Когда врач нужен всем


@@@

Бюрократические препоны мешают развитию частной медицины в Таджикистане

2002-07-31 / Виктория Панфилова







Население Таджикистана приближается к 6 миллионам человек, и это ни для кого не является секретом. Однако до последнего времени мало кому было известно, что все таджикистанцы без исключения в той или иной степени нуждаются в медицинской помощи. И дело не в каких-то неожиданных болезнях, невесть откуда свалившихся напастях. Дело в том, что в течение последних десяти лет здравоохранение республики совершенно не развивалось. В годы гражданского противостояния светила таджикской медицины и многие рядовые, но опытные, знающие свое дело врачи и медработники вынуждены были покинуть республику. Некоторые, как, например, профессор Минхож Гулямов, были убиты. А потом власти, традиционно озабоченные сугубо военно-политическими вопросами, просто забыли о здравоохранении.

Сегодня, по данным Красного Креста, проблемы в области здравоохранения республики приобрели настолько серьезный и острый характер, что необходимо срочно изыскать несколько миллионов долларов для возобновления деятельности этой организации в Таджикистане. Самостоятельно страна просто не в состоянии поддерживать систему на должном уровне. Бюджет республики выделяет на охрану здоровья населения в год всего 17 тыс. долл., что составляет 0,0027 долл. на человека. Месячный заработок врача равен 7 сомам, то есть едва превышает три доллара. При этом на тысячу человек приходится всего 2 врача; 5 медицинских сестер и фельдшеров.

Бесплатная медицинская помощь в таких условиях немыслима. Больным приходится платить за все - за осмотр, консультации, лекарства, уход. Красный Крест считает, что статистика рождаемости и смертности в Таджикистане не может быть надежной, поскольку 40% населения не в состоянии оплатить визит к врачу. Иными словами, около половины населения страны живет вне медицинского статистического контроля.

Однако, по словам министра здравоохранения Таджикистана Аламхона Ахмедова, не все так мрачно. К примеру, пик смертности среди населения пришелся на 1980-е гг., а к 2001 г. ситуация в республике значительно улучшилась. Сегодня, отметил министр, особое внимание уделяется здоровью матери и ребенка, поскольку в Таджикистане имеет место не только высокая рождаемость, но и высокая младенческая и материнская смертность. В этой связи властями разработана и уже реализуется программа по планированию семьи. В сферу медицины "направляются огромные средства для повышения уровня здравоохранения", говорит министр и добавляет, что "Таджикистан - страна мусульманская. Но это вовсе не означает, что наша религия запрещает планирование семьи". Действительно, Коран не ограничивает количество детей в семье, но в то же время указывает, что их всех необходимо воспитать, а не оставлять на произвол судьбы. Примером может служить многолетняя программа планирования семьи в Исламской Республике Иран, где довольно успешно справляются с этой задачей, как, впрочем, и с профилактикой серьезных заболеваний, включая СПИД.

Еще одна острая социально-медицинская проблема - положение женщин. После войны в Таджикистане осталось около 25 тыс. вдов, и у каждой в среднем по пять детей. Понятно, что прокормить их многие женщины не в состоянии. Надежда только на международные организации. Все сходятся в одном: самостоятельно Таджикистан из нищеты не выберется. Нужна международная финансовая помощь, иначе ситуация будет только обостряться.

Разве допустимо, говорит Аламхон Ахмедов, когда "5,7% женщин фертильного возраста рожают два раза в год, а 12,5% - рожают каждый год. А женщине, для того чтобы восстановить здоровье, необходимо три года, и в Коране это также указано. А психология основной массы населения в отношении детей - Бог дал, Бог взял. Поэтому сегодня в каждом районе республики мы открываем центры по планированию семьи".

Однако далеко не все жители республики могут себе позволить обратиться за помощью к врачу - к медикам идут лишь те, у кого есть деньги. Красный Крест также сообщает, что многие дети школьного возраста не посещают школу, потому что родители стыдятся отправлять их туда оборванными и босыми. Около 80% таджиков живут за чертой бедности. Цифра пугающая.

В этих условиях министр Ахмедов ратует за развитие частной медицины. Сегодня в порядке эксперимента в различных регионах страны открываются лаборатории семейной медицины и центры санпросвета, оснащенные современным медицинским оборудованием и финансируемые Всемирным банком. Кроме того, в Таджикистане узаконена частная медицинская практика. Получить лицензию может врач, доказавший свою профессиональную квалификацию. Вместе с тем, по словам министра, пока практикующих врачей в Таджикистане мало. И связано это прежде всего с общей экономической ситуацией.

Корреспонденту "НГ" удалось побывать в одной из частных больниц, которая построена на средства местного предпринимателя, президента компании "Нур" Нурулло Усмонова. Клиника оснащена современным немецким оборудованием, укомплектована высококвалифицированным медперсоналом: одних кандидатов наук здесь 11 человек. При этом, по словам Усмонова, из-за бюрократических проволочек больница вот уже три месяца не может принять пациентов. Другими словами, предприниматель не может получить лицензию на право деятельности.

Еще один бич Таджикистана - регулярные вспышки инфекционных заболеваний. Нынешним летом возбудители брюшного тифа обнаружены в южных районах республики. По последним данным, уже заболело около 40 тыс. человек, а это означает, что речь по существу идет об эпидемии. Источником заражения является питьевая вода. Как известно, нынешний год изобилует осадками. С другой стороны, отметил министр Ахмедов, в Таджикистане всегда была проблема с чистой водой. По его словам, бороться с этой проблемой помогают международные организации, которые в первую очередь оказывают помощь лекарственными препаратами. Министр также отметил, что "благодаря их помощи в республике уже нет полиомиелита, а корь и дифтерит практически сведены на нет".

Беспокойство медиков вызывает туберкулез. За последние шесть месяцев только в городе Кулябе от туберкулеза умерли 15 человек. При этом болезнь все больше распространяется среди военнослужащих и контингента следственных изоляторов.

@@@