"Государство не должно создавать законы под одного человека"

@@

Вице-спикер Совета Федерации Владимир Платонов заявил в интервью "НГ", что законодательный процесс становится более политизированным

2001-07-19 / Ольга Тропкина



- Владимир Михайлович, вы были в числе противников закона о новом порядке формирования Совета Федерации. Но прошел уже почти год, состав верхней палаты за это время почти полностью поменялся, это повлияло на качество работы?

- Я и сейчас не сторонник этого закона, я его исполнитель. Не знаю, почему Генеральная прокуратура реагирует и вносит представления только на то, что какие-то региональные законы противоречат федеральным. Этот конфликт на самом деле во многом надуман. Тут и спорить-то не о чем: федеральные законы имеют приоритетное право. Другое дело, что наше федеральное законодательство находится в противоречии к самому себе. Яркий пример тому - недавно принятый закон о политических партиях. В зале заседаний Совета Федерации даже аплодировали, когда он был принят. Не понятно, правда, чему радовались, ведь закон по многим позициям не работает. Он заведомо был неработающим, и я считаю, что это огромный ущерб для построения правового государства. Жаль, что члены Совета Федерации не руководствуются мнением специалистов. Это грустно. Прошлый состав верхней палаты никогда не принимал таких правовых актов. Для нас было очень важно знать, обеспечен ли закон материальными ресурсами, будет ли он работать.

- Какие еще принятые законы, по вашему мнению, не делают чести парламенту?

- Поздний Ельцин - это принятие нескольких законов, относящихся к вопросам совместного ведения Центра и регионов, которые на самом деле превратили их в вопросы исключительного ведения Центра. Это, в частности, дополнение в закон об основах местного самоуправления и закон об отношениях между исполнительной и законодательной властью субъектов Федерации. И тот и другой были приняты через преодоление вето СФ. Ранний Путин - это закон о новом порядке формирования Совета Федерации, законы, наделяющие президента дополнительными полномочиями, о которых ничего не сказано в Конституции, и законы, которые позволяют президенту распускать законодательные органы власти, а главам регионов - распускать парламенты субъектов и органы местного самоуправления. Кстати, по Конституции органы государственной власти не имеют права вмешиваться в деятельность органов местного самоуправления.

Что касается более поздних путинских законов, то сейчас идут сложные переговоры между президентской властью и парламентом, в которых участвуют ученые, выступающие на стороне парламента. Речь, в частности, идет о законе, по которому субъекты Федерации не имеют права иметь свои нормы, вводящие какие-либо санкции. Я не знаю, чем закончится этот спор, но надеюсь, что в пользу Конституции. То же самое можно сказать и по закону о милиции, где вводится норма без согласия субъектов назначать руководителей милиции, хотя охрана общественного порядка вообще отнесена к вопросам местного самоуправления. Кроме того, я считаю недопустимым распоряжение министра культуры и Госкомимущества о наделении себя полномочиями управлять памятниками культуры. Так что примеров очень много.

Я не являюсь сторонником передачи всей полноты власти президенту. Это все у нас уже было и ни к чему хорошему не привело. Государство не имеет права создавать законы и строить себя под конкретного человека. Даже если этот человек очень уважаемый и ему верит народ. Представьте, что было бы, если бы президентом России при таких законах стал Владимир Жириновский. В свое время он довольно-таки цинично объяснял, сколько стоит каждое место в списке на выборах. Не знаю, сколько стоило бы место начальника ГУВД Москвы, но, наверное, очень дорого при таком подходе к государственному устройству.

- Выходит, что регионы проигрывают шаг за шагом эту битву на правовом поле, даже несмотря на согласительные комиссии?

- Что касается закона о милиции, то я узнал о согласительной комиссии только тогда, когда ее работа уже закончилась. Все было сделано очень спешно. Так работать нельзя.

- Поправку в закон о милиции, согласно которой в указе президента о назначении руководителя органов внутренних дел субъекта РФ должно быть лишь обозначено мнение губернатора, которое не является решающим, предлагала группа "Федерация". Именно ее мнение, а не мнение глав регионов, похоже, и стало решающим.

- Я являюсь автором документа, который описывает взаимоотношения между субъектом Федерации и ее представителем. Чтобы Совет Федерации продолжал работать в интересах регионов, эти взаимоотношения должны быть четко прописаны. Я считаю, что представитель не имеет права высказывать свою позицию, не согласовав ее с органом, направившим его в СФ. И та работа, которая проделана по этому вопросу на уровне Москвы, должна быть востребована. Что же касается появления группы "Федерация", то я считаю, что это ошибка. Даже в монархической России парламент как-то противостоял главе государства. Именно в спорах должна рождаться истина. А то, что сейчас происходит и в Государственной Думе, и в Совете Федерации, - нонсенс. При всем моем уважении к президенту, совсем нет необходимости так тотально его поддерживать. У него и так много рычагов власти. К тому же и в создании, и в работе группы "Федерация" заложен конфликт, что плохо отражается на работе парламента.

- Вы говорите о том, что опыт Москвы в части выборов представителя в Совет Федерации востребован. Не секрет, что практика заключения договоров между полпредами и губернаторами, по которым в СФ направляется лояльный Центру сенатор взамен на какие-то привилегии, применяется уже довольно активно.

- Опыт не перенимается по какому-то указанию. Его востребование должно быть естественным. Если собрались люди, которые хотят сделать орган власти действительно независимым и демократическим, то они это и делают. Мы ни с кем не согласовывали кандидатуры на пост сенатора от Москвы. Невозможно себе представить, что сенатор будет иметь возможность голосовать, не учитывая мнения субъекта.

- А как вы относитесь к идее о переходе к выборности верхней палаты парламента, после чего она превратится в настоящий сенат?

- Я не думаю, что Совет Федерации, формируемый на основании закона 1995 года, был игрушечным. Не считаю, что он был игрушечным в первые два года работы верхней палаты и сейчас формируется как-то несерьезно. Верхняя палата по-прежнему наделена огромными полномочиями. И здесь важен вопрос, каким образом люди туда попадают и что они потом делают. Бесспорно, что самый строгий контроль осуществляется только тогда, когда происходят выборы. Но для того, чтобы были выборы в Совет Федерации, нужно вносить изменения в Конституцию.

- Как известно, Егор Строев уже предположил, что с прохождением Земельного кодекса в верхней палате возникнут проблемы. Каков ваш прогноз на принятие сенаторами этого документа?

@@@
"Государство не должно создавать законы под одного человека"
Milky way
Банковскую систему губит монополизм
Башмет извинился за опоздание
Бедность населения тормозит развитие отечественной экономики
Бедные, но гордые... своей профессией
Божоле старо, но убедительно

Бремя пожарных хлопот

@@

О нем рассказывает начальник управления Государственной противопожарной службы Восточного округа Москвы Александр Назаров

1999-09-17 / Ольга Тропкина



Александр Сергеевич, увеличилось ли за последнее время в округе, который курируете вы, количество пожаров и проблем при их ликвидации?

- Скорее нет, чем да. Ситуация нормализовалась, и уже вполне можно говорить о снижении количества пожаров. Более того, реже выезжаем на тушение мусора, что раньше доставляло нам немало хлопот. Резко идет снижение количества возгораний подвалов - почти в три раза.

Летом в связи с длившейся достаточно долгое время жарой в Москве резко возросло количество возгораний на балконах. Это действительно проблема, поскольку пожар, да еще и на высоте, тушить всегда чрезвычайно сложно. Балконы, как это часто бывает, захламлены легковоспламеняющимися материалами, и брошенная с верхнего этажа сигарета легко может спровоцировать пожар. Огонь уходит в квартиру и на вышележащие балконы. И зачастую происходит так, что загораются сразу несколько соседних балконов. Такие пожары тушить трудно потому, что приходится использовать подъемные механизмы, которые в свою очередь бывает чрезвычайно сложно установить, например, там, где растут деревья. Внутрь же квартир тоже не так легко попасть, поскольку во многих квартирах установлены железные двери. Вскрывать их приходится долго, а малейшее промедление при тушении пожара - это распространение огня на еще большие площади и, соответственно, крупный материальный ущерб.

- В связи с повсеместной приватизацией квартир, я знаю, у пожарных зачастую возникает масса проблем с проникновением в квартиру для проверки вентиляционных шахт.

- Те вентиляционные коробы, которые находятся непосредственно в квартирах, с точки зрения пожарной безопасности нас волнуют меньше. Они скорее предназначены для того, чтобы вы не знали, что готовит ваш сосед. Если короб перекрывается, то все запахи с нижележащих этажей просто-напросто идут в вашу квартиру. Это контролируют другие организации.

Нас больше волнует система дымоудаления и внутренние пожарные краны, которые находятся на лестничной клетке общего пользования. Бывают случаи, когда люди выкупают сразу две-три квартиры на одном этаже. Так вот для нас, кстати, гораздо удобнее, когда приватизируют сразу все квартиры на этаже. (К примеру, Вячеслав Зайцев, проживающий на территории нашего округа, выкупил целый сектор.) В этом случае на этаж можно попасть по специальному разрешению или предварительному звонку. Соответственно, все коммуникации и системы находятся в хорошем состоянии, в том числе и те, которые обеспечивают пожарную безопасность. Но если человек покупает две квартиры, он, как правило, отгораживает и часть холла. Вот здесь-то и возникают проблемы.

В том случае, если человек отгораживает себе пространство на законном основании и согласовывает свои действия с главой управы того межведомственного района, в котором он живет, мы тоже спокойны, поскольку имеем возможность следить, не перекрываются ли системы общих коммуникаций, дымоудаления, пожарный водопровод. Но если это осуществляется незаконным порядком и не согласуется с нами, то пожарная безопасность от этого очень страдает.

- По радио можно услышать рекламу "пожарного" телефона доверия, однако часто люди жалуются на то, что по нему, во-первых, дозвониться бывает чрезвычайно сложно, а во-вторых, якобы на сигналы, поступающие от населения, пожарное управление округа реагирует весьма слабо.

- В нашем округе такой телефон доверия есть. Но, к сожалению, насколько мне известно, многие жалобы, поступающие от жителей нашего округа, все же не подтверждаются. Люди, особенно пожилого возраста, иногда попросту привлекают к себе внимание подобного рода звонками. Но те жалобы, которые имеют действительно обоснованный характер, мы принимаем к сведению и работаем по ним.

Телефон, который упомянули вы, находится в управлении города. Наша же "горячая линия" скорее выполняет "дежурные" функции. Туда действительно можно обратиться по волнующим вопросам, но дозвониться, я согласен, порой и вправду сложновато. Происходит это прежде всего потому, что по этому телефону мы принимаем и телефонограммы рабочего характера, и вызовы на прием какого-либо объекта. Но каждая жалоба, независимо от того, обоснованная она или нет, не остается без нашего внимания - мы пишем официальный ответ, отчитываемся, подтвердились те или иные факты или нет.

- Летние пожары в Подмосковье как-нибудь сказались на положении дел в Восточном округе?

- И нет, и да. Нам, конечно, неблагополучная ситуация в Подмосковье все же доставила определенные хлопоты и трудности. Ведь мы направляли на тушение лесов подмосковного района и личный состав, и технику округа. А поскольку лето - сезон отпусков, то остававшимся "на посту" приходилось работать в более напряженном режиме.

- Александр Сергеевич, какова ситуация с возгоранием свалок? Ведь свалки - один из опаснейших источников пожаров. К тому же дым, который выделяется при горении, к примеру, пластиковых отходов, чрезвычайно вреден для экологии, а Восточный округ и так не совсем благополучен в этом отношении.

- Судя по сводкам, фиксирующим выезды за последнее время, количество возгораний мусора резко сократилось. Основной всплеск подобного рода пожаров пришелся на апрель, когда стояла довольно-таки жаркая погода. Забывать об опасности, в том числе и экологической, которую несет пожар хотя бы одной горящей свалки, не стоит. Однако нас в данное время больше всего беспокоит состояние деревьев. Из-за жары, стоявшей почти все лето, много деревьев высохло. А когда спиленные деревья своевременно не вывозят, малейший источник огня, к примеру окурок, может вызвать пожар, размеры которого предугадать сложно. Листва, мелкие ветки мгновенно загораются, и кто знает, как далеко это может распространиться и к каким последствиям приведет.

- Есть ли у вас нарекания к правительству Москвы, достаточную ли помощь вы получаете от властных структур города?

- Это скорее вопрос к городскому управлению, мы же работаем с префектурой. Но и я бываю на заседаниях правительственной комиссии города Москвы, и вопросы столицы в целом - это вопросы, волнующие меня и как начальника пожарного управления Восточного округа, и как рядового жителя города. Например, на заседании комиссии недавно рассматривался вопрос о приведении жилого сектора города в надлежащее противопожарное состояние. Выступая на нем, мэр Москвы Юрий Лужков подверг резкой критике работу тех жилищных организаций, префектур, которые несерьезно относятся к вопросам пожарной безопасности. Префектура Восточного округа, с которой работаем мы, нареканий от правительства не получила. Я с этим полностью согласен. К примеру, за последний год нам оказали помощь в строительстве 26-й пожарной части, стоимость которой оценивается в 21,5 миллиона рублей, мы провели ремонт подъемных механизмов, закупили столь необходимые новые пожарные машины.

- Однако и жилищный фонд столицы, и коммуникации, особенно по мере удаления от центра, все-таки ветшают. Факт очевиден и отмечается многими специалистами. Увеличивается ли у вас в связи с этим количество проблем?

- Мы не можем наши проблемы рассматривать отдельно от общегородских. Приведу в пример акцию "Наш двор". По мере того, как проблема разрухи московских дворов решается, становится легче работать и нам. Ведь убирается мусор, заполнявший в недавнем прошлом территории наших дворов, пространство освобождается от нагромождений. Все аккуратно, чисто. Человеку, который видит такую красоту, стыдно даже бросить окурок, он поищет урну, а это исключит и возгорание. Именно поэтому такие общегородские мероприятия, как "Наш двор", "Наш подъезд", ведут к снижению количества пожаров. Когда и дома, и подъезды, и дворы приводят в надлежащее состояние, одновременно решаются и проблемы наши - пожарные.

Приведу и другой пример. В районе Новокосино жилье больше продавали, нежели давали. Разница налицо: в этом году там не было ни одного пожара. Происходит это потому, что живет в районе определенный контингент, который соблюдает правила безопасности, меняет электропроводку, пользуется современной бытовой техникой. В квартирах жильцы не пользуются ни "допотопными" утюгами, ни ламповыми телевизорами. Люди заинтересованы поддерживать хорошее состояние собственной квартиры, лестничной клетки и балкона.

- То есть, как я понимаю, хлопоты вам доставляют не особо обеспеченные люди?

- Скорее те, кто ведет антиобщественный образ жизни, злоупотребляет спиртными напитками. От общего числа всех погибших на пожарах они составляют 99 процентов.

- Вы все время повторяете, что нельзя захламлять балкон, нельзя загораживать пожарные люки. Однако люди просто вынуждены это делать, поскольку люк - свободный доступ в квартиру для воров.

@@@
Бремя пожарных хлопот
В остатке - человек
Владимир Тихонов: «Мы неплохо поговорили с Рогозиным...»
Во взаимоотношениях двух палат парламента заложен конфликт
Давайте лучше поиграем
Диагноз - лицедей
Договор о коллективной безопасности

Еще раз о "Современнике"

@@

В воскресенье театр отметил свое 45-летие премьерой спектакля "Еще раз о голом короле"

2001-04-17 / Григорий Заславский







ВЧЕРА в афише "Современника" значилась премьера спектакля "Еще раз о голом короле", театр второй вечер подряд принимал гостей и справлял свое 45-летие. Но 15 апреля, в день основания, в зале бывшего кинотеатра "Колизей" на Чистопрудном бульваре, где, вдали от других московских театров, давно уже существует "Современник", собрались "самые-самые". Те, без кого этот театр никогда бы не родился, те, благодаря кому он существовал в первые бедные и в нынешние благополучные вроде бы годы. Те, кто играл на его сцене, кто ставил, кто пишет о театре, кто помогает ему спонсорским или человеческим и дружеским участием. "Здесь нет ни одного случайного зрителя. Вам всем - низкий поклон", - сказала Галина Волчек, один из первооснователей театра и его художественный руководитель, выйдя на сцену перед занавесом и перед началом спектакля "Еще раз о голом короле". Ибо в первый раз спектакль был показан в воскресенье.

С одной стороны, вроде бы праздник, к тому же 45-летие театра совпало в этом году со Светлым Воскресеньем, а на душе все равно неспокойно, говорила Галина Волчек, - может быть, на роду этому театру написано переживать и мучиться оттого, что где-то гибнут солдаты и много других несчастий и бед вокруг. Волчек говорила просто и, может быть, поэтому очень проникновенно, так что у многих комок подкатил к горлу и невольно подступили слезы, когда она стала называть тех, кто не дожил до нынешнего праздника театра, и первым - основателя театра Олега Николаевича Ефремова. Зал зааплодировал, встал и не садился, пока назывались имена Евгения Евстигнеева, Галины Соколовой, Александра Вокача...

Затем она вызвала на сцену всю нынешнюю труппу, начиная с тех, кто только вступил в труппу и завершая первооснователями - Лилией Толмачевой и Игорем Квашой - и ветеранами, чья работа проходит за кулисами - директором театра Леонидом Эрманом, замдиректором и легендарным секретарем дирекции Раисой Викторовной…

До спектакля позволили высказаться двум официальным поздравляющим - Юрию Лужкову и Михаилу Швыдкому. Было видно, что Лужков "Современник" знает и любит, любит и его художественного руководителя и относится к ним, если так можно выразиться обоим, с нежной и искренней симпатией. Держался раскованно, говорил хорошо. "Вот мы ходим в театр, - начал он. - И я часто задаю себе вопрос: зачем мы это делаем? Получить удовольствие, посмеяться, насладиться? Конечно. Но, я думаю, театр нам нужен, особенно в трудные времена, чтобы получить какие-то важные ответы. Те, без которых невозможно жить". Вспомнив деревянные лавки, памятные ему по бывшему кинотеатру "Колизей" и сравнив их с нынешними удобными креслами, Юрий Михайлович определил те самые философские вопросы, на которые отвечает театр и назвал "Современник" "одним из таких театров, которые нам помогают". После этого на сцену вынесли потрясающую корзину цветов и несколько папок с грамотами от московского правительства - Галине Волчек, Лилие Толмачевой и Игорю Кваше. Расцеловавшись с основателями театра, Юрий Михайлович вернулся в зал.

Его место заступил министр культуры Михаил Швыдкой. Известный театральный критик, доктор искусствоведения составил свое выступление из нескольких театральных "шпилек". Начав за здравие: мол, редкий театр пройдет путь от ХХ съезда партии до Светлого Христова Воскресенья, - министр культуры довольно скоро стал говорить о "Современнике" в прошедшем времени. Все это завершил довольно-таки неуместный подарок. К юбилею "Современника" Михаил Швыдкой преподнес двухтомник, выпущенный к 100-летию Художественного театра. Неуместность (трудно поверить, что умысла тут не было) заключалась в том, что среди составителей этой "энциклопедии" значатся Анатолий Смелянский и Инна Соловьева, в самом начале книги написавшие, что "Современник" скончался достаточно давно, и немало сил прилагающие к тому, чтобы никакого "Современника" в нынешнем театральном обиходе не было. А Волчек, со своей стороны, не раз сказавшая, что ничего общего не хочет иметь с нынешним Союзом театральных деятелей, и не скрывает, что одна из причин - "наличие" там, в СТД, Смелянского. И все это знают. И Швыдкой, конечно, тоже. Потому и передал свой "дар" не Волчек, а как-то эффектно вложив в руки не подозревавшей подвоха Лилии Толмачевой.

После этого все актеры "Современника" заняли места в зале и начался спектакль "Еще раз о голом короле". Надо еще сказать, что Галина Волчек успела заметить, как существенно было для нее приглашение на постановку сына Олега Ефремова Михаила Ефремова, как не случайно и само "юбилейное название", поскольку "Голый король" - одна из великих легенд "Современника".

@@@
Еще раз о "Современнике"
Задержание Гусинского спровоцировало "второй Давос"
История одного собирателя
Как вам это понравится, или Босая душа Айседоры
Как казаки казну спасали
Киевский журнал в Москве
Кипрское солнце

Коллекционеры

@@

Пропускная способность дома Штейнов конкурировала с ЦДРИ, ЦДЛ и ВТО, вместе взятыми

2001-09-12 / Надежда Кожевникова



МНЕ ПОКАЗАЛОСЬ странным, что в гуще теперь публикуемых мемуаров об этой семье не упоминается. Между тем практически все авторы в их доме неоднократно бывали. В годы, которые они вспоминают, появления там просто нельзя было избежать. Так почему же: стесняются, что ли? И я задумалась: с чего бы?

Пропускная способность их дома конкурировала с ЦДРИ, ЦДЛ, ВТО, вместе взятыми. Там не только ели, пили, но и получали своего рода "путевку в жизнь". И те, кто уже прославился, и те, кто еще только всплывал из безвестности, включались в коллекцию, что тщательно много лет собирали хозяева.

Обстановка их московской квартиры и дачи была стильной - семья чуть ли не первой в своем окружении начала собирать антиквариат, но куда больше чем павловской мебелью с "пламенем" гордились гостями, можно сказать, по-отечески вникая в проблемы и заботы каждого, не гнушаясь мелочами.

Они были активны и в общественной сфере: в преклонном уже возрасте не пропускали премьер, вернисажей, юбилеев. Всегда быть на публике довольно-таки утомительно, но у семьи тут была потрясающая закалка. Светские люди, правда, всегда близки к смешному, тем более в СССР, где все напоминало пародию, а уж попытки изобразить другую жизнь - вдвойне.

В дневниках у Корнея Ивановича Чуковского драматург Александр Петрович Штейн упомянут четырежды - и каждый раз в связи с похоронами. У Чуковского, скрупулезно точного, фамилией Штейна открываются списки участников скорбного ритуала: можно представить, что так вот и обстояло. Штейн был тут именно в первых рядах. Хотя на похоронах Пастернака Чуковским отмечено его отсутствие: нюанс характерный.

Короче, если пытаться всех перечислить, кто у Штейнов бывал, бумаги не хватит. Проще выделить отсутствующих. Называю: мои родители.

Последний раз видела Кожевниковых вместе со Штейнами в году, верно, пятьдесят четвертом. Считаю так, потому что на штейновской даче в Переделкине уже отстроили второй этаж: там, у камина, гости и собрались. И был Алексей Каплер, после смерти вождя выпущенный из лагеря, которого я называла "дядей Люсей", а тетей Люсей - Людмилу Яковлевну Штейн.

...Драматург Штейн тоже приобщился к разоблачению культа личности, написав пьесу "Гостиница "Астория", поставленную его другом Николаем Охлопковым с большим успехом. В те годы от писателей не ждали самовыражения, но вот соответствовать веяниям следовало непременно, и быть тут чуткими. Тоже непросто: не забежать вперед и не отстать, не прогневить власть и в то же время вызвать симпатию у либеральной публики, без чего успеха быть не могло. Никакое официальное одобрение, никакая хвалебная рецензия не могли даже отдаленно равняться по влиянию с тем, что возникало из шепота на тех самых, уже набивших оскомину кухнях.

Дом Штейнов и был средоточием слухов - шептаний, хотя крамола в них отсутствовала, а скорее просто выпускался пар. Хозяевам, как и гостям, было что терять. Но Штейны особенно тем притягивали, что никого ни за что не осуждали.

В этой кажущейся неразборчивости действовал механизм, безупречно отлаженный, проверенный и основанный на, скажем, гибкости, характерной для так называемых культурных слоев. Впрочем, понятно - иметь убеждения, открыто их выказывать требовало либо геройства, либо упрямства, когда все сомнения в зародыше убивались в самом себе.

Режим всех принуждал к подчинению, но одни становились в известную позу с видом жертвы, а другие - мой отец, писатель Вадим Кожевников, например, - так держались, будто им это нравится, они-де удовольствие получают, корежа свою личность, свой талант.

Вот причина, как мне представляется, по которой Кожевников дистанцировался от Штейнов. Ведь иначе следовало бы разделить и униженность, подневольность, в той среде не только не утаиваемые, а декларируемые с вызовом как единственно возможный протест.

А вот мою маму к Штейнам тянуло, томило непричастностью к празднику, происходящему так близко, по соседству, на той же улице Лермонтова. Ворота штейновской дачи постоянно оставались распахнутыми, автомобили на въезде теснились, и, когда мы шли мимо, мама грустнела, хотя и не решалась признаться, как ей хочется туда, в многолюдство. Но папа, редко в чем-либо ей отказывающий, тут был непреклонен.

Маму, конечно же, не гульба, пусть шикарная, на широкую ногу, привлекала (это она и сама могла бы организовать), а оттенок избранности, ни с деньгами, ни с должностями, ни с официальными почестями не связанный. Наоборот даже, лучше было бы - не иметь, хотя Штейны с удивительной грациозностью тут балансировали: сами не рисковали, но привечали гонимых (и не гонимых тоже), умудряясь прослыть вольнодумцами, казалось бы, очевидному вопреки.

Александр Петрович пьесы писал исключительно правоверного содержания, зять его, Игорь Кваша, снимался в роли вождя мирового пролетариата Карла Маркса, но на их репутации в либеральном кругу это не отражалось. Сливки творческой интеллигенции, такие, скажем, как поэтическая небожительница Ахмадулина или трибун пламенный Ефремов, не морщились, не брезговали бывать завсегдатаями на посиделках у Штейнов. Такая эпоха: компромиссы являли основу существования. Их понимали, прощали. А вот цельность изображать, наверное, не следовало, как это пытался делать мой отец.

Кстати, в пьесах Штейна, выражаясь мягко, относительной художественной ценности актеры были заняты первоклассные: Плятт и Штраух, Папанов и Миронов, Ия Саввина, Свердлин... Видимо, искусство лицедейства меньше подвержено коррозии в изначально лживых установках, чем литература. Про драматурга Штейна можно сказать, что он был удачлив, дозволенная полуправда особого ущерба его текстам не приносила. Как, например, и Розову, сохраняющему до сих пор удивительный оптимизм. Но были и другие, чей природный дар эпоха растоптала. Имелся ли у них выбор? Принято думать, что да, но я не уверена. Может быть, для некоторых помимо творчества еще ценности существовали, ради которых, по выражению Маяковского, они наступали на горло собственной песне. Валить их в одну кучу с бесстыдными конъюнктурщиками, на мой взгляд, не стоит. Но и желания тут в спор вступать тоже нет.

Зато интересно сопоставить как представителей разных поколений отцов и детей - писателя Юрия Германа и сына его, Алексея, одного из самых значительных теперешних режиссеров. Юрий Павлович с его "Верьте мне, люди" и Алексей Юрьевич с последним фильмом "Хрусталев, машину!". Разрыв колоссальный, не правда ли? В одном интервью Герман-сын говорит, что, когда клали на полку его "Проверку на дорогах", директор картины плакал, умоляя режиссера отказаться от сделанного и себя не губить, и других. Режиссер тоже плакал, но стоял насмерть. Добавляет, что если бы жив был его отец, то заставил бы картину порезать. "Потому что, - цитирую, - он был добрый человек. И не считал, что из-за пучка света надо такую беду навлекать на многих людей".

Так, может быть, все-таки спайка между отцом и сыном была и осталась? Сбереглась основа, на которой все дальнейшее и проросло? Да, жизнь, ростки ее уже в другом, новом времени. Рассуждаю, возможно, по-обывательски, но в поколении наших родителей вижу не только их заблуждения, но и жертвенность, пусть и не всегда оправданную. Во всяком случае, их строго судить, повторяю, у меня лично влечения нет.

В каждом времени существуют свои странности. Та, о которой идет речь, характерна несоответствием яркости индивидуальностей и серой, больше уже негодной к употреблению жвачкой, что тогда называли творчеством. Если обращаться к текстам, той эпохой оставленным, то многие авторы их предстают ну чуть ли не недоумками. А между тем в жизни, свидетельствовать о которой скоро уже будет некому, они, эти же авторы, с редкостной щедростью обнаруживали свою личностную недюжинность, заковыристость, неоднозначность, что в песок ушли по закону изначально жестокому: было - нету.

Нормально: меняются и вкусы, и нравы, и взгляды. Но людям творческим все-таки шанс дается бытие свое мимолетное закрепить. Импульс, если в него трезво вникать, вполне сумасшедший (реализуется из задуманного ноль процентов), но именно он побудитель тех завихрений, что отличают артиста от бухгалтера. Беда, если артистов к бухгалтерской осмотрительности принуждают, а бухгалтеров к сочинению поэм. Но именно так обстояло в державе, гордо именуемой СССР.

Зато жили захватывающе интересно! Иностранцы, проникнув на московские кухни, слюной от зависти исходили: пир духа, поголовная даровитость, искрометность, блестящие реплики, тосты, как философские эссе. На таком фоне их знаменитости унылыми, скучными казались: все молчком, все себе на уме.

А объяснение простое: те в своих книгах себя выражали, наши же - в устном творчестве, опровергая нередко самими же написанное. В застольях выкладывались, в общении. Штейны, умницы, нишу создали, куда устремлялись, изнывая от невостребованности.

Хотя не для всех в маскараде участвовать было мукой, терзанием. Может быть, ошибаюсь, но, как мне видится, Александр Петрович Штейн жил в полном согласии с собой. Дружелюбный, к людям действительно расположенный, отнюдь не богемный, он мог при других обстоятельствах быть, скажем, врачом-терапевтом с хорошей практикой, свой интерес к искусству, точнее, к людям искусства, удовлетворяющим в хлебосольстве. И не надо было бы самому творить.

И вспоминали бы о нем с благодарностью, без той отчужденности, что потом обнаружил кое-кто даже из домашнего окружения. Игорь Кваша, например, в интервью после смерти Ефремова рассказывал, как Олег Николаевич, уходя из "Современника" во МХАТ, приехал взволнованный к нему, Кваше, на дачу. Меня заело: не на вашу, Игорь, - Штейнов. Вы там жили на правах родственника. Нехорошо отступаться, даже если ситуация изменилась и драматург Штейн теперь не в чести.

Соглашатель? А когда, от кого это скрывалось? Между тем кто только не пользовался его гостеприимством! Многолетиями. А попробовали бы вот так, всей гоп-компанией, экспромтом, что называется, к Твардовскому, к примеру, нагрянуть. Не посмели бы, и в голову бы не пришло.

Не сомневаюсь, что и Ефремова первой на даче встретила Людмила Яковлевна, наша всеобщая тетя Люся. Усадила, выспросила. И даже Ефремов вряд ли от чар ее устоял.

Страсть Люси Штейн - быть в курсе всего, как бы и суетная, возвышалась до бескорыстия, свойственного одержимости. Да, бывало, что, распираемая объемом имеющейся информации, она делилась некоторыми фактами с несколько большей щедростью, чем лица, ей доверившиеся, предполагали. Но к сплетницам ее было бы несправедливо причислить. Натура ее не вмещалась в такое определение, потому что коварство - как побуждение к сплетне - в ней отсутствовало, а если огрехи и случались, ее не следовало бы за них винить.

Тут сказывалась специфика тогдашнего нашего существования. Все, несмотря на различия, были спаяны со всеми. И Люся Штейн лишь выразителем являлась общей надобности, общей зависимости друг от друга и всеобщей же невозможности податься куда-либо в сторону.

В обреченности на аморфность во многих жизненных сферах энергия неуемная просыпалась при личных контактах, порой обращающихся в удавку. Никому ничего не удавалось скрыть. Осведомленность полная друг о друге приводила чаще к конфликтности, чем к дружественности, но силилась выглядеть сплоченностью.

Штейны, оба, и способствовали, и сами поддавались иллюзиям, что эпоха, в которую довелось жить, может сойти за нормальную. Люди трезвые, они понимали, что если перемены когда-либо и возникнут, им до этого не дожить.

@@@
Коллекционеры
Конь и трепетная лань
Кто станет следующим президентом Азербайджана?
Масленичные хроники
Минное поле для фаворита
Мир старой светописи
Мы продолжаем надеяться на благоразумие...

НТВ увеличивает объем информационного вещания

@@

Глава информационной службы Александр Герасимов возрождает прежний лозунг канала: "Новости - наша профессия"

2003-04-25 / Наталья Яшина С 12 мая на канале НТВ произойдут изменения. Будет запущена новая сетка вещания. Вместо ставших привычными пятиминутных новостей в эфире появятся получасовые новости в 12.00, 15.00, 17.00 и 22.00. Кроме того, 17 мая выйдет программа Александра Герасимова "Личный вклад", а 18 мая вернется из отпуска программа Леонида Парфенова "Намедни". О причинах подобных изменений в интервью "НГ" рассказал заместитель генерального директора по информационному вещанию на НТВ Александр Герасимов.



- С чем связаны изменения в информационной сетке вещания? Концепция НТВ меняется?

- Меняется только концепция информационного вещания НТВ. До следующего сезона внеинформационный контент канала изменен не будет. Мы убедились, что пятиминутные новости слишком затратны. В телевизионном формате невозможно в течение пяти минут серьезно изложить всю палитру происходящих событий. К тому же мы намерены обеспечить сквозное вещание информационных полноформатных выпусков на территории всей страны, и у нас возвращается возможность полноценно реализовывать творческий ресурс редакции, который с появлением пятиминуток год назад был фактически законсервирован.

- То есть вы увеличиваете объем информационного вещания на канале?

- Да. На 10-15 процентов. Для любой редакции это очень много.

- Кроме того, в эфире скоро появится ваша программа, некоторое время назад появилась программа "Страна и мир". НТВ возвращается к первоначальной своей концепции?

- Мы возрождаем наш лозунг: "Новости - наша профессия", незаслуженно затертый, забытый. Почему он был утерян - не знаю.

- Вы считает, что это была ошибка?

- Да, конечно. Полк, теряя знамя, перестает быть полком. Знамя "Новости - наша профессия" было поднято с первого дня вещания НТВ. Считайте, что сейчас упавший символ вновь поднимается.

- В одном интервью вы сказали, что переход на получасовые новости связан в том числе и с тем, что хочется иметь возможность выходить одновременно и на регионы, и на Москву. Вы ощущаете конкуренцию с региональными компаниями?

- Все очень просто. Это абсолютно прагматичный интерес. В регионах проживает огромная часть населения, которая участвует в социологических измерениях и приносит рейтинги. Рейтинг формируется по многим позициям, в том числе исходя из отношения к каналу. Общее положительное отношение к каналу - это немаловажный фактор. А новости, которые идут на Дальний Восток или Сибирь, создаются всеми федеральными каналами как побочное производство, второй сорт. И совсем другая история - давать на регионы тот же новостной продукт, который идет в Москве.

- Вы стали терять аудиторию регионов?

- Я бы не стал так говорить. Это проблема всех федеральных каналов. Все они производят орбитные выпуски, и у всех на орбитах идет продукт, который по качеству значительно уступает тому, что зрители видят в Москве и на территории европейской части.

- Господин Сенкевич недавно заявил, что в довольно-таки стабильный политический период новости на канале НТВ станут более культурными. НТВ уходит от политики?

- Нет. В нашей стране не легко уйти от политики, мы все в ней живем. Это очевидная погоня за вещами заведомо выигрышными - терактами, убийствами. Все, что связано с кровью социальной или с кровью физиологической, - это выигрышная позиция с точки зрения рейтинга. А на самом деле существует много других событий, которые не менее интересны деловому человеку.

- В таком случае ваши новости не будут проигрывать другим каналам по рейтингу?

- Я не говорю о полной переориентации новостей. Но в общем потоке должно быть сообщение, и не только о том, что идет по всем информационным лентам и лежит на поверхности. Человеку интересен человек в первую очередь.

- Вы будете предоставлять платный эфир кандидатам во время выборов?

- Мы еще не решили. Спешки никакой нет, предвыборная кампания начинается за месяц до объявления даты выборов.

- А ваша передача "Личный вклад" будет идти в записи?

- Нет. Программа будет идти в прямом эфире исходя из многих соображений. Во-первых, это будет последняя по времени программа дирекции информационного вещания в субботу, и, если что-нибудь случится, у нас будет возможность отреагировать на событие. Во-вторых, прямой эфир технологичнее, чем запись.

- Это будет ток-шоу?

- Нет. Это будет программа условно традиционная - с ведущим, с возможностью приглашения гостей в студию, с участием корреспондентов. Это программа, опирающаяся на собственное название. Любую политику можно разложить на экономические составляющие. Равно как и бытовые происшествия. С другой стороны, мы попытаемся показать личный вклад того или иного персонажа. В смысле его материального или политического интереса.

- До вашего прихода на канале Парфенов был признанной "звездой" и остается, конечно. Какие у вас взаимоотношения? Он вам подчиняется или Сенкевичу?

- Я возглавляю дирекцию информационного вещания - будучи заместителем генерального директора. В дирекцию входит команда, которая производит программу "Намедни". Формально Леонид, конечно, мой подчиненный. По неформальным признакам у нас нормальные отношения, которые, как мне кажется, были и до 2001 года.

- Ходят слухи, что Леонид Парфенов был недоволен зарплатой 1 миллион долларов?

- Это "Известия", если я не ошибаюсь, выдали такую цифру - 1 миллион долларов. Они, по-моему, уже извинялись. Тема не имеет ко мне ни малейшего отношения, и ее в принципе не существует.

- Вы в курсе всех перипетий с его уходом, возвращением?

- Он уходил в отпуск. Написал заявление на три месяца. Они заканчиваются.

- Вы поддерживали с ним связь, вы уговаривали его вернуться?

- Да, я говорил с Леонидом и объяснял ему необходимость возвращения. Потому что она существует. Во-первых, Леонид - действительно "звезда", во-вторых, есть определенные экономические соображения возвращения программы, а в третьих, канал теряет и очень сильно на потере лиц.

- Придя на НТВ, вы говорили, что, возможно, будете приглашать других сотрудников с других каналов. А как сейчас?

@@@
НТВ увеличивает объем информационного вещания
На Дону не ломают копья
Национальная тема
Нефть в обмен на продовольствие
Ни правый, ни левый
Обнаженность по Фрейду
Он нужен для нашей славы

Охотники

@@

Элита снова взялась за ружье

2002-12-06 / Анатолий Костюков







"А когтищи у него -во какие!.." Коллаж Владимира Крюкова

По пятницам в VIP-зал аэропорта "Шереметьево" наплывает диковинно одетый народец. В мир кашемировых пальто, бутиковых костюмов и тонкого парфюма вторгаются простецкие робы, по виду - из брезента, грубые негнущиеся штаны, резиновые бахилы до колен, запахи дыма и болотной тины. Вслед за робами и бахилами прибывают кофры, чехлы, саквояжи и коробки, чудной народец группируется в стайки по 4-5 особей и начинает возбужденно галдеть, пока не появится стюардесса и не начнет их выводить стайка за стайкой к подрулившему борту.

Это охотники. Обычное у них дело: взять на уикенд чартер и выскочить куда-нибудь в Зимбабве. А если за буйволом, то лучше в Замбию. Из недальних мест хороша Гренландия. Гренландский овцебык - самый модный в этом сезоне трофей. Да много еще чего можно подстрелить на нашей планете - были бы только страсть, ружье и американские деньги.

Судя по пятничной публике, собирающейся в VIP-залах, в России начался охотничий ренессанс. Оживает, возрождается главная господская забава, вытесненная было из великосветского обихода легкомысленными зарубежными развлечениями вроде тенниса и гольфа или простонародными удовольствиями типа бани. Охота - вот настоящее занятие для релаксирующей русской знати. Веселящий запах пороха, пота и свежей крови - лучший бальзам на ее неспокойную душу.

Так было искони, и грешно ломать отеческий обычай. Даже вожди пролетарской революции начиная с Ульянова-Ленина и Бронштейна-Троцкого - и те любили побродить с дробовиком по камышам. Про сталинских наркомов и говорить нечего - эти стреляли куда ни попадя. Знатные охотники были Никита Сергеевич и Леонид Ильич, про их умение легенды сложены. А с началом демократии все как-то разладилось. Горбачев - совсем не стрелок, а Борис Николаевич хоть и был обучен, и великолепных иностранных ружей ему надарили не меньше десятка, а в знатные охотники не вышел. Одна из его охот (дело было в казахстанском урочище Боровое) едва не стоила егерю жизни, а Нурсултану Назарбаеву - инфаркта.

На время реформ во власть набились "завлабы", которые не то что винчестера - финки в руках не держали. Однажды Бориса Немцова привезли в "Завидово" и заставили стрельнуть по кабану. Немцов стрельнул и даже попал, но вместо восторга испытал тошноту и больше к оружию не прикасался. В это смутное время аристократическая традиция поддерживалась стараниями редких энтузиастов, первыми среди которых были Виктор Черномырдин и его земляк и заместитель Александр Заверюха. Благодаря этим ветеранам остался еще порох в пороховницах.

Владимир Путин к охоте равнодушен. У него даже ружья нет, только табельный ПМ. Это, конечно, не способствует массовости охотничьего спорта, но, с другой стороны, теперь у нас стабилизация, бесстрастное, вялое время, и сильные чувства, играющие в крови настойчивее, чем когда-либо, распирают аорту, требуют выхода. А что же лучше, чем нарезную "беретту" на плечо да в Африку на леопарда?

И вот мало-помалу снова стали втягиваться в азартную мужскую игру высшие российские сословия. Среди прорезиненной и подпоясанной патронташем публики встретишь то важного чиновника, то олигарха. Бывает, что в одной стайке. Приглядишься, а это Ястржембский Сергей, помощник нашего президента. А вон другой Сергей - Приходько, заместитель шефа кремлевской администрации. Знатные охотники. Ястржембский - один из лучших в стране "африканцев", бравший и льва, и слона, и тигра, и носорога, и много чего по мелочи. Евгений Наздратенко заведует рыболовством, но ходить предпочитает тоже на слонов. Где-то в другой стайке должен быть министр печати Михаил Лесин, а может, и вице-премьер Алексей Гордеев, большой охотник до кабанов и пернатой дичи. Премьер-министр Михаил Касьянов тоже стрелок - дай бог каждому, но он ввиду важности чина стеснен в передвижении и чаще всего отводит душу в недальнем охотхозяйстве за Малоярославцем или в кубанских плавнях.

Бизнес представлен в охотничьей элите не менее густо. В "Альфа-групп" к стрельбе пристрастилась вся "головка": и Петр Авен, и Михаил Фридман, и Герман Хан. Хозяин "СУАЛа" Виктор Вексельберг тоже подвержен в сильной степени. Фанат из фанатов - глава Новолипецкого металлургического комбината Владимир Лисин, по совместительству руководящий Стрелковым союзом России. Сергей Лисовский, бывший воротила шоу-бизнеса, увлекшийся теперь куроводством, известен тем, что выстроил в своей подмосковной усадьбе так называемый трофейный дом - спецхранилище для охотничьих трофеев. Из медиабизнеса в этом созвездии стрельцов свой человек - главный редактор "МК" Павел Гусев. Меткий главред заодно с газетой возглавляет, кстати, столичный охотничий клуб "Сафари".

Клубная жизнь охотников - это отдельная сага. Что там клубится, известно только тем, кто туда допущен. Любители свежей дичи, тем более крупной, отделены в особый мирок, это каста, проникнуть в которую не легче, чем в масонскую ложу. Как и в дореформенные времена, членство в той или иной охотничьей компании является индикатором социального статуса стрелка - более надежным, чем положение в светской табели о рангах. Очевидно, допущенность в этот кружок добавляет его члену дополнительные очки. А это скорее всего мотивируется особенностью охоты как развлечения.

Моральный облик охотника довольно-таки сомнителен. Не случайно на Западе политическому деятелю легче сознаться в "голубизне", чем в склонности к убийству безоружных животных. Тамошний электорат мыслит прямо по Вознесенскому: кому, мол, нынче хочется зайчатины, того завтра потянет на человечину. Охота, пишут там в газетах, - это "развлечение для садистов". У нас с этим попроще, однако афишировать страсть к стрельбе по живым мишеням российская знать тоже не любит. Видимо, и наш охотник в глубине души осознает греховность своей страсти и старается отгородить этот островок своей жизни от посторонних. То же чувство влечет его к себе подобным, и нет союзов крепче, нежели союз, основанный на сознании общего греха.

@@@
Охотники
Потребительское искусство
Президент между парламентом и народом
Премьер выступил против деприватизации
Процесс
Прощание с "Курском"
Пэтрик Бьюкенен: скандальный стратег

Ретроспективный гламур

@@

Как Хельмут Ньютон воровал приемы Уильяма Кляйна

2005-05-13 / Галина Окулова







Уильям Кляйн. Фото для рекламной кампании дома «Ив Сен-Лоран». 1963.

Фото предоставлено Фотогалереей имени братьев Люмьер.

19.05–15.06. Выставка «William Klein. In Fashion. Фотографии 1956–1965 гг.» Фотогалерея имени братьев Люмьер.

 

Казалось, после завершившегося не так давно масштабного фестиваля «Мода и стиль в фотографии» тема гламурных снимков закрыта основательно и надолго. Ан нет – в четверг в Фотогалерее имени братьев Люмьер открывается приятная и со вкусом сделанная небольшая выставка Уильяма Кляйна. В России имя Кляйна, мягко говоря, не очень на слуху, хотя современники ставили его на одну доску с Хельмутом Ньютоном, Фрэнком Хорватом и Дэвидом Бейли.

Начинал он не как художник. В 1948 году 20-летний американский юноша поехал в Париж, где вскоре попал под сильное влияние Фернана Леже. И завертелось – увлечение идеями Баухауса, кинетические объекты, коллажи, абстрактная живопись и интерес к фотографии как к высокотехнологичному искусству. Посетивший его выставку тогдашний глава американского Vogue Александр Либерман предложил Кляйну контракт, и тот согласился.

Начав стандартно с фотопортретов роковых красавиц вроде Барбары Муллен или Анук Эме, тридцатых годов, Кляйн скоро пришел к гламурной фотографии как мы знаем ее сегодня – модель подчиняется жесткой линии выстроенного автором сюжета. У снимков Кляйна всегда графичный костяк: линии городского пейзажа, границы черной ткани и белой кожи, бесконечные вереницы отражений в зеркалах (этот фирменный кляйновский прием потом долго эксплуатировал Ньютон). Впрочем, за глянцевой биографией с работой в модных журналах и толпами посетителей на выставках всегда стояло второе дно – Кляйн был и остается довольно-таки отчаянным киноавангардистом, который еще в 1969 году вполне себе золотыми буквами вписал свое имя в историю кино ядовито-смешным фильмом «Мистер свобода», снял еще несколько опусов и хорошо порезвился на ниве рекламных роликов.

@@@
Ретроспективный гламур
СПС И "Яблоко" тоже недовольны правительством
Сахарная волна
Сбой ритма
Сергей Дарькин оказался в кадровом тупике
Сосед по Лаврухе
Степашин добрался до Алекперова

Техника не подвела

@@

"Королевская корова" в театре Et Cetera

2008-04-14 / Григорий Заславский



Следующий за Годом ребенка нынешний Год семьи, вероятно, принесет еще немалое число детских спектаклей и фестивалей. «Королевская корова» – современная сказка для современных детей – вышла в театре Et Cetera, где для детей играли и без спущенных сверху директив.

«Современная сказка для современных детей» – это определение, взятое из программки. Лариса Титова и Александр Староторжский, почему-то кажется, вдохновлялись знаменитой «Балладой о королевском бутерброде», которая, впрочем, прямыми цитатами нигде себя в спектакле не обнаруживает. Король, принцесса, пастух – все слагаемые для сказки в духе Андресена. И это тоже есть, однако Андерсен был бы непременно с печалью, а современная сказка – легче, без перегрузок.

Живой вокал, во что не верится с первого взгляда и с первой ноты, так уже въелась привычка к фонограммам. Но нет, тут поют вживую, танцуя при этом.

Вообще – красивый спектакль. Немного бессмысленный, но красивый. Трудно понять, шутят ли авторы, когда высылают принцессу на дачу и путают какие-то реалии нашей жизни с жизнью королей и принцесс. Но режиссер – Алексей Серов – как-то со всей этой несуразностью справляется, отдельное спасибо художнику Марии Рыбасовой и художнику-аниматору Борису Коршунову. Для спектакля сделано несколько коротких мультфильмов, которые проецируют на большой экран, и даже намечается некоторое взаимодействие актеров с этими веселыми картинками. Что же касается сценографии, то на сцене «работает» несколько довольно-таки сложных механизмов, во всяком случае вращающиеся шестеренки, которые приводят в движение рычаги и какие-то другие шестеренки и колесики, – всё это производит сильное впечатление. И когда сюжет чуть-чуть начинает хромать или актеры недотягивают, техника вступает в игру. И техника не подводит.

Что касается актеров, то надо признать, что подвижность и музыкальность по-прежнему не все решают в драматическом театре и, если начинать с похвал, то первым номером придется признать Андрея Кондакова, который, переодеваясь, играет повара, советника короля и жениха. Жених появляется, можно сказать, «верхом» на морском корабле, с кораблем на голове и очень сильно напоминает ярмарочных докторов, которые в России всегда были немцами, всегда глуповатыми и всегда, конечно, терпели фиаско.

@@@
Техника не подвела
У Аллы Демидовой нет вопросов к актрисе Алле Демидовой
Фантастический боевик в Генуе
Фотомодель, актриса, певица… дизайнер
Хорошие новости нужны всем
Щит для Грузии