"Мавроди нельзя ставить на одну доску с наперсточником"

@@

Обманутые вкладчики "МММ" требуют от Генпрокуратуры предъявить ему обвинение в создании преступного сообщества

2003-02-10 / Иван Сас Потерявшие свои деньги под обломками финансовой пирамиды "МММ" намерены придать уголовному преследованию Сергея Мавроди неожиданный поворот. Если это им удастся, любитель бабочек предстанет перед судом в ипостаси создателя преступной организации, которая не только обирала доверчивых инвесторов, но и отмывала добытые преступным путем капиталы. Об этом рассказал в интервью "НГ" председатель московской общественной организации "Объединение вкладчиков "МММ" Левон Сарвазян. Беседа же началась с животрепещущего для тысяч жертв финансовой пирамиды вопроса.



- Левон Самсонович, насколько увеличились шансы у членов вашей организации вернуть утраченное с задержанием отца-основателя "МММ" Сергея Мавроди?

- От его ареста нам, к сожалению, ни холодно, ни жарко.

- Но люди надеются, что с его задержанием будут найдены и арестованы его личные счета, принадлежащие ему имущество, капиталы, и все это даст возможность компенсировать потери вкладчиков...

- Из личного имущества у Сергея Мавроди остались телевизор "Рубин" и снегоход марки то ли "Сибирь", то ли "Урал" еще советского производства. Тем не менее этот человек украл частных инвестиций граждан России на общую сумму 70-80 миллиардов долларов, выдав инвесторам никем не признанные ценные бумаги своей компании. И нельзя сказать, что эти капиталы куда-то испарились. Активы "МММ" давно переведены на третьих или даже четвертых лиц. Они уже отмыты и крутятся в "Газпроме", "Норильском никеле", "Сургутнефтегазе" и других высокоприбыльных компаниях, во многих строительных структурах, на них скуплено множество жилых квартир, иной недвижимости в Москве, Санкт-Петербурге, других городах. Многое, конечно, ушло за рубеж.

- Получается - ни шансов, ни надежд? Чтобы экспроприировать все это и вернуть украденное обманутым, пожалуй, потребуется революция.

- Ошибаетесь. Мы свои надежды связываем не с личностью арестованного Мавроди, не с революцией, а с законом, с тем, что Генпрокуратура, Следственный комитет при МВД России, судебные органы займут позицию, соответствующую нашей Конституции, законодательству, что они проявят волю и доведут дело "МММ" до логического конца.

Ранее такой воли государство не проявляло. В 1994 году было возбуждено 4 уголовных дела в отношении "МММ", после чего я добился судебных решений, согласно которым 1800 членов нашей организации признаны потерпевшими и имеющими право на возмещение нанесенного им ущерба с учетом инфляции. Это, пожалуй, наше главное обретение. Однако реализовать это право оказалось делом неимоверно трудным.

Приведу примеры. В 1997 году нам удалось добиться решения столичного ГУВД о выделении на компенсации понесенного ущерба вкладчиками "МММ" 658 тысяч рублей, что на то время соответствовало примерно 120 тысячам долларов. Это были деньги "МММ", арестованные ранее. Вся сумма была переведена на депозитный счет Хамовнического суда. Суд распорядился ею более чем странно. При наличии 610 исполнительных листов членов нашей организации компенсации получили 30 человек, которых мы вообще не знаем. Хотя по закону деньги следовало распределить пропорционально числу всех имеющихся исполнительных листов.

- Эта скандальная история, помнится, обошла все СМИ.

- Шума было много. Мы добились в Мосгорсуде отмены решения Хамовнического суда, возбуждалось уголовное дело в отношении судьи, но все кончилось ничем - наши вкладчики не получили ни копейки.

Второй вопиющий факт. В 1999 году, когда уголовное дело по "МММ" было передано Следственному комитету при МВД России, был наложен арест на имущество "МММ", общая стоимость которого составила около 40 миллионов долларов. Следствие передало эти средства на обеспечение вступивших в силу судебных решений о возмещении ущерба пострадавшим. Судебные исполнители должны были в пятидневный срок исполнить решения судов, но этого не было сделано и за семь месяцев. После чего Верховный суд РФ, рассмотрев жалобу лиц, управлявших упомянутым имуществом, в отсутствие других заинтересованных сторон снял арест с этого имущества на том основании, что Сергей Мавроди не был учредителем и руководителем организации, а являлся всего лишь владельцем 10 акций, хотя в материалах уголовного дела имелись все доказательства того, что все попавшее под арест имущество было приобретено на средства вкладчиков. Понятно, что здесь не обошлось без влияния высокопоставленных чиновников, у которых, как говорится, рыльце было в пуху "МММ".

- Для оказания помощи пострадавшим в ходе приватизации в России выделялись кредиты международными организациями, в том числе Всемирным банком. Досталось ли что-нибудь обманутым вкладчикам "МММ"?

- Указом президента Ельцина был образован общественно-государственный фонд защиты прав вкладчиков и акционеров. Этот фонд получал сначала 2, а после - 0,5% от приватизации. Всемирный банк выделил фонду кредит в размере 31 миллиона долларов. Есть сведения, в частности, из Счетной палаты РФ, что эти средства полностью до расчетного счета фонда не дошли. Мы обращались туда с просьбами оказать помощь хотя бы инвалидам Великой Отечественной войны, но и им было отказано. Чиновники фонда обзывали их "халявщиками, решившими разбогатеть", рассказывали бедным старикам о бесплатном сыре, который бывает только в мышеловке. Как будто государство не призывало своих граждан активно участвовать в инвестировании средств в рыночную экономику. Разговор об этом фонде - это особая песня. При бюджете, который доходил до триллиона рублей (неденоминированных), он выплачивал компенсации инвалидам войны 1-й группы - таких-то в стране раз-два и обчелся, - не более тысячи рублей, независимо от размера понесенного ущерба.

- Как вы намерены выбираться из этой "судебно-правовой" колеи?

- Во-первых, на днях мы направим в Генпрокуратуру заявление о том, чтобы Сергею Мавроди предъявили дополнительное обвинение по ст. 210 УК РФ - как организатору преступного сообщества. Ведь обвиняя его в мошенничестве, следствие ставит организатора крупнейшей финансовой пирамиды на одну доску с рыночным наперсточником. Если наше заявление будет удовлетворено, следствие получит право и возможность рассматривать все 300 фирм и прочих структур "МММ" как соучастников преступного сообщества и соответственно беспрепятственно налагать аресты даже на личное имущество тех, кто участвовал в этом сообществе и незаконно обогащался. Ведь до сих пор скупщиков имущества на грязные деньги "МММ" признавали добросовестными приобретателями.

Во-вторых, мы изменили стратегию нашей борьбы. Мавроди теперь для нас - не главный ответчик. Ответственность за содеянное должно нести государство. В сентябре минувшего года мы от имени 500 членов нашей организации подали в Пресненский межмуниципальный суд жалобу на Минфин. Это ведомство в соответствии с законом являлось и является ответственным контрольным органом на рынке ценных бумаг, однако ничего не предприняло, чтобы оградить своих сограждан от мошенников типа Мавроди. Более того, Минфин сам нарушал установленные им же правила. 85-90% биржевых сделок совершалось именно на акциях "МММ", хотя они вообще не имели права даже на лотах стоять. Минфин, лицензируя биржи, делал вид, что это его не касается.

- Но в Пресненском суде вы получили отказ.

- Пресненский суд при рассмотрении жалобы допустил столько грубейших нарушений, что Мосгорсуд (в минувший четверг. - "НГ") отменил решение первой инстанции и потребовал пересмотра дела.

- Какая сумма возмещения ущерба фигурирует в вашем иске к Минфину?

- Общая сумма компенсационных требований членов нашей организации на 1999 год составляла 82 миллионов долларов, но она может достичь 500 миллионов.

- За счет чего может произойти такой резкий скачок?

@@@
"Мавроди нельзя ставить на одну доску с наперсточником"
"Международной жизни" - 45 лет
"Память неба"
"Повелитель горячей воды" может стать мэром
"Уступать не намерен"
"Черная дыра" российской геополитики
"Это послание политической элите страны"

«Лебедев активно противостоит обвинениям»

@@

Начинается суд по делу главы МФО МЕНАТЕП

2004-04-15 / Дмитрий Симакин







Адвокат Евгений Бару (на переднем плане) уверен в стойкости своего подзащитного.

Фото Фреда Гринберга (НГ-фото)

Сегодня в Мещанском суде Москвы начнутся предварительные слушания по делу главы МФО МЕНАТЕП Платона Лебедева. Как заявил вчера на пресс-конференции адвокат Евгений Бару, «защита имеет право заявить ходатайства об исключении каких-либо доказательств, если они были получены с нарушением УПК, а также поставить вопрос о возвращении дела в прокуратуру». Но главное, что намерены сделать адвокаты Лебедева, это подать ходатайство об освобождении их подзащитного из-под стражи. «Срок содержания Лебедева под стражей закончился 30 марта, – пояснила адвокат Елена Липцер. – К этому времени дело уже было передано в суд, и Лебедев стал автоматически числиться за судом. Но с 30 марта ни одного заседания суда о продлении ему срока содержания под стражей не было. 6 апреля Мещанский суд вынес постановление о назначении предварительного слушания, в котором одной строчкой написано: «Меру заключения оставить прежней». Между тем, как утверждает адвокат, «Европейский суд неоднократно указывал, что практика, когда при передаче дела в суд человек автоматически продолжает содержаться под стражей, является грубейшим нарушением Европейской конвенции о правах человека».

По мнению Липцер, если Лебедев останется под стражей на весь период рассмотрения дела в суде, это приведет к дальнейшему нарушению его прав. «Судя по объему уголовного дела, судебные разбирательства будут длительными, – говорит адвокат. – И если он (Лебедев. – «НГ») будет ежедневно доставляться в суд в тех условиях, в которых конвоируются заключенные российских СИЗО, очевидно, что это повлечет необратимые последствия для его здоровья».

@@@
«Лебедев активно противостоит обвинениям»
«Следствие освободило Зайнуллина до суда, чтобы не опозориться»
«Томскнефть» не хочет замечать уголовного дела
«Три кита» перевесили одного следователя
Абазинский аул не хочет жить под генералом Семеновым
Адмирал Куроедов и 33 несчастья
Акционирование по-уральски

Акция: Госдеп США призывают ответить за генконсула

@@ 2008-10-07







Фото Сергея Приходько (НГ-фото)

В минувшее воскресенье у здания посольства США в Москве представители молодежных общественных организаций провели пикет в поддержку жителя Приморья Александра Кашина (на фото), который 10 лет назад стал инвалидом по вине бывшего генерального консула США во Владивостоке Дагласа Кента. Участники пикета намерены требовать от Госдепартамента США достойной денежной компенсации для Александра Кашина за причиненные страдания.

В ноябре 1998 года на одном из перекрестков в центре Владивостока автомобиль генерального консула США во Владивостоке Дагласа Кента на большой скорости врезался в автомобиль, на заднем сиденье которого находился 23-летний Александр Кашин. В результате аварии он получил серьезные травмы позвоночника и стал инвалидом. В ходе расследования вина Кента была установлена, однако из-за дипломатического иммунитета виновника дело прекратили. Трижды суды США выносили решения в пользу Кашина, но каждое решение было оспорено. В августе 2007 года по постановлению Апелляционного суда Сан-Франциско дело было закрыто. Как пояснили Кашину адвокаты, на компенсацию он рассчитывать не может и дальнейшие судебные разбирательства невозможны. В феврале этого года Александр начал голодовку, и Госдеп США уведомил Кашина о готовности выплатить ему в качестве компенсации 2,4 млн. руб. Кашин от этих денег отказался, заявив, что «подобная сумма не покрывает причиненный ему моральный и физический ущерб».

@@@
Акция: Госдеп США призывают ответить за генконсула
Английские булавки Ирины Понаровской
Банкротство по-псковски
Барак и Арафат поедут в Вашингтон
Больше не наливать
Бомбоубежище для чиновницы
Борьба за русских летчиков продолжается

В Казани осудили русский экстремизм

@@

Пятеро активистов РНЕ приговорены к тюремному заключению

2008-05-27 / Ян Гордеев



В понедельник в Казани Советским районным судом вынесен приговор шести обвиняемым по делу татарстанского отделения «Русского национального единства» (РНЕ). Подсудимые обвинялись в организации экстремистского сообщества, разбое, незаконном обороте взрывчатых веществ и вымогательстве. Уголовное дело было начато летом 2006 года. Возбужденное по рядовой статье «Хулиганство», со временем оно переросло в резонансное расследование.

Судебное разбирательство по делу «русских экстремистов» длилось ровно восемь месяцев – с 25 сентября 2007 по 26 мая 2008 года. В июле 2006 года казанская милиция задержала членов РНЕ – Екатерину Мельникову и Антона Духовича за потасовку на Арском городском кладбище, где те, якобы, избили осквернителей могил. Обоим были предъявлены обвинения в хулиганстве, с них взята подписка о невыезде. В октябре 2006 милиция задержала других членов РНЕ – Евгения Назарова, Олега Ухванисова и Леонида Кислинского. Им были предъявлены обвинения в нападении на чернокожего студента. В отношении задержанных возбудили уголовное дело по ст. 282 УК РФ («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства с применением насилия»). Задержанных также отпустили под подписку о невыезде. Через небольшое время следствие забрал отдел по расследованию убийств и бандитизма прокуратуры Татарстана, где два неприметных уголовных дела объединили в одно. Мельникова, ее гражданский муж Александр Павлов, Кислинский и Назаров были заключены под стражу по обвинению в организации экстремистского сообщества. Эпизод о нападении на кладбищенских вандалов, с которого и началось дело, был переквалифицирован на статью «Разбой».

По версии следствия обвиняемые во главе с Мельниковой пытались вымогать деньги у предпринимателей, а когда это не удалось, Мельникова дала задание своим сообщникам приобрести взрывчатку, чтобы припугнуть несговорчивых коммерсантов. Также следствие утверждает, что обвиняемые планировали нападение на одно из районных управлений милиции с целью раздобыть оружие.

Адвокаты обвиняемых настаивали, что свидетельские показания, на которых основывалась база обвинения, были получены под давлением, путем шантажа и угроз. А само дело появилось, мол, потому что в властям Татарстана срочно понадобился прецедент существования «русского экстремизма». До этого все уголовные процессы подобного рода касались лишь местных исламских радикалов, в основном татар по национальности и «исламский перекос» стал слишком заметен, чтобы власти продолжали сохранять прежнее спокойствие. По версии защиты, власти руководствуются формулой: если в Татарстане есть экстремизм исламский, представленный татарами, то должен быть и экстремизм русский.

@@@
В Казани осудили русский экстремизм
В Литве судят невиновных
В Москву со своими патронами не летают
В Ростове-на-Дону начался суд над полковником Будановым
В деле американского шпиона-наркомана появляются первые жертвы
В другой стране
В круге втором

В результате оперативных действий

@@

Суд по делу управляющего «Самаранефтегаза» пройдет в закрытом режиме

2006-02-22 / Андрей Бондаренко



28 февраля в Самаре пройдет предварительное слушание по уголовному делу, главным фигурантом которого является управляющий ОАО «Самаранефтегаз» (стопроцентная «дочка» ЮКОСа) Павел Анисимов. 6 февраля дело было передано в суд отделом по особо важным делам прокуратуры Самарской области. На уголовное дело постановлением прокурора Самарской области Александра Ефремова наложен гриф «Секретно». Как сообщил «НГ» источник в облпрокуратуре, «отдельные материалы этого дела были получены в результате оперативных действий, поэтому было засекречено все дело».

@@@
В результате оперативных действий
В спасении отказано
В странах СНГ: обольщение Кремля
Виктор Калюжный: "Сделать Каспий морем мира и стабильности"
Винни-Пух и все-все-все...
Второй президент России
ГАИ работает по-старому

Год после Олега Николаевича

@@

Дочь режиссера Анастасия Ефремова рассказывает о Благотворительном фонде Олега Ефремова

2001-05-24 / Анастасия Ефремова Год назад около семи часов вечера по Москве разлетелась страшная весть: у себя дома умер Олег Николаевич Ефремов. Уже телевизионные новости передавали о смерти, а кто-то все продолжал не верить, что такое возможно: в газету позвонили из Петербурга, от Додина, - правда или нет? Эпоха Ефремова, время Ефремова - тот случай, когда любое такое гигантское сравнение будет верным. Обаяние, которому не было границ. Трагедия для близких, которыми в тот момент почувствовали себя очень многие. Даже видавшие его однажды или несколько раз полагали, что сложились какие-то личные, от других обособленные отношения. Трагедия для МХАТа имени Чехова, большая часть которого тогда находилась на зарубежных гастролях, из-за чего похороны отложили на неделю. Память об Олеге Николаевиче дорога для нас, как и для его учеников по театру - не только "Современнику" или МХАТу. Сегодня мы публикуем монолог дочери Ефремова Анастасии Ефремовой, которая учредила Благотворительный фонд Олега Ефремова и стала его президентом.







ПАПА никогда не говорил сложно и красиво, но простота его речи была иногда так впечатляюща! Какие-то фразы, оброненные им, запомнились на всю жизнь. "Не менять своих убеждений - безнравственно", - как-то бросил мне он. Я вроде пропустила мимо ушей, потом стало доходить, как до жирафа, и доходит, надо сказать, до сих пор.

Мама с папой разошлись, когда мне было всего три года. Долгое время, как, вероятно, во многих семьях в такой ситуации, отец для меня был связан с какими-то невероятными подарками. Это самые первые от него ощущения, раньше театра, кино и радио. Огромное розовое атласное одеяло в дедушкиной комнате на Староконюшенном или двухколесный велосипед с толстыми красными шинами на даче в Абрамцево. Отец мало мной занимался - это с лихвой восполняли его родители, мои любимые, покойные ныне, бабушка Анна Дмитриевна и дедушка Николай Иванович. Они заслуживают отдельной книги, которую я обязательно напишу.

Слава его была особенной. Начальником он был, собственно, не для всех, а вот любили и уважали его, по-моему, все, с кем приходилось по жизни сталкиваться. Я, приходя куда-нибудь и называя свою фамилию, стопроцентно знала реакцию - всегда улыбки, желание помочь, удовольствие от соприкосновения с носителем имени.

Навсегда запомнилась одна поездка. Мне было лет 14, я была сослана на дачу в Серебряный Бор готовиться к школьным экзаменам. Невыносимо скучно и тоскливо пропадать летом над учебниками. Вдруг позвонил папа, спросил: "Хочешь поехать в Житомир?" Он недавно поставил знаменитых "Сталеваров", а его стажер повторил постановку в Житомире. Но дело было не только в спектакле, а в том, чтобы ехать на новоприобретенном "Мерседесе". И вот мы тронулись через Киев в Житомир со всякими разными остановками. На стоянках вокруг нас всегда толпа. Я-то сначала принимала их за папиных поклонников, но скоро стало ясно, что "Мерседес" настолько поражал их воображение, что зачастую Ефремов оставался неузнанным. На обратном пути за рулем в темное время был шофер, а мы с папой сидели на заднем сиденье и мне мучительно хотелось прижаться к нему, положить голову ему на плечо, но что-то мне мешало. И как же потом я жалела об этом и особенно как жалею сейчас! Наверное, он ждал от меня - от девочки, от дочки - ласки, ведь он очень часто рассказывал, какая ласковая я была в детстве. А я стеснялась открыто проявлять свои чувства.

ЕФРЕМОВ И ТЕАТР-ДОМ

Олега Ефремова знали и любили как актера, постановщика, руководителя театра, деятеля культуры, но, на мой взгляд, значение его личности этим не исчерпывается. Уход отца подвел какую-то не слишком четкую, но ощутимую черту. Число его соратников уменьшается, из старой гвардии держится - дай Бог ему здоровья и бодрости - один Юрий Петрович Любимов. Все больше театров, во главе которых стоят актеры или директоры, а это означает исчезновение театра-дома, столь существенного для России. Нет носителя художественной идеи, которая одна только и может создать, как говорилось раньше, "коллектив единомышленников", а пользуясь сегодняшним языком - команду. О том, что эта идея не умерла, но напротив - наиболее плодотворна, свидетельствует взлет питомцев Петра Фоменко, ныне российского режиссера номер один. Но тут же вопрос: если даже ему, всей жизнью доказавшему редкий дар Строителя театра, не предоставляют нормальных условий, необходимого пространства, а в то же время дают помещение совершенно коммерческому Театру Луны, то какие приоритеты сегодня властвуют? На этом примере наглядно видно противостояние театра художественного и того, что обычно называют массовым. Главный, если не единственный аргумент в пользу последнего - коммерческий успех, высокие цены, полные залы. Как на последних премьерах чеховского МХАТа - "Девушки битлов", "Номер 13". Но это, конечно, не единственные примеры. Много и других трупп. Казалось бы, большие деньги - факт бесспорный. Но вот началась Театральная олимпиада, к организации которой, кстати, тоже был причастен отец. И оказывается, что на спектакли Стрелера, Уилсона, Някрошюса, к коммерческим никак не относимым, тоже трудно попасть - при космических ценах. Зритель, от имени которого так часто выступают, голосует и за настоящее искусство, а не только рвется на поделки, которые ему пытаются навязать.

ИДЕЯ ФОНДА

Идея создания Фонда - даже не идея, но мысль о чем-то подобном - родилась из полного отчаяния, из невозможности примириться с уходом папы. Первые два месяца после его смерти я будто стояла на краю воронки, куда меня затягивало, и была только одна мысль - не упасть. Упасть я не могла себе позволить - трое детей на руках, не очень маленьких, но нуждающихся в материнской заботе. Фонд помог мне выжить. Я спокойно теперь себя чувствую, я совершенно точно знаю, что это дело моей жизни. Хотя только сейчас, вступив в сообщество благотворительных фондов, я поняла, что это такое. Прежде, не имея ни малейшего представления ни о структуре, ни о задачах, я понимала только одно - надо что-то сделать, чтобы Олег Ефремов остался не только в прошлом. МХАТ выбрал свой путь, да и не следует, на мой взгляд, отождествлять фигуру отца только с Художественным театром - она масштабнее, крупнее. Для нас с братом недопустима была сама мысль о скором забвении: вот отец ушел, появились прощальные статьи, передачи - и все, больше ничего не будет. Я задумалась над идеей Фонда, потом как в омут с головой, окунулась в работу. Сначала как-то быстро и легко все получалось - регистрация Устава, на которую обычно уходит месяца полтора, заняла всего три дня, причем на абсолютно законных основаниях. Просто благодаря папиному имени. И, несмотря на паническую растерянность, в которой я пребывала постоянно, родилось чувство, что я на правильном пути. Первым, к кому я обратилась, был Михаил Сергеевич Горбачев, с папой их связывала искренняя и давняя дружба. Он тут же принял меня и настолько горячо поддержал идею создания Фонда, что все остальное мне было психологически просто. Практика фондов предусматривает попечительские советы, я сама вела переговоры с замечательными людьми, которые намерены не просто числиться на бумаге, но активно помогать: Галина Борисовна Волчек и Егор Владимирович Яковлев, Кирилл Юрьевич Лавров и Иосиф Давыдович Кобзон, Михаил Сергеевич Боярский и Эрнст Иосифович Неизвестный, которому я позвонила в Штаты, - он тут же радостно согласился принять участие в нашей работе. Юрий Михайлович Лужков тоже, как я надеюсь, не формально дал согласие войти в наш попечительский совет, мы очень рассчитываем на его содействие в решении стоящих перед Фондом проблем.

КОМИССИЯ ПО ТВОРЧЕСКОМУ НАСЛЕДИЮ

Недавно, в середине апреля, была создана Государственная комиссия по творческому наследию Олега Ефремова, хотя положение о ее деятельности должно быть утверждено в мае. Нам сообщили об этом лишь две недели назад. Хотелось бы знать, что входит в планы, в намерения данной комиссии, - странно, что наследники (я - театровед, Михаил - заслуженный артист России) не только не включены в ее состав, но даже не были информированы о ней, хотя мы все же имеем некоторое отношение к личности, которой комиссия собирается заниматься. Мы узнали о ней чисто случайно - в кабинете отца осталось много его личных вещей; на протяжении многих месяцев пытаясь выяснить их судьбу, мы и получили письмо из отдела музеев Министерства культуры о том, что теперь этот вопрос будет решать вот эта самая комиссия. В общем-то, довольно странно: творчество - одно, материальные ресурсы - несколько другое. Для проведения намеченных нами выставок совершенно необходимы вещи из кабинета. Фонд для того и создан, чтобы открыть доступ всем желающим. Естественно, основное - чтобы память об отце была живой. А как это сделать конкретно? Тут возникают сложности, поскольку папа не был книжным человеком, хранил дома немного записей, документов, фотографий. В основном все это - за последний период - находится во МХАТе. Что-то сейчас собираем по крупицам, из архивов Центрального детского, ныне Молодежного театра, "Современника" (оттуда многое уже отдано в ЦГАЛИ, туда тоже надо обращаться), из записей на радио, на телевидении. Везде встречаются отзывчивые люди, которые помогают, но, естественно, сталкиваемся с необходимостью что-то выкупать, за что-то платить... Задачи Фонда широки, поскольку мы не имеем права сводить папину деятельность только к театральному реформаторству, к рождению Студии молодых актеров, из которой вырос "Современник", к попытке обновления МХАТа.

К сожалению, я поняла это только недавно, само слово "фонд" порой вызывает не самые положительные чувства. Во многом идея благотворительной организации, которая собирает и направляет средства на добрые дела, многими фондами была запятнана и даже опорочена. К тому же мне, чистому гуманитарию, тяжело разбираться в финансовых и юридических хитросплетениях, их еще пока немного, но явно предстоит с ними сталкиваться. А хотелось бы заниматься чистой благотворительностью. К примеру, я просто влюблена в Музей Чехова в Мелихове, это место было очень дорого отцу, он был там за четыре дня до своей смерти. К сожалению, мелиховский музей далек от процветания, возможность собрать средства на поддержку его научного центра уже была бы колоссальной наградой за то, что я сейчас начала делать и что отнимает столько сил, труда и нервов. Мы хотели на Международном фестивале, который проводится в Мелихове, учредить премию Олега Ефремова - пока не удалось. В центре открыта небольшая выставка, посвященная отцу, в основном его мелиховские фотографии. 20 мая, в годовщину дня, когда он там был за 4 дня до смерти, мы привезли в дар центру последнюю запись отца на радио. Конечно, все, что заинтересует центр, все, связанное с работой отца над произведениями Чехова - в театре, на телевидении и радио, - мы предоставим им, как только сможем продублировать материалы, которые уже у нас собраны и которые еще предстоит собрать. Задача-максимум - создание в Москве культурного центра "Дом Ефремова", который объединит под своей крышей многие культурные направления. Впрочем, коммерческие тоже, поскольку Фонд не должен рассчитывать только на благородную помощь спонсоров. Мы бы очень хотели обратить пристальное внимание на детские спектакли, хотя бы московские, потому что молодые поколения все еще появляются (вопреки суровой демографической ситуации), а пойти с ними зачастую некуда. У меня самой трое детей, раньше со старшим - сейчас ему уже 19 - я каждые выходные ходила на новый спектакль, в новый театр. Сейчас все не так.

Помимо заботы о профессиональной сцене Фондом разработана большая программа под названием "Дети - детям" - это работа со школьными театральными коллективами, которых в столице очень много, свыше 500. Нам хотелось бы провести среди них фестиваль. Большие планы и в издательской деятельности: книга воспоминаний о папе, материалы, связанные с отдельными его спектаклями - недавно Пушкинский центр в Санкт-Петербурге выпустил записи репетиций "Бориса Годунова", первый, так и не вышедший вариант, еще со Смоктуновским, замечательная книга! А ведь у нас совершенно неизвестны, скажем, зарубежные постановки отца. Проблема - и лично моя, и Фонда - как собрать и где хранить собранные материалы. Как только мы куда-нибудь приходим с просьбой о помещении под офис, первый вопрос - а как же Художественный театр?

МЫ И МХАТ

@@@
Год после Олега Николаевича
Гуцериев составит компанию Березовскому
Гюнтеру фон Хагенсу Сибирь не грозит
Давайте лучше поиграем
Дежа вю
Для чего был нужен Сталину Пакт Риббентропа-Молотова
Ельцин - миф, человек, политик

Еще один бандит предстал перед судом

@@

Все меньше похитителей людей остаются безнаказанными

2002-05-27 / Артур Атаев



Верховный суд Северной Осетии приступил к рассмотрению уголовного дела по обвинению бывшего сотрудника республиканского ОМОНа Гиви Булацева в бандитизме. "Банда, в которой он состоял, поставила процесс похищения чиновников и предпринимателей на конвейер, - сообщили "НГ" в прокуратуре республики. - Они были задержаны в результате грамотно проведенной операции спецподразделением Малгобекского ОВД Ингушетии в январе 1997 года".

В декабре 1996 года Гиви Булацев в составе преступной группы участвовал в похищении членов официальной делегации Северной Осетии, направившихся в Чечню. Среди похищенных были госсоветник Георгий Джигкаев, генеральный секретарь Ассамблеи национально-демократических и патриотических сил России Шмидт Дзоблаев, заместитель главы МВД Сослан Сикоев и еще несколько чиновников. Несколько месяцев заложники, захваченные бандой Тотиева, в которую входил и Булацев, находились в одном из населенных пунктов Чечни. Сикоев и Джигкаев ранее уже находились в плену. Преступники потребовали за заложников огромный выкуп, и после передачи им одного миллиарда неденоминированных рублей отпустили 5 из 6 заложников. Шмидт Дзоблаев был освобожден только через год.

Находящийся ныне на скамье подсудимых Булацев был объявлен в федеральный розыск. После вынесения приговора другим членам банды его дело было выделено в отдельное производство. Вызывает недоумение тот факт, что все это время омоновец продолжал работать в милиции. В суде не скрывают, что данное дело относится к разряду труднодоказуемых. Предстоит допросить бывших подельников Булацева, но мало кто сомневается в том, что они не дадут изобличающих показаний.

@@@
Еще один бандит предстал перед судом
За рыбой последуют шпалы
Завещание для спасения души
Зачем террористов прячут от СМИ?
Золотое дно реки Белой
Иван – железная рука
Избиение вяхиревских кадров продолжается

Казанский криминалитет несет потери

@@

В Татарстане продолжается процесс над членами преступного сообщества

2004-11-01 / Вера Постнова







Члены банды «Хади Такташ» поделили 180 лет тюрьмы на 11 человек.

Фото Михаила Циммеринга (НГ-фото)

В Верховном суде РТ проходит судебный процесс над 16 членами организованного преступного сообщества «Жилка», состоящего из 18 организованных преступных группировок. Уголовное дело было возбуждено 1 сентября 2000 года, и на данный момент его материалы составляют 82 тома. Адвокаты подсудимых говорят, что процесс продлится больше года.

На Татарстан, по неофициальным данным, приходится самый высокий процент в стране людей, состоящих в организованных преступных группировках. Три года назад в республике только официально действовали 120 ОПГ, объединяя в своих рядах 7000 человек. Причем эти данные не учитывали тех, кто проживал в Москве, Питере, Севастополе, Уфе, и прочих крупных российских городах.

Казанские преступные авторитеты общероссийского масштаба, каковыми были, например, Алексей Дворников, по кличке Леша-француз, который был, на взгляд его подельников, «большой человек, решал серьезнейшие вопросы в Москве»; Линар Ричапов, Хайдар Закиров по кличке Хайдер, лидер «Жилки», в которую входили 18 ОПГ, практически постоянно жили в столице или Петербурге. Традицию эту заложил авторитет первой, действующей в Казани в середине 1970-х ОПГ «Тяп-ляп» Сергей Антипов, который после отсидки обосновался в Москве, откуда всего пару раз и то нелегально приезжал на свою малую родину.

@@@
Казанский криминалитет несет потери
Китай-город Валерия Гергиева
Коммерческий наив
Конец "дела сирот"
Крабовое дело: новые фигуранты
Куда ж нам плыть?
Личность может изменить ход истории

Людмила Вербицкая открестилась от соратника

@@ 2006-10-06 / Даниил Борисов







Почетному гражданину Санкт-Петербурга Людмиле Вербицкой подпортили имидж.

Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

Еще не затих скандал, связанный с хищениями ценностей из Эрмитажа, а город на Неве взбудоражен очередным. Прокуратура Петербурга предъявила обвинения проректору по развитию материально-технической базы Санкт-Петербургского госуниверситета Льву Огневу и гендиректору ООО «Строительное дело – СГ» Николаю Сотникову в рамках уголовного дела по статье 160 часть 4 УК РФ (присвоение или растрата имущества, совершенные организованной группой либо в особо крупном размере). Высокопоставленного университетского работника подозревают в неправомерном расходовании 47 млн. бюджетных рублей. Уголовное дело было возбуждено еще 20 июля с.г. по итогам проверки финансовой деятельности университета, которую проводили специалисты городского Росфиннадзора. В ходе ревизии были выявлены серьезные финансовые нарушения в ведении бухгалтерской документации учебного заведения. Результаты проверки заинтересовали службу экономической безопасности Управления ФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Было возбуждено уголовное дело, следственная группа УФСБ приступила к выяснению обстоятельств. На прошлой неделе оперативники провели обыски в ректорате и обнаружили предметы и документы, на основании которых было предъявлено обвинение и Николаю Сотникову. Мерой пресечения для обоих избрана подписка о невыезде. Фигурантам по делу грозит лишение свободы на срок от пяти до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет. Лев Огнев вскоре после обыска был госпитализирован с болями в груди. По имеющейся информации, ему предстоит операция на сердце.

@@@
Людмила Вербицкая открестилась от соратника
Маска льва
Машковцев снова в «черном» списке
Место жительства – кухня
Министр, гетман, "идиот"
Минтимер Шаймиев: "Самый короткий путь в рай - через образование и терпимость"
Митволь мешает решить земельный вопрос

На круги своя

@@

Родившийся в эмиграции князь Алексей Оболенский - о времени, о себе и о других

2002-04-05 / Вера Камша Когда говоришь с этим человеком, создается ощущение чего-то нереального. Ну не может одна судьба, одна жизнь вместить в себя столько всего. Более чем тысячелетняя история рода, идущего от самого Рюрика, предки, сыгравшие немалую роль в истории России, знакомство с Рахманиновым, Бердяевым, Шаляпиным. Третий рейх, итальянское Сопротивление, тюрьма, передачи на "Русском радио", вызывавшие недовольство советских дипломатов, ответственная работа в американском МИДе и прочая, и прочая, и прочая… Все это выпало на долю князя Алексея Николаевича Оболенского, с которым удалось побеседовать в Петербурге накануне его отъезда в бывшее родовое гнездо Оболенских. Здесь ныне располагается школа-интернат, являющаяся предметом особых забот Алексея Николаевича и его жены Селины, в православии Евдокии.



- Алексей Николаевич, как вы относитесь к тому, что ваша фамилия упоминается в песне?

- В первый раз "корнет Оболенский, налейте вина" я услышал в 70-х годах, будучи в Советском Союзе в составе какой-то дипломатической делегации. Не скрою, мне было очень приятно. Конечно, это некоторая абстракция, то, как сейчас воспринимают русских офицеров, русских аристократов на пороге эмиграции, но лично мне нравится. А что до вина… Мы не алкоголики, но в нашей семье всегда ценили радости жизни. В том числе и хорошее вино.

- А как эмигрировали Оболенские на самом деле?

- Мой отец, Николай Алексеевич, с группой офицеров, фамилии которых я, к сожалению, знаю лишь частично (среди них точно были Адлерберг, граф Меендорф, наш родственник граф Ферзен и Львов, из тех Львовых, что ведут роль не от князей, а от бояр), организовали один из малых заговоров, целью которого было освобождение государя. Они добрались до Екатеринбурга, опоздав на два дня. После оставалось лишь бежать.

- Выходит, песня в данном случае уступает реальности.

- Да, жизнь оказалась романтичнее, особенно если знать, что мать, приехавшая в Берлин на пять или шесть недель раньше отца, решила, что он погиб, и хотела покончить с собой. Мои родители поженились в Киеве, но за границу каждый выбирался самостоятельно. Мать бежала со своей матерью, отец - в одиночку. Ему, как молодому мужчине, вырваться было гораздо труднее. Они договорились встретиться в Берлине в гостинице "Адлон", единственной, которую знали. Когда отец, наконец, появился, у него было что-то около 40 или 50 не то фунтов стерлингов, не то долларов, но какое это имело значение! Из Берлина они поехали в Гейдельберг, отец хотел закончить образование. Там я и родился восемьдесят три года назад и, кажется, успел повидать все, кроме русской революции и Первой мировой войны. Остальные "подарки" ХХ века я так или иначе испытал на своей шкуре.

- Вы родились в Германии, долго жили в Италии и, наконец, уехали в Америку? Это был осознанный выбор или просто так получилось?

- В Италию мы переехали из-за наследства. Брат моей бабушки, бывший последним довоенным генеральным русским консулом во Флоренции, выйдя в отставку, приобрел там виллу. В 1926 году он умер, завещав ее своей сестре. У бабушки было плохое здоровье, и она передала полномочия моему отцу. Он поехал во Флоренцию и застрял там сначала из-за наследства, а потом устроился на работу и выписал семью. Мы переехали в 1927 году, это никоим образом не было связано с событиями в Германии. Более того, я туда постоянно ездил к родным.

- Расскажите немного о вашем дедушке, ведь он был весьма известным человеком.

- Мой дед Алексей Дмитриевич Оболенский был помощником графа Витте и последним редактором Манифеста 17 октября, который он лично отвозил в Петергоф на подпись государю. До этого Николай Второй отказывался его подписывать. Кроме того, дед был последователем обер-прокурора Святейшего Синода Победоносцева и сам занимал пост прокурора Святейшего Синода с 1905 по 1907 год. Именно он начал подготовку Поместного собора, отделившего Церковь от государства. Поместный собор восстановил метрополию патриархии, тогда же был избран патриарх Тихон, ныне причисленный к лику святых.

- Выходит, вопрос об отделении Церкви от государства был поставлен еще до революции?

- Поместный собор был назначен на 1917 год отнюдь не в связи с революцией. Кстати говоря, участие деда в его подготовке, на мой взгляд, и спасло ему жизнь. В начале 20-х и это, и участие в создании Манифеста еще служило некой охранной грамотой. Вот с урусовской стороны (моя мать - урожденная Урусова) жертвы были. Моего дядю арестовали и замучили в 22 году, а Алексея Дмитриевича хоть и лишили всего, но не убили, а потом кто-то (к сожалению, не помню имени) посоветовал уехать, что дедушка с бабушкой и сделали в начале 20-х. Дед построил в Дрездене дом и с поправкой на обстоятельства начал вести присущий ему образ жизни. У него я видел Бердяева. Впрочем, мне было всего десять лет, и я мало что понимал.

- Но кое-что вы, вероятно, все же помните.

- Помню, речь очень часто заходила о четвертой ипостаси. Кроме Бога-отца, Бога-сына и Бога-святого Духа предполагалась София, то есть божественная мудрость.

- Вы с этим согласны?

- С точки зрения логики, возможно, это и так, но я, как православный человек, придерживаюсь традиционного толкования.

- Ваш дед познакомился с Бердяевым в эмиграции?

- Да, впрочем, это было практически неизбежно. Дед дружил с Владимиром Соловьевым и был знаменит "соловьевскими обедами", которые проводил и в Петербурге, и в своем имении в Березичах. Два раза в месяц у него собирались всяческие светила и рассуждали о вечностях и невечностях.

В этом же стиле дедушка продолжал жить и в Дрездене. В эмиграции у него запросто бывали весьма известные люди. Часто приезжал Рахманинов, который давал мне нечто вроде уроков игры на рояле, бывал и Шаляпин, но тут было одно "но", связанное с моей бабушкой. Она была колоссальный сноб. Рахманинова она, разумеется, любила, а вот Шаляпина, мягко говоря, не очень. Я помню ее высказывания, что, дескать, опять этот мужик приехал и будет кричать…

- Вам пригодились уроки Рахманинова?

- До известной степени я бренчу до сих пор, но на этом дело и кончилось. У меня не было возможности всерьез заняться музыкой, мы были слишком стеснены в средствах. Я проучился до четырнадцати лет, потом пришлось спуститься на грешную землю. Я учился во Флорентийском университете, затем в Римском. У меня докторская степень Римского университета по политическим наукам.

- А как вы оказались в Америке?

- В 1959 году я женился на американской подданной и переехал в Соединенные Штаты, где и продолжаю жить.

- Вы себя ощущаете американцем или все-таки русским?

- Сложный вопрос. Я родился без подданства, без прав, без состояния. США дали мне гражданство, дело, которым я занимался всю жизнь. Я американский гражданин, но я русский. Все-таки кровь, традиции оказывают решающее влияние, хотя на родную землю я в первый раз ступил в конце 60-х годов.

- Вы работали в Министерстве иностранных дел США?

- Да, причем дипломатическую карьеру начинал как "рыбник", меня даже прозвали пиратом. Я работал в ведомстве по рыболовству Министерства иностранных дел Государственного департамента. Меня посылали следить за советскими рыболовными флотилиями вдоль побережий, и я немало времени провел в море. Соглашения между СССР и США касались не только рыбной ловли как таковой, но и исследований, так что ходил я и на траулерах, и на научных судах.

- Не расскажете о каком-то интересном случае, связанном с этими походами?

- Не знаю, скажет ли вам сегодня что-то фамилия Кудырко, но в свое время его дело гремело. В начале 70-х Кудырко, служивший радистом на плавучей рыбоперерабатывающей фабрике "Литва", решил бежать. В один прекрасный день он перепрыгнул с борта "Литвы" на стоявшее рядом американское судно береговой охраны, где просидел несколько часов, но затем его все-таки выдали. Это было очень драматично и очень неприятно. Я при этом присутствовал. История эта прозвучала очень громко, были слушания в сенате, на которых мне пришлось выступать как очевидцу. В 1975 году, когда Солженицын был в Вашингтоне, на одном из больших приемов в его честь в Американском Трудовом союзе Александр Исаевич появился вместе с Кудырко, которого разыскал и пригласил. Да, чем только я не занимался…

- Алексей Николаевич, насколько мне известно, вы и ваша супруга сейчас шефствуете над школой-интернатом для больных детей?

- Это наша моральная реституция. Интернат расположен в имении моего деда. И мы хотели бы, чтобы ему было присвоено имя Алексея Дмитриевича Оболенского.

Кн. Евдокия Селина Оболенская: Мы делаем, что можем. То автобусную остановку, то домик для сторожа. Нужно сделать так, чтобы интернат больше походил на дом. Мы помогаем Церкви, привозим подарки всем, причем именные. Каждого мальчика и девочку называем по имени-отчеству…

Кн. Оболенский: Мы продолжаем наше семейное дело по воспитанию российской молодежи через спецшколу-интернат в Березичах. Так что приглашаю вас в имение. В Козельский уезд Калужской губернии. Посмотрите сами, что там происходит. Я рад, что судьба Березичей сложилась именно так.

Кн. Евдокия Селина Оболенская: Да, конечно. Дети есть дети. Я очень рада, что могу помогать. Это правильно. К тому же там очень красиво. Мне нравятся и русские пейзажи, и русские люди, особенно дети.

Кн. Оболенский: В нашей работе нам помогало и продолжает очень деятельно помогать российское посольство. Началось это с Владимира Петровича Лукина, который себя называл первым российским послом после революции. И это совершенно верно, потому что после Бахметьева, представлявшего Временное правительство, наступил перерыв, так как законных правительств у России больше не было. То, что СССР был признан международным сообществом, еще не делало его законным.

- Неудивительно, что передачи, которые вы вели на "Русском радио" вызывали протесты советского посольства в Италии…

- Да, был ряд случаев, хотя, чем именно я прогневил советских дипломатов, вспоминается с трудом. Я озвучивал новости, напоминал исторические даты и религиозные праздники. К насильственному свержению существующего строя мы, разумеется, не призывали, но были достаточно откровенны в оценке происходящего.

- Раньше вы были объектом недовольства, а сейчас беседуете с президентом России. Можете поделиться своими впечатлениями на сей счет?

- О Путине могу сказать немного. Мне кажется, хотя я в этом и не уверен, что мы встречались и раньше, когда был жив Собчак и Путин приезжал вместе с ним в Америку. Что до встречи во время приема… Очень трудно делать выводы о ком-то на официальном мероприятии, когда все всем говорят всяческие приятности. Да и вообще понять человека за какие-то десять минут, причем человека сдержанного, практически нереально. По крайней мере, российский президент сказал хорошую речь об отношениях между Российской Федерацией и Соединенными Штатами, вспомнив и Екатерину, и помощь Северу во время Гражданской войны, и Вторую мировую. Но вот то, что о Первой мировой не было сказано ни слова, мне не понравилось, о чем я честно сказал Владимиру Владимировичу.

- Он что-нибудь ответил?

- Ответил, что забыл. Ну а я высказал предположение, что это было сделано намеренно. На это Владимир Владимирович ничего не сказал, но у меня сложилось мнение, что он отнюдь не забывчив. В целом же визит Путина вызвал в Штатах очень положительную реакцию.

- Это связано с позицией России по отношению к событиям 11 сентября?

- Теракты в Нью-Йорке изрядно переменили американскую жизнь. США никогда еще не становились ни объектом нападения, ни соответственно объектом сочувствия. Теперь они поняли, что значит беда и как необходимы бывают сочувствие и помощь. Война, которую Штаты ведут против терроризма, требует и поддержки, и союзников. И одним из важнейших союзников является Российская Федерация.

Уверяю вас, в США в полной мере оценили поведение России, причем не только политические шаги, предпринятые Путиным, но и отношение простых людей к чужой беде. Конечно, визит российского президента, как и вся теперешняя жизнь США, прошел в том числе и под знаком 11 сентября. Но мне кажется, дело не только в изменившемся общественном сознании американцев, но и в том, что и президент Путин, и президент Буш, как говорится, два сапога пара. Возможно, это не очень красивая поговорка, но она, по моему мнению - мнению человека, жившего во времена политических мастодонтов, - полностью отражает ситуацию. Путин и Буш похожи друг на друга. Оба они легкого веса (я не имею в виду ничего плохого, напротив!). Это не сталины, не гитлеры, не рузвельты, не трумэны и не черчилли. Даже не брежневы и рейганы. Это новый уровень нового тысячелетия, не отягощенный тяжелой, монументальной злобой, столь характерной для ушедшего века.

Я как старый "холодный воин" и старый пропагандист имею право сказать, что система противостояния, продержавшая около полусотни лет мир на грани гибели, разрушена. Мир вернулся к своему изначальному состоянию. Со времен вавилонского столпотворения люди не понимали друг друга. Кто-то думал и говорил по-английски, кто-то по-японски, или по-русски, или по-арабски… Это совершенно нормально. Каждый имеет право жить и думать так, как ему живется и думается. После Второй мировой войны был период, когда эта нехитрая истина оказалась отодвинутой в сторону. Мир разделился на два полюса, которые усиленно готовились к обоюдному истреблению. Теперь все возвращается на круги своя. Американцы это американцы, китайцы это китайцы, французы это французы.

- Алексей Николаевич, а как вы оцениваете нынешнее состояние России?

- Мне кажется, Российская Федерация претендовать на сверх- или великодержавие сейчас не может. Как еще летописец Нестор заметил, что порядка в стране нет, так его и нету. Сначала нужно привести Россию в порядок, а потом заниматься всякими "державиями", великими, малыми и сверх. Но тем не менее Россия располагает несколькими тысячами ядерных боеголовок. Какими бы устарелым их ни называли, они могут испепелить и США, и Китай, и любую иную страну. С этим приходится считаться, равно как и с тем, что миллионы русских оказались за рубежом и живется им там несладко.

Я не был на прошедшем прошлой осенью в Москве съезде соотечественников (кстати говоря, он был не первым, первый собрался в 1991 году, в дни путча), но я хочу сказать о другом. В 1939 году в Германии я слышал чуть ли не те же самые слова по отношению к немцам, вынужденно оказавшимся за пределами рейха, которые произносят сейчас по отношению к русским. Это наводит на размышления. Впрочем, любая великая страна, пережившая колоссальное национальное унижение, оказывается перед лицом сходных проблем. Здесь главное вовремя остановиться, чтобы обоснованное желание защитить своих не переросло в нечто ужасное. Я боюсь, что проблема оказавшихся за рубежом русских станет одной из серьезнейших проблем начавшегося века.

- Сейчас мы все больше судим о том, что творилось в Германии на пороге войны по книгам и фильмам. А как было на самом деле?

- Террор там начался достаточно поздно, но террор есть террор. Я был в Бреславле во время знаменитой "хрустальной ночи", когда начались еврейские погромы. Поверьте, это было ужасно. Помню, была поздняя осень. Ноябрь. Ночью начали громить еврейские магазины, которые тогда еще существовали, и арестовывать евреев. Это было явной провокацией нацистской партии. Многим, в том числе и нашим немецким друзьям, это было отвратительно. Затем пошла специфическая антиеврейская волна, которая все же отличалась от сплошного террора. После началась мировая война, я уехал в Италию и могу судить о дальнейшем лишь с чужих слов. Знаю, что после июля 44-го года и до полного разгрома Германии внутренние репрессии и страшные бомбежки шли рука об руку, но я этого не испытал, так как жил в Италии.

- Но террор имел место и в Италии.

- Да, наверное, об определенном сходстве говорить можно. Половина Италии была оккупирована немцами, была создана итальянская СС, действовавшая под эгидой и под командованием немецкой. Мне пришлось с ними столкнуться. Меня посадили в тюрьму, а затем должны были вывезти в Освенцим. Я выбрался чудом, иначе мы бы здесь не сидели. Был налет на Флоренцию, но не на город, а на коммуникации. Разрушили все пути сообщения, связывающие Флоренцию с внешним миром, нас сняли с поезда и вернули в тюрьму, ну а потом меня сумели вытащить.

Это не роман - это действительность, и, поверьте, весьма жуткая действительность. Вообще от романтики зарекаться нельзя ни в коем случае. Это я вам говорю по своему опыту. В двадцатом столетье случались просто невероятные вещи.

- Вас арестовали за происхождение или за что-то более осязаемое?

- Мы во Флоренции создали группу, которая спасала евреев. Мы их вывозили из города и прятали в имениях в Тоскане. Признаться, было довольно страшно. Про Освенцим мы, разумеется, слышали, знали, что это весьма неприятное место, откуда не возвращаются, и вместе с тем не знали ничего. Нормальный человек просто не в состоянии представить себе лагеря истребления.

- Алексей Николаевич, расскажите об участниках антигитлеровского заговора, с которыми вы были знакомы.

- Достаточно близко я знал графа фон Вартенбурга. Немного меньше графа фон дер Шуленбурга, одно время бывшего германским послом в Москве. В 20-е годы в Берлине мои родители сошлись с семейством Йорк фон Вартенбург. Это старинная немецкая фамилия. До начала XIX века они были просто баронами Йорк, но затем их предок прогнал Наполеона через Эльбу и далее во Францию и прусский король сделал его графом фон Вартенбургом по имени города на Эльбе, возле которого произошло сражение. Йорк фон Вартенбург дружил с графом Шуленбургом, который приезжал к нему в гости в имение. Там мы и познакомились.

Шуленбург был одним из главных создателей договора между Германией и Советским Союзом, в котором граф видел прежде всего Россию, с которой, по его мнению, следовало не воевать, а сотрудничать.

Наши немецкие знакомые вообще принадлежали к политико-философской школе Бисмарка и барона Штайна. Они полагали, что Россия и Германия для мирового равновесия сил должны искать общий язык. Часть немецкой аристократии всегда рассматривали Германию и Россию естественными союзниками против Англии, Франции и Америки. Что ж, пусть на короткое время, но Шуленбург этого достиг. Он вообще был примечательной личностью. Очень цельным и сильным человеком, явным антинацистом, с большим неодобрением относившимся к Гитлеру и его ближайшему окружению. Его участие в заговоре против Гитлера и печальный конец были весьма закономерны. Я сожалею о нем и о том, что политику Германии определяли совсем другие люди.

- Давайте от немецких графов перейдем к русским князьям, ведь Оболенские потомки Рюрика.

- Да. Но о своей фамилии я знаю сравнительно немного. С первого упоминания об Оболенских произошло столько всего, что для написания нашей истории нужен целый штат специалистов. Фамилия известна со времен Михаила, бывшего великим князем Черниговским и князем Оболенским. Род процветал вплоть до Иоанна Четвертого. Кстати, герой знаменитого романа Алексея Толстого "Князь Серебряный" - наш родич, его полное имя Оболенский-Серебряный.

При Иоанне Васильевиче Оболенским пришлось довольно плохо, государь на них обиделся, впрочем, он на многих обижался. Вообще-то Иван Грозный по своей сути и по своим методам был первым большевиком. Недаром его так уважал Сталин.

После Ивана и до Павла Первого Оболенские как-то ушли в тень, а потом вновь вернулись. Про деда я вам уже рассказывал.

- А как вы относитесь к родственнику-декабристу?

- Он, насколько известно, был довольно славным человеком и, судя по портретам, симпатичным. Ну а само декабристское восстание - это отдельная тема. Чем дальше мы уходим от декабря 1825 года, тем труднее разгадать, в чем все-таки было дело. Постоянно всплывают новые подробности и выдвигаются новые версии. Одно очевидно: дворянское сословие и либеральные круги хотели реформ. Лучше бы или хуже было, если бы им удалось победить, сказать не берусь, история сослагательного наклонения не знает. Хотя вообразить еще более ужасную альтернативу российской истории трудно. Поэтому я часто говорю, что это не мы должны России, как любят повторять некоторые эмигранты, а она должна нам за то, что мы сохранили для нее. На 85%, если не больше, русская культура, русская нравственность были спасены русской диаспорой за границей.

Мы сделали все, что могли, но то, что станется с Россией в третьем тысячелетии, в ваших руках. Люди моего возраста и старше или уходят, или уже ушли. Мы на исходе, но вам, новым русским, нужно черпать не только из рассказов старших и библиотек, но и из внутренней, генетической памяти и собственной совести, которую вы должны слушать и слышать.

- Вы осознанно употребляете термин "новые русские"?

- Разумеется. Я не имею в виду олигархов и считаю, что имя "новых русских" ими не заслужено и не соответствует их сути. Для меня новые русские - это вы. Нас с вами разделяют не годы, а поколения. Семьдесят лет не так уж и много, если говорить о времени. Мне восемьдесят три. Для меня семьдесят пять - почти детский возраст, но вот четыре поколения - это уже серьезно. Между нами отцы и деды, мировоззрение которых складывалось из правды, которую помнил прадед, и коммуно-большевистского образования. И далеко не всегда старшие были откровенны, защищая этим своих детей физически, но не морально.

- Вы отрицаете, что в советский период было создано что-то позитивное?

- Я отнюдь не считаю, что следует отрицать все, что дали советские поколения. Ищите, сравнивайте, принимайте или отталкивайте, но делайте это на основании вашей совести, ваших знаний и той миссии, которую предстоит осуществлять каждому из вас. Вы должны суметь продолжить дело России в третьем тысячелетии.

@@@
На круги своя
На свободу с нечистой совестью
Начальник телебашни
Неестественный отбор
Нет мира в "Зеленом мире"
Новости
Обморочный приговор

Однокоренные слова

@@

В Трубниках состоялся творческий вечер Андрея Битова

2001-10-27 / Глеб Шульпяков



"СУДЬБА" и "суд" - слова однокоренные, но окончательный приговор всегда выносит биография.

20 декабря 1859 года Федор Тютчев получил пакет от великого князя Константина, где оказались обычные очки. Будучи человеком мнительным, Федор Иванович решил, что князь, которого поэт как-то сослепу не заметил, решил ему таким образом отомстить. Естественно, дело было в другом, но, разобидевшись, поэт уже написал злобный ответ "в столбик". И что же? На свет появилось гениальное стихотворение "Есть много мелких, безымянных / Созвездий в горней вышине...", предвосхитившее "звезды" Анненского, Мандельштама и Бродского одновременно.

Вопрос: кто бы мог подумать - тогда, в 1859-м?

Я наткнулся на этот эпизод, листая Тютчева ночью на диване после творческого вечера Андрея Битова, - и считаю, что наткнулся абсолютно не случайно.

Дело даже не в том, что имя Тютчева не раз упоминалось за вечер. Дело в том, что сам вечер писателя в Трубниках держался на этих вот опорных пунктах: судьбы, суда, случайности, биографии. Писатель размышлял об излюбленном: о совпадениях и предначертании, промахах и попаданиях в цель - оттого чаще других мелькали имена Виктора Голявкина, того же Тютчева или Заболоцкого. Речь писателя строилась на ассоциациях, а посему текла естественно и неотвратимо. Ассоциация - это ведь тоже судьба, только в мышлении явленная. Не правда ли?

"Если вам нужен повод для вечера, то вот он: я тут посчитал и понял, что пишу вот уже сорок пять лет. А это что-нибудь да значит", - сказал писатель.

Сорок пять - "много это или мало"? За сорок пять лет до "вступления" Битова был напечатан "Камень" Мандельштама. Через сорок пять после - смотри вокруг и радуйся. Сверхзадача Битова на этих перегонах - как я ее понимаю со слов писателя - заключалась в том, чтобы войти в контекст или создать его, если контекста вокруг не окажется.

Литературные примеры, которые весь вечер приводил писатель, говорили о том, что в русской литературе - ХХ века по крайней мере - литературного контекста не было. "Заступая" в литературу - случайно, мимоходом, "с черного хода", "чужими стихами", "с кондачка", - можно было предположить, что контекст кончился вместе с революцией, а потому цитация и литературная игра суть единственно честные формы существования в той литературе, какой она была в 1956 году.

С другой стороны, надо учесть питерское происхождение писателя - а стало быть, вкус к стилю вместе с провинциальным аутизмом, - чтобы понять, как судьба распоряжалась его литературным даром. Так вот, перераспределение позиций прошлого - совсем по-битовски - состоялось только сейчас, в будущем (сама фраза чего стоит!): Битова до сих пор считают своим и постмодернисты, и классики. Почему? Да потому, что все усилия Битова как писателя были направлены на создание контекста. А стало быть, его литературная судьба заключалась (заключилась?) в том, чтобы за неимением контекста воссоздать "литературное поле" во всем его разнообразии.

Да, Битову у нас приходилось писать за всех. Писать "стильные" питерские рассказы (до сих пор наизусть помню зачин "Вкуса": "Не сестра, не дочь, не мать...") - или фантасмагории а-ля "Преподаватель симметрии". Сочинять романы от авторского лица с героем и сюжетом - или "умерщвлять автора". Соединять в одном тексте мемуары, сюжетную прозу, опавшие листья, письма и дневники: свои и чужие. То есть, как видим, "творить судьбу" и тут же подчиняться ее суду: в биографии.

Поэтому творчество Битова нужно всегда рассматривать в горизонтальной плоскости. Он у нас - не маркшейдер, а землемер и топограф, разметивший огород на отрезы с участками. От Питера в нем есть вкус к стилю - но Москва показала ему птичий рынок, где есть каждой твари по паре.

"Когда я выступаю перед нашими эмигрантами, меня часто спрашивают: "Ну как там у вас литература, жива еще, нет?" На что я всегда отвечаю, что с литературой у нас все в порядке. И задаю ответный вопрос: "А вы можете назвать десять писателей, не забыв при этом Гончарова? Или Заболоцкого?"

В этом и заключается "литература по Битову" - поле, а не вершина, горизонталь, а не вертикальные всходы. Как творится этот пейзаж? Как он со временем меняется? И как перераспределяются роли сейчас, в будущем?

"Пиши как живешь, живи как пишешь" - вот классический завет русской литературы со времен Батюшкова и Карамзина. Совпадение: тебя с твои текстом, а твоего текста с твоей жизнью - вот что превращает судьбу в литературную биографию.

@@@
Однокоренные слова
Освежили отношения
Охотники
Парламентарии занялись расследованиями
Перебрал и недоплатил
По букве закона
Повторение пройденного

Пограничные сказки

@@

Людмила Петрушевская. Сказка десятая. Новь

2007-11-30



Корова Иван никому не давала молока, всем отказывала: дескать, самой не хватает.

Котята уж на что боевой народ, и то приходили из сарая несолоно хлебавши. Молочка-то хочется!

А вот дедушка Сережа Шварц пошел и договорился с этой Иваном. Что они вдвоем будут собирать ромашки.

Правда, насчет молока ни гу-гу, но переговоры удались.

И каждый день он действительно приносил домой по букету. А наутро уносил.

Полина Виардо беспокоилась за корову Ивана и повторяла:

@@@
Пограничные сказки
Поле битвы - скандал
Политика: коротко
Поповских поставил Минфин на счетчик
После Ульмана – Худяков
Последний генсек
Правозащитников приравняли к хулиганам

Президент Киргизии не только "казнит", но и милует

@@

Аскар Акаев вспомнил о своем демократическом прошлом

2001-08-23 / Виктория Панфилова



НА ДНЯХ президент Киргизии Аскар Акаев подписал указ о помиловании правозащитника Топчубека Тургуналиева, который одиннадцать месяцев назад был приговорен к 16 годам тюремного заключения по обвинению в покушении на жизнь главы государства. Тургуналиеву инкриминировалось "идеологическое руководство преступной группой". (Позже срок был пересмотрен и сокращен до шести лет.) "Группа заговорщиков", как их тогда окрестили, направила прошение президенту республики о помиловании, и получившие максимальные сроки от 14 до 17 лет лишения свободы заключенные были освобождены. Генеральный прокурор Киргизии Чубак Абышкаев отмечает, что Тургуналиев до сих пор не признает своей вины и отрицает свое участие в каком-либо заговоре.

Уголовное дело было возбуждено в мае прошлого года по инициативе Министерства безопасности республики. Поводом послужило заявление некоего Тимура Стамкулова, участника группы, который был вначале арестован, а затем освобожден.

Есть данные, что указ о помиловании был подписан на основании многочисленных просьб киргизских и международных правозащитных организаций, которые призывали президента Аскара Акаева освободить из тюрьмы одного из лидеров оппозиции. Акаев прислушался к оппозиции, что подтверждает наличие диалога в республике между властями и альтернативными политическими силами.

Стоит отметить, что Топчубек Тургуналиев - один из немногих людей, деятельность которых способствовала крушению коммунистической системы в республике и приходу к власти Аскара Акаева. В октябре 1990 г. "Демократическое движение Кыргызстана", сопредседателем которого был Тургуналиев, протестовало против выдвижения кандидатуры на пост президента Киргизии первого секретаря ЦК Абсамата Масалиева. Именно Тургуналиев принимал активное участие в голодовке, организованной демократическим движением. Эта акция во многом повлияла на то, что Масалиев так и не стал президентом. Со своей стороны Феликс Кулов, возглавлявший в то время МВД, отказался выполнить приказ о разгоне демонстрации в Бишкеке, что также оказало существенное влияние на развитие ситуации. В итоге руководителем тогда еще Киргизской ССР был избран Аскар Акаев.

Кстати, Топчубек Тургуналиев как лидер партии "Эркиндик" на прошлых президентских выборах был выдвинут кандидатом на пост главы государства, однако не успел собрать подписи в свою поддержку. Поэтому реальной угрозы для Аскара Акаева он представлять не мог. Как считают эксперты, главная причина устранения Тургуналиева с политической сцены заключалась в том, что он публично критиковал власть и президента республики.

Однако и до этого власти пытались оказать давление на признанного оппозиционера. В 1996 г. он был осужден условно за финансовые нарушения на посту ректора Бишкекского госуниверситета. Тогда Тургуналиев был освобожден после визита в Киргизию Хиллари Клинтон, которая за него ходатайствовала.

@@@
Президент Киргизии не только "казнит", но и милует
Приморье как зеркало общерос-
Птичка по имени "Урал"
Путин еще может исправить ситуацию с ТВ-6
Рамазан Абдулатипов рискнул ради племянника Аяцкова
Рампа: скорее огни, чем пыль
Растление спортивной России

России нужна защита от правозащитников

@@

Таков сегодня отечественный исторический парадокс - спустя 51 год после принятия Всеобщей декларации прав человека

1999-12-10 / Наталья Айрапетова



ВЕРОЯТНО, России придется быть первым государством в мире, где для собственного сохранения может понадобиться "Билль о правах государства и его защите от правозащитников", поскольку больше ни в одном государстве мира правозащитники, как о том не раз писала "НГ", с таким патологическим сладострастием не разрушают "страну проживания". При этом они по-прежнему навязывают обществу иллюзии о собственном благородстве, гуманизме, гражданской смелости и прочих достоинствах, одновременно демонстрируя вполне житейскую способность к мимикрии. Когда раздуваемая ими вместе с президентом Ингушетии демагогическая формула о "гуманитарной катастрофе" оказалась явно несостоятельной, поскольку ее отвергла Верховный комиссар ООН по делам беженцев г-жа Садако Огата, наши борцы за права человека после некоторой растерянности перестроились и заявили: ну, нет так нет, не будем, господа, спорить о терминах!

Однако вопрос о "терминах" возникает постоянно, поскольку правозащитники и их союзники постоянно называют акцию правительства в Чечне "оккупацией" (тем самым не признавая Чечню частью России), провокации властей Ингушетии - "гетто для беженцев", мало-мальски патриотические чувства называются неизменно "психозом" и "пропагандой войны", операции против чеченских боевиков и террористов - "геноцидом чеченского народа", а сама Чечня в их официальных посланиях неизменно именуется "Ичкерией", хотя такого образования в России нет и не было.

Наши правозащитники охотно забывают, что о "поголовном истреблении мирного населения" не может быть и речи, поскольку подавляющее большинство населения Чечни, будь то чеченцы, русские или люди других национальностей, давно переселилось в другие регионы России, где ныне и проживают более 400 тысяч чеченцев, при этом чеченская диаспора, видимо, вследствие провозглашенного правозащитниками "геноцида" контролирует, по данным МВД России, более тысячи объектов экономики и около 80 коммерческих банков: где-нибудь в мире есть еще подобный "геноцид"? Беженцы для правозащитников исключительно козырь и исключительно беженцы по пятому пункту (то есть чеченцы, хотя ради приличий через запятую перечисляются иногда и остальные), а пятый пункт твердо, как ценник, пришпилен и к "слезинке ребенка".

При этом борцы за права не забывают о главных тезисах: о вмешательстве "международных сил" в ситуацию на Северном Кавказе (причем, по мысли наших правозащитников, военное присутствие стран Запада каким-то экзотическим образом обеспечит нам даже "свободу слова"), о переговорах только с Масхадовым или "здоровыми силами" (список этих "здоровых сил", видимо, уже согласован с западными партнерами), а главное - надо остановить во что бы то ни стало армию, иначе Россия превратится в "фашизоидное государство". Действуют же правозащитники в точном соответствии с предстоящими визитами в Россию руководителей международных структур - и не приходится сомневаться, что новая раскрутка проблем беженцев приурочена, с участием некоторых СМИ (публично заявляющих, что во время первой чеченской кампании, оказывается, "беженцев не было", в отличие от нынешней!), к предстоящему визиту на Северный Кавказ действующего председателя ОБСЕ, министра иностранных дел Норвегии Кнута Воллебэка, который уже преуспел в закулисной игре против Москвы вместе с Асланом Масхадовым и Русланом Аушевым, как о том сообщила "НГ" ("НГ", 27.11.99).

Снова начались крики о "голоде" - и это при усиленной помощи международных организаций только Ингушетии, которая на наших глазах превращается в золотое дно, то бишь "гетто", причем никаких бестактных вопросов о хлебе и прочем местным властям не задают не только правозащитники, что уж совсем непонятно. Снова мелькают картинки только о тех беженцах, которые "нужны", - судьба по меньшей мере 300-тысячного потока русских беженцев, покинувших Чечню раньше, никого не интересует, а ведь им никто бесплатно не оплачивал проезд в теплых вагонах или проживание на квартирах - "не те" беженцы спасались, как могли. Снова наращивается число внутренне перемещенных лиц на границе с Ингушетией и в самой республике (к сегодняшнему дню называется цифра более 230 тысяч), тогда как их реальное число, включая постоянно кочующих через границу, в лучшем случае достигает 100 тысяч, о чем, надо думать, правительство информировано. При этом беженцы, спасшиеся от бомбежек якобы федеральной армии, удивительным образом называют "точное" число погибших, хотя ни один человек, да еще с детьми, спасая свою жизнь, не будет под обстрелом пересчитывать погибших... Словом, все идет как надо и развивается по апробированному идеологическому косовскому сценарию - правда, там, когда дело было сделано, представители стран НАТО (прежде всего Великобритании) вдруг заявили, что слегка (чуть ли не в 40 раз) завысили цифры "жертв этнических чисток", поскольку иначе гуманитарной катастрофы не получалось.

Последовательность российских правозащитников в постоянной и откровенно назойливой раскрутке косовского варианта для России понятна: овес нынче дорог, а "битва за Кавказ", с учетом падения их авторитета в российском обществе, чуть ли не последний решительный бой за "европейские ценности", поскольку Запад зря денег не дает, а дает исключительно под конкретные "проекты". Вот против этого довода правозащитники по-прежнему ничего не могут возразить, а потому тоже приводят испытанные аргументы: так, Евгений Ихлов и Лев Пономарев ("НГ", 26.11.99) сообщают об этом невеселом факте довольно непринужденно: "Досадно, что значительная часть российского правозащитного сообщества может действовать только на гранты из западных стран. Но наши толстосумы не находят возможности поддержать защиту прав человека - огромные средства находятся лишь на черный пи-ар". Господа несколько лукавят - не "значительная часть", а поголовно все российское "движение" содержится Западом, за исключением тех редких людей, которые тратят на правозащитные акции СВОИ ДЕНЬГИ (грантами их, кстати сказать, и не балуют никогда, поскольку все места у пирамиды давно заняты "нужными людьми"), да и с какой стати толстосумам тратить деньги на разрушение собственной страны? Таких прецедентов в мировой практике не отмечено - кроме России, которую, как всегда, помимо собственных умельцев, разрушают на чужие деньги, поскольку все российские революции, начиная с Октябрьской, оплачивались Западом. Если же правозащитники, наша вечная оппозиция, приписывая к себе и Льва Толстого, и Сахарова, и Ганди (чего не сделаешь, когда нет собственного нравственного авторитета), так последовательно отстаивают высокие нравственные ценности, то почему так низок их нравственный рейтинг в российском обществе? Как говаривал вождь международного пролетариата, никто не может скомпрометировать коммунистов, если они сами себя не скомпрометируют. Но ответ у наших борцов всегда, разумеется, один и тот же: нет пророков в своем Отечестве, да и чего можно ожидать от этой страны, превращающейся в "фашизоидное государство"?

Эти иллюзии совершенно не разделяют те люди, которым удалось побывать "внутри" правозащитного движения, по всем своим признакам напоминающего тоталитарные секты. Любопытное письмо прислал нам москвич А.Калинин после публикации статьи "Второй правозащитной революции в России не будет" ("НГ", 10.11.99). В нем, отдавая должное газете, осмелившейся не однажды тронуть священных коров правозащитного движения, читатель "НГ" пишет о любопытном парадоксе истинной позиции борцов за права человека, которые явно не любят черновой незаметной работы:

"Общественность и правозащитников разделяет непреодолимая пропасть, с каждым днем становящаяся все глубже. И это понятно: правозащитники, игнорирующие массовое попрание социальных (да и политических) прав в стране, не могут не оказываться в изоляции. Примечательно то, что правозащитникам нравится их отчужденность от общества. Они даже не пытаются убеждать неправильно мыслящих сограждан, к которым они относятся с подчеркнутым презрением. Всякий раз, когда слушаешь этих тонко чувствующих, умных, возвышенных людей или читаешь их тексты, обнаруживаешь под всеми интеллигентными словесами совершенно хамский тезис: "Все, кто не с нами, - быдло бессмысленное и проклятое, вам никогда не понять того, что поняли мы, впрочем, и этого не надобно - мы наденем на вас наши правильные убеждения и без вашего согласия, в конце концов вы и не такое терпели". Но далее наш читатель приходит к еще более парадоксальному выводу: "Но мое письмо - не об особенностях мышления российских правозащитников. Оно о том, что правозащитники не заинтересованы в реальных результатах своей деятельности. Для них главное - борьба, а не ее результаты... Правозащитники старательно обеспечивают требуемый для русского колорита "надрыв" и хотят, чтобы он не кончался. Они удовлетворяют определенный платежеспособный спрос Запада. Поэтому не будем удивляться тому, что деятельность российских правозащитников оплачивают... Кстати, похоже на тo, что платят не слишком щедро. Ибо страшно узок круг этих правозащитников. И не расширяется".

Увы, монополия эта на "права человека" еще существует - и, к сожалению, ей ничто не противостоит: в итоге к нулю свелась законодательная инициатива Государственной Думы РФ об учреждении института Уполномоченного по правам человека в РФ. Роль Олега Миронова как "государственного" правозащитника все более становится фарсовой и сводится не столько к защите прав человека и объективному анализу российской действительности в этом плане, "сколько к светским посиделкам, скажем, с Александром Григорьевичем Лукашенко.

@@@
России нужна защита от правозащитников
Ростовские взяточники обогнали инфляцию
Свердловский выскочка
Сенаторы проявили принципиальность
Силовики добрались до РАО "ЕЭС"
Скандал в Киеве разгорается все сильнее
Скульптуры Клодта чуть не обезглавили

Сладкое бремя традиций

@@

Нуриевский фестиваль классического балета в Казани

2000-06-01 / Андрей Хрипин



Таким Нуриев вернулся.

Фото Натальи Разиной

БАЛЕТНЫЙ фестиваль, ежегодно проходящий в столице Татарстана с 1987 года, не сразу получил имя самого гениального после Нижинского русского танцора. А дело было так. В ноябре 89-го Нуриев, уже завершивший активную балетную карьеру, приехал в СССР (полулегально, так как уголовная статья об измене родине еще не была отменена), чтобы танцевать в Мариинском театре Джеймса в "Сильфиде". Отправился в Петербург и директор Казанского театра оперы и балета Рауфаль Мухаметзянов. Результатом встречи стало приглашение выступить в Казани в любое удобное время и в любом амплуа. Директор из Казани умеет убеждать, и выдающийся танцовщик тоже, видимо, почувствовал, что этому человеку можно смело довериться. Нуриев выбрал дирижерскую палочку. "Не сидеть же дома и раскисать от старости как квашеная капуста, а дирижеры долго живут", - говорил он. Кроме того, Нуриеву хотелось посетить город, где родилась его мать, Фарида-апа, которая всегда защищала мальчика от отца, кадрового военного, запрещавшего маленькому Рудику даже мечтать о сцене.

И вот 21 мая 1992 года на Шестом фестивале в Казани Нуриев стал дирижером. Шел "Щелкунчик" с Надеждой Павловой. Листая подборку рецензий на тот сенсационный спектакль, обнаруживаешь занятную фразу одного критика, который задается вопросом, "зачем понадобилось Рудольфу Нуриеву экспериментировать с темпами и контрапунктом", и сам же отвечает, что, мол, у великих свои причуды. Рудольф Хаметович разрешил фестивалю носить его имя, хотел вернуться в Казань, но увы... И все-таки Нуриев или Нуреев, спросит дотошный читатель, встречающий в разных изданиях оба варианта. Как правильно? Сам маэстро танца объяснял разночтение так: во всех метриках и документах он записан с буквой "е", однако весь мир пишет и знает его через "и".

Татарский балет - труппа особая. Это театр-музей, где в соответствии с подлинником строго восстановлены шедевры мировой классики. Это и театр-гастролер, проводящий в зарубежных турне больше трех месяцев в году, и театр гастролеров, выступающих нередко даже в самых рядовых спектаклях по ходу сезона. Контакты с западными импресарио принимают все более цивилизованные формы, и это стимулирует творческий и технический рост артистов - короче говоря, художественный руководитель балета, в прошлом ведущий характерный танцовщик театра Владимир Яковлев вместе с квалифицированной командой репетиторов может гордиться результатами неустанной работы. В казанских спектаклях всегда очень крепкая кордебалетная и "корифейская" основа, она как фундамент, на котором возводят свои замки приглашенные звезды.

Фестивальный ажиотаж в российских регионах имеет, как и все на этом свете, свою изнанку. Любой из существующих ныне фестивалей (оперных ли, балетных, драматических) рискует рано или поздно стать скучным будничным явлением - не секрет, что от хорошей традиции до рутины один шаг. Театр имени Мусы Джалиля всеми силами пытается сопротивляться микробу инерции. Не без труда, но праздник пока удается. Возможно, в будущем театр захочет внести что-то новое в принципы проведения фестиваля и в его художественную палитру, а пока нуриевская неделя выжимает энергию из хорошо проверенного старого. Издержки несколько экстенсивного подхода к фестивальной идее продемонстрировал Четырнадцатый фестиваль. Обычная ставка на крупнокалиберных солистов из обеих столиц (а за эти годы в Казани танцевали Г.Комлева и Н.Долгушин, Е.Максимова и В.Васильев, Л.Кунакова, К.Кырб, Т.Чернобровкина, Н.Ледовская, В.Кириллов, Н.Грачева, Ю.Махалина, У.Лопаткина, И.Лиепа...) нынче привела к тому, что из-за невозможности этих самых звезд приехать именно в это самое время исполнительский уровень фестиваля оказался на порядок ниже обычного. (С другой стороны, можно возразить, что если не дать молодым шанс, они никогда не станут мастерами.) Другая проблема заключается в том, что из года в год афиша выглядит почти что неизменно, за исключением деталей, разумеется. Новыми названиями репертуар пополняется достаточно редко. И уж чего нет совсем, так это новых хореографических текстов, новых версий старой классики.

Старт Четырнадцатого Нуриевского был небыстрый и, что называется, с раскачкой. Сильно сокращенная "Спящая красавица" казалась, увы, лишь бледной тенью петербургского великолепия, чему немало способствовала бедность сценографии (Лев Солодовников) и в меньшей степени костюмов (Елизавета Дворкина). Южнокорейская балерина Бэ Джу Юн существовала в спектакле на уровне более или менее аккуратного выполнения текста, ее Аврора была по-спортивному уверена, но пуста и холодна, без какого то бы ни было внутреннего излучения, которое так необходимо в столь харизматической партии. Заметный личностный рост продемонстрировал Константин Иванов из Большого театра, танцовщик благородного лирического склада и по совместительству новоиспеченный руководитель балетной школы у себя на родине в Йошкар-Оле - жаль только, что статично-примитивный образ кукольного принца Дезире в принципе не позволяет раскрыться в полной мере. Малоудачным вышел казанский дебют солистки Петербургского театра имени Мусоргского Ирины Кошелевой в качестве Феи Сирени - то ли от испуга, то ли от неумения балерина нетвердо стояла на пуантах и наделала бессчетное количество технических ляпов, не говоря уже о некрасивых линиях и образной нейтральности.

В "Лебедином озере" танцевала Дарья Павленко из Мариинки. О ней сейчас много разговоров, авансы льются рекой. А на деле оказалось, что балерина не готова даже к тому, чтобы актерски обозначить контраст между черным и белым лебедем. Техническая форма, в которой Павленко предстала в Казани, тоже вызывала сомнения - почти все сложные элементы и фуэте черного акта были исполнены с большим скрипом. Преодолением проблем физического порядка был занят и питомец московского касаткинского балета, а ныне мариинский премьер Данила Корсунцев. Что касается образа, то его Зигфрид больше напоминал тинейджера-лоботряса, чем высокородного принца, кроме того, все мимические эпизоды и "зоны молчания" артист превратил в набор формальных "дурацких" поз и жестов. В сумме дуэт получился странным и нелепым - пока что оба прошли мимо "Лебединого озера", но молодость внушает надежду. Тем более что помнится полноценное выступление Корсунцева в "Щелкунчике" в той же Казани несколько лет назад, а Павленко действительно здорово танцевала в "Среднем дуэте" Ратманского.

Больше, чем Чайковскому, повезло Прокофьеву. "Ромео и Джульетта" в постановке Бориса Мягкова - спектакль спорный, но смотрится на одном дыхании. Балетмейстер использовал текст Леонида Лавровского, однако значительно усилил комические и жанровые мотивы, не забыв при этом более подробно проработать психологические контакты героев. Добрых слов заслуживает работа художников Анны и Анатолия Нежных. Казанская прима Елена Щеглова - трогательная, но несколько более взрослая, чем хотелось бы, Джульетта - составляла слаженный дуэт с лучшим новосибирским принцем Владимиром Григорьевым, который акцентировал в Ромео мягкость, теплоту и лирическую созерцательность. Роль свирепого Тибальда позволила блеснуть импульсивному темпераменту Бахытжана Смагулова, эффектной леди Капулети была Луиза Мухаметгалеева.

Приятное изумление вызвало качество оркестрового сопровождения. В руках главного дирижера Игоря Лацанича казанский оркестр творил настоящую музыку по всем законам симфонического развития. Достойно провел свои спектакли и второй дирижер - Владимир Васильев.

@@@
Сладкое бремя традиций
Следователь размахивал пистолетом и Конституцией
Снабженец питерской мэрии злоупотребил по-крупному
События и происшествия: новости
Спящая красавица работы Страдивари
Старая Россия смыкается с новой
Ступеньки без подогрева

Суда - налево, суда - направо-2

@@

История с угоном буксира омского предпринимателя указывает на заинтересованность новосибирской милиции в черном рынке судов

2002-04-01 / Юрий Тригубович



Об угоне судна Юрия Чукреева "НГ" писала 16 февраля нынешнего года. Но случай, приключившийся с омским предпринимателем, на этом не заканчивается.

Напомню, буксир был угнан из Томской области еще в 1996 г. В прошлом году Чукреев узнал свой буксир в теплоходе, который стоял у одного из новосибирских причалов, правда, под наименованием БТ-15. Выясняя, как он сюда попал, руководство чукреевской коммерческой фирмы "Возрождение" написало заявление в ОБЭП УВД Новосибирска, откуда после проверки последовал ответ, что собственники должны решать свои проблемы в суде.

Но Юрий Чукреев утверждает, что БТ-117 было не только угнано, но и переоформлено в собственность по поддельным документам. В частности, он уверяет, что не его подпись стоит под договором между Лесозаготовительным концерном "Возрождение" и АОЗТ "Гранд-Сервис", по которому судно якобы являлось залогом. И косвенные данные это подтверждают - рядом с "его" подписью стоит печать ЧКФ "Возрождение" - совсем не Лесозаготовительный концерн "Возрождение", а другое юридическое лицо. Напомню, что от "Гранд-Сервиса" БТ-117 "попал" по договору к предприятию "Стройтрест-2", а от него к Ю.Н. Воронину, ныне заместителю руководителя Обского государственного бассейнового управления водных путей и судоходства. Причем договор между "Стройтрестом-2" и Ворониным был нотариально заверен. Затем БТ-117 оказался в руках новосибирского пенсионера В.Н. Комбарова, которому даже было выдано судовое свидетельство.

Вскоре в новосибирском городском ОБЭПе началась повторная проверка. У Чукреева даже взяли образцы подписи. Но на этом дело об угоне судна встало. Почти через месяц его передали в Западно-Сибирское УВД на транспорте, а оттуда, изучив, отправили в город Северск Томской области, где дело лежит без движения около года. Прокурор Северска вообще не нашел оснований для возбуждения уголовного дела. Что касается транспортной милиции, то на территории России не может расследоваться два уголовных дела по одному и тому же поводу. Но как тогда объяснить действия новосибирских борцов с экономическими преступлениями, которые "прошли мимо" поддельных документов? Ведь очевидно, что фальшивые бумаги были изготовлены на территории Новосибирска.

Более того, нотариус Марина Оленич, имя и печать которой стояли на ксерокопии договора купли-продажи двух судов, в том числе БТ-117, между "Стройтрестом-2" и Ворониным, заявила, что договор этот поддельный - фальшивые и печать нотариуса, и ее подпись. Оказывается, под реестровым номером, который указан на ксерокопии договора, в реестровой книге Марины Оленич указаны совсем другая дата и нотариальные действия. Таким образом, напрашивается вопрос о том, откуда взялся фальшивый договор?

Марина Оленич рассказала, что документы с ее фальшивыми подписью и печатью уже всплывали и все они датированы 1999 годом. По одному из таких документов в 2000 г. было расследовано уголовное дело и рассмотрено в суде Центрального района Новосибирска. Тогда в Нотариальной палате Новосибирской области обратили внимание, что в уставе одного из предприятий реквизиты нотариуса Оленич стоят в неположенном месте. Когда пригласили Марину Оленич в палату, то сразу же обнаружили подделку, после чего обратились в правоохранительные органы. И вот, увы, всплывает новая фальшивка, которую сотрудники ОБЭП могли обнаружить уже давно.

В ходе журналистского расследования удалось установить, что договор купли-продажи БТ-117 между Ворониным и Комбаровым существует - многие из заинтересованных сторон это подтверждают. Этот договор якобы удостоверен другим новосибирским нотариусом Мариной Ревенко. Попытка связаться с ней не удалась - она и слушать не захотела. Ее можно понять - охрана тайны нотариальных действий. Но не окажется ли так, что на договоре купли-продажи между Ворониным и Комбаровым стоят поддельные подписи и печать нотариуса Марины Ревенко, как в предыдущем случае?

Но то ли поленились сотрудники ОБЭП Новосибирска съездить к Марине Оленич, то ли не захотели, но факт подделки документа остался без внимания правоохранителей. Хотя, как утверждают юристы, сей факт вполне годится для уголовного дела. Тем более что "фигуранта" и искать не надо - он трудится в Новосибирске и зовут его В.Ч. (в распоряжении автора есть копия приговора и выписки из уголовного дела). В прошлом году суд Центрального района Новосибирска признал его виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями 327 часть 2 (подделка и сбыт официальных документов) и 159 часть 1 (мошенничество) УК РФ, и назначил наказание в виде лишения свободы на два с половиной года. Правда, тут же и освободил по амнистии в честь 55-летия Победы в Великой Отечественной войне.

И если заглянуть в уголовное дело В.Ч., то там можно обнаружить "следы" подделки договора между "Стройтрестом-2" и Ворониным. Кстати, дело было расследовано, даже на неопытный взгляд автора, неплохо. Следователи "перетрясли" рабочий компьютер В.Ч., и среди прочих файлов был "изъят" и запротоколирован текст "стройтрестовской" фальшивки. Судили В.Ч. по шести эпизодам. Десятки остальных подделок остались без внимания следствия, иначе оно растянулось бы на долгое время. Хотя его допрашивали и по поводу БТ-117, В.Ч. ответил тогда, что "заказ" на договор по буксиру он получил от некоего Павла Зубкова. Последнего, правда, следствие не обнаружило и сочло не существующим. Но, думается, В.Ч. точно знает, кто его просил изготовить фальшивку. Без сомнения, что В.Ч. может стать по делу о заказчиках фальшивки основным свидетелем. Только вот будет ли дело? Похоже, новосибирские городские обэповцы всеми силами стремятся избавиться от этой буксирной истории.

По неофициальным данным, у заинтересованных лиц имеются прочные связи с правоохранительными органами Новосибирска. В первой публикации не было необходимости писать подробно о несостоявшемся разговоре с речным чиновником Юрием Ворониным, а теперь - к слову. На ту встречу он пригласил двоих человек, один из которых назвался действующим подполковником милиции. Правда, в разговор он не вступал, видимо, призванный играть роль внешнего "устрашающего фактора".

@@@
Суда - налево, суда - направо-2
Судьба Махатмы
Судьба ТВ-6 и "Коммерсанта" решена
Счета «Открытой России» остались закрытыми
Считать себя европейцем и быть им - разные вещи
Тамара Рохлина признана виновной
Тбилиси вынуждают выбирать между "Газпромом" и "ИТЕРОЙ"

Теория счастья обернулась судебной практикой

@@

На скамье подсудимых появится еще один фигурант по делу организации "ПОРТОС"

2003-03-06 / Иван Сас



На второй круг вышел вчера судебный процесс по уголовному делу в отношении лидеров общественной организации "ПОРТОС" (Поэтизированное Объединение Разработки Теории Общенародного Счастья) Юрия Давыдова и Евгения Привалова. Мособлсуд приступил к повторному слушанию после того, как дело было направлено на доследование. Прокуратура направила в Верховный суд РФ протест, который 16 октября минувшего года был удовлетворен: дело направили на новое рассмотрение.

Возобновление слушаний совпало еще с одним событием. "Во вторник в Москве задержали еще одного портосовца, который находился в федеральном розыске", - сообщила корреспонденту "НГ" член организации, назвавшаяся Юлей. Задержанного зовут Алексей Меркулов, ему 28 лет, он выходец из Украины. "Задержали Меркулова, когда он в ГАИ переоформлял доверенность на машину, - подтвердил эти сведения представитель защиты адвокат Дмитрий Аграновский. - Ему заочно предъявлено обвинение. Очно предъявлено четырем и заочно - еще десяти". Давыдов с Приваловым обвиняются в создании и руководстве незаконным вооруженным формированием, организации объединения, посягающего на личность и права граждан, а также истязании несовершеннолетних.

Напомним, что организация "теоретиков общенародного счастья" возникла в начале 90-х годов. В нее объединились романтически настроенные молодые люди, решившие изменить мир не революционным способом, а перевоспитанием молодежи. На территории бывшего завода "Салют" они создали какое-то подобие коммуны, в которую принимали беглых подростков из разных стран СНГ и занимались их воспитанием. От портосовцев требовался полный отказ от алкоголя, курения, сквернословия, не говоря уже о наркотиках, а также строгое подчинение по старшинству. Чтобы коммуна могла существовать, велась - и небезуспешно - коммерческая деятельность. Подростки не только трудились на объектах коммуны, но и, подобно тимуровскому движению, помогали престарелым, инвалидам и просто нуждающимся людям.

Сгубили "ПОРТОС" две вещи - оружие, которое было обнаружено в ходе оперативно-следственных действий (незаконное вооруженное формирование), и неприемлемые с точки зрения общепринятой педагогики меры воздействия на подростков. За нарушение устава (курение, выпивку и т.п.) их избивали, жестоко наказывали (истязание несовершеннолетних). Как поясняют подсудимые, оружие было приобретено для самозащиты, так как на коммуну частенько "наезжали" рэкетиры и бандиты, воровали имущество и т.п.

@@@
Теория счастья обернулась судебной практикой
Тимор в нашей жизни
Топливо души
Тридцать тысяч четвероногих проблем
Тухлый тунец, гнилая икра и розы с вирусом
У майора нашли патрон, но посадили его за взятку
Убойная сила

Уголовное дело братьев Тихоновых становится политическим

@@

История покушения на Амана Тулеева приобретает все более загадочный и секретный характер

2000-09-29 / Юрий Тригубович



Первые сведения об уголовном деле по приготовлению покушения на жизнь кемеровского губернатора Амана Тулеева стали просачиваться в прессу в начале августа, а именно после задержания известного всему миру биатлониста Александра Тихонова. Напомню, что уголовное дело было возбуждено еще в июне, но до тех пор пока 7 августа не задержали братьев Тихоновых - одного в Москве, прямо в олимпийском комитете, а другого - младшего Виктора - в Новосибирске, общественность не ведала об этом уголовном деле. Причина такой закрытости одна - дело, по утверждению посвященных, значится под грифом "Совершенно секретно". По мнению специалистов, это многое объясняет.

С совсекретностью скорее всего связана подписка адвокатов подозреваемых о неразглашении хода следствия. Даже рассказ адвоката Людмилы Артамоновой о том, что Виктор Тихонов начал давать признательные показания, был назван представителями Новосибирской областной прокуратуры противоречащим закону. Начальник отдела по надзору за особо важными делами областной прокуратуры Юрий Кондратьев сообщил, что Людмиле Артамоновой будет вынесено предупреждение. Кроме этого, по некоторым данным, Людмила Артамонова пыталась наладить сотрудничество с защитниками Александра Тихонова, но пока ей этого не удалось. По ее словам, озвученным в местной прессе, точки соприкосновения в этом деле имеются.

В совсекретные рамки укладывается и тот факт, что Тихонова-старшего "прятали". Долгое время не было известно, в каком следственном изоляторе его содержат. Комментируя эту ситуацию, начальник УФСБ по Новосибирской области Сергей Савченков заметил, что причиной тому - стремление следствия избежать утечки информации. Автору этих строк удалось выяснить, что перемещение Александра Тихонова из одного СИЗО в другой происходило не спецконвоем, как полагается всем находящимся под стражей, а обычной машиной в сопровождении сотрудников правоохранительных органов. Похоже, особый порядок конвоирования также связан с соблюдением совсекретности дела.

Разница между секретным и совсекретным делами существенная. В первом случае некоторые фигуранты проходят под псевдонимами. В делах под грифом "Совершенно секретно" раскрываются подлинные имена всех участников. Надо полагать, что в деле Тихоновых имеются данные и на конкретного исполнителя, и на тех, кто выполнял "разведывательный" заказ спецслужб, связанный с раскрытием готовящегося покушения на Амана Тулеева. К примеру, некоторые искушенные в оперативной работе специалисты полагают, что это "чисто контрразведывательная операция". По их мнению, вначале в оборот был взят Тихонов-младший. Виктор Тихонов теперь известен не только тем, что злоупотреблял алкоголем, но и тем, что был невоздержан на язык. "Мог проболтаться по пьянке". А поскольку его прошлое, по утверждению правоохранительных органов, отчасти связано с криминалом, его могли посадить на крючок и использовать в игре против старшего брата. Поскольку Тихонов-старший не одобрял увлечения Виктора выпивкой и не скрывал этого, у младшего мог появиться и личный мотив. Во всяком случае, роль Тихонова-младшего в этом деле до сих пор покрыта тайной. Тем более что Александр Тихонов назвал свои отношения с Виктором "небратскими". Впрочем, предположения источников информации автора этих строк нельзя рассматривать иначе как предположения. Однако в их пользу говорит аналогия с другим новосибирским уголовным делом, связанным с приготовлением к убийству бизнесмена, ныне председателя Гостелерадиокомпании "Новосибирск", Якова Лондона. Единственное отличие этих двух дел - пострадавший Яков Лондон не подходил под категорию государственного деятеля. Дело Лондона уже на стадии следствия активно обсуждалось в местной прессе. Ни о какой секретности речи не шло, некоторые люди, причастные к делу, давали комментарии. При этом, насколько известно автору, прокуратура ревностно блюла тайну следствия. На стадии судебного разбирательства некоторые СМИ описывали дело Лондона в таких нюансах, что непосвященному невозможно было разобраться. В этом смысле перспектива дела братьев Тихоновых оставляет желать лучшего. Совсекретное дело должно рассматриваться в закрытом судебном заседании. Однако, режим совсекретности в этом случае штука условная. Никто, во всяком случае из известных фигурантов дела, никак не связан с гостайнами.

Некоторые посвященные в дело братьев Тихоновых специалисты утверждают, что это дело не столько уголовное, сколько политическое. Один из офицеров УФСБ в приватной беседе даже заметил: его завершение будет означать, что еще один барьер на пути к неприкасаемости некоторых лиц в России будет сломан. Трудно не согласиться вообще, но тяжело - в частности. ФСБ не всесильно, как в прежние времена КГБ. Первой ласточкой стал депутат Госдумы Николай Харитонов, который сумел добиться встречи с Александром Тихоновым в следственном изоляторе УФСБ по Новосибирской области. Вторым контраргументом против следователей Федеральной службы безопасности стало решение новосибирского областного прокурора Владимира Токарева об изменении меры пресечения подозреваемому на подписку о невыезде. Особенно в УФСБ были удивлены, что это произошло в выходной день - в воскресенье, 24 сентября. Кроме этого никаких формально-официальных поводов к этому дню для такого решения у Владимира Токарева вроде бы не было. Во всяком случае, никаких сообщений и заявлений на эту тему никто не делал. Понятно, что решение новосибирского облпрокурора будет обжаловано в Генеральной прокуратуре РФ.

Официальные комментарии к изменению меры пресечения были стандартны: в связи с ухудшением состояния здоровья и обращениями спортивной и иной общественности. Что касается здоровья, то должностные лица, которые обеспечивали содержание Александра Тихонова под стражей, утверждают, что официальные заявления по этому поводу вызывают вопросы. По их мнению, не настолько уж болен подозреваемый. Тем более что Александр Тихонов содержался в следственном изоляторе поселка Линево под Новосибирском, где идет эксперимент по "европеизации" мест заключения. Там, как утверждают сотрудники УИН, условия более щадящие. Впрочем, это мнение людей хотя и опытных, а все же не врачей. Сам подследственный настаивает на плохом самочувствии, ненормальных условиях содержания и отсутствии в СИЗО приличных препаратов.

Кроме этого Александр Тихонов заявил, что его допрашивали, несмотря на его проблемы со здоровьем. Но независимо от этого решение прокурора Новосибирской области Владимира Токарева выглядит странным в любом случае. С одной стороны, начальник отдела по надзору за особо важными делами областной прокуратуры Юрий Кондратьев постоянно подчеркивал закрытость дела для обсуждения в прессе, косвенно подтверждая версию о его особой секретности. С другой стороны, не вызывает сомнения, что все публичные выступления Юрия Кондратьева были согласованы с его начальником Владимиром Токаревым. А это говорит о том, что мнение областного прокурора совпадало с мнением следственной бригады УФСБ. И если утверждение посвященных о том, что дело братьев Тихоновых носит гриф "Совсекретно" верное, то что же тогда могло изменить позицию Владимира Токарева? Единственное - истекли законные сроки содержания Александра Тихонова под стражей. Но тогда и формулировка прокурорского постановления об изменении меры пресечения была бы другой.

@@@
Уголовное дело братьев Тихоновых становится политическим
Усиление боевого дежурства
Фемида не выдержала медийного давления
Худякова и Аракчеева ждет Верховный суд
Через всю Евразию - за две недели
Экс-губернатору вменили боеприпасы
Эрнст - Мерабу, Грузия - философу

Эхо теракта в Печатниках гаснет в Ставропольском суде

@@

Два года назад на улице Гурьянова в Москве был взорван жилой дом

2001-09-08 / Иван Сас, Александр Шаповалов



ЗАВТРА исполнится два года с того дня, как в Москве на улице Гурьянова был взорван жилой дом. Тогда погибли 106 человек. 13 сентября кошмар повторился на Каширском шоссе, где под обломками рухнувшей многоэтажки были погребены 124 человека. В той страшной серии взрывов, которые сразу же назвали "чеченскими", еще были Буйнакск и Волгодонск. Но в настоящий шок страну повергли именно московские взрывы, первый из которых прогремел в Печатниках ранним утром 9 сентября 1999 года.

"ЦЕНА - СООТВЕТСТВУЮЩАЯ"

Взрывом на Гурьянова были полностью разрушены два подъезда дома # 19. Дом пришлось "довзрывать": люди не смогли бы жить в уцелевших подъездах рядом со страшным провалом. Их расселили по новостройкам в считанные дни, и власти принялись ломать голову над тем, что будет на месте взрыва. Были разные предложения. Например, разбить сквер с памятным знаком. Но использовать освободившуюся столь страшным образом территорию было решено иначе: место трагедии окружили элитные многоэтажки. А там, где погибли люди, лежит памятный камень.

Четыре монолитных 25-этажных здания на 148 квартир каждое возведены силами столичной строительной фирмы "Мосстроймеханизация-5". Все дома уже сданы, в двух строители еще устраняют некоторые недоделки. Два дома частично заселены. "70 процентов квартир предназначено для продажи, а 30 процентов будет передано городу", - сказали корреспонденту "НГ" в "Мосстроймеханизации-5". Квадратный метр площади в этих башнях стоит 570 долларов. "Жилье здесь повышенной комфортности, поэтому и цена соответствующая", - пояснили нам представители строительной фирмы.

МОЛЧАНИЕ СВИДЕТЕЛЕЙ

Пока в Москве продают квартиры в новых домах на Гурьянова, в Ставрополе продолжается процесс над пятью жителями Карачаево-Черкесии, которых обвиняют в причастности к взрывам домов в Москве и совершении других особо тяжких преступлений. Аслан и Марат Басановы, Муратби Туганбаев, Таукан Французов и Муратби Байрамуков были арестованы сотрудниками ФСБ в начале прошлого года в ходе спецоперации, подробности которой не разглашаются.

Судебный процесс планировалось начать в феврале этого года в Верховном суде Карачаево-Черкесии, однако подсудимые и их адвокаты потребовали суда присяжных. По решению Верховного суда России дело было передано в Ставропольский краевой суд. Но в начале июля на предварительных слушаниях подсудимые неожиданно отказались от своего ходатайства и судебный процесс повели обычным составом - судьей краевого суда и двумя народными заседателями. Заседания проходят в закрытом режиме на территории исправительно-трудовой колонии в пригороде Ставрополя.

Уголовное дело, заведенное по статье "терроризм", насчитывает 10 томов. Из обвинительного заключения следует, что Муратби Байрамуков, Аслан и Мурат Басановы, Муратби Туганбаев и Таукан Французов изготавливали взрывчатые смеси и переправляли их в Москву в мешках под видом сахара Эркен-Шахарского завода Карачаево-Черкесской Республики. В дальнейшем эти смеси были использованы при взрывах жилых домов. Установлено также, что все пятеро прошли подготовку в лагерях Хаттаба, а затем, вернувшись в КЧР, занялись подготовкой взрывов в Москве и других городах. В подготовке и организации террористических актов в Москве подозреваются еще два жителя Карачаево-Черкесии - Гочияев и Крымшамхалов. Оба объявлены в международный розыск.

Сейчас на процессе объявлен перерыв, который продлится до 17 сентября. Он вызван необходимостью дать возможность сотрудникам прокуратуры провести более тщательную проверку хода предварительного следствия, на которой настаивают адвокаты. По мнению защиты, в период ареста обвиняемых и во время содержания их в следственном изоляторе "Лефортово" к ним могли применяться недозволенные методы психологического и физического воздействия.

@@@
Эхо теракта в Печатниках гаснет в Ставропольском суде