена через мой субъективный, но не предвзятый взгляд, всему дается моя оценка. Я не претендую на право быть судьей и выставлять объективные баллы. Это субъективная оценка. Вы знаете, как у нас действует ресторанная и клубная критика. Прикормленные авторы, как говорится, за небольшой прайс или за регулярное угощение хвалят те или иные рестораны и клубы. Я, слава богу, нахожусь в таком статусе, что коррупция мне не угрожает - так что я руководствовался своими собственными оценками, симпатиями и антипатиями.

- Почему вы прибыли на презентацию своего детища столь экстравагантно?

- Недавно в одном из московских клубов мы отмечали день рождения моей жены. Было очень весело. Я танцевал с разными девушками разные латинские рок-н-рольные танцы. В какой-то момент подустал, что-то не выдержало, и я вместе с партнершей грохнулся на пол. У нее - легкое сотрясение мозга, а у меня - разрыв связок правого колена.

- Рок - искусство молодых. Какие у вас возникают ощущения, когда отечественные рокеры "первой волны" выходят на сцену и поют шлягеры 30-летней давности, а юная публика видит дядек с седыми всклокоченными волосами, упакованных в джинсы и косухи со всеми своими животиками?

@@@
Опасный для здоровья рок-н-ролл
Отблески Серебряного века
Палестинцы отвергают ультиматум Израиля
Партии сулят избирателю сплошные праздники
Прогулки по Багдаду
Противостояние элит
Путин и Буш спасли Афганистан

Рай для художника

@@

Под Москвой можно жить веселей, чем в Париже. Это доказал арт-фестиваль "Мелиорация"

2002-09-03 / Михаил Сидлин Фестиваль "Мелиорация" - самое крупное арт-событие Подмосковья в 2002 году. В зеленую зону на берег Клязьмы съехались несколько сот художников и несколько тысяч зрителей. Три дня подряд, в последний уикенд лета, они бегали с корабля на бал, точнее, неторопливо брели с вернисажа на дискотеку, от перформанса уходили к пейнтболу, из подземного бара карабкались вверх, чтобы забраться на поднебесный ковер.



Забор - забор - забор

Счастливое советское детство... Панельные пятиэтажки, настольный теннис втроем, красная сарделька с водянистым картофельным пюре на завтрак - все это советский дом отдыха. Таким он был, таким он и остался - пансионат "Клязьминское водохранилище".

Впрочем, кое-что изменилось. Во-первых, во времена социализма текла горячая вода в кранах, потому что жили парткомы и всегда было куда пожаловаться. Зато в советское время не было пейнтбола, армрестлинга и конкура. Пейнтбол или горячая вода - это выбор между эпохами: дикого капитализма и сгнившего социализма. В реальности они сосуществуют, ничуть не мешая друг другу. И пейнтболисты дрожат в холодных душевых.

На Клязьме строили рай. Это была воля Хрущева: проезжая как-то раз мимо залива, он барским взглядом окинул окрестности и повелел строить самый большой в мире пансионат для трудящихся. Построили. На несколько тысяч человекоединиц. Хрущев посмотрел и повелел увеличить число койкомест вдвое. "Но, э-э, Нникита Ссергеевич, - дрожа лепетали сотрудники новой здравницы, - мместа малловато". - "Ничего, повесим подвесные койки", - сказал генсек. И повесили бы - по три в номер. Но тут грянула борьба с волюнтаризмом, и про нары забыли. Так что путевки на Клязьму в советское время брали с боем.

"Все страны будут в гости к нам" - славный лозунг хрущевской поры нашел неожиданное воплощение в эпоху Путина. Сегодня основные жители пансионата - трудовые мигранты. А законные они или нет - не у кого спросить. Но скоро закончится их пора.

Скоро все советское на Клязьме снесут. И воцарится сплошной капиталистический рай: коттеджи, сауны и закрытые клубы. А пока что пансионат "Клязьминское водохранилище" - странный монстр, живущий на перепутье эпох. Стоит чуток отплыть от берега залива на проржавевшем насквозь катамаране с сиденьями, сделанными из стульев, и попытаться выйти на берег за косой, как наперерез уже бежит охранник (хорошо, что не с автоматом): "Стой! Запретная зона! Частная собственность!" Вот так вот и будут отдыхать туристы в новом капиталистическом раю: куда ни плюнь - везде забор.

Прорыв - прорыв - прорыв

Все равно сносить. А значит - не жалко отдать художникам для трехдневной акции павильон "Солнечный". "Павильон" - звучит несерьезно. На самом деле это два пятиэтажных корпуса, рассчитанных на тысячу с хвостиком отдыхающих (по три в номер). Корпус сгорел, от него остались одни лестницы и перекрытия. Там, где раньше жили курортники, расположились художники.

Только поздно вечером в пятницу масштаб события стал ясен. Когда машины с московскими номерами заняли все места на стоянках внутри пансионата. Когда народное гулянье стало напоминать "день города", но - только для своих, то есть лучше. Когда зажглись огни на "Солнечном". Сотни лампочек осветили сотни боксов (в прошлом - жилые комнаты), и в каждом из боксов было по произведению. Сам санаторный корпус стал тотальной инсталляцией. Ее авторы - художники Виноградов и Дубоссарский. Вместе с куратором Евгенией Кикодзе они впервые организовали в Подмосковье праздник такого размаха.

Масштаб - это и есть событие. Трудно говорить об отдельных арт-проектах фестиваля, потому что большинство художников привезли "что было", вовсе не заботясь о сопоставимости места и собственных работ. Лучше говорить о "Мелиорации" как о мегапроекте по поиску нового места для искусства в новой социальной среде. Потому что в таком фестивале суть не в том, чтобы увидеть новые великие достижения искусства. А в том, чтобы приятно провести время с правильными людьми в достойном месте. Поэтому лучшими работами стали те, что обыгрывали тему приятного времяпровождения. И это были, конечно, не сотни творений внутри павильона "Солнечный", а те 20 проектов, которые были сделаны на открытом воздухе - по всей территории пансионата.

Корпуса Клязьминского пансионата - в 5 этажей. Для того чтобы были не выше вершин деревьев. Для того чтобы снять у отпускника ощущение ужаса от того, что он - посреди 6 тысяч таких же: как будто бы он - в лесу. Группа "Обледенение архитекторов" взяла за основу тот же принцип. И еще один - от разрушенного павильона "Солнечный" (лестницы и перекрытия). В результате на берегу залива была построена многоэтажная башня - специально к фестивалю. "Леса в лесах" - так назывался этот проект, потому что основа конструкции предельно проста: строительные леса, а выстроены они были вокруг берез, металлические трубы предельно аккуратно обошли живые ветви. На предпоследнем этаже положили красный ковер и поставили настольную лампу (там и проводили свое время архитекторы - ели, спали, веселились). А на последнем этаже лесов устроили смотровую площадку - она уже чуть-чуть подымалась над верхушками деревьев, и с нее можно было увидеть даже далекий салют в Москве. Экологичная архитектура. Больше 50 человек не забираться.

@@@
Рай для художника
Русские водка и бензин - на службе у братвы
Свобода вместо блокбастера
Хорошо где мы есть
Человек большого пространства
Ющенко прилетел в Москву на самолете Кучмы