"Белый Дом пока не готов к предметному разговору"

@@

Секретарь Совбеза Владимир Рушайло считает, что по вопросам стратегической стабильности американцы не могут сказать ничего конкретного

2001-09-15 / Марина Волкова В конце сентября должно состояться заседание Совета безопасности, на котором планируется выработать меры по борьбе с наркоманией, а на прошлой неделе прошла соответствующая конференция в Саратове. Наркоторговля - один из главных источников финансирования международного терроризма, и в связи с последними событиями в США борьба с наркоторговлей становится одним из приоритетных "мирных" вариантов пресечения терроризма. О предстоящем заседании Совбеза, роли этого органа в российских политических процессах, переговорах с США по вопросам стратегической стабильности рассказал "НГ" секретарь Совбеза Владимир Рушайло.



- ВЛАДИМИР БОРИСОВИЧ, в сентябре должно состояться очередное заседание Совбеза, посвященное борьбе с наркотиками. Какие предложения по этому поводу готовит Совбез?

- Президент Владимир Владимирович Путин действительно назначил на конец сентября заседание Совета безопасности, с тем чтобы мы могли усовершенствовать государственную политику в сфере борьбы с незаконным оборотом наркотиков и распространением наркомании в стране. Цифры говорят, что масштабы немедицинского потребления наркотиков ежегодно растут. По данным экспертов, не менее 2,5 миллиона россиян, большинство которых - молодые люди в возрасте до 30 лет, потребляют наркотики. И это наносит значительный урон генофонду нации, экономике страны, в конце концов создает угрозу нашей национальной безопасности.

У нас есть закон "О наркотических средствах и психотропных веществах", в котором заложены задачи государственной политики в этой сфере. Но, к сожалению, они выполняются не в полной мере. И чтобы изменить ситуацию, нам нужно задействовать не только возможности государства, но и институтов гражданского общества. Не хочу сейчас говорить о том, что конкретно предложит Совет безопасности на своем заседании, но мы пытаемся найти оптимальное сочетание силовых и запретительных мер с профилактикой и предупреждением распространения наркомании. Возможно, встанет вопрос и о создании специального органа исполнительной власти по борьбе с распространением наркомании. Участники саратовской конференции обратились с таким предложением к руководству стран СНГ.

- То есть ни о какой легализации легких наркотиков речи не идет. А об ужесточении борьбы с наркоторговцами?

- О легализации и речи быть не может. Что же касается преступных групп, занимающихся наркобизнесом, наркокурьеров, то мы вполне можем ужесточить наше законодательство. Но и здесь есть целый ряд вопросов.

Сами по себе репрессивные и карательные меры, к сожалению, не способны решить все проблемы наркомании.

- Но тогда придется увеличивать расходы на борьбу с наркоманией. А при всей важности проблемы в проекте бюджета на следующий год значится лишь федеральная целевая программа. Подобного рода вещи всегда финансируются по остаточному принципу…

- Действительно, без серьезных объемов финансирования вряд ли можно добиться конкретных результатов. Сейчас действует государственная программа "Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на 1999-2001 годы". Безусловно, есть целый ряд проблем - она еще до конца не исполнена. Председателем соответствующей комиссии является премьер-министр. Михаил Касьянов отслеживает все вопросы, мы с ним эту тематику не раз обсуждали. На днях под его председательством прошло совещание, на котором мы рассмотрели все проблемы, связанные с финансированием этой программы. Уже разработана программа на 2002-2004 годы, и мы надеемся, что она будет обеспечена финансированием.

- Понятно, что борьба с наркотиками - не единственное, чем занимается Совбез…

- Вы правы, круг проблем весьма обширен. Мы занимаемся всем, что затрагивает безопасность личности, общества и государства. Хотя сегодня (с осторожным оптимизмом) можно сказать, что положение дел в России в последнее время выправляется. Укрепились международные позиции страны, обозначился экономический рост. И все же масса проблем остается нерешенной. Сегодня у нас на повестке дня стоят вопросы конституционной, экономической, продовольственной безопасности, проблемы энергетического комплекса, военно-технической политики.

- В числе вопросов, стоящих перед Совбезом, вы не назвали Чечню. Вы ей больше не занимаетесь?

- Занимаемся и очень серьезно. В аппарате Совбеза есть специальное управление, в сферу компетенции которого входят проблемы безопасности на Северном Кавказе. Его сотрудники часто бывают в Чечне. Поэтому мы хорошо знакомы с ситуацией в республике.

Совсем недавно - в конце августа - в Кремле прошло очередное совещание членов Совбеза. На нем рассматривались вопросы возвращения в места постоянного проживания тех, кто вынужден был покинуть свои дома. Мы также работаем над проблематикой восстановления конституционного порядка в республике.

- Но когда происходили перестановки в силовом блоке, президент особо подчеркнул, что основная нагрузка по Чечне ляжет на МВД…

- Совет безопасности координирует работу всех силовых структур. Что касается чеченской проблематики, то мы как бы поделили сферы. Есть оперативный штаб по управлению контртеррористическими операциями. Его возглавляет руководитель ФСБ. А есть масса вопросов, связанных с социальной сферой, созданием рабочих мест, поднятием экономики. Несмотря на то что вся эта проблематика возложена на правительственную комиссию под руководством Виктора Христенко, президент дает целый ряд тематических поручений Совету безопасности. Мы фактически координируем работу силовой и экономической составляющих.

- Иными словами, как бы вторгаетесь в сферу ответственности других ведомств.

- Это довольно распространенное заблуждение. В соответствии с положением о Совете безопасности и по поручению президента мы лишь координируем деятельность различных ведомств и контролируем выполнение принятых решений.

- Хорошо, а как они реагируют на вашу "координаторскую деятельность"?

- Согласитесь, что нескоординированные действия даже весьма мощных структур вряд ли достигнут максимального эффекта. К тому же позвольте вам напомнить, что руководители многих ведомств, в сферу деятельности которых "вторгается" Совбез, сами являются его членами и участвуют в выработке всех решений.

- Простой пример. Долго разрабатывали доктрину информационной безопасности. Сколько шуму по этому поводу было! Наконец приняли. Эти самые различные ведомства, которые координирует Совбез, дружно положили ее на полку и забыли о ней. Смысловой выход от подобной работы приблизительно такой же, как в Госсовете.

- Я не хотел бы проводить какие-то параллели. Тем более что ваши оценки очень субъективны. Я могу вам сказать о собственных ощущениях. Мы готовим для принятия и утверждения президентом важные стратегические, политические решения, реализация которых может впоследствии возлагаться на правительство, отдельные министерства и ведомства. И тем самым мы вовсе не дублируем те или иные министерства и ведомства, правительственные структуры.

- А как же с ПРО? Вы фактически взяли на себя работу МИДа.

- Это не совсем так. Здесь и работа Министерства иностранных дел, и работа Минобороны. К тому же действует принцип "зеркальности". Со стороны американцев тематику ПРО координирует помощник президента США по вопросам национальной безопасности Кондолиза Райс. Переговоры с ней соответственно ведет секретарь российского Совета безопасности. Кондолиза Райс давно в политике, у нее большой опыт, в том числе и академической работы. Как помощник президента США она, естественно, проводит политику администрации США. Кондолиза Райс хорошо знает Россию, поскольку некоторое время жила в нашей стране. Мы с ней не раз встречались, неоднократно общались по телефону. И у меня сложилось впечатление, что Кондолиза Райс с симпатией относится к нашей стране.

- В какой стадии сейчас находятся консультации по ПРО?

- И с Кондолизой Райс во время ее июльского визита в Москву, и с военными экспертами США, с которыми в Америке встречались российские представители, и с министром обороны Дональдом Рамсфелдом рассматривались вопросы установления новых рамок стратегических отношений между нашими странами, вызовы и угрозы международной безопасности, проблемы баланса сил стратегических наступательных и оборонных вооружений. На мой взгляд, итоги не слишком утешительные. У американской стороны отсутствуют какие-либо новые подходы к этим вопросам. Они только повторяют известную позицию Джорджа Буша: "Россия и США больше не враги", "Ситуация в мире изменилась, и появились новые угрозы". Для их парирования будто бы необходимо развертывание системы НПРО. А чтобы определить архитектуру системы, требуется проведение исследований, разработок и испытаний ее элементов, в том числе в нарушение "устаревшего Договора по ПРО 1972 года".

Кондолиза Райс и Доналд Рамсфелд говорили о том, что договориться по этому поводу надо как можно скорее. И не исключали возможности вовлечения в переговоры по стратегической стабильности на более позднем этапе западных союзников, Китая, стран бывшего СССР.

Ничего более конкретного - приведут ли слом имеющейся системы стратегической стабильности и создание ее новых рамок к повышению уровня безопасности России, США и всего мира - американцы сказать не смогли. Представляется, что Белый дом пока не готов к предметному разговору по проблематике стратегической стабильности.

По дальнейшему же сокращению СНВ позиции России и США в принципе одинаковы. Мы предложили радикально понизить уровень ядерных боезапасов обеих стран до 1500 единиц и даже ниже. При условии сохранения Договора по ПРО от 1972 года. Но американцы связывают дальнейшее сокращение СНВ с наращиванием стратегической обороны - созданием системы НПРО, выходящей за рамки документа 1972 года.

Россия, как и большая часть мирового сообщества, считает, что выход США из Договора по ПРО приведет к разрушению стратегической стабильности, новому мощному витку гонки вооружений, в том числе и в космосе, разработке нами средств преодоления НПРО. Такой поворот нас абсолютно не устраивает.

- Судя по тому, что вы сказали о взаимных визитах, недавно прошедшая информация о том, что Владимир Путин не поедет в ноябре в Техас, верна?

@@@
"Белый Дом пока не готов к предметному разговору"
"У генерала Семенова принцип личной преданности роли не играет"
«Звезда» попросила денег на Пентагон
«Хвост, чешуя» и две свечи
Большое ухо Швеции
Будут ли российские регионы электронными
Дума в поисках крепкого кулака

Единороссы не разделили озабоченность президента

@@

Попытка создать в Новосибирском горсовете комиссию по борьбе с тоталитарными сектами завершилась провалом

2008-03-11 / Александр Свечников







Мэр Владимир Городецкий полон оптимизма: деструктивные религиозные организации Новосибирску не угрожают.

Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

Новосибирские коммунисты озаботились проблемой контроля над деятельностью религиозных организаций, имея в виду тоталитарные секты. Они предложили создать в совете депутатов Новосибирска специальную комиссию, которая бы реагировала на обращения граждан по религиозной тематике.

Религиозный вопрос немедленно перешел в политическую плоскость: единороссы и независимые депутаты предположили, что эта спецкомиссия легко может превратиться в трибуну для КПРФ. На очередной сессии горсовета депутаты отклонили проект решения. «Я хорошо знаю одну тоталитарную секту — это КПРФ, вот они своей комиссией и хотят бороться с конкурентами», — заявил «НГ» депутат горсовета единоросс Эдуард Кожемякин. Не поддержал инициативу коммунистов и мэр Новосибирска Владимир Городецкий.

По мнению председателя комиссии по местному самоуправлению, коммуниста Анатолия Казака, депутаты просто пока еще не смогли проникнуться тем, насколько проблема для Новосибирска злободневна. Он заявил, что к столице Сибири сектанты проявляют повышенный интерес. «У нас в городе действует более сотни религиозных организаций. Жалоб и обращений от горожан по этим проблемам становится все больше. Вопросы возникают постоянно», – пояснил Анатолий Казак «НГ». Он привел несколько примеров подобных обращений. Так, в одном из оздоровительных лагерей под видом обучения английскому языку без согласия родителей фактически шла религиозная пропаганда – детям рассказывали об одном из религиозных учений и распространяли литературу. Другой блок обращений связан с присутствием религиозных организаций в учреждениях образования – в вузах и даже школах они арендуют площади. «А между тем у нас религия отделена от государства, и надо с этими фактами разбираться», – сказал Анатолий Казак. Наконец, он напомнил, что президент Владимир Путин, говоря о доктрине информационной безопасности РФ, особо остановился на деструктивных тоталитарных сектах, которые представляют серьезную опасность для духовного развития страны.

@@@
Единороссы не разделили озабоченность президента
Забота о репутации отечества
К Европе регионов
Концепция внешней политики Российской Федерации
Кремль получил доктрину
Международный криминал угожает Интернету
Пароль в систему: знать или иметь?

Политика: коротко

@@ 2000-11-23



Решение о гимне России примет Дума

НА СУД Госдумы от Госсовета будет вынесено два варианта музыки гимна России - Глинки и Александрова. Об этом вчера заявил губернатор Санкт-Петербурга Владимир Яковлев. Но окончательное слово все-таки будет оставаться за Думой. Думский расклад предпочтений уже на данном этапе достаточно ясен. Такие фракции и депутатские группы, как "Единство", ОВР,"Регионы России", "Народный депутат" и агропромышленники готовы поддержать то, что попросит Кремль. А вот для депутатов КПРФ, СПС и "ЯБЛОКА" вопрос выбора главной государственной мелодии является принципиальным. На вчерашней пресс-конференции в Думе первые заместители руководителей фракций "ЯБЛОКО" и СПС Сергей Иваненко и Виктор Похмелкин объявили о том, что решили не поддерживать предложение утвердить в законодательном порядке музыку Александрова в качестве гимна России. Такое решение было принято на заседании координационного совета двух депутатских фракций. Что касается КПРФ, то они до последнего будут настаивать на музыке Александрова. Так что в этом пристрастия Кремля и левых совпадают. Единственное, в чем мнение коммунистов и президентской администрации разнятся, так это в вопросах герба и флага. По информации из думских источников, большинство нижней палаты склоняется к поддержке нынешнего вида этих символов государства, то есть триколора и герба с двуглавым орлом. Однако левые, по некоторой информации, намерены настаивать на своих вариантах, внешний вид которых будет выполнен в лучших традициях СССР.

О.Т.



ЦБ РФ аннулировал лицензию ОНЭКСИМ-банка

БАНК России с 21 ноября аннулировал генеральную лицензию у ОНЭКСИМ-банка и запись о регистрации этого банка в Книге государственной регистрации кредитных организаций. Как говорится в сообщении департамента внешних и общественных связей ЦБ РФ, это связано с решением акционеров ОНЭКСИМ-банка о реорганизации в форме присоединения к Росбанку, а также решением акционеров Росбанка о присоединении вышеназванного ОНЭКСИМ-банка.

@@@
Политика: коротко
Полпред Северо-Западного округа Виктор Черкесов: Мы были правы, начав федеральную реформу
Права журналистов сегодня. А что это вообще такое?
Риски с национальной спецификой
Россия сосредотачивается
Рынок информационной безопасности
Свобода одних не должна ограничивать свободу других

Синдром ИТ-зависимости

@@

Цена утечки или искажения информации возрастает многократно

2007-03-06 / Андрей Ваганов Григорий Сизоненко – генеральный директор ЗАО «Информационная внедренческая компания» (ИВК).



По данным исследовательской компании IDC, более 50% опрошенных американских компаний не уверены в безопасности своих IT-систем. И этому есть вполне объективные причины. За последние 10 лет объем потерь от вирусных атак возрос в 30 раз (в 2005 году потери от вирусных атак во всем мире составили 14,2 млрд. долларов); при этом фиксируется лишь около 20% таких случаев, остальные 80% компании не желают афишировать. Каковы в этой связи тенденции развития рынка систем информационной безопасности – рассказывает генеральный директор одного из крупнейших российских системных интеграторов, ЗАО «Информационная внедренческая компания» (ИВК) Григорий Сизоненко.

@@@
Синдром ИТ-зависимости
Следить за ракетами будут все
Следящие за следящими
События и происшествия: новости
У Кремля будет
Узбекская свобода слова
ФСБ поручено присматривать за телевидением

Хорошие новости нужны всем

@@

Опасна ли для безопасности журналистика?

2000-11-23 / Ашот Егишеевич Джазоян - генеральный секретарь Международной конфедерации журналистских союзов



ТЕМА информационной безопасности стала сегодня модной. Вот только понимают у нас ее как-то очень уж однобоко. До сих пор у значительной части госслужащих бытует мнение, что все зло - от средств массовой информации. Они-де и страну развалили, и экономику, и нравственные устои общества, а кроме того, разбили нашу армию в первой чеченской войне и по логике вещей, очевидно, потопили подлодку и телебашню подожгли. Значит, от них и следует обезопасить общество.

Что правда, то правда: вовремя появившаяся статья, а особенно телерепортаж порой способствуют изменению хода истории. Не хотелось бы утруждать читателя примерами из недавнего прошлого - все они еще живы в памяти. Но в каждом ли из этих случаев власть наша имела повод для недовольства?

Спору нет, такой повод был, когда в самый разгар наступления на Грозный абсолютное большинство удивительным образом, как по команде, стало пацифистами. И как бы ни относиться к той войне, поражение армии было обусловлено, в частности, негативной реакцией общественного мнения, сформированного именно средствами массовой информации. Однако пять лет спустя именно СМИ первыми забили тревогу и, по сути, призвали весь народ дать отпор террористам. Сказал ли тогда хоть один офицер, хоть один чиновник, что журналисты - не патриоты?

Говорит ли что-нибудь подобное хоть один губернатор накануне выборов? В крайнем случае заклеймит очередной соискатель кресла какого-нибудь особо досадившего ему "клеветника". Но тут же оговорится, что это не меняет его доброго отношения к прессе. А пройдут выборы, и года на три-три с половиной о ее существовании можно забыть. Коллеги, особенно из провинции, часто говорят, что от выборов до выборов у журналистов не жизнь, а существование. Средняя зарплата журналиста в регионах зачастую менее 50 долларов в месяц. И речь здесь вовсе не о коррупции среди журналистов (в семье, уж извините, не без урода), а о вполне легальных инвестициях, без которых ни одному СМИ не выжить. Не случайно же, по статистике, именно в межвыборный период чаще всего разоряются редакции, и аккурат к его концу родятся на свет новые информационные проекты.

Кто же поддерживает их? Всякий знает: богатые иностранные фонды - "Открытое общество", "Евразия" и другие им подобные, предоставляющие свои многочисленные гранты как журналистам, так и тем, кто обеспечивает им политическую поддержку. Глупо было бы отказываться от их помощи, тем более в ситуации, когда больше ее ждать неоткуда.

После развала СССР на всем постсоветском пространстве возникла целая категория населения, живущего на зарубежные гранты. А еще больше людей живут на выбивании этих грантов, почему и зовут их в просторечии "грантоведами". Я не против поддержки местной журналистики. Но нравится ли вам, что информационная политика в России формируется далеко за ее пределами людьми, которым собственные национальные интересы по причинам объективным ближе наших? Не есть ли это прямая угроза информационной безопасности? И как тут не удивиться позиции нашего государства, которое не то что в чужие - в свои собственные внутренние дела предпочитает не вмешиваться.

А между тем что мешает государству или национально ориентированному бизнесу использовать точно такие же фонды в собственных целях? Однако сегодня наши доморощенные фонды, призванные создать благоприятный имидж власти, а ее политику сделать "эффективной", цели так и не достигли. Не потому ли, что они ее и не ставили? Или потому, что увлеклись созданием благоприятных образов отдельных личностей и партий в период предвыборных кампаний?

Вспомним паразитические фирмы-посредники, накручивающие цены на топливо или сельхозпродукты. Посредники между властью и обществом ведут себя точно так же и с не меньшей для себя выгодой. И так же ревностно заботятся, чтобы без их услуг не обходились, хотя квалифицированный чиновник по общественным связям (это подтверждает опыт министерств и ведомств, не прибегающих к услугам политтехнологов) вполне справился бы с их работой. Зная это, политтехнологи сами зачастую инициируют конфликты между властью и журналистской общественностью, дабы продемонстрировать заказчику свою незаменимость. И выходит, что все эти "высокие политические технологии" служат не столько укреплению стабильности и безопасности государства, сколько процветанию самих разработчиков, пожирая при этом немалые средства.

Ну да ладно. Если бы не налоги, СМИ и сами себя прокормили бы. Но ведь и чисто личное отношение к человеку с пером у нас все эти годы неизменно портится. О том, чего стоит добиться от чиновника простейшей информации, даже просто снять самую нейтральную "картинку" для репортажа, можно написать сатирическую эпопею. Или провести довольно-таки объемную и многотрудную общественную экспертизу взаимоотношений власти и СМИ во всех без исключения регионах, как это делается в СЖ России.

Не хотелось бы приводить другие грустные примеры, но вот генералы НАТО, которые в душе едва ли жалуют нашего брата больше, чем российские, сами спешат поделиться со СМИ информацией. Естественно, не всей, а лишь выгодной их армиям. Но кто мешает нашим поступать так же?

Журналист вовсе не ненавидит родное государство. Он просто говорит о том, что видит, и так, как понимает увиденное. Он хочет писать о великих свершениях. Не его вина, что перед глазами сплошной развал. Это, в общем-то, и не вина государства. По крайней мере не тех, кто сегодня его представляет. Но если он видит, что какой-нибудь депутат, министр или мэр пытается бороться с этим развалом, он с радостью расскажет людям об этом.

И ради такого репортажа вовсе не нужно его подкупать. А то у нас, стоит появиться в СМИ положительному отклику на какое-либо начинание, все уже прикидывают, во сколько это кому-то обошлось. Да мы не меньше тех, для кого работаем, не говоря уж о тех, о ком пишем и снимаем, истосковались по положительному герою и буквально по крупицам ищем... нет, не компромат - его нам хоть сейчас тоннами сольют! - а какую-нибудь завалящую новостишку, способную поднять настроение. Хоть бы родное государство помогло, ей-богу!

Впрочем, сказал же в свое время Кеннеди: "Не спрашивайте, что Америка может сделать для вас, спросите, что вы можете сделать для Америки". Может, для них там этот призыв и актуален, а нам не привыкать к бескорыстному служению отечеству. Сделать же для него мы можем немало.

Сегодня, например, много говорится о необходимости создания привлекательного образа России в мире. Так или иначе, это наша работа. В советское время подобным целям служило в первую очередь Агентство печати "Новости", главной задачей которого было размещение в зарубежных СМИ материалов объективного или комплиментарного содержания о нашей стране. И с этой задачей агентство справлялось. Материалы выходили отнюдь не только потому, что хорошо оплачивались. Высокое качество делало их ходовым товаром на информационном рынке.

Нынешний преемник АПН - РИА "Новости" - лишь одно из многих информационных агентств, вынужденное бороться, в том числе и на внутрироссийском рынке, с зачастую более сильными конкурентами. Той, прежней роли оно уже не играет. Не играет ее и ни одно другое СМИ. Между тем информационные технологии за прошедшие годы шагнули далеко вперед. Но Россия, поставляющая самой Америке специалистов в области этих технологий, отчего-то оказывается сегодня бессильной в области экспорта своей информационной продукции.

Почему у них там есть (в том числе и для нас) круглосуточные каналы новостей, вроде CNN и ITN, которые смотрит весь мир, хотя первоначально они не создавались даже как общенациональные, а наш "Мир", сразу задуманный как международная телекомпания, не имея своей частоты, вещает на одном канале по полчаса в день, в самое неудобное время и никак не может завоевать массовую аудиторию? Опять денег не хватает или все-таки чего-то другого? Может, пора подумать над развитием единственного реального информационного продукта стран СНГ, имеющего свою достаточно благодарную аудиторию на постсоветском пространстве?

Впрочем, что говорить о привлекательности России в мире, когда мы и в собственной-то стране единое информационное пространство теряем. Уже сегодня большинство центральных газет работает на аудиторию внутри Садового кольца. Ведущие региональные издания давно уже вытеснили их со своих рынков. Кто и как в таких условиях способен не то чтобы благостный образ родной державы лепить, а для начала хотя бы напомнить гражданам, что родина их - не Краснодар или Вологда, а все-таки Россия?

@@@
Хорошие новости нужны всем
Чиновник неопределенной степени