"В обстановке полного взаимопонимания"

@@

Всебелорусское народное собрание прошло в лучших традициях застойного периода

2001-05-26 / Андрей Полевой



Спектакль окончен. Актеры и статисты разъехались. Главный режиссер остался доволен. Таковы результаты работы прошедшего в Минске Всебелорусского народного собрания, которое за один день обсудило все проблемы страны и одобрило перспективы ее развития на ближайшую пятилетку.

С политическим докладом "За сильную и процветающую Белоруссию" выступил президент республики Александр Лукашенко. Были названы цифры, иллюстрирующие победы и достижения. Они постоянно звучат из уст главы государства в выступлениях перед депутатами Национального собрания, на республиканских селекторных совещаниях, заседаниях, о них знает вся страна.

Поскольку белорусский лидер сразу заявил, что проект основных положений Программы социально-экономического развития страны на 2001-2005 гг. одобрен и рассмотрен правительством, Национальным банком, Академией наук, Комитетом госконтроля и другими органами государственного управления, он как бы дал понять 2500 делегатам Всебелорусского народного собрания, что им следует только поддержать предложенный их вниманию документ. Что и было сделано подготовленными записными ораторами, среди которых были спикер Совета республики Национального собрания, министр обороны, митрополит Минский и Слуцкий, патриарший экзарх всея Белоруссии, народная артистка республики.

Из уст всех выступающих лились только слова одобрения. И фактически, как мог заметить любой гражданин республики, который у экрана телевизора наблюдал за ходом собрания в прямом эфире, обсуждения не получилось. А вопросов после доклада президента страны осталось немало. Например, многих удивляет, что в республике, имеющей, по официальной статистике, значительный рост ВВП, динамике которого могут позавидовать богатейшие страны мира, значительная часть населения живет за чертой бедности и доходы граждан падают. Или еще: почему в прошлом году годовая инфляция была на уровне 200-300%, а в ближайшее пятилетие ее планируют уменьшить в десятки раз. За счет чего?..

Уже первый оратор, который поднялся на трибуну, призвал Александра Григорьевича идти с обсуждаемой программой на президентские выборы и победить. К чести белорусского лидера, он заявил, что это не предвыборное собрание кандидата в президенты Александра Лукашенко, а народное собрание, на котором обсуждаются перспективы развития всей страны. Однако позже сам не удержался и неоднократно затрагивал тему предстоящих президентских выборов. Например, таким образом: "Я не хочу удерживать власть силой и несправедливостью. Власть сегодня удержать - не проблема. Но вы думайте, что будет после президентских выборов. Если мы сломаем общество, если мы не убедим общество, что оно должно поддержать нас на этом переломном этапе, если на определенном этапе люди за нас не проголосуют, мы никогда не удержим власть. Запад понимает, что они у нас не выиграют президентские выборы? Но почему дают деньги? А для того, чтобы после президентских выборов в результате их консолидировать "пятую колонну" и направить на разрушение этой власти и страны". Еще один посыл, явно адресованный электорату: "Менять руководство страны не нужно… Это лучшие люди. Кого на кого мы будем менять?"

Удивили гости Всебелорусского народного собрания, которые тоже получили слово на форуме. Лауреат Нобелевской премии, вице-президент Российской академии наук Жорес Алферов позавидовал своим землякам-белорусам, у которых такой замечательный руководитель: и стране не дал упасть в пропасть, и люди имеют достойный человека уровень жизни. Науку сохранил, и страна добивается значительного роста не за счет использования природных ресурсов, как Россия, а за счет внутреннего потенциала.

Лидер Компартии Украины Петр Симоненко привел страшные цифры спада производства в народном хозяйстве Украины. Все вину за произошедшее с богатой в советские времена республикой он возложил на "чикагских мальчиков", которые все увереннее берут власть на Украине и проводят антинародную капиталистическую политику, от которой страдает большинство трудового народа. И произнес славословие в адрес Александра Лукашенко - сильного и дальновидного политика, желающего объединения всех славян. В таком приблизительно духе были выдержаны выступления и других гостей форума.

Здесь хотелось бы обратить внимание на одну деталь: на белорусском языке с трибуны форума говорили в основном представители белорусской диаспоры, которые приехали в Минск из-за границы. Местные ораторы почему-то предпочитали излагать свои мысли на русском.

Когда белорусский лидер говорил "по бумажке", делегаты Всебелорусского собрания слышали одно. Но стоило ему оторваться от текста, начать импровизировать, слышалось прямо противоположное по смыслу тому, о чем говорилось ранее. Вот несколько примеров. Выше приводились слова Лукашенко о том, что власть силой он удерживать не будет. Однако через несколько минут, во время импровизации, Александр Григорьевич откровенно признался, что так, как Милошевич и Кебич, сложа руки, сидеть он не будет. В докладе прозвучало, что сельское хозяйство должно быть самоокупаемым, время иждивенчества прошло. Далее (не по тексту): "мы должны помогать сельхозпроизводителю". Для справки. Ежегодно республика вкладывает в агропромышленный комплекс до 500 млн. долл.

Тема президентских выборов, безусловно, так волнует Александра Григорьевича, что он неоднократно высказывался по этому поводу и пугал Западом, который хочет вмешаться в процесс: "800 миллионов долларов готовы бросить на свержение существующего строя в Беларуси. Вы дайте нам 800 миллионов, и вы проблем не будете иметь! 800 миллионов - и вы друзьями у нас будете!"

@@@
"В обстановке полного взаимопонимания"
"Заявление тринадцати". Предприниматели требуют от политиков взаимных уступок
"Комитетчики" выходят на публику
"Мы не можем позволить себе проводить политические эксперименты"
"Не надо гадать о содержании политики Путина"
"Отдавайте кесарево кесарю, а Божие - Богу"
"Ростехнологии" – для машиностроения

"У нас есть шанс победить"

@@

Геннадий Зюганов считает, что крупный капитал 26 марта выберет либо КГБ, либо КПСС

2000-03-16 / Иван Родин



Геннадий Зюганов.

Фото Натальи Преображенской (НГ-фото)

- ГЕННАДИЙ АНДРЕЕВИЧ, в чем, на ваш взгляд, отличие нынешней президентской кампании от кампании 1996 года?

- Отличие есть. В ту кампанию ельцинская эпоха была в разгаре. Сейчас же она подошла к закату - с результатами и последствиями, которые сопоставимы с большой войной. Эта кампания отличается и тем, что фактически реально соперничают только две силы: наше движение "За Победу!" и "партия власти". Остальные просто участвуют. Отличие этой кампания и в том, что она проходит сразу после выборов в Государственную Думу, когда образовался новый расклад сил, и проходит в такой ситуации, когда "партия власти" наконец осознала необходимость создания сильной политической организации с централизованным управлением и собственной идеологией.

Но одновременно эта кампания показывает, что у "партии власти", как всегда, есть желание что-то изобрести, но нет для этого интеллектуальных сил. Нынешняя кампания проходит в условиях, когда те олигархи, которые раньше безоговорочно поддерживали Ельцина, сегодня от Путина расползаются, не зная, что им делать. Для многих из них 26 марта выбор будет между КПСС и КГБ. Это трудный выбор.

Впрочем, я утрирую. Если же говорить серьезно, то наше движение "За Победу!" выражает широкие интересы, оно надпартийное, и основу его составляют принципы справедливости, народовластия и достаточно прагматичное желание мирно и демократично выйти из сегодняшней кризисной ситуации, поддержав всех, кто хотел бы работать, учиться и изобретать, а не пьянствовать и воровать. Кстати, еще одна специфическая черта нынешней избирательной кампании связана с ее скоротечностью. Этот принцип - " Давай! Давай! Голосуй! А там разберемся!" - не столь уж и примитивен, как кажется на первый взгляд. Задача у тех, кто его реализует сейчас на практике, достаточно прозрачна - отстранив Ельцина, попытаться как можно быстрее, пока народ не разобрался в чем дело, утвердить у власти его наследника, а вместе с ним и старый курс, только в новом сюртуке.

Если так случится, это будет подлинной национальной трагедией. Старый курс неизбежно приведет к обвалу всей экономики уже этим летом. А под ее обломками потеряют доходы не только рядовые граждане но и все еще не поднявшийся на ноги средний класс. Даже те, кто за эти годы баснословно обогатился, почувствуют, как у них почва уходит из под ног. Они ведь, судя по всему, так и не сделали выводов из мировой истории XX века, особенно из нашей, российской, истории этого же периода. Это только дураки верят в тот анекдот, согласно которому наши рабочие столь безропотны и покорны, что готовы сами себе веревку найти да еще ее и намылить, если хозяин вздумает их перевешать. Да, они найдут веревку и ее намылят. Но сами в петлю не полезут, а повесят тех, кто захочет уничтожить русский народ. Вот этого-то господа реформаторы не понимают. Всему есть предел. Он сейчас налицо. Дело дошло до откровенного геноцида русских. И тут уже ничего не остается, кроме как собраться всем миром и дать отпор супостатам.

- То есть российский капитал, используя вашу шутку, все-таки выбирает КГБ?

- Ему надо выбрать политику здравого смысла, реализма. Вопрос в том, кто может ее не только предложить, но и реализовать. Удержать страну, сохраняя демократические основы и проводя новый курс - нэп-2000, сможет только КПРФ, наше объединение левых и патриотических сил. Все остальные с этой задачей не справятся. А мы гарантируем и равенство различных форм собственности, и неприкосновенность законно приобретенных доходов и собственности, и прожиточный минимум каждому человеку, и воссоздание реальной системы управления, исходящей из новых веяний, а не из постоянных оглядок назад. Я бы всем советовал очень внимательно ознакомиться с моим обращением к народу и нашими конкретными предложениями по всем ключевым проблемам сегодняшней России.

- Существует точка зрения, что главная особенность идущей президентской кампании - это жесткая предопределенность ее результата, ведь кандидат от "партии власти" не может позволить себе проиграть. Вы согласны с тем, что такая предопределенность победы Путина существует?

- Не согласен. И не потому, что я романтик или слишком большой оптимист, а потому, что "партия власти" пока ничего не предложила людям для того, чтобы исправить ситуацию. Нет у нее ничего конструктивного.

- То есть вы не принимаете во внимание такие преимущества и.о. президента, как отработанные для него избирательные технологии, контроль над ведущими телевизионными каналами, административные ресурсы, высокая личная популярность наконец?

- Реальный политик не может игнорировать факты. Конечно, я понимаю, что политическая и, если хотите, событийная конъюнктура работают на Путина. Это так. Но если использовать все эти преимущества и "рейтинги" для зомбирования избирателей, а не для поисков пути выхода из той катастрофической ситуации, в которой сегодня находится страна, то это будет всего лишь очередная пиаровская афера, манипуляция массовым сознанием, а значит, черный обман народа. И когда люди - уже потом, после выборов - вдруг почувствуют, что их еще раз крепко надули, их реакция, на мой взгляд, может быть самая жесткой. И удержать их - просто сильной рукой, без умных голов на самом верху и массовой поддержки власти снизу - будет невозможно.

- Похоже, появление Владимира Путина на вершине российской власти стало результатом успешно проведенной спецоперации. Очевидно, при ее планировании были предусмотрены и условия ее успешного завершения, а стало быть, шансы и.о. президента заведомо выше ваших. Вы с этим не согласны?

- Успешно прошла спецоперация только по разгрому страны. Действия же по созданию рынка, демократических институтов власти и управления, разработке государственной идеологии, встраиванию народного хозяйства России в мировую экономику, обеспечению достоинства страны на международной арене и прочее - все это провалено властью полностью. Ведь в ней стратегически мыслящих людей почти нет.

- Но заменить Ельцина на Путина все-таки удалось довольно ловко, не так ли?

- Это и не было проблемой. Ельцин давно уже, как на игле, сидел на лекарствах. Все прекрасно понимали, что высокие цены на нефть долго держаться не будут, а значит, денежные ресурсы скоро закончатся. А то, что Ельцин уже ни на что не способен, это видел каждый. Нужен был человек, который продолжил бы прежний курс и уберег бы от ответственности тех, кто его проводил. И такой "наследник" нашелся, тем более что и выбирать особо было не из кого. Когда Ельцин накануне Нового года вновь себя плохо почувствовал и врачи ему и всей его челяди впервые сказали, что до июня он не дотянет, надо было что-то срочно решать. Поэтому "семья" и сделала ставку на предвыборный блицкриг, на управляемое телевидение и отработанную систему фальсификации выборов.

- Вы считаете, что операция "С Новым годом!" - это не стратегическая задумка, а результат форс-мажорных обстоятельств?

- Да, во многом это результат форс-мажорной ситуации. Сделано это было от полной безысходности. Да и уломали-то они его только после того, как Путиным был подписан абсолютно незаконный указ о невиданных привилегиях Ельцину и его окружению. Вот так получилось - Ельцин начинал с привилегий и закончил ими, но с противоположным результатом. Начинал с борьбы против привилегий, а закончил получением таких, какие ни царям, ни генсекам и не снились.

- Есть предположение, очевидно, для вас очень обидное, что нынешняя избирательная кампания - это, в общем-то, "договорный матч" между Зюгановым и Путиным. Как вы это прокомментируете?

- Ваша газета достаточно умная, и вы прекрасно знаете, что это чепуха. О чем нам можно договариваться? Я, например, давно предлагал всей стране договориться о том, куда идти и что нужно делать. Моя программа была обнародована накануне прошлых выборов - ее замолчали. Мы программу выхода страны из кризиса опубликовали еще в июне, и тогда еще можно было договариваться. Мы предложили вариант вывода страны из этого болота, из этой трясины кризиса. Мы знаем, как сделать так, чтобы всем при этом было нормально жить и работать. Но вот по этим-то пунктам Кремль и не хочет с нами договариваться. Ну а мы не хотим и не будем никогда договариваться с Кремлем о тех "правилах игры", о которых вы говорите. Уже потому хотя бы, что это будет предательством тех, кто нам поверил и кто пойдет за нас голосовать. Не говоря уже о тех принципах, которым мы изменять не вправе.

Что касается перспектив, то они мне видятся так. Сейчас альтернатива у страны одна, кто бы ни пришел к власти в России. Опыт XX века подтверждает: все страны из тяжелого кризиса вылезали одним и тем же способом независимо от политической структуры. Учитывались, конечно, духовность, характер народа, специфика страны и прочее, но способ реформирования экономической системы был одним и тем же. Ленинская нэп, "новый курс" Рузвельта, реформы Эрхарда, "японское чудо" и китайский прорыв в XXI век, - все они базируются примерно на одной и той же программе. В ней есть всего три-четыре главных пункта.

Первый: должен проводиться такой курс, при котором максимально поддерживаются реальный сектор экономики, отечественный товаропроизводитель. Приоритеты, конечно, у каждой страны свои - где сельское хозяйство, где машиностроение, но главное - это должен быть реальный сектор экономики. Второй: все делается для резкого повышения уровня и качества жизни людей, их покупательной способности. Для того чтобы человек почувствовал, что о нем помнят, о нем заботятся, ему дают выжить, дают работу. Это означает, что без резкого улучшения жизни людей вся ситуация может просто взорваться. Третий пункт: включаются все механизмы, чтобы прекратить грабеж населения и страны в целом. И четвертый: восстанавливается система управления, которая и позволяет осуществить намеченную программу. Других способов вывода страны из кризиса у нас уже нет. Резервы и ресурсы пропиты и разворованы, бюджет мизерный, население обнищало и вымирает.

Народно-патриотические силы все время подозревают нас в том, что мы придем и все отберем. У 70% сограждан уже все отобрали, так что отбирать нечего. Если есть мозги у тех же олигархов, у всех, кто нажил себе баснословные состояния, то они должны понимать, к чему дело подошло. Если понимают, обязаны сами 30-40% своих капиталов отдать в государственный бюджет. Он сегодня должен быть в два раза больше. Для примера - я на днях обнародовал дополнительные источники доходов на 860 миллиардов рублей, которые уже завтра могут быть в государственной казне. Сами капиталисты должны быть заинтересованы в том, чтобы в бюджете было достаточно денег, иначе они опять потеряют, если вдруг на просторах страны разыграется очередная междуусобная драка. Ведь сейчас примерно 80 миллионов человек живут меньше, чем на 1 доллар в сутки.

- Так, может быть, Путин и возьмется проводить такую антикризисную программу?

- Я пока ничего такого в его действиях не вижу. Хотя очевидно, что и нашу программу господа из Кремля взяли на вооружение. Мы вот предложили увеличить пенсии минимум до одной тысячи рублей. Путин тут же пообещал это сделать до конца 2000 года. Ну что нам, в суд на него подавать за плагиат? Да ради бога. Пусть он так у нас крадет наши идеи, только бы реализовал их, только бы народ от этого выиграл. У нас хороших идей много, в отличие от тех, кто организует путинскую избирательную кампанию. Программу для него пишут Ясин и Греф. Что они в ней напишут, страна наперед знает. У них забота не о народе, а о тех, кто его грабит. А позаботиться о тех, кто сегодня живет в России в нищете - тут Путин прав, когда говорит, что мы богатая страна бедных людей, - у них, во-первых, мозгов не хватает, а во-вторых, совести. У господ реформаторов с этим всегда было плохо.

Вот, например, чеченская проблема. Пора уже понять, что методом - всех "мочить" и все долбить - этой проблемы не решишь. От Чечни-то и так уже ничего не осталось. В этой республике сейчас нет ни одного рабочего места, а завтра туда вернутся полмиллиона беженцев. Какие у них будут источники существования? Воровать опять людей и керосин с бензином гнать из нелегально добытой нефти? К сожалению, альтернатив этому в нынешних федеральных программах пока я не вижу. Я уже опубликовал подробную программу развития послевоенной Чечни. Там все в деталях прописано, что надо сделать, чтобы там исправить ситуацию. Какова ее суть? Очень простая - без работы, без социальной поддержки и без восстановления законности федеральной власти там делать будет нечего.

- КПРФ и блок народно-патриотических сил всегда ставили интересы государства выше партийных, а потому часто шли на весьма тяжелые компромиссы. Сохранили вы такой подход или теперь ситуация изменилась, и вы собираетесь встать в жесткую оппозицию режиму?

- Я скажу так. В свое время Горбачев разрушил все ценности нашего народа и порвал нервную систему, пронизывавшую всю нашу страну. Система эта базировалась на партии, Советах, госбезопасности, армии, общественных движениях и так далее. Он все разрушил. В этом отношении он самый большой кретин в области государственного управления, которого я лично знаю, - имея мощную державу, волю и желание народа провести реформы, он пошел по пути ломки всего и вся. Ельцин продолжил дело Горбачева, но уже в области экономики. Он ее всю угробил. И вот сейчас мы подошли к моменту смены власти с пониманием того, что старый курс - это беда для России. В связи с этим есть три варианта возможного развития ситуации в стране.

Первый - установление диктатуры для дальнейшего проведения старого курса и всей прежней ельцинской политики. Это кончится для страны плохо. Во-первых, диктатура на заре ХХI века абсолютно бесперспективна, во-вторых, с ее помощью нельзя решить ни одного вопроса, а в-третьих, для диктатуры нужны определенные условия. Во главе страны должен быть очень авторитетный человек, он должен иметь отстроенными все те структуры, которые станут заниматься грязной работой, и, наконец, он должен иметь резервы, чтобы откупаться от недовольства населения, и, очевидно, широкую поддержку извне. Ни одного из этих элементов и в помине нет.

Второй вариант - в известной мере тот компромисс, о котором вы спрашивали. Но этот компромисс, основанный на восстановлении в стране справедливости, подлинной демократии и народовластия, сотрудничестве всех форм собственности и хозяйствования, кроме нас - народно-патриотических сил - обеспечить некому.

И третий путь, третий вероятный сценарий -интенсивный распад Российской Федерации. Я считаю, что и первый, и третий варианты для нашей страны совершенно неприемлемы. Кстати, также они неприемлемы и для всех тех, кто живет вокруг нас.

Компромиссный же путь можно обеспечить только в том случае, если понимать, что Россия - это левая страна по своим убеждениям и характеру и что без нормальной вертикали сильной власти она жить не может. А это требует усилий для проведения постоянного диалога между всеми, кому дорого будущее страны. Но я вижу, что сегодня либеральные реваншисты пытаются еще раз захватить все властные рычаги и снова проводить свою старую политику уничтожения государства. Это путь к большой драке и распаду нашей державы.

- Вы хотите сказать, что в ответ на ваше желание достичь компромисса с противоположной стороны стремления к нему нет?

- Дело не в этом, ведь та сторона очень неоднородна. Ее политика будет зависеть от того, кто в ней восторжествует и займет главенствующие позиции. Это видно совершенно отчетливо.

- Давайте, Геннадий Андреевич, обратимся к вашей предвыборной программе, которую вы в последнее время широко пропагандируете.

- А ведь вот что интересно: пока она готовилась, я ее давал посмотреть различным очень толковым людям. Ее читали и крупные руководители производства, и предприниматели, и молодые финансисты. Ее смотрели и иностранные инвесторы. И все сказали, что это абсолютно реальная, конкретная и во многом выполнимая программа. И мне было вполне определенно сказано: будете ее выполнять, мы готовы с вами сотрудничать. Наша программа удовлетворяет более 90% граждан. Это программа народно-демократического этапа преобразования страны.

- Не могли бы вы обозначить ее основные принципы?

- Ключевые вопросы в любой программе - это власть, собственность, права человека, демократические свободы, духовная сфера, наука, образование, культура, вот то главное, что должно быть в любом программном документе.

Есть закономерности XX века. В течение всего его хода во всем мире повышалась роль государства. В XX веке спасались социализмом и выходили благодаря этому из кризисов почти все - и в Европе, и в Азии. В XX веке нарастала урбанизация населения, в XX веке научно-техническая революция играла колоссальную роль. В XX веке расцвела самобытность народов, их культур, языков и так далее. И в XX веке началась мощная глобализация всего мира и попытка построить его на американский лад.

Создавая любую программу, вы должны исходить из всего вышеназванного. В мире государственная собственность с 8% в начале века к его концу выросла до 48%. А в нашей стране государство, наоборот, сейчас своей собственности почти не имеет, всего, может быть, 10-20%, да и то использует ее неэффективно. Поэтому нужен ответ на этот один из главных вопросов. В моей программе он есть: государство должно быть эффективным собственником, чтобы обеспечить бесплатное образование, медицинское обслуживание, социальные гарантии и прочее.

- Вы считаете, что государство должно быть собственником в определенных сферах экономики или повсеместно?

- Конечно, в базовых отраслях народного хозяйства. Прежде всего государство должно эффективно использовать природные ресурсы. Кстати, по официальным оценкам, мы самая богатая страна в мире - наши природные богатства оцениваются в 27 триллионов долларов. Но используем мы их пока недостаточно. У нас в год добывается на 80 миллиардов долларов различных ресурсов, а весь федеральный бюджет - всего 20 с небольшим миллиардов. А вот если хотя бы половина этих добываемых богатств принадлежала государству, то была бы весьма приличная прибавка. Пресечение нелегального вывоза капитала может дать в бюджет еще 320 млрд. рублей. Критики нашей программы говорят, что новые собственники так просто не отдадут то, что приносит им большую прибыль. Да, по идее, они сами должны предложить этот вариант, если, конечно, сейчас хорошо проанализируют ситуацию. Если собственник умеет управлять эффективно, то государство его поддержит, но это же ненормально, когда на каждой тонне нефти он наживает 60 долларов, а стариков и детей кормить нечем. Да это не просто ненормальная ситуация, это крайне опасное и недопустимое положение.

Второе направление и нашей, и любой другой программы - это выживание людей. Либеральный эксперимент очень дорого обошелся нашей стране. Рождаемость сократилась с 17 с небольшим человек на тысячу до 9, а смертность выросла с 8 до 15. То есть не родились 8 миллионов и досрочно вымерли 5, всего 13 миллионов человек. Эта цифра уступает только потерям во Второй мировой войне.

- Как вы считаете, будет ли второй тур президентских выборов или все решится еще 26 марта?

@@@
"У нас есть шанс победить"
Алмазы для России
Балканский "Талибан"
Болонский процесс добрался до СНГ
Буш создает спецназ демократии
Буш создал условия для победы Обамы
Бюджет-2001 прошел второе чтение

В Казахстане создают партийно-политический кулак

@@

Дарига Назарбаева призывает пропрезидентские силы объединиться вокруг главы государства

2006-06-26 / Айнур Хасенов



«Девять в одном» – по такому принципу старшая дочь президента Казахстана Дарига Назарбаева предлагает строить работу всех лояльных к власти политических сил. На прошедшей на минувшей неделе конференции возглавляемой ею партии «Асар» («Всем миром») Назарбаева предложила всем партиям провластного толка объединиться в одну и работать исключительно на поддержку президентского курса.

«Если мы действительно поддерживаем президента, если мы действительно хотим, чтобы в спокойном, эволюционном русле происходили необходимые стране преобразования, тогда что нам мешает сделать шаг – создать новую единую партию, которая будет отвечать за все, что происходит в стране, которая будет делить с президентом ответственность государственного управления», – заявила она.

@@@
В Казахстане создают партийно-политический кулак
В медицине начинается финансовая централизация
Вашингтон в Киргизии не достиг желаемого результата
Вишневый сад российской науки
Воркутинский уголь прошел мимо бюджета
Воспитание кадров
Все, что хорошо для России, хорошо для Розенбаума

Генсек ООН заговорил по-русски

@@

Пан Ги Мун поблагодарил Путина за поддержку

2006-11-02 / Наталья Меликова







Гостя из Кореи Владимир Путин принял сразу в двух качествах – как министра и как практически состоявшегося генерального секретаря ООН.

Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

Будущий генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун после Пекина прилетел в Москву. Вчера в Кремле пока еще министр иностранных дел Южной Кореи встретился с Владимиром Путиным. Встреча началась с получасовым опозданием. Будущий генсек прошел мимо российских журналистов, произнеся по-русски «Добрый день». Этот милый жест, впрочем, не означал, что будущий руководитель ООН (Пан Ги Мун вступит в должность 1 января будущего года) считает Россию главной державой на планете: глава южнокорейского МИДа окончил школу государственного управления имени Джона Кеннеди при Гарвардском университете и много лет проработал в США. Да и свой первый визит после избрания генсеком Пан Ги Мун совершил в Пекин, где встретился с главой КНР Ху Цзиньтао.

Глава России подчеркнул, что гостя из Кореи «с удовольствием принимают сразу в двух качествах – министра страны, с которой у нас очень неплохо в последние годы развиваются отношения, и в качестве практически состоявшегося генерального секретаря ООН». Путин отметил, что Россия и Южная Корея плодотворно сотрудничают в рамках этой международной организации. Он также напомнил, что Россия «с самого начала поддерживала азиатское представительство на ближайшее время». Что касается двусторонних отношений между Россией и Кореей, то президент отметил, что личный вклад Пан Ги Муна в их развитие «весьма значителен». Путин подчеркнул, что Москва и Сеул поддерживают постоянные контакты на политическом уровне, и вспомнил о своем визите в Южную Корею, который прошел «на очень высокой деловой ноте». Он также выразил надежду на встречу с президентом Южной Кореи в ходе саммита АТЭС во Вьетнаме. По словам президента, Москва «внимательно следит за развитием ситуации на Корейском полуострове, в том числе в связи с северокорейской ядерной программой».

@@@
Генсек ООН заговорил по-русски
Георгий Полтавченко: "Я не разочарован годом работы в округе"
Глава РАО "ЕЭС России" готов избавиться от государства
Главный приоритет - экономика
Государственное регулирование в ТЭКе
Государство готовит «Толмачево» к продаже
Государство приступает к работе с молодежью

Десять лет независимости и реформ

@@

Ислам Каримов - лидер, оказавшийся на высоте в период становления государственной независимости Узбекистана

2001-09-11 / Федор Михайлович Бурлацкий - председатель Научного совета по политологии при президиуме РАН.



С ПРЕЗИДЕНТОМ Узбекистана Исламом Каримовым я встретился в начале июня этого года в Ташкенте. Наша беседа затронула самые существенные проблемы жизни Узбекистана. Я имел возможность также побеседовать с некоторыми членами правительства, что дополнило картину перехода страны к современной цивилизации.

ПЕРВОЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ

Собственно говоря, не совсем первое. Мы встречались с президентом Исламом Каримовым еще на съездах народных депутатов СССР. Но тогда я не имел случая близко познакомиться с ним. А сейчас он уделил мне, по подсчетам его помощников, четыре часа. Наш разговор трудно назвать беседой, а тем более интервью. Он носил какой-то необычный, мне показалось, исповедальный характер. Я не успевал задавать вопросы. Речь президента лилась как бы сама собой, была то плавной, то прерывистой, касалась самых различных предметов - от сравнительно далекого прошлого до сегодняшних дней. Временами вспыхивали эмоции, но в основном это был четкий, давно продуманный анализ того, что произошло в Узбекистане накануне развала СССР, после развала и, конечно, в самые последние годы.

Я работал или был знаком со многими лидерами СССР и республик и писал о них - Хрущев, Андропов, Горбачев, Ельцин, Шеварднадзе. Писал о лидерах азиатских держав - Мао Цзэдуне, Дэн Сяопине, Индире Ганди. И мне очень хотелось понять, какое место занимает в этом ряду Ислам Каримов - руководитель одной из наиболее интересных и загадочных стран Евразийского континента, бывший первый секретарь, ныне президент республики - наследницы государства Тимура (Тамерлана), Улугбека и Навои. Не претендуя на создание портрета президента, отмечу лишь два-три момента, которые показались мне существенными.

Прежде всего это высокообразованный человек с широкими интеллектуальными интересами. Обращаю на это внимание, поскольку большинство лидеров нашей страны редко выходили за рамки проблем власти и властвования. Ислам Каримов во время беседы бросил как будто мимоходом: "Я не учился в партшколе", подчеркивая тем самым, что мозги его не засорены идеологическими догмами. Он окончил русскую школу и политехнический институт в Ташкенте. Затем прошел путь от рядового работника до руководителя авиационного завода. После этого пришел на работу в Госплан, оккончил второй вуз - Институт народного хозяйства - и защитил диссертацию. Экономика стала для него наиболее близкой и привлекательной сферой деятельности, где он с самой большой полнотой мог проявить свои способности. В ту пору он и не думал переходить на партийную работу, но неожиданно для себя был избран (назначен) первым секретарем Кашкадарьинского обкома. А после трагических событий в Фергане, которые грозили взорвать не только Узбекистан, а всю Среднюю Азию, встал вопрос об его избрании первым секретарем ЦК Узбекистана.

Перед нами биография типичного технократа, образцом которого был, например, Алексей Косыгин - один из самых интересных деятелей советской поры. И еще одно обстоятельство - президент получил типично русское образование. Мы недостаточно оцениваем важность этого факта. Постсоветскими республиками сейчас руководят люди, прекрасно владеющие русским языком и знающие русскую культуру. Я спросил у Каримова, на каком языке он думает. И он ответил, что когда размышляет о нравственности, о духовных ценностях, то думает на узбекском языке и переводит на русский, а когда ищет ответы на вопросы экономики, экологии, политики, то думает на русском языке. Это интересный феномен двуязычной культуры, который, быть может, является одним из лучших элементов советского наследия. Возможно, это последнее поколение руководителей, прошедших такую школу.

При всем том Ислам Каримов - глубоко национальный лидер. Он не просто любит, он преклоняется перед культурой великих предков своей страны. Я посетил Музей Тимуридов, возведенный по его инициативе и, говорят, по его проекту. Это превосходный памятник зодчества, где органически соединены черты строений периода Возрождения в Средней Азии и модерна. А прекрасному зданию парламента, тоже в ярко выраженном национальном стиле, могли бы позавидовать депутаты Государственной Думы РФ, размещенные в стандартной коробке времен Корбюзье.

СТАНОВЛЕНИЕ ЛИДЕРА

Но дело, конечно, не в этих пристрастиях. Каримов - один из тех советских руководителей, который действительно добивался независимости своей республики и взял на себя тяжкое бремя ответственности за государство и народ.

Обостренное чувство достоинства и государственного человека наряду с твердой волей и неукротимым характером - вот, пожалуй, что бросается в глаза при близком знакомстве с этим руководителем и его деятельностью. Упомяну только некоторые эпизоды.

Весной 1989 г. Ислама Каримова пригласили на заседание Политбюро ЦК КПСС, чтобы "рекомендовать" (как говорилось тогда) первым секретарем ЦК Узбекистана. Вопрос, казалось, был решен. Однако неожиданно началась проработка. Кто-то вспомнил о его отце, который имел какие-то нелады с законом, кто-то просто высказывал сомнения. Тогда Каримов поднялся во весь свой рост и заявил: "Вопрос не подготовлен, позвольте мне уехать". Без разрешения ушел с заседания и улетел в Ташкент. Впрочем, через несколько дней пришло положительное решение Политбюро. В нем нуждались как в пожарном, который может твердой рукой навести порядок после событий в Фергане.

Еще в советское время обнаружились подлинные черты характера нового лидера Узбекистана. Каримов извлек из ферганских событий тот урок, что они связаны были не со вспышкой национализма, как полагали в Москве, а с тяжелейшими социальными условиями жизни народа Узбекистана, прежде всего крестьян. При необычном приросте населения, который в тот период составлял 3,5%, деревня все более погружалась в нищету и безысходность.

В республике имелось 4 млн. га пашни, то есть орошаемой земли, где производилось 95% сельскохозяйственной продукции. На селе проживали в то время 8 млн. человек, и кормились они почти исключительно с приусадебных участков, которые занимали 270 тыс. га. И вот одной из первых самостоятельных акций Каримова стало то, что он своим личным решением передал крестьянам в качестве приусадебных участков еще 350 тыс. гектаров земли. Это произошло весной 1990 г. Конечно, такое решение вызвало взрыв эмоций в ЦК КПСС, куда посыпались письма из Узбекистана. Уже позднее стало известно, что в тот период Каримова собирались снять за "самоуправство". Однако, как говаривал Михаил Сергеевич, процесс уже пошел, и в таком направлении, что сделать это не удалось.

Самое судьбоносное решение и для Каримова, и для всего Узбекистана было принято 26 марта 1990 г. После избрания Верховным Советом СССР Михаила Горбачева президентом, Ислам Каримов был подобным же образом избран президентом Узбекистана. И снова он оказался под огнем критики других лидеров, собравшихся в Москве на заседание Госсовета, вскоре после этого события. Он спокойно выдержал нападки, поскольку был абсолютно уверен в том, что это был единственный способ обеспечить независимую политику в Узбекистане.

Каримов еще до Беловежской пущи полагал, что распад СССР неизбежен. Этот процесс, по его мнению, не был одномоментным. Он начался еще в период правления Брежнева, когда Москва показала полную беспомощность в подборе руководителей страны: один за другим приходили и уходили больные старые люди, неспособные понять новую ситуацию в стране и в мире и необходимость реконструкции всего государства. Бессмысленная и чреватая угрозами война в Афганистане обнажила всю гнилость режима. Начавшаяся перестройка, однако, оказалась неспособной переломить ход событий, а затянувшийся бессмысленный, по мнению Каримова, процесс поиска новой модели современного государства еще дальше толкал СССР на путь распада. Сам акт избрания на пост президента Узбекистана означал для Каримова, что народ и руководители Узбекистана берут судьбу республики в собственные руки.

ТВЕРДАЯ ВЛАСТЬ КАК ГАРАНТИЯ РЕФОРМ

Прошло десять лет с момента распада Советского Союза. Каждое вновь возникшее государство, его руководство объективно стоят перед необходимостью подвести итоги развития по самостоятельному пути - что удалось и отстоялось, что не удалось, как соотносятся замыслы и планы в момент обретения независимости и реальные результаты. Здесь неизбежно возникает дух некоего состязания. Пятнадцать новых государств - на какой путь они встали и чего смогли добиться в условиях независимости?

Так случилось - история любит парадоксы, - что во главе большинства из этих государств оказались бывшие коммунистические вожди: члены Политбюро ЦК КПСС, первые секретари республик, на худой конец, областные секретари. Странным образом история именно на них возложила бремя перехода от тоталитарной к демократической системе. И, по коммунистической традиции, очень многое, если не все самое главное, зависело от того, кто оказался во главе нового государства в момент распада СССР. В России, как известно, таким человеком был кандидат в члены Политбюро, обиженный в свое время и не избранный полным членом сего почтенного учреждения. В Узбекистане таким человеком оказался прежний первый секретарь компартии республики - Ислам Каримов.

Было бы смешно и наивно искать среди коммунистических вождей людей демократического склада, которые затаились когда-то и только ждали момента, чтобы обнаружить перед всем светом свою либеральную сущность. Нет, они в большей или в меньшей степени эволюционировали в сторону общепринятых в цивилизованном мире идей, но, конечно, заимствовали то, что больше импонировало им и их представлениям о целях осуществляемых назревших реформ, сохраняло и укрепляло их власть.

В Узбекистане, как и во всех других республиках, решающую роль сыграли представления и воля руководителя. Вероятно, иначе и быть не могло. Авторитарная традиция на евроазиатском пространстве уходит в глубину веков. Весь вопрос в том, в какой мере личность того или иного руководителя оказалась адекватна требованиям великого момента - обретения государственной независимости. А в истории каждой из этих стран бывали и жестокие тираны, и просвещенные монархи.

У меня сложилось твердое убеждение, что Ислам Каримов оказался лучше многих других руководителей подготовлен к поиску своего пути реформ в республике. Это очень деловой и прагматичный руководитель, лишенный позерства и работы на публику. Не потому ли он избегает парадных встреч в международных отношениях, в том числе на заседаниях СНГ, которые лично мне напоминают встречи блаженной памяти СЭВ и Варшавского договора.

Не буду подробно останавливаться на анализе политической власти в Узбекистане. Как и в большинстве других республик, там разрушен тоталитарный режим, господство КПСС, принята демократическая Конституция, осуществляются общепринятые избирательные процедуры. Конечно, власть президента имеет авторитарные черты. Но разве власть Бориса Ельцина не носила авторитарный характер? Чего стоили одни раздачи государственной собственности президентом по личному произволу, а институт "семьи", а расстрел парламента?..

Никто не может отрицать непререкаемого авторитета президента Каримова среди населения республики. Он получил на последних выборах президента 90,2% голосов. Его конкурент А.Джалалов - 7%. Против обоих кандидатов проголосовали 2%. Это реальная оценка народом итогов десятилетних усилий Каримова по сохранению стабильности и благополучия в стране. Замечу в скобках, что Владимир Путин, который пробыл на своем посту всего лишь полтора года, получает 60% голосов и более в социологических опросах. Наверное, за этими явлениями стоит феномен авторитарно-патриархальной политической культуры, но от нее невозможно избавиться в одночасье ни в России, ни в Узбекистане, как невозможно пересечь пропасть в два прыжка.

Однопалатный парламент - Олий мажлис за пять последних лет заседал всего 30 дней. В промежутках работали комиссии по подготовке законов. Многопартийная система официально заявлена, только она еще больше отличается от опыта классической демократии, чем в России. Одним словом, здесь существует "управляемая демократия", которую неожиданно стали выстраивать у нас в России на этапе очищения от наследия "семьи" и неограниченной власти чиновников в центре и на местах. Иными словами, проблемы у всех стран сходные - методы различаются между собой.

Людям, которые легкомысленно сетуют на отсутствие легальной оппозиции и авторитарный характер власти в Узбекистане, не худо было бы подумать о том, что означает это в реальности. В этой республике может быть только одна оппозиция - в лице религиозного фундаментализма и экстремизма. Это грозная сила, как бы мы ни пытались приуменьшить ее роль и влияние. Она основана на двух составляющих, в одинаковой мере опасных, - экстремистском течении в исламе и агрессивном национализме. Эта сила показала себя в требованиях исламского государства и дерзких террористических акциях в отдельных районах страны. Неужели кому-то в России нужно новое издание чеченской войны - на этот раз в самом взрывоопасном регионе Средней Азии на границе с бушующим Афганистаном?

Ислам Каримов стремится формировать разумную альтернативу этим тенденциям. Взрывы в Ташкенте 16 февраля 1999 г. и покушение на президента Узбекистана показывают, что экстремизм не сложил оружия. Его источник находится за рубежом - прежде всего в Афганистане и других странах, откуда осуществляются акции по проникновению в постсоветские республики Азии. Узбекистан выдвигается на самый передний край противостояния этому течению. И как самое крупное государство в регионе, население которого насчитывает более 25 млн. человек, и в силу своих традиций приверженности к великой национальной культуре, включающей как необходимый элемент действительные ценности ислама, и в силу устремленности страны к современной цивилизации, и, скажем прямо, потому, что во главе республики стоит Ислам Каримов.

СВОЙ ПУТЬ РЕКОНСТРУКЦИИ И МОДЕРНИЗАЦИИ

Я обратился к президенту с вопросом: когда и каким образом определился альтернативный путь реформ? И тут меня подстерегала неожиданность. Каримов сказал, что в момент распада СССР он и не думал об альтернативах.

Вначале речь шла о самом выживании народа Узбекистана. Республика находилась в полной зависимости от поставок продовольствия со стороны России, Украины и других государств. В условиях СССР она была ориентирована почти исключительно на производство хлопка и в обмен на это получала зерно и другие виды продовольствия. При этом получалось так, что 80% трудовых затрат при выращивании хлопка падало на Узбекистан, а от доходов она получала за это менее 20%. Когда Каримов был министром финансов, он даже не располагал информацией о том, сколько золота вывозится из Узбекистана.

Иными словами, это была типично колониальная модель экономики. Эта модель рухнула в момент, когда началась шоковая терапия в России. Продовольствия в Узбекистане имелось всего на несколько недель. Начались лихорадочные поиски пути спасения от голода, а значит, и от политических катаклизмов. Дело усугублялось еще и тем, что руководство республики считало необходимым оставаться в рублевой зоне, но республику попросту вытолкали оттуда. Позднее была сделана еще более варварская акция. В 1993 г. Центробанк начал печатать новые банкноты и решил не давать их другим республикам. А в Узбекистан были сброшены старые бумажные банкноты, которые не были в ходу в самой России. На них ничего нельзя было купить. И тем не менее они были записаны в долг Узбекистана.

"Ну, скажите, разве это не кощунственно?" - спросил Каримов во время нашей беседы. В одночасье были оборваны все экономические связи, которые складывались на протяжении 70 лет и связали все хозяйство СССР в единый комплекс. Руководители России не позаботились об экономике своей страны и проявили великодержавную наглость в отношении выдворенных из Союза "братских республик".

Мы вспомнили с Каримовым эйфорию реформаторов первой волны в России, которые торжествовали по поводу того, что она "сбросила гири" со своих ног, отцепила от "российского паровоза республиканские вагоны", которые якобы только мешали ее продвижению к процветающему рыночному обществу. Теперь все видят результаты этого странного (мягко скажем) замысла.

И все же я полагаю, что альтернативный путь реформ в Узбекистане появился где-то сразу после начала "шоковой терапии" в России. Уже летом 1992 г. Ислам Каримов определил главные задачи Узбекистана. Он не говорил "альтернативный путь", не противопоставлял свою страну другим государствам. Он говорил: "свой, собственный путь реформ". Разделяя общие цели формирования современного цивилизованного государства, президент с самого начала взял курс на эволюцию, на поэтапный переход, а не "революцию сверху". Как экономист, который прошел большую школу руководства производством, он настороженно относился к любым формам скачков в экономике, больше всего опасаясь раскачивать общество. Каримов сформулировал национальную цель - общество демократической и социальной справедливости, светское, правовое государство. Эта цель напоминает модель развития европейских стран, у руководства которых долгое время стояли социал-демократы. Узбекский народ должен быть глубоко благодарен своему президенту, что он уберег его от шоковых катаклизмов, обеспечил стабильность, пощадил стариков и детей - те группы, которые особенно пострадали в других странах.

Модель экономических реформ, осуществляемых в Узбекистане, нередко вызывает иронические усмешки у московских реформаторов. Они склонны смотреть на то, что происходит в этой стране, с таким же чувством превосходства, с каким американские эксперты смотрят на Россию. Критерии оценок такие же детски наивные: отвергается все, что не похоже на свой опыт. С ученым видом знатоков они вопрошают: "Какая часть собственности приватизирована? Почему государство до сих пор регулирует цены? Где ваши "новые узбеки"? Почему столь незначительный разрыв между доходами бизнесменов и работников?" И так далее.

Действительно, здесь осуществляется иная модель реформ. Они начались с простой и острой проблемы выживания, спасения населения страны от голода и энергетического кризиса. Затем была выработана программа постепенного эволюционного перехода от тоталитарной системы к свободной экономике. Эта программа учитывала географические, исторические, климатические особенности Узбекистана, менталитет народа, за плечами которого великая история и культура.

По моему впечатлению, первым принципом реформ стал - не навреди народу, вторым - не раскачивай экономику и сохраняй стабильность, третьим - обеспечивай постоянный и неуклонный рост производства. И, пожалуй, самое интересное, что принадлежит Каримову, - это поиск и определение "своей полки" на мировом рынке и связанных с этим приоритетов развития производства. Здесь, пожалуй, президент кое-что позаимствовал из опыта "японского чуда". Профессор Охита, которого считают автором этой модели развития, рассказывал мне во время посещения Японии о том, что там начали как раз с проблемы определения приоритетов в экономике. Вначале мне показалось, что модель реформ в Узбекистане напоминает китайский путь, но впоследствии я пришел к выводу, что власть в КНР куда более жесткая, там сохранилось руководство Компартии, зато экономика выглядит более рыночной, чем в Узбекистане.

Каковы же результаты реформ? Если судить по историческому счету, никто из государств СНГ не может всерьез похвалиться какими бы то ни было крупными результатами "славного десятилетия". Напомню, что за 10 лет реформ Япония, Южная Корея, Китай достигли гигантского прогресса, а мы - только с трудом залечиваем раны, нанесенные политическими взрывами, которые сопровождали распад великого государства. Меня приятно поразило, что Узбекистан выглядит лучше многих других республик в этой печальной картине погони за своим прошлым.

Начиная с 1996 г. среднегодовой темп роста ВВП республики находится на уровне 4%, благодаря чему в 2000 г. ВВП практически достиг уровня 1991 г. (при среднем в СНГ - 65%).

С 1995 г. республика обрела энергетическую, а с 1998 г. - зерновую независимость. В стране были сохранены и получили интенсивное развитие прежние ключевые отрасли промышленности - нефтегазовая, машиностроительная, металлообрабатывающая, золотодобывающая и другие, а также созданы новые - автомобильная, текстильная, нефтехимическая.

Доля иностранных инвестиций в общем объеме капитальных вложений достигла в 2000 г. 21,7%. Аналогичный показатель по странам СНГ составляет в среднем 15,7%. В общем объеме привлеченных иностранных инвестиций около 16% - прямые иностранные инвестиции и кредиты.

Республика отказалась от потребительских кредитов, используя заимствования только для приобретения технологий, которые обеспечивают переработку местного сырья, увеличение производства экспортоориентированной продукции и услуг, а также создание новых рабочих мест. Сумма задолженности республики составляет 3,6 млрд. долл., и по критериям Всемирного банка Узбекистан входит в группу стран с "менее чем умеренным" размером внешнего долга. При этом следует отметить, что 95% привлеченных зарубежных кредитов было направлено на создание новых современных производств, модернизацию и техническое перевооружение предприятий республики на основе импорта передовых технологий.

Этим и объясняется высокая кредитная репутация Узбекистана, который за годы независимости пунктуально обслуживает все свои обязательства, так как доходы для такого обслуживания генерируют вновь созданные либо модернизированные производства.

В структуре госбюджета на обслуживание внешних кредитов тратится всего лишь 2%, в то время как в большинстве стран СНГ - от 25 до 50%.

Доля негосударственного сектора в экономике в ВВП республики в 2000 г. превысила 70%. Удельный вес малого и среднего бизнеса в ВВП страны возрос с 1% в 1991 г. до 31% в 2000 г.

Важнейший принцип приватизации в Узбекистане и, вероятно, главная ее особенность здесь - социальная защита населения. Именно этим принципом определялась и поэтапность процесса реформ, именно благодаря этому они поддерживаются подавляющим большинством населения.

В то время как многим постсоветским республикам придется на протяжении десятилетий преодолевать последствия криминального капитализма латиноамериканского или индонезийского типа, Узбекистан сможет последовательно продвигаться вперед к демократическому гражданскому обществу и развитой современной экономике.

МЕЧТА О СОВЕРШЕННОМ ПОКОЛЕНИИ

Пожалуй, самое интересное, что я увидел в опыте Узбекистана, это новая, а точнее сказать, обновляемая система образования. Начну с вопроса простого, но чрезвычайно показательного. Расходы на образование, науку составляют 38% в государственном бюджете, 12% национального продукта тратится на образование. Ислам Каримов связывает национальные цели Узбекистана с тем, что он называет "мечтой о совершенном поколении". Если я правильно понимаю, его мысль состоит в том, что только новое поколение, получающее современное образование, впитавшее в себя подлинно демократические ценности и великие традиции культуры прошлых веков, способно не на словах, не формально, не односторонне, не извращенно, а на деле, по-настоящему приобщиться к современной цивилизации.

В Узбекистане утверждена Национальная программа подготовки кадров. На ее основе перестраиваются и структура, и сам характер образования. После общего среднего образования (1-9 классы) идет трехгодичное среднее образование в академическом лицее или профессиональном колледже. После него - высшее и послевузовское образование.

Вот некоторые данные об изменениях структуры образования. В республике сейчас 61 вуз, в том числе 17 университетов, 46 академических лицеев и 241 профессиональный колледж.

Республиканский фонд "Умид", созданный в 1997 г. по инициативе президента, отбирает на конкурсной основе наиболее талантливую молодежь для обучения в лучших зарубежных высших учебных заведениях Европы, США, Японии. В 2000 г. по линии "Умида" были направлены на учебу свыше 1000 стипендиатов.

Создана Академия государственного и общественного строительства, которая готовит кадры страны для системы государственного управления. Основана Банковско-финансовая академия, которая занята подготовкой и повышением квалификации работников финансовой сферы. В Высшей школе бизнеса, которая открывается в сентябре этого года, преподавание будет осуществляться профессорами ведущих зарубежных центров. В целом система образования в Узбекистане основана на учебных программах международно признанного базового комплекса знаний.

Руководство страны содействует выявлению талантливых представителей молодежи в различных сферах науки, образования, спорта. Примерами могут служить спортивные достижения молодых талантов в последние годы. Так, Ирода Туляганова неоднократно выигрывала юниорский турнир в Уимблдоне, а Рустам Касымджанов в 14 лет стал чемпионом мира по шахматам среди юношей, сейчас входит в двадцатку ведущих шахматистов мира. И это не единичные случаи.

Посетил я юридический институт в Ташкенте, который является преемником того учебного заведения, которое я закончил полвека назад. Меня поразило здесь очень многое. Прежде всего прекрасное здание, зал и аудитории по последнему слову евроремонта; превосходная техника, компьютеры, специальное оборудование в лингвистических кабинетах; современная мебель, произведенная, кстати говоря, в самой республике. Живые лица юношей и девушек, исполненные каким-то чувством собственного достоинства, которое я раньше наблюдал почти исключительно в очень преуспевших странах. Обучение преимущественно бесплатное, и частично оплачиваемое студентами или организациями или фирмами, которые их прислали. Мне говорили, что плата за обучение здесь порядка 200 американских долларов, а зарплата преподавателя, которая складывается из бюджетного источника и поступлений за обучение части студентов, составляет примерно 300 долларов. Это больше того, что получают профессора в МГУ и многих других вузах Москвы.

Посетил я и Исламский университет, в котором побывал, как известно, Владимир Путин. Это очень интересное и важное учебное заведение, которое ставит своей целью восстановить истинный ислам как религию, основанную на высоких нравственных идеалах и ценностях, воспитать в верующих студентах дух терпимости, доброты и сотрудничества с представителями других конфессий. Идея благородная и чрезвычайно актуальная, учитывая влияние Узбекистана в Средней Азии и современном мире.

ПРИМЕР - ФИНЛЯНДИЯ

Поначалу, когда Узбекистан был фактически отторгнут от России, ему пришлось искать опору в зарубежных странах. Первым кандидатом на роль покровителя выдвинулась Турция. Началось активное сотрудничество республики с этой страной. Скоро наступило разочарование, поскольку стало ясно, что определенные силы в Турции преследуют свои корыстные цели, которые расходятся с интересами Узбекистана. Тогда Узбекистан направил в Турцию полторы тысячи своих студентов на обучение, а потом отозвал их оттуда. В настоящий момент республика имеет широкие экономические и иные связи в Германии, США, Японии, Великобритании, Южной Корее, Франции, Китае и других государствах.

Но, пожалуй, именно сейчас ее руководители проявляют особую заинтересованность в сотрудничестве с Россией. Они убедились, что Россия является естественным, традиционным союзником независимого Узбекистана. Ислам Каримов говорил мне, что республика хотела бы занять примерно такое же место, какое занимает Финляндия, которая в свое время тоже вышла из состава великой России. Это очень характерное заявление. Оно говорит о том, что Узбекистан хотел бы в лице России видеть своего союзника, друга и главного партнера - в сфере экономики, в культурном сотрудничестве, решении проблем безопасности.

@@@
Десять лет независимости и реформ
Директорский тендер
Дом без фундамента
Дом, где умирал император
Дурная аномалия как национальная специфика
Еще одна формула партнерства
Заведомо неравный бой

Зачем президенту Госсовет

@@

Для формирования правящей партии?

2000-09-08 / Борис Мирошин - действительный государственный советник РФ.



Попытки сформировать партию власти в пореформенной России предпринимались давно. Достаточно вспомнить многочисленные инициативы создания "демократической" партии под президента Бориса Ельцина, а позже неудачные варианты партийного строительства с участием Ивана Рыбкина и Виктора Черномырдина. При этом наблюдатели отмечали, что по-настоящему политической партией можно считать лишь КПРФ. В последнее время создание "объединений по интересам" в виде "медведей", "Отечества", СПС и ряда других привели лишь к достижению тактических результатов и способствовали прохождению в Госдуму их представителей. Никаких иных задач эти объединения решить не могут.

Между тем без лишнего шума в стране постепенно выкристаллизовывалась не "партия власти", вокруг безуспешного создания которой было так много суеты, а настоящая правящая партия. Ключевыми кадрами этой партии являлись президент Борис Ельцин, отдельные заметные деятели в его администрации, члены правительства и региональные руководители, когда они назначались на должности глав субъектов Федерации указами президента. Однако с принятием закона 1995 года о порядке формирования Совета Федерации из руководителей законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти республик, краев и областей по должности с одновременным переходом к выборности глав исполнительной власти регионов начался новый этап становления правящей партии. Во-первых, многие региональные лидеры превратились из чистых управленцев еще и в политических деятелей федерального уровня. Во-вторых, они получили возможность иметь "свой" политический орган, своеобразный ЦК, в виде верхней палаты парламента.

В связи с известными осложнениями со здоровьем президента Ельцина, частыми сменами федерального правительства, экономическими и финансовыми провалами федеральной политики, региональные руководители зачастую оказывались единственными государственными и политическими деятелями, кто контролировал сложную ситуацию в своих регионах и в стране в целом. Особенно это было заметно после дефолта.

В результате всего комплекса объективных и субъективных причин неудач в последний период правления Ельцина Совет Федерации постепенно стал набирать политический вес и во все большей степени превращаться в авторитетный, самостоятельный центр политической власти. С приходом к руководству государством Владимира Путина стало понятно, что с двойственным положением Совета Федерации надо что-то делать. С одной стороны, он является опорой президента, а с другой - его оппонентом, зачастую достаточно жестким и непримиримым. Кроме того, нужно было положить конец хаотическому партстроительству губернаторов и президентов республик как представителей единой системы исполнительной власти в государстве, так как все они объективно являются "бойцами" правящей партии - партии президента. По-другому и не может быть. Если кого-то из губернаторов не устраивает политика президента, значит, надо сначала уйти в отставку, а уж затем создавать альтернативные политические силы и бороться за власть.

В целях разрешения указанных противоречий президент Владимир Путин, по существу, вновь реализовывает лозунг XIX партийной конференции КПСС о разграничении функций партийных и государственных органов. В Совете Федерации должны сидеть законодатели, а партийно-политическая деятельность правящей партии на федеральном уровне должна быть сосредоточена в Госсовете. В этой связи кажутся неверными предложения со временем придать Госсовету некие государственные полномочия и даже "прописать" их в Конституции. Видимо, он все же должен оставаться чисто политическим органом, который мог бы одобрять проекты ежегодных посланий президента парламенту, бюджетные послания и другие аналогичные документы стратегического значения. Кроме того, прежде чем выступить с важнейшими законодательными инициативами, правительству и президенту важно было бы заручиться поддержкой центрального комитета правящей партии. Речь идет не просто о том, что президент должен советоваться с региональными лидерами, а о разделении последними политической ответственности с главой государства за совместное принятие государственных решений на политическом уровне.

Изложенная схема, может быть, не совсем вписывается в "демократические" представления о партийном строительстве, зато она объективно, как мне кажется, отражает реальное положение дел с организацией власти в стране. Действительно, как отмечали многие политологи, дело идет к формированию двухпартийной системы. На левом фланге - КПРФ, на правом - правящая партия, мелкие политические группировки тяготеют туда или сюда с отдельными оговорками. Видимо, в ближайшее время будет происходить структуризация политических сил, прежде всего на президентском фланге. Будет ли правящая партия "боевой", зависит не только от механизмов внутреннего контроля и борьбы с собственным загниванием, но и от серьезности оппозиции, в первую очередь КПРФ, а также СМИ. Представляется, что наряду с организацией контроля за соблюдением государственной дисциплины на уровне семи федеральных округов требуется найти соответствующий механизм контроля на федеральном уровне. Реализации этих задач могла бы соответствовать Счетная палата, модернизированная в Государственную контрольную палату с соответствующим расширением полномочий.

Что же касается Совета Федерации, то, думается, не правы те политики, которые предлагают в будущем преобразовать Госсовет в некий аналог германского бундесрата и таким образом, по существу, заменить Совет Федерации Госсоветом. Как уже было сказано выше, представляется, что Госсовет должен оставаться политическим органом, а вот Совет Федерации мог бы действительно позаимствовать некоторые элементы германской палаты земель. Прежде всего бундесрат не является палатой парламента. Как сказано в германской конституции, посредством бундесрата земли участвуют в управлении государством. Далее, в бундесрате заседают министры земельных правительств, назначенные в него самими правительствами. И, наконец, каждая земля оперирует в бундесрате количеством голосов, пропорциональным численности населения той или иной земли, от трех до семи. Естественно, что в таком случае конституционные полномочия Совета Федерации как органа представительства регионов не могут не измениться.

А вот что может и должно быть отражено в Конституции, так это возможность образовывать федеральные округа. (Действующая Конституция не знает такого понятия.) Потребность в них возникла, на мой взгляд (изложенный в "Независимой газете" еще в октябре 1998 года), в связи с отсутствием недостающего уровня государственного управления. Со временем количество федеральных округов может измениться в сторону увеличения. Таких территорий может быть столько, сколько нужно для обеспечения нормальной управляемости в стране. В федеральных округах могут возникнуть полноценные органы управления. Они не заменят собой органы государственной власти субъектов Федерации, тем более законодательные, но могли бы аккумулировать их запросы и представлять на федеральном уровне концентрированное выражение их интересов.

@@@
Зачем президенту Госсовет
Защиту пробили
И власть, и экономика, и президент на 7 лет
Ипритовая тайна по-саратовски
Как выжить электронной оппозиции в электронной России
Как летаете, так и летайте
Как нам реструктуризовать Федерацию?

Кнут и пряник для губернаторов

@@

Первоочередные решения в области федеративной реформы должны быть приняты единым президентским пакетом

2000-05-18 / Сергей Митрохин Сергей Сергеевич Митрохин - депутат Госдумы от фракции "ЯБЛОКО".



Рисунок Вадима Мисюка

НОВОИЗБРАННЫЙ президент России находится сегодня в высшей точке своего влияния. Его предшественник на данном посту пользовался аналогичным авторитетом всего дважды: после августовского путча 1991-го и октябрьского 1993-го. В обоих случаях огромный потенциал был растрачен впустую с точки зрения позитивных реформ.

Перед Путиным стоит сложнейшая задача: трансформировать авторитет, вытекающий из итогов выборов, в положительный импульс для развития страны. Времени на ее решение ему отпущено гораздо меньше, чем Ельцину: слишком мала харизматическая составляющая личности Путина.

Единственный выход в этих условиях - в кратчайшие сроки принять ряд стратегических решений, способных дать достаточно быструю отдачу в ключевых сферах жизни страны. О каких сферах в первую очередь должна идти речь?

Вместе с почти неограниченной властью Борис Ельцин передал своему преемнику почти неуправляемую страну. Политика, осуществляемая президентом через проведение (либо подписание) им (либо его правительством) того или иного закона (указа), может быть легко перечеркнута губернатором (президентом) любого субъекта РФ посредством: принятия постановления либо (проведения через региональный парламент) закона, противоречащих вышеуказанному федеральному акту; контроля над региональными отделами федеральной исполнительной власти; влияния на подконтрольные губернатору (президенту) суды.

Какими бы продуманными и оптимальными ни были планы экономических реформ - при сохранении нынешнего положения дел они обречены на медленное удушение в объятиях губернаторов.

Трансформация федеративных отношений в России должна стать главным приоритетом в деятельности президента на ближайший период. Федеративная реформа при умелом и энергичном ее проведении позволит новому президенту достаточно быстро мобилизовать огромный управленческий ресурс, позволяющий уверенно осуществлять преобразования в других сферах, и в первую очередь в экономике.

Какие же решения стратегической важности должны быть приняты президентом в самом ближайшем будущем?

Реформирование Совета Федерации. Пока главы региональных администраций контролируют верхнюю палату, создание эффективной модели государственного управления невозможно. Смысл реорганизации достаточно очевиден: членство в верхней палате глав исполнительной власти любого уровня исключается как противоречащее принципу разделения властей; члены Совета Федерации либо избираются населением, либо делегируются законодательными собраниями регионов. Соблюсти букву Конституции (а заодно и сэкономить большие деньги) проще, пойдя по второму пути. т. е. обязав региональные парламенты избрать одного делегата от себя и одного - из кандидатур, предложенных региональными администрациями.

Данное решение принимается в форме нового закона о порядке формирования Совета Федерации, который, при энергичной поддержке президента, легко наберет в Думе 300 голосов, необходимых для преодоления вето верхней палаты.

Создание централизованной вертикали федеральных органов власти. Унаследованная от советских времен система двойного подчинения федеральных структур в регионах повсеместно ведет к "приватизации" этих структур губернаторами.

Централизация федеральных ведомств невозможна без поправок в законы о милиции, налоговой полиции и проч., устраняющих норму о согласовании с субъектами РФ начальников региональных подразделений этих ведомств. В то же время принимаются законы, регулирующие порядок создания регионами собственных структур (милиция общественной безопасности, налоговая служба и т.д.) в рамках компетенции субъектов РФ. Одновременно вводится административная ответственность за исполнение федеральными структурами незаконных распоряжений региональных властей. Прямой обязанностью федеральных министров становится обеспечение централизованного контроля за деятельностью региональных структур соответствующих министерств.

Реформа прокуратуры. Норму о согласовании с субъектами РФ региональных прокуроров отменить очень сложно, так как она содержится в Конституции. В результате региональные прокуроры сегодня являются самым грозным орудием в руках губернаторов-беспредельщиков. С целью изменения ситуации на базе нынешних Главных управлений прокуратуры (не играющих сегодня сколько-нибудь значительной роли) создается институт федеральных (окружных) прокуроров, которые наделяются всеми прокурорскими полномочиями, но вдобавок получают еще и право отменять распоряжения региональных прокуроров и применять к ним все виды взысканий. Такое решение полностью соответствует Конституции, которая предписывает Генпрокурору согласовывать назначение региональных прокуроров с субъектами РФ, а иных прокуроров назначать безо всяких согласований.

Реализовать это решение трудно, так как закон о прокуратуре, в который надо вносить поправки, является конституционным. Но нынешнее влияние президента, подкрепленное политическим маневром (см. ниже), делает задачу вполне выполнимой.

Создание механизма ответственности губернаторов. Президент наделяется правом отстранять от власти губернаторов за нарушения ими законов. При этом подобное решение президента может быть обжаловано в суде в четко оговоренный срок (например, не позднее чем через месяц после отстранения).

Реализация данного решения достаточно проста: внести соответствующую поправку в Закон "Об общих принципах организации государственной власти в субъектах РФ".

Все вышеописанные меры легко осуществимы при нынешнем уровне еще не растраченного авторитета нового президента (что должно вылиться в поддержку конституционного большинства Думы и не столь сильное сопротивление губернаторов). С другой стороны, эти меры не столь радикальны и сложны с юридической точки зрения, как, например, предложения о назначении губернаторов или укрупнении регионов.

Наиболее оптимальной формой осуществления вышеуказанных законодательных инициатив представляется внесение их в Думу в виде особого "президентского" пакета.

Неизбежное сопротивление, которое будет оказано данным инициативам со стороны Совета Федерации, можно ослабить, включив в пакет поправку к закону об общих принципах организации госвласти в регионах, отменяющую запрет на избрание губернаторов более чем на два срока. Такая поправка уже внесена в Думу Советом Федерации. Сегодня ее принятие крайне опасно, так как приведет к снятию единственного ограничителя всевластия губернаторов, который существует в действующем законодательстве. Однако в случае, если губернаторам будет закрыт доступ в законодательную власть и появится механизм их ответственности за нарушение законов, такая мера, как ограничение срока пребывания у власти, окажется избыточной. В пакете же с этими неприятными для губернаторов мерами такая поправка будет играть роль того самого "пряника", который, согласно известному принципу, всегда должен находиться в комплекте с "кнутом".

Добившись реального ограничения власти губернаторов, президент может приступить к реализации мер более долгосрочного характера.

Приведение региональных законов в соответствие с федеральными. Это достаточно сложная задача, требующая большой и длительной работы. Первое, чего нужно добиться, - это исключение противоречий между вновь принимаемыми региональными актами и федеральным законодательством. Сделать это можно, наделив региональные отделения Минюста (либо иного федерального органа) правом визирования законопроектов, принимаемых субъектами РФ в сфере совместного ведения. Закон, не прошедший процедуры визирования, является юридически ничтожным и не подлежит применению федеральными судами. Такой подход требует внесения поправок в ряд федеральных законов.

Что касается уже принятых региональных актов, то здесь необходима специальная работа правительства по созданию модельных законов, которые должны направляться в региональные парламенты в качестве приложений к особым президентским посланиям, имеющим не нормативное, а политическое значение. Выполнение регионами таких посланий должно учитываться при определении размеров финансовой помощи территориям, предоставлении им инвестиционных кредитов, включении их в федеральные программы и т. п.

Поддержка местного самоуправления. Проводником федеральной политики на местах может стать массовый слой "муниципалов" - должностных лиц, депутатов и активистов местного самоуправления. Этот институт - несмотря на все его недостатки - по своей природе является центростремительным, так как само его существование зависит от выполнения регионами федеральных законов. При Ельцине федеральная власть вела себя по отношению к местному самоуправлению крайне непоследовательно: дав жизнь этому важнейшему институту современной цивилизации, она затем лишила его источников существования, поставив в зависимость от произвола региональных властей. Между тем очевидно, что, отталкивая "муниципалов", "федералы" лишаются самого надежного союзника в регионах, оставаясь один на один с "регионалами", чьи интересы по определению центробежны.

Для возвращения утраченного доверия муниципалитетов к Центру этот последний должен в срочном порядке оградить местные финансы от грабительского подхода к ним региональных властей. Это необходимо не только для того, чтобы создать реальный противовес центробежным тенденциям на региональном уровне, но для мобилизации на поддержку федеральной политики такого важнейшего сегмента гражданского общества, которым сегодня является муниципальный актив.

Наделение представителей президента полномочиями по федеральному надзору. Федеральное присутствие в регионах нельзя будет считать устойчивым до тех пор, пока оно не получит закрепление в виде особого государственного института, призванного осуществлять контроль за реализацией федеральной политики в регионах. Сегодня уже для всех очевидно, что представители президента в регионах не способны справиться с этой задачей, так как не обладают соответствующими полномочиями и надлежащим статусом.

Между тем Конституция именует представителей президента полномочными. Исправить очевидное противоречие можно путем принятия федерального закона, наделяющего их реальными полномочиями, вытекающими из конституционной роли президента: правом обращаться от его имени к региональным органам власти с требованием прекратить нарушение федеральных законов, выступать на заседаниях региональных парламентов по законопроектам в сфере совместного ведения, представлять им послания президента и модельные законопроекты; координировать действия федеральных структур, гарантировать их независимость от региональных властей; осуществлять надзор за выполнением федеральных стандартов; обеспечивать конституционные гарантии прав граждан на местное самоуправление, выступать в роли арбитра в конфликтах между губернаторами и мэрами и т. п.

Впоследствии представитель президента может быть наделен правом контрсигнации (подписания наряду с главой администрации) законопроектов, принимаемых в сфере совместного ведения. Это позволит освободить Минюст от необходимости предварительного визирования законопроектов. Однако такая реформа, по-видимому, требует поправок в Конституцию либо принятия особого конституционного закона.

Создание системы федеральных округов. Лучший вариант - совмещение округов с зонами действия Главных управлений прокуратуры. В каждом регионе остается по одному представителю президента, но подчиняются они представителю с особым статусом, возглавляющему соответствующий округ (например, в чине генерал-губернатора). Указ "О полномочном представителе президента РФ в федеральном округе" от 13 мая предполагает иную схему, поскольку фактически прекращает полномочия действующих представителей в регионах. Таким образом возникает опасность, что окружной представитель президента, работая сразу в 12-15 регионах, просто не справится со своими обязанностями, а ранг заместителя не обеспечивает статуса, необходимого для работы с региональными органами власти. Тем не менее сделан серьезный шаг, недостатки которого могут быть исправлены в федеральном законе о полномочных представителях президента.

*  *  *

@@@
Кнут и пряник для губернаторов
Коммунальное хозяйство плохо переносит морозы
Кризис на Украине: причины и последствия (4)
Кризис, реформы и демократия
Куда ж нам плыть?
Культ личности Шамиля и его последствия
Литвину и Ющенко на Украине тесно

Личность может изменить ход истории

@@

Полемика с Сергеем Земляным ("Фигуры и лица", 02.11.2000)

2001-05-12 / Андриан Михайлович Розен - профессор.



Статья Сергея Земляного "Ленин и "третий путь" России", как мне кажется, принадлежит к небольшому числу серьезных исследований роли Ленина в истории России. Весьма интересны приводимые автором доказательства того, что Ленин искал для России специфический путь развития, отличающийся от традиционного западничества и почвенничества. В то же время, на мой взгляд, некоторые суждения С.Земляного могут быть уточнены или оспорены.

Справедливо критикуя рассуждения о "незакономерности" Октября, который якобы "был чуть ли не вырван у отечественной истории волей Ленина", С.Земляной впадает в другую крайность - уверенность в том, что Октябрьская революция была результатом естественного пути и неизбежным финалом общественного развития России. Он подчеркивает: "Ни Ленин, ни Октябрь в России - не случайны. Не окказиональны... Октябрьская революция вышла из горнила тяжелейшей империалистической войны, которая поставила Россию на грань национальной катастрофы... и до крайности расшатала глубинные основы общественности и правопорядка".

Однако все это можно сказать и о Февральской революции. Именно она вышла из "горнила тяжелейшей империалистической войны" и "до крайности расшатала глубинные основы общественности и правопорядка", ликвидировав сословия и подорвав дисциплину в армии (Александр Солженицын, например, считает, что Февральская революция и была источником всех бед).

Но давайте не будем смешивать категории возможности и неизбежности. Да, Октябрьская революция произошла, значит, возможность была, с этим нечего спорить. Но была ли неизбежность? Мне кажется, что, как и во многих событиях истории, ее не было, как не было ее, например, в появлении таких злодеев, как Робеспьер и Сталин. В нашем же случае известно: до приезда Ленина в Россию (в апреле 1917 г.) никто, в том числе руководство РСДРП, и не помышлял о необходимости второй революции. Именно Ленин выработал и провозгласил эту идею, сделал все возможное и невозможное для ее осуществления. И возможность стала действительностью, хотя могла и не стать, не будь такой личности, как Ленин.

Во-первых, человека с такой исключительно высокой политической интуицией в России и не было. Первый помощник Ленина Лев Троцкий сам бы идеи второй революции не выдвинул, а если бы и выдвинул, то не смог бы преодолеть рифов дальнейшей политической борьбы и погубил бы все дело, как это едва не произошло в связи с его позицией по Брестскому миру. О других членах руководства РСДРП в этом аспекте и говорить не приходится. Во-вторых, известно, что незадолго до Октября делегация меньшевиков приходила к Керенскому с предложением позаимствовать ленинскую программу действий по отношению к крестьянству, т.е. "вырвать знамя" у большевиков и обеспечить себе поддержку большинства населения России. Если бы глава Временного правительства согласился, еще неизвестно, как бы обернулось дело. Однако сверхсамолюбивый Керенский обиделся (он усмотрел в этой инициативе недоверие лично к себе) и принять предложение меньшевиков категорически отказался, обеспечив Ленину победу Октября. А поскольку идея Октябрьской революции была предложена только Лениным и осуществлена под его руководством, то мы, полагаю, не ошибемся, утверждая, что он изменил ход истории России - и не только России. Что отнюдь не означает, что Октябрьская революция была "незакономерна".

Другой спорный момент статьи С.Земляного относится к борьбе в руководстве страны после смерти Ленина. Автору кажется, что в основе этой борьбы лежали теоретические разногласия - Троцкий, Каменев, Зиновьев исповедовали нечто вроде коммунистического западничества. Но дело было не в политических лозунгах. В действительности теоретические вопросы лишь прикрывали борьбу за власть. Причем эта борьба происходила в условиях, когда система управления страной не пришла еще в равновесие с коммунистической однопартийной системой. Это теперь каждый знает, что в коммунистической стране генеральный секретарь партии имеет неограниченную власть и может согнуть председателя правительства в "бараний рог". Но в 1917-1927 гг. это было еще не ясно. Сам Ленин, занимая пост председателя Совнаркома, т.е. главы правительства, был руководителем страны. И его соратники полагали, что именно эта должность - высшая в стране. Вместо того, чтобы бороться за пост генсека, Зиновьев и Каменев блокировались со Сталиным (в частности, против Троцкого, который был при Ленине вторым человеком в государстве). На XIII съезде, когда была возможность, апеллируя к письму Ленина, сместить Сталина с поста генсека, Каменев и Зиновьев фактически выступили в его защиту. Вместо того, чтобы зачитать письмо на съезде, его зачитали по делегациям, и Каменев утверждал, что Сталин исправился. В результате Сталин остался генсеком. За свой карьеризм и политическую близорукость Зиновьев и Каменев поплатились жизнью, но вместе с ними погибли и миллионы людей.

После смерти Ленина на должность председателя Совнаркома был назначен Алексей Рыков, пользовавшийся большим уважением в народе. Не так давно дочь Рыкова Наталья, выступая по телевидению, рассказала, что Сталин предлагал ее отцу совместно ("как два Аякса") управлять страной. Но Рыков отказался. Это кончилось для него трагически. Рыков был причислен к правым оппортунистическим уклонистам и троцкистам и в 1938 г. расстрелян. Что же касается страны в целом, то устройство государственного управления было приведено в соответствие с однопартийной системой.

И еще два замечания. С.Земляной явно преувеличивает степень перехода Ленина от классового подхода к заботам об интересах общества в целом, невзирая на классы. Например, в секретном письме Ленина от 19 марта 1922 г. (в связи с вопросом об изъятии ценностей у Церкви) указывается: "чем большее число представителей реакционного духовенства нам удастся расстрелять, тем лучше" ("Известия ЦК КПСС", # 4, 1990). Здесь мы видим, боюсь, не столько заботу об обществе (ценности были нужны для борьбы с голодом), сколько варварские методы политической борьбы.

@@@
Личность может изменить ход истории
Лубянский ренессанс
Лукашенко пропал
Лучшее – не враг хорошего
Мень обяжет всех делиться
Монополистов станет меньше
Муртаза Рахимов: "Все вопросы в России должны решать президент и правительство"

НЕГА сообщает

@@ 2001-10-23



Белоруссия

В СООТВЕТСТВИИ с декретом "О повышении роли науки и реформировании Национальной академии наук Белоруссии", который подписал Александр Лукашенко, республиканской наукой теперь будет руководить президент. Согласно этому документу, президент будет назначать не только президента Национальной академии наук, но и состав президиума этого научного органа. Заметим, эти должности всегда были выборными. Академики, к которым журналисты республиканских СМИ обратились за комментариями по этому поводу, хотя и согласны, что Академии наук необходимо реформирование, однако не согласны с решением президента. По их мнению, теперь академическая система уже не будет демократической и самостоятельной. Одновременно Александр Лукашенко назначил президентом Академии наук бывшего главу своей администрации Михаила Мясниковича. По некоторым данным, последний будет более настойчиво добиваться создания в Академии отделения органов государственного управления, чтобы пристроить туда своих друзей: бывших вице-премьера Михаила Демчука и заместителя главы администрации Владимира Заметалина.

***

В Барановичах (Брестская область Белоруссии) на стратегическом объекте Космических войск России проходят испытания радиолокационной станции (РЛС) системы предупреждения о ракетном нападении. Как сообщило Минобороны Белоруссии, испытания продлятся два месяца. На РЛС уже завершена отладка боевых алгоритмов и программ, и сейчас станция работает в штатном режиме по реальному космическому фону: обнаруживает и сопровождает космические объекты, а затем выдает информацию о них на командный пункт. В первой половине 2002 г., когда закончатся все испытания систем, РЛС заступит на боевое дежурство.

Азербайджан

ЗАЯВЛЕНИЕ президента Гейдара Алиева о том, что проводить антитеррористическую операцию на "оккупированных армянами территориях Азербайджана пока нецелесообразно", находится в центре внимания оппозиции. Как заявил азербайджанскому агентству "Билик Дуньясы" зампред Партии национальной независимости Азербайджана Магеррам Зульфугарлы, подобное заявление президента говорит о "неготовности вооруженных сил к подобным действиям или же свидетельствует об отсутствии поддержки со стороны больших держав".

Киргизия

ВЕРХНЯЯ палата киргизского парламента приняла в первом чтении Закон о внесении поправки в Конституцию, согласно которой русский становится официальным языком Киргизии. Как сообщает Радио "Свобода", теперь этот документ должен пройти в палате второе чтение, кроме того, нижняя палата парламента также должна принять закон в двух чтениях. Напомним, что государственным языком Киргизии, согласно принятому в 1989 г. закону, является киргизский, что закреплено в Конституции, принятой 5 мая 1993 г.

Киргизия-Узбекистан

@@@
НЕГА сообщает
На бочке с отравляющими веществами
На пороге нефтяного бума
На пороге ташкентской «оттепели»
Надменную касту снова пересаживают
Направления главного удара Дмитрия Козака
Наша национальная идея обитает на Красной планете

Несет нас всех течение

@@

Провозглашаемые успехи в экономике - это лишь отдельные достижения на фоне масштабных проблем

2002-05-21 / Андрей Георгиевич Фонотов - доктор экономических наук, директор Российского фонда технологического развития.



Сегодня уже, пожалуй, никто не будет спорить с тем, что ключевую роль в наращивании и поддержании системы факторов экономико-социального развития играют фундаментальные исследования, прикладные разработки, механизмы вовлечения в хозяйственный оборот результатов НИОКР. В совокупности все три указанные составляющие образуют инновационную систему современного общества. Государства, обладающие развитыми инновационными системами, получают универсальный ресурс для экономической, промышленной, политической и любой другой экспансии на мировой арене, усиления своих геостратегических позиций.

28 июня 2000 года правительство РФ одобрило документ под названием "Основные направления социально-экономической политики правительства РФ на долгосрочную перспективу". Среди основных задач, которые ставило перед собой правительство РФ, были налоговая, бюджетная, пенсионная, банковская, таможенная реформы, введение новых Земельного кодекса и трудового законодательства, развитие финансовых рынков, реализация необходимых мер для вступления в ВТО. Успех экономических преобразований зависел от реализации системы политических мероприятий, судебной реформы и реформы системы государственного управления.

Совершенно очевидно, что если осуществляемые сегодня реформы означают начало движения в указанном направлении, то они должны исходить из всего того положительного, что достигнуто в этой сфере за предыдущие десять лет преобразований, опираться на эти результаты как на исходный пункт в движении по пути реформ, развивать и совершенствовать с таким трудом наработанные механизмы и инструменты инновационной деятельности.

Что же происходит на практике? Казалось бы, что тот рост ВВП, который наблюдался с конца 1998 года на протяжении почти сорока месяцев, говорит лучше всяких слов о политике правительства. Однако на вопрос, что это, подарок судьбы или результат осмысленной стратегии, аналитики однозначно указывают на удачную конъюнктуру и стечение обстоятельств как на главные причины экономических достижений. Как бы ни ласкали слух громогласно провозглашенные успехи, будет нелишним напомнить, что это отдельные успехи на фоне сложных и масштабных проблем. И главная из них состоит в том, что нам не удалось добиться приемлемого качества роста. Несмотря на то что мы добились значительного прогресса в развитии ряда новейших отраслей и производств (так, в электронной промышленности рост производства составил в 1999 г. - 46%, а в 2000 г. - 37,7%; в отраслях телекоммуникаций и связи в 1999 г. по отношению к 1992 г. увеличилась соответственно протяженность междугородных телефонных каналов - в 3,3 раза, доля протяженности цифровых каналов в общей протяженности междугородных телефонных каналов - в 46 раз, число сотовых телефонов у населения возросло в 236 раз и т.д.), их вклад в совокупные выпуски не отвечает существующим потребностям.

Положительная динамика экономики обусловлена в основном не наращиванием выпусков продукции в новейших наукоемких производствах, а в результате роста производства в традиционных отраслях промышленности, составивших основу первичной индустриализации еще в первой половине прошлого века.

Какие возможности экономического роста открываются на путях использования современных наукоемких инноваций, показывает зарубежный опыт. Ирландия в 90-е годы в течение четырех лет удвоила свой ВВП за счет стимулирования развития информационных технологий. Этот же, казалось бы, уникальный рекорд повторила в 1998-2001 годах Венгрия. Мы, конечно, не Венгрия, которая обладала еще не так давно советской моделью инновационного комплекса. И уж, конечно, не Ирландия. Но только в том смысле, что мы свои преимущества растрачиваем, а они наращивают. Мы боимся, не умеем или не хотим применять действительно современные модели роста, обладая для этого несопоставимо большими возможностями, чем упомянутые две страны.

В этом смысле настоящая структурная перестройка народного хозяйства у нас до сих пор не началась, а политика правительства не дает ответа, за счет чего и когда у нас могут заработать хоть какие-то реальные импульсы к решительному обновлению производственного аппарата на базе наукоемких и высокотехнологичных технологий и реальным качественным сдвигам в структуре общественного производства.

Пока же у нас производительность труда, ресурсоемкость продукции, ее качество - в разы, а порой и на порядок хуже, чем у зарубежных конкурентов, структура общественного производства у нас архаична, производственные фонды физически изношены и морально устарели. В то же время норма накопления у нас составляет всего 17%, хотя при наличии таких проблем необходимо иметь как минимум в два раза больше.

Переходя от этой проблемы к более сложной, необходимо указать на то, что формы для институциональной и организационной поддержки инновационной сферы и ее важнейшей составляющей - наукоемких и высокотехнологичных отраслей и производств - у нас находятся на примитивном уровне. В развитых странах на решение задач в инновационной сфере направлена деятельность целого ряда государственных агентств, правительственных и независимых фондов, специализированных региональных учреждений и многочисленных частных организаций. Например, в Германии при администрации каждой из земель существует целая сеть организаций, самостоятельно или при поддержке федеральных властей реализующих программы поддержки инновационных бизнес-предприятий. И подобные структуры действуют не только на национальном уровне, но и в составе всех ведущих международных правительственных и неправительственных организаций, ставящих перед собой задачи обеспечения экономического роста и устойчивого развития на глобальном и региональном уровнях.

@@@
Несет нас всех течение
Неясность "национального" интереса
Новая гражданская война в Афганистане только начинается
Новости кино
Норма веры как норма жизни
Нужна деконцентрация власти
Нужны «показательные порки» чиновников

О генералах – военных и политических

@@

"Почти законченная" сегодняшняя война означает неизбежность войны завтрашней, куда более кровопролитной

2009-01-19 / Евгений Сатановский - президент Института Ближнего Востока.







Одностороннее прекращение огня в Газе сегодня устраивает всех.

Фото Reuters

Закончена ли военная операция Израиля в секторе Газа, поскольку ее цели выполнены, как утверждают лидеры ведущих партий правящей левоцентристской коалиции Ливни и Барак? Или решение о ее завершении принято правительством только потому, что, если б она была завершена так, как положено завершать наступления такого рода, Газой некому было бы управлять, кроме израильтян, на чем, судя по всему, сломался пытавшийся довести операцию до конца отставной, но пока действующий премьер Ольмерт?

Лидеры правой оппозиции Нетаньяху и Либерман резонно говорят, что «почти законченная» сегодняшняя война означает неизбежность войны завтрашней, куда более кровопролитной. Логика тех, кто требует добить ХАМАС или добиться от него безоговорочной капитуляции, ясна. Это единственный разумный выход с точки зрения военного искусства и государственного управления. Этого требовали израильская армия, израильское общество и безопасность Израиля. Этого ожидали и те, кто сочувствует этому государству, и те, кто борется за его уничтожение. Но национальные интересы страны – не те аргументы, на основании которых принимаются в современном Израиле решения о войне и мире.

Ссылки на ООН, «мировое сообщество», «гуманитарную катастрофу» и «позицию арабского мира» не имеют к одностороннему прекращению Израилем военных действий никакого отношения. Решающую роль в принятии решения сыграло стремление правящего истеблишмента сохранить любой ценой «преемственность мирного процесса». Логика внутриполитического выживания победила логику стратегической безопасности. Израильские политики переиграли военных и службы безопасности в собственном лице. Лидер «Аводы» Эхуд Барак победил министра обороны и ветерана спецназа Барака. Лидер «Кадимы» Ципи Ливни нанесла поражение Ливни – министру иностранных дел и ветерану «Моссада».

@@@
О генералах – военных и политических
Опасное танго
Патронируемая демократия
Пациент скорее жив, чем мертв
Перечень отставок, уголовных дел, отстранений от должности глав муниципальных образований в 2008-м – начале 2009 года
Планы, которые не сбываются
Политика: новости

Потребители металла нуждаются в поддержке

@@

Повышение цен на металлопродукцию на внутреннем российском рынке тормозит развитие промышленности

2004-04-29 / Александр Дейнеко Публикуемая ниже статья представляет собой выступление директора Фонда развития трубной промышленности России Александра Дейнеко на парламентских слушаниях «Проблемы законодательного регулирования ценообразования в черной металлургии и смежных отраслях промышленности».



В настоящее время наметился ряд тенденций, оказывающих существенное влияние на развитие российского металлургического комплекса в целом и трубной промышленности в частности. Повышение цен на металлопродукцию на внутреннем рынке крайне негативно сказалось на текущем состоянии трубной отрасли. Негативный характер имеют показатели объемов производства. К примеру, Трубная металлургическая компания, производящая 42% труб в России, только за февраль и март 2004 года сократила объемы производства на 7,6 и 5,6% соответственно. Челябинский трубопрокатный завод – основной производитель труб большого диаметра для нефтегазового комплекса – в марте сократил производство на 4,2%. Потребители не готовы покупать трубную продукцию по высоким ценам, возникающим вследствие высокой стоимости металла, доля которого в структуре себестоимости труб достигает 70–80%. В связи с резким повышением цен на листовой прокат в адрес Минэкономразвития России был направлен ряд обращений металлопотребителей с просьбой принять меры по недопущению дальнейшего резкого роста цен на металлопродукцию. Соответствующие обращения потребителей были также направлены в Федеральную антимонопольную службу.

Для изменения сложившейся ситуации Фонд развития трубной промышленности (ФРТП) подготовил ряд конкретных предложений. В частности, должен быть создан орган или подразделение, осуществляющее комплексный анализ ценовой ситуации на внутреннем рынке промышленной продукции. Госкомстат, производящий мониторинг ценовой ситуации, сегодня не делает комплексный анализ ситуации на рынках. В рамках проводимой административной реформы органов государственного управления целесообразно возложить соответствующие функции на Министерство экономического развития и торговли. Введение мониторинга ценовых параметров, особенно в горнодобывающей, угольной, химической, металлургической и других отраслях промышленности, ориентированных на экспорт, позволит государству контролировать скорость изменения цен во всех секторах экономики. Не может считаться допустимой ситуация, когда в течение нескольких месяцев или даже дней цены на те или иные ресурсы изменяются в разы.

Кроме того, отношение властных структур должно быть симметричным как к металлургам, так и к потребителям металлопродукции. В 2001–2002 годах правительство предоставило предприятиям металлургического комплекса по их просьбе ряд существенных льгот. Были отменены экспортные пошлины на черные металлы (кроме отходов и лома), снижены таможенные ставки на импортное технологическое оборудование для металлургии, ограничен импорт стальной продукции из Украины. Реализация указанных мер способствовала существенному росту производства в черной металлургии. Однако сейчас ситуация коренным образом изменилась. На протяжении двух с половиной лет в мире наблюдается рост потребления металлопродукции. Мировой рынок увеличился с 700 млн. тонн до почти 1 млрд. тонн в 2004 году. Цены на металл достигли беспрецедентно высокого уровня. Тем не менее льготы, предоставленные предприятиям черной металлургии два года назад в принципиально иных условиях, сегодня продолжают действовать. В этой связи Фонд развития трубной промышленности выступил с предложением провести заседание правительства, на котором были бы рассмотрены и подробно обсуждены проблемы металлопотребления внутри страны.

Отечественная трубная промышленность на сегодняшний день способна удовлетворить основные потребности внутреннего рынка. Если в 2000 году отечественный производитель удовлетворял потребности внутреннего рынка лишь на 70%, то сейчас этот показатель достиг 98%. Через несколько лет, с завершением еще ряда крупных проектов, спрос на трубы, в частности большого диаметра, будет полностью удовлетворен за счет отечественных производителей. Однако на сегодняшний день Россия закупает за рубежом высокопрочные, коррозионно-стойкие и одношовные трубы диаметром 1220–1420 мм как с наружным, так и с внутренним покрытиями для нужд нефтегазового комплекса. Основным экспортером таких труб является Украина. Причем из 2,05 млн. тонн труб, произведенных на Украине в 2003 году, 75% были поставлены на экспорт, из них около 45% – на российский рынок. По сравнению с результатами за 2002 год доля России увеличилась примерно на 10,4%.

В настоящее время поставки украинской трубной продукции в Россию регламентируются Соглашением о регулировании поставок продукции черной металлургии в Российскую Федерацию, подписанным 10 апреля 2001 года и продлеваемым ежегодно специальными протоколами. Трубная отрасль является единственной, где действуют договорные отношения с зарубежными конкурентами – украинскими трубниками.

Регулирование взаимоотношений посредством данного соглашения является экономически выгодным как для украинской, так и для российской стороны. Украинским производителям труб оно дает возможность рассчитывать объемы рынка и прогнозировать свои доходы, российским предприятиям – начать масштабную модернизацию и техническое перевооружение производств, подготовиться к работе на открытом рынке.

В рамках реализации программы уже освоено более 300 млн. долл., в том числе в 2003 году – 145 млн. долл. В частности, Трубная металлургическая компания с ежегодным объемом инвестиций около 60 млн. долл. реализовала в 2003 году на Волжском трубном заводе проект производства спиральношовных труб диаметром 1420 мм мощностью 240 тыс. тонн в год. Выксунский металлургический завод ведет реконструкцию основных цехов и к началу 2005 года планирует завершить проект по подготовке к выпуску труб диаметром 1420 мм мощностью 450 тыс. тонн в год, вложения в который уже составили 170 млн. долл., около 200 млн. долларов планируется инвестировать в 2004 году. На ОАО «ЧТПЗ» реализуется стратегическая комплексная программа реконструкции и модернизации производства, рассчитанная до 2007 года. Программа на первых двух этапах предусматривает объем инвестиций 150 млн. долл. Первоуральский новотрубный завод вложил в инвестиционные программы 850 млн. руб. (порядка 28 млн. долл.). На 2004 год запланированы инвестиции в размере около 1 млрд. руб. (около 35 млн. долл.).

Вместе с тем уже сейчас российские и украинские трубные компании работают в неравных условиях – трубная отрасль Украины опосредованно субсидируется правительством страны (на Украине создано 11 свободных экономических зон и 9 территорий приоритетного развития). Кроме того, Фонд развития трубной промышленности России выражает обеспокоенность позицией заместителя министра экономического развития и торговли А.В. Шаронова, высказанной им в докладе на тему: «О ситуации на рынке металлопродукции». В частности, господин Шаронов считает, что отмена импортных пошлин усилит конкуренцию на трубном рынке. Однако не следует забывать, что именно регулирование поставок дает возможность российской стороне начать масштабную модернизацию и техническое перевооружение производств, подготовиться к работе на открытом рынке. Увеличение или отмена квот может привести к свертыванию инвестиционных программ, сокращению объемов производства и количества рабочих мест, усилению социальной напряженности в ряде регионов.

@@@
Потребители металла нуждаются в поддержке
Почта
Правительства ученых и экспертов
Принципы формирования кабинета министров делают его недолговечным
Приоритет – создание ИТ-инфраструктуры
Профсоюзы решили дружить с Кремлем
Путешествие из Туркменской ССР в страну Туркменбаши

Путин не боится "человека с ружьем"

@@

Это может стать основой для вывода военного строительства из кризиса

2000-01-12 / Сергей Сокут



Чечня. 31 декабря 1999 года.

Фото АП

ВЛАДИМИРУ ПУТИНУ как наиболее вероятному новому президенту России в военной сфере досталось очень тяжелое наследство. Последние тринадцать лет высшая политическая власть нашей страны упорно и последовательно проводила масштабную военную реформу. Проводила на базе своих представлений о войне и армии, не консультируясь с военными, без обсуждения стратегии и тактики реформы с законодателями и народом. Основным содержанием реформы было уменьшение избыточной, непосильной для государства военной мощи. Однако преобразования повлекли колоссальные издержки, негативные последствия оказались существенно большими, чем положительный эффект.

Основные стимулы к реформе лежали внутри государства. Ее целевые установки формулировались в узком слое правящей элиты и, как правило, не оглашались. Во-первых, новая власть стремилась оттеснить военных на обочину политической жизни и устранить их из системы принятия решений. Во-вторых, в соответствии с классическими революционными рецептами, решительно проводилась демонополизация вооруженной силы и создавался противовес консервативным по определению армии и основной спецслужбе (ВВ МВД, МЧС, дробление КГБ). В-третьих, подрывалось организационное единство и политическое влияние военно-промышленного комплекса, который в куда большей степени, чем сами ВС, был ответственным за непомерную милитаризацию Советского Союза. В-четвертых, в отношении кадров силовых структур проводилась политика балансирования: с одной стороны, власть стремилась не допустить социального взрыва, с другой - снизить престиж военной профессии и влиятельность офицерства.

Винить за все это пришедшую к власти в конце 80-х - начале 90-х гг. элиту можно лишь до определенных пределов - в условиях бескомпромиссной борьбы за власть она сражалась прежде всего за самосохранение. Беда состояла в другом. Поскольку в СССР не существовало ясных и действенных механизмов перенесения личных, корпоративных и общественных интересов в сферу военного строительства и военной политики, действия узкого слоя новой элиты не сталкивались со "сдержками и противовесами". В результате с водой выплеснули ребенка: требовался планомерный отход, получилось, как в 1941 г., паническое бегство или полное окружение с последующим уничтожением.

Заметим, что не следует смешивать военную реформу в государстве и реформу ВС, которая постепенно проводится теми военачальниками, которые способны адекватно оценивать ситуацию. В качестве результатов можно назвать и успешные действия войск в начале второй чеченской кампании, и сохранение высокой боеготовности ядерной триады (прежде всего МБР), и в целом успешно проведенное объединение ВВС и Войск ПВО.

Это важно, но это - частности. Неуправляемый (а порой управляемый извне) развал всей системы обеспечения военной безопасности государства зашел слишком далеко. И самое плохое состоит в том, что низшая точка кризиса еще не достигнута. Более того, некоторые разрушительные процессы, прежде всего в оборонной науке и промышленности, приобрели необратимый характер.

ПЕРЕЛОМ ТЕНДЕНЦИИ

Однако бесконечно падение продолжаться не могло. Вне зависимости, осознается это правящими кругами или нет, у общества объективно существуют запросы в военной сфере, которые рано или поздно становятся фактором политики. "Момент истины" наступил в прошедшем году, когда потребность в победоносной операции на Северном Кавказе приобрела в России всеобщий характер. Власть осознала возможности армии и научилась использовать их в своих интересах, армия почувствовала свою востребованность.

Отметим и субъективный момент. Один из крайне негативных элементов советского наследства - отсутствие слоя высших управленцев, сочетающих профессионализм (в данном случае в военной области) с реалистическими представлениями о потребностях и возможностях государства. Редкие исключения, вроде Института США и Канады, не в счет, да и перенесение в сферу повседневного государственного управления академического опыта далеко не всегда продуктивно.

Самыми компетентными и реалистически мыслящими оказались представители спецслужб, прежде всего разведки, которые в силу специфики деятельности в наименьшей из всех силовиков степени были в свое время поражены близорукостью коммунизма. Призыв кадров из ПГУ и ГРУ на высшие государственные (и крупные коммерческие) посты, начавшийся в 1992-1993 гг., пришел к логическому завершению в 1999-м, когда двумя основными претендентами на высший государственный пост стали выходцы из одной спецслужбы.

Лидеры новой генерации (впервые со времен Сталина!) по своим умственным и морально-волевым качествам способны вести Вооруженные силы и другие силовые структуры за собой, а не отделываться одобрением проектов, за каждым из которых - смесь государственных, ведомственных и личных интересов в разной пропорции. Путин уже начал проявлять себя на этом пути. Например, он в своем указе от 6 января 2000 г. потребовал пересмотра проекта Концепции национальной безопасности с целью учесть новые внутренние угрозы, связанные с терроризмом и организованной преступностью.

Однако личная воля нового Верховного Главнокомандующего не сможет в одночасье компенсировать отсутствия в России сложного механизма согласования интересов народа, элиты, бизнеса, регионов и перенесения их в военную политику и в стратегию военной реформы. А это означает, что, во-первых, опасно велика роль субъективных факторов, а во-вторых, не будет корректной постановки задачи для военных, которую многие из них требуют в качестве первого условия успеха преобразований.

НОВЫЕ ВЫЗОВЫ

Велика вероятность того, что военная реформа пойдет по пути реагирования на внешние и внутренние вызовы, которые пока возникают быстрее, чем политическое и военное руководство успевает на них реагировать. Уже сейчас новый президент должен скорректировать выбранные в 1997 г. направления военного строительства с учетом вопросов, поставленных событиями последних двух лет.

Во-первых, это августовский дефолт 1998 г., создавший принципиально новую базу для оценки ресурсообеспеченности ВС и экономических возможностей государства в сфере военного строительства. Наш военный бюджет в долларовом эквиваленте меньше американского (или объединенного европейского) на два порядка, что заставляет искать новые подходы к паритету в области СЯС и к соотношению региональных группировок.

Во-вторых, ставка Запада, и прежде всего Америки, на высокотехнологичные войны. Речь, например, идет о новой концепции неядерной стратегической операции, элементы которой отработаны в ходе войны НАТО против Югославии. Мы все больше и больше отстаем именно в тех элементах, которые обеспечивают победу в таких войнах (глобальный размах использования силы, комплексная разведка, единое координатное пространство в мировом масштабе, совместимость всех систем управления войсками и оружием, единые средства поражения, использующие навигационную систему GPS, всеохватывающая информационная борьба). Чтобы показать наше отставание, можно привести пример: ВВС США обсуждают возможность снятия с вооружения управляемого оружия с лазерным наведением, в то время как оснащение им отечественных многофункциональных самолетов рассматривается как перспективная задача.

В-третьих, угроза безопасности государства в форме поддерживаемой из-за рубежа "мятежевойны" (об этом термине подробно см. "НВО" # 43, 1999 г.). Достигнутая благодаря усилиям Генштаба и Северо-Кавказского военного округа готовность к операции в Чечне вызывает восхищение. Но правомерен вопрос: способны ли нынешние Сухопутные войска, ВДВ, ВВ МВД, армейская авиация Вооруженных сил, фронтовая авиация ВВС параллельно вести еще одну подобную операцию или отражать локальную внешнюю агрессию против России или ее союзника на другом театре военных действий?

Наконец, есть все основания полагать, что список военных вызовов для России скоро будет дополнен еще одним, связанным с принятием летом 2000 г. решения о развертывании национальной системы ПРО США.

Причем перечислены только вопросы, на которые требуется дать быстрый ответ.

ПО ПУТИ ФОН СЕКТА

Нетрудно заметить, что четыре перечисленных вызова стимулируют развитие в противоположных направлениях. Между тем существенное увеличение расходов государства на оборону и безопасность нереально.

Возможный рост военного бюджета в ближайшее время не превышает нескольких десятков процентов от нынешнего уровня (см. доклад, опубликованный в "НВО" # 4, 1999 г.) и лишь в невидимом пока будущем может возрасти в абсолютном выражении в результате экономического роста.

Даже если появятся средства, соизмеримые с теми, что тратят на оборону ведущие страны мира, их, учитывая глубину кризиса, придется направить не на форсированное наращивание военной мощи, а на восстановление научно-технической и производственной базы. Причем чем позже увеличится объем средств в руках государства, тем более далекую от непосредственных интересов Вооруженных сил задачу придется решать.

Таким образом, в рамках старых представлений о роли и возможностях Вооруженных сил решение поставленных жизнью проблем невозможно. Хуже того, не сформулированы и не осознаны новые, адекватные положению и возможностям России пути развития силовых структур. В этих условиях реформа должна создать условия для реализации двух приоритетных на ближайшие годы направлений военного строительства: с одной стороны, управляемого сокращения военной мощи государства, а с другой - консервации "точек роста" оборонного потенциала России.

Эта ситуация в мировой практике не уникальна. Можно, например, вспомнить военные реформы фон Секта в Германии после Первой мировой войны, когда при большем, чем сейчас в нашей стране, дефиците средств был создан "зародыш" самой мощной армии мира.

ПЕРСПЕКТИВЫ СДЕРЖИВАНИЯ

На сегодняшний день в качестве ответа на существующие и грядущие военные вызовы избрана стратегия "расширенного ядерного сдерживания" (см. интервью Главкома РВСН "НВО" # 49, 1999 г.). В ее рамках можно более или менее адекватно реагировать по крайней мере на три из четырех перечисленных выше вызова. Однако ограниченность такой стратегии очевидна. "Расширенное ядерное сдерживание" пассивно по своей сути. Оно хорошо подходит для острых кризисов, но не дает удовлетворительных ответов на военно-политическое давление и ограниченное военное вмешательство, например, на стимулируемые и координируемые извне подрывные действия. Кроме того, оно не позволяет эффективно защищать союзников, которые при такой политике превращаются в ахиллесову пяту всей системы обеспечения военной безопасности.

Вместе с тем реальной альтернативы ядерному сдерживанию пока нет, и Путин, судя по всему, будет продолжать прежнюю ядерную политику. О том, что она будет реалистичной, свидетельствует заявление премьера от 22 декабря о необходимости скорейшей ратификации Договора СНВ-2. Заметим, что на фоне свертывания диалога России и Запада ядерная тема объективно становится направлением политики, контакты на котором обе стороны рассматривают как способ поддержания нормальных отношений.

Беспокоит другое. Анализ высказываний Путина показывает, что он еще не определился с перспективными направлениями развития отечественных СЯС. Проблема связана с тем, что сохранение полноценной ядерной триады становится все более непосильной задачей для России (к моноструктуре СЯС пришли за последние 10-15 лет куда более богатые страны - Великобритания и Франция). В ближайшие 8 лет, в течение которых новый президент может оставаться у власти, принятие радикальных решений по стратегическим наступательным вооружениям неизбежно.

Пока в позиции Путина просматриваются косвенные признаки традиционной для выходцев из Санкт-Петербурга ориентации на морскую составляющую ядерных сил, которая сегодня находится в критическом состоянии и требует огромных единовременных капиталовложений. Причем эти средства в бессмысленной и бесперспективной погоне за мифическим паритетом с США будут вложены в ударную составляющую СЯС, тогда как статус России как полноценной ядерной державы будет определяться в основном возможностями систем разведки, предупреждения и управления, а также способностью действовать в космосе.

ПОИСК ПРИОРИТЕТОВ

Чувствуя опору на "ядерный посох" при общении с ведущими мировыми державами, политическая власть России практически не ощущала до середины 90-х годов потребности в силах общего назначения (СОН). Тем более что один за другим высшие военные руководители на словах (но не на деле!) необдуманно требовали исключить армию из арсенала средств решения наиболее болезненных для правящей элиты внутренних конфликтов.

В результате из десяти лет реформ СОН вышли в плачевном состоянии. В Сухопутных войсках всего три дивизии и четыре бригады постоянной готовности (напомним, что в России семь военных округов). Стремительно стареет боевая техника. Катастрофическое положение сложилось в сфере систем управления, разведки и связи. Используемая на Северном Кавказе технология войны устарела по крайней мере на 20 лет и разительно отличается от той, которую применяли страны Запада в Персидском заливе и Югославии.

Немногочисленные заявления по вопросам военного строительства, которые сделал, будучи премьером, новый лидер России, позволяют сделать вывод о его повышенном внимании к силам общего назначения российских ВС. Для человека, пришедшего к власти во многом благодаря жесткой позиции в чеченском вопросе, такая позиция вполне объяснима. И именно в северокавказском опыте прошлого года заложены пути восстановления боеспособности сухопутной составляющей СОН. Во-первых, речь идет об объединении формирований всех силовых структур под единым руководством (по крайней мере на оперативном уровне). Во-вторых, о новом подходе к организации и использованию резерва (пример - воюющие в Чечне контрактники), который весьма велик вследствие огромной численности армии в прошлом. В-третьих, после лета 1999 г. власть явно решила больше не пренебрегать милиционными формированиями (прежде всего казачеством). При разумном и последовательном развитии по перечисленным направлениям и наращивании усилий Минобороны и Генштаба по формированию соединений постоянной готовности восстановление сухопутной компоненты СОН вполне возможно.

Другая часть сил общего назначения, на которую, судя по событиям последних шести месяцев, будет обращено особое внимание Путина и Клебанова, - Военно-морской флот. Об этом, в частности, говорят анализ маршрутов поездок премьера и решение о том, что в 2000 г. на ВМФ будет выделено 20% средств по государственному оборонному заказу (в 1999 г. - 9,3%). Вместе с тем стратегия развития флота, если судить по открытым публикациям, не пересмотрена в соответствии с новыми задачами и реалиями. Продолжается достройка кораблей и подлодок, предназначенных для глобального противоборства с США, а в это время иностранные шхуны почти беспрепятственно грабят рыбные ресурсы России. В то же время практически не задействованный сегодня в реальной политике "большой" флот наверняка понадобится в будущем, когда остро встанет вопрос о распределении ресурсов океана.

Вопреки мировой тенденции "забытыми" в этих условиях оказываются Военно-воздушные силы. Если СЯС и Сухопутные войска сохранят свои доли финансирования, а ВМФ получит больше, то доля ВВС, получающих примерно 10% бюджетного пирога, еще более уменьшится. Между тем очевидно, что без серьезных усилий на самом высоком уровне военная авиация России будет потеряна. Наша страна уже безнадежно отстала от США в деле создания авиатехники пятого поколения, что к 2010 г. подорвет как боеспособность авиации в серьезном конфликте, так и позиции в торговле оружием. Избранная от безденежья стратегия модернизации - паллиативное решение, положительный эффект от которого имеет четко ограниченные временные рамки.

ОРУЖИЕ - ЛУЧШИМ

Отдельная проблема, характерная для всех силовых структур России, - комплектование.

Если говорить о рядовом составе и младших командирах, то по существу ныне реализуется принцип негативного отбора: на службу направляются необразованные, вышедшие из бедных семей (а значит, плохо питавшиеся и физически неразвитые) молодые люди, а порой и попросту деклассированный элемент. Поскольку численность подлежащих призыву лишь на несколько процентов превышает суммарную потребность в призывниках, реальной отбраковки практически нет.

Состояние дел в этой области демонстрирует полную потерю обществом инстинкта самосохранения. Оружие вручается именно тем социальным и национальным группам, к которым оно, в идеале, не должно попадать. Отметим, что из тех, кто прошел службу в армии, в первую очередь комплектуются органы охраны правопорядка.

Профессионализация силовой сферы - объективная мировая тенденция, связанная с ростом технических факторов в достижении победы или, если посмотреть на вопрос иначе, - с повышением производительности воинского труда как в мирное, так и в военное время. По ряду объективных критериев Россия к добровольческой армии не готова. Более того, налицо расходящиеся процессы: с одной стороны, провозглашен переход к добровольческому принципу комплектования, с другой - резко сужена база для призыва. Мировой (в частности американский) опыт показывает, что основой для перехода к добровольческим ВС является только призывная система, отбирающая на службу лучших.

Однако на пути перехода к такой системе стоят мощные внутриполитические факторы, связанные с тем, что служба в армии крайне непопулярна среди населения. Новому президенту предстоит в ближайшее время решить, хватит ли его кредита доверия для изменения такой ситуации.

Гораздо менее ощущается обществом другая проблема, связанная с офицерскими кадрами силовых структур. Для профессионалов очевиден нарастающий кризис в сфере комплектования войск офицерским составом, преодолеть который будет очень непросто. В частности, для этого потребуется существенно увеличить капиталовложения в социальную сферу, поднять престиж службы, мобильность и мотивацию офицерских кадров.

Интересно, что заявление о взаимосвязи между совершенствованием ВС и социальными аспектами военного строительства Владимир Путин сделал 31 декабря 1999 г., через несколько часов после того, как он стал исполняющим обязанности президента.

БЕЗДНА

Проблемы собственно ВС бледнеют на фоне кризиса оборонно-промышленного комплекса (ОПК). Управление им потеряно, а немногие шансы на его преобразование в соответствии с новыми задачами и возможностями упущены. В частности, в середине 90-х гг. не удалось переложить управление ОПК с особого государственного органа на МО РФ.

Последней попыткой провести реформу ОПК стала Государственная программа реструктуризации и конверсии, разработанная Министерством экономики в 1997 г. Однако начать ее полномасштабное выполнение не удалось. Ныне программа пребывает в неопределенном состоянии и по многим параметрам уже не соответствует сложившейся обстановке.

Наиболее сложное положение сложилось на предприятиях, разрабатывающих и производящих материалы и комплектующие. Существующий объем заказов не позволяет им выжить. Производство техники следующего поколения станет невозможным по причинам отсутствия на первый взгляд незначительных деталей: подшипников, уплотнителей, электрорадиоэлементов и т.п.

Предприятия оборонки основную долю средств получают от военно-технического сотрудничества (ВТС) с зарубежными государствами. За счет этих средств ОПК в своем нынешнем виде существовать не может. Кроме того, зависимость от зарубежного спроса меняет структуру производства в неблагоприятном с точки зрения потребностей ВС РФ направлении. В наибольшей степени развиваются сектора, связанные с производством оружия для сил общего назначения, стагнирует разработка и выпуск вооружения и военной техники следующего поколения, средств управления и разведки. В ОПК образовались сектора, ориентированные на конкретного зарубежного заказчика. Степень воздействия государства на предприятия этих секторов уменьшается (особенно когда речь идет о приватизированных предприятиях).

Характерный пример кризиса ОПК - конфликт вокруг РСК "МиГ", который стал признаком начала стихийной реструктуризации оборонки. Причем если отбросить в сторону соперничество финансово-экономическо-политических группировок, проблема состоит в выборе стратегии развития оборонного комплекса. Решения, которые вынуждено будет принять новое государственное руководство по проблеме микояновской фирмы, станет лакмусовой бумажкой для определения новой политики в сфере реформирования ОПК.

В частности, станет ясно, как государство намерено поступить со своими огромными долгами по госзаказу, насколько прозрачным может быть оборонный бюджет, по силам ли России финансирование программ по созданию стремительно истощающегося научно-технического задела или придется ограничиться программами модернизации. Заметим, что поле для принятия решений до предела сужено и выбирать придется между плохими вариантами и очень плохими. Не исключено, что ситуация прояснится уже в январе 2000 г., после заседания Совета безопасности, на котором будет рассмотрена концепция развития авиации и самолетостроения.

Реформирование оборонки осложняется кадровыми проблемами на предприятиях и центральных органах управления ОПК. Квалифицированные управленцы, особенно среднего звена, сменили специальность или сосредоточились в экспортно-ориентированных сферах. Трудности с формированием отраслевых агентств хорошо иллюстрируют эту проблему.

Сложность для нового руководства состоит в том, что основные причины срыва программ реструктуризации ОПК лежат во внутриполитической плоскости. Отсутствие средств не позволяет перепрофилировать часть ОПК и сосредоточить госзаказ на существенно меньшем числе предприятий. Выводу предприятий из числа получателей государственного оборонного заказа препятствуют внутриполитические соображения: центральная власть не может пойти на конфликт с региональной элитой, для которой совершенно неприемлемо оказаться один на один с лишенными пусть маленькой, но все же существующей поддержкой предприятий ОПК со стороны Центра. Кроме того, опасаясь переориентации финансовых потоков, губернаторы и другие местные центры силы решительно и небезуспешно противодействуют образованию крупных научно-промышленных объединений, которые могут вести реструктуризацию производства самостоятельно.

РЕЗЕРВЫ

Уже в ближайшее время Путину предстоит решить, хватит ли его политических ресурсов и кредита доверия в обществе для принятия крайне непопулярных, но назревших решений. Ясно, однако, что неиспользуемые резервы у нового руководства есть.

Прежде всего речь идет о временном ресурсе. Если Путин победит на выборах президента, у него будет два-три года, в течение которых он сможет пойти на непопулярные меры, которые создадут основу для будущего подъема.

Один из важнейших резервов Путина состоит в том, что у него есть шанс преодолеть серьезный порок действующей структуры управления военным строительством: существование двух вертикалей управления - президентской и правительственной. В ее рамках разделены по разным ветвям подчинения три области деятельности, которые объективно взаимосвязаны: управление Вооруженными силами и другими силовыми структурами, руководство военной промышленностью, координация военно-технического сотрудничества.

До сих пор в военном строительстве не задействованы возможности региональных властей. Пока переход от номинально к фактически федеративному государству не нашел своего отражения в военной сфере. Поскольку положение регионов резко различается, неодинаковы их потребности и возможности в военной сфере. Движение навстречу регионам, по существу, требует пересмотреть в некоторых случаях кадровый экстерриториальный принцип построения ВС. Милиционные формирования, характерные для государств с неопределенными интересами и плохими финансами, могут оказаться эффективными в ряде пограничных регионов страны (Южная Сибирь, Приамурье, Дальний Восток, отчасти Северный Кавказ).

Недостаточно используются в военном строительстве ресурсы крупного капитала, у которого есть законные интересы в оборонной сфере. Еще более важно, что крупные корпорации в перспективе могут рассматривать военное строительство как сферу вложения капиталов. Получать дивиденды они могут как через большую безопасность и стабильность, так и путем прямой защиты (а в некоторых обстоятельствах и захвата) ресурсов. Представляется, что для Путина, в силу его опыта работы в 90-х гг., движение на союз с крупным капиталом вполне перспективно.

Безнадежно устаревшая концепция защиты гостайны, а также узкие интересы отдельных ведомств и руководителей мешают задействованию в военном строительстве интеллектуальных ресурсов общества. Келейный подход к разработке и обсуждению концептуальных документов, устранение из процесса принятия решений в оборонной сфере законодателей, прогрессирующее засекречивание военного бюджета, периодические гонения на независимую военную прессу - все это очень удобно крупным чиновникам, но в конечном счете вредит государству.

@@@
Путин не боится "человека с ружьем"
Путин проинструктировал подчиненных Миронова
Работа над ошибками
Реформа МПС должна вестись эволюционным путем
Реформы не уменьшают числа бедных
Розовый телевизор
России нужна бюрократическая революция

Россию пугают углублением кризиса

@@

Эксперты МВФ и Дрезднер банка рассказали о возможных последствиях кризиса в США

2008-02-13 / Алексей Щеглов



Вчера представители сразу двух уважаемых международных институтов – Международного валютного фонда и Дрезднер банка – высказали мнение о перспективах развития мирового финансового кризиса и его возможных последствиях для экономики всего мира. Оба прогноза оказались далеко не радужными.

Управляющий директор МВФ Доминик Стросс-Кан вчера заявил, что динамика развития мировой экономики во многом зависит от ситуации на энергетических рынках, а также вероятности и глубины рецессии в США, влияние которой на развивающиеся экономики, а к их числу относится и российская, окажется глубже, чем предполагалось.

По его словам, падение экономики Соединенных Штатов будет существенным и затяжным и затронет экономики множества стран.

Глава МВФ отметил, что негативное воздействие спада в США почувствуют на себе не только развитые европейские экономики, но и экономики развивающихся стран, поскольку финансовые связи между различными государствами и регионами имеют сложный, комплексный характер. В развитых странах произойдет дальнейшее снижение внутреннего спроса, а развивающиеся рынки и страны с развивающейся экономикой будут в большей мере подвержены внешнему экономическому воздействию. При этом Стросс-Кан назвал ошибочной идеей стремление некоторых экспертов разделять развитые рынки и страны с развивающейся экономикой. «Мы живем в объединенном мире, и поэтому глобальные проблемы требуют общих решений. Каждый должен быть готов к тому, чтобы выработать скоординированные действия, поскольку не может быть локального решения глобальной проблемы», – предупредил управляющий директор МВФ.

Предупреждения Стросс-Кана во многом сходятся с обнародованными вчера в Москве оценками аналитиков Дрезднер банка, которые в отличие от главы МВФ сделали упор не только на перспективах мировой экономики, но и отдельно остановились на экономике России, причем предложили сразу три варианта ее развития в зависимости от глубины рецессии в США.

По базовому сценарию в 2008 году в России продолжится рост ВВП. Серьезное ухудшение макроэкономических показателей возможно только в случае глубокой рецессии в США. Среди основных угроз для устойчивого развития в среднесрочной перспективе эксперты выделили неэффективность государственного управления и инвестиций, инфляцию, отсутствие структурных реформ и политические риски.

По базовому сценарию Дрезднер банка в 2008 году рост российской экономики несколько притормозится, но все равно будет на достаточно высоком уровне в 6,8% против 7,5% в 2007 году. В этом случае объем ВВП достигнет 1,547 трлн. долл. Продолжится также быстрый рост государственных резервов. Впрочем, произойдет значительное сокращение положительного фискального и текущего платежного балансов, что вызвано увеличением госрасходов и нарастанием импорта. «Пока сохраняются такие угрозы для устойчивого развития российской экономики, как неэффективность государственного управления и инвестиций, инфляция, отсутствие структурных реформ и политические риски»,– подчеркнул эксперт Дрезднер банка Ивайло Веселинов.

В то же время, по его мнению, поставленная президентом Владимиром Путиным в 2002 году задача удвоить ВВП России вполне достижима к 2012 году, и российская экономика способна стать пятой по объему в мире к 2020 году, если удастся избежать резкого спада в США.

Впрочем, все больше экономистов склоняются к мнению, что экономике США не избежать серьезного спада. По словам начальника финансового управления банка «Москва-Сити» Александра Смирнова, инвесторы панически боятся рецессии в США, вероятность наступления которой оценивается в диапазоне от 45 до 70%. По мнению экономиста, сама по себе рецессия не столь страшна. Важно другое – экономика США, которая, подобно черной дыре, требует все больше ресурсов для рефинансирования своих долгов за счет роста средств внешних кредиторов, показывает наличие действительно серьезных проблем, разрешить многие из которых вряд ли получится не только в течение ближайших лет, но по всей видимости – более длительного периода времени. Норма сбережений в США, на долю которых приходится до 20% всего мирового производства, с 2005 года отрицательная. Однако потребляет экономика Штатов значительно больше – около 35% всего, что производится в мире. Могущество доллара длительное время гарантировало увеличение внутреннего потребления за счет роста внешнего федерального долга, составляющего, по данным за 2006 год, около 66% ВВП (около 8,7 и 13 трлн. долл. соответственно). При этом текущий платежный дефицит достиг около 850 млрд. долл. в 2006 году, что равно 6,2% ВВП США.

@@@
Россию пугают углублением кризиса
Россия сегодня, завтра и через десять лет. Страна и власть
Россиянам продают бесполезные лекарства
Рулетка по-фрадковски
Самая главная недвижимость
Сергей Степашин: Отсечь щупальца криминалитета
Силовые структуры готовят к выборам

Скрипучий поворот

@@

На каких условиях может быть подписан спасительный общественный договор

2008-11-25 / Сергей Шаргородский - медиаконсультант, Киев.







Социализм советского образца давно доказал свою несостоятельность.

Фото Алексея Калужских (НГ-фото)

Финал минувшего века по сложившейся уже традиции запоздал, миновав календарную дату, – и тем более неминуемым кажется ныне конец предкризисной Belle Epoque.

Мгновенный и не полностью еще осознанный переход части элит к традиционному же, сладостно-катастрофическому мироощущению «конца века» сопровождается коллапсом финансовых институций, производств, государственного управления и финансово-экономического контроля.

Но рушится не только и не столько это: рушатся взаимопроникающие системы мироустройства, выстроенные на фундаменте алчности, лжи, беспринципности и лицемерия, – системы, сумевшие бесконечно размножить видимости и мнимости.

Начавшаяся ревизия подобных симулякров может завести в идеальную бодрийяровскую пустоту. Однако не слишком лестное для человеческой природы допущение, что данные системы стали возможны как результат более или менее сознательного общественного договора, оставляет место для надежды.

Новые ревизионисты

В этот узкий туннель с расплывчатым пятном света в конце ринулись, похоже, самые чуткие из новых ревизионистов, рассуждая о реальном в противовес виртуальному, об оздоровлении культуры, социума и человеческих отношений, о самоограничении и опрощении в противовес безудержному потребительскому буму, о возвращении к фундаментальным ценностям бытия.

@@@
Скрипучий поворот
Следовать букве и духу
Сменим федерализм на феодализм
Сорос доволен Россией
Сострадательный консерватизм
Спорт между кризисом и реформой
Срочно требуются…

Степашин стал объектом проверки

@@

Счетную палату проконтролировали ревизоры из Англии

2005-10-28 / Рем Константинов Главный борец России против финансовых злоупотреблений Сергей Степашин сам оказался объектом проверки. Национальное контрольно-ревизионное управление (НКРУ) Великобритании – аналог Счетной палаты – в понедельник, 31 октября, официально представляет в Москве подготовленный этим ведомством доклад под названием «Функциональный обзор деятельности Счетной палаты Российской Федерации». Главный вывод документа: финансовый страж денег российских налогоплательщиков работает в целом на должном уровне, но для достижения полной независимости от исполнительной власти он должен финансироваться парламентом, а не Министерством финансов – объектом его проверок. Как в развитых странах. Обзор подготовлен в соответствии с международной практикой. Например, контрольные органы Франции, США и Швейцарии проверялись государственными контролерами, соответственно, Нидерландов, Канады и Германии. Глава НКРУ Великобритании сэр Джон Борн – весьма авторитетная фигура в мировом аудиторском сообществе. В Англии сэр Джон, в случае выявления нарушений бюджетного процесса, одним росчерком пера может полностью приостановить по всей стране отпуск денег из казны. В Москве сэр Джон, в отличие от остальных членов его делегации, остановится в резиденции британского посла, что многое говорит о статусе визитера. Накануне вылета в Москву сэр Джон любезно согласился ответить на вопросы «НГ».







Сэр Джон Борн – глава британской службы финансового контроля и один из самых авторитетных аудиторов в мире.

– Какова цель вашего визита в Россию?

 

– Национальное контрольно-ревизионное управление (НКРУ) Великобритании только что завершило подготовку Функционального обзора деятельности Счетной палаты Российской Федерации. Я еду в Россию, чтобы представить результаты данного обзора представителям законодательной и исполнительной власти России, сотрудникам Счетной палаты. НКРУ Великобритании всегда активно взаимодействует с высшими органами государственного финансового контроля других стран. Мы высоко ценим возможность поделиться своим опытом с нашими зарубежными коллегами. В ходе нашей предстоящей встречи с председателем Счетной палаты России Сергеем Степашиным я надеюсь обсудить направления дальнейшего укрепления и развития связей между нашими ведомствами, определить дополнительные возможности взаимодействия.

 

– Почему именно ваше ведомство взяло на себя миссию проанализировать и оценить деятельность российской Счетной палаты?

 

– Наш обзор деятельности Счетной палаты стал частью осуществляемого Министерством международного развития Великобритании проекта оказания содействия реформам государственного управления в ряде стран. Мы наработали большой опыт, сотрудничая с контрольными органами по всему миру, и были рады взаимодействию со Счетной палатой России. У нас имеются долгосрочные и эффективные рабочие взаимоотношения. Я имел удовольствие впервые посетить Москву в 1998 году. С Сергеем Степашиным я работаю в тесном контакте в рамках Международной организации высших органов финансового контроля (ИНТОСАИ) и Европейской организации высших органов финансового контроля (ЕВРОСАИ). И поэтому был рад дать положительный ответ на просьбу наших российских коллег о проведении функционального обзора, а также поделиться с ними нашими знаниями и опытом, который мы почерпнули из практики работы высших органов государственного финансового контроля многих стран.

@@@
Степашин стал объектом проверки
Стратегия "глобализационного лидерства" для России
Таможня осталась совсем без развития
Трагичное и секретное письмо Ясина Черномырдину
Труба повышенного давления
Туркменбаши приоритетов не меняет
Убежище для беглых вождей

Удастся ли стагнацию скрутить в бараний рог

@@

Прогнозы Грефа и предпринимателей не совпадают

2002-07-24 / Наталья Меликова, Иван Сас



Кабинет министров вчера вновь рассматривал на Совете по предпринимательству основные параметры уточненного прогноза социально-экономического развития страны на среднесрочную перспективу. Прогноз составлен МЭРТ и охватывает период с 2003 по 2005 год. По расчетам специалистов МЭРТ, рост ВВП уже в следующем году составит 3,4-4,4%, а в 2005-м увеличится почти вдвое и достигнет 4,6-5,9%. Промышленное производство увеличится с 3,2-4,1% в 2003 году до 4,2-5,5% в 2005-м. Инфляцию за этот же период удастся буквально скрутить в бараний рог. Уже в 2003-м она снизится до 10-12%, а в 2005-м россияне, привыкшие к росту цен, ее почти перестанут ощущать: 6-8% - это по нынешним меркам почти нормально. Что касается прямых иностранных инвестиций, то и они потекут в российскую экономику значительно быстрее. Их объемы вырастут в 2003 году до 6 млрд. долл. (прогнозная оценка на текущий - около 5 млрд.), а в 2005-м превысят 8-миллиардную отметку.

Столь радужные перспективы открылись после того, как на предыдущем заседании совета представители бизнес-сообщества подвергли резкой критике прежние выкладки МЭРТ, обвинив чиновников в профессиональной некомпетентности. Тогда премьер-министр Михаил Касьянов заступился за последних и призвал членов совета принять участие в разработке этих прогнозов.

По некоторым данным, российские промышленные магнаты требуют, чтобы государство взяло в "ежовые рукавицы" тарифы естественных монополий, которые сегодня съедают более чем значительную часть прибыли, лишая предприятия инвестиционных возможностей. Еще представители бизнес-элиты настаивают на том, чтобы государство отказалось от политики укрепления рубля, иначе правительственные планы по укрощению импорта и стимулированию отечественного экспорта останутся эфемерными. Не устраивает российских предпринимателей и налоговый режим, они полагают, что, скажем, снижение ныне действующей 20-процентной ставки НДС до 15% - это не просто назревшая, а давно перезревшая необходимость. Например, гендиректор ОАО "Объединенные машиностроительные заводы" Каха Бендукидзе перед началом заседания совета в беседе с корреспондентом "НГ" назвал налоговую реформу "необходимостью номер один". "Чтобы выйти на высокие экономические показатели, нужно делать менее расходным госбюджет, причем не только на федеральном, но и на региональном уровне, где в бессмысленные программы вкладываются огромные средства, - считает Бендукидзе. - Я имею в виду не социальные программы, а те, которые никакого отношения не имеют к функциям государственного управления".

Есть и много других, еще более конкретных предложений, носящих отраслевой характер. Однако в предпринимательских кругах придерживаются мнения, что фактически спровоцированная Михаилом Касьяновым лавина предложений мало что даст, она застрянет в дискуссионных схватках, которые предшествуют принятию правительственных решений.

И вчерашнее заседание (его итоги не были известны до подписания номера) вряд ли выведет на какие-то радикальные меры. В правительстве тоже силен оппозиционный блок, который считает, что российским олигархам "нельзя во всем потакать", так как их интересы не всегда совпадают с интересами общества. Так называемые государственники в Белом доме твердо убеждены, что олигархическая верхушка всегда будет тянуть одеяло на себя, а правительству нужно заботиться, чтобы оно не сползало с остальных, менее защищенных слоев населения.

@@@
Удастся ли стагнацию скрутить в бараний рог
Управленческая горизонталь
Условия выживания и предпосылки развития российской экономики
ФСБ охватила все сферы
Федерализм - стержень российской государственности
Федеративная контрреволюция
Фрадков останется на месте

Футбол сплачивает, выборы разделяют

@@

Социалист Лула в четвертый раз пытается стать президентом Бразилии

2002-06-24 / Карэн Арменович Хачатуров - председатель Российского комитета сотрудничества с Латинской Америкой, доктор исторических наук, профессор.



В Латинской Америке, как нигде, мировой футбольный чемпионат в зависимости от результатов очередной игры смягчает или обостряет и давние, и новые болевые точки. Вот для аргентинцев поражение в матче с британцами совпало с двадцатой годовщиной беспримерного поражения в Фолклендской войне и горечь национального унижения на футбольном поле - соль на раны от так же беспримерной, но финансовой катастрофы. И все же нигде, кроме Бразилии, футбол не стал всенародной идеей, сплачивающей разные сословия и возрасты. Потому футбольная страда на время заставила забыть прочие заботы, главная из которых - выборы главы государства.

На ходу меняя имидж

Хотя выборы только в октябре, кампания уже вовсю идет. Нынешний президент Фернанду Энрики Кардозу завершает свой второй и последний мандат. Сенсация - в гонке лидирует с более чем 40-процентным рейтингом, опережая в 2,5 раза ближайшего конкурента, руководитель левой Партии трудящихся - ПТ, профсоюзный вожак Луис Инасиу да Силва, или Лула. Согласно социологическим опросам, в случае второго тура Лула одержит победу с убедительным перевесом голосов.

Закаленный боец, Лула уже на четвертых кряду выборах борется за власть. Никогда она не казалась столь вероятной выходцу из многодетной нищей семьи матери-одиночки, познавшему труд с ранних лет. Лула чутко улавливает настроения большинства электората - самого значительного в мире после Индии и США.

В ходе нынешней предвыборной кампании Лула сменил привычный имидж популиста-радикала на умеренного реформатора, пекущегося о нуждах и бедняков, и среднего класса. Он ратует за "умеренные цели и ответственные решения", обещает уважать права собственности, стимулировать экономический рост с социальной составляющей, жестко контролировать инфляцию, проводить взвешенный внешнеполитический курс, уже выразившийся в отказе от прежнего призыва объявить мораторий на выплату внешнего долга.

В пользу Лулы - растущий авторитет ПТ среди избирателей на уровне штатов и муниципалитетов. Активистка ПТ избрана мэром крупнейшего города Сан-Паулу, другая сторонница Лулы недавно стала первым в Бразилии чернокожим губернатором, причем не в амазонской глубинке, а в штате Рио-де-Жанейро. Но главный "союзник" Лулы - разброд в правящей коалиции.

С начала 80-х гг., после 20-летнего правления военных режимов, на президентских выборах побеждал альянс трех правоцентристских партий - Партии бразильской социал-демократии - ПБСД, Партии бразильского демократического движения - ПБДД и Партии либерального фронта - ПЛФ. Ныне кандидатом альянса выдвинут фаворит пропрезидентской ПБСД, бывший министр здравоохранения Жозе Серра. Однако случился раскол. ПЛФ покинула коалицию и выдвинула кандидатом в президенты губернатора одного из штатов Розану Сарней. Принадлежит она к влиятельному клану, ее отец - реально первый президент после восстановления в стране демократии, брат - федеральный министр. Отступничество наказуемо, и тут же уличенная в причастности к финансовым махинациям Розана Сарней вынуждена отказаться от президентских амбиций.

Скандал наносит по коалиции ощутимый удар, ее кандидат оказывается в президентской гонке на третьем месте, уступая лидеру маргинальной Бразильской социалистической партии, опирающейся на протестантские общины, которые в стране теснят католиков. Для рядового избирателя нет большего греха, чем коррупция, Бразилию же непрерывно сотрясают коррупционные скандалы. Уличен в лихоимстве спикер сената. "Испарилось" 2 млрд. долл. из фонда развития Амазонского региона. Сейчас разгорается скандал вокруг пенсионного фонда, введение государственного управления им, по мнению газеты "Файнэшнл таймс", может "усилить обвинения в коррупции и политическом вмешательстве в преддверии президентских выборов".

"Латиноамериканский больной" выздоравливает

В то же время оппозиция не может игнорировать позитивные сдвиги, достигнутые в период президентства Ф.Э. Кардозу. До его прихода к власти Бразилию именовали "латиноамериканский больной". ....Симптомы болезни - хронический застой экономики, гиперинфляция и как следствие - накал социальной напряженности. Незадолго до своего избрания президентом в 1994 г. Ф.Э. Кардозу как министр экономики - инициатор эффективного "Плана реал". Его суть - скоротечное укрощение гиперинфляции и на основе финансового оздоровления рост экономики.

Курс бразильской денежной единицы реал был приравнен к доллару. Привязка носила "мягкий" характер: Бразилия в отличие от Аргентины отвергла слепой монетаризм, что во многом помогло преодолеть финансовый кризис 1998 г., после которого курс реала был безболезненно девальвирован на 30%. ВВП ежегодно в среднем возрастал на 2,5%, несколько улучшилось социально-экономическое положение населения. Во многом заслуга Ф.Э. Кардозу - функционирование самого дееспособного в Латинской Америке регионального интеграционного объединения МЕРКОСУР. За годы правления Ф.Э. Кардозу приток зарубежных инвестиций достиг 100 млрд. долл. Президентская внешняя политика самостоятельна, в полной мере учитывает национальные интересы. Впервые в истории Бразилии Ф.Э. Кардозу переизбран президентом.

Теракт против США имел отрицательные последствия для экономики Бразилии. Если в первом квартале 2001 г. ВВП увеличился на 4,3%, то через год за этот же период сократился на 0,7%. Негативно сказывается на экономике протекционистская политика США - главного торгового партнера Бразилии. Растут инфляция и цены, увеличивается государственный долг, превысивший 270 млрд. долл.

Медленно изживается архаизм социальной структуры общества, особенно в сельской местности. 80% бразильцев - горожане, и во многом по той причине, что 1% населения контролирует почти 50% земельных владений, половина которых не обрабатывается. Ширится движение безземельных крестьян с самовольным захватом угодий. Между тем правительство утверждает о проведении им "самой крупной в мире аграрной реформы": за последние 7 лет более 500 тыс. крестьянских семей получили земельные наделы.

Кризис в Аргентине хотя и не отозвался в Бразилии шоковым резонансом, тем не менее отрицательно влияет на ее внешнеэкономические позиции, особенно в рамках МЕРКОСУР. Сошлюсь на встречу с Ф.Э. Кардозу в ходе его официального визита в Россию в середине января этого года. На встречу с президентом приглашались "основные фигуры, отвечающие за формирование общественного мнения", - так уведомило посольство Бразилии в Москве. Собрались несколько человек, включая Михаила Горбачева. Только что в Аргентине грянул финансовый кризис, и он поинтересовался его причинами и последствиями. Продолжая разговор на заданную тему, автор этих строк спросил, как скажется кризис в Аргентине на судьбе МЕРКОСУР в контексте создания Зоны свободной торговли Америк - АЛКА.

Президент Ф.Э. Кардозу пояснил, что его страна поглощает 30% аргентинского экспорта, что два соседних государства - основа МЕРКОСУР, а последний - хорошая школа для вхождения в действующие в разных районах мира, например, в Азии, региональные экономические объединения, и такая школа содействует процессу глобальной интеграции. Правда, ранее да и впоследствии руководители Бразилии с основанием утверждали, что если для их родины АЛКА - один из вариантов экономической интеграции, то МЕРКОСУР - это судьба.

На подобном фоне набирает обороты предвыборная кампания. Влиятельные силы стремятся скомпрометировать Лулу как взрывоопасный фактор. Их главный аргумент - станет Лула президентом, и Бразилии неизбежно угрожает дестабилизация, в том числе по причине отсутствия у ПТ парламентского большинства. Используются и убийства сторонников Лулы, и грязные технологии. Например, СМИ утверждают о появлении некоего "Бразильского фронта революционного действия", который чинит расправу над "ренегатами" из умеренного крыла Партии трудящихся. В этой связи "Файнэшнл таймс" задается отнюдь не риторическим вопросом: "Будет ли он (Лула. - К.Х.) в состоянии эффективно управлять страной?" Ответ напрашивается отрицательный.

@@@
Футбол сплачивает, выборы разделяют
Центральный - округ контрастов
Чиновник и власть
Шесть способов ограничить власть губернаторов
Шифрование речи с гарантией
Шрёдер и Меркель заменимы
Юбилей ракетной колыбели

Юпитеры и субъекты

@@

Татарстан и Башкирия живут по законам, отличным от федеральных

2001-08-24 / Иван Федоткин - депутат Государственной Думы РФ, член комитета ГД по налогам и сборам.



ПРЕЗИДЕНТ Татарстана Минтимер Шаймиев недавно назвал местное самоуправление "основой основ любой власти". Занятно, что при этом в Татарстане до сих пор глав городов и районов не выбирает народ, а назначает президент. То же самое относится и к соседней Башкирии, президент которой Муртаза Рахимов тоже не так давно определил в качестве приоритетной задачи создание условий для более динамичного становления местного самоуправления в республике.

И в Татарстане, и в Башкирии мэры городов и главы районов назначаются президентом республики и им же снимаются с должности. Ясно, что в данных случаях происходит профанация самого понятия "самоуправление", подразумевающего развитие именно общественной инициативы, а не жесткую командную вертикаль, в которую включены назначаемые чиновники.

Все же нельзя сказать, что в поволжских республиках в составе РФ вообще никого не выбирают. Однако и избирательное законодательство, и избирательная практика этих субъектов Федерации отличаются "лица необщим выраженьем".

Возьмем для примера выборы президента. В Башкирии в 1998 году сразу два оппозиционных кандидата (бывший глава правительства республики и депутат Госдумы) были сняты с дистанции решением избиркома. Верховный суд России обязал избирком их зарегистрировать, но спустя сутки после их регистрации их снова вычеркнули из списков - якобы в связи со вновь открывшимися нарушениями. В результате в выборах участвовали лишь Рахимов и один из действующих министров, выступивший в роли спарринг-партнера.

В Татарстане в нынешнем году выборы прошли внешне более демократично - в них участвовали и оппозиционные кандидаты. Но ни один из них не обладал достаточным авторитетом в республиканской элите, что предопределило уверенную победу Шаймиева.

Таким образом, результат президентских выборов в обоих случаях был предрешен. Одна из основных причин заключается в том, что ни один глава города или района не может бросить вызов президенту, который его же и назначил. Ни один из них не занимает самостоятельной политической позиции и не может не только сам принять участие в выборах, но даже поддержать на них какого-либо иного кандидата, кроме, разумеется, действующего главы республики.

Своеобразие государственного устройства Татарстана и Башкирии проявляется в способе формирования органов законодательной власти. В Татарстане существует однопалатный парламент - Госсовет, однако выборы в него проходят не по принципу "один человек - один голос", принятому в демократических государствах. Из 130 депутатов Госсовета 61 представляют районы и города республики независимо от численности их населения (причем от Казани избираются лишь 11% депутатов, тогда как в ней проживает более 28% населения республики), 69 - избираются по территориальным округам с равной численностью избирателей.

Казалось бы, нарушения демократии нет, но это лишь на первый взгляд. Дело в том, что все избранные депутаты заседают в одной палате, а это значит, что преимущество получают представители малонаселенных районов, которые значительно более послушны республиканской власти. Более того, представители городов и районов работают на непостоянной основе - это привело к тому, что среди них преобладают главы местных администраций, назначенные президентом Шаймиевым.

В Башкирии парламент двухпалатный. В состав Госсобрания входят Палата представителей (в которой по два представителя от районов и городов - всего 144 депутата) и Законодательная палата (избираются от территориальных округов - всего 30 депутатов). Проблема состоит в том, что целый ряд важных решений Госсобрание принимает на совместных заседаниях. Не надо быть математиком, чтобы понять, что "контрольный пакет" находится в руках "представителей", среди которых преобладают чиновники, зависимые от президента. Примечательно, что в республике установилась неофициальная практика, при которой отправленный в отставку глава районной администрации слагает и депутатские полномочия. Понятно, что о независимости законодательной власти в данном случае можно говорить лишь чисто теоретически. Недаром многие решения Госсобрания вообще принимаются единогласно - как в советские времена.

Выбирают в республиках и местных депутатов. Однако районные и городские советы, полностью зависимые от назначенных глав администраций, сложно назвать полноценным местным самоуправлением - хотя бы потому, что они ничем реальным не управляют.

Такое положение дел вступает в явное противоречие с федеральным законодательством. Пока федеральная власть была слабой и в значительной степени зависела от позиции "региональных баронов", Шаймиев и Рахимов могли сохранять в неприкосновенности "оригинальные" избирательные схемы и сводить к нулю местное самоуправление. Федеральная власть фактически заключила с ними соглашение по принципу: отказ от демократии в европейском смысле (а Россия входит в состав Совета Европы) в обмен на политическую лояльность. Пожалуй, прерогативы правителей этих республик были более весомыми, чем у советских первых секретарей обкомов, которые хотя бы побаивались грозного Комитета партийного контроля.

Но теперь ситуация меняется - в Кремле дееспособный президент, который твердо намерен провести в жизнь принцип унификации законодательства, не делая различия между, скажем, Татарстаном и Якутией, Башкирией и Карелией. В общем, чтобы не было ни Юпитеров, ни быков, а все субъекты Федерации обладали реальным равноправием.

Очевидно, что в обозримой перспективе и Шаймиеву, и Рахимову придется подкорректировать свое законодательство. Президент Татарстана уже начал к этому готовиться. Иначе сложно объяснить шаймиевский указ от 16 июля нынешнего года "О мерах по совершенствованию деятельности органов государственного управления Республики Татарстан", в котором сказано, что "в структуре республиканского органа государственного управления могут быть образованы его территориальные органы в районах, городах республиканского подчинения". За бюрократической формулировкой скрывается вполне конкретный смысл. Теперь каждый орган госуправления (от Минфина до Минздрава) может создавать свои собственные филиалы в городах и районах, не обращая особого внимания на глав администраций, которых рано или поздно придется выбирать. За главами администраций остается лишь право согласования кандидатур руководителей региональных подразделений республиканских ведомств.

Таким образом, даже если жизнь (и Кремль) вынудят Минтимера Шаймиева все-таки ввести выборность глав городов и районов, то они будут лишены властного ресурса и превратятся, по сути дела, в декоративные фигуры. Вся власть останется у президента, который назначает министров и тем самым будет определять и линию поведения нижестоящих чиновников в "татарстанской вертикали". Так что на местное самоуправление заранее надеваются тяжелые цепи.

Демократически же избранным главам местного самоуправления, кроме декоративных функций, будет суждено и принимать на себя народный гнев. И им будет сложно доказать своим избирателям, что они ничего реально не могут сделать, что ведущие чиновники (в том числе и отвечающие за бюджет) подчиняются не им, а казанскому министерству. Люди все равно склонны возлагать ответственность за свои проблемы на тех, за кого недавно проголосовали, - даже если те по объективным причинам не могут выполнить свои обещания. В этой ситуации президент Татарстана может чувствовать себя спокойно - такое бессильное и уязвимое местное самоуправление никогда не составит ему конкуренции и не выдвинет из своих рядов его возможных соперников.

@@@
Юпитеры и субъекты
Юсуфов мечтает вернуть Минэнерго былое величие