Беженцев пугают родиной


@@@

Палаточные лагеря в Ингушетии превращаются в разменную карту противников нынешнего чеченского руководства

2002-12-17 / Алла Хейнонен



Когда из Москвы и Грозного раздаются призывы к вынужденным переселенцам вернуться домой в Чечню и принять участие в восстановлении собственного дома (причем при непосредственном участии сегодняшней власти - и федеральной, и республиканской), тут же возникает недовольство со стороны так называемых правозащитных организаций. "Возвращаться нельзя! В Чечне не созданы условия безопасности для людей, там страшно ходить по улицам, страшно жить", - утверждают правозащитники, многие из которых и в Чечне-то в последний раз были если не десять, то лет пять назад. Они не знают (или не хотят знать?) того, что в этой "страшной" республике живут и работают, согласно данным переписи, 1 миллион 88 тысяч 816 человек.

В настоящее время в республике действует 15 пунктов временного размещения, где находятся почти 14 тысяч человек. Почти половина из них - дети. В первую очередь сюда переселялись жители палаточных лагерей, которые были расположены на территории самой Чечни - в селе Знаменском Надтеречного района. Большинство ехало с надеждой и с желанием вновь оказаться дома. Наконец 9 июля последняя палатка в Знаменке была демонтирована и ее обитатели перевезены в Грозный.

Далеко не все приехавшие оказались довольны новыми условиями проживания. Многие ожидали лучшего. Это неудивительно, ведь при переезде некоторые чиновники поторопились наобещать чуть ли не золотые горы. Но вернувшиеся в родной город люди не обнаружили и пятой части того, что им посулили при переезде. Мебели для знаменцев в пунктах временного размещения не оказалось, обещанный продовольственный паек не выдавали, хлеб стали подвозить только через несколько дней после заселения, лекарства в оборудованном здесь медпункте оказались дефицитом, гуманитарной помощи никто не подвозил. Эти и другие трудности вызвали недовольство людей, и они вынуждены были жаловаться в Миграционную службу РФ, председателю правительства Чеченской Республики, мэру Грозного, в комитет по делам вынужденных переселенцев, международные организации.

В конце концов неповоротливый чиновничий механизм все же заработал. Хлеб стали поставлять регулярно, подвезли недостающую мебель, приняли дополнительные меры по усилению безопасности людей.

Проблемы переселенцев, несомненно, помогают решать и международные организации: Датский совет по беженцам, "Врачи без границ", Международный Красный Крест, Чешская гуманитарная миссия… Список немалый. Об их полезной деятельности знают практически все чеченцы.

Однако иной раз складывается впечатление, что иные гуманитарные структуры только и занимаются тем, что ждут промаха со стороны российских властей. И тогда весь мир узнает о том, что права российских граждан в Чечне якобы опять ущемляются.

Среди беженцев, возвратившихся в Чечню, есть и те, которые по-прежнему ворчат, что им не создали надлежащей обстановки. Надо признать, что многие из них за годы проживания в палатках стали скандальными и озлобленными иждивенцами. Они ждут, что им найдут работу, восстановят документы, построят жилье, отведут в школу их детей, привезут еду, будут выдавать деньги. Все это объяснимо, ведь большинство населения не виновато в том, что произошло с ними и с их родиной. Но сейчас в Чечне никто не живет в тепличных условиях.

Обитатели палаточных лагерей в Ингушетии не в восторге от мысли, что им придется вернуться домой, в Чечню. Немалую часть из них запугали "добрые" правозащитники или пособники бандформирований (нередко, кстати, это одни и те же лица). Они стращают людей "федералами", и это им особенно хорошо удается, когда вдруг в Грозном после падения вертолета начинают взрывать жилые дома, где, возможно, проживали родственники террористов. В этом случае боевики потирают руки и говорят "федералам" спасибо - ибо их ряды начинают пополняться.

Другие боятся и своих и чужих, плохо понимая, где чужие, а где свои. Есть и такие, которые прекрасно понимают, что им надо быть подальше от правоохранительных структур, четвертые скрываются от кровников и настоящих бандитов.

И все же, к счастью, ситуация меняется. Именно поэтому количество вынужденных переселенцев, желающих переехать в Чечню из Ингушетии, сейчас уже превышает возможности Чечни их принять. По данным правительства Чеченской Республики, в 2002 году из Ингушетии в Чечню возвратились более 80 тысяч человек, хотя немалое количество остается пока еще в палаточных городках на территории Ингушетии.

@@@