"Наивный сектор" российского бизнеса

@@

Пока правительство размышляет, как быть с малым предпринимательством, в регионах оно начинает угасать

2003-02-17 / Юрий Тригубович Обзор подготовлен при участии региональных корреспондентов "НГ": Виктор Свинин (Томск), Владимир Терлецкий (Екатеринбург), Александр Шаповалов (Ростов-на-Дону), Светлана Савенок (Смоленск), Андрей Фарутин (Карелия).



Главной проблемой для малого бизнеса в России остаются разные правила игры, которые определяют местные власти. До сих пор государство не установило для муниципальных образований общих принципов регулирования в сфере малого предпринимательства. Недавно первый заместитель председателя Совета Федерации Александр Торшин заявил, что в верхней палате начали готовить концепцию законотворческой поддержки малого и среднего бизнеса на этот год. Этим займется рабочая группа Совета по поддержке малого и среднего предпринимательства Совета Федерации, первое заседание которого намечено на 27 февраля. А малый бизнес уже встал на путь вымирания.

Недавно в Кузбассе разразился скандал. На одной из центральных магистралей Кемерова около тысячи предпринимателей перекрыли движение. Отчаянная мера была вызвана 50-процентным повышением цен на торговые места на близлежащем рынке. ЗАО "Творец-Х", арендующее территорию рынка у городских властей, без объяснения причин увеличило плату. Знаменательно, что мэр Кемерова Владимир Михайлов вяло отреагировал на претензии торговцев, ограничившись советом заключить договоры с арендатором рынка. На следующий день пикетчики на встрече с представителями "Творца-Х", в которой участвовали чиновники городской и областной администраций, приняли решение подготовить проект договора.

Симптоматичность вялой реакции властей на проблемы малого бизнеса скорее всего заключается в том, что по большому счету власть не видит необходимости развивать этот сектор бизнеса. Как заметил нашему томскому корреспонденту один из чиновников: "К нам за помощью приходят самые наивные. Кто должен был стать предпринимателем, тот им уже стал". По данным "НГ", малый бизнес на Урале не развивается с середины 90-х годов. Причины в позиции мэра Аркадия Чернецкого, заявившего на съезде представителей малого предпринимательства, что у малого бизнеса свои интересы, у бюджета - свои. При этом екатеринбургские чиновники все же вынуждены считаться с малыми предприятиями как с источником поступления бюджетных средств. Иначе чем объяснить постоянно меняющиеся правила игры: рост ставок единого налога на вмененный доход, потом их отмена, резкий рост арендной платы, которую планировалось поднять уже с нынешнего января аж на 50 процентов? В Новосибирске год назад, увеличивая ставки арендной платы, записали муниципальные аптеки в одну строку с казино и ресторанами.

Непростая ситуация сложилась в Ростовской области.

Главное контрольное управление Ростовской обладминистрации провело анализ действующего в ряде муниципальных образований порядка учета объектов розничной торговли и ситуации с выдачей разрешений. Нормативного или рекомендательного документа, который определял бы общие принципы для всех муниципальных образований, нет ни на федеральном, ни на областном уровнях. Поэтому порядок получения разрешений на открытие предприятий в ряде муниципалитетов имеет различия. Так, в городах Ростове, Гуково, Донецке определена уведомительная форма учета предприятий розничной торговли. В Азове, Звереве, Таганроге, Шахтах, Сальске сведения о хозяйствующих субъектах, ведущих торговую деятельность, вносятся сотрудниками торгового отдела на основании представленного пакета документов. Значительно отличается порядок оформления разрешений на право торговли в городах Зверево и Таганроге, где основание для его выдачи - обследование объекта торговли и сферы услуг сотрудниками отдела торговли. При этом критерии обследования не регламентированы, что позволяет чиновникам субъективно подходить к выдаче разрешений. Значительно варьируется в городах срок действия разрешений. Так, в Ростове-на-Дону, Звереве и Батайске срок действия разрешения до одного года. В Азове, Гуково, Сальске, срок - год и более. В Новошахтинске - три месяца.

По сведениям "НГ", в городах области имеются различия в пакете документов, которые требуются для получения разрешения на торговое предприятие. Так, например, в Ростове, Батайске и Донецке надо получить четыре документа, в остальных городах - до восьми заключений. Более того, в Гуково, Азове, Шахтах и Сальске необходимо пройти согласование ассортимента продукции, которой собирается торговать предприниматель, что явно является нарушением законодательства о конкуренции.

Административные барьеры - самая настоящая беда для малого бизнеса в регионах. В строительной сфере Новосибирска сроки получения разрешительной документации постоянно увеличиваются. Но новое строительство при этом не прекращается. Предприниматели давно плюнули на справедливость и решают свои проблемы через вопрос - сколько. По нашим данным, в Карелии успех в бизнесе во многом зависит от близости к власти. Не зря из 60 мандатов городского Совета Петрозаводска треть контролирует местная бизнес-элита. А в Томске, например, тормозом развития малого бизнеса считают городскую Думу. Подготовленную в мэрии программу поддержки малого предпринимательства, которая при этом была согласована с ассоциациями предпринимателей, Гордума отвергла.

Тем не менее местные власти проявляют постоянный и разносторонний интерес к малому бизнесу. С одной стороны, правительство постоянно говорит о малом предпринимательстве как опоре отечественной экономики, поэтому не заниматься им на местах нельзя. С другой - "малый сектор" экономики является одновременно источником поступления бюджетных средств и кормушкой для местного чиновничества, порой приобретающей уродливые формы. По некоторой информации, исполняющий обязанности мэра города Березовского (Кемеровская область) заявил, что предприниматели должны перечислить по 23 тысячи рублей с каждого работающего на спонсорскую помощь. Но любопытно в этом случае другое. Местные власти плохо владеют информацией о состоянии дел в этом секторе.

В Новосибирской мэрии автора этих строк сначала прогнали через несколько телефонов, а закончилось все - налоговой инспекцией. Поэтому долю, которую получает новосибирский городской бюджет от малого бизнеса, установить очень сложно. В Смоленске такого рода информацию можно получить только путем официального запроса и на платной основе. Наш томский корреспондент также не сумел получить у властей по этому поводу внятной информации. Оказывается, томские власти два года пытались выяснить, какую долю "вносит" малый бизнес в бюджет города. Но так и не выяснили. То же можно сказать о Петрозаводске, Смоленске, Самаре. По словам руководителя департамента финансов администрации Самары Татьяны Величко, отдельная статистика по доле малого бизнеса в формировании бюджета города не учитывается. Нет такого учета и в налоговой инспекции. Картина примерно везде одинаковая за небольшими исключениями. Хотя, по косвенным данным, в большинстве крупных российских городов доля малого бизнеса в формировании местных бюджетов составляет до 20 процентов. Поэтому не считаться с этим нельзя.

Отсутствие у местных властей ясного представления о состоянии дел в малом бизнесе препятствует выстраиванию взаимоотношений, учету при планировании бюджета, распределению муниципальных заказов… Кстати, о последнем.

Система муниципальных заказов могла бы стать реальным рычагом помощи малому бизнесу. Однако не везде закупки для городских нужд проводятся так, как это определено законом, - открыто и гласно. В Ектеринбурге, например, можно сказать, муниципальных заказов просто нет. Во всяком случае, представители малого предпринимательства плохо представляют, как они распределяются. В Петрозаводске госзаказ невыгоден, поскольку он обслуживается, как правило, с отсрочкой платежа. Не так давно мэра Новосибирска Владимира Городецкого спрашивали, каким образом одна из фирм, которую в недалеком прошлом возглавлял нынешний вице-мэр Виктор Литуев, получила муниципальный заказ. Мэр отделался стандартным ответом. На уровне Новосибирской области госзаказ вообще представляется сплошным нарушением закона. Он проводится на электронной площадке, сервер которой расположен в Москве. Бизнесмены, участвовавшие в электронных торгах, утверждают, что время окончания торгов на сервере не фиксируется. Поэтому зачастую "победители" вдруг узнают, что выигрыш достался конкуренту. Лишь в Самаре ситуация отличается от обычной. В муниципальном заказе участвует до 80 процентов малых предприятий.

@@@
"Наивный сектор" российского бизнеса
"Повелитель горячей воды" может стать мэром
Банкротство банкротству рознь
Возвращение блудных депутатов
Выборы закончены – тушите свет
Где осядут миллионы?
Генная инженерия красноярских парламентариев

Дорог скандал к дню выборов

@@

В Нижневартовске пытаются понять, кто из претендентов на кресло мэра в этом скандале повинен

2000-06-24 / Сергей Сергиевский



Нижневартовск со всех сторон окружен топкими болотами, преодолеть которые можно только на вертолете.

ХОРОШО подготовленные и вовремя введенные в бой резервы способны решить исход любой кампании - военной или избирательной. Но если на театре военных действий каждый участник действия имеет собственные резервы, сам себе их загодя готовит и до поры тщательно прячет, то в предвыборных баталиях случается, что серьезнейшие пропагандистские (они же контрпропагандистские) резервы лежат на нейтральной полосе между противоборствующими силами, каждый из конкурентов стремится использовать их в свою пользу, и тут все дело даже не в том, кто первый пустит эти резервы в дело, поспешность может только все испортить. Гораздо важнее, кто точнее нацелит на противника всю убойную силу этих резервов. О каких резервах идет речь, просвещенный читатель, разумеется, понял: компрометирующие материалы, которые в зависимости от того, с какой стороны падает свет, могут бросить тень как на кандидата А., так и на его конкурента Б.

Кампании по выборам мэра Нижневартовска еще далеко до решающего сражения, но серьезные резервы уже начинают вводиться в дело. Один из таких резервов - скандальная история о том, как некая фирма "Венко" обманула городскую казну на крупную сумму. К этой истории самым тесным образом причастны оба реальных претендента на кресло мэра Нижневартовска. И в преддверии выборов жителям города интересно знать, кому же в первую очередь предъявлять претензии: действующему мэру Юрию Тимошкову или "нефтяному генералу" Виктору Палию?



ЭТОМУ НЕ ДАЛ, ЭТОМУ НЕ ДАЛ... А ЭТОМУ - ДАЛ, НО НАТУРОЙ

Весной 1996 года терпение администрации города Нижневартовска было на исходе. Главный налогоплательщик - ОАО "Нижневартовскнефтегаз" (ННГ) задолжал в городскую казну огромную сумму и из месяца в месяц - с 1994 года - увеличивал долги. С января по май 1996-го задолженность ОАО "ННГ" только по текущим платежам превысила 200 млрд. руб. (неденоминированных), за это время ОАО "ННГ" заплатило налогов всего на 87 млрд., из них только 22,4 млрд. руб. "живыми" деньгами, остальное - поставленной нефтью и взаимозачетами. Между тем на ОАО висела еще отсроченная по срокам уплаты задолженность в 414 млрд. руб. Долг по подоходному налогу превысил 156 млрд. руб. (из них 107 млрд. - долг за 1995 год).

Мэр Юрий Тимошков в апреле направляет тогдашнему генеральному директору ННГ Виктору Палию письмо: "АО "Нижневартовскнефтегаз" свои обязательства перед городским бюджетом за январь, февраль, март 1996 года не выполнило. Между тем за отгруженную нефть в январе-феврале 1996 года ваше АО получило более 1,0 трлн. руб....Особо следует подчеркнуть, что фактически удержав со своих работников при выдаче заработной платы подоходный налог в сумме 130 млрд. руб., в городской бюджет его не перечислили. Это является грубейшим нарушением налогового законодательства".

Вот как объяснял впоследствии эту ситуацию сам Виктор Палий в газетном интервью: "Мы из скважин денег не добываем - мы добываем нефть. Нам за нее, как и всем нефтяникам, денег не платили. Поэтому в такой ситуации я не хотел оставаться крайним. И отказал всем, кому обязан был платить: и районному, и городскому, и окружному, и областному, и федеральному бюджетам. И предложил нефть в счет обязательств ННГ. Реальную оплату за нефть мы могли получить только с экспорта. Полученные деньги мы направляли на выплату заработной платы. С подрядчиками и смежниками же вынуждены были тоже расплачиваться нефтью". Все логично, кому же хочется быть крайним, но городской администрации остаться крайней пришлось, а вместе с ней и всем жителям Нижневартовска. Правда, это выяснилось не сразу.

Платежи "натурой" - нефтью - стали к этому времени уже системой: в 1993 году нижневартовский бюджет получил натуроплатой 8,5% доходной части, в 1994-м - 42%, в 1995-м - 28%. Надо же было как-то добывать деньги на зарплату бюджетникам и социальные программы. По заключенному между администрацией города и руководством ОАО "ННГ" соглашению "Нижневартовскнефтегаз" могло вносить платежи не только деньгами, но и нефтью, а забота о ее реализации ложилась на плечи мэрии. Но мэрия как структура государственная ни пирожками, не нефтью торговать не имеет права. Нужны посредники - так называемые операторы, которые у ННГ нефть возьмут, продадут, а деньги в городской бюджет перечислят. Разумеется, цена нефти должна быть такой, чтобы и посредник в обиде не остался.

Вот здесь-то и возникли проблемы. Скажем, в апреле 1996-го ОАО "ННГ" уведомило администрацию, что передает в счет уплаты налогов 100 тыс. тонн нефти, и назначило цену - 420 тыс. руб. (опять же неденоминированных) за тонну. В администрации сразу назвали эту цену явно завышенной (рыночная цена в то время была на уровне примерно 370 тыс. руб.) и неконкурентоспособной. Это мнение тут же и подтвердилось: покупателей на дорогую нефть не нашлось, денег в бюджете не прибавилось. Тогда к делу подключился известный нижневартовский предприниматель Вячеслав Шевченко.



УЧРЕДИТЕЛЬ ЗА УЧРЕЖДЕННОГО НЕ ОТВЕЧАЕТ?

Впрочем, начало было спокойным и никаких потрясений не предвещало. В.Шевченко как председатель совета директоров Коммерческого восточно-европейского сибирского банка (Комвесбанка) 16 мая 1996 года обратился к администрации с предложением услуг по реализации сырой нефти, которую ОАО "ННГ" поставляло в счет погашения своих долгов. "В связи с тем, что отпускная цена выделяемой нефти значительно выше рыночной, нефть необходимо реализовывать после ее переработки на НПЗ", - объяснил Шевченко суть своего плана. Предложив этот путь - реализацию не нефти-сырца, а более дорогих нефтепродуктов - Шевченко соглашался брать нефть по цене, которую диктовал Палий. На следующий же день, 17 мая, был подписан договор между мэрией и ОАО "ННГ" о поставках городу в счет погашения долга в июне, июле и августе по 181 тыс. тонн нефти по цене 440 тыс. руб. за тонну. А еще через неделю, 24 мая, Вячеслав Шевченко подписал договор с администрацией города о реализации этой нефти. Интересно, что Шевченко подписал его не как председатель совета директоров Комвесбанка, теперь он выступал в ином качестве - генерального директора АОЗТ "Венко", которое и должно было заниматься реализаций "налоговой" нефти.

В августе того же года Шевченко обращается к руководству города с предложением о продолжении сотрудничества: "В связи с нашей договоренностью... и договоренностью с руководством АО "Нижневартовскнефтегаз" просим оформить передачу объемов нефти нашей компании в сентябре-декабре 1996 года в объеме 690 тыс. тонн по цене объединения". Вскоре соответствующий договор был подписан, а гарантом того, что "Венко" будет рассчитываться с городским бюджетом аккуратно, выступил Комвесбанк, тот самый, где В. Шевченко - председателем совета директоров. Была предусмотрена в договоре и еще одна гарантия: право городской администрации на безакцептное списание средств со счета "Венко" в случае невыполнения фирмой ее обязательств (мэрия уже имела опыт получения от других посредников денег за отгруженную нефть лишь с помощью УВД, ФСБ и налоговой полиции, да притом с немалыми потерями). Теперь договор, казалось, был составлен надежно и предусмотрительно. Цены бы этому договору не было, если бы только "Венко" и "Комвесбанк" его выполнили.

Денег город по-прежнему не получал. С самого начала В.Шевченко выговорил себе льготные сроки оплаты, 60 суток с момента перекачки нефти - предложенная им схема требовала дополнительного времени на переработку нефти. Но шестьюдесятью сутками не обошлось. В августе был перенесен на сентябрь срок выплаты долга, накопившегося за "Венко" с мая. К середине августа Шевченко был уже должен Нижневартовску кругленькую сумму: без малого 60 млрд. руб. Шевченко от долгов не отказывался, обещал все вернуть, да к тому же "грозился" выплатить проценты по банковским кредитам, которые вынужденно, от безденежья, брала городская администрация. Но и в сентябре "нефтяные" деньги в городском бюджете не появились. Между тем нефть от ОАО "ННГ" шла к АОЗТ "Венко", и последняя ее продавала через компанию "Вес-нефть", руководимую опять же Вячеславом Шевченко. Получала эту нефть "Вес-нефть" по 440 тыс. руб. за тонну, а продавала на нефтеперерабатывающие заводы по 480 и по 500 тыс. руб., то есть ни поставщик, ни посредник в обиде не были. Виктор Палий, по его собственным заявлениям, никогда не занимался возвратом денег, застрявших где-то в недрах "Венко". Да и зачем ему этим заниматься - он с администрацией "как бы" (используем модное нынешнее словечко) расплатился. Но если отбросить все промежуточные стадии и подробности этой громоздкой схемы и рассмотреть самую суть, увидим такой результат: деньги, которые Виктор Палий (не персонально, разумеется, а как руководитель "Нижневартовскнефтегаза") был должен городскому бюджету, перекочевали к Вячеславу Шевченко, а город ничего не получил, остался крайним.

"Компанию "Венко" для выполнения функции оператора выбирал Ю.Тимошков, - скажет два года спустя Виктор Палий. - "Нижневартовскнефтегаз" к этому никогда не имел никакого отношения". Вот только Палия и Шевченко в городе называют давними деловыми партнерами, под упомянутым договором от 24 мая 1996-го о реализации нефти фирмой "Венко" стоит и подпись Виктора Палия, а "Нижневартовскнефтегаз" - один из учредителей АОЗТ "Венко".



ПЕРВЫМ ДОЛГОМ САМОЛЕТЫ, НУ А ДЕНЕЖКИ ПОТОМ

В конце сентября 1996 года терпение городской администрации все-таки лопнуло. Мэр Юрий Тимошков дал начальнику финансового управления задание оформить инкассовое поручение на списание денег с расчетного счета "Венко", задолжавшего уже 68 млрд. руб. Но безрезультатно: счет-то у "Венко" был открыт все в том же Комвесбанке, где председателем совета директоров Вячеслав Шевченко... Добиться благорасположения этого банка администрация города так и не смогла, он даже не исполнил свои гарантии, как был обязан по договору. Сначала банкиры потребовали представить дополнительные документы, завязалась переписка, а потом... истек срок гарантии банка. Это было уже в конце января 1997 года.

Сейчас мэра Юрия Тимошкова упрекают за медлительность в истории с "Венко", за то, что не отказался вовремя от услуг Шевченко, не сразу обратился к правоохранительным органам. И основания для таких упреков есть. Но, с другой стороны, именно Тимошков с самого начала добивался от Шевченко возврата долга, и помощи у правоохранительных органов тоже первым попросил он. Администрация в начале 1997-го обратилась в прокуратуру города и Ханты-Мансийского округа, УВД, налоговую полицию. А Шевченко по-прежнему не отказывался платить, на обещания не скупился, расписывал разные варианты возврата денег. Во многом именно этим объясняется долготерпение Тимошкова: надежда получить долг постоянно маячила перед ним.

Вдобавок у Шевченко в тот момент находились веские объяснения: он предупреждал городскую администрацию, что "из-за систематического невыделения ресурсов со стороны ОАО "Нижневартовскнефтегаз" нарушена система платежей за нефть и АОЗТ "Венко" не может своевременно выполнить свои обязательства по оплате". Это отражено и в дополнении к договору от 23 августа 1996 года: "В связи с недопоставкой ОАО "ННГ" июльской партии нефти в объеме 30 тыс. тонн, отсутствием подтверждения ресурсов на август, а также высокой ценой реализации сроки оплаты за реализованную нефть переносятся".

Обращался Тимошков и в арбитражный суд, и суд принял решение о возмещении ущерба, причиненного компанией "Венко" городскому бюджету. Но тут, как это обычно случается, Шевченко из города уехал, компания "Венко" свернула свою деятельность в Нижневартовске и ликвидировала имущество. И самого Шевченко, и имущество компании постоянно искали. Время от времени у нижневартовцев от долгого ожидания возникало что-то вроде галлюцинаций, казалось, что в городе уже слышен запах денег: 26 февраля 1998 года в АКБ "Московский национальный банк" поступили от некоего АОЗТ "Машинтрейд" 60,5 млн. руб. (уже деноминированных) за векселя "Комвесбанка", дальше эти деньги должны были попасть в бюджет Нижневартовска. Но 11 марта в "Московском национальном банке" ввели внешнее управление в связи с тем, что он оказался в "тяжелом финансовом состоянии". Запах денег растаял.

Периодически появлялись сообщения, что арестованы и выставлены на продажу принадлежащие "Венко" автомобили и производственная база в Нижневартовске, земельные участки в Подмосковье, акции разных компаний. Но все это могло покрыть лишь малую часть долга: летом 1998-го он составлял - без учета пеней и штрафов - 360 млн. руб., то есть 60 млн. долл. по курсу того времени. Прошел по Нижневартовску слух, будто какой-то банк выплатил Вячеславу Шевченко долги не деньгами, а... боевыми самолетами Су-17, и нижневартовцы начали прикидывать, не взять ли у Шевченко эти самолеты в счет долга и как бы их повыгоднее продать. А депутаты городской Думы периодически включали долг "Венко" в доходную часть городского бюджета на очередной год, а потом, в конце года, задним числом корректировали бюджет, потому что никаких денег от Шевченко в доходную часть не поступало.



МЫ ГОВОРИМ - ВЫБОРЫ, ПОДРАЗУМЕВАЕМ - НЕФТЬ. И НАОБОРОТ

В 1996 году, когда начиналась вся эта история, в Нижневартовске, как и сейчас, проходили выборы мэра. Как и сейчас, было два главных претендента: действующий мэр Юрий Тимошков и представитель "Нижневартовскнефтегаза" Юрий Гончарук, которого, естественно, поддерживал его "генерал" Виктор Палий. Кстати, тогда Гончарука поддерживал и Вячеслав Шевченко. Нефть и выборы в Нижневартовске - две вещи неразделимые. Как только в середине 1995 года Гончарук предложил приблизить выборы и провести их в декабре того же 1995-го, сразу же стали сокращаться поступления "живых" денег от ОАО "ННГ" в городской бюджет: в первом квартале было перечислено 57 млрд. руб., во втором - 47 млрд., а уже в третьем - всего 18 млрд. руб. Всякие бывают совпадения, но можно предположить здесь и логику, которая сильнее случайностей: зачем перечислять деньги конкуренту, когда нужно обеспечивать избирательную кампанию своего ставленника? А ближе к выборам, в середине 96-го, городскую администрацию стали активно критиковать за то, что мало считается с проблемами нефтяников. Хотя именно мэрия вместе с городской Думой помогали "Нижневартовскнефтегазу" добиться отсрочки по уплате недоимки ННГ в федеральный бюджет более чем в 1 трлн. руб., а Дума еще и приняла решение о рассрочке выплаты долга ННГ в 400 млрд. руб. до 2000 года.

С 1996 года в Нижневартовске происходили большие события и серьезные изменения. На мэра Юрия Тимошкова было совершено два покушения, он долго лечился после серьезнейших травм, но вернулся на работу, а совсем недавно заявил о намерении снова баллотироваться на должность мэра. "Нижневартовскнефтегаз" был приобретен Тюменской нефтяной компанией (ТНК). Новые хозяева отказались от услуг генерального директора Виктора Палия, при котором ННГ дошло до уровня банкротства, но отстранили его с нарушениями КЗОТа. Палий через суд доказал незаконность своего увольнения, однако в кресло гендиректора вернуться уже не смог, и некоторое время нефтяной "генерал" оставался без армии. Много сил он отдает борьбе с Тюменской нефтяной компанией, пытаясь доказать горожанам, что олигархи, то есть ТНК, намерены их поработить, а городская администрация олигархам в том помогает (ТНК и мэрия тем временем разрабатывают и реализуют совместные социальные программы для города). В мае нынешнего года Палий назначен вице-президентом российско-белорусской нефтегазовой компании "Славнефть", начальником главного территориального управления "Сибирь". Он, разумеется, доволен тем, что после двухлетнего перерыва может вернуться к работе, которой занимается всю жизнь. Но, по мнению сведущих людей, вряд ли он будет по-настоящему удовлетворен этой должностью и на том успокоится. Скорее всего это лишь трамплин для попытки прыжка в кресло мэра. "Мои политические планы с переходом на другую работу не меняются, - говорит Палий. - Я был и остаюсь с городом".

Сегодня наиболее вероятным, самым серьезным, а может быть, и единственным соперником Юрия Тимошкова на выборах главы администрации считают самого Виктора Палия. Правда, Виктор Остапович о своем участии в выборах не заявлял и любит повторять, что его это не интересует, но весь город считает эту его позицию не более чем тактическим ходом. А работу тех местных СМИ, которые его поддерживают, трудно расценить иначе как активную предвыборную агитацию в пользу Палия.

Во всяком случае, предвыборная борьба идет сейчас между ними двоими, и история долга "Венко" - одно из мощных орудий этой борьбы. Вопрос только, в чью сторону оно в конце концов выстрелит. Кажется, противники Тимошкова сильно поторопились, взявшись уже сейчас за это орудие. Выборы пройдут не раньше конца октября (дата еще не определена), так что у команды действующего мэра достаточно времени, чтобы развернуть это орудие в другую сторону. Ведь если на Тимошкове и есть вина за историю с "Венко", то она есть не только на нем (вспомним хотя бы учредителей АОЗТ "Венко"). А вот в том, что сегодня значительная часть этого долга все-таки вернулась в городской бюджет, "виноват" в первую очередь именно Юрий Тимошков. Мэрия нашла-таки долгожданное "взаимопонимание" с Шевченко, и долг стал сокращаться: сначала по мелочам, по 300-500 тысяч, потом по миллиону, по два, по десять, а там и по сто... Это были и прямые платежи, и зачеты, и передача собственности. К середине мая нынешнего года городу было возвращено 250 млн. руб. За фирмой "Венко" пока осталось не меньше: правда, из основного долга не возвращено всего 25 млн., но за несколько лет неустойка превысила сам долг и составляет сегодня 266 млн. руб., да еще почти 19 млн. банковского процента. В итоге Вячеслав Шевченко остается должен Нижневартовску 311 млн. руб. Но, поскольку уже с середины прошлого года постепенный возврат долга стал планомерным и непрерывным, у городской администрации есть серьезные основания рассчитывать, что долг будет погашен полностью, со всеми процентами. И у нижневартовских избирателей достаточно времени до выборов, чтобы понять это.

@@@
Дорог скандал к дню выборов
И всякий раз на сцене мэр во фраке
Ивановский поэт взбунтовался против скотской жизни
Ипотека для военных
Ирина Рабер: "Перенос ЛЭП – интересно, но дорого"
Казань угодила в бюджетный сугроб
Матвиенко собрала своих губернаторов

Мертвым не больно

@@

Пермские кладбища отданы на разграбление

2002-08-14 / Николай Иванов



Городские кладбища Перми стали объектом нашествия грабителей и вандалов. По имеющимся данным, в столице Западного Урала ежедневно оскверняются по шесть-семь могил. Ситуация складывается настолько остро, что ее обсуждению было посвящено специальное совещание, прошедшее в пермской мэрии.

Директор пермского муниципального предприятия "Ритуальные услуги" Мударис Гамилов считает главными виновниками творящегося работников милиции. По его мнению, правоохранительные органы не желают наводить порядок на городских кладбищах.

Еще шесть лет назад после скандального осквернения шести могил пермские власти обязали милиционеров регулярно патрулировать все пермские кладбища. Однако, как выясняется, все эти годы милиция исполняла данное решение из рук вон плохо.

По словам Гамилова, на бумаге стражи порядка утверждают, что они постоянно патрулируют места погребения усопших. Однако смотрители кладбищ и сторожа не видели на погостах представителей правоохранительных органов уже несколько лет. Поэтому вандалы, чувствуя собственную безнаказанность, и разгулялись вовсю.

Сегодня самое крупное кладбище Перми - Северное - охраняют лишь два человека. Естественно, что в одиночку они не в состоянии предотвратить ночные хищения цветных металлов с надгробий. Да что там ночь, если, по словам Гамилова, работники милиции никак не реагируют даже на тех, кто среди бела дня снимает венки со свежих могил и затем продает их у входа на кладбище.

Медленно превращается в свалку и пристанище бомжей второе по величине кладбище Перми - Егошихинское (там похоронены пермяки, погибшие в годы Великой Отечественной войны). Много шума минувшей весной наделала история с осквернением монумента Скорбящей Матери, стоящего у входа на Егошихинское кладбище. Неизвестные преступники (судя по всему, местные бомжи) вырезали из монумента огромный кусок меди. Потом на самом кладбище были обнаружены специальные медеплавильные печи, в которых воры переплавляли старые медные памятники.

В ответ на критику в свой адрес представители УВД Перми посоветовали директору "Ритуальных услуг" заключить договор с вневедомственной охраной. Но денег для этих целей городской бюджет не выделяет. А ведь только на охрану Северного кладбища требуется, по самым скромным подсчетам, от 60 до 80 тысяч рублей в месяц.

Сегодня кладбищенские работники вынуждены просить родственников и друзей покойных не ставить на их могилы дорогих памятников из цветного металла. Если же уговоры не помогают, то близким усопших приходиться писать расписки о том, что всю ответственность за сохранность монумента они берут на себя. Администрация кладбища просто умывает руки.

Помимо грабежей и вандализма пермские кладбища испытывают еще одну проблему: нехватку территорий. Сегодня все они переполнены, и уже к концу нынешнего года может случиться так, что хоронить пермяков будет негде. Городские власти занимаются поисками новых площадок для погребения. Увы, успехом подобные поиски пока не увенчались. К тому же на организацию нового кладбища в пермской казне нет средств. Общая сумма затрат составляет около 15 миллионов рублей, тогда как в бюджете города на нынешний год на эти цели предусмотрено лишь 500 тысяч рублей.

@@@
Мертвым не больно
Михаил Касьянов сблизился с предпринимателями
Москва не будет выселять арендаторов
Москва объявила войну преступности и НКО
Мэру Петрозаводска грозит суд
Мэры выбирают Нижневартовск
Питерская доминанта «Газпрома»

Политические "оргии" у запертых дверей

@@

Мэра Владивостока обязали вернуть депутатам гордумы их кабинеты

2003-10-13 / Игорь Верба







Депутат Госдумы Виктор Черепков является лавным оппонентом действующего мэра Владивостока Юрия Копылова.

Фото Дениса Тамаровского (НГ-фото)

Прокурор Ленинского района Владивостока Дмитрий Романченко опротестовал распоряжение мэра Юрия Копылова о лишении городской Думы помещений. В принципе официально мэр помещения у Думы не отбирал, но и его решение опечатать кабинеты депутатов до тех пор, пока "они не выберут председателя, который будет нести материальную ответственность за все имущество местного парламента", прокуратура признала противоречащим федеральному законодательству и ущемляющим права граждан на местное самоуправление. Мэру предположено в десятидневный срок освободить думские пенаты от своей охраны и допустить депутатов к их рабочим местам.

Однако есть большие сомнения, что мэр немедленно исполнит предписание прокуратуры и не попытается использовать все юридические проволочки для того, чтобы как можно дольше не дать депутатам собраться. Дело в том, что именно в октябре-ноябре верстается городской бюджет, а к какой-либо корпоративности в решении этого вопроса мэр Владивостока не привык. Единственная попытка создать совместный бюджетный план для краевого центра была предпринята депутатами и мэром в прошлом году, но считать ли ее удачной или неудачной, сегодня никто не знает, поскольку старая Дума отчета мэра о проделанной работе не дождалась, а новая - уже четыре месяца не может приступить к работе.

@@@
Политические "оргии" у запертых дверей
Политическое убийство муниципального характера
Про лавочки и заборчики
Регистрация "по найму"
Смертельное торжище
ТНК и "ИТЕРА" поделили "Роспан"
Тридцать тысяч четвероногих проблем

Футболом по социалке

@@

В Питере больницам предпочли стадион

2009-02-04 / Станислав Минин - обозреватель "НГ-Интернет"



Питерские власти решили урезать городской бюджет на текущий год. Об этом было объявлено на заседании правительства Санкт-Петербурга 3 февраля. Доходная часть городской казны в 2009 году будет сокращена на 108,67 млрд. рублей, а расходная - на 90,4 млрд. рублей. Дефицит бюджета составит, таким образом, 38,3 млрд. рублей. Это печально, потому что большая часть неосуществленных расходов – это заторможенные или вовсе замороженные программы. В то же время это интересно. Интересно, потому что кризис наглядно демонстрирует, что именно современный российский мегаполис считает приоритетным.

@@@
Футболом по социалке
Чиновник грязи не боится
Чиновники ответят за базар
Чубайс повесил портрет Ремезова
Экзамен для Анатолия Чубайса
Это было у моря, где ажурная пена…