"Антизападный" визит Ельцина

@@

Осуждение Европой и США действий РФ в Чечне может активизировать сближение Москвы и Пекина

1999-12-09 / Александр Реутов



НЕСМОТРЯ на протесты врачей, Борис Ельцин вчера до самого конца сохранял решимость отправиться с визитом в Китай. Президентский самолет должен был вылететь вчера поздно вечером из "Внуково-2" в столицу КНР. Сегодня он должен с самого утра начать программу пребывания в Пекине и встретиться со своим китайским коллегой Цзян Цзэминем, чтобы в неформальной обстановке обсудить актуальные международные и двусторонние проблемы. Хотя темы саммита готовились и обсуждались на протяжении года, последние политические события внесли в повестку дня свои коррективы.

Главной темой обсуждений станут вопросы международной безопасности, которые после расправы НАТО с Югославией у Китая и России вызывают все большее беспокойство. Россия, которую в последнее время только ленивый не пинал за войну в Чечне, возлагает большие надежды на КНР. Накануне саммита официальный Пекин выступил с заявлением, в котором полностью поддерживает действия Москвы на Северном Кавказе. Это заявление было озвучено через несколько часов после того, как президент США Билл Клинтон выступил с беспрецедентно резкой критикой российской политики в Чечне, и стало своеобразным ответом Западу. Примечательно, что китайцы откликнулись на выпады "западников" еще раньше, чем российское руководство.

Резвость Пекина вполне понятна. Китай сам не раз оказывался под огнем критики западных демократий за свою внутреннюю политику, особенно в области прав человека. Есть у Пекина и своя Чечня - мятежный остров Тайвань у восточного побережья, который уже 50 лет то ли входит в КНР, то ли является самостоятельным государством. Разве что тайваньцы не взрывают дома на материке и не похищают людей. На другом - западном - конце Китая постоянно выступают уйгуры или тибетцы, требующие реализовать свое право на самоопределение. Так что у Китая потенциально проблем наподобие Чечни может оказаться даже больше, чем у России. И если Югославию Запад под себя подмял и не прочь (теоретически) сделать то же самое с Россией, следующим в очереди на обструкцию стоит Китай - таковы выводы пекинских стратегов. Пекину волей-неволей приходится поддерживать Россию и идти с ней на сближение.

В целом общую опасность Москва и Пекин видят в растущем и никем не ограничиваемом влиянии Соединенных Штатов на мировой арене. В обеих столицах также раздражены намерением США пересмотреть условия Договора по противоракетной обороне 1972 года. Этот вопрос будет обсуждаться отдельно на встрече с Цзян Цзэминем. Бурю эмоций вызвала нератификация Договора о всеобщем запрещении ядерных испытаний конгрессом США. Список можно продолжать.

На Западе принято скептически относиться к заявлениям России и Китая о курсе на стратегическое партнерство в XXI веке. В основе умозаключений американских и европейских аналитиков лежит постулат, согласно которому русские и китайцы слишком подозрительно относятся друг к другу, чтобы пойти на тесное сближение в политической и экономической областях. История последних 50 лет существования Китая приучила обе стороны не доверять друг другу. Все это во многом верно. Парадоксально, но факт: политика Запада привела к тому, что РФ и КНР менее чем за 10 лет пришли к такому согласию, какого не было в двусторонних отношениях за всю их историю. Соединенные Штаты, которые явно не желают сближения двух огромных ядерных держав, сами подталкивают Москву и Пекин в объятия друг друга.

Ельцин проведет в Пекине всего около 30 часов. Причем, учитывая его физическое состояние, можно смело предположить, что половина этого времени уйдет лишь на акклиматизацию и отдых от длительного перелета. И хотя, по некоторой информации, врачи говорят, что во время перелета из Москвы в Пекин Ельцину предстоит "лечебный сон", разница во времени может негативно сказаться на ослабленном после воспаления легких организме президента. В связи с физическим состоянием президента накануне визита стали вспоминать историю конца 1998 года, когда визит в Австрию президент отложил в самый последний момент, за час-два до вылета.

Тем не менее ценность этого визита переоценить трудно. Когда у России за спиной поддержка такого серьезного игрока мировой политики, как Китай, многие вещи оцениваются по-другому. Правда, события в Югославии показали, что Китай не пойдет на конфронтацию с Западом до тех пор, пока не затронуты его собственные интересы (речь идет о попадании американской ракеты в здание посольства КНР в Белграде). Тем не менее столь демонстративная поддержка российской политики на Северном Кавказе должна заставить наших оппонентов смягчить тон своих высказываний на более мягкий.

@@@
"Антизападный" визит Ельцина
"Булава": была не была
"Лазурная звезда" Ольги Алтаревой
"Неправоверному" музею указали на дверь
10 000 ростовских шахтеров выброшены на улицу
«Кинотавр» – все хотят работать
Антикварные праздники

Базы в обмен на стабильность и процветание

@@

Под этим лозунгом Пентагон расширяет свое присутствие в Центральной Азии

2002-01-28 / Василина Васильева, Сергей Козлов, Виктория Панфилова



Помощник государственного секретаря США по делам Европы и Евразии Элизабет Джоунс продолжает свое центральноазиатское турне. Завершилось ее пребывание в Бишкеке, где она встретилась с президентом Киргизии Аскаром Акаевым. В ходе беседы стороны обсудили общую ситуацию в мире, и в частности в Афганистане, взаимодействие двух стран в рамках действий против международного терроризма, а также вопросы двусторонних торгово-экономических отношений.

Джоунс передала президенту Акаеву "теплые приветствия" от госсекретаря Колина Пауэлла, сопроводив их замечанием о том, что сегодня в Вашингтоне хорошо осознают значение каждой из центральноазиатских стран для сохранения безопасности в регионе. Поэтому Белый дом и Пентагон благодарны Бишкеку за содействие усилиям антитеррористической коалиции. Как и положено в таких случаях, сухой политической благодарностью дело не обошлось - Джоунс сообщила, что Америка намерена наладить с Киргизией "тесные торгово-экономические связи". И уже в ближайшее время в США отправится киргизская правительственная экономическая делегация.

В ходе визита американский дипломат встретилась с министром иностранных дел Муратбеком Иманалиевым, секретарем Совета национальной безопасности Мисиром Ашыркуловым, спикерами обеих палат парламента, журналистами, представителями правозащитных организаций и деловых кругов, студентами. Джоунс посетила американских спецназовцев, которые дислоцированы в районе аэропорта "Манас", и ознакомилась с солдатским бытом.

При этом представитель госдепа США заявила, что "американское присутствие в Киргизии будет значительным и долговременным". Она выразила благодарность "киргизским властям и киргизскому народу" за предоставленную возможность разместить на территории республики военную базу. "Когда конфликт завершится, мы не уйдем из Центральной Азии. Во всех пяти странах мы должны расширять нашу постоянную поддержку демократических институтов, местных неправительственных организаций и независимых средств массовой информации. Сотрудничая со странами региона в борьбе с терроризмом, параллельно мы должны усилить акцент на соблюдение прав человека", - отметила Джоунс.

Сегодня все американские официальные лица, которые с той или иной целью посещают страны СНГ, прежде всего интересуются, в какой мере здесь обеспокоены появлением военных баз США в Центральной Азии. Поэтому накануне визита помощника государственного секретаря США по делам Европы и Евразии Элизабет Джоунс в Казахстан большинство аналитиков склонялись к мнению, что казахстанский министр иностранных дел Ерлан Идрисов и американский дипломат при встрече в первую очередь обсудят вопросы размещения военных баз на территории республики. Однако главный вопрос - предоставит ли в ближайшем будущем Астана свою территорию для размещения американских баз - так и остался без официального ответа.

Об отношениях Казахстана и США сегодня говорится много. Но предугадать, появятся ли американские или, говоря шире, натовские военные базы на территории Казахстана, сейчас невозможно. Одно можно сказать точно: все зависит от позиции России. Понятно, что американцы стали активно располагать свои военные силы в Центральной Азии не только из-за желания обосноваться в этом регионе, воспользовавшись всеми обстоятельствами борьбы с талибами. И не только потому, что им становится все более неуютно в Пакистане в связи с растущими там антиамериканскими настроениями. Безусловно, здесь имеется целый ряд неафишированных целей - например, для того, чтобы в этом ключевом регионе наблюдать за Россией и Китаем. К тому же Центральная Азия сегодня является достаточно цивилизованным регионом, где не проявляется остро исламский фактор и нет особого противостояния по религиозным мотивам. С другой стороны, военное присутствие всегда является прикрытием других интересов, в том числе и экономических. А Казахстан прежде всего привлекает иностранцев своими сырьевыми ресурсами.

Как полагают некоторые аналитики, сегодня перспектива появления военных баз в Казахстане зависит только от реакции России на процесс внедрения США в Центральную Азию. Впрочем, есть и другие мнения. На днях председатель Госдумы Геннадий Селезнев заявил, что Соединенные Штаты не могут создавать свои военные базы в Центральной Азии, так как не имеют на это мандата ООН. По словам главы нижней палаты парламента, "все, что сегодня делается в этом регионе, происходит по согласованию с этими азиатскими государствами при консультациях с Россией". По его наблюдениям, которые он сделал в ходе рабочей поездки в Казахстан и Таджикистан в начале января, власти этих республик не проявляют желания создавать у себя постоянные американские базы.

Директор Института стран СНГ Константин Затулин считает по-другому: "Казахстанские власти весьма заинтересованы в американском присутствии, рассматривая его не только как гарантию спокойствия и безопасности для своей страны. Скорее - как долгосрочный брак с США, в котором Казахстан, как невеста, надеется, что американский жених очень щепетильно и добросердечно отнесется к существующему политическому режиму. То же самое можно сказать и о других центральноазиатских странах, которые беспокоятся за свое будущее и надеются, что дружба с самой великой державой мира их обезопасит".

Еще недавно возможность появления военных баз США на территории Центральной Азии казалась абсурдной. Поэтому если сегодня присутствие американцев в Казахстане представляется немотивированным, то завтра они вполне могут там разместиться. Хотя, как считают некоторые российские политики, Вашингтон признал, что центральноазиатские республики относятся к сфере интересов Москвы, и поэтому свои действия он согласовывает с Россией.

"Никто не давал США длительного мандата на создание там военных баз", -- подчеркивает Геннадий Селезнев. Также спикер Госдумы напоминает, что у России есть Договор о коллективной безопасности с Казахстаном, Таджикистаном и Киргизией, который неукоснительно соблюдается.

Сегодня официальный Казахстан опровергает сообщения о предоставлении США военных баз для нанесения ударов по Афганистану. По словам министра иностранных дел Ерлана Идрисова, подобная информация "абсолютно не соответствует действительности". И вообще глава казахстанского МИДа выразил сомнение в целесообразности применения санкций, объявленных ООН против Афганистана. Сегодня в Астане считают, что мир в этой стране возможен лишь на основе диалога и компромисса всех политических сил и противоборствующих сторон при условии невмешательства извне.

Элизабет Джоунс встретилась и с президентом Таджикистана Эмомали Рахмоновым. По словам таджикского руководителя, Душанбе не только с удовлетворением воспринимает активизацию сотрудничества с Вашингтоном, но и связывает с этим обстоятельством "большие надежды на перспективу".

Любопытно, впрочем, другое: в ходе встречи с Рахмоновым американский дипломат заявила, что США "не намерены создавать постоянные военные базы в Центральной Азии". Напомним в этой связи, что недавно побывавший в Бишкеке командующий Центральным командованием ВС США генерал Томми Фрэнкс утверждал ровно то же самое: Соединенные Штаты "не планируют создавать постоянные военные базы в Центральноазиатском регионе".

Думается, все это вряд ли свидетельствует о серьезных разногласиях в среде американских политиков и военных или о том, что Вашингтон еще не определился полностью в данном вопросе. Совершенно очевидно, что США постараются сохранить свое присутствие в регионе так долго, как это им будет необходимо. Данная необходимость выражается не только в стремлении к окончательному разгрому религиозных экстремистов, но и в желании расширить свое экономическое присутствие в Центральной Азии. Речь в частности, идет о создании разветвленной транспортно-энергетической инфраструктуры, связанной с углеводородными ресурсами Каспия, Туркмении и Узбекистана. Поэтому в настоящий момент Вашингтон (несмотря на ритуальные заявления обратного свойства) на деле готов снисходительно отнестись к многочисленным нарушениям прав человека в странах региона и явно заигрывает с их лидерами, которых еще совсем недавно называл "тоталитарными".

@@@
Базы в обмен на стабильность и процветание
Банкиры боятся банкротов
Без команды, но с «Единой Россией»
Безопасность и мир в Средиземноморье
Большая игра
Быть генералом в Азербайджане становится опасно
В Кабуле растерзали члена правительства

В Москву пришла высокая мода

@@

Непредсказуемость отечественных кутюрье - главный знак нынешнего смотра

2001-11-24 / Роман Уколов



В Москве в Концертном зале "Россия" торжественно открылась "Неделя высокой моды" (НВМ). Выступая на церемонии открытия уже восьмой по счету "Недели", министр культуры Михаил Швыдкой назвал проведение в Москве этого показа "знаком того, что в России есть люди, которым нужна высокая мода, и, значит, жизнь налаживается". Оптимизм министра, похоже, разделяет и мэр Москвы Юрий Лужков, чье приветствие участникам и гостям НВМ зачитал Иосиф Кобзон. По мнению мэра, "участие в "Неделе" лучших зарубежных и отечественных дизайнеров сделали ее одним из самых крупных и престижных событий в культурной жизни Москвы. Я уверен, что проведение этого мероприятия послужит благородному делу улучшения качества жизни москвичей и доставит им массу ярких впечатлений".

На открытии прошел показ коллекции прет-а-порте класса люкс "Сон в зимнюю ночь" Дома моды мехов "Ниеле". Впервые в истории этого дома над созданием коллекции работал приглашенный дизайнер - российский кутюрье Валентин Юдашкин. По его словам, он попытался расширить границы привычных понятий о меховой моде: "Главная задача - уйти от любых этнических особенностей, от вычурности и театральности". В тот же день свою коллекцию "от-кутюр" представил и всемирно известный парижский Дом моды "Пьер Бальман", который уже в четвертый раз принимает участие в московской НВМ. Как говорит президент дома Алан Эвлен, "в новой коллекции мы стремились отказаться от наскучившего минимализма и вернуться к женственности и легкости".

Среди гостей, пришедших на открытие, были модельеры, артисты и другие узнаваемые личности. Вячеслав Зайцев, Лев Лещенко, Владимир Винокур с неподдельным интересом следили за показом, активно реагируя на особенно удачные, по их мнению, модели. Разговоры в антракте по большей части касались списка участников и обсуждения возможных фаворитов. Было ясно: публика возлагает на открывшийся "модный форум" большие надежды.

Отрадно, что среди участников НВМ немало российских модельеров. Уже упомянутый Валентин Юдашкин выступит с сольной программой в воскресенье. Он уверен, что российские модельеры хорошо подготовились и составят серьезную конкуренцию иностранным участникам.

Не меньше оптимизма испытывает модельер Виктория Андреянова: "Существует мнение, что как раньше у нас не было секса, бокса и джаза, так сейчас у нас нет моды. Это не так. Сейчас модно одеваться именно у российских дизайнеров".

@@@
В Москву пришла высокая мода
В Сибири болеют за Шрёдера
Вице-спикер Верховной Рады Степан Гавриш не согласен на либерализацию статуса русского языка в обмен на прощение Россией украинских долгов
Воскрешение Кабилы
Где заблудился искусственный интеллект
Да! Азиаты мы...
Давление федеральных сил в Чечне усиливается

Демократия на деньги Европы

@@

Финансовая помощь ЕС Молдавии увеличивается вдвое

2005-10-10 / Нелли Орлова







В отличие от Кишинева в Тирасполе рассчитывают на собственные силы, что и продемонстрировали на военном параде в честь очередной годовщины независимости Приднестровья.

Фото Reuters

В минувший четверг Совет Европы подписал меморандум о мониторинге молдавско-украинской границы по приднестровскому периметру. Оценивая этот документ, президент Молдавии Владимир Воронин подчеркнул, что мониторинг приднестровского участка границы прекратит контрабанду и незаконный трафик. «К тому же это будет хорошей школой для наших таможенников, которые будут работать совместно с прикомандированными специалистами СЕ», – заявил журналистам Воронин, отметив при этом, что сам процесс мониторинга может начаться уже 1 декабря 2005 года.

В целом в Кишиневе положительно оценивают активизацию Запада на молдавском направлении. Это касается и участия наблюдателей от СЕ и США в переговорах по урегулированию приднестровского конфликта. Президент Воронин, в частности, возлагает в этом плане большие надежды на западных союзников и даже не исключает, что в ближайшее время, после того как ОБСЕ изменит регламент переговоров, Вашингтон и Совет Европы могут получить право подписать протоколы раундов переговоров.

По мнению наблюдателей, прогнозы молдавского президента полностью укладываются в обозначившуюся в последнее время тенденцию. А она свидетельствует о намерениях Европы и США более плотно интегрироваться в процесс приднестровского урегулирования. Одной из вех этой интеграции стало обсуждение на прошлой неделе на сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) в Страсбурге функционирования молдавских демократических институтов. В минувший вторник с докладом по этой теме перед европейскими парламентариями выступил спикер молдавского парламента Мариан Лупу, а также содокладчик Совета Европы по Молдавии Жозетт Дюрье, после чего Европарламент принял собственную резолюцию в отношении демократических процессов в республике.

@@@
Демократия на деньги Европы
Демократы пойдут до конца
Дендрарий для академиков
Европейский банк благоволит России
Европейское сафари Муамара Каддафи
Жаркий июнь для Карачаево-Черкесии
Жуковский не тянет на Ле Бурже

Кадровый инкубатор партии власти

@@

"Единая Россия" намерена опередить президента в создании управленческого госрезерва

2008-07-28 / Элина Билевская







Сумеет ли Борис Грызлов, капитан почти профессиональной думской футбольной команды, создать подобный коллектив на политическом поле?

Фото ИТАР-ТАСС

«Единая Россия» оперативно отреагировала на заявления президента Дмитрия Медведева о кадровом голоде, ускорившись с собственным проектом формирования резерва управленческих кадров. Как стало известно «НГ», сегодня бюро высшего совета «Единой России» рассмотрит, в какой стадии находится развитие проекта «Кадровый резерв – профессиональная команда страны», считающегося в партии одним из наиболее приоритетных.

С одобрения тогдашнего президента Владимира Путина проект стартовал летом прошлого года. Он был разбит на два направления – формирование кадрового резерва для замещения руководящих постов на федеральном, региональном и муниципальном уровнях и выявление высококвалифицированных профессионалов в различных областях деятельности. Первый проект носил название «Кадровый резерв», второй – «Профессиональная команда страны». В базе данных, составленной единороссами год назад, числится семь тысяч человек из разных регионов России.

Этим летом единороссы вознамерились вдохнуть новую жизнь в идею формирования кадрового резерва. Два прошлогодних проекта были объединены в один. Теперь он называется «Кадровый резерв – профессиональная команда страны». Сделано это было для того, чтобы расширить созданную базу за счет включения в нее новых, подающих большие надежды претендентов на управленческие вакансии. «Основная задача нашего проекта определить, сколько всего в стране успешных, талантливых управленцев, где они находятся и что им хотелось бы делать», – рассказал «НГ» координатор проекта «Кадровый резерв – профессиональная команда страны» Юрий Котлер.

@@@
Кадровый инкубатор партии власти
Калининград интегрируют в ЕС?
Каспий: озеро или море
Кино на море
Когда установят памятник бен Ладену
Крестный отец русского хоккея
Леонид Кучма - почетный коммунист Крыма

Летает ли бен Ладен на белорусском вертолете?

@@

Белоруссию обвиняют в поставках оружия в страны Ближнего Востока

2002-02-21 / Анатолий Незванов







Вчера в Минск прибыл официальный представитель госдепартамента США. Он займется выяснением ситуации, связанной с обвинениями Белоруссии в торговле оружием. Глава белорусского МИДа Михаил Хвостов возлагает на этот визит большие надежды. Он заявил накануне, что вопрос о торговле оружием "может быть снят и будет снят уже в самое ближайшее время".

Напомним, что американская газета The Washington Post разразилась разоблачительным материалом, в котором утверждается, что Беларусь занимает лидирующее место в торговле оружием в страны Центральной Азии и Ближнего Востока. "Белоруссия тайно, не привлекая всеобщего внимания, действует как ведущий поставщик смертоносного военного оборудования исламским радикалистам, получателями оружия часто становятся террористические и воинствующие организации Ближнего Востока, Балкан и Средней Азии", - говорится в газете. "Большую озабоченность вызывает тот факт, что Судан - страна, где раньше жил Усама бен Ладен и которая известна как прибежище для террористов, получила от Белоруссии такие испытанные и действенные системы вооружений, как танки Т-55 и вертолеты Ми-24 "Хайнд". Вооружение, отправляемое из Белоруссии в Судан, либо попадает в руки террористов, либо используется в гражданской войне, которая уже унесла жизни более двух миллионов человек", - предостерегают американские журналисты. "Несмотря на упорное отрицание этого факта президентом Лукашенко, Белоруссия является ключевым партнером Саддама Хусейна в деле восстановления и модернизации противовоздушной обороны Ирака. Белоруссия нарушила международные нормы, секретно поставив Багдаду компоненты противовоздушных ракет класса "земля-воздух". Возможно, эта публикация была бы успешно забыта, как большинство других обвинений, высказываемых сегодня из-за океана в адрес белорусских властей. Однако, когда сенатор Кемпбэл, глава Хельсинкской комиссии, в своем докладе о ситуации в Белоруссии отметил, что именно Минск является лидером поставок оружия террористам стран Ближнего Востока, стало понятно, что "оружейная" история будет иметь продолжение.

@@@
Летает ли бен Ладен на белорусском вертолете?
Лунный папа
Лучший выбор для Бурятии
Макс 2007. Истории в картинках
Мартовские тезисы Чубайса-Ленина
Москва поняла рекомендации АТЭС по-своему
На Марсе повеяло американским "Духом"

Независимый экспертный доклад "Путин. Итоги"

@@

Выдержки из текста доклада Б. Немцова и В. Милова

2008-02-26 / Борис Немцов - первый вице-премьер правительства РФ 1997-1998 гг. Владимир Милов - замминистра энергетики правительства России 2002 г. Борис Немцов вручил мне свою брошюру в подвале винного погреба на Винзаводе на презентации журнала «Русский пионер». Сводчатые каменные потолки винохранилища, полумрак и сырость создавали ощущение катакомб, пещер. Немцов сказал, что брошюру никто не берет на распространение. Даже его друзья-издатели. Поэтому он раздавал свое творение лично. Пачка под мышкой таяла на глазах. Борис светился радостью. Ранние христиане, видимо, были такими же счастливыми. Я считаю полезным знакомство с текстами критиков власти. Полезным для всех. Потому что такие тексты высвечивают слабости и власти, и ее критиков. Позволяют уточнить собственную точку зрения. Что, собственно, и является целью политической журналистики.

Константин Ремчуков



Восьмилетнее правление Владимира Путина подходит к концу – время подводить итоги. Многие связывали с президентством Путина большие надежды. Кое-что достигнуто: официальная пропаганда любит подчеркивать, что за годы его правления (2000–2008 гг.) ВВП страны вырос на 70%, реальные доходы населения, по данным статистики, более чем удвоились, уровень бедности снизился – численность населения с доходами ниже прожиточного уровня уменьшилась с 29% в 2000 году до менее 16% в 2007-м. Бюджет профицитен, финансовые возможности государства беспрецедентно высоки: в январе 2008 года золотовалютные резервы российского Центробанка достигли около 480 млрд. долларов, став третьими в мире после Китая (более полутора триллионов долларов) и Японии (980 млрд. долларов). Российский Стабилизационный фонд вырос до 157 млрд. долларов.

@@@
Независимый экспертный доклад "Путин. Итоги"
Новомученику Николаю II поставили новый памятник
Олигархи – за социальную ответственность властей
Оренбуржец Андрей Федосов против Сергея Доренко
Отечественные компании готовы достроить АЭС в Румынии
Офицер Галина Вишневская
Очищение нужно каждому человеку

Петербург пугают китайским кварталом

@@

В Северной столице активизировались противники планов строительства жилого комплекса с участием инвесторов из Поднебесной

2005-06-29 / Святослав Тимченко







Валентина Матвиенко возлагает большие надежды на китайские инвестиции в питерскую экономику.

Фото Владимира Футермана

В Санкт-Петербурге ожесточились дискуссии по поводу строительства в Красносельском районе города на берегу Финского залива жилого комплекса «Балтийская жемчужина» на 35 тыс. жителей. Прошло несколько митингов протеста. Идет сбор подписей против планов строительства. Ряд граждан обращались в Законодательное собрание города, чтобы инициировать референдум по этому вопросу, но не получили поддержки.

Проект, финансировать который намерена Китайская инвестиционная компания из Шанхая, предусматривает строительство более одного миллиона квадратных метров жилья на 180 га свободной площади и 400 тыс. квадратных метров коммерческих помещений. Предполагается возведение театральных и спортивных комплексов, спортсооружений, аквапарка, гостиницы, социальной инфраструктуры. Для осуществления проекта китайская сторона намеревается вложить 1,5 млрд. долларов. Привлекательность проекта и в том, что он даст петербуржцам 15 тысяч хорошо оплачиваемых рабочих мест.

Однако часть петербуржцев склонны видеть в этом проекте опасность китайской экспансии.

Координатор ассоциации общественного самоуправления Петербурга Галина Белкова сказала корреспонденту «НГ», что, по ее мнению, «это проект не для города, а чья-то конъюнктурная деятельность. Народ не поддерживает ни «город-сад», ни «Балтийскую жемчужину», поскольку видит здесь определенный подвох. У власти вместо диалога с народом получился монолог, мнение людей никого не интересует…»

@@@
Петербург пугают китайским кварталом
Пограничные сказки
Поменяется ли правительство Испании?
Порошок, уходи!
Проблема Нагорного Карабаха осталась нерешенной
Проект образовательного прорыва
Процесс над мятежниками начался с пробуксовки

Россия сегодня, завтра и через десять лет. Страна и власть

@@

Непредсказуемое прошлое заканчивается - начинается предсказуемое будущее?

2000-12-21 На излете последнего года уходящего XX века редакция "НГ" обратилась к ведущим российским экспертам - политологам, политикам и журналистам - с просьбой поделиться своим видением нынешней российской ситуации и поразмышлять о том, какими им представляются контуры России конца первого десятилетия грядущего века. Естественно, мы отталкивались еще и от 10-летнего юбилея "НГ". Что было в 1990-м, в год создания "Независимой газеты", мы знаем. А вот что будет в 2010-м, когда "НГ" исполнится 20 лет? Ретроспективная публикация текстов из "НГ", осуществленная газетой в последние месяцы (см. "Особую папку", 29.09, 13.10, 27.10, 10.11, 24.11, 15.12.2000), свидетельствует о том, что наши авторы и семь, и восемь, и девять лет назад оказывались способны предвидеть многие аспекты развития российской ситуации, многое предсказать, опираясь на фундамент научного анализа и знание российской истории, и, возможно, еще больше угадать - хотя многие, очень многие их прогнозы так и не сбылись. Иными словами, десять лет - это вполне разумный временной интервал, позволяющий заглянуть в будущее, не полагаясь при этом исключительно на воображение и интуицию, - и к тому же соотносимый хронологически с юбилеем "НГ"... Вопросы и ответы на них приводятся ниже. 1. Каковы, на ваш взгляд, основные проблемы нынешней российской власти? В какой мере власть способна их решить? 2. Что будет представлять собой Россия через 10 лет? 3. Будет ли Владимир Путин через 10 лет по-прежнему руководить страной? И если нет, то кто сменит Путина? В опросе приняли участие: Лилия ШЕВЦОВА - ведущий исследователь Московского центра Карнеги; Игорь БУНИН - генеральный директор Центра политических технологий; Сергей КАРА-МУРЗА - профессор, член Союза писателей России; Игорь КЛЯМКИН - директор Института социологического анализа; Сергей МАРКОВ - директор Центра политических исследований; Андраник МИГРАНЯН - профессор МГИМО, вице-президент фонда "Реформа"; Вячеслав НИКОНОВ - президент фонда "Политика"; Владимир РЫЖКОВ - депутат Государственной Думы; Алексей САЛМИН - президент фонда "Российский общественно-политический центр"; Виталий ТРЕТЬЯКОВ - главный редактор "Независимой газеты"; Марк УРНОВ - председатель фонда "Экспертиза"; Александр ЦИПКО - журналист, политолог.



Лилия Шевцова:

"НА ОПРЕДЕЛЕННОМ ЭТАПЕ САМОВЛАСТИЕ ВЫРОЖДАЕТСЯ"

1. Всевластие лидера - это и есть основная проблема нынешней власти. Спору нет, выходить из периода ельцинской деградации необходимо. Но в то время, когда мировая цивилизация ищет пути совершенствования власти через формирование самостоятельных институтов, Россия возвращается к воспроизводству единовластия. "Это единственный путь возрождения общества", - говорят сторонники нового самодержавия, пугая нас ужасами конфликтов в случае, если лидеру не удастся объединить в своих руках всю власть. Но, во-первых, где гарантия, что персонификация власти не явится самоцелью? Во-вторых, где доказательства того, что единовластие будет экономически эффективным? Впрочем, экономическая результативность президентской "вертикали" была продемонстрирована уже при Ельцине. В-третьих, у меня вообще сомнения в том, что в условиях нашего общества, с его традицией попустительства, Центру удастся создать новый "приводной ремень". Скорее всего, дело кончится очередной ловушкой - контролируя все, лидер будет за все и отвечать, в том числе за провалы президентской рати. Мы в очередной раз рискуем получить импотенцию всевластия. А может быть, это и есть цель сторонников нового авторитаризма - сделать Путина всеприсутствующим и потому бессильным?

Сможет ли Центр осознать угрозы, связанные с концентрацией властных ресурсов, и пойти на создание ответственных политических институтов? Пока движение нацелено в противоположную сторону - в сторону аннигиляции парламента, многопартийности, независимых СМИ. Удивительное безрассудство! Если даже не думать об эффективности процесса принятия решений в рамках системы "приводного ремня", то где забота хотя бы о своем выживании? Ведь девственная чистота политической сцены рано или поздно начнет порождать разрушительные силы и несистемных лидеров.

2. Можно быть только уверенным в том, что через 10 лет Россия будет идти по пути государственного капитализма. Но какова будет в обществе мера свободы и принуждения, пока неясно. Отсутствие в сегодняшней России согласия относительно прошлого, настоящего и будущего позволяет усомниться в том, что в ближайшей перспективе здесь будут установлены признанные всеми "окончательные" правила игры. Скорее всего, сохранится политика рывков в разных направлениях. И власть, и общество будут прощупывать пределы своих возможностей и устремлений. Ельцинский период уже продемонстрировал, что даже в рамках единовластия возможен выбор вариантов - олигархический, бюрократический, силовой капитализм. Создаваемая Путиным "вертикаль" тоже будет неизбежно эластичной - хотя бы в силу того, что в России всегда существовали зазоры между фасадом и содержанием. По всей видимости, через 10 лет результативность "приводного ремня" будет ясна даже его сторонникам. Вопрос в том, что последует затем - качнется ли маятник в сторону диктатуры (и сколько тогда придется ждать, пока мы не убедимся в тупиковости этого пути), либо мы начнем выход из самодержавия? Все зависит от того, насколько быстро Путин сможет опробовать эффективность своего "цивилизованного либерализма" и каковы будут его последствия - то ли тяготение к большему порядку, то ли стремление опереться не на избавителя, а на институты.

3. Если через 10 лет в Кремле по-прежнему будет Путин, это будет означать установление в России фактической монархии. Гуттаперчевый характер нынешнего режима, сервильность правящего класса не исключают движения в этом направлении. Но логика развития того же режима говорит о том, что на определенном этапе самовластие вырождается, и в условиях фрагментированного общества при слабой силовой составляющей режима оно может существовать только за счет торга, который ввел Ельцин. Суть торга - в раздаче ресурсов в обмен на сохранение власти. Так что отсутствие ротации в Кремле через 10 лет - это неизбежная деградация власти.

Впрочем, как можно избежать перемен на высшем посту, когда неизбежно - в силу демографических причин - предстоит обновление политического класса? Избежать ротации власти можно только путем насилия - а для насилия средств, слава богу, нет. А может быть, Путин докажет свои исключительные лидерские качества? Но в таком случае проявлением лидерства должно стать умение уйти вовремя. В любом случае трудно предположить, что в новой стране, какой, несомненно, станет Россия через 10 лет, лидер будет все тот же, постсоветский. Вероятнее всего, мы увидим в Кремле новое лицо. А каким оно будет, зависит от того, чем закончит Путин, какое наследство он оставит России.

Игорь Бунин:

"ПУТИНА СМЕНИТ ПРЕЕМНИК, КОТОРОГО ВЫДВИНЕТ ПРАВЯЩАЯ ЭЛИТА"

1. Первая проблема - выбор дальнейшего пути политического развития. Выбора между абстрактным авторитаризмом и идеальной демократией, разумеется, не существует. Реальная альтернатива: или дальнейшее выхолащивание системы сдержек и противовесов (при сохранении формальных демократических институтов), или сохранение ее на нынешнем, пусть и ослабленном в 2000 г. уровне (когда резко снизилась, но не исчезла совсем самостоятельная роль региональных элит, негосударственных СМИ и т.д.).

Вторая проблема - соответствие политики власти запросам общества. В настоящее время и коммунистическая, и либеральная культуры находятся в меньшинстве (впрочем, шанс либеральной культуры - в восприимчивости к ней молодежи, сформировавшейся в условиях рыночных отношений). Преобладает стремление к сильному патерналистскому государству с патриотической идеологией. В том случае, если государство, пусть по минимуму (ввиду снижения уровня запросов населения), будет выполнять "отеческие" функции для своих граждан, политика власти будет пользоваться поддержкой большинства населения. Если государство снова окажется не в состоянии своевременно платить зарплаты и пенсии, то наступит разочарование.

Третья проблема - соотношение экономической и административной реформ. Должна ли административная реформа создать условия для проведения экономической (реформа госслужбы, унификация законодательства и т.д.) или она превратится в самоцель, а экономическая реформа окажется на втором плане, что может привести к ее постепенному затуханию. Выбор придется делать очень скоро. Понятно, что "второго издания" гайдаровской шокотерапии не будет, но выбор между либеральным и инерционным вариантами реформирования экономики остается.

Четвертая проблема - определение места России в мире. Цель - стать государством, с которым считаются в мире, но при этом не отгородившимся от сообщества "цивилизованных" стран (членство в "восьмерке", в Совете Европы, планы вступления в ВТО). Россия, очевидно, в целом сохранит западный вектор развития, но постарается избавиться от "комплекса неполноценности" и "комплекса ученичества".

Пятая проблема - неравномерность развития различных территорий. Выделяются центры роста (Москва, Петербург, крупные города, регионы ТЭКа) и депрессивные регионы, диспропорции между ними не уменьшаются. В депрессивных регионах реально делать ставку на "точки роста" вокруг инвестиционно привлекательных предприятий.

Шестая проблема - борьба с преступностью и коррупцией. Революционных успехов добиться вряд ли удастся, но универсализация "правил игры" в экономике может содействовать некоторому снижению уровня коррумпированности общества.

Седьмая проблема - Чечня. Она сейчас отошла на второй план, но от этого не исчезла. Власть пока не смогла решить основной задачи операции - уничтожить террористов. Не удается и создать дееспособные структуры управления республикой. Очевидно, партизанская война и теракты будут продолжаться длительное время - равно как и "выращивание" новой, пророссийской элиты.

Восьмая (последняя в перечне, но далеко не последняя по важности) проблема - создание эффективной системы управления государством, исполнения принятых решений. От того, как она будет решена, во многом зависит и степень (или, в крайнем случае, быстрота) решения остальных проблем.

2. Через 10 лет Россия в лучшем случае сможет "догнать" не самые развитые восточноевропейские страны (например, Словакию). Экономический рост может продолжиться, хотя "экономического чуда" и не произойдет. В политике сохранятся основные демократические институты, однако степень развития гражданского общества останется на низком уровне. И не только из-за политики властей, но и из-за недостаточной востребованности этой идеи в российском обществе. Победы либеральных ценностей, разумеется, не будет, но они не исчезнут и, напротив, смогут несколько расширить свой ареал. Международная роль России будет в значительной степени зависеть от ее способности решать внутренние проблемы. Западный вектор развития в целом сохранится, но будет сопровождаться демонстративными проявлениями российской "самости".

3. Сомнительно, чтобы Владимир Путин управлял страной и спустя десятилетие. Вряд ли удастся провести конституционную реформу, которая разрешала бы президенту баллотироваться в третий раз или увеличивала бы срок президентских полномочий. Такая реформа противоречит интересам многих групп влияния, причем не только тех, кто проиграл в ходе межклановой борьбы 1999-2000 гг. Сменит Путина преемник, которого выдвинет правящая элита (как это произошло во время ухода Бориса Ельцина).

Сергей Кара-Мурза:

"ПУТИН БЫСТРО ИСЧЕРПЫВАЕТ ЗАПАС ХАРИЗМЫ"

1. Вопрос некорректен - неизвестны цели власти. Примем, что она патриотична и ее цель - вернуть жизнь стране. Проблема в том, что силы, породившие хаос и эту власть, хаосом и питаются. Любой порядок для них гибель. Стать власти от хаоса властью порядка - значит оторваться от своей базы и партии. Можно, но трудно. Философия власти шизофренична, она поверила мифам, созданным ею самой для простаков. Слепой ведет слепых. Мы в ловушке, порочные круги связаны в систему. Гибриду Грефа с "Медведем" они не по зубам.

Власть не обрела легитимности, и сдвигов к этому не видно. Не став либеральной, она в то же время сбросила с себя обязанность обеспечивать право на жизнь, а оно в России относилось к категории естественного права. Соединив безответственность тирании с безответственностью демократии, власть утратила оба механизма легитимации.

Надо бы позволить и даже помочь людям восстановить здравый смысл, а потом и диалог, а потом и поиск проекта. Но это и значит "сменить партию". Власть на это не пойдет, это не Сталин. Материализм не дает взлета, но его разрушительная сила безотказна, и мы втягиваемся в зону ее действия. Голод и холод - факторы абсолютные, к тому же они входят в резонанс с социальными и национальными архетипами. Минимум движений, чтобы сбросить намыленную петлю, - передел доходов, отрыв от МВФ и закрытие страны без изоляции. Но и это - уже революция. Если ее делают вместе с властью, это - выздоровление, если против власти, то лишь шанс на спасение. Пока что, разрушая сгустки разума и нагнетая иллюзии, власть охраняет спуск к катастрофе, хотя и стабильный. В ее парадигме шансов на прорыв нет. Модернизировать раненое, с откатом в архаику, традиционное общество труднее, чем советское. Не модернизировать тоже нельзя. Средства у режима негодны, и МВФ бдит. Надежды на хитрость КГБ ("Греф - ширма") утопичны, большой проект не растет на провокации.

2. Прогноз невозможен, только предчувствия. За 10 лет многие системы пересекут критические уровни, произойдет много сломов - в демографии, технологии, культуре. Если кризисы совместятся, удар будет тяжелым. Это очень вероятно. Но общий запас прочности страны оказался больше расчетного. Власть - Кащей, и каждый умерший подпитывает ее своей жизнью, экономит ей топливо, бюджетные расходы. А мрут люди легко, и пока что их много. Похоже, десять лет нас еще протянут без катастрофы, но с большими потерями. Власти не удастся устранить катакомбы, укрепленные этикой выживания. Молекулярное сопротивление позволяет уцелеть в отступлении, но не обещает прорыва. Инерция регресса велика, и через 10 лет мы будем уже "не той" Россией. Если, однако, какая-то цепочка страданий запустит процесс восстановления связного сознания и соединит критическую массу общества, то страна выскочит из ловушки. Пока еще, до смены поколений, восстановление может быть быстрым. Тогда Россия через 10 лет станет жесткой и с большим импульсом развития, и ее не скоро удастся снова придушить. Это ясно всем, и потому у нас нет коридора, только щели. И их быстро заделывают. Тут - кто успеет.

3. Если власть пойдет на революцию сверху, то у власти будет Путин. Поскольку революции снизу за 10 лет не предвидится, то при стабильном режиме вместо Путина будет какой-то выдвиженец какой-то "семьи". Может быть, тот же Путин, но уже без перьев. Не имеет значения. Правый переворот не решит проблемы. Уход Путина будет сложнее, чем уход Ельцина: Путин после Ельцина был многообещающим, но он быстро исчерпывает запас харизмы. К моменту ухода Путина "поле возможного" станет явным, вера в чудо пропадет, пробудится инстинкт жизни, а из него здравый смысл, режим станет "переходным" - к возрождению. Если Путин хотя бы защитит это созревание своим зонтиком - честь ему. Проскочить на старом курсе нестабильное равновесие при уходе Путина режим уже не сможет.

Игорь Клямкин:

"КОНСЕРВАТИВНАЯ ВОЛНА, ПОДНЯВШАЯ ПУТИНА, ЧЕРЕЗ ДЕСЯТЬ ЛЕТ СКОРЕЕ ВСЕГО СПАДЕТ"

1. Эти проблемы можно свести к двум основным. Во-первых, речь идет о принципах и правилах игры, в соответствии с которыми действует государственная власть и соблюдение которых она обеспечивает. Эти принципы и правила должны соответствовать задачам модернизации, а последняя не может быть успешной, если государство остается теневым (а оно пока остается именно таким) и не становится юридически-правовым (пока оно имитационно-правовое, использующее закон инструментально и избирательно, а не как универсальный принцип).

Вторая проблема связана с первой и касается субъекта модернизации и необходимого для ее осуществления правового порядка. Таким субъектом не может быть коррумпированная отечественная бюрократия, принципиально отличающаяся от западной и сама еще не прошедшая школу модернизации. Между тем ставка, похоже, делается именно на нее. Отстранение тех или иных влиятельных групп (руководителей регионов, "олигархов") от принятия политических решений само по себе не устраняет приватизацию государства, а лишь освобождает основного приватизатора административных ресурсов (бюрократию) от конкурентов.

Российская бюрократия может содействовать модернизации в двух случаях. Первый - при ее (бюрократии) подчинении диктаторской власти. Такие примеры в отечественной истории были, они общеизвестны, как известно и то, что речь в этих случаях шла о модернизации вполне самобытной, не имеющей отношения ни к свободной рыночной экономике, ни к правовому порядку. Второй вариант - появление в самом обществе влиятельных и независимых субъектов, заинтересованных в том, чтобы бюрократия играла по универсальным юридическим правилам, а не по нормам теневого кодекса. В современных условиях на эту роль может претендовать российский бизнес, интересы которого все больше расходятся с корпоративными интересами чиновничества и в котором начали формироваться установки на выход из тени. Но чтобы предпринимательский класс мог ее сыграть (и стимулировать тем самым развитие гражданского общества), он должен перестать быть придатком государства, т.е. все той же бюрократии.

Пока создается впечатление, что власть отдает себе отчет в бесперспективности первой, откровенно диктаторской ("опричной") модели и вместе с тем опасается двигаться в сторону второй. Но это и значит, что она осознанно или неосознанно делает ставку на бюрократию, которую надеется крепче пристегнуть к себе с помощью дополнительных бюрократических структур (в надрегиональных административных округах). Проблемы, о которых я говорил, на этом пути решены быть не могут, и до тех пор, пока не появятся внятные симптомы движения в другом направлении, нет оснований говорить о том, что нынешняя власть с обозначенными проблемами справится.

2. Чтобы рассуждать о том, что будет через десять лет, надо знать, что в эти десять лет в России будет происходить, какая будет осуществляться политика. Речь идет не о том, разумеется, что при выборе полисубъектного варианта, при котором власть опирается не только на бюрократию, но и на высвобождаемый из-под ее опеки бизнес, мы станем свидетелями исторического чуда; в указанный срок Россия не станет процветающей - по современным меркам - страной. Однако в этом случае она получит импульс модернизационного развития, что при моносубъектном (бюрократическом) варианте крайне сомнительно.

На сегодняшний день окончательный выбор, похоже, не сделан (по крайней мере обществу он не предъявлен, что ведет к нарастанию неопределенности и неуверенности). Однако тенденции, которые просматриваются, позволяют предполагать, что власть склоняется к бюрократической модели, которая в силу ее неэффективности будет тяготеть к трансформации в более традиционную для России авторитарно-бюрократическую модель (в исполнении Путина или политика откровенно традиционалистского толка, который может стать конкурентом Путина уже на следующих выборах). При том, что полисубъектная модель была бы более перспективной, Россия, похоже, вошла в консервативный политический цикл, когда реформаторские задачи уступают место задачам упорядочивания и стабилизации ("укрепления властной вертикали"). Учитывая, что первые задачи в России все еще далеки от разрешения, нет оснований полагать, что консервативная стабилизация может быть устойчивой. Но десять лет (примерно, конечно) могут уйти при этом на изживание политическим классом и обществом нынешних консервативных надежд и иллюзий, после чего вполне мыслимо начало нового реформаторского цикла.

3. Я в этом сомневаюсь. И дело не в том даже, что в 2010 г. Путин сможет быть президентом только при изменении нынешней Конституции. Дело в том, что консервативная политическая волна, поднявшая Путина, к тому времени скорее всего спадет, и появится спрос на новых лидеров реформаторского склада. Однако и конституционные нормы я бы со счета не сбрасывал. Максимум, на что может рассчитывать нынешний президент, - это остаться у власти до 2011 г. (в том случае, если ему удастся добиться продления президентского срока до семи лет). Но и это не выглядит сегодня реалистичным, равно как и введение конституционного права на третий срок. Что же остается? Коронация? Но фантазии на эту тему пусть остаются привилегией наших монархистов.

Сергей Марков:

"ЗАДАЧА ВЛАСТИ - ВОССТАНОВИТЬ И НАЦИОНАЛИЗИРОВАТЬ ГОСУДАРСТВО"

1. Основные проблемы нынешней российской власти:

- восстановить государство. Государство находилось в течение предыдущих 10 лет в полуразрушенном, полуприватизированном состоянии. Задача - восстановить его и национализировать, то есть вырвать из-под власти финансовых, региональных и усилившихся последнее время силовых олигархов;

- при этом государство нужно восстановить не советское и авторитарное досоветское, а современное демократическое. То есть надо найти новую демократическую форму российской государственности - чего пока не было в российской истории;

- нужно сформировать не только государственные институты, но и негосударственные, такие, например, как права частной собственности;

- необходимо четко разделить сферу рыночную и нерыночную. Рыночная сфера - поле приложения частной инициативы, нерыночная сфера - обеспечивает всеобщий интерес, определяется политической волей большинства населения;

- необходимо выработать стратегию модернизации России. Нынешняя программа - не стратегия, а тактика, и не для страны в целом, а только для экономики;

- необходимо духовное возрождение страны, восстановление в правах морали, в том числе трудовой. Нужна объединяющая система ценностей, идеалов, норм поведения - то есть широкая идеология. Большинство населения России является не экономически ориентированным. Для них порядок - это не только социально-экономическая стабильность, но и ощущение справедливости общественного жизнеустройства. Общей идеей такой интегрирующей идеологии могла бы стать формула: "Россия должна стать Европой, но сохранить русскую душу".

Для реализации стратегического проекта модернизации России необходимо формирование субъекта модернизации. В его состав могут войти модернистски настроенная часть бюрократии, социально ответственная часть бизнеса, конструктивно ориентированная на сотрудничество с властью часть интеллигенции и оформившаяся, вставшая на ноги часть гражданского общества.

Российская власть имеет ряд признаков, которые делают возможным выполнение этих задач: в кремлевскую команду входят молодые, великолепно образованные, европейски ориентированные, по большей части разделяющие патриотические ценности профессионалы. Они полны амбиций вернуть России статус ведущей мировой державы. Накоплен огромный опыт реформирования, существует поддержка большинства населения, постепенно складывается консенсус по поводу основных целей общества.

В то же время есть ряд характеристик, которые мешают российской власти стать лидером стремительной модернизации: "экономикоцентризм", узкий идеологический подход, недооценка роли духовных и - шире - социальных факторов в преобразованиях общества. У российской власти слабое чувство ответственности перед гражданами, высокий уровень моральной, экономической и криминальной коррупции.

2. Через 10 лет Россия не будет в целом принципиально отличаться от России сегодняшней. Во всяком случае, ее отличие от России сегодняшней будет на порядок меньше, чем отличие России-2000 от России-1990. Важнейшей проблемой станет не возрождение государства, а экономический курс правительства. Оформятся две основные группировки: левые будут настаивать на протекционистских мерах для российских производителей и по стимулированию внутреннего рынка, а правые будут выступать за поощрение производства. Правые выдвинут две модели: одна будет ориентирована на рост национального капитала, но свою программу будет обосновывать не столько экономическими, сколько идеологическими тезисами в духе русского консерватизма. Вторая правая программа будет апеллировать к необходимости большей интеграции российской экономики в мировую, требовать стимулирования экспорта. Она выразит, с одной стороны, интересы крупнейших транснациональных корпораций (как российских, работающих на внешние рынки, так и западных, действующих в России в рамках анклавного капитализма), а с другой - интересы нового поколения, очень космополитического по своему мировоззрению. Политическая активность пенсионеров снизится, а молодежи, наоборот, резко возрастет. Часть молодежи будет поддерживать радикальный правый космополитический проект скорейшей интеграции российской экономики и общества в мировую, в том числе - вступление России в некоторые международные организации, которые будут несколько ограничивать российский суверенитет. Другая часть выберет радикальный левый проект, связанный с левым терроризмом. Межнациональные отношения в России станут на порядок более спокойными, однако чеченский терроризм останется постоянным фактором. Большую роль в радикальном левом проекте сыграет молодежь, которая будет выступать под лозунгами более справедливого социального порядка и нового смысла жизни. Экологическое движение ("зеленые") ассимилирует в себя часть "ЯБЛОКА" и займет его место в российском политическом спектре.

Ведущую роль в экономике России по-прежнему будет играть добыча природных ресурсов; в то же время оформится новое направление, связанное с чем-то вроде производства программного продукта и высоких гибких технологий. Однако эти новейшие направления Россия будет развивать не самостоятельно, а в союзе с крупнейшими западными корпорациями, которые будут эксплуатировать российскую интеллектуальную силу, но в то же время обеспечивать выход этой высокотехнологической продукции на мировые рынки. Российские корпорации самостоятельно сделать это не смогут из-за некоторой изоляции России на мировой арене. В разгаре будут споры о роли религии и церкви в жизни общества. Развернется также острая дискуссия о возможности стремительного развития образования, поскольку к этому времени оформится противоречие между бурно развивающимся образованием на Западе - все будут говорить об образовательной революции - и российским образованием, серьезно отстающим (прежде всего по причине крайне малого финансирования из бюджета).

3. Через 10 лет Путин будет заканчивать свой второй (уже семилетний) срок президентства. Президентские выборы будут ориентировочно назначены на лето 2011 г. В стране будет ожесточенная дискуссия между основными претендентами на пост президента. Два политика будут претендовать на то, что они являются наследниками Путина: один - выходец из "Союза правых сил", другой - из государственной бюрократии. В то же время левая оппозиция выдвинет своего кандидата. Путин не сможет четко определить своего преемника, но проблема преемника не будет стоять так же остро, как это было для режима Ельцина. Эпоху Путина станут рассматривать как подававшую большие надежды, но реализовавшую только часть из них. Но в то же время общий итог правления Путина будет рассматриваться как безусловно положительный. В заслугу второму российскому президенту будет поставлен выход страны из кризиса, так что положение в ней будет все больше напоминать то, что существует в целом классе государств Восточной, Центральной и Юго-Восточной Европы. То есть в результате правления Путина Россия станет значительно более нормальной страной, более похожей на другие и в этом смысле - более европейской. В то же время будет некоторое разочарование, поскольку того рывка, который обещали первые два года правления Путина, так и не произошло. К президенту все будут относиться с равным уважением, а газеты - гадать, куда он направит свою активность после окончания второго срока, так как в отличие от других лидеров он уйдет с поста президента еще очень молодым и энергичным.

Андраник Мигранян:

"БЕЗ АДЕКВАТНОГО ВЛАСТНОГО МЕХАНИЗМА НЕВОЗМОЖНО РЕШИТЬ НИЧЕГО"

1. В первую очередь это проблема консолидации власти как по вертикали, так и по горизонтали, и в связи с этим восстановление субъектности государства, которая была утеряна за годы хаотических реформ и неразберихи. Начиная с периода правления Горбачева у нас думали, что вся проблема в том, чтобы подготовить хорошую программу экономического или социального развития. И практически никогда не говорилось о том, какой властный механизм необходим для того, чтобы реализовать даже самую лучшую программу. Без адекватного властного механизма невозможно решить ничего.

Программ было много, но в итоге, с одной стороны, мы получили распад Советского Союза, с другой - приватизацию государства олигархическими кланами. Так что сегодня главная проблема - это проблема самой власти, ее консолидация и восстановление субъектности государства.

Вторая проблема. Конечно, можно консолидировать власть, но надо знать, для чего она консолидируется. Перед государством должны быть поставлены определенные цели и задачи. Необходима определенная программа вывода экономики из кризиса, решения социальных проблем и определения основного вектора развития российского государства, российской экономики и российской социальной жизни.

Мне представляется, что сейчас такой программы нет. Возможно, в ближайшее время и не может быть создана некая детализированная, всеобъемлющая программа. Но пока не видно даже, чтобы было движение в соответствующем направлении. Потому что экономический рост, который мы сегодня имеем, в основном, к сожалению, зависит от цен на энергоносители.

Пока что, думаю, проблема не в том, чтобы программа Грефа, или чья-то еще программа, была создана и реализована - нет даже ряда шагов, которые методом проб и ошибок предпринимали бы власти и которые могли бы дать определенный результат. В период Великой депрессии администрация Рузвельта тоже не имела никакой заранее продуманной программы и действовала методом проб и ошибок, а в конечном счете это вылилось в некую стройную систему, которая оказалась в состоянии вывести американскую экономику и общество из глубочайшего кризиса.

Третья проблема. За последние 10 лет, а может, и больше, России, увы, так и не удалось органично включиться в складывающуюся новую систему международных экономических, политических, военных отношений и структур. Россия не смогла - или Советский Союз не смог - свою военную мощь, присутствие в Европе, разделенность Германии "обменять" на западные инвестиции и постепенную интеграцию в международную систему разделения труда, органично модернизировать экономику и политическую систему и стать частью цивилизованного мира. В итоге мы попали в положение еще худшее, чем в начале перестройки. Тогда хоть было что конвертировать и на что, а сегодня мы оказались в грандиозных долгах, на периферии цивилизованного мира, имея только сырьевые ресурсы и довольно отсталую экономику. Мы уже не с позиции силы пытаемся обменять свою силу, влияние и присутствие в мире, достойное и равное с другими, а как бы являемся просителями. Фактически сегодня, для того чтобы нас пустили в цивилизованное сообщество, мы должны принять все те условия, которые нам будут ставить.

Так что пока Россия имеет ограниченную субъектность как внутри страны - она, как я уже говорил, только восстанавливает свою субъектность, консолидируя власть по горизонтали и по вертикали, - так и в международных отношениях, где она скорее является объектом, чем субъектом. Пространство бывшего Советского Союза и сама Россия являются сегодня объектом воздействия как с Запада, так и с Востока и с Юга. Может ли наша власть в этих условиях зависимости и ограниченных ресурсов адаптировать Россию к миру - пока однозначно ответить невозможно.

Уже удалось добиться определенных результатов в деле консолидации власти: сломлен Совет Федерации как институт, который некоторые сравнивали с Боярской Думой, законы на местах приводятся в соответствие с Конституцией РФ, снята с повестки дня - по крайней мере сейчас - угроза распада страны. В этом же ряду - назначение генерал-губернаторов, попытка сломить региональную фронду. Есть некие достижения и по горизонтали: государство пытается ввести в рамки те естественные монополии, которые фактически вышли из-под контроля государства и диктовали ему свои условия, - "Газпром", МПС, РАО "ЕЭС", ОРТ... Власти удается, ведя борьбу с олигархами по всем этим направлениям, деприватизировать государство и институты власти. Но пока что все это находится на начальном этапе. Насколько успешным будет дальнейшее движение - говорить пока что рано. Хотя по крайней мере за последние 15 лет, с начала перестройки, впервые мы видим попытку переломить ситуацию, видим процесс, обратный ослаблению федеральной власти и распаду государства.

В экономическом плане, увы, реальных достижений мало. Программа Грефа - или новая экономическая программа - не введена в действие. Осуществляются некие попытки налоговой реформы и некие другие меры по стимулированию экономического роста, но все они весьма приблизительны, конкретных результатов пока нет.

2. России в ближайшие годы придется решать те проблемы, которые перечислены выше, и у меня есть серьезные сомнения в том, что и через 10 лет они будут решены.

Если первые 10 лет после распада Советского Союза фактически стали периодом растаскивания страны, разграбления ресурсов и превращения России в периферию мировой экономической, политической и социальной жизни, то ближайшие 10 лет мы попытаемся переломить негативные тенденции. Нам предстоит, вернув государству субъектность, нащупать пути создания экономических, социальных, культурных, научных предпосылок к тому, чтобы встать на колею, которая ведет куда-то.

Если через 10 лет мы увидим хотя бы первые признаки продвижения и в экономике, и в политике, и во включение в международные структуры, то сможем сказать, что десятилетие не прошло даром.

3. Я думаю, что если Путину удастся за ближайшие 8 лет решить проблемы, о которых речь шла выше, или по крайней мере восстановить субъектность государства, а в экономической сфере создать новые точки роста, начать органичный процесс интеграции российской экономики в мировую экономику и решить проблему адаптации России к миру - если он со всем этим справится, то я не исключаю, что первые два президентских срока не будут пределом для такого политика.

Россия только для сумасшедших или российских либералов-радикалов (что одно и то же) является демократической страной. Это страна типично переходного типа, а успешные трансформации всегда происходят при определенной преемственности власти. Об этом говорит опыт Китая с Дэн Сяопином, Чили, Южной Кореи, об этом говорит даже опыт Франции после 1958 г. - де Голль правил 10 лет и в принципе мог бы оставаться у власти и дольше, просто майская революция 1968 г. его вынудила уйти. Он ушел, но голлизм остался, и его преемники продолжили эту власть.

Собственно говоря, и наш опыт говорит об этом. Сейчас, может быть, не принято об этом вспоминать, но сам факт длительного пребывания Сталина у власти был определенной гарантией как быстрой радикальной модернизации российской экономики, так и победы в войне. И если бы на первых этапах у нас была чехарда во власти, то трудно представить, какие могли бы быть результаты - как в войне, так и в процессе модернизации. Даже Америка в кризисный период пошла на беспрецедентный для этой страны шаг и готова была 16 лет иметь во главе государства Франклина Рузвельта (хотя четвертый срок он и не дослужил), человека, который успешно справлялся с теми вызовами, с которыми столкнулась эта страна.

Речь, повторяю, не идет о том, Путин ли это будет, Иванов, Петров или Сидоров. Путин, может быть, даже на второй срок не будет избран, если он вообще ни с какими проблемами не справится. Но власть - это тот инструмент, с помощью которого надо осуществить определенные цели. Для этого надо иметь определенное видение, ставить те цели, которые действительно могут вывести страну на другой уровень.

Будут у Путина серьезные достижения, будет определенный успех, - тогда я не исключаю, что если уж Америка нарушила традицию двух сроков в случае с Рузвельтом, то Россия, которая не является длительной демократией, так же легко может внести поправки в свою Конституцию для того, чтобы снять эти преграды. Кстати, она могла бы сделать это и в случае с Ельциным. Если бы Ельцин был достаточно здоров, думаю, ничто бы не помешало тому, чтобы он и в третий раз стал президентом. По крайней мере, в наших условиях даже при той, неконсолидированной, власти это можно было бы организовать и обеспечить.

Вячеслав Никонов:

"В РОССИИ ЗА ДЕСЯТЬ ЛЕТ МОЖЕТ ПРОИЗОЙТИ ЧТО УГОДНО"

1. Проблемы, стоящие перед властью, хорошо известны. Это - подъем экономики, а благодаря этому - жизненного уровня людей; создание дееспособных госструктур, действующих в демократическом и правовом поле; обеспечение безопасности и национальных интересов, в том числе через интеграцию в глобализирующийся мир; формирование российской идентичности.

В принципе все эти проблемы разрешимы и по плечу действующей власти. Для долгосрочного подъема экономики нужны частная собственность на землю, низкие налоги и нормальный инвестиционный климат. Шаги в этом направлении по крайней мере предусмотрены.

В политической сфере после деприватизации государства и революционных изменений в федеративных отношениях делать практически ничего не нужно. Особенно нежелательно сейчас трогать Конституцию, записывать туда 7 федеральных округов (их институционализация - путь к распаду страны в будущем) и наступать на прессу. Боюсь, власть может проявить здесь излишнюю активность.

Перспективы нашей интеграции в мир зависят не только от России, но пройти свою часть пути она в состоянии. Безопасность может быть достигнута только при подъеме экономики, который позволил бы, помимо прочего, наконец-то провести военную реформу.

Формирование самоидентичности общества в принципе невозможно без государственных символов, и Путин прав, занявшись этим вопросом.

2. Как показывает опыт, в России за десять лет может произойти что угодно. Если исходить из существующих трендов и из замечания Путина о том, что он - не сторонник экспериментов над людьми, то картина может выглядеть следующим образом. Россия будет существовать в нынешних границах, возможно, за исключением Чечни. Экономика вырастет в полтора-два раза, что выведет нас на нынешний уровень жизни продвинутых государств Восточной Европы или даже слабых стран Евросоюза. То есть в Питере будут жить, как сейчас в Москве, в облцентрах - как сейчас в Питере, а в деревнях - как сейчас в райцентрах. Мы будем членами ВТО и ОЭСР, "восьмерка" (с нашим участием) превратится в "десятку" или "клуб двенадцати". Ни в ЕС, ни в НАТО Россия не вступит. У нас разовьется электроника, появятся нормальные отечественные телевизоры, бытовая техника и приличные автомобили совместного производства. Интернетом будет пользоваться до 30% населения.

Ситуация в политике предопределится тем, решится ли Путин на ревизию Конституции. Если да, то с большой вероятностью мы получим более жесткий режим, чем сейчас. Если нет - более мягкий. Авторитаризма, даже если власть этого очень пожелает, уже не получится: страна и мир - не те. Полноценной демократии тоже не будет - в любом случае на ее становление требуются не годы, а десятилетия. В Думе (даже при изменении правил игры) будет заседать 4-5 партий. "Независимую газету" люди будут читать, а Виталий Третьяков станет уважаемым дуайеном журналистского корпуса.

Нестабильность чем дальше, тем больше будет идти с юга - от исламской "дуги нестабильности". Остро будет стоять проблема Калининграда, со всех сторон окруженного странами Европейского союза и, вероятно, НАТО. К 2010 г. волна расширения Североатлантического блока явно докатится до Прибалтики. Белоруссию все активнее будут втягивать в западную орбиту. Украина постарается избавиться от нашего Черноморского флота. На Востоке мы будем продолжать спорить с Японией из-за Курильских островов, решать проблемы китайской иммиграции и опасаться нестабильности, исходящей из объединяющейся Кореи.

3. Вполне возможно, что Путин будет президентом и через 10 лет, особенно если дела в стране пойдут хуже, чем я предсказываю. В этом случае вряд ли удастся избежать закручивания гаек, и одним из компонентов этого процесса, несомненно, станет продление срока президентских полномочий. Если же Россия будет развиваться, как на дрожжах, то в 2008 г. Путин с легкой душой и с чувством выполненного долга, может, и не назовет прямо, но намекнет на своего преемника. Его фамилию мы еще не знаем или знаем плохо. Почти уверен, что к этому времени будет создана партия власти (без кавычек) и у нее будут все шансы сохранить за собой пост главы государства. При хорошем сценарии народ не станет менять коней на переправе, а при плохом - у народа могут и не спросить. Партии, приходящие к власти в посттоталитарных странах, обычно долго ее не отдают. Итальянская ХДП и немецкий ХДС/ХСС правили около 20 лет, японская ЛДП - все 50. Потеря преемственности нам не грозит.

Владимир Рыжков:

"РОССИЯ БУДЕТ СТРАНОЙ С СИЛЬНОЙ ВЛАСТЬЮ, МАЛОРАЗВИТЫМ ГРАЖДАНСКИМ ОБЩЕСТВОМ И СЛАБЫМИ ИНСТИТУТАМИ ДЕМОКРАТИИ"

1. У власти нет ясной стратегии повышения общей конкурентоспособности России (государства, общества, экономики) в условиях глобализации, роль гражданского общества и его институтов в решении этой задачи явно недооценивается, делается чрезмерная ставка на административную централизацию и бюрократическую машину. Сохраняются коррупция, недостаток профессиональных кадров, низкая общая культура политического класса. В условиях отсутствия политической стратегии способность решить эти проблемы я оцениваю не очень высоко.

2. Россия через 10 лет будет страной с сильной и централизованной властью, сильно коррумпированным и чрезмерным госаппаратом, малоразвитым гражданским обществом и слабыми институтами демократии. Экономика - умеренно растущая, низкотехнологичного, вторичного типа. Россия будет региональной державой, отношения которой с другими странами окажутся проблематичными на всех основных внешнеполитических направлениях.

3. Возможно, будет Путин, возможно, тот, на кого укажет Кремль. Вряд ли главой государства сможет стать кандидат от оппозиции (левой или правой). Вероятность появления серьезной оппозиционной партии (с массовой поддержкой со стороны населения, ясной альтернативной программой, самостоятельной и независимой от власти финансовой базой), на мой взгляд, ниже 50%.

Алексей Салмин:

"ПРОБЛЕМЫ ВЛАСТИ И ПРОБЛЕМЫ СТРАНЫ - НЕ ОДНО И ТО ЖЕ"

1. "НГ" сэкономила бы на бумаге, если бы попросила перечислить проблемы, которых у нынешней власти нет… Но если пытаться быть серьезным (а любой прогноз серьезен лишь в силу условностей жанра), то трудно говорить о "проблемах власти" вообще. Прежде всего - что такое "власть"? Видимо, подразумевается президентство в сочетании с так называемой "исполнительной вертикалью". Потом надо ясно понимать, что проблемы власти и проблемы страны - не вполне одно и то же. Бесчисленные проблемы страны становятся проблемами власти в той мере, в какой от их решения или от неспособности их решить зависит судьба самой власти: ее стабильность, ее авторитет, ее образ в истории, ее ответ на Страшном Суде, наконец. Но даже так суженно трактуемые проблемы власти неоднородны и не могут рассматриваться в одном контексте. Их несколько условно можно разделить на непредсказуемые и на те, что могут стать актуальными в краткосрочной и среднесрочной перспективе, а также в неопределенном будущем. Непредсказуемые могут возникнуть по какой угодно причине в любой момент: природная или техногенная катастрофа, непросчитываемые пока стечения обстоятельств, способные привести к падению цены на нефть или на доллар, или на рубль, судьбы отдельных людей и т.д. и т.п. Краткосрочные - в основном те, что уже существуют, осознаны и решаются в меру способностей власти и ресурсов, которыми она располагает. Если же проблема имеет средне- или долгосрочный характер, то это значит не то, что ее надо будет решать через пять лет или когда-нибудь, а то, что уже лет через пять или, если повезет, в несколько более отдаленном будущем решать ее будет если не поздно, то существенно труднее. Долгосрочные проблемы - это те, которые и решать обычно приходится долго.

Очевидно, что власть сегодня, то есть в краткосрочной перспективе, обладает несколько большими ресурсами для решения большинства "предсказуемо непредсказуемых", а также уже обозначившихся проблем, чем, скажем, год назад. Эти ресурсы - устойчиво высокая популярность главы государства, вполне сносное отношение в обществе как к правительству в целом, так и к наиболее заметным его членам, "страх человеческий", пока еще внушаемый федеральной властью властям регионов, отнюдь не в последнюю очередь - некоторый запас нефтедолларов и, наконец, выжидательная пауза, которую в целом выдерживают западные правительства и институты.

В ближайшее время федеральной власти предстоит дать ответ на несколько вызовов (кроме непредсказуемых). Это, очевидно, демонстрация эффективности при обеспечении энергетического выживания Севера и Дальнего Востока; убедительная демонстрация того, что преимущества зимнего периода в чеченской кампании использованы максимально; удовлетворительное с точки зрения престижа власти и сохранения стабильности в регионе решение вопроса о законном переизбрании или непереизбрании на третий срок президента Татарстана; создание фундамента таких отношений с новой администрацией США, которые исключали бы неприятные сюрпризы в среднесрочной перспективе; подготовка к возникновению ситуации, когда цены на нефть вновь станут падать.

В среднесрочной перспективе кроме десятков непредсказуемых проблем надо будет пристойным для общественного мнения образом решать проблемы внешней задолженности, износа технологических систем, отношений власти с так называемыми силовыми структурами, доминирующими центрами влияния в мировой политике и экономике, журналистским сообществом в России (если оно сохранится как что-то значимое) и т.д. Необходимо будет как-то реагировать на дальнейшее расширение НАТО на восток. Придется искать решения чеченской проблемы, а также вырабатывать модели поведения по периметру границ РФ и отчасти бывшего СССР. Вероятно, но не обязательно, придется наконец озаботиться судьбой нашего Дальнего Востока и Северного Кавказа. В любом случае надо будет постоянно напряженно думать о том, как поддержать "рейтинг" власти, и о том, оправдывает ли цель (победа с использованием признанной во всем цивилизованном мире процедуры выборов) вложенные средства.

Теперь о долгосрочной перспективе (в указанном выше смысле). Десятки непредсказуемых "проблемных блоков" выносим за скобки… Инстинкт самосохранения власти - если сам он сохранится - заставит ее делать все, чтобы общество чувствовало, что с каждым днем положение в той стране, какой будет к тому времени наша Родина, хотя бы понемногу, но улучшается. Альтернатива: власти - вероятно, хотя не обязательно, новой - придется проповедовать населению контролируемой ею территории философию осажденной крепости. Это может затянуться на неопределенный срок, если, конечно, власть сумеет быть убедительной во всех смыслах слова. Если, однако, положение в стране все же будет действительно или "виртуально", как говорят сейчас, улучшаться, то вступит в действие так называемый "закон Токвиля": люди склонны бунтовать не тогда, когда их положение невыносимо, а тогда, когда, в общем, можно как-то жить. И желательно было бы, чтобы к этому времени власть сумела решить основные проблемы, существование которых делает самый ее фундамент ненадежным, а действия и их оправдание - неуверенными.

Во-первых, проблему самоидентификации, то есть понимания того, что есть нынешняя Россия. Наследница ли она тысячелетнего государства со всеми его достоинствами и недостатками, наследница переворота 1917 г. или совершенно новое государство, сотворенное нами в 1991 г. Этот политический и правовой вопрос имеет и практические грани. В России будет трудно когда-нибудь утвердить частную собственность на твердом правовом основании без принципиального решения вопроса о реституции собственности, отчужденной в прошлом незаконным путем.

Во-вторых, проблему отношений государства и основных конфессий, в том числе, конечно, той, без которой нашего государства просто не существовало бы, - православия. Сегодняшняя правовая база этих отношений противоречива, вопрос по умолчанию как бы не существует, но бомбы замедленного действия имеют, к несчастью, обыкновение взрываться.

В-третьих - проблему территориально-государственного устройства. С этой точки зрения сегодняшняя Россия - клубок правовых противоречий. Без ясного понимания - и воплощения в законах - того, как должен действовать у нас принцип субсидиарности (оптимального распределения полномочий и ответственности между разными уровнями законно избранной власти), Россия неопределенно долго будет жить в режиме "ручного управления", а для неоднородной в этническом и конфессиональном отношении страны это особенно опасно. Опасно это и для той формы правления, которая уже стала ценностью, по крайней мере для части населения нашей страны.

В-четвертых - проблему соотношения верховной власти и власти административной. Непонимание того, что администрация, бюрократия - отнюдь не естественное продолжение верховной власти, а весьма своеобразный общественный организм, нередко подводящий своего "хозяина", является причиной многих бед в российской истории. Понять, что верховная власть и администрация - не кентавр, а всадник и конь, которого надо объезжать, предстоит прежде всего самой верховной власти, потому что бюрократия это в действительности всегда отлично понимала, но никому не рассказывала.

Едва ли без решения этих проблем России удастся "сосредоточиться" так, чтобы осуществить три главные задачи, стоящие перед страной и бросающие вызов ее будущему: технико-экономической модернизации, создания общества, в котором благосостояние было бы нормой, и создания государства, не враждебного гражданину и пользующегося уважением в мире.

2. Российская империя в 1900, 1910 гг., РСФСР в 1920 г., СССР в 1930, 1940, 1950, 1960, 1970 (!), 1980 (!!), 1990 (!!!) гг., РФ в 2000 г. Если на Землю не упадет астероид и если парниковый эффект, мирный атом, говяжья или какая-нибудь иная неприятная болезнь и т.п. вконец не загубят человечество, то 2010 г. будет для России ничем не выдающимся в этом ряду.

3. Нет достаточных оснований считать, что ни за что не будет. Впрочем, см. ответ на предыдущий вопрос. Сегодня просящихся на язык имен нет.

Виталий Третьяков:

"ВЫХОДА У РОССИЙСКОЙ ВЛАСТИ НЕТ: ЛИБО УСПЕХ, ЛИБО СМЕРТЬ"

1. Основных проблем четыре, причем весь фокус состоит в том, что их непременно нужно решать все вместе, а не ограничиться решением лишь одной или двух.

Первая. Завершить политические и экономические реформы в стране, избежав при этом обычного для всех российских реформаторов алгоритма действий, когда вся тяжесть реформы падает исключительно на народ, а их плоды достаются в основном правящему классу.

Вторая. Сделать процесс становления гражданского общества в России необратимым, не принеся его в жертву экономической модернизации страны. Авторитаризм дозволен лишь в его просвещенном варианте и исключительно в терапевтических дозах - как неизбежное лекарство от самодержавия великой и ужасной российской бюрократии и алчности дикого капитализма.

Третья. Органично вписать специфику русской демократии и русской экономики (включая "вопрос о земле") в глобальное и глобализованное мировое общество XXI века.

Четвертая. Проблема депопуляции.

Это - стратегические цели. Нынешняя власть России должна не только начать движение к ним, но и как можно дальше продвинуться в этих направлениях. Завершать будут другие.

Я не говорю о возрождении России как великой державы (во всех позитивных смыслах), ибо, с одной стороны, это просто категорический императив, так как иначе страну с такой территорией сохранить нельзя. А с другой стороны, величие можно возродить, лишь достигнув всех четырех поставленных целей.

Это должное. А теперь о способности нынешней власти реализовать должное.

Тут несколько аспектов.

Конкретно нынешняя власть (в кадровом смысле) гарантированно реализовать это не может.

Если под "властью" понимать Путина как президента (а команда будет модернизироваться), то потенциал налицо. Но пока лишь как потенциал, правильно проявляющий себя в самых очевидных и потому простых действиях.

Кроме того, настораживают элементы бонапартизма, возможно, вынужденного, у Путина.

Впрочем, как всегда, все дело в чувстве меры и в нацеленности бонапартизма. Бюрократию без кнута не победить, но кнутом должен быть закон.

Ставлю 80 против 20 на то, что успех будет. Просто выхода у нынешней российской власти нет. Либо успех, либо смерть.

Другое дело, что, как всегда в России, многое хорошее сделают лишь наполовину. Православное сибаритство - вот бич нашей власти, даже успешной.

2. Через 10 лет, то есть в 2010 г., вся Россия будет либо как Москва сегодня - то есть тех же щей, но погуще влей. Это пессимистический сценарий.

Либо гораздо, на порядок (кое в чем на порядки) лучше, чем сегодня: мощь возродится, экономическое процветание проклюнется, демократия развернется вширь, вглубь и вверх (формы русской демократии - отдельная тема), постсоветское пространство частично вновь подсоберется вокруг Москвы. Это сценарий оптимистический.

Я в целом верю в него. Но...

- кое-что очень важное мы обязательно до конца недоделаем;

- пары серьезных внутренних кризисов не избежать;

- и как минимум один серьезнейший международный кризис нас ждет.

В целом же мы, очевидно, ступили на восходящую линию развития. Если глупостей не наделаем - неузнаваемо к лучшему изменится страна к 2010 г.

3. О Путине. Если через 10 лет (то есть за пределами нынешнего конституционного срока) он будет возглавлять страну, значит, не получилось то, что России необходимо.

Он может стать успешным (и для истории России, и для себя) президентом, только если уложится в легитимные сроки. Не уложится - руководить ему будет нечем.

А сменит его, разумеется, тот, кто будет премьер-министром в 2009 г. Здесь мы останемся консервативными. Думаю, фамилию этого человека мы сейчас не знаем, как не знала страна Путина в 1998-м, Ельцина в 1985-м, Горбачева - в 1984-м.

Марк Урнов:

"СЕГОДНЯ МЫ СТОИМ НА РАЗВИЛКЕ..."

1. Масштабы проблем, стоящих перед нынешней российской властью, прямо пропорциональны масштабам задач, которые она вынуждена сегодня решать.

А задачи эти крайне сложные. Речь идет о создании эффективной системы государственного управления, о реформе и усилении судебной системы, о создании условий для развития нормальных партий, о подавлении организованной преступности, о нормализации ситуации на Северном Кавказе, об обеспечении политической стабильности и благоприятного инвестиционного климата, о проведении болезненных реформ социальной сферы и бюджетной системы, о реформировании армии, об оптимальном позиционировании России во внешнем мире, и пр.

Уже одно короткое перечисление показывает, что эти задачи не имеют краткосрочных решений. Кроме того, совершенно очевидно, что усилия по решению каждой из этих задач будут до определенной степени усложнять решение всех остальных, задевая интересы весьма влиятельных сил и многочисленных групп населения.

Ответ на вопрос о том, в какой мере власть способна все эти задачи решить, существенным образом зависит от реалистичности ожиданий. Понятно, что ни за четыре, ни за восемь лет "первичный бульон" посткоммунистического общества невозможно превратить в хорошо структурированную и отлаженную систему. Так что если трезво оценивать ситуацию, то нынешняя власть в лучшем случае могла бы создать основы для подобной кристаллизации, закрепить начавшийся выход общества из организационной и психологической стагнации, в которой оно находилось последние два-три года президентства Ельцина.

Способна ли власть сделать это? Объективные предпосылки на сегодняшний день у нее имеются. Более того, можно смело утверждать, что с момента развала советского строя ситуация никогда не была более благоприятной для крупномасштабных политических и экономических инициатив государства. Президент молод, здоров и энергичен; экономическая ситуация улучшается (спасибо девальвации и высоким ценам на нефть); доверие к власти и общественный оптимизм находятся на рекордном для последних 15 лет уровне; региональные элиты пока еще боятся открыто сопротивляться инициативам федерального Центра; коммунисты утратили контроль над Думой.

Насколько власть сумеет реализовать эти преимущества и продвинуться в решении стоящих перед ней задач, во многом зависит от единства, слаженности и тонкости действий президентской команды.

Между тем именно здесь на сегодня существуют серьезные проблемы. Единства действий зачастую нет, тонкости - порой тоже. В результате ошибки и "грубости" покрываются и сглаживаются за счет одного ресурса - очень высокого доверия к президенту со стороны общества. Но этот ресурс не безграничен и не вечен. Всякое общество непостоянно в своих пристрастиях, российское - не исключение.

То, что единой мощной команды у президента пока нет, - не удивительно. Взлет Путина был слишком быстрым, чтобы такая команда успела сложиться и тем более обрести опыт совместной реализации сложных многошаговых стратегий. Однако объяснимость и естественность "слабых точек" власти этих слабостей не устраняет. Драматизм или, если угодно, напряженность положения в том, что времени на формирование команды у президента немного.

2. Так что сегодня мы стоим на развилке - перед двумя равновероятными, к сожалению, сценариями развития событий.

Успеет президентская команда сложиться и приступить к активным действиям до того, как ресурс доверия общества Путину и цены на нефть начнут снижаться, - значит, у России появляется шанс на выход из системного кризиса и реальное обновление. В этом случае наша страна через 10 лет будет выглядеть более или менее пристойно. Благосостояния на уровне постиндустриальных обществ Западной Европы и Северной Америки, конечно же, не будет. Характерной для этих обществ отлаженности государственной машины и развитости гражданского общества тоже ждать не следует. Но продвижение в желаемом направлении будет вполне ощутимым. Хотя тоже не везде, а в первую очередь в "точках роста" - в мегаполисах и в некоторых секторах экономики.

Если же президентская команда вовремя не сложится, то импульс будет утерян, преимущества останутся не реализованы, а государство и общество окажутся вновь в состоянии "броуновского движения". Описывать, как будет выглядеть Россия в этом сценарии, не хочется, особенно под Новый год.

3. То, что Путин будет переизбран на второй срок, у меня пока сомнений не вызывает. А будет ли он и через 10 лет по-прежнему руководить страной, зависит от того, как через 5-7 лет будет выглядеть российская Конституция, т.е. увеличат ли в ней срок президентских полномочий. Возможность таких изменений Конституции напрямую зависит от популярности президента среди населения и его авторитетности в элитах. А это, в свою очередь, зависит не только от того, успеет ли он вовремя сформировать сильную и единую команду, но и от большого числа других плохо прогнозируемых факторов. Так что ответа на этот вопрос у меня нет.

Как нет ответа и на вопрос, кто сменит Путина. Опыт последних президентских выборов показал, что в нашей стране прогнозировать в этой области на период, превышающий полгода, бессмысленно.

А сказать, кто будет лидером страны через 7 лет, вряд ли возможно даже в отношении Северной Кореи.

Александр Ципко:

"ЧЕРЕЗ ДЕСЯТЬ ЛЕТ РОССИЯ УСПЕЕТ УСТАТЬ ОТ "ЖЕЛЕЗНОЙ РУКИ"..."

1. Путину, как и многим его предшественникам, решение морально-политической проблемы дается легче, чем экономических и социальных. Он активен во всем, что касается идеологии, устройства государства, борьбы политических сил, но до сих пассивен, не определился окончательно во всем, что касается экономики. Разрыв между нынешними глубинными реформами во всем, что касается и государства и его идеологии, и косметическими переменами в экономике - становится ахиллесовой пятой режима Путина. В надстройке и политике мы наблюдаем волю, решимость идти до конца. В экономике - напротив, созерцательность, надежды на автоматизм саморазвития. Трудно также объяснить созерцательность и пассивность во всем, что касается проблем преступности. Путин берет под свой контроль расследование громких заказных убийств. Но воз и ныне там.

Угрозы для власти Путина и нынешней политической стабильности будут быстро возрастать по мере исчерпания нынешних экстенсивных факторов развития, по мере уже скорого приближения к полной изношенности основных фондов, доставшихся нам в наследство от СССР. К тому же в условиях нынешней рыночной экономики, когда обострена жажда достатка и красивой жизни, трудно удерживать стабильность и консенсус исключительно за счет идеологии и политических побед.

Есть определенное сходство между началом Горбачева и началом Путина. И в первом, и во втором случаях бешеная популярность достигается благодаря прорыву в идеологии. Гласность Горбачева реабилитировала правду, мораль, общечеловеческие ценности. Путин реабилитировал российский патриотизм, национальное достоинство, государственнические ценности. Он достиг консенсуса подавляющей части общества вокруг программы сохранения, целостности, упрочения российской государственности.

Путин не только покончил с синдромом национального унижения, освободил национальное сознание от прежней угнетенности, но и обеспечил основные политические условия сохранения российской государственности. Вторая чеченская война положила предел и распаду СССР, и начавшемуся распаду РСФСР. Центр вернул себе контроль над регионами и региональными элитами, добился восстановления единого правового пространства, политического и экономического единства страны. Восстановился авторитет армии как гаранта национальной безопасности.

Но чем быстрее наступление на идеологических и политических фронтах, тем острее проблема экономического и социального тыла. При нынешнем тощем бюджете в 20-30 млрд. долл. Россия может еще сохраниться, но лишена шансов на развитие. Пока что нет средств на восстановление властной вертикали, на содержание армии, государственного аппарата, правоохранительных органов. Сталин обеспечил державную мощь СССР, индустриальный рывок за счет коллективизации, мобилизации экономических и людских ресурсов села. За счет чего обеспечит державную мощь России Путин? Пока что вопрос остается без ответа.

Если Путин продолжает верить в возможность прорыва на пути либерализации экономики, то что следует делать, чтобы вывести из тени половину нашей экономики, избавиться от черного нала, создать конкурентную среду? Неужели он на самом деле верит, что само по себе снижение ставки налога сделает нашу экономику прозрачной?

Общество, как и при Ельцине, беззащитно перед преступным миром. Государство обеспечивает безопасность только для узкой группы высших чиновников. До сих пор криминальные авторитеты решают, кому из бизнесменов жить, а кому умереть. Нельзя всерьез говорить о государстве, если киллер больше защищен, чем судьи и прокуроры.

2. Для того чтобы обеспечить экономические и социальные условия выживания государства, Путин скорее всего пойдет по пути возвращения аппарату командных высот в экономике, во всей общественной жизни. Нынешняя реабилитация государственных интересов во внешней политике предполагает и более жесткое, прямое отстаивание государственных интересов в экономике. У Путина не будет времени ждать плодов очередной либеральной революции. В ближайшие десять лет мы будем решать проблему экономических ресурсов прежде всего путем новой национализации, возвращения природной ренты в руки государства. Спасти нынешнюю Россию от самораспада и саморазложения можно будет только при помощи чрезвычайных мер в борьбе с преступностью.

3. Если Путин не решится захватить командные высоты в экономике и пойти на жесткие меры в борьбе с преступностью, то новая политическая элита, которую составляют в основном выходцы из силовых структур, сменит его на более жесткого и властного лидера. Так что гадать, сколько лет Путин будет при власти, очень трудно. Многое зависит от того, какими методами он будет укреплять экономические и социальные предпосылки российской государственности. Ясно только, что в ближайшие десять лет роль силовиков и силовых методов в нашей политической жизни будет возрастать. Рассчитывать на либерализацию складывающегося сейчас режима не приходится.

Но этот цикл ужесточения власти будет намного короче, чем в советское время. У Путина нет и не может быть своей КПСС, со своей мессианистской идеологией, не может быть своего ЧК. Правый авторитаризм, к которому мы сейчас идем, в большинстве случаев более мягкий, чем левый авторитаризм.

@@@
Россия сегодня, завтра и через десять лет. Страна и власть
Россия создает крупную военную базу в Центральной Азии
Россия-Азербайджан: вместе и навсегда?
СНГ готово к реальной интеграции
США снова заговорили о выводе войск из Ирака
Селезнева признали проигравшим
Смерть спустилась с гор

Смогут ли бедные страны победить голод

@@

Нобелевский лауреат Норман Борлоуг, кажется, знает, как это сделать

2000-05-16 / Александр Моисеев



ЗАСУХА, наводнения, гражданские войны, вызвали в последнее время острую нехватку продовольствия по крайней мере в 38 странах Азии и Африки. В обнародованном в Риме документе Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) названы "на грани голодной катастрофы" такие страны, как Ангола, Бурунди, Мозамбик, Республика Конго, Эритрея, Эфиопия, Гвинея-Биссау, Кения, Либерия, Мавритания, Руанда, Сьерра-Леоне, Сомали, Судан, Танзания, Уганда, Северная Корея. В этих странах сложилась особенно катастрофическая ситуация с продовольствием из-за гражданских конфликтов и огромного количества беженцев и перемещенных лиц.

По прогнозам демографов, к 2025 году число землян вырастет на 2 миллиарда человек и превысит 8 миллиардов. Сможет ли человечество прокормить себя в таком количестве, в таких экологических и политико-экономических условиях?

Нобелевский лауреат Норман Борлоуг считает, что это возможно.

Тридцать лет назад этот американский ученый получил Нобелевскую премию мира за оказание помощи страдающим от недоедания и стремление смягчить проблему голода на нашей планете. Сейчас Норману Борлоугу 85 лет. Он выступает за использование генетически измененных растений и продолжает настаивать на том, что основная проблема человечества состоит в распределении продуктов питания.

По мнению Нормана Борлоуга (и, кстати, специалистов Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), на планете следует дополнительно ввести в сельхозоборот еще около двух миллиардов гектаров земли. Речь в первую очередь идет о Латинской Америке и Африке.

Многие возлагают большие надежды на биотехнологию, "генную революцию". Этими же проблемами занимается и Норман Борлоуг. Он сторонник генной инженерии, но обращаться с генами и растениями, убеждает американский ученый, следует осторожно, ответственно, корректно. Что же касается жарких дискуссий вокруг новейших биотехнологий и трансгенных растений, ученый полагает, что в этом деле не может быть "нулевого риска", однако полемика полезна, поскольку пробуждает у людей интерес к проблемам производства продуктов питания: без достатка в пище человечеству не выжить.

Борлоуг убеждает: "Истина состоит в том, что если высокоразвитые государства, испытывающие избыток продовольствия, хотят сохранить свой уровень жизни, они должны помогать развивающимся странам. Потому что полуголодное население не остановят ни Средиземное море, ни Атлантический океан. Голодные устремятся туда, где есть пища и благополучие. Что лучше: позволить голодающим и нищим ворваться в ваш дом или помочь им, чтобы они оставались жить у себя? Богатые государства вряд ли могут спать спокойно, пока не обеспечена продовольственная безопасность во всех странах. Уж слишком мир наш взаимосвязан и взаимозависим!"

@@@
Смогут ли бедные страны победить голод
Советы для прокуроров
Современная "философия интернационализма"
Соотечественникам нужен "НЭП"
Стихи писал между делом
Сунниты Ирака вернутся во власть
Тандем культ-туристов

Трубопроводы строят незаконно

@@

Проект закона о магистральном транспорте не могут принять уже десять лет

2005-06-08 / Елена Тихомирова



Президент ОАО «АК «Транснефть» Семен Вайншток объявил вчера о твердом намерении компании «выйти на побережье Баренцева моря» с ориентацией на Североамериканский рынок нефтепродуктов. Подробно рассказывать о проекте строительства северного нефтепровода он посчитал преждевременным. Однако добавил, что проект уже одобрен правительством и Минэкономразвития. «Нужно изменять направление поставок», – объяснил Семен Вайншток, подчеркнув важность «пластичности» в бизнесе и то, что «Европа перекормлена нефтью». Он предостерег и от того, чтобы слишком большие надежды возлагать на восточное направление: «К сожалению, 50 млн. т, которые Россия поставляет на Тихоокеанский рынок, никак на него не влияют».

@@@
Трубопроводы строят незаконно
Туркмения присоединится к Nabucco
Удержать рубль от укрепления почти невозможно
Хозяин сверхглубокой
Цвет мирового антиквариата в Манеже
Церковный корабль
Чернобыльское мясо – Москве и москвичам

Экологи грозят МОК судом

@@

Приезд делегации Международного олимпийского комитета в Сочи не оправдал ожиданий Гринпис

2008-04-24 / Игорь Наумов







Представители Гринпис уверены, что олимпийское строительство разрушает хрупкую экологию Сочи.

Фото Григория Тамбулова (НГ-фото)

Приезд делегации Международного олимпийского комитета (МОК) в Сочи с первой проверкой хода подготовки города к Играм-2014 не оправдал ожиданий российских экологов. Они не получили поддержки в вопросе переноса санно-бобслейной трассы и горной олимпийской деревни от границ Кавказского биосферного заповедника. Представители Гринпис в РФ намерены добиваться правды в суде, подав иск против МОК.

Вчера представители Гринпис России встретились в Сочи с членами Координационной комиссии Международного олимпийского комитета для обсуждения экологических проблем, которые возникли в ходе подготовки к зимней Олимпиаде-2014.

Со стороны российского правительства в дискуссии принял участие глава Минприроды Юрий Трутнев. Позицию оргкомитета «Сочи-2014» представлял его президент Дмитрий Чернышенко.

Еще несколько дней назад недовольные близостью олимпийских объектов к Кавказскому заповеднику представители экологических организаций возлагали большие надежды на первую инспекционную поездку в столицу зимней Олимпиады 2014 года делегации МОК. Однако их расчеты на поддержку МОК в вопросе переноса санно-бобслейной трассы и горной олимпийской деревни дальше от границ Кавказского заповедника не оправдались.

@@@
Экологи грозят МОК судом
Электронно-цифровое лето