"Момент истины" для киргизской экономики

@@

Аскар Акаев намерен реформировать исполнительную власть

2000-07-11 / Виктория Панфилова



ПРЕЗИДЕНТСКАЯ кампания в Киргизии сопровождается заметными реформами в сфере экономики и реструктуризацией органов исполнительной власти. По мнению местных наблюдателей, этими мерами президент Акаев пытается изменить ситуацию в стране и найти возможности заставить экономику работать. В этой связи правительство намерено сократить объем ресурсов, направляемых на финансирование госбюджета, особенно в части социальных выплат, и за счет этого увеличить вложения в реальный сектор экономики. Изменение политики правительства в первую очередь вызвано нехваткой собственных средств и прямых иностранных инвестиций. На днях премьер Амангельды Муралиев пояснил, что средства будут направляться на восстановление и модернизацию промышленных предприятий. Например, в Киргизии есть предприятия, где после переработки сырья образуются золотосодержащие отходы. Однако нет технологии их переработки. Поэтому правительство выдало разрешение, в частности, Кара-Балтинскому горнорудному и Кадамжайскому сурьмяному комбинатам осуществлять переработку и реализацию этих отходов. Кара-Балтинский горнорудный комбинат - один из крупнейших производителей урана и молибдена в Центральной Азии. Переработку и аффинаж будет осуществлять немецкая фирма Deggssa-Huls AG. Получаемые слитки золота и серебра будут реализовываться на внешнем рынке. Кадамжайский сурьмяный комбинат получил право в течение нынешнего года вывозить золотосодержащий сурьмяно-свинцовый сплав в объеме свыше 100 тонн, который был накоплен при производстве сурьмы. Переработку сплава будет проводить бельгийская компания UNION MINERE, а продукты аффинажа будут поставляться на Лондонскую биржу. Управлению по драгметаллам при Минфине Киргизии поручено контролировать и вести учет реализации драгоценных металлов. Кроме того, правительство рассчитывает получить до конца 2001 года от Кадамжайского комбината план мероприятий по внедрению технологий переработки сплавов, содержащих драгоценные металлы.

Премьер-министр Муралиев также отметил, что правительство намерено уделить особое внимание развитию инфраструктур и телекоммуникаций, восстановлению ирригационной сети, созданию системы сервисных услуг. Необходимо принять ряд мер по улучшению инвестиционного климата в республике и расширению инвестиционных потоков. По словам Муралиева, на рассмотрение Законодательного собрания внесены поправки в закон "Об иностранных инвестициях". В прошлом году прямые иностранные инвестиции в экономику Киргизии составили 108,6 млн. долл. Около 56,6% иностранных вложений пришлось на промышленность, 11,8% - на строительство, 7,7% было направлено на развитие торговли и сферы общественного питания. С принятием поправок, считает премьер, права инвесторов существенно расширятся.

Вместе с тем на минувшей неделе президент Аскар Акаев, выступая на международной конференции, посвященной комплексному развитию республики, заявил, что необходимо в первую очередь реформировать правительство. Президент считает, что правительственные чиновники не могут справиться с решением неотложных для страны проблем. Более того, многие госслужащие, по словам Аскара Акаева, используют прежние методы "советского тоталитарного управления". Президент указал на ряд недостатков нынешней госструктуры. В частности, низкая заработная плата создает условия для коррупции и взяточничества. По мнению президента, прием на работу госслужащих должен происходить на конкурсных условиях. В этой связи Аскар Акаев подписал указ о 50-процентном сокращении контрольно-ревизионных финансовых органов. Значительное сокращение штатов произойдет и в системе МВД. Акаев также считает, что должна быть повышена роль местных органов самоуправления путем передачи им части функций министерств и ведомств. По его мнению, часть чиновников не желает расставаться со своими полномочиями, но они должны быть делегированы общественным организациям и органам местного самоуправления. Президент считает, что реформирование структуры правительства позволит усовершенствовать социально-экономическую базу республики. Тем более, по словам президента, за счет развития малого и среднего бизнеса впервые отмечен рост промышленного производства. Кстати, и программа комплексного развития Киргизии на ближайшие 10 лет, предложенная Всемирным банком, сориентирована именно на поддержку представителей малого и среднего бизнеса. По мнению главы государства, производство республики достаточно долго не могло приспособиться к рыночной экономике, и только сейчас наступил момент "реальной адаптации".

@@@
"Момент истины" для киргизской экономики
«Главное для нации – независимая правовая система»
Александр Коваль: "Мы никого не боимся"
Ангола готова открыть рынок нефти для России
Борис Трайковский: "Нас объединяет борьба с терроризмом"
Валентин Цветков: "Нам не хватает ресурсов"
Восточная Сибирь требует 40 миллиардов долларов

Десять лет независимости и реформ

@@

Ислам Каримов - лидер, оказавшийся на высоте в период становления государственной независимости Узбекистана

2001-09-11 / Федор Михайлович Бурлацкий - председатель Научного совета по политологии при президиуме РАН.



С ПРЕЗИДЕНТОМ Узбекистана Исламом Каримовым я встретился в начале июня этого года в Ташкенте. Наша беседа затронула самые существенные проблемы жизни Узбекистана. Я имел возможность также побеседовать с некоторыми членами правительства, что дополнило картину перехода страны к современной цивилизации.

ПЕРВОЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ

Собственно говоря, не совсем первое. Мы встречались с президентом Исламом Каримовым еще на съездах народных депутатов СССР. Но тогда я не имел случая близко познакомиться с ним. А сейчас он уделил мне, по подсчетам его помощников, четыре часа. Наш разговор трудно назвать беседой, а тем более интервью. Он носил какой-то необычный, мне показалось, исповедальный характер. Я не успевал задавать вопросы. Речь президента лилась как бы сама собой, была то плавной, то прерывистой, касалась самых различных предметов - от сравнительно далекого прошлого до сегодняшних дней. Временами вспыхивали эмоции, но в основном это был четкий, давно продуманный анализ того, что произошло в Узбекистане накануне развала СССР, после развала и, конечно, в самые последние годы.

Я работал или был знаком со многими лидерами СССР и республик и писал о них - Хрущев, Андропов, Горбачев, Ельцин, Шеварднадзе. Писал о лидерах азиатских держав - Мао Цзэдуне, Дэн Сяопине, Индире Ганди. И мне очень хотелось понять, какое место занимает в этом ряду Ислам Каримов - руководитель одной из наиболее интересных и загадочных стран Евразийского континента, бывший первый секретарь, ныне президент республики - наследницы государства Тимура (Тамерлана), Улугбека и Навои. Не претендуя на создание портрета президента, отмечу лишь два-три момента, которые показались мне существенными.

Прежде всего это высокообразованный человек с широкими интеллектуальными интересами. Обращаю на это внимание, поскольку большинство лидеров нашей страны редко выходили за рамки проблем власти и властвования. Ислам Каримов во время беседы бросил как будто мимоходом: "Я не учился в партшколе", подчеркивая тем самым, что мозги его не засорены идеологическими догмами. Он окончил русскую школу и политехнический институт в Ташкенте. Затем прошел путь от рядового работника до руководителя авиационного завода. После этого пришел на работу в Госплан, оккончил второй вуз - Институт народного хозяйства - и защитил диссертацию. Экономика стала для него наиболее близкой и привлекательной сферой деятельности, где он с самой большой полнотой мог проявить свои способности. В ту пору он и не думал переходить на партийную работу, но неожиданно для себя был избран (назначен) первым секретарем Кашкадарьинского обкома. А после трагических событий в Фергане, которые грозили взорвать не только Узбекистан, а всю Среднюю Азию, встал вопрос об его избрании первым секретарем ЦК Узбекистана.

Перед нами биография типичного технократа, образцом которого был, например, Алексей Косыгин - один из самых интересных деятелей советской поры. И еще одно обстоятельство - президент получил типично русское образование. Мы недостаточно оцениваем важность этого факта. Постсоветскими республиками сейчас руководят люди, прекрасно владеющие русским языком и знающие русскую культуру. Я спросил у Каримова, на каком языке он думает. И он ответил, что когда размышляет о нравственности, о духовных ценностях, то думает на узбекском языке и переводит на русский, а когда ищет ответы на вопросы экономики, экологии, политики, то думает на русском языке. Это интересный феномен двуязычной культуры, который, быть может, является одним из лучших элементов советского наследия. Возможно, это последнее поколение руководителей, прошедших такую школу.

При всем том Ислам Каримов - глубоко национальный лидер. Он не просто любит, он преклоняется перед культурой великих предков своей страны. Я посетил Музей Тимуридов, возведенный по его инициативе и, говорят, по его проекту. Это превосходный памятник зодчества, где органически соединены черты строений периода Возрождения в Средней Азии и модерна. А прекрасному зданию парламента, тоже в ярко выраженном национальном стиле, могли бы позавидовать депутаты Государственной Думы РФ, размещенные в стандартной коробке времен Корбюзье.

СТАНОВЛЕНИЕ ЛИДЕРА

Но дело, конечно, не в этих пристрастиях. Каримов - один из тех советских руководителей, который действительно добивался независимости своей республики и взял на себя тяжкое бремя ответственности за государство и народ.

Обостренное чувство достоинства и государственного человека наряду с твердой волей и неукротимым характером - вот, пожалуй, что бросается в глаза при близком знакомстве с этим руководителем и его деятельностью. Упомяну только некоторые эпизоды.

Весной 1989 г. Ислама Каримова пригласили на заседание Политбюро ЦК КПСС, чтобы "рекомендовать" (как говорилось тогда) первым секретарем ЦК Узбекистана. Вопрос, казалось, был решен. Однако неожиданно началась проработка. Кто-то вспомнил о его отце, который имел какие-то нелады с законом, кто-то просто высказывал сомнения. Тогда Каримов поднялся во весь свой рост и заявил: "Вопрос не подготовлен, позвольте мне уехать". Без разрешения ушел с заседания и улетел в Ташкент. Впрочем, через несколько дней пришло положительное решение Политбюро. В нем нуждались как в пожарном, который может твердой рукой навести порядок после событий в Фергане.

Еще в советское время обнаружились подлинные черты характера нового лидера Узбекистана. Каримов извлек из ферганских событий тот урок, что они связаны были не со вспышкой национализма, как полагали в Москве, а с тяжелейшими социальными условиями жизни народа Узбекистана, прежде всего крестьян. При необычном приросте населения, который в тот период составлял 3,5%, деревня все более погружалась в нищету и безысходность.

В республике имелось 4 млн. га пашни, то есть орошаемой земли, где производилось 95% сельскохозяйственной продукции. На селе проживали в то время 8 млн. человек, и кормились они почти исключительно с приусадебных участков, которые занимали 270 тыс. га. И вот одной из первых самостоятельных акций Каримова стало то, что он своим личным решением передал крестьянам в качестве приусадебных участков еще 350 тыс. гектаров земли. Это произошло весной 1990 г. Конечно, такое решение вызвало взрыв эмоций в ЦК КПСС, куда посыпались письма из Узбекистана. Уже позднее стало известно, что в тот период Каримова собирались снять за "самоуправство". Однако, как говаривал Михаил Сергеевич, процесс уже пошел, и в таком направлении, что сделать это не удалось.

Самое судьбоносное решение и для Каримова, и для всего Узбекистана было принято 26 марта 1990 г. После избрания Верховным Советом СССР Михаила Горбачева президентом, Ислам Каримов был подобным же образом избран президентом Узбекистана. И снова он оказался под огнем критики других лидеров, собравшихся в Москве на заседание Госсовета, вскоре после этого события. Он спокойно выдержал нападки, поскольку был абсолютно уверен в том, что это был единственный способ обеспечить независимую политику в Узбекистане.

Каримов еще до Беловежской пущи полагал, что распад СССР неизбежен. Этот процесс, по его мнению, не был одномоментным. Он начался еще в период правления Брежнева, когда Москва показала полную беспомощность в подборе руководителей страны: один за другим приходили и уходили больные старые люди, неспособные понять новую ситуацию в стране и в мире и необходимость реконструкции всего государства. Бессмысленная и чреватая угрозами война в Афганистане обнажила всю гнилость режима. Начавшаяся перестройка, однако, оказалась неспособной переломить ход событий, а затянувшийся бессмысленный, по мнению Каримова, процесс поиска новой модели современного государства еще дальше толкал СССР на путь распада. Сам акт избрания на пост президента Узбекистана означал для Каримова, что народ и руководители Узбекистана берут судьбу республики в собственные руки.

ТВЕРДАЯ ВЛАСТЬ КАК ГАРАНТИЯ РЕФОРМ

Прошло десять лет с момента распада Советского Союза. Каждое вновь возникшее государство, его руководство объективно стоят перед необходимостью подвести итоги развития по самостоятельному пути - что удалось и отстоялось, что не удалось, как соотносятся замыслы и планы в момент обретения независимости и реальные результаты. Здесь неизбежно возникает дух некоего состязания. Пятнадцать новых государств - на какой путь они встали и чего смогли добиться в условиях независимости?

Так случилось - история любит парадоксы, - что во главе большинства из этих государств оказались бывшие коммунистические вожди: члены Политбюро ЦК КПСС, первые секретари республик, на худой конец, областные секретари. Странным образом история именно на них возложила бремя перехода от тоталитарной к демократической системе. И, по коммунистической традиции, очень многое, если не все самое главное, зависело от того, кто оказался во главе нового государства в момент распада СССР. В России, как известно, таким человеком был кандидат в члены Политбюро, обиженный в свое время и не избранный полным членом сего почтенного учреждения. В Узбекистане таким человеком оказался прежний первый секретарь компартии республики - Ислам Каримов.

Было бы смешно и наивно искать среди коммунистических вождей людей демократического склада, которые затаились когда-то и только ждали момента, чтобы обнаружить перед всем светом свою либеральную сущность. Нет, они в большей или в меньшей степени эволюционировали в сторону общепринятых в цивилизованном мире идей, но, конечно, заимствовали то, что больше импонировало им и их представлениям о целях осуществляемых назревших реформ, сохраняло и укрепляло их власть.

В Узбекистане, как и во всех других республиках, решающую роль сыграли представления и воля руководителя. Вероятно, иначе и быть не могло. Авторитарная традиция на евроазиатском пространстве уходит в глубину веков. Весь вопрос в том, в какой мере личность того или иного руководителя оказалась адекватна требованиям великого момента - обретения государственной независимости. А в истории каждой из этих стран бывали и жестокие тираны, и просвещенные монархи.

У меня сложилось твердое убеждение, что Ислам Каримов оказался лучше многих других руководителей подготовлен к поиску своего пути реформ в республике. Это очень деловой и прагматичный руководитель, лишенный позерства и работы на публику. Не потому ли он избегает парадных встреч в международных отношениях, в том числе на заседаниях СНГ, которые лично мне напоминают встречи блаженной памяти СЭВ и Варшавского договора.

Не буду подробно останавливаться на анализе политической власти в Узбекистане. Как и в большинстве других республик, там разрушен тоталитарный режим, господство КПСС, принята демократическая Конституция, осуществляются общепринятые избирательные процедуры. Конечно, власть президента имеет авторитарные черты. Но разве власть Бориса Ельцина не носила авторитарный характер? Чего стоили одни раздачи государственной собственности президентом по личному произволу, а институт "семьи", а расстрел парламента?..

Никто не может отрицать непререкаемого авторитета президента Каримова среди населения республики. Он получил на последних выборах президента 90,2% голосов. Его конкурент А.Джалалов - 7%. Против обоих кандидатов проголосовали 2%. Это реальная оценка народом итогов десятилетних усилий Каримова по сохранению стабильности и благополучия в стране. Замечу в скобках, что Владимир Путин, который пробыл на своем посту всего лишь полтора года, получает 60% голосов и более в социологических опросах. Наверное, за этими явлениями стоит феномен авторитарно-патриархальной политической культуры, но от нее невозможно избавиться в одночасье ни в России, ни в Узбекистане, как невозможно пересечь пропасть в два прыжка.

Однопалатный парламент - Олий мажлис за пять последних лет заседал всего 30 дней. В промежутках работали комиссии по подготовке законов. Многопартийная система официально заявлена, только она еще больше отличается от опыта классической демократии, чем в России. Одним словом, здесь существует "управляемая демократия", которую неожиданно стали выстраивать у нас в России на этапе очищения от наследия "семьи" и неограниченной власти чиновников в центре и на местах. Иными словами, проблемы у всех стран сходные - методы различаются между собой.

Людям, которые легкомысленно сетуют на отсутствие легальной оппозиции и авторитарный характер власти в Узбекистане, не худо было бы подумать о том, что означает это в реальности. В этой республике может быть только одна оппозиция - в лице религиозного фундаментализма и экстремизма. Это грозная сила, как бы мы ни пытались приуменьшить ее роль и влияние. Она основана на двух составляющих, в одинаковой мере опасных, - экстремистском течении в исламе и агрессивном национализме. Эта сила показала себя в требованиях исламского государства и дерзких террористических акциях в отдельных районах страны. Неужели кому-то в России нужно новое издание чеченской войны - на этот раз в самом взрывоопасном регионе Средней Азии на границе с бушующим Афганистаном?

Ислам Каримов стремится формировать разумную альтернативу этим тенденциям. Взрывы в Ташкенте 16 февраля 1999 г. и покушение на президента Узбекистана показывают, что экстремизм не сложил оружия. Его источник находится за рубежом - прежде всего в Афганистане и других странах, откуда осуществляются акции по проникновению в постсоветские республики Азии. Узбекистан выдвигается на самый передний край противостояния этому течению. И как самое крупное государство в регионе, население которого насчитывает более 25 млн. человек, и в силу своих традиций приверженности к великой национальной культуре, включающей как необходимый элемент действительные ценности ислама, и в силу устремленности страны к современной цивилизации, и, скажем прямо, потому, что во главе республики стоит Ислам Каримов.

СВОЙ ПУТЬ РЕКОНСТРУКЦИИ И МОДЕРНИЗАЦИИ

Я обратился к президенту с вопросом: когда и каким образом определился альтернативный путь реформ? И тут меня подстерегала неожиданность. Каримов сказал, что в момент распада СССР он и не думал об альтернативах.

Вначале речь шла о самом выживании народа Узбекистана. Республика находилась в полной зависимости от поставок продовольствия со стороны России, Украины и других государств. В условиях СССР она была ориентирована почти исключительно на производство хлопка и в обмен на это получала зерно и другие виды продовольствия. При этом получалось так, что 80% трудовых затрат при выращивании хлопка падало на Узбекистан, а от доходов она получала за это менее 20%. Когда Каримов был министром финансов, он даже не располагал информацией о том, сколько золота вывозится из Узбекистана.

Иными словами, это была типично колониальная модель экономики. Эта модель рухнула в момент, когда началась шоковая терапия в России. Продовольствия в Узбекистане имелось всего на несколько недель. Начались лихорадочные поиски пути спасения от голода, а значит, и от политических катаклизмов. Дело усугублялось еще и тем, что руководство республики считало необходимым оставаться в рублевой зоне, но республику попросту вытолкали оттуда. Позднее была сделана еще более варварская акция. В 1993 г. Центробанк начал печатать новые банкноты и решил не давать их другим республикам. А в Узбекистан были сброшены старые бумажные банкноты, которые не были в ходу в самой России. На них ничего нельзя было купить. И тем не менее они были записаны в долг Узбекистана.

"Ну, скажите, разве это не кощунственно?" - спросил Каримов во время нашей беседы. В одночасье были оборваны все экономические связи, которые складывались на протяжении 70 лет и связали все хозяйство СССР в единый комплекс. Руководители России не позаботились об экономике своей страны и проявили великодержавную наглость в отношении выдворенных из Союза "братских республик".

Мы вспомнили с Каримовым эйфорию реформаторов первой волны в России, которые торжествовали по поводу того, что она "сбросила гири" со своих ног, отцепила от "российского паровоза республиканские вагоны", которые якобы только мешали ее продвижению к процветающему рыночному обществу. Теперь все видят результаты этого странного (мягко скажем) замысла.

И все же я полагаю, что альтернативный путь реформ в Узбекистане появился где-то сразу после начала "шоковой терапии" в России. Уже летом 1992 г. Ислам Каримов определил главные задачи Узбекистана. Он не говорил "альтернативный путь", не противопоставлял свою страну другим государствам. Он говорил: "свой, собственный путь реформ". Разделяя общие цели формирования современного цивилизованного государства, президент с самого начала взял курс на эволюцию, на поэтапный переход, а не "революцию сверху". Как экономист, который прошел большую школу руководства производством, он настороженно относился к любым формам скачков в экономике, больше всего опасаясь раскачивать общество. Каримов сформулировал национальную цель - общество демократической и социальной справедливости, светское, правовое государство. Эта цель напоминает модель развития европейских стран, у руководства которых долгое время стояли социал-демократы. Узбекский народ должен быть глубоко благодарен своему президенту, что он уберег его от шоковых катаклизмов, обеспечил стабильность, пощадил стариков и детей - те группы, которые особенно пострадали в других странах.

Модель экономических реформ, осуществляемых в Узбекистане, нередко вызывает иронические усмешки у московских реформаторов. Они склонны смотреть на то, что происходит в этой стране, с таким же чувством превосходства, с каким американские эксперты смотрят на Россию. Критерии оценок такие же детски наивные: отвергается все, что не похоже на свой опыт. С ученым видом знатоков они вопрошают: "Какая часть собственности приватизирована? Почему государство до сих пор регулирует цены? Где ваши "новые узбеки"? Почему столь незначительный разрыв между доходами бизнесменов и работников?" И так далее.

Действительно, здесь осуществляется иная модель реформ. Они начались с простой и острой проблемы выживания, спасения населения страны от голода и энергетического кризиса. Затем была выработана программа постепенного эволюционного перехода от тоталитарной системы к свободной экономике. Эта программа учитывала географические, исторические, климатические особенности Узбекистана, менталитет народа, за плечами которого великая история и культура.

По моему впечатлению, первым принципом реформ стал - не навреди народу, вторым - не раскачивай экономику и сохраняй стабильность, третьим - обеспечивай постоянный и неуклонный рост производства. И, пожалуй, самое интересное, что принадлежит Каримову, - это поиск и определение "своей полки" на мировом рынке и связанных с этим приоритетов развития производства. Здесь, пожалуй, президент кое-что позаимствовал из опыта "японского чуда". Профессор Охита, которого считают автором этой модели развития, рассказывал мне во время посещения Японии о том, что там начали как раз с проблемы определения приоритетов в экономике. Вначале мне показалось, что модель реформ в Узбекистане напоминает китайский путь, но впоследствии я пришел к выводу, что власть в КНР куда более жесткая, там сохранилось руководство Компартии, зато экономика выглядит более рыночной, чем в Узбекистане.

Каковы же результаты реформ? Если судить по историческому счету, никто из государств СНГ не может всерьез похвалиться какими бы то ни было крупными результатами "славного десятилетия". Напомню, что за 10 лет реформ Япония, Южная Корея, Китай достигли гигантского прогресса, а мы - только с трудом залечиваем раны, нанесенные политическими взрывами, которые сопровождали распад великого государства. Меня приятно поразило, что Узбекистан выглядит лучше многих других республик в этой печальной картине погони за своим прошлым.

Начиная с 1996 г. среднегодовой темп роста ВВП республики находится на уровне 4%, благодаря чему в 2000 г. ВВП практически достиг уровня 1991 г. (при среднем в СНГ - 65%).

С 1995 г. республика обрела энергетическую, а с 1998 г. - зерновую независимость. В стране были сохранены и получили интенсивное развитие прежние ключевые отрасли промышленности - нефтегазовая, машиностроительная, металлообрабатывающая, золотодобывающая и другие, а также созданы новые - автомобильная, текстильная, нефтехимическая.

Доля иностранных инвестиций в общем объеме капитальных вложений достигла в 2000 г. 21,7%. Аналогичный показатель по странам СНГ составляет в среднем 15,7%. В общем объеме привлеченных иностранных инвестиций около 16% - прямые иностранные инвестиции и кредиты.

Республика отказалась от потребительских кредитов, используя заимствования только для приобретения технологий, которые обеспечивают переработку местного сырья, увеличение производства экспортоориентированной продукции и услуг, а также создание новых рабочих мест. Сумма задолженности республики составляет 3,6 млрд. долл., и по критериям Всемирного банка Узбекистан входит в группу стран с "менее чем умеренным" размером внешнего долга. При этом следует отметить, что 95% привлеченных зарубежных кредитов было направлено на создание новых современных производств, модернизацию и техническое перевооружение предприятий республики на основе импорта передовых технологий.

Этим и объясняется высокая кредитная репутация Узбекистана, который за годы независимости пунктуально обслуживает все свои обязательства, так как доходы для такого обслуживания генерируют вновь созданные либо модернизированные производства.

В структуре госбюджета на обслуживание внешних кредитов тратится всего лишь 2%, в то время как в большинстве стран СНГ - от 25 до 50%.

Доля негосударственного сектора в экономике в ВВП республики в 2000 г. превысила 70%. Удельный вес малого и среднего бизнеса в ВВП страны возрос с 1% в 1991 г. до 31% в 2000 г.

Важнейший принцип приватизации в Узбекистане и, вероятно, главная ее особенность здесь - социальная защита населения. Именно этим принципом определялась и поэтапность процесса реформ, именно благодаря этому они поддерживаются подавляющим большинством населения.

В то время как многим постсоветским республикам придется на протяжении десятилетий преодолевать последствия криминального капитализма латиноамериканского или индонезийского типа, Узбекистан сможет последовательно продвигаться вперед к демократическому гражданскому обществу и развитой современной экономике.

МЕЧТА О СОВЕРШЕННОМ ПОКОЛЕНИИ

Пожалуй, самое интересное, что я увидел в опыте Узбекистана, это новая, а точнее сказать, обновляемая система образования. Начну с вопроса простого, но чрезвычайно показательного. Расходы на образование, науку составляют 38% в государственном бюджете, 12% национального продукта тратится на образование. Ислам Каримов связывает национальные цели Узбекистана с тем, что он называет "мечтой о совершенном поколении". Если я правильно понимаю, его мысль состоит в том, что только новое поколение, получающее современное образование, впитавшее в себя подлинно демократические ценности и великие традиции культуры прошлых веков, способно не на словах, не формально, не односторонне, не извращенно, а на деле, по-настоящему приобщиться к современной цивилизации.

В Узбекистане утверждена Национальная программа подготовки кадров. На ее основе перестраиваются и структура, и сам характер образования. После общего среднего образования (1-9 классы) идет трехгодичное среднее образование в академическом лицее или профессиональном колледже. После него - высшее и послевузовское образование.

Вот некоторые данные об изменениях структуры образования. В республике сейчас 61 вуз, в том числе 17 университетов, 46 академических лицеев и 241 профессиональный колледж.

Республиканский фонд "Умид", созданный в 1997 г. по инициативе президента, отбирает на конкурсной основе наиболее талантливую молодежь для обучения в лучших зарубежных высших учебных заведениях Европы, США, Японии. В 2000 г. по линии "Умида" были направлены на учебу свыше 1000 стипендиатов.

Создана Академия государственного и общественного строительства, которая готовит кадры страны для системы государственного управления. Основана Банковско-финансовая академия, которая занята подготовкой и повышением квалификации работников финансовой сферы. В Высшей школе бизнеса, которая открывается в сентябре этого года, преподавание будет осуществляться профессорами ведущих зарубежных центров. В целом система образования в Узбекистане основана на учебных программах международно признанного базового комплекса знаний.

Руководство страны содействует выявлению талантливых представителей молодежи в различных сферах науки, образования, спорта. Примерами могут служить спортивные достижения молодых талантов в последние годы. Так, Ирода Туляганова неоднократно выигрывала юниорский турнир в Уимблдоне, а Рустам Касымджанов в 14 лет стал чемпионом мира по шахматам среди юношей, сейчас входит в двадцатку ведущих шахматистов мира. И это не единичные случаи.

Посетил я юридический институт в Ташкенте, который является преемником того учебного заведения, которое я закончил полвека назад. Меня поразило здесь очень многое. Прежде всего прекрасное здание, зал и аудитории по последнему слову евроремонта; превосходная техника, компьютеры, специальное оборудование в лингвистических кабинетах; современная мебель, произведенная, кстати говоря, в самой республике. Живые лица юношей и девушек, исполненные каким-то чувством собственного достоинства, которое я раньше наблюдал почти исключительно в очень преуспевших странах. Обучение преимущественно бесплатное, и частично оплачиваемое студентами или организациями или фирмами, которые их прислали. Мне говорили, что плата за обучение здесь порядка 200 американских долларов, а зарплата преподавателя, которая складывается из бюджетного источника и поступлений за обучение части студентов, составляет примерно 300 долларов. Это больше того, что получают профессора в МГУ и многих других вузах Москвы.

Посетил я и Исламский университет, в котором побывал, как известно, Владимир Путин. Это очень интересное и важное учебное заведение, которое ставит своей целью восстановить истинный ислам как религию, основанную на высоких нравственных идеалах и ценностях, воспитать в верующих студентах дух терпимости, доброты и сотрудничества с представителями других конфессий. Идея благородная и чрезвычайно актуальная, учитывая влияние Узбекистана в Средней Азии и современном мире.

ПРИМЕР - ФИНЛЯНДИЯ

Поначалу, когда Узбекистан был фактически отторгнут от России, ему пришлось искать опору в зарубежных странах. Первым кандидатом на роль покровителя выдвинулась Турция. Началось активное сотрудничество республики с этой страной. Скоро наступило разочарование, поскольку стало ясно, что определенные силы в Турции преследуют свои корыстные цели, которые расходятся с интересами Узбекистана. Тогда Узбекистан направил в Турцию полторы тысячи своих студентов на обучение, а потом отозвал их оттуда. В настоящий момент республика имеет широкие экономические и иные связи в Германии, США, Японии, Великобритании, Южной Корее, Франции, Китае и других государствах.

Но, пожалуй, именно сейчас ее руководители проявляют особую заинтересованность в сотрудничестве с Россией. Они убедились, что Россия является естественным, традиционным союзником независимого Узбекистана. Ислам Каримов говорил мне, что республика хотела бы занять примерно такое же место, какое занимает Финляндия, которая в свое время тоже вышла из состава великой России. Это очень характерное заявление. Оно говорит о том, что Узбекистан хотел бы в лице России видеть своего союзника, друга и главного партнера - в сфере экономики, в культурном сотрудничестве, решении проблем безопасности.

@@@
Десять лет независимости и реформ
Злокачественный рост
Знахари мировой экономики
И власть, и экономика, и президент на 7 лет
Иностранные деньги: бизнес или политика?
Иран догоняет Запад
Китай: без стены

Ключ к искоренению всемирной нищеты

@@

Можно сделать так, чтобы глобализация работала и на бедных

2000-12-21 / Кофи Аннан - генеральный секретарь ООН.



Что такое глобализация? В сущности, это взаимодействие групп и отдельных индивидуумов напрямую друг с другом через границы, без обязательного, как это было в прошлом, участия в этом процессе государства, причем сегодня возможностей для такого взаимодействия гораздо больше, чем когда бы то ни было. Частично это стало возможным благодаря появлению новых технологий, частично потому, что государства поняли: высвобождение творческой энергии граждан гораздо лучше способствует благополучию, нежели ее ограничение.

Плоды глобализации очевидны - это ускоренное развитие, более высокий уровень жизни, новые возможности. Однако наряду с этим стали проявляться и побочные отрицательные явления. Вы спросите почему? Да потому, что плоды эти распределяются крайне неравномерно: глобальный рынок еще не руководствуется правилами, в основе которых лежали бы общие социальные цели; и еще потому, что, если завтра бедные пойдут по тому же пути, который привел сегодняшних богатых к благосостоянию, земные ресурсы скоро окажутся исчерпаны. Поэтому наша главная задача сделать так, чтобы глобализация стала позитивной силой для всех жителей Земли, а не оставляла позади себя миллиарды людей в крайней нищете.

Чтобы воспользоваться всем тем лучшим, что может дать глобализация, и избежать ее отрицательных последствий, каждый из нас должен научиться лучше управлять на местном и национальном уровнях, а все вместе - на уровне международном. Нам следует посмотреть свежим взглядом на то, как действовать совместно ради достижения наших общих целей, потому что многие из проблем, с которыми мы сталкиваемся сегодня, не могут быть решены каждым государством в отдельности.

Это не означает создания мирового правительства или принижения роли национальных государств. Напротив, государства надо укреплять. А силу они будут черпать друг от друга, взаимодействуя в рамках общих институтов, основанных на общих правилах и ценностях.

Чтобы сделать такие изменения возможными, правительства должны работать совместно. При этом усилий одних только правительств будет недостаточно. Необходимо, чтобы большую долю работы взяли на себя частные инвесторы. Весьма важную роль могут сыграть и благотворительные фонды.

Лучшие идеи на этот счет скорее всего мы услышим не от самих правительств, а от представителей научных кругов, добровольческих организаций, деловых людей, средств массовой информации и, разумеется, от деятелей искусства. Все они вместе образуют то, что принято называть "гражданским обществом". Вот оно-то и призвано сыграть ключевую роль.

На состоявшемся в сентябре "Саммите тысячелетия" ООН мировые лидеры заявили о своей решимости уменьшить вдвое число тех, чей доход меньше одного доллара в день, тех, кто страдает от голода и не получает чистой питьевой воды. Они обязались достичь этих целей к 2015 году.

История будет судить о нашем поколении по тому, насколько успешно мы сдержали данное нами слово. Она будет судить о лидерах развивающихся стран по тому, насколько они сумели помочь своим гражданам сесть в поезд трансформирующейся глобальной экономики, сделать так, чтобы каждый житель этих стран получил уж если не удобное сидячее место, то хотя бы мог стоять в этом вагоне. Что касается всех остальных, то о нас она будет судить по тому, как мы помогли жителям бедных стран сесть в этот поезд в полном порядке.

Успех в достижении устойчивого роста зависит прежде всего от расширения доступа к возможностям глобализации. Больший рост наблюдается в тех странах, которые успешнее всего интегрировались в глобальную экономику и привлекли иностранные инвестиции. А это, в свою очередь, в значительной мере зависит от качества управления этими странами. Только те государства могут успешно конкурировать на мировом рынке, граждане которых пользуются всеми благами торжества закона, в которых успешно работают государственные институты, соблюдается прозрачность и подотчетность в управлении государственными делами, уважаются права человека, а граждане имеют голос при решении затрагивающих их интересы проблем.

В тех развивающихся странах, где удается создать благоприятную экономическую и социальную среду, многое из того, что ранее было недоступно, становится доступным с помощью новых технологий. Это особенно верно в отношении информационной технологии, внедрение которой не требует ни огромных материальных или финансовых затрат, ни даже большого расхода электроэнергии (к тому же эта технология сравнительно экологически чистая). Что действительно необходимо, так это энергия мозга, то есть то, что равномерно распределено среди всех народов мира. А раз так, то путем сравнительно небольших капиталовложений в базовое образование - как мальчиков, так и девочек - мы можем сделать все виды знания доступными бедным людям и дать бедным странам возможность совершить экономический скачок, перепрыгнув через долгие и мучительные этапы развития, которые вынуждены были пройти другие страны.

Короче говоря, бедные страны многое могут сделать, чтобы помочь самим себе. Но неоценимую роль в этом деле могут сыграть и богатые страны. Однако ограничиваться восхвалением достоинств свободного рынка, призывая развивающиеся страны присоединиться к нему, сущее лицемерие, если развитые государства не откроют собственные рынки для товаров стран развивающихся либо если они по-прежнему будут наводнять мировой рынок продуктами питания, производство которых субсидируется и с которыми не могут поэтому конкурировать фермеры бедных стран. Вряд ли развитые страны могут рассчитывать и на то, что развивающиеся государства прислушаются к призывам беречь окружающую среду, если при этом сами развитые страны не изменят собственных безответственных способов производства и потребления.

Конечно, развитые страны должны иметь возможность делиться своими методами достижения благополучия. Однако беднейшие государства, прежде всего африканские, не смогут ими воспользоваться, если им не будет оказана существенная помощь.

Сегодня все согласны с тем, что беднейшие страны должны быть освобождены от бремени долгов. Однако богатые страны все еще не нашли достаточно средств, которые позволили бы сделать это. Многие страны, с долгами и без, нуждаются в помощи, чтобы достичь такого экономического уровня, который позволил бы им производить товары и услуги, пользующиеся спросом на мировом рынке. Им необходимо помочь в создании инфраструктуры, оказать техническое содействие. При этом не менее важно помочь им остановить распространение СПИДа, наносящего страшный урон экономике некоторых наиболее развитых стран Африки. Многие из них нуждаются также в помощи по урегулированию разрушительных конфликтов и восстановлению мирного, производительного общества.

Много лет назад страны - члены Организации экономического сотрудничества и развития обязались выделять 0,7% валового национального продукта для помощи в целях развития. Очень немногие из них сдержали свое слово. Когда частные компании и правительства рассматривают вопросы об инвестициях и устанавливают цены на свои товары, они обязаны учитывать интересы бедных стран. Развитые страны больше всех выигрывают от глобализации, и в их собственных интересах сделать так, чтобы этот процесс развивался устойчиво, а для этого он должен стать выгодным для всех его участников.

@@@
Ключ к искоренению всемирной нищеты
Когда беззащитными становятся все
Москве не верят
Муртаза Рахимов: "Все вопросы в России должны решать президент и правительство"
Неожиданные планы Мьянмы
Нервы страны
Неудача российских реформ

Нью-Йорк, Мюнхен и Порту-Алегри

@@

Три абсурдных "Давоса" в таком же мире

2002-02-07 / Евгений Евгениевич Григорьев - обозреватель "НГ".



В полуотпускном январе не было, как говорится, ни гроша, а тут, с начала февраля, привалил целый алтын громогласных международных событий. В Нью-Йорке собрался Всемирный экономический форум (ВЭФ). Сильные мира сего временно переселись из уютного заснеженного швейцарского Давоса в шумный и беспокойный американский Вавилон в знак солидарности с его пострадавшими от терактов обитателями. Как обычно, им ассистировала интеллектуальная элита именитых политиков, экспертов, ученых. Многие СМИ, как обычно, старались внушать публике, какое определяющее значение имели для судеб человечества мысль и слово могущественных представителей финансово-промышленного мира всегда, а тем паче в эпоху глобализации и новых угроз и вызовов.

Если оригинальный Давос мог по молодости лет (ему пока чуть за тридцать) пуститься в заокеанское путешествие, то место встречи 38-й Международной конференции по безопасности (МКБ) изменить было нельзя. "Военно-политический Давос", собравший министров обороны и других стратегов из 43 стран, остался связан неразрывной пуповиной с Мюнхеном.

Наконец, третьим случился Всемирный социальный форум (ВСФ) в бразильском Порту-Алегри. Там было на уикенд 40 тысяч участников. Впервые его организаторы постарались не сводить все к демонстрациям "гнева и протеста", а наладить своего рода контрДавос с обсуждением и формулированием альтернативных идей.

При всем внешнем различии в Нью-Йорке, Мюнхене и Порту-Алегри занимались, по сути дела, примерно одним и тем же: искали выход из трагических ситуаций с терроризмом, стратегической неустойчивости, нищеты и других напастей, усугубляемых для огромной части мирового населения глобализацией в ее нынешнем виде. Взаимосвязь персонифицировали верховный комиссар ООН по правам человека Мэри Робинсон, принявшая участие в экономическом и социальном собраниях, и генсек НАТО Джордж Робертсон, танцевавший на нью-йоркской и мюнхенской свадьбах. Но главная схожесть в том, что от декларированных на всех форумах благих намерений миру едва ли станет легче, а кое-какие из них могут устлать дорогу в ад.

Нет слов, в Нью-Йорке встретились влиятельные, умные люди. Они собираются в такой компании, разве что дополненной с некоторых пор российской политической и бизнес-элитой, уже который год подряд. И столь же вечно его участниками руководит лишь слегка видоизменяемый девиз "сделать мир лучше", "помочь развивающимся странам", "преодолеть пропасть между богатыми и бедными странами" и т.д. Что и говорить, для этого было достаточно времени. Однако 250 млн. детей в мире по-прежнему работают за несколько центов в час, треть населения планеты не имеет электричества, 1,5 млрд. не знают чистой питьевой воды, 100 000 ежегодно умирают от голода. И в своих собственных богатых странах завсегдатаи ВЭФ не могут предотвратить времена спада, устранить массовую безработицу, а их авторитетные рекомендации подчас приводят к краху. Пример - Аргентина. Увы, они могущественны, но не боги.

Однако в Нью-Йорке "вершина вершин", как называют нередко ВЭФ, единовластно претендовала на "руководство в трудные времена", определение "общего будущего". Многие участники выражали озабоченность "неравномерным распределением плодов глобализации". Как открытие (хотя об этом сколько раз твердили миру) преподносилось, что нищета и несправедливость являются питательной средой экстремизма и терроризма. Но в итоге гора ВЭФ для мира как такового опять ничего реального не родила. Никаких конкретных программ, одни декларации, носящие в лучшем случае рекомендательный характер.

На счет терроризма в Мюнхене тоже говорилось достаточно. Как раз там министры обороны и другие сведущие в проблемах безопасности эксперты могли бы определиться с тем, что считать терроризмом, не допуская небезызвестных двойных стандартов, как придать большую действенность военной составляющей антитеррористической коалиции. Там тоже давался анализ и прогноз ситуации. Но не больше. А когда речь пошла о проблемах НАТО, то генсек Робертсон в унисон с представителями Пентагона стал требовать от европейских союзников преодоления так называемого технологического отставания от США в вооружениях. Сравнивая общую годовую смету этих членов альянса в 140 млрд. долларов с американскими 379 млрд., которые Белый дом собирается довести вскоре до 451 млрд. долл. в год, от европейцев под эту сурдинку добиваются существенного увеличения военных бюджетов. Плюсуясь с американскими программами, все это способно привести к новому витку гонки вооружений и расходованию новых гигантских средств, которые могли быть более разумно и рационально использованы на устранение или хотя бы смягчение тех взрывоопасных проблем, о которых говорилось в Нью-Йорке.

На этом фоне, конечно, любопытна, хотя и весьма наивна, попытка обездоленных в лице представителей антиглобалистских, молодежных, крестьянских, феминистских, религиозных, экологических и других движений и организаций (всего 2100 из 80 стран) выработать в Порту-Алегри свою альтернативу: "Другой мир возможен". Выдвигалась, например, смелая концепция "глобального плана Маршалла". Это идея трех глобальных налогов: на финансовые операции вообще, иностранные инвестиции корпораций в частности и общемировой минимальный налог на прибыли концернов. Сборы должны послужить строительству лучшего и более справедливого мира, вечная утопия которого никогда не сходит с общечеловеческого горизонта.

Итак, подведем итоги. Нью-Йорк, 2500 участников, вроде бы желающих миру только добра, но тем не менее нуждающихся в защите 4000 полицейских и сил безопасности. Мюнхен, 250 участников, преисполненных желания обеспечить мир и спокойствие народов, за стеной 3800 полицейских. Порту-Алегри явление иное, но проистекающее из абсурдности многих сторон жизни мира и в наступившем XXI веке.

@@@
Нью-Йорк, Мюнхен и Порту-Алегри
Правительство напомнило об успехах экономики
Произойдет ли разрыв собственности и власти?
Путин обещает льготы книжному бизнесу
Россия стала своей в АТЭС
Рынок и власть
Федеративная контрреволюция

Что в сухом остатке?

@@

Небывалая засуха поставила Каракалпакию на грань экологической катастрофы

2000-11-03 / Юрий Егоров



СЕГОДНЯ в мире почти 500 млн. человек страдают от болезней, вызванных нехваткой или низким качеством питьевой воды. До четырех миллионов умирают от болезней, передающихся через воду. При утрате 6-8% жидкости наступает полуобморочное состояние. При нехватке 10% появляются галлюцинации, нарушается глотание. При недостатке воды свыше 12% человек гибнет.

Конечно, приведенные здесь данные большинству жителей Каракалпакии неизвестны, но именно им в нынешнем году в полной мере довелось прочувствовать: выживать в Приаралье становится все труднее. Аральское море, у которого бесцеремонно отбирали на орошение его "законную" воду - стоки Амударьи и Сырдарьи, - похоже, сегодня на грани гибели.

Директор центра "Прогресс" Лилия Лагазидзе рассказывает: "В одно время к нам в Каракалпакию зачастили представители различных международных организаций, предлагали проекты спасения Арала. Многие у нас и вправду поверили, что Арал снова наполнится водой. Напрасные надежды! Они приедут, в презентациях поучаствуют, на конференциях выступят и разъедутся по домам. А проблема Арала так и остается нерешенной".

А вот что говорит народный писатель Узбекистана Тулепберген Каипбергенов: "Не секрет, что проблема Арала давала возможность некоторым заработать. Много организаций, нашедших себе работу по проблемам Аральского моря. Обращаются к спонсорам, собирают пожертвования... Есть много людей милых, умных, добросовестных, плюс к этому - гуманных. Они дают деньги. Но вот как расходуются эти средства, в чьи руки попадают - неизвестно. Мне ненавистны те, кто под видом решения экологических проблем занимается сбором денег и вместо реального дела лишь говорит с трибун о проблемах Арала. А проблема-то одна: нужна вода..."

Сегодня об Арале, потерявшем уже половину своего зеркала, в Каракалпакии вспоминают единицы. А о его спасении и вовсе никто не задумывается. Это и понятно: нынче следует думать о спасении тех, кто, несмотря ни на что, продолжает жить здесь, в зоне глубочайшего экологического кризиса. И будто бы мало до сих пор было бед - в нынешнем году нагрянула засуха. Да такого масштаба, какого эти края еще не видели за последние 100 лет. Сток Амударьи составил всего 50%, и Каракалпакия получила всего 35% воды от средних годовых объемов. И это при том, что узбекские водохозяйственники делали все возможное, чтобы по справедливости разделить скудные водные поступления.

Едем в Тахтакупыг - самый северный район Каракалпакии, ранее славившийся своими рисоводами. За окном машины - серая земля с белыми солончаковыми проплешинами, какая-то грязно-серая трава, низкорослые кустарники и редкие чахлые деревца. То и дело пересекаем магистральный ирригационный канал. Воды в нем нет - сухая потрескавшаяся земля.

Пейзаж меняется - начались сельхозугодья. Это рисовые чеки. Но и там ни капли воды - голая несчастная почва. Ничего на ней не выросло - даже сорной травы. Неужели здесь рос когда-то рис?

Мы едем, зная, что впереди озеро, образовавшееся за счет многолетнего сброса воды с рисовых чеков, которых в районе, по площади равном трем Франциям, видимо-невидимо. Нынешней осенью земледельцы коллективного хозяйства, земли которого прилегают к озерным берегам, решили впервые попробовать вернуть эту воду на поля. Да, не выросли нынче яровые, хлопок, рис, но, может, удастся вырастить озимые? Правда, это уже будет урожай 2001 года.

Знакомлюсь с руководителем хозяйства Самсысбаем Абашевым.

"Конечно, вода в озере достаточно сильно минерализована, но не настолько, чтобы отказаться от нашей затеи, - говорит Самсысбай. - Рассчитывали полить и засеять где-то около 250 гектаров озимых, однако насос старый, часто выходит из строя. Так что больше 120-150 гектаров, видимо, не осилим".

По словам Абашева, здесь обычно засевают рисом около 3000 гектаров. В нынешнем году все пошло прахом. Кредиторская задолженность - около 400 млн. сумов. Все надежды - на государство. Правительство обещает помочь.

Уже два года зарплата в хозяйстве выплачивается не деньгами, а натурой - мукой, хлопковым маслом, рисом. "Живые" деньги люди видят, только продав урожай со своего приусадебного участка. Но в этом году продать нечего - без воды все, что выращивалось на личном подворье, напрочь сгорело. "Трудно сказать, как зиму переживем", - заключает Абашев.

Сельскому хозяйству Каракалпакии - основной отрасли местной экономики нанесен огромный ущерб. В девяти северных районах, а также на целинных землях южных районов погибли все посевы риса, до 90% остальных продовольственных культур. Хлопка собрано в полтора раза меньше, чем планировалось.

Резко ухудшается финансовое состояние сельхозпредприятий, фермерских хозяйств. Общий ущерб составил 14,7 млрд. сумов (50,6 млн. долл.). Из-за потерь урожая хлопка и риса на перерабатывающих предприятиях объем промышленной продукции будет меньше по сравнению с намеченным на 17,9 млрд. сумов (61,7 млн. долл.).

Проживающие в этих районах 305 тыс. человек сельского населения (49 тыс. семей) остались без основных источников доходов - заработной платы, натуроплаты, продукции с приусадебных участков. Из-за осушения пастбищных угодий и отсутствия кормовых трав гибнет скот, идет его вынужденный забой, реализация по низкой цене.

Более половины населения Каракалпакстана употребляет воду из открытых водоемов, которые наполняются благодаря оросительным каналам. Эта вода отличается высокой минерализацией и бактериологической загрязненностью.

Качество воды открытых водоемов ухудшается из года в год. Удельный вес проб, не соответствующих норме по химическому показателю, составляет 93%, по бактериологическим - 30%. В нынешнем году во многих населенных пунктах, особенно отдаленных, не было даже такой воды. Вода доставлялась издалека и распределялась из расчета 12-15 л на человека в сутки.

Остается сложной санитарно-эпидемиологическая обстановка. За семь месяцев нынешнего года из магистральных каналов, которые одновременно являются и питьевыми источниками, выделено 11 холерных вибрионов "Эль-Тор" и 540 вибрионов холероподобных.

Рассказывает глава исполнительной власти Тахтакупырского района Татлимурат Атамурзаев: "Когда я вижу наши рисовые поля, рыдать хочется. Все погибло! Но тем не менее мы руки не опустили. Рассчитываем пережить этот кризис, в первую очередь за счет выращивания скота. В районе множество пастбищ, а значит, есть условия для занятия животноводством.

Недавно приобрели 500 ангорских коз, которые дважды в год приносят приплод, а шерсть у них такая, что впору ткать туркменские ковры. Есть договоренность, что на иностранные инвестиции будет построена фабрика по производству шерстяных тканей. Там мы сможем занять работой около полутора тысяч женщин.

Двух наших специалистов направили в Оренбург, чтобы они приобрели там оснастку для производства валенок. Шерсти у нас много - всю Кызылорду и близлежащую территорию России завалим валенками!

Что касается сельского хозяйства, то мы его, вероятно, переориентируем - станем выращивать подсолнечник, который не требует большого водопотребления, но прибыль может принести не меньшую, чем рис.

Будем развивать комбикормовое производство, выращивать плодоовощную продукцию, выпускать соки. У нас много проектов".

"Государство вечнотекущих кранов" - именно так назвал Узбекистан один из иностранных гостей, когда корреспондент "НГ" попросил его дать краткую характеристику республике.

Действительно, и это стало совершенно очевидным во время маловодья нынешнего года, вопросам водосбережения в Узбекистане до сих пор продолжают уделять недостаточно внимания. Ежесуточное потребление, например, питьевой воды в Ташкенте составляет на одного жителя 530 л, то есть практически почти в два раза больше, чем в других крупных городах мира. В данном случае гордиться тем, что Ташкент "впереди планеты всей", едва ли резонно, ведь это свидетельствует прежде всего о том, что из-за отсутствия счетчиков, изношенности водопроводной сети и недостатков действующей тарифной системы значительное количество питьевой воды теряется или используется не по назначению.

Неэффективное использование водных ресурсов наблюдается и в сельском хозяйстве, в первую очередь в орошаемом земледелии, на которое расходуется около 90% водных ресурсов.

По данным ташкентского института "Водопроект", до растений доходит лишь 40% воды, еще 40 - теряются в оросительной сети и около 20% - при поливе.

Вместе с тем, по оценкам специалистов, в течение последующих 20 лет потребление воды возрастет, примерно, на 40%. Для производства достаточного количества продовольствия из расчета возрастающей численности населения потребуется на 17% воды больше. Кроме того, значительно возрастет ее потребление для промышленности, где цифры роста составят от 20 до 50%.

Так где же находить эту дополнительную воду?

По прогнозам специалистов Гидрометслужбы, следующий, 2001 год в Центральной Азии вновь ожидается маловодным.

@@@
Что в сухом остатке?
Эксперты вскрыли антипрезидентский заговор
Юбилей произвола