Без аншлага

@@

Захват "Норд-Оста" произошел в момент, когда Ельцин смотрел "42-ю улицу"

2002-10-30 / Михаил Сидлин Все актеры "42-й улицы" - американцы. Это единственный русский мюзикл, полностью сделанный по заграничной кальке. В кордебалете только молодежь. Родители юных артистов, услышав о захвате "русского мюзикла", звонили из Штатов в панике. Они думали, что захвачены их дети. Сейчас весь состав продолжает играть. Домой никто не уехал. Сборы мюзиклов падают. В воскресенье вечером обозреватель "НГ" посетил очередной спектакль. Зал был заполнен едва ли на треть. Борис Краснов, продюсер "42-й улицы", рассказал "НГ" о влиянии последних событий на шоу-бизнес.

Из досье "НГ"

Борис Краснов родился в Киеве в 1961 году. Отец - строитель, мать - художница. Окончил Республиканскую среднюю художественную школу им. Тараса Шевченко, затем поступил на театрально-декорационное отделение факультета живописи Киевского государственного художественного института. После вуза работал в русском драмтеатре им. Леси Украинки на должности главного художника и художника по костюмам. Лауреат Государственной премии Украины им. Т.Г. Шевченко за оформление спектакля "Так победим" Михаила Шатрова в Театре юного зрителя Запорожья. С 1987 года переезжает в Москву - сначала на двухгодичную стажировку в "Ленкоме". С 1989 по 1991 год работает главным художником Московского театрально-концертного объединения "Ленком". В 1992 году создает собственную фирму "Краснов дизайн", которая быстро становится самой известной независимой компанией в области оформления театральных представлений, массовых праздников и т.п. Борис Краснов - шестикратный лауреат Национальной музыкальной премии "Овация" и обладатель других наград в области шоу-бизнеса. С 2002 года - продюсер "42-й улицы" в Москве.







- Как с посещаемостью - она упала после событий?

- Конечно.

- Сильно?

- Сильно. Конкретно. Дело даже не в посещаемости - дело в том, что перестали покупать билеты. Со среды, с вечера. Четверг, пятница, суббота, воскресенье... Мы не продали следующую неделю, потому что не было звонков, не было заказов, никто не шел в кассу. Люди начали отказываться, менять билеты. Есть одна надежда. Когда люди голодают, то, как правило, вслед за похуданием начинает жрачка нападать на людей. Может быть, сейчас это сработает, потому что продукт-то у нас хороший, в этом я уверен. Все уходят довольные. В четверг, в пятницу ходили по 700 человек. Утром в субботу - 900, и вечером в субботу полторы тысячи. Как можно этих людей обмануть? Хотя мы знали уже о покойниках...

- Была возможность отменить спектакль.

- Ну как отменить? Если нет траура, это несанкционированная отмена. Не знаю, чем руководствовались "Чикаго"... Это их дело. Представь себе: плюс к тому, что творилось по телевизору и в городе, еще выключить свет, закрыть рестораны и кафе, клубы и театры, мюзиклы и все остальное... Представь себе, что бы творилось с городом, что бы творилось с людьми!

- Насколько упала посещаемость?

- В два раза конкретно. В какие-то дни, которые могли бы быть пиком - в воскресенье вечером, - процентов 30-35.

- От заполняемости зала?

- Да. Причем, знаешь, обычно в субботу, воскресенье люди подходят перед началом. Но тут люди не звонили, чтобы отказаться: "Пожалуйста, верните деньги". Для наших людей это не принципиально. Самое интересное - они просто не приходят.

- Даже билеты не сдают?

- Ну как ехать через город? Там террористы, милиция везде останавливает. Проще плюнуть и не пойти. Сегодня Андрюшка Летягин, композитор "Миража", приходил днем. Ему вечером неудобно: музыкант, оркестр огромный. Но он дочку не уговорил - ей 11 лет. Она сказала: "Меня там убьют". И не пошла. А живут рядом, сто метров. Представляешь, какой психоз?

- Как это повлияет на окупаемость? Есть прогноз? Мне кажется, что эта ситуация в экономическом плане должна была больше всего по вашему мюзиклу ударить, потому что вы только что начали.

- Мы немного позднее начали, чем "Чикаго". У нас огромный зал. В тот день, в среду вечером, у нас был Ельцин: понял, что мюзикл - это нужно, что это классно. Стоило таких трудов его уговорить ехать... Хорошо еще (это "хорошо" в кавычках), что у американцев было 11 сентября...

- Так что американцы не пугаются?

- Пугаются все нормальные люди. Дело в том, что они уже пережили подобные вещи.

- Если говорить об окупаемости, серьезно увеличится ее срок?

- Конечно. Я думаю, что по крайней мере две, а то и две с половиной недели потеряны. Ну что делать! Судьба. Форс-мажор.

- Я слышал два прямо противоположных мнения о последствиях теракта для мюзиклов. Одни говорят, что сейчас пойдет резкий спад, люди перестанут покупать билеты. А другие говорят, что, наоборот, сейчас будет пик, потому что наш народ-то это только подстегнет.

- Как сказал мне Андрюша Васильев: "Ты знаешь наших односельчан, им все по фигу". Сейчас народ оправится, и все пойдут. Должны пойти. Потому что, во-первых, не так много хорошего продукта. Те мюзиклы, которые мы обсуждаем как мюзиклы, - это же очень серьезный продукт.

- Предусмотрен ли такой страховой случай? Теракт? Вы закладывались на форс-мажор?

- Слишком необычная история. У нас, например, написано, что билеты назад не принимаются, деньги не возвращаются. Если мы отменяем спектакль, мы должны вернуть деньги.

- Но люди приходят и возвращают билеты?

- Нет. Нет. Мы не отменяли спектакли. Но тем, кто сильно настаивал... Ребенок плакал... Я одному вернул деньги - по 600 рублей два места, потому что он уже достал меня. Он сказал: "Борис, мы встретимся, когда будет поспокойней..." Я сказал: "А ты знаешь, когда будет поспокойней?!" Люди шли на "Норд-Ост" и тоже думали, что все будет спокойно.

- Дополнительные меры безопасности?

- Увеличена охрана. Но у нас и так была серьезная охрана дворца плюс "Карат". Скобы у нас сразу стояли - металлоискатель. Сейчас просто обыскиваем больше. Но я тебе скажу откровенно - мне не нравится обвинение "Норд-Оста". Это была серьезная плановая операция террористов. Какая охрана?!

- Почему выбрали не Дворец молодежи?

- Как я понимаю (мы же сейчас все "разбираемся"), Дворец молодежи сложнее, чем Дубровка. Здание сложнее. Крыша, на которую хоть 10 вертолетов сажай. Метро внизу. Тут две сотни ходов.

- Генштаб бывший рядом...

- Дело даже не в том. Тут столько перегородок, такие подвалы, ходы до метро... Конечно, тут нужно иметь армию. 50 человек маловато.

- Дубровка - самое простое здание?

- В этой ситуации - да. "Эстрада" тоже очень тяжелое здание.

Трудно обсуждать, но я считаю, что "Норд-Ост" брали потому, что он был на слуху.

- К юбилею...

- Я уверен, что нужен был театр. "Норд-Ост" пиарили здорово - все слыхали.

- А как вы узнали о захвате?

- На спектакле. Тут же сказали охране Ельцина. Но они ребята профессиональные - отреагировали спокойно.

- А что сказал Ельцин?

- Мы этот вопрос не поднимали...

- Вернемся к экономике. Насколько теракт подрубил ваш мюзикл?

- У нас контракт был с американцами, что они гарантированно получают некую сумму за неделю. Не за спектакли. Собрал - не собрал, заработал - не заработал, купили - не купили, переаншлаги - не переаншлаги, все это никого не волнует. Я должен отдать сумму.

- Сколько?

- Ну так я тебе и сказал! Есть контракт. За 8 спектаклей в неделю я должен отдать деньги, хоть трава не расти. Я могу играть 1 спектакль с аншлагом - по 500 долларов билет или по 800. А кто здесь будет в зале? Это не важно. Но я должен платить. Я сейчас надеюсь на отсрочку платежей, потому что иначе просто не потянем.

- Но страховки покрывают?

- Это тонкая, длительная история. Всего можно было ожидать. Но этого...

- Страховку платят не сразу...

- Тогда, когда я рассказал партнерам про события, американцы сказали: мы тебя поддержим...

- Как это повлияет на судьбу индустрии мюзиклов? Новые будут ставиться?

- О чем ты говоришь? Я тебя умоляю! Самолеты падают. И что? Все равно летают самолеты. Что за бред! Колоссальная сила человека в том, что он все забывает. Иначе как жить? Вырывать сердце?

- Будет совместный проект? Другие мюзиклы поддержат "Норд-Ост"?

- Мы день отработали в пользу "Норд-Оста".

- Весь сбор?

- Весь сбор. Ну не ахти какой сбор, но тем не менее...

- Можно сделать мюзикл о том, как террористы захватывают мюзикл?

- Можно, конечно. Мы как-то с Каспаровым летели из Америки. Я помогал ему везти хрустальный приз. Он тогда играл с машиной в первый раз. Каспаров говорил, что, когда играл с "Дип Блю", в Америке было отменено обслуживание всей противовоздушной обороны, полиции, армии. "Дип Блю" прорабатывал игру в своей компьютерной голове, и на это было задействовано 80 процентов мощности. Представь себе сюжет: человек своим интеллектом парализует машину, и Америка открыта - противовоздушная оборона, армия, полиция... И в это время полчища красных, ну сейчас мусульман, - в Америку. Полное голливудское кино.

- Но в Москве весь захват был сделан по голливудской кальке, причем по фильму категории "Б".

- Не шикарно. Не "Кинг-Конг".

- Ты уже просчитывал ситуацию, сравнивал с тем, что было после 11 сентября в Америке с мюзиклами?

@@@
Без аншлага
Бродячая собака
Будущее России
В Томске поколение пепси предпочитает пиво
Вертикальный передел-2
Вечная мерзлота гурманам не помеха
Водка "Стометровка" и борщ "КПРФ"

Выжить в Бейруте

@@

25 лет назад в Ливане началась гражданская война

2000-04-06 / Аркадий Булычев



Эвакуация советского посольства в порту Сайды. Июль 1976 года.

ВОСКРЕСЕНЬЕ, 13 апреля 1975 года, выдалось жарким - за тридцать. Сказывался южный ветер, несущий жар пустынь осенью и весной с перерывами, но обычно пятьдесят дней. Отсюда его название "хамсин" от арабского "пятьдесят". Бейрутский пляж Сен-Симон в этот день был полон и безмятежен. Даже пара израильских F-4, прошедшая довольно низко над городом, не привлекла особого внимания - ливанцы уже привыкли к регулярным облетам страны авиацией южного соседа.

Но насторожила глухая стрельба где-то в городе. Через считанные минуты Сен-Симон стал стремительно пустеть. С парковки одна за другой срывались машины, набитые встревоженными людьми...

Поздним утром на перекрестке в пригороде Айн-Руммани вооруженные люди расстреляли из пулеметов автобус с палестинцами, возвращавшимися с кладбища.

Так в тринадцатый день весеннего месяца нисана началась гражданская война в Ливане.

...

К вечеру 13 апреля бои шли уже в Бейруте и на юге и севере Ливана. Первое из последовавших затем 55 соглашений о прекращении огня подвело итог: 156 погибших, 290 раненых и 400 миллионов ливанских фунтов ущерба (в то время один доллар стоил примерно 3 л.ф.). Посредничество Лиги арабских государств оказалось бесполезным, как, впрочем, и многочисленные миссии ливанских и иностранных посредников в 1975-1976 годах. Масштабы столкновений постепенно разрастались, охватывая все новые кварталы столицы и провинцию.

Большая часть жертв приходилась не на непосредственных участников боев, а на мирное население. Если до лета Бейрут продолжал еще жить в некой иллюзии мира - работали учреждения, рестораны, кафе, школы, порт продолжал принимать суда, а аэропорт - рейсы авиакомпаний и только ночами почти полностью замирали улицы, то постепенно надежды на возвращение мира становились все более призрачными.

Еще не обозначилась черта, разделившая город на два сектора - западный и восточный под контролем соответственно "Объединенных сил" и "Ливанских сил", а попросту говоря, мусульманский и христианский. Пока еще, хотя и с паузами, работали государственные учреждения, банки, учебные заведения, коммерческие и транспортные предприятия, пока не прерывались связи между жителями столицы, десятки тысяч людей по самым разным надобностям ежедневно пересекали границу секторов.

Но по мере нарастающего ожесточения гражданской войны так называемая зеленая линия, протянувшись от приморских кварталов, через Пляс де канон по улице Бешара Хури до Национального музея, становилась все более неодолимым и смертельным рубежом.

Самые ожесточенные бои с наибольшими жертвами и разрушениями шли именно здесь.

К декабрю забрезжила надежда на продолжение переговоров враждующих сторон. Но пятого числа от рук неизвестных в Бейруте погибают четыре молодых фалангиста. Наверняка действовали те, кто в самом Ливане и за его пределами поставил на продолжение войны до победы.

На следующий день, в субботу, с местным сотрудником бюро я по делам отправился к центру города. Чтобы избежать пробок на бульваре Мазра, поехали переулками. Радио не сообщало ничего экстраординарного. Буквально через несколько минут, вырулив на улицу Бешара Хури, вдруг попали под пулеметный огонь, но успели влететь под стену ближайшего дома, где автоматчики неизвестной принадлежности очень эмоционально высказались о двух недоумках. Оказалось, что в центре города правые внезапно начали массовую резню мусульман. Двух наших дипломатов, недавно приехавшего консула, знакомого еще по Сирии, и автора одной прошлогодней публикации в "НГ" эта бойня застала на набережной на подъезде к центру города. Автоматной очередью консул был тяжело ранен, а сидевшему за рулем просто повезло. Пуля, прошив багажник, запаску и спинки сидений, на излете попала ему в спину, оставив только синяк.

...

Летом 1976 года редактора бюро АПН Скупова спасли самые обыкновенные блины. К тому времени почти всех, кто еще не был эвакуирован, поселили в почти опустевшем здании торгпредства. Город уже жил в плотной блокаде. Случайно обнаруженные женой апээновского инженера-связиста забытые прежними хозяевами пакет с блинной мукой и бутылка с остатками растительного масла оказались как нельзя кстати. Скромный Скупов, бывший на холостяцком положении, в конце концов дал себя уговорить, остался на блины, а потом срочно куда-то уехал. Через час он влетел в торгпредство и на глазах изумленной публики расцеловал чужую жену. Выяснилось, что, пока редактор кушал блины, его квартиру просадил веер осколков. Самый большой пробил спинку стула у стола, на котором Скупов намеревался съесть приготовленный самодельный обед.

После "черной субботы" отряды левых начали штурм "больших отелей", контролировавших значительную часть западного сектора и подходы к центру Бейрута и порту. Грохот артиллерии не умолкал ни днем, ни ночью. Порт горел несколько дней. Пелена черного дыма застилала город, и солнечный полдень превращался в сумерки. С обеих сторон росли ненависть и ожесточение. Мстя за уничтоженный правыми квартал бейрутской нищеты Карантину, за 600 расстрелянных, заколотых штыками и сожженных, левые опустошили христианский городок Дамур на шоссе между Бейрутом и Сайдой. Принцип "око за око" стал гласным.

Пользуясь тем, что аэропорт, хотя и с перебоями, но продолжал работать, Аэрофлотом вывезли почти всех женщин и детей, а также уезжали те сотрудники, чье присутствие не было необходимо из-за почти полного паралича деловой жизни.

Война диктовала свои правила. При внезапном обстреле на улице она рекомендовала не оставаться в машине, заранее присматривать возможное укрытие, закрывать окна с опасной стороны мебелью и прочими подручными средствами, всегда иметь при себе документы, при артиллерийском или минометном налете ни в коем случае не пользоваться лифтом, обходить припаркованные подозрительные на предмет заложенной взрывчатки автомобили и не лезть туда, куда не нужно. Конечно, следование таким правилам не означало стопроцентной гарантии, но признавалось полезным.

Самым известным человеком в Бейруте стал диктор "Радио Либан" Шериф Акауи, постоянно сообщавший о зонах действий снайперов, похищения людей, столкновений и безопасных маршрутах. Однако его информация спасала не всегда и не всех.

В заложниках у фалангистов побывал и заведующий бюро АПН Широян. Его выручило лишь самообладание и известность в местных политических кругах. Поняв, в чьих руках находится, он потребовал немедленно соединить его с Керимом Пакрадуни. Член политбюро партии фалангистов "Катаиб" устроил головомойку не в меру ретивым боевикам, после чего они с извинениями проводили Широяна до западного сектора.

При отсутствии какого-либо реально действующего управления Бейрут, особенно его западная зона, погружался в бездну анархии. Грабежи воспринимались уже как повседневное явление. Тысячи автомашин самых престижных марок нашли новых хозяев в сопредельных странах. Все, что представляло какую-то ценность, вывозилось грузовиками под вооруженной охраной. Несколько банков полностью лишились содержания своих сейфов, вскрытых гранатометами.

Десятки тысяч лишенных средств к существованию, масса беженцев с юга усугубляли криминальную обстановку. Жертвой грабителей мог стать кто угодно. Батюшка, присланный Московской Патриархией для духовного окормления православной общины, посреди бела дня лишился машины, бумажника, часов и золотого наперсного креста. Просвещенные грабители при этом напомнили ему, что в СССР церковь отделена от государства.

Невыносимая обстановка в стране вызвала массовую эмиграцию. На каботажных судах беженцы через несколько часов могли добраться до Кипра или, если повезет, попасть на все более редкие, почти случайные авиарейсы любого направления.

Нельзя сказать, что на протяжении конфликта не предпринималось попыток найти компромисс, приемлемый для враждующих сторон. Посредниками выступали известные политические и религиозные деятели страны, представители арабских государств, США, Франции, Ватикана. Беда заключалась в том, что каждая из внешних сторон, прямо или косвенно причастная к событиям в Ливане, преследовала свои цели, опираясь на зависимые военные, политические и религиозные структуры на ливанской территории. Это в равной степени касалось консервативного и палестино-прогрессистского лагерей.

Новый, самый тяжелый и кровопролитный раунд боев не заставил себя ждать. Весь май, июнь и июль тяжелые бои не прекращались ни днем, ни ночью. В последних числах мая сирийские войска деблокировали осажденных правых в нескольких населенных пунктах, а в первых числах июня вошли в долину Бекаа и через горные перевалы повели наступление на Бейрут и на Сайду. Ободренные помощью сирийцев христианские формирования перешли в контрнаступление, осадив палестинский лагерь Тель-Заатар, взятый только через 53 дня. Отрядам "Объединенных сил" пришлось сражаться на два фронта. Вторжение сирийской армии совпало с визитом в Дамаск Алексея Косыгина, став для него крайне неприятным сюрпризом. Посольство в Бейруте акция Дамаска - союзника Москвы на Ближнем Востоке - поставила в крайне двусмысленное положение. И только последовавшее заявление ТАСС разрядило напряженную атмосферу, сняло подозрения в причастности Кремля к сирийской акции.

А тем временем сирийские войска встретили неожиданно сильное сопротивление. В горах их продвижение шло очень медленно, с большими потерями, несмотря на поддержку с воздуха. При попытке захватить Сайду полностью погибла сирийская механизированная колонна. В самом Бейруте просирийские части оказались в осаде в спортивном комплексе и в аэропорту. Бой шел в сотнях метров от посольства. В бинокль отчетливо различались лица солдат в окопах.

Отрезанный от внешнего мира, без воды, продовольствия, электричества Бейрут горел. Ежедневно на город падали тысячи снарядов, ракет и мин. Ночами освещенный пожарами, вспышками разрывов, в красноватом свете осветительных ракет, он представлял фантастическое зрелище.

20 июня корабли 6-го флота США эвакуировали 300 американских и иностранных граждан. Безопасность эвакуации обеспечивали палестинцы.

О нормальной работе иностранных представительств не могло идти и речи. Наше посольство, торгпредство, корпункт ТАСС и бюро АПН оказались практически в зоне боев и все чаще попадали под обстрелы с разных азимутов. В одну из ночей по посольству ударила 155-мм гаубичная батарея. Четыре снаряда легли в посольском саду и у торгпредства, пятый попал в крышу над кабинетом посла, но не разорвался, и милейший Александр Алексеевич Солдатов, и заведующая канцелярией чудом остались живы. Через 15 лет в Мали с двумя симпатичными ливанскими коммерсантами зашел разговор и о гражданской войне. Когда я вспомнил этот эпизод, один из них начал как-то странно посмеиваться, поглядывая на своего соседа. На недоуменный вопрос он сказал: "Позвольте представить командира этой батареи". Мир действительно тесен, и с этим ничего не поделаешь.

Наконец Москва распорядилась эвакуировать персонал советских учреждений, оставив минимум сотрудников, включая пограничников из охраны посольства. Спешно составлялись списки отъезжающих и необходимые документы. Мне предстояло вместе с двумя коллегами остаться, потому что в отсутствии заведующего, вызванного в Москву и лишенного из-за блокады возможности вернуться, приказ посла нежданно-негаданно сделал меня врио шефа бюро со всеми вытекающими последствиями. Но вечером накануне эвакуации Широян каким-то чудом вместе с сирийской колонной сумел добраться до Бейрута.

Для выезда оставался путь только морем через Сайду. Сожженный еще зимой бейрутский порт бездействовал так же, как и аэропорт, где артиллерия правых уже сожгла несколько самолетов. Пришлось договариваться с сирийцами, осадившими Сайду, о прекращении огня на день эвакуации.

Душным и жарким июльским утром небольшая колонна из автобуса, грузовика и нескольких легковых машин тронулась от посольства, но на первом же перекрестке, ожидая запаздывающий палестинский конвой, попала под минометный налет. Эти четверть часа, когда единственной защитой была тонкая крыша автобуса, стали, пожалуй, самым страшным из всего пережитого.

Часа через полтора, проехав мимо остатков разгромленной сирийской техники, остановились в порту Сайды. Корабль еще не подошел, и всех разместили в сильно побитом снарядами брошенном ресторане. Небольшой порт не мог принимать больших судов, поэтому предстояло как-то добираться до внешнего рейда. Тут обнаружилось, что портовый катер без горючего и буксировать баркас нечем. Опять выручили палестинцы, добывшие бочку солярки.

С появлением неясного в дымке силуэта судна завершилась многочасовая томительная неизвестность. На выброшенном корабельном трапе моряки быстро похватали людей с прыгающего на волне баркаса, а тех, кто не имел сил, подняли на палубу в грузовой сетке.

Корабль под бдительным наблюдением в ливанских территориальных водах израильского сторожевика взял курс на север. По правому борту открылись дымы пожаров Бейрута, куда вскоре было суждено возвратиться снова.

Окончанием первой фазы гражданской войны считают ноябрь 1976 года. Тогда, после встречи в Эр-Рияде президентов Египта, Сирии, Ливана, короля Саудовской Аравии, эмира Кувейта и представителя Исполкома ООП, в Ливан вошли Межарабские миротворческие силы, которые лишь на время приостановили насилие. Большие несчастья были еще впереди.

@@@
Выжить в Бейруте
Глава одного из управлений Северной столицы вводит в школах службу безопасности
Главным собеседником Буша станет Путин
Изумрудный берег в ожидании Путина
Как стать миллионером
Кто владеет Грозным?
Лорд Фостер перестроит Пушкинский музей

Москвичи обзаведутся "Диснейлендом"

@@

В конце номера

2000-08-15 / Светлана Хазова



ЭЙФЕЛЕВУ башню, Собор Парижской богоматери, Кельнский собор и другие самые известные мировые памятники архитектуры скоро смогут увидеть москвичи. А также побывать в Европе, Африке, в тайге, саванне, джунглях. Такую возможность предоставит известный скульптор, президент Российской академии художеств Зураб Церетели, который намеревается в ближайшее время приступить к сооружению "Парка чудес".

По словам Церетели, "идея строительства комплекса родилась после посещения американского "Диснейленда", а также после изучения аналогичных парков во многих странах мира, в частности, в Японии, на Ямайке. Однако, он замечает, что "это будет национальный парк: главными его обитателями станут герои русских народных сказок".

Ресторан и небольшая детская площадка уже построены на территории будущего парка, который займет площадь в 280 га, выделенную в Нижних Мневниках на северо-западе Москвы.

В дальнейшем в парке планируется разместить аттракционы, аквапарк, кафе, рестораны. В планах президента РАХ - построить так называемый храм очищения души, который будет напоминать символическое древо жизни. Его ветви представят все мировые религии.

Согласно эскизам, различные части парка будут представлять собой разные континенты с уменьшенными копиями памятников архитектуры, а также различные климатические зоны. Посетители смогут посещать комплекс круглый год, а сценарии будут меняться в зависимости от времени года.

@@@
Москвичи обзаведутся "Диснейлендом"
Олег Толкачев: "Москва обязана быть локомотивом реформ"
Павел Бородин: "В Москве работают жульнические законы"
Питер поспешил ответить: «Есть!»
Поле битвы - скандал
Проверено временем
Ракеты снова бьют по ФАТХ

Слоны для Ленина

@@

Что видно из "Окна в Европу"

2001-08-21 / Екатерина Варкан



РУССКИЙ чиновник привык трудиться даже в праздники и выходные. Самых трудолюбивых заманил в свои объятья русский Север. Президент Путин путешествует по Карелии, еще один отпускник, он же министр культуры, - по Ленинградской области. А заприметили его журналисты в приграничном Выборге на пикнике, устроенном при закрытии фестиваля "Окно в Европу". Во встрече без галстуков участвовали гости фестиваля, его руководители, а также министр культуры и его первый заместитель Александр Голутва. Александр Алексеевич также в отпуске, из которого должен был выйти на новое место работы - директорствовать в Мариинский театр в Петербурге. Однако возвращается он опять в свой кабинет в министерстве. Говорят, что его решение продолжить руководство кинематографом связано с многократным увеличением финансирования российского кино в следующем году, и такое решение уже принято в Министерстве культуры.

А пока фестиваль "Окно в Европу" учредил новые премии - приз Андрея Тарковского и приз Саввы Кулиша. Награды практически всех отечественных фестивалей, даже очень престижных, безденежны, поэтому сообщают победителям лишь общественное звучание. Но уже в этом году в Выборге был создан первый прецедент - три тысячи долларов получили Мария Кузнецова и Леонид Мозговой за семейный дуэт Ульяновых (Надежда Крупская и Владимир Ленин), который исполнили в картине Александра Сокурова "Телец". Этот же дуэт отметила Гильдия киноведов и кинокритиков своим спецпризом - фигуркой слонов. Тот же "Телец" получил и Гран-при фестиваля за лучший игровой фильм.

Наград было много. Но лучшая - от Петренко. Алексей Петренко, покоренный актерским мастерством Руслана Наурбиева, сыгравшего в фильме Игоря Талпы "Двенадцатая осень", вручил своему коллеге собственный приз, как было сказано, настоящий мужской подарок - бутылку местной водки, чем растрогал присутствующих буквально до слез. В категории "Фильм-реванш" (в ней представлены картины, по разным обстоятельствам не премированные никакими фестивалями) отмечены "101-й километр" Леонида Марягина и "Механическая сюита" Дмитрия Месхиева. Дмитрий Месхиев сообщил также, что закончил очередной кинопроект "Душеприказчик", после премьеры которого, вероятно, мы сможем увидеть наконец его "Особенности национальной политики".

Движения души великих не всегда позитивны. Это подтвердила антипресс-конференция. Сама по себе идея казалась весьма любопытной - усадить в зале журналистов, которым задавали бы вопросы авторы кинопроизведений. Оказалось, что вопросов у режиссеров, актеров и писателей накопилось к прессе значительно больше, чем у самих журналистов. В результате из диалога получился монолог - не стесненный в выражениях, тоне и жестах, которые частенько заменяли мастерам нехватку слов. Если бы не было точно известно, что перед журналистами "деятели культуры", можно было бы предположить, что это подпившие хамы. Словом, не выдержав напора собственных страстей, кинематографисты покинули зал. Оставшаяся без высокого внимания пресса получила исключительное право, не умалчивая, описывать то, что в искусстве и жизни представляют эти мастера.

Однако в потоке фестивальных новостей больше все-таки позитивных. В Выборге теперь есть не только европейский порт, европейская таможня, европейские гостиницы, рестораны и кафе с европейскими ценами, но и европейский кинотеатр с ценами отечественными. "Выборг-Паллас" построен не в традиции северной архитектуры. Москвичи сравнивают его со столичным "Роланом".

@@@
Слоны для Ленина
Фестиваль без тела
Школьный вопрос