"Момент истины наступит 31 мая"

@@

Депутат Елена Мизулина считает, что принятие или непринятие президентских законопроектов продемонстрирует, насколько глубок кризис власти

2000-05-27 / Иван Родин



Елена Мизулина.

Фото Натальи Преображенской (НГ-фото)

- ЕЛЕНА БОРИСОВНА, вы - один из авторов альтернативного закона о порядке формирования Совета Федерации. В чем он совпадает с президентским и чем от него отличается?

- Сходство двух законопроектов в том, что создается профессиональная основа для деятельности обеих палат парламента, то есть восстанавливается принцип разделения властей. Различия же состоят в принципах формирования Совета Федерации, в сроке осуществления полномочий и во взаимоотношениях члена Совета Федерации с теми органами законодательной либо исполнительной власти, которые их делегировали в его состав.

Итак, первое: принцип формирования Совета Федерации. В нашем законопроекте разделены полномочия по выдвижению кандидатов и их избранию. Выдвигают законодательные и исполнительные органы власти и их решения принимаются коллегиально и тайно, а избирает членов Совета Федерации все население региона. То есть в нашем законопроекте фиксируется принцип прямых выборов. В варианте же президента и выдвижение, и избрание, по существу, производятся одним и тем же органом - законодательным (представительным) органом субъекта Федерации, то есть граждане не участвуют напрямую в выборах членов Совета Федерации. Это первое.

Второе: по сроку полномочий верхней палаты. В президентском варианте - 4 года, а нашем - 6. Этот срок мы закладываем для того, чтобы обеспечить стабильность власти, чтобы не было одномоментного изменения всех федеральных органов власти. И третье отличие касается деятельности сенаторов после избрания. В варианте президента ничего с этим связанного практически нет, а в нашем - заложено, что член СФ - представитель от законодательного или исполнительного органа власти - обязан выполнять их решения, в том случае если они принимаются по вопросам, отнесенным Конституцией РФ к совместному ведению РФ и субъекта РФ, и оформляются, как положено. В нашем законопроекте предусмотрено, что в том случае если член СФ не выполняет решения органа, интересы которого он представляет в Совете Федерации, это может являться основанием для его отзыва. Таким образом, нами вводится императивный мандат. Решение об отзыве принимается двумя третями коллегиального законодательного либо исполнительного органа власти. Кроме того, для отзыва члена СФ этим органам нужна поддержка не менее одного процента подписей избирателей региона. То есть мы предлагаем несколько осложненную процедуру досрочного освобождения членов СФ.

Также наш вариант законопроекта предусматривает подвижный срок членства в Совете Федерации - от двух до шести лет. Конкретный же срок для представителей того или иного региона устанавливается местным законом. Так что наш вариант, конечно же, более радикальный. Но я думаю, что даже если пройдет и президентский вариант, то для меня это не будет трагедией. И мы глубоко убеждены, а нас шесть авторов, что рано или поздно Россия все равно придет к тому варианту, который мы предлагаем.

- Ваш законопроект, судя по настроению ряда фракций, большинства, конечно, не наберет...

- Да, но только я сразу же подчеркну, что такое настроение связано не с качеством законопроекта, оно связано с политической конъюнктурой, то есть с поддержкой именно законодательной инициативы президента. Внес бы президент наш вариант или близкий к нему - была бы другая ситуация.

- Вам скорее всего предложат подавать поправки ко второму чтению. Как вы думаете, что-нибудь из вашего законопроекта будет включено в окончательный текст?

- Да, я думаю и надеюсь, что это произойдет. Во-первых, часть, связанная с последующими взаимоотношениями членов Совета Федерации и представляемыми ими регионами. В президентском варианте это прописано слабо. Я также полагаю, что его надо выправить в части выдвижения кандидатов. Процедуры выдвижения и избрания в нем практически сливаются, а их надо развести, то есть определить более широкий круг лиц, которые смогут выдвигать кандидата. Не надо все отдавать на произвол губернатора и главы законодательного органа власти. Это ошибка, а поэтому надо сделать процедуру выдвижения более демократичной. Кроме того, я считаю, что было бы неправильно отрицать тот опыт, который многие губернаторы и главы законодательных органов власти приобрели за эти годы. Ряд из них - это люди весьма уважаемые и влиятельные, и было бы несправедливым от их опыта отказываться. Поэтому в нашем проекте закона есть статья, и я надеюсь, что она будет включена во втором чтении и в президентский, о некотором переходном периоде. В течение этого периода - в нашем законе 30 дней, но можно говорить и о другом - действующие члены нынешнего Совета Федерации имеют право выбора. Или они автоматически переходят, как это записано в нашем варианте, на 6 лет в новую верхнюю палату, складывая свои полномочия у себя в регионе и не проходя через процедуру прямых выборов, или остаются на своих нынешних постах.

- Одним из последствий одобрения путинского закона, как утверждают некоторые комментаторы, может стать довольно серьезный контроль кремлевской администрации над новыми сенаторами, которых по приезде в Москву тут же начнут разными способами "обрабатывать". Вы согласны с этим?

- Если это действительно будет так (а я не могу этого исключать, как, впрочем, и утверждать это с уверенностью), то это очень глубокое заблуждение. Человек всегда помнит, благодаря кому он получил такой высокий статус, такой громадный объем полномочий. И когда новые сенаторы оглядятся, они будут "отрабатывать", "отдавать долги" тем, благодаря кому они попали в Совет Федерации, но не администрации президента. Да, наверное, исключения из этого правила будут, но прежде всего члены верхней палаты станут работать на губернаторов и законодательные органы власти регионов, направивших их в Москву. А так как законодательные собрания во многих регионах практически полностью контролируются исполнительной властью, то она фактически будет выдвигать в Совет Федерации обоих представителей. В столице эти люди будут контактировать друг с другом, будут объединяться, а значит, в Совете Федерации будут сформированы группы членов СФ, за которыми станет скрываться интерес вполне определенный. И я не считаю, что это так уж и плохо.

- Почему, на ваш взгляд, именно в последние дни началось такое сильное давление на депутатов Государственной Думы со стороны региональных лидеров?

- Мне это понятно. Самое главное для губернаторов - это иммунитет члена Совета Федерации. И как бы они там ни лукавили и что бы публично по этому поводу ни заявляли, иммунитет для них чрезвычайно важен. Второе - это высокий статус, которого они не хотят лишаться. Они же напрямую входят во все коридоры, с президентом Российской Федерации на одной ноге, а он, как ранее, так и, может быть, даже до сих пор вынужден перед ними заискивать. И это региональных начальников очень устраивает, и им не нравится, что все может измениться. А расчет их может состоять в следующем: видя, что Путин - человек осторожный и серьезно ориентирующийся на общественное мнение, они просто хотят поднять последнее против президентских инициатив, организовать депутатское сопротивление. Ведь если оно будет очень ожесточенное, то, может быть, вся инициатива завянет. Отклонили законы - а президент больше не станет на них настаивать.

Кстати, если губернаторам удастся отложить рассмотрение предложенных Путиным инициатив, а тем более их провалить, то для России это станет трагедией, потому что это будет означать, что ситуация с концентрацией власти у региональных руководителей приобрела необратимый характер. А стало быть, разрушение Российской Федерации фактически неизбежно. Поэтому в случае провала законопроектов Путину будет дан очень серьезный сигнал: региональные руководители ради своей неприкасаемости готовы пойти и на подрыв единства страны.

Нынешняя ситуация, кстати, - это проверка того, насколько глубок кризис власти в нашей стране.

- Таким образом, можно считать, что 31 мая станет для всех неким моментом истины?

@@@
"Момент истины наступит 31 мая"
Александр Руцкой: "Дай Бог, чтобы я ошибся..."
Бордюжа займется безопасностью СНГ
В Ираке появилась "своя" власть
В ожидании строгой дамы из Брюсселя
Валерий Шанцев: партийные списки - угроза демократии
Губернатор в законе

Демократия в мавританском стиле

@@

Ведущие страны осудили путч в Нуакшоте

2008-08-08 / Андрей Терехов



МИД России назвал вчера неприемлемым силовой захват власти в Мавритании. США, Великобритания, Франция также осудили бескровный военный переворот, организованный в бывшей французской колонии, на северо-западе Африки.

В МИД России вчера с сожалением отметили тот факт, что это уже не первый случай после получения Мавританией независимости в 1960 году, когда военные приходят к власти в результате госпереворота. На этот раз был свергнут президент, избранный в марте 2007 года на первых в истории страны честных и транспарентных выборах.

«В Москве исходят из того, что смена власти силой не может быть приемлемой... Такие антиконституционные действия заслуживают осуждения», – заявили на Смоленской-Сенной. В Москве положительно оценили обещание созданного группой военных нового исполнительного органа Мавритании – Государственного совета как можно скорее провести демократические президентские выборы.

Напомним, что 6 августа в Мавритании был совершен переворот, который возглавили бывший начальник генштаба и глава президентской гвардии Мохамед ульд Абдель Азиз и командующий армией Мухамед ульд Газвани, ранее отправленные в отставку президентом страны. Президента Сиди Мухаммеда ульд Шейха Абдаллахи и премьер-министра Яхью Ахмеда аль-Вагхефа арестовали. Также было объявлено о создании временного Государственного совета во главе с Мохамедом ульд Абдель Азизом. Со времени обретения Мавританией независимости (1960 год) это четвертый военный переворот в стране. Предыдущие состоялись в 1978-м, 1984-м и 2005 году, сообщает ИТАР-ТАСС.

Ведущие державы и международные организации единодушно осудили переворот. В заявлении Африканского союза содержится требование к мавританским военным вернуть власть конституционному правительству. К «немедленному восстановлению конституционного порядка» призвал генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун.

Госсекретарь США Кондолиза Райс, в свою очередь, заявила: «США осуждают вооруженное свержение демократически избранного правительства Мавритании». Райс подчеркнула, что Вашингтон «выступает против любых попыток смещения правительств неконституционным путем», и призвала военных освободить президента и премьер-министра и немедленно восстановить деятельность законного руководства страны.

Председательствующая в Евросоюзе в этом полугодии Франция от имени сообщества призвала к скорейшему возвращению Исламской Республики в конституционные рамки, осудив переворот и встав на защиту президента Абдаллахи.

Между тем, по данным дипломатических источников в Нуакшоте, местонахождение президента и премьера не раскрывается. Информации о самочувствии свергнутых лидеров вчера не было ни от новых властей, ни в прессе. Наблюдатели считают, что никаких контрмер против путчистов внутри страны предпринято не будет. В день переворота местный телеканал показал сюжет о новой власти, из которого явствовало, что все сторонники президента уже переметнулись на сторону новой власти. Эксперты предполагают, что «ничего плохого» с президентом и премьером не произойдет. Возможно, их держат даже в собственных квартирах и впоследствии вернут им свободу.

Как сообщил «НГ» секретарь-референт посольства России в Мавритании Александр Белошеев, обстановка на улицах Нуакшота спокойная. Никаких выступлений сторонников президента не замечено. Более того, во второй половине дня вчера планировалось провести марш в поддержку новой власти. Вчера же было обнародовано коммюнике, где перечислялся состав Высшего государственного совета. Последний переворот прошел по сценарию трехлетней давности. Военной техники на улицах не было. Число усиленных патрулей, которые обычно выставляются в случае приезда зарубежных делегаций, увеличилось незначительно, рассказал дипломат.

@@@
Демократия в мавританском стиле
Долго ли жить "Большому Уралу"?
Евросоюз увиливает от референдумов
Москву и Евросоюз ждут новые проблемы
НТВ и "Газпром" пытаются найти компромисс
Непотопляемый Владимир Платонов
От эпохи к эпохе надо переходить спокойно

Официальный отзыв

@@

на проект Федерального закона "О внесении дополнения в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" (в части предоставления права внешнему управляющему принимать решение о дополнительной эмиссии ценных бумаг), внесенный депутатами Государственной Думы М.В. Емельяновым, В.А. Пехтиным, С.М. Соколом, Г.М. Ходыревым, Я.М. Швыряевым, В.И. Шпортом, Р.А. Храмовым, А.А. Шимановым

2001-09-28 / Алексей Кудрин - заместитель председателя правительства Российской Федерации, министр финансов Российской Федерации.



В ПРАВИТЕЛЬСТВЕ Российской Федерации рассмотрен проект Федерального закона "О внесении дополнения в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)", предусматривающий наделение внешнего управляющего правом принимать решения о проведении дополнительной эмиссии ценных бумаг должника с целью восстановления его платежеспособности.

Законопроект противоречит гражданскому законодательству Российской Федерации, и его принятие приведет к использованию процедур банкротства в ущерб правам и охраняемым законом интересам акционеров, в том числе государства.

В соответствии с пунктом 2 статьи 3 Гражданского кодекса Российской Федерации нормы гражданского права, содержащиеся в федеральных законах, должны соответствовать Гражданскому кодексу Российской Федерации.

Статьей 103 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьей 48 Федерального закона "Об акционерных обществах" установлено, что вопрос об увеличении уставного капитала акционерного общества путем размещения дополнительных акций находится в исключительной компетенции общего собрания акционеров. Согласно статье 28 Федерального закона "Об акционерных обществах" решение об увеличении уставного капитала путем размещения дополнительных акций в пределах количества объявленных акций может быть принято советом директоров (наблюдательным советом) общества, если в соответствии с уставом общества или решением общего собрания акционеров ему принадлежит право принятия такого решения.

Гражданский кодекс Российской Федерации и Федеральный закон "Об акционерных обществах" не допускают возможности наделения исполнительного органа акционерного общества, а также арбитражного управляющего при применении процедур банкротства полномочиями принимать решение о проведении дополнительной эмиссии акций акционерного общества.

Кроме того, законопроект создает угрозу использования процедур банкротства недобросовестными кредиторами с целью изменения состава акционеров и размера долей акционеров в уставном капитале акционерного общества. При дополнительной эмиссии акций доля в уставном капитале акционера, отказавшегося от приобретения размещаемых акций, снижается относительно величины уставного капитала акционерного общества с соответствующим уменьшением обязательных прав такого акционера, в том числе на участие в управлении делами акционерного общества.

Проведение дополнительной эмиссии акций по решению внешнего управляющего может повлечь уменьшение доли Российской Федерации в уставном капитале акционерных обществ, производящих продукцию (товары, услуги), имеющую стратегическое значение для обеспечения национальной безопасности государства.

Принятие законопроекта, предусматривающего проведение по решению внешнего управляющего дополнительной эмиссии акций и, как следствие, изменение размеров долей акционеров в уставном капитале акционерного общества, приведет к снижению инвестиционной активности в Российской Федерации.

Предусматривая возможность дополнительной эмиссии акций по решению внешнего управляющего, законопроект фактически возлагает ответственность за результаты хозяйственной деятельности юридического лица на его участников, что противоречит пункту 3 статьи 56 Гражданского кодекса Российской Федерации.

@@@
Официальный отзыв
Почем пенсия для сенатора
Предмайский марафон в Люксембурге
Председательство в ЕС перешло к Финляндии
Ради чего Петр Латышев борется с Эдуардом Росселем?
Римские каникулы на фоне кризиса в ЕС
Торжества без шампанского и устриц

Тупики интеграции

@@

Процесс сближения России и Белоруссии из состояния стагнации перешел в попятное движение

2002-03-11 / Александр Владимирович Фадеев - заведующий отделом Белоруссии Института стран СНГ.



Cегодня в своем абсолютном большинстве белорусы и русские осознают себя частью единой культурно-исторической общности восточных славян. У народов двух стран нет отрицательных стереотипов по отношению друг к другу, которые нужно было бы преодолевать. С военно-стратегической точки зрения Россия с ее ядерным потенциалом является для Белоруссии естественным мощным союзником, гарантом ее безопасности. Минск заинтересован также в энергоносителях, сырье и высоких технологиях, получаемых из России по льготным тарифам. Экономика Белоруссии ориентировалась все последние десятилетия на обширный российский рынок, и потеря его для республики означала бы неминуемый крах. В промышленности, прежде всего в машиностроении, 80% комплектующих, полуфабрикатов, узлов и модулей сегодня поставляется в Белоруссию из РФ. Для России же Белоруссия важна и с точки зрения геополитики - как страна, способная оказать помощь в обеспечении неприкосновенности западных границ Союзного государства и самой России. Кроме того, Белоруссия была и остается западными воротами России в Европу.

Казалось бы, при таком раскладе ничто не могло помешать реальной интеграции двух стран. Еще в 1994 г. мощнейшим катализатором всего процесса реинтеграции мог бы стать валютный союз. Однако в то время в России этому помешали отсутствие политической воли к объединению с Белоруссией и позиция некоторых политиков из ближнего к Ельцину круга, которые посчитали сближение с РБ несвоевременным и даже вредным.

Последующие этапы объединительного процесса двух стран неразрывно связаны с личностью президента Белоруссии Александра Лукашенко. Началом реальных шагов по российско-белорусскому сближению следует считать создание в январе 1995 г. Таможенного союза двух стран и подписание в Минске Договора о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве между Россией и Белоруссией 21 февраля 1995 г. сроком на 10 лет.

Парадоксально, но Александр Лукашенко после своего избрания на пост президента в 1994 г. не проявлял торопливости в реализации своего главного предвыборного обещания - воссоединения с Россией. Более того, внешнеполитические цели, стратегическая линия республиканского руководства после подписания соглашений с Россией не претерпели каких-либо изменений. Основой белорусской внешней политики была провозглашена "многовекторность". Президент Лукашенко к основным целям и принципам политики республики на международной арене отнес вхождение Белоруссии в мировое сообщество в качестве равноправного суверенного, независимого государства и активное взаимодействие с международными, прежде всего европейскими, структурами и организациями. Перед белорусским МИДом была поставлена задача активизировать сотрудничество с НАТО и Европейским союзом.

Справедливости ради надо сказать, что нашего союзника подталкивала к "многовекторности" и российская политическая элита, категорически не любящая Александра Лукашенко, так что белорусский президент иногда вынужден был открыто декларировать потенциальную приверженность "западному вектору" - исключительно для того, чтобы Россия призадумалась над таким, явно не выигрышным для нее вариантом. Однако особого впечатления на ту часть российской элиты, которая не разделяет идею российско-белорусской интеграции, эти выпады президента Белоруссии не произвели. Поэтому стоит ли удивляться тому, что за последнее время наивысший уровень политических отношений Минска достигнут с КНР, Кувейтом и Вьетнамом, а вовсе не с Россией. Основными кредиторами республики стали Германия и следующая в ее фарватере Чехия.

Белорусский президент настойчиво утверждает в сознании белорусского народа идеологему: "Нам никто не помогал - мы выстояли сами". Вообще лозунг "Опора на собственные силы" стал частью белорусской государственной идеологии. Таким образом не только формируется неадекватное восприятие России, но и в известном смысле подводится база под аргументацию принципа, постоянно отстаиваемого Минском в переговорах с Москвой, который требует строить отношения двух стран по принципу "один плюс один", как "равный с равным".

Сегодня на фоне стремительного свертывания союзных экономических программ глава республики продолжает вести свою страну курсом, основанным на "белорусской модели развития". Процесс сближения двух государств за шесть последних лет не только не активизировался, но и, наоборот, из состояния стагнации плавно перешел в попятное движение. Намеченный переход от Союза к Союзному государству не только не произошел, но даже не начался. Анализ политических, экономических, финансовых и других связей показывает, что две страны, несмотря на декларации о верности Союзу, предпочли вернуться к отношениям обычного международного партнерства. Не секрет, что часть государственных руководителей Белоруссии считает такой оборот соответствующим ее национальным интересам. Похожей позиции (не "слишком" сближаться с Лукашенко, дабы не навлекать неудовольствие Запада) придерживается и влиятельная часть российской верхушки в окружении президента Владимира Путина.

Если последовательно проанализировать все договоры между Россией и Белоруссией (об образовании Сообщества, Союза, Союзного государства), то нетрудно заметить, что они носили явно выраженный политико-конъюнктурный характер. Отдельные принципиально важные положения этих документов (о синхронизации экономических реформ, о создании условий для введения единой валюты, о формировании общего политического пространства) либо не были выполнены вовремя, либо не выполнялись вообще. Конкретные решения на деле ограничивались документами о создании новых бюрократических российско-белорусских структур.

По сути, российско-белорусский союз при Ельцине превратился в союз двух президентов, затем он стал (как о том и предупреждала "НГ") союзом двух бюрократий. К декабрю 2001 г. не только не было создано единое экономическое и политическое пространство, но выяснилось, что обе страны за все прошедшие годы довольно далеко отошли друг от друга, дрейфуя к противоположным полюсам. Не удалось унифицировать денежно-кредитную систему и создать условия для введения общей валюты (как известно, сейчас эта задача отнесена предположительно к 2005-2008 гг.). Денежно-кредитные и банковские системы России и Белоруссии продолжают работать в самостоятельном режиме. Крохотный союзный бюджет не исполняется, миллионы рублей, выделяемые на совместные российско-белорусские программы, остаются невостребованными. В социальной сфере не удалось прийти к определению и предоставлению гражданам государственных минимальных социальных стандартов, перейти на единое пенсионное обеспечение граждан Белоруссии и России.

Приоритет узко понимаемого белорусской политической элитой национально-государственного подхода препятствует созданию общего политического пространства с Россией. Российской же властной элите претит создание любых наднациональных институтов Союзного государства, в которых она усматривает опасность ограничения собственной власти. Союзное государство до сих пор не обрело общего парламента, Конституции и президента, фактически нет и союзного правительства как наднационального исполнительного органа, хотя чисто декоративно такое правительство присутствует. Сроки выборов в союзный парламент постоянно переносятся.

Парадоксально, но с политико-пропагандистской точки зрения белорусскому руководству на этом фоне удалось добиться намного большего политического влияния, чем их российским "союзникам". Уже в ходе недавних президентских выборов 2001 г. Лукашенко сделал упор как раз не на интеграционные достижения и перспективы Союзного государства, а на успехи в укреплении суверенного государства белорусов за прошедшие 10 лет. Однако президентские выборы в Белоруссии еще раз подтвердили стремление руководства республики утвердить в социуме идею отдельного, самостоятельного государства во главе со своим "хозяином", со своей особой политикой, экономикой и государственным строем. Нетрудно заметить, что из республиканских органов власти и ближайшего окружения Александра Лукашенко ушли убежденные приверженцы российско-белорусской интеграции. Большинство белорусских политиков, оказавшихся после выборов у рычагов реального принятия государственных решений, являются если не решительными противниками сближения с Россией, то уж точно не сторонниками быстрого построения Союзного государства - и в этом "новая" белорусская элита удивительным, почти зеркальным образом отражает позицию нынешней российской элиты. Следовательно, Союзное государство, как и сама идея интеграции, употребляется политиками для определенных манипуляций исключительно "для народа".

@@@
Тупики интеграции
Успешный старт нового правительства
Чубайс теряет монополию