"Боинги" на Нью-Йорк вели подготовленные пилоты

@@

Мнение эксперта

2001-09-13 / Вадим Соловьев Летчик-снайпер Владимир Лосев, бывший заместитель командира транспортного авиаполка, имеющий допуск ко всем видам полета и сертификат на управление отечественными и иностранными пассажирскими самолетами, при встрече с корреспондентом "НГ" следущим образом оценил ситуацию террористического налета на Нью-Йорк.



Операция представляется тщательно спланированной, говорит Владимир Лосев. Авионика, то есть приборное оборудование самолетов, так называемая наземная подготовка, теоретическая часть, а потом уже и практика - освоение всего этого процесс длительный. Только наземная подготовка пилотов "Боингов" занимает многие десятки часов.

Размер башен небоскреба, их зеркальная поверхность позволяли обнаружить и уверенно опознать цель. Однако надо было не только ее найти, но и правильно построить маневр для таранной атаки. Это задача не для новичка. Пришлось бы неделю готовиться, не меньше. Далее. Полет выполнялся горизонтально, то есть нужно было рассчитать маневр, заход на эту цель. А по размерам города она точечная,

город-то огромный. Да еще построить маневр так, чтобы не крылом попасть, а именно носом...Все это надо точно рассчитать.

Обращает на себя внимание и другое. Захват двух бортов, направившихся затем на Нью-Йорк, выполнялся с учетом их расписания и маршрутов, то есть террористы не просто так захватили первые попавшиеся авиалайнеры, а именно те, которые взлетали приблизительно в одно и то же время, чтобы разница между атаками была минимальная. Иначе после первого удара мог подняться истребитель-перехватчик и пресечь полет за городской чертой. Конечно, с ущербом для пассажиров.

Короче говоря, теракт готовил отличный специалист, хорошо все спланировавший. За штурвалами обоих "Боингов" сидели люди, имеющие опыт полетов на данном типе или аналогичных типах самолетов.

Вдобавок успеху террористов "поспособствовала" и диспетчерская служба, которая обязана четко работать, и, когда пошло первое уклонение самолета, они должны были немедленно оповестить систему ПВО о том, что такой факт имеет место.

Вообще на наших самолетах двери бронированные, сделаны из толстой стали. Достаточно толстой, чтобы выдержать выстрел из пистолета, но подорвать их можно элементарно. Есть масса способов открывания дверей той же фомкой.

@@@
"Боинги" на Нью-Йорк вели подготовленные пилоты
"Мы не могли предусмотреть провал в сборе налогов"
"Нельзя лечить наркоманию наркотиками"
"У нас идеальные межконфессиональные отношения"
Андреас Майер-Ландрут: "У нас есть ответственность перед обществом"
Арал раздваивается
Банкротство по-заграничному

Бюджет-2006 обрастает кличками

@@

Депутат Госдумы поймала авторов документа на ошибке в триллион рублей

2005-09-22 / Иван Родин



Вчера парламентарий Оксана Дмитриева подвергла резкой критике поступивший в Думу бюджет на 2006 год. Этот документ уже получил в рядах оппозиции несколько уничижительных наименований: вчера в нижней палате звучали такие определения, как «бюджет экономических заблуждений и политической безответственности», «бюджет упущенных возможностей» и даже «бюджет прикрытия от ответственности перед народом».

Напомним, что официальная пропаганда называет его «бюджетом развития и социальных приоритетов». Последняя составляющая наибольший пиар получила после выступления президента Владимира Путина с рядом национальных проектов социальной направленности. Вчера независимый депутат Оксана Дмитриева заявила о том, что пока проект бюджета на будущий год ни в коей мере не соответствует президентским инициативам, хотя и предположила, что в дальнейших чтениях требуемые 115 млрд. руб. все-таки будут выделены. Вместе с тем, по ее мнению, проект бюджета страдает именно стратегическими недостатками, поскольку он изначально спланирован ущербно. Дмитриева отметила, что в доходных прогнозах на 2006 год допущена ошибка «как минимум в 1 триллион рублей». То есть, подчеркнула депутат, продолжается традиция так называемых ошибок в прогнозах, приводящая к тому, что каждый год получаемые доходы превышают плановые показатели, а расходы соответствующую корректировку не претерпевают. Например, утверждает Дмитриева, по предварительным данным на конец 2005 года, разница между планом и фактом в доходной части бюджета составит примерно 50%, а профицит бюджета будет в размере 7–10% ВВП.

@@@
Бюджет-2006 обрастает кличками
Владимир Кара-Мурза ходит по краю пропасти
Во дни торжеств
Возможны ли повторные выборы в США?
Время принятия решений
Генеральный директор Большого Театра не обещает революции
Два лика исламского радикализма

Двойной прыжок

@@

"Арт-Москва" и "Фотобиеннале" глазами иностранцев

2000-05-24 / Михаил Сидлин Два одновременных события подвели итоги сезона в современном искусстве России. Они привлекли такое внимание иностранных критиков, кураторов, музейщиков, коллекционеров, журналистов, какого не привлекало ни одно отдельное художественное мероприятие в Москве с конца восьмидесятых. Обозреватель "НГ" поговорил с четырьмя из гостей города.



Александр Абаза. Рельсы Азовстали. 1972. Фотография. На ярмарке "Арт-Москва" была представлена галереей "Глаз".

АРТ-ТУРИЗМ

Ханс Кнолль, австрийский галерист, кроме работ, выставлявшихся на его собственном ярмарочном стенде, привозил группу критиков и кураторов.

- Вы привезли группу немецких кураторов?

- Нет, австрийских. Около 20 кураторов, критиков и коллекционеров приехали из Австрии и около 10 - из Берлина. Мы разработали программу для них - визиты в мастерские, галереи, институции, на "Арт-Москву", и это было очень успешно. Они отнеслись к этому с энтузиазмом, им очень понравилось, некоторые из них сделали покупки в мастерских или на ярмарке. Критики будут писать о русской ситуации. Что еще? Я очень счастлив. Я делал это в первый раз в Москве.

- Вы участвуете в ярмарке во второй раз. В чем разница?

- Эта ярмарка была меньше, вы это знаете, меньше международных галерей, но все имело очень высокое качество, и вещи - на нормальном международном уровне. Превосходно. Мои поздравления организаторам ярмарки. Они сделали все, что могли. Я вижу, что в этот раз было больше посетителей. Коллоквиум, который я видел со стенда своей галереи, также имел успех.

- Вы посетили выставки "Фотобиеннале"?

- Это прекрасно. Посетителям очень нравится. Моя проблема и проблема других посетителей в том, что я совершенно не могу читать кириллические буквы. Я, конечно, могу читать надписи в метро, но для нас удивительно то, что нигде - нигде! - нет латинских букв. Это невероятно. Да, Россия - большая империя, или чтобы там ни было... Но все-таки... К примеру, я был удивлен тому, что художники подписывают свои работы латинскими буквами, но описания и информация о работах - на кириллице. Так что это было трудностью для нас. Жаль, но мы обсуждали это очень часто.

ВРЕМЯ НОВОГО СТАРТА

Кристиан Нагель, галерейщик из Кельна, не только стал участником ярмарки, но и курировал отдельную выставку современного немецкого искусства.

- Вы привезли выставку немецких художников. Каков был критерий отбора?

- Я первый раз приехал на "Арт-Москву" в 1998-м. Кикен, Диль и я - представители Берлинской ярмарки. Мы хотели показать московской аудитории, что они могут приехать в Берлин, мы можем приехать сюда, сделать обмен. И, когда меня опять позвали участвовать здесь, то, что меня действительно заинтересовало, - возможность сделать немецкое арт-шоу в стране, которая не так хорошо знакома с современным искусством.

- Как вы получили такие работы, как, к примеру, работы Киппенбергера? Они ведь принадлежат частным лицам?

- Я рад, что вы упомянули Мартина Киппенбергера, потому что его работы самые ценные не только по стоимости страховки, но и по художественному достоинству. Я знал Киппенбергера, когда он был жив, я знаю его коллекционеров - один из них, доктор Питерс, тоже приехал в Москву.

Таким же образом были получены и работы Томаса Руффа, Андреаса Гурского и других. Вы действительно могли видеть обзор восьмидесятых-девяностых в выставке немецких художников.

- Вы приедете на следующую "Арт-Москву"?

- Я думаю, что "Арт-Москва" должна проходить раз в два года. Шоу такого рода, как сейчас, Россия никогда не видела - множество современных работ вместе: "Фотобиеннале", английская выставка, немецкая выставка, русская выставка и ярмарка. Это отняло много энергии, и это был хороший шанс, может быть, потому, что 2000 год - время для нового старта.

Хорошо, если это будет раз в два года, и если это будет так, я приеду. Если это случится в следующем году, я не уверен в том, что приеду. Потому что я не могу тратить деньги каждый год. Я очень удивлен тем, как много людей пришло, особенно в конце недели. И как внимательно они глядели на вещи - в них есть такая открытость, которая мне действительно нравится. Но это так называемые "любители". Я немного разочарован русской профессиональной художественной сценой - художниками, галеристами в особенности. Я не думаю, что профессионалы должны противостоять тем вещам, которые им не близки, - вы не можете делать вид, что их не существует. Я думаю, нужно смотреть более широко.

- Вы побывали на выставках биеннале?

- На третьем этаже. Это фотография, которая носит документальный характер. Я думаю, что это важно и интересно, но это нечто иное, чем искусство, даже если внутри есть ряд художественных работ. Хорошо, что это происходит.

МУЗЕЙ И ШКОЛА

Уиллис Хартшорн - директор Международного центра фотографии (ICP) в Нью-Йорке, одной из самых крупных фотошкол мира, впервые приехал в Москву для того, чтобы провести мастер-класс на биеннале.

- Что вы думаете о русском фото сегодня? Каков ваш выбор?

- Работы, на которые я отреагировал в наибольшей степени, принадлежат двум направлениям. Одно - это документальная фотография, и другой род - концептуальная, художественная фотография, которая наиболее интересна.

- Кто продолжает русскую традицию фотографии двадцатых сегодня? Может быть, есть интересная школа в русской фотографии?

- Я думаю, у России интересная традиция двадцатых и тридцатых, и это сильный импульс. Так что очень хорошо видеть продолжение этих идеалов как в документальной фотографии, так и в фотографии высоких эстетических задач. Я не претендую на то, чтобы быть экспертом в русской фотографии, но я предпочту увидеть продолжение этой истории, чем увидеть русских фотографов, фотографирующих, как американские.

- Какую выставку вы предпочли на биеннале?

- Я думаю, что одна из наиболее сильных сторон биеннале в том, что можно увидеть огромное количество работ со всего мира, так что выставка современной фотографии интересна в этом смысле. На выставке Второй мировой войны есть снимки, с которыми я, очевидно, знаком - Роберт Капа, Маргарет Бурк-Уайт, но это очень интересная выставка с той точки зрения, как она показывает Вторую мировую войну. Есть много снимков, которые я никогда не видел до того.

- Организуете ли вы русскую выставку после биеннале?

- У нас была одна выставка русского авангарда. И у нас очень хорошая коллекция литовской фотографии.

- Каковы ваши впечатления от современной русской фотографии? Как именно она отличается от современной американской?

- Американская фотография на протяжении последних лет развивалась, исследуя постановочную, искусственную реальность, вещи, которые были сконструированы для камеры. Повторюсь, я не эксперт в современной русской фотографии, но то, что я видел, - работы, интересующие не столько фотографическими иллюзиями, сколько концептами и идеями. И у этого крепкие корни в художественной практике в целом.

Американская фотография делает две вещи. Есть такой род фотографии, которая имеет самое прямое отношение к искусству. И есть другой род - просто фотография. И если вам нужен человек, который занимается этим, он скажет: "Я фотограф". Он не скажет: "Я - художник". Понимаете?

- Быть фотографом - более модно?

- Нет. Более модно быть "художником". Два дела делаются бок о бок. Но если вы "фотограф", ваши картинки продаются за две сотни долларов, если вы "художник" - за две тысячи.

- То есть система распространения - разная?

- Да. Может быть, через галереи, но - разные галереи. Это любопытно.

- Но эта ситуация изменится с годами? Или останется такой же?

- Я думаю, что она даже усложняется вместе с дигитальной фотографией и Интернетом.

- ICP - музей и образовательный институт одновременно. Как вы работаете?

- Музей имеет коллекцию - около 5000 фотографий. И есть выставки, доступные для публики: может быть, 20-30 в год. И есть школа, в которой 5000 студентов, - возможно, одна из самых больших в мире. Студенты со всего мира. Многие из Европы и Азии

- Из России?

- Время от времени. И я думаю, что делать два дела одновременно действительно важно - это комбинация, которая делает процесс интересным и живым. Только галерея и музей с коллекцией - это не так много людей, становится тихо... Но мы не только храним фотографии и исследуем фотографии, но очень много знаем о том, как делать снимки, как заниматься фотографией. И это - одна из вещей, которые очень важны и уникальны, потому что для фотографии очень важно, что каждый может делать картинки, каждый может иметь камеру. И мы можем помочь людям развить творческие способности в их жизни. Это очень важно для школьников. Мы много работаем со школьниками. Это очень важно для пожилых людей. Важно не только для людей, которые хотят быть все время фотографами, профессионалами, но большей частью - для людей, которые интересуются фотографией и хотят понимать фотографию лучше. В такой ситуации, когда у нас 5000 студентов, если 5 из них станут действительно хорошими профессиональными фотографами, это очень хорошо. И, возможно, это то, в чем нуждается весь мир.

- Вы будете участвовать в Международной школе фотографии, которая подготавливается Московским домом фотографии?

- Одна из вещей, которая интересовала бы меня, - обмены. Так что если 5 студентов могли бы приехать из Москвы в Нью-Йорк, 5 - из Нью-Йорка в Москву и они могли провести две недели, думаю, это чудесно.

БОЛЬШЕ ЭКСПЕРИМЕНТА

Милтон Эстероу - редактор и издатель "Артньюс", ведущего американского художественного журнала, решил взглянуть, что представляет собой русское искусство сегодня, и приехал в Москву по приглашению "Фотобиеннале".

- Была мода на русское искусство в середине - конце восьмидесятых. Будет ли новая мода?

- Я должен сказать, что я не претендую быть экспертом в современном русском искусстве. Основная причина, по которой я приехал сюда, - увидеть фотофестиваль. И я очень впечатлен: это незаурядная серия выставок, и для любого города в мире иметь такой фестиваль - замечательно. Я думаю, что это заслуга организатора фестиваля, Ольги Свибловой: она - динамичная женщина. У нее больше энергии, чем, может быть, у 50 людей.

Я получил особенное впечатление от выставки фотографий Второй мировой войны в "Малом Манеже". Многие из них я видел до того в Соединенных Штатах и где угодно. Среди лучших на выставке - фотографии русских фотографов, и я думаю, что они - среди недооцененных. Такие люди, как Бальтерманц, Игнатович, Шагин, Халип, Зельма за пределами России были мало известны, и они должны быть известны лучше.

На выставке, которая была открыта в Большом Манеже, - Ани Лейбовиц и Картье-Брессон. И там была пара русских фотографов, работы которых я видел впервые, и был впечатлен.

- Каков ваш образ русского современного искусства? Каков ваш выбор?

- Я сходил на художественную ярмарку, которая, конечно, современна и авангардна, и мое мнение - это прекрасная маленькая ярмарка. Я видел хорошее искусство и плохое искусство. И вы видите то же самое на ярмарках по всему миру. И я думаю, это значимо - то, что было достигнуто в России за 10 лет, как это отражается в ярмарке, как это отражается в фотографиях.

- Вы видели русские галереи?

- Да. У меня был шанс сходить в две галереи: Гельмана и Айдан. И я видел другие галереи на ярмарке. Я не арткритик, так что я не могу сказать много. Я также встретил чудесного человека - Алексея Комеча из Государственного института искусствознания. У меня не было представления о том, как обширен круг исследований, которые происходят там. Это просто необычайно, что они делают - рассматривают все аспекты визуальных и игровых искусств. Я не думаю, что такие же институции есть где-нибудь в мире. Он дал мне впечатляющий отчет о том, что они делают. Он упоминал архитектурные исследования, обзоры западного искусства, они даже рассматривают шоу-бизнес и сферу развлечений. Это действительно здорово.

- Какова разница между русским искусством сегодня и 10 лет назад?

@@@
Двойной прыжок
Десять самых значительных лозунгов тысячелетия
Дефицит Салона-2005 составит 500 тысяч евро
Духовная жизнь нужна и экономике
Евреи, чукчи, эстонцы…
За два года доллар упал почти на 16 процентов
Замедленное развитие

Игорь Бунин: Путину нужен "второй шаг"

@@

Президент России пытается создать политический режим, основанный на компромиссе с элитами, считает генеральный директор Центра политических технологий

2001-03-01 / Павел Фадеев ИЗ ДОСЬЕ "НГ"

Игорь Михайлович Бунин родился в 25 февраля 1946 г. Окончил исторический факультет МГУ (1970), аспирантуру Института мировой экономики и международных отношений АН СССР (ИМЭМО). Доктор политических наук.

В 1973-1982 гг. - научный сотрудник, старший научный сотрудник ИМЭМО, в 1982- 1992 гг. - ведущий научный сотрудник Института сравнительной политологии (бывший ИМРД) АН СССР. Игорь Бунин - один из ведущих специалистов по новейшей истории Франции (социальный строй и политическая система), автор ряда монографий.

В декабре 1991 г. Бунин возглавил Центр предпринимательских исследований "Экспертиза". На основе "Экспертизы" создан независимый фонд "Центр политических технологий" (ЦПТ), бессменным руководителем которого он является почти десять лет.



- Около десяти лет назад вы ввели в оборот термин "политические технологии". Как вам ваше детище? Чувствуете ли вы ответственность за то, что выросло?

- В понятии этом ничего плохого нет. Даже если бы оно не появилось, джинн все равно был бы выпущен из бутылки. Партий с большим количеством активистов, способных выполнять политические задачи, не было и нет. Этот вакуум должен был быть заполнен. И заполнили его политтехнологи и политтехнологии.

Никто не знал десять лет назад, как "делать" политических деятелей. Поэтому первые политтехнологи, даже знавшие западные методы работы с избирателями, шли методом проб и ошибок, да и работали зачастую бесплатно. Были идеальные стимулы, все общество находилось в эмоциональном порыве, пассионарном даже. Мы пришли из академических институтов, поэтому были в большей степени стратегами, разрабатывали некие стратегические линии.

Эта ситуация продлилась до президентских выборов. Именно тогда политические консультанты поняли, что это еще и деньги, и деньги немалые. Президентская кампания 1996 года - это качественный сдвиг, рубеж, перелом. Из фигуры экзотической, почти маргинальной политический консультант превратился чуть ли не в главное действующее лицо выборов. Возник миф о всесилии политтехнологов. На этот миф неплохо поработали так называемые грязные технологи конца 90-х, сделавшие главным методом избирательной кампании откровенное насилие над психикой избирателей да и просто над здравым смыслом.

Сегодня политические технологии окончательно лишились идеалистического оттенка. На рынке около 100 фирм, есть соответствующие курсы и даже факультеты. Это профессия, престижная профессия, к которой хотят быть причастными многие - и большинство из них совершенно напрасно. Прежде всего надо стать профессионалом.

С моей точки зрения, наши политтехнологи - те, что реально работают на рынке, конечно, - одни из лучших в мире. Во многих других странах их роль выполняют политические активисты, которые прежде всего члены партий и лишь затем - носители неких методов и приемов агитации.

- "Грязные технологии", "спецпроекты", "спецоперации" - почему их применение стало повсеместным?

- Секрет их распространения - в простоте. Чтобы победить на выборах честно, нужно провести несколько различных исследований, так называемую комплексную диагностику предвыборной ситуации: составить "портрет" региона, "портрет" избирателя и выявить идеальный образ политика, который избиратель подсознательно создает для себя сам. Нужно составить грамотную стратегию ведения кампании. Нужно чувствовать настроения людей и уметь эффективно влиять на них, апеллируя не к низменным страстям, а к здравому смыслу и жизненному опыту. Нужно отчитываться за каждый рубль, наконец. Нельзя лгать - ни клиенту, ни избирателю.

А можно не напрягаться - особенно если и технологий-то отработанных нет. Можно наводнить "черным пиаром" всю прессу. Это приносит колоссальные деньги: расходы клиента огромны, отчетность же минимальна или банально отсутствует. Сверхприбыли делаются сегодня прежде всего здесь. Можно сделать ставку на давление, запугивание, возбуждение сверхсильных эмоций: страха, ненависти, неадекватного энтузиазма. Иначе говоря, на психологическую войну, несовместимую с демократией. Рассуждения об "эффективности" подобных методов попросту опасны.

- Итак, политтехнолог растерял остатки идеализма. А типичный российский политик - стал ли он более технологичным, технократичным?

- Политик стал более профессиональным. Прежде всего он деидеологизировался. Вот уже семь лет мы проводим регулярные опросы депутатского корпуса. И наш последний опрос показал: на экстремах (идеологических полюсах) народных избранников совсем мало. Все они концентрируются в центре. Прагматичность, профессионализм, готовность учитывать разные интересы - вот что отличает нынешнего депутата. Идеологизированность нашего общества вообще потихоньку начинает исчезать. В отличие от прежней идеологически поляризованной Думы, сегодня разница между левоцентристами и правоцентристами почти не видна. Поэтому, кстати, расширился и спектр сил, с которыми готовы работать уважающие себя политтехнологи, в том числе и мы. За рамками возможного - только фашисты и левые экстремисты.

В обществе, главным занятием которого является помимо борьбы за выживание разгадывание кроссвордов или просмотр шоу "О, счастливчик!", идеология не работает.

- Кремль стремится создать двух-трехпартийную систему, систему "технических" партий, основываясь именно на деидеологизации общественного сознания. Приведут ли усилия власти к успеху? И обречены ли "идеологические" партии?

- У нас есть так называемое политическое гетто. Оно состоит из людей, которым преобразования принесли потерю статуса. Мотивы, его питающие, - это ностальгия и жажда реванша, реставрации. Поэтому Коммунистическая партия, основу электората которой составляет такое "политическое гетто", не может быть неидеологической. Другая идеологизированная сила - правые, неважно, в форме СПС и "ЯБЛОКА" или в форме единой либеральной партии. Те десять, максимум пятнадцать процентов либералов, которые вестернизированы, жестко ориентированы на определенный тип реформ, - это устойчивое идеологическое меньшинство.

А большинство населения - большинство обывательское - реактивно. Оно будет основой деидеологизированных партий, государственных партий, партий власти. Власть сегодня максимально деидеологизирована: деидеологизирована в системе принятия решений, использует конформистский электорат. И те электораты, которые можно "подгрести", как это было в 99-м и 2000-м. Эта тактика - тактика консолидации конформистов, государственников и "силовых" либералов - наверняка будет использоваться в дальнейшем. Она весьма эффективна.

Но создать и партию власти, и конструктивную оппозицию одновременно невозможно. Поэтому проект, созревший в недрах президентской администрации и реализуемый сегодня, выполнен в полной мере не будет. Конструктивная оппозиция в лице КПРФ невозможна: электорат коммунистов питается другими надеждами. КПРФ - оппозиция системная, на какие бы компромиссы с властью ни шло ее руководство. КПРФ - она "о двух головах": одна смотрит на власть, другая на электоральные настроения. Максимум, на что способна эта партия, - управлять "политическим гетто" из соображений социальной стабильности и собственного самосохранения. Это очень важная функция, но ее выполнение к роли конструктивной оппозиции никак не ведет: сегодня господствует одна голова, завтра - другая. Те же "две головы" у либералов, и так же они могут в любой момент отвернуться от власти.

Единственное, с чем будет покончено, - с множественностью партий. Из более чем 140 зарегистрированных сегодня партий к выборам 2003 года останется 5-6.

- Накануне победы Владимира Путина на выборах, после нее и затем в первый год его правления многие наблюдатели говорили о "термидоре": уставшее большинство поддерживает авторитарную власть. Как вы считаете, действительно ли во власти нарастают авторитарные тенденции?

- "Ельцинское" общество - общество, построенное на порыве творческого меньшинства конца 80-х-начала 90-х - не могло быть долговечным. Было ясно, что оно не переживет своего создателя. Ясно, что на месте хаотичных горизонтальных связей надо будет строить вертикаль. Ясно, что большинством населения будет востребован лозунг порядка. И ясно, что следующий президент придет с идеей порядка. Путин - логическое завершение ельцинского режима. Не точка. Новая фаза.

Насколько система упорядочивания может превратиться в авторитарную или даже тоталитарную? Вопрос ведь на самом деле в этом. Первые реакции, о которых вы говорите, оказались не совсем точными. Путин ликвидировал систему сдержек и противовесов. Он ликвидировал "горизонтальную" систему власти. Есть губернаторы, депутаты и олигархи, но ни одна из этих групп больше не может претендовать на то, чтобы противостоять федеральной исполнительной власти. Президентская вертикаль стала основной. По форме режим по-прежнему ельцинский, содержание его вполне выхолощено. Но это не авторитарный режим! Это режим, где "вертикальная" иерархическая система одержала верх над "горизонтальным" хаосом.

Но сегодня Путин начинает понимать, что ему нужны сильные личности. Он пытается уйти от бюрократического режима. Этим объясняется начавшийся поиск президентом компромисса со значимыми общественными силами, прежде всего с губернаторами и бизнес-элитой. Он в большей мере готов учитывать мнения элиты. Он осознает, что "иерархия винтиков" лишена перспективы. Мы высказали предположение о движении Путина в сторону компромисса еще летом. Сегодня оно начинает сбываться.

- Значит ли это, что технологи и технологии подавления несистемных элементов и их носители более не востребованы?

- Давайте посмотрим на региональный уровень. Губернаторы, казалось бы, потеряли в весе. Но выборы стали намного более напряженными! По данным одного из наших последних исследований, средний конкурс на губернаторское место в кампаниях осени и зимы 2000-го и 2001 года - 6,1 кандидата на место. А в 1996-1997-м было 4,7 кандидата на место. Так что даже губернаторы не могут опираться только на административный ресурс. Олигархов оттащили от федерального уровня - они сразу перешли в регионы. Победы Хлопонина и Абрамовича свидетельствуют об этом со всей очевидностью. Так что нормальные технологии востребованы - и востребованы прежде всего в регионах. Регионов с абсолютным доминированием губернаторов не так много, и конкуренция довольно живая.

В логике бюрократической системы, которую представлял собой режим президента Путина в первый год его правления, технолог - нормальный независимый технолог - не нужен в принципе. Востребованы чиновники. Но в системе, основанной на небюрократическом лидерстве, предполагающей учет интересов элиты, в сторону которой эволюционирует сегодня политика президента, грамотный политический технолог необходим. Ведь он еще и посредник между властью и элитными группами. Становится востребованной и независимая системная аналитика. Почему профессиональные независимые политтехнологи и аналитики так востребованы сегодня в модернизации корпораций, в совершенствовании управления и корпоративной культуры? Потому что они работают со сложными системами, потому что ими выработан действительно системный подход к объекту.

А любая бюрократическая аналитика - она всегда "изнутри". Именно поэтому, как ни парадоксально это звучит, любой чиновный аналитик - несистемен. Какой бы ни был у него бэкграунд, после длительной встроенности в бюрократическую систему у него узкий, сегментарный взгляд. Этим в значительной степени и объясняются недавние ошибки исполнительной власти. Взгляд изнутри всегда хуже.

@@@
Игорь Бунин: Путину нужен "второй шаг"
Идет массовая "чистка"
Израиль между переговорами и выборами
Иллюзия нарушений
Императивы благородства
Иркутский бензиновый полигон
Каждый третий москвич - потенциальный шизофреник

Казнить нельзя помиловать?

@@

Как поднять российский автопром

2001-11-21 / Игорь Копытов - журналист.



Почему мы делаем лучшие в мире самолеты и ракеты - и посредственные автомобили? Почему у нас каждый ребенок знает имена авиационных и космических конструкторов - Туполев, Микоян, Королев, - но не знает ни одного имени конструктора автомобильного? Почему нет у нас своих "фордов", "пирелли", "рено", "опелей"? Как и куда вообще "ехать" дальше отечественному автопрому - раствориться в западном или продолжать поддерживать пусть несовершенное и в чем-то архаичное, но зато свое автомобилестроение?

Автомобиль в России появился практически одновременно со знаменитым "Даймлер-Бенц", но судьба ему была уготована другая. Из-за огромных расстояний и отсутствия дорог бурного развития автомобилестроения не получилось - даже в 1915 г., когда вся Европа уже ездила на автомобилях, Россия оставалась гужевой, имея почти 33 млн. (!) лошадей. Замечательных конструкторов у нас было немало. Яркий пример - морской офицер Борис Луцкой, работавший с Даймлером. Самый мощный в мире судовой двигатель, самый большой в мире самолет - его детища. Но Луцкой работал в Германии. Множество новаторских конструкторских решений Луцкого воплотилось потом в предшественнике "Мерседеса", но разница между русским и немецким гениями была в том, что один патентовал свои (и чужие) изобретения, а второй был гуленой и щедрой душой. Один вошел в историю, а второй закончил свои дни в тюрьме. Указывать ли здесь - "кто есть ху"?

Еще один эпизод, не из столь далекого прошлого, ярко иллюстрирует отношение к автопрому в нашей стране со стороны власть предержащих. Вспомним двадцатилетней давности призыв генсека КПСС к ВАЗу "стать законодателями мировой автомобильной моды". Известно, что если собрать девять беременных женщин на первом месяце, то ребенок все равно не родится. Даже если собрать в кучу лучших наших автомобильных конструкторов и завалить их деньгами, "Мерседес" они не переплюнут, потому что пропасти на путях сознания, конструкторской мысли, технологии не перепрыгиваются в одночасье.

Как жить дальше? Может быть, не изобретать велосипед? Не напрягаться изо всех сил, а понастроить в России американские, европейские, японские автозаводы и жить "как все"? Не получится, потому что их машины у нас покупать некому - они для другого жизненного уровня. Остается либо выпускать свои дешевые, но зачастую некачественные машины (плохими они стали после того, как мы "нюхнули" иномарок, а до этого годами стояли за этими машинами в очередях, а потом на них ездили десятилетиями и радовались), либо убрать таможенные барьеры и ездить на дешевом импортном "секонд-хенде", похоронив российский автопром. Беда второго варианта не в том, что Россия превратится в гигантское утилизационное предприятие, а в том, что миллиарды накопленных нами долларов потекут не в родную промышленность, а на Запад, улучшая их жизнь, а не нашу. Поэтому оптимальный вариант - третий, тот самый, который и предлагает правительство: поднять планку таможенных пошлин на иномарки до той отметки, которая бы ослабила конкуренцию отечественному автопрому - он нужен не только живой, но и прибыльный. А зачем он нужен? Даже школьник знает, что автомобильная отрасль страны - локомотив всей ее промышленности в силу быстрой ликвидности и большой "денежноемкости" ее продукции. Если наш автопром исчезнет, то выпуск промышленной продукции сократится на 10%, встанут десятки заводов-поставщиков, останутся без работы более 40 млн. человек.

Сможем ли мы (и когда?) делать хорошие автомобили? Сможем, но не скоро. И качество, и комфорт, и цена наших автомобилей будут расти пропорционально росту наших доходов, нашего жизненного уровня, пропорционально прибыли автозаводов и тому эффекту, с которым этой прибылью менеджмент и руководство заводов распорядятся.

А почему бы президенту или премьеру не взять да выступить с обращением к народу - ведь "таможня" затрагивает интересы миллионов, - где разложить все по полочкам, объяснить, что сегодняшнее "право выбора" дешевой иномарки или нового отечественного автомобиля обернется завтрашним кризисом отечественной промышленности. Что на самом деле повышение пошлин и есть настоящая забота о своем народе: завтра он должен жить лучше, чем сегодня.

@@@
Казнить нельзя помиловать?
Какими мы будем
Конец мифа о российском образовании
Конец эпохи лейбористов?
Коштуница протянул руку противникам
Легко ли быть идиотом?
Лукашенко мстит Западу

Любовь Казарновская: "Сегодня оперой правит мафия"

@@

Знаменитой певице надоело петь ради заработка

2003-03-21 / Андрей Хрипин Казарновская - та редкая персона среди нынешних классических певцов, которую в нашей стране знают почти все (Гимн на стадионе тоже делает свое дело). Это человек, о котором говорят домохозяйки и до хрипоты спорят прожженные интеллектуалы. Мнения о ней доходят до крайностей: от полного восторга до полного неприятия. Ощутив внутреннее охлаждение к опере (или наоборот - оперы к ней?), Казарновская вызывающе ринулась в смежные области, пытаясь комбинировать оперу, эстраду и драму, чем вызвала на себя огонь блюстителей чистоты. Спела с Басковым, Киркоровым и в нескольких собственных шоу. Не раз услышала в свой адрес возгласы, что голос потерян. Организовала свой фонд (Русское музыкальное просветительское общество Любови Казарновской) и вместе с мужем, продюсером Робертом Росциком занимается международными проектами, успев привезти к нам нескольких заметных персон оперы: Ренату Скотто, Франко Бонисолли, а прошлой осенью в "дни "Норд-Оста" устроила в Кремле оперную дискотеку с "секс-символом мировой оперы", аргентинским тенором Хосе Кура.



- Сегодня складывается впечатление, что оперный конвейер вращают уже не великие творческие личности, а игры импресарио и круговорот капитала. Говорят, что голос на шестом месте и нужно просто иметь агента со связями. Так ли это?

- К сожалению, так. Оперой сегодня правит не музыка, а мафия. Международный рынок превратился в бардак. С моим независимым характером и индивидуальностью я не могу и не хочу больше находиться на этом рынке. Переезжать из театра в театр, петь одно и то же ради заработка уже неинтересно. Если это не специально собранный по случаю премьеры звездный гала-состав, то будничная картина даже в самых хороших театрах весьма печальная. Я достаточно покрутилась в этой машине - пусть теперь в эти тяжкие пускаются новые мальчики и девочки и хватают то, что дают.

- Не секрет, что русский вариант на Западе часто заканчивается отработанным шлаком…

- Увы. Хотя в этом плане по-прежнему крепко держат свои позиции наши "ветераны": Гулегина, Лейферкус, Ларин. Здесь и труд, и везение, и хороший импресарио, и звукозаписывающие фирмы - пазл сложился! Но таких - немного. А уж если ты закрутился как следует, то, даже отпев свои лучшие годы, все равно будешь продолжать еще долго крутиться по инерции. С этой орбиты просто так не сходят. И русские - удобная спица в этом колесе. Лишнего не скажут из-за плохого знания языков, юридически не слишком подкованы, готовы на все ради заработка.

- Как начался ваш роман с шоу-бизнесом? Как вы пели и как разошлись с Николаем Басковым?

- Наши отношения с Колей начались незадолго до всплеска его популярности - тогда, по-моему, не было еще ни Посвящения Паваротти, ни Ленского в Большом театре. Его хозяева, господин Шпигель и исполнительный директор Рашид, обратились в мой фонд с просьбой найти мальчику хорошего педагога за границей. Я послушала его в оперном репертуаре, и вы знаете, у парня сила-матушка оказалась будь здоров - как заорет!.. То есть первичные данные, чтобы стать оперным певцом, все налицо. Я сказала, что лучше, чем Карло Бергонци, его никто не научит. Они были на все согласны, и я дала факс в Италию. И так совпало, что параллельно начали готовиться его и мое первые сольные шоу в зале "Россия". Коля спросил меня, не хочу ли я спеть что-нибудь с ним в новом качестве. Я сказала, что мечтаю попробовать "Фантом оперы". Рашид сразу же ухватился за эту идею, я согласилась, и мы с Колей спели дуэтом. На следующее утро они звонят и говорят: "Ну все, он проснулся знаменитым, не надо никакого Бергонци, и Италия ни к чему". Как будто новый Элвис Пресли родился! Но я спокойно ответила, что они губят парня, и попросила забыть мой телефон. Они его забыли, но на каждом углу стали использовать наше с Колей выступление в рекламных целях, точно так же, как в один из его первых клипов были вмонтированы снимки с Каррерасом. Думаю, что и к Кабалье он попал благодаря своим контактам с серьезными певцами. Кобзон мне так и сказал, что я просто вытащила Баскова на своих плечах, помогла ему раскрутиться. Вместо благодарности во всех интервью Басков стал заявлять, что помог Казарновской вернуть утраченную популярность на родине и что благодаря ему меня узнали широкие массы.

- И все-таки в чем же главная вокальная проблема Коли?

- Сравните Баскова с похожим явлением в Италии - Андреа Бочелли. У Бочелли маленький, но безумно красивый, сладкий голос. У Баскова - большой, но некрасивый. Его главная техническая проблема - плоский горловой звук, почти народная белая манера. Ему надо освободить зажатое горло, чтобы звук шел через все тело. Басков не прибился ни к тому, ни к другому берегу. Пора принимать решение. Ориентир Коли Магомаев в свое время не усидел на двух стульях и повернул в сторону эстрады. Или там - или там. Связки привыкают к определенному режиму работы. Оперное и эстрадное пение - противоположные вещи. Конечно, их можно объединять. Но только большим мастерам. Паваротти и Доминго - боги, им позволено больше других.

- Когда вы поете на стадионе Гимн Российской Федерации, нет ли в этом компромисса?

- Отнюдь. Не надо быть ханжами. Когда Паваротти поет гимн Италии перед ответственными состязаниями, а Доминго - гимн Испании, это придает событию особый патриотический статус, а гимну - особую звучность. Ко мне обратились за помощью, чтобы приподнять наш гимн, дать ему лицо. Дело ведь не в плохих или хороших словах, а в том, любите вы Россию или нет. Много голосов обвиняют меня в попсовости и киче, но я не боюсь этого. Если веришь в то, что делаешь, тебе ничего не страшно.

- Кто должен стоять во главе Большого - директор-завхоз или менеджер-интендант?

- Мне кажется, что это должна быть одна личность, вокруг которой закрутится вся эта колоссальная машина, как Мариинка закрутилась вокруг Гергиева. Лучше всего, если это будет дирижер. Но это из области фантастики, потому что на сегодняшний день я такой личности в нашем дирижерском цехе не вижу. У нас редко случается золотая середина - чаще либо сумасшедшие, либо чиновники. Но это может быть и певец - вспомните Беверли Силлз на посту директора "Сити Опера". И конечно, Большому нужна шикарная административно-финансовая группа, болеющая за дело. Самый продуктивный вариант, когда управление автономно поделено на две составляющие - творческий менеджмент и административно-хозяйственный. Трудность Большого театра в том, что ему не подходит ни одна из западных театральных систем в чистом виде - из всех моделей надо выбрать лучшее и по крупицам составить свое. А то, что господин Ведерников ни для кого не авторитет, - очевидно. Тем более его окружение.

- Оперу часто называют музыкой толстых. Почему многие певцы такие толстые?

- Потому что много едят. Диафрагма певца давит на желудок, и создается ложное ощущение голода. Они наедаются. Не могут остановиться. Это становится рефлексом. Постепенно меняется обмен веществ и соответственно внешний вид. В конце концов человек обречен на инвалидность. И сколько таких жертв оперы!

- Психологические причины могут влиять на качество пения?

- А как же! Возьмите Каллас. Неврозы и женские неудачи на фоне резкого похудания и колоссальных певческих нагрузок привели к тому, что голос Марии разрушился - он не пропал совсем, но это уже не был голос Каллас. Половина нашей вокальной работы - психическая. Уже один выход на растерзание к публике является страшным стрессом. Певец - тот же спринтер. Психика должна быть железной. Поэтому - бег, контрастный душ, моржевание.

- Хворостовский считает, что сексуальная жизнь непосредственно перед выступлением сильнее сказывается на тенорах и женских голосах, чем на баритонах и басах. А вы что скажете?

- Все должно быть в меру, главное, не пытаться себя перепрыгнуть. Есть певицы, которые без этого дела не могут выйти на сцену, и за два часа "до" им нужен мужчина. Надо прислушиваться к своему организму. Не думаю, что есть такая уж большая разница между мужчинами и женщинами в этом плане - дело в индивидуальных различиях конкретных людей.

- Есть ли у вас сценические фетиши или суеверия?

- Если я нашла гвоздь, гайку или шуруп по дороге на сцену, то это к удаче.

- Вы никогда не думали, что оперный менеджмент - ваше второе призвание?

- Наверное, так оно и будет, но попозже - не торопите меня.

@@@
Любовь Казарновская: "Сегодня оперой правит мафия"
Марат Сафин - самый любимый теннисист России
Мировые рынки недооценивают российскую нефть
Мифотворец или мифоборец?
Мобильность нам строить и жить помогает
Мода с человеческим лицом
Молитва для рояля соло

Мы не рантье, а хозяева

@@

По мнению главы холдинга "НПК" Бориса Кузыка, создание интегрированных структур в оборонно-промышленном комплексе должно базироваться на рыночных принципах

2001-03-23 / Петр Полковников Холдинговая компания "Новые программы и концепции" (НПК) образована в 1998 г. и работает в реальном секторе высокотехнологичной промышленности. В сфере деятельности холдинга задействованы более 30 ведущих высокотехнологичных предприятий страны. Компании принадлежат основные пакеты акций завода имени Дегтярева (ЗИД) и Ковровского механического завода (КМЗ), "Московского радиотехнического завода" и "КБ "Кунцево" (эти два предприятия входят в состав кооперации по производству С-300ПМУ1). Точная структура собственности НПК держится в секрете, однако, по некоторым данным, холдинг также контролирует 14,7% акций "ОКБ Сухого" и часть пакета Иркутского авиационного производственного объединения. Холдингу принадлежит контрольный пакет акций санкт-петербургского судостроительного завода "Северная верфь", которая по объему реализации продукции занимает первое место среди российских компаний неядерного машиностроения. В 2000 г. холдинг приобрел контрольный пакет акций Северо-Западного пароходства (7 портов, 3 судоремонтных и судостроительных завода, 2 ремонтно-эксплуатационные базы и флот свыше 300 кораблей). Активы НПК оцениваются в 1,5 миллиарда долларов, пакет заказов - в 1,4 миллиарда долларов, объем выполняемых экспортных контрактов - 960 миллионов долларов (самый большой среди них - поставка в КНР двух эсминцев проекта 956Э). Продукция предприятий холдинга поставляется в 12 стран. Реализация проектов НПК обеспечивает более 110 тысяч рабочих мест в 23 регионах РФ. Состав учредителей НПК публично не оглашается. По некоторым данным, не менее 50% акций компании принадлежат Борису Кузыку.

Борис Николаевич Кузык родился 19 октября 1958 года в г. Александрия Кировоградской области. Окончил два высших учебных заведения. Занимал руководящие посты в Министерстве обороны, Министерстве внешних экономических связей (1987-1993 гг.), работал помощником президента РФ по вопросам военно-технического сотрудничества России с зарубежными странами (1994-1998 гг.). С 1998 г. руководит деятельностью промышленного холдинга "Новые программы и концепции". Борис Кузык - автор книг "Российское оружие: война и мир" (1997 г.), "За кулисами прорыва" (1998 г.), "Оборонно-промышленный комплекс России: прорыв в ХХI век" (1999 г.), "Выбор века" (2000 г.), "Никто, кроме нас" (2000 г.), "Россия на мировом рынке оружия" (2001 г.). Доктор экономических наук, профессор, заслуженный деятель науки России. Воинское звание - генерал-майор.







Эсминец проекта 956Э покидает сухой док "Северной верфи".

-БОРИС НИКОЛАЕВИЧ, для многих остается не совсем ясным вопрос: каким образом НПК стал собственником ряда важных и перспективных предприятий оборонки?

- О каждом предприятии можно говорить долго, в каждом случае это отдельная, интересная и, как правило, достаточно длинная история.

Однако главное - это не то, у кого и как мы приобрели пакеты акций. Самое важное - понимать существо процессов, происходящих сегодня в высокотехнологичной промышленности России. Так вот, свои активы НПК приобрел уже в ходе третьего этапа перераспределения собственности, основное содержание которого - осмысленная диверсификация бизнеса ("Экономическая энциклопедия" определяет диверсификацию как "распределение инвестируемых и ссужаемых капиталов между различными объектами вложения с целью снижения риска возможных потерь капитала или доходов от него". - "НГ").

Собственность переходит к тем, кто способен более эффективно управлять ею. Это - объективный процесс, который идет, причем весьма интенсивно, во всем мире. Для России очень важно, чтобы перераспределение собственности шло в законных рамках и чтобы прекратились лишенные рационального зерна разговоры о национализации частных предприятий и пересмотре итогов приватизации. Даже упоминание об этом блокирует любые инвестиции в российскую промышленность.

ЖЕЛЕЗНАЯ ЛОГИКА БИЗНЕСА

- Что же отличает эффективного собственника от неэффективного?

- Прежде всего более четкое понимание сущности бизнеса вообще и особенностей бизнеса в России в частности.

- Но что можно сказать нового о сущности бизнеса, которая во все времена сводилась к зарабатыванию денег?

- Сведение крупного бизнеса лишь к борьбе за личное обогащение - это ошибка. В настоящем большом деле есть и политическая, и социальная, и, безусловно, моральная составляющие. Некоторые реформаторы первой волны, да и общество в целом, просто этого не понимали. Более того, в высокотехнологичном бизнесе ситуация особая - тут без учета политических, социальных факторов добиться успеха невозможно.

- Вы упомянули об особенностях бизнеса в России. Можно ли привести пример?

- Опыт последних десяти лет свидетельствует, что в России, в отличие от Запада, сегодня не имеют большой перспективы "портфельные активы", где с миру по нитке собраны проценты акций разных высокотехнологичных предприятий. У нас эффективно управлять и получать прибыль может лишь собственник контрольного пакета. На их приобретение и делает ставку НПК.

- Но ведь у хозяина иная, куда большая, ответственность за судьбу предприятия, чем у рядового акционера.

- Вы правы. НПК от портфельного инвестора отличается готовностью и способностью разрабатывать стратегию развития предприятий, внедрять новые системы управления и технологические новинки, осуществлять инвестиции, заниматься сбытом продукции. Мы не рантье, мы - хозяева, которые кровно заинтересованы в успешном развитии предприятия.

К сожалению, структур, подобных НПК, пока мало. По данным Лиги содействия оборонным предприятиям и Института социально-экономических проблем народонаселения РАН, 45% директоров приватизированных ОПК считают, что новые собственники не играют никакой роли на предприятиях и лишь 23% руководителей видят от новых владельцев акций пользу. Это, конечно, нонсенс - большая часть хозяев никак не занимаются своей собственностью.

НОВАЯ СТУПЕНЬ ИНТЕГРАЦИИ

- "Мы не рантье" - это звучит красиво, но каково наполнение этого тезиса? В чем сущность деятельности холдинга?

- Она многообразна. В качестве первого приоритета я бы указал на то, что холдинг - это способ интеграции. В свою очередь, интеграция - главное условие выживания высокотехнологичной промышленности. Мировая тенденция показывает, что будущее имеют лишь мощные компании, как правило, транснациональные, которые способны на должном уровне обеспечить все этапы жизненного цикла продукции: исследование, разработка, производство, реализация, сервис, модернизация, утилизация.

Основной вектор развития в мировой экономике определяют 39 тысяч материнских транснациональных компаний. К этой категории относятся 58% международных фирм, работающих в сфере машиностроения. Год назад почти вся аэрокосмическая промышленность Европы объединилась в рамках компании EADS для того, чтобы конкурировать с двумя американскими гигантами - корпорациями "Локхид-Мартин" и "Боинг".

К слову, на "Боинге" работают 230 тысяч сотрудников, а в ОПК России - 1700 предприятий оборонки со средней численностью персонала предприятия примерно 1-3 тысячи человек. Наши высокотехнологичные компании, дающие работу более чем 10 тысячам человек, можно сосчитать по пальцам.

- Однако в России до сих пор интеграция как следует не работает. Большинство холдингов, созданных по решениям правительства или указам президента, остались на бумаге. Готова ли наша промышленность к интеграции?

- Уверен, что готова. Важно лишь правильно выбрать критерии, которым должна удовлетворять интегрированная структура. Многие холдинги первого поколения остались на бумаге потому, что их создатели руководствовались отраслевыми, узко понимаемыми финансовыми, а порой и сугубо личными интересами. В результате некоторые предприятия приходилось загонять в холдинги силой, а экономика насилия над собой не прощает.

Главное в создании интегрированной структуры - определить, какой продукт нужен на рынке и как сделать его качественней и дешевле, чем у конкурентов. Все остальное - ведомственные интересы, личные амбиции, стремление заработать на чужом труде, форма собственности предприятий - вещи второстепенные.

- А где гарантии того, что созданный таким образом холдинг не станет структурой, которая максимизирует текущий доход и не вкладывает средства в перспективные проекты? Ведь в России есть примеры добровольных объединений оборонных фирм, из которых исключен разработчик как наиболее капиталоемкая структура с очень долгим сроком возврата вложенных средств.

- Действительно, такие случаи есть. Но наш холдинг исповедует прямо противоположную политику. НПК тесно сотрудничает с коломенским "КБ машиностроения" (КБМ). И это несмотря на то что КБМ - государственное унитарное предприятие и с точки зрения финансовой требует значительного вложения средств.

НПК помогает КБ прежде всего потому, что это обеспечивает загрузку предприятий, входящих в холдинг. В кооперации вокруг ПЗРК "Игла", продаваемого коломенцами за рубеж, до 90% комплектующих производится на предприятиях нашего холдинга: ЛОМО и двух ковровских заводах - имени Дегтярева и механическом.

В этом суть взаимоотношений, все остальное - факторы второго порядка. Такова логика бизнеса, и она не имеет ничего общего с рисованием абстрактных схем интеграции, когда за административной суетой иногда теряются ответы на основополагающие вопросы: какой продукт на какой рынок будет поставляться, за счет чего будут обеспечены рост продаж, сокращение издержек и развитие предприятий?

- Этими вопросами, особенно когда речь идет об оружии, озабочены не только бизнесмены.

- Да, но только собственник решает задачу в комплексе и поэтому он - эффективней.

Нам как хозяевам важно, чтобы не только сегодня, но и через десять, двадцать, пятьдесят лет заводы, входящие в холдинг, были конкурентоспособными. А для этого надо финансировать разработку перспективной техники и заранее создавать кооперацию по ее выпуску, модернизации, обслуживанию. Если для решения этой задачи нужно поддерживать формально "чужого" разработчика - мы его поддерживаем и будем поддерживать.

- Государство, особенно в оборонке, тоже является собственником, причем крупнейшим. В чем разница между ним и холдингом?

- Государство играет и будет играть очень важную роль в оборонке. Это вполне закономерно, когда речь идет о национальной безопасности.

В принципе и государство, и холдинг в отношении принадлежащей им собственности имеют идентичные цели. Однако цели и способность их достигать - разные вещи. Иными словами, проблема не только в форме, но в качестве собственника. Мы это хорошо понимаем, поскольку команда управленцев НПК имеет опыт антикризисного управления и консалтинга на предприятиях, оказавшихся в сложном положении.

Важно и другое: государство сегодня очень ограничено в части инвестиций. Холдинг, напротив, вкладывает в развитие производства и свои, и заемные средства. Причем последние он может привлечь на более выгодных условиях, чем отдельное предприятие, особенно провинциальное.

Скажу больше, НПК может увеличить свою инвестиционную активность, готов сочетать ее с работой наших команд антикризисного управления на предприятиях, оказавшихся в тяжелом положении.

Если их деятельность приведет к успеху, государство могло бы рассчитаться с нами частью принадлежащих ему акций предприятия. Такая сделка будет выгодна и государству, и предприятию, и НПК.

В способности к таким действиям - важный потенциал холдинга.

- Как представляется, государство, военные еще не готовы поделиться с холдингами властью.

- Не могу с вами согласиться. О том, что прежние подходы будут пересматриваться, свидетельствует, например, тот факт, что президент России Владимир Путин свои указом отменил ограничения на долю акций предприятий, которые могут принадлежать холдингу.

Пересматривать позиции заставляет тяжелейшая ситуация в высокотехнологичном комплексе. К примеру, возраст основных фондов 35% предприятий составляет свыше 20 лет, еще 39% - от 10 до 20 лет. По сравнению 1990 годом произошло сокращение текущего производства в 6 раз, рентабельности - в 2,2 раза, а мощности - в 3,5 раза. Ведь по существу, значительная часть промышленности, в том числе и некоторые интегрированные структуры, проедают задел, созданный в советские времена. Этот задел еще позволит какое-то время существовать, например, за счет модернизации. Однако уже очевидно, что Россия минимум на пять лет опаздывает с началом принципиально новых разработок.

Наступил критический момент. Если в ближайшие годы нам не удастся возродить полномасштабные исследования и разработки в сфере высоких технологий, Россия станет сырьевым придатком развитых стран. Помимо неустойчивого экономического положения, это приведет к резкому падению уровня обороноспособности страны.

Один из путей преодоления такого положения - создание интегрированных структур нового типа, в которых не будет прежнего разделения по типу собственности. По моему мнению, в России вот-вот начнется последовательный и взвешенный процесс создания интегрированных структур нового типа, подобных НПК, основанных как на смешанной (государственная - частная), так и на частной форме собственности.

- Сколько их может быть образовано?

- По нашей оценке, а она базируется на глубоких исследованиях, проведенных, в частности, Институтом экономических стратегий, в России на этом этапе должно возникнуть 12-15 интегрированных структур, которые, с одной стороны, будут в достаточной степени диверсифицированы, а с другой - смогут предложить потенциальным покупателям финальную высокотехнологичную продукцию, соответствующую мировым стандартам.

- А сколько таких структур реально существует сейчас?

- Не более пяти.

При этом еще раз повторюсь, что процесс интеграции должен быть не "силовой", а этапный, последовательный, продуманный и просчитанный.

Во-первых, коль мы говорим о мировой интеграционной тенденции, то необходимо понимать, что ведущие интегрированные структуры и в США, и в Европе формировались по 2-4 года, пройдя 2-3 этапа реорганизации и реструктуризации.

Во-вторых, интеграции предшествовал серьезный этап исследования рынка, основных его сегментов. Формировался в многочисленных дискуссиях обстоятельный, серьезный бизнес-план. К слову, при подготовке к созданию холдинга НПК нами был сформирован детальный, просчитанный бизнес-план объемом более 350 страниц, где были прописаны все необходимые элементы интегрированной структуры: рынок, продуктовый ряд, конкуренты, их сильные и слабые стороны (зарубежные и отечественные конкуренты), основные механизмы формирования нашего холдинга, этапы и тому подобное.

В-третьих, недопустим повтор ошибок, которые были допущены при распаде девяти бывших министерств ОПК, когда каждый главк каждого из девяти министерств "рисовал" свои так называемые холдинги. Все это было в тиши кабинетов, без серьезной проработки, технико-экономических обоснований. Некоторые министерства даже соревновались, кто быстрее и больше холдингов создаст. Тогда было продекларировано создание более 40 холдингов, концернов и других псевдоинтегрированных структур.

Ну и где они сегодня? Интеграционный, сильно политизированный (спешили доложить руководству, что реформировались и перестроились) процесс "революционного холдингообразования" сверху тогда провалился.

Недопустим сегодня любой авантюризм и спешка. Необходим трезвый, обстоятельный технический и экономический расчет, согласование интересов, взвешенная этапность.

Ситуация сегодня все же вселяет оптимизм, так как и президент России, и правительство понимают недопустимость очередной революции сверху и внеэкономического принуждения к интеграции. Пусть мы потратим на этот процесс несколько лет, но создадим реально интегрированные структуры, конкурентоспособные и на внутреннем, и на мировом рынках, чем продекламируем, в течение 2-3 месяцев доложим "наверх" и… дискредитируем саму идею интеграции, наступим снова на те же грабли, что и бывшая девятка.

СПЕЦИФИКА НПК

- Выделяется ли чем-нибудь НПК из числа существующих сегодня интегрированных компаний?

- Высокой степенью диверсификации, что придает бизнесу долговременный и устойчивый характер. Одна из особенностей НПК - целенаправленное формирование кооперации вокруг конкретного рыночного продукта гибкими и продуктивными отношениями с головными разработчиками высокотехнологичных изделий.

Далеко не все холдинги смогли выстроить взаимовыгодные отношения с предприятиями, имеющими право самостоятельного участия в военно-техническом сотрудничестве с зарубежными странами.

Мы конкурентоспособны и в части сформированной команды управленцев высшей квалификации, обладающих уникальным опытом работы в бизнесе и в государственных органах. Представители этой команды эффективно взаимодействуют с десятками зарубежных и российских компаний мирового уровня, банками, структурами власти.

Это, в частности, позволяет решать сложнейшие вопросы поиска заказчиков как гражданской, так и военной продукции.

Кроме того, наша команда способна сегодня, когда резко упало качество среднесрочного государственного планирования, разрабатывать и выполнять трехгодичные и пятилетние планы производства на предприятиях, входящих в поддерживаемые нами кооперации.

- О каких кооперациях идет речь?

- Проектирование и строительство кораблей для ВМФ России и на экспорт, а также гражданских судов различных классов: ледоколов, сухогрузов, танкеров, траулеров и других. Разработка и выпуск ПЗРК "Игла", противотанковых ракетных комплексов "Атака". Создание новых оперативно-тактических систем, зенитных ракетных систем, которые, без сомнения, займут достойное место и в ВС России, и в военном экспорте нашей страны.

- Но ведь это задача, которую стремятся решать оборонные агентства?

- Стремятся и в определенной мере решают. Они играют, безусловно, важную роль. Хотя для них это не просто.

- Почему?

- По целому ряду причин, не зависящих от агентств.

Во-первых, система управления ОПК нестабильна. Предприятия просто не поспевают за ее реформированием. Показательно, что 43% директоров оборонки считают, что управление весьма затрудняется непрерывными перестройками.

Во-вторых, рынок требует конкретный законченный продукт, и заказчик нашими отраслевыми проблемами не интересуется. Более того, опыт НПК показывает, что бизнес можно и нужно диверсифицировать не только в рамках машиностроения. Наш холдинг, имеющий в своем составе "Северную верфь" (производитель) и Северо-Западное пароходство (заказчик), позволяет замкнуть полный технологический цикл, работать "под ключ".

В-третьих, агентства практически не располагают средствами - их бюджет не предусматривает серьезных инвестиций. А вот диверсифицированный холдинг такие инвестиции предоставить может и уже предоставляет, о чем хорошо знают руководители всех предприятий, входящих в НПК.

В то же время в агентствах работают высокопрофессиональные, по-государственному мыслящие специалисты, и мы совместно выстраиваем эффективную модель сотрудничества.

ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО

- В последнее время много говорилось о формировании государственного оборонного заказа, от которого ОПК прежде всего зависит.

- Действительно, от этого зависит много. В то же время положение меняется, и даже если после 2005 года правительство существенно увеличит закупку вооружения и военной техники, а также финансирование НИОКР, выжить лишь за счет государственного заказа высокотехнологичный комплекс не сможет.

Уже сейчас продукция производственно-технического назначения и товары народного потребления составляют почти 47% объема производства оборонки. 80% закупок сложной медицинской техники приходится на предприятия ОПК. Примерно такова доля оборонной промышленности в структуре закупок топливно-энергетического комплекса России. Причем здесь есть огромные - до 4 миллиардов долларов в год - резервы, связанные с замещением импорта.

Наконец, экспорт вооружения и военной техники, который по объему приносимых в оборонку "живых" денег превосходит финансирование по государственному оборонному заказу. По нашим оценкам, он может достичь 4,2-4,5 миллиардов долларов.

- Некоторые руководители называют большие цифры.

- Более существенный рост требует инвестиций...

- ...и изменения системы ВТС?

- Нет. Сейчас в принципе восстановлена существовавшая в 1994-1996 годах трехступенчатая вертикаль управления военно-техническим сотрудничеством, во главе которой стоит президент. Как показала практика, именно такая структура является для России оптимальной и может приносить максимальные результаты.

Разумным шагом является и создание "Рособоронэкспорта" как единственного государственного посредника в торговле оружием. Другое дело, что надо постепенно увеличивать число предприятий, имеющих право самостоятельно участвовать в ВТС в соответствии с мировой тенденцией, но учитывая нашу специфику. Полагаю, что по мере становления холдингов второго поколения такое право должны получить и они.

ДИВЕРСИФИКАЦИЯ

- Умеет ли НПК искать заказы для машиностроительных предприятий?

- Умеет. Несколько месяцев назад судостроительный завод "Северная верфь" завершил выполнение заказа по строительству эсминцев для КНР, которое официальные китайские лица назвали "образцом военно-технического сотрудничества Китая и России".

А сегодня на этом предприятии начато строительство десяти теплоходов класса "река-море" по заказу Северо-Западного пароходства. Отмечу, что, по прогнозу экспертов, спрос на подобные суда составляет более 230 единиц и будет расти.

- Не слишком ли разбрасывается НПК, занимаясь столь разными проектами, как разработка и производство ракетной техники, машиностроительной продукции, телевизоров, боевых кораблей и гражданских судов?

- Разработанная в НПК стратегия бизнеса предполагает концентрацию сил, времени и ресурсов на пяти направлениях. В нынешних условиях только диверсификация бизнеса - отраслевая и по номенклатуре продукции - делает бизнес устойчивым и позволяет быстро реагировать на изменения спроса и экономической конъюнктуры. Это правило действует даже в государствах со стабильной экономикой. Например, "Дженерал Электрик" развивает десятки направлений бизнеса от производства электрических лампочек и пластмасс до создания двигателей для боевых самолетов. Тем более такой подход продуктивен в России, где большинство предприятий не имеют стабильных рынков сбыта и заказов.

Кроме того, в рамках холдинга мы стремимся организовать процесс обмена технологиями между военным и гражданским производством. Отсутствие такого обмена - одна из причин, по которой отечественный ОПК стал для государства непосильной ношей вместо источника богатства.

Есть у процесса диверсификации и не связанные напрямую с экономикой аспекты. Например, известно, что восточно-азиатская практика создания корпораций вследствие культурно-исторических особенностей отличается от западноевропейской и североамериканской. В Японии и Южной Корее степень диверсификации существенно выше. А Россия - и географически, и с точки зрения исторических традиций - находится посередине между Югом и Севером, Западом и Востоком.

Кстати, использование уникального положения России как моста между Востоком и Западом входит в наши бизнес-планы.

- Это будет какой-то новый коммерческий проект?

- Будет, но пока об этом рано говорить.

ТЕХНОЛОГИЯ БИЗНЕСА

- Однако управлять многопрофильной компанией сложнее, чем специализированной.

- Конечно, сложнее. Но холдинг изначально стал многопрофильным, поскольку существовала команда единомышленников, способная одновременно вести несколько проектов и понимающая, что есть перспективного на разных рынках.

Это позволило сформировать пять тематических программ - судостроение, пароходство, машиностроение, радиокомплекс, авиастроение, - и пять "функциональных" - маркетинг, антикризисное управление, финансовый менеджмент, правовое обеспечение, бухгалтерский учет и аудит.

Несколько сложнее было подобрать команды менеджеров высшего и среднего звена, наладить на предприятиях холдинга механизм стратегического планирования, бюджетирования, бухгалтерский учет и аудит. Пришлось заниматься и такой сложной задачей, как реструктуризация производства на некоторых предприятиях. Этот процесс был очень сложным, но в результате наш кадровый потенциал ныне позволяет организовать систему антикризисного управления и финансового менеджмента еще на пяти-семи ведущих предприятиях, не входящих в холдинг, и направить туда квалифицированные команды менеджеров.

- А как их встретят директора?

- Практика показывает, что непреодолимых противоречий между командами управленцев, если это профессионалы высокого уровня, и руководством предприятий нет. Более того, как правило, директора сами хотят понять рыночные перспективы своего производства в новой ситуации, включиться в новый экономический механизм. Отмечу, что по результатам опросов, 72% директоров считают, что России нужно продолжать рыночные реформы, а 53% прямо указывают, что отказ от проведения реструктуризации и интеграции ОПК - основной дефект политики государства по отношению к оборонке.

- Вы упомянули о тематических и функциональных программах в структуре НПК. Нет ли конфликтов между руководителями программ разных видов?

- До момента принятия решения дискуссии, безусловно, ведутся. Упрощенно говоря, финансисты стремятся увеличить текущие доходы, руководители тематических программ хотят больше тратить на исследования и разработки.

- Эти противоречия, по-видимому, приходится разрешать вам?

- Да, и это очень непростое дело. Ему нигде не учат, это достигается практическим опытом. Здесь важно уловить тенденцию, заглянуть в будущее. Так, например, как это получилось в случае с комплексом "Арена", проектом "Валдай" и тому подобное.

- Насколько вообще велик субъективный фактор в бизнесе?

@@@
Мы не рантье, а хозяева
Найдено отличие между человеком и шимпанзе
Налоговая декларация - электронной почтой
Не дождетесь!
Неясность "национального" интереса
Новый президент Ирана в Москву не приедет
О несходстве сходного

О пользе медлительности в принятии решений

@@

Аргументы лоббистов против импорта украинских труб оказались несостоятельными

2001-04-06 / Борис Иванович Введенский - политолог, эксперт информационного центра "Политпросвет".



КОМИССИЯ по тарифно-таможенному регулированию под председательством Алексея Кудрина признала факт демпинга со стороны украинских трубопроизводителей и рекомендовала правительству РФ ввести 40-процентную пошлину на большинство видов труб. Но 29 марта правительство РФ не приняло по этому вопросу никакого решения. Как ни странно, византийская нерешительность и двусмысленность поведения власти способствуют развитию отечественной экономики.

Рассмотрение вопроса отложено якобы из-за возобновившихся переговоров с украинской стороной о возможностях введения квоты. По слухам же, исходящим из самой Комиссии, уход от решения связан с тем, что скоро исчезнет сам предмет рассмотрения: с 1 июля 2001 года украинская трубная продукция будет облагаться НДС на территории России. Это автоматически уравняет цены на украинские и российские трубы, и проблема исчезнет сама собой.

Но что на самом деле заставило российское правительство поступить в полном соответствии с буддистским принципом "недеяния"? Попытаемся разобраться с этой, надо заметить, довольно странной историей. Непонятно, например, на каком, собственно, основании было возбуждено расследование по факту поставок украинских труб. Спору нет - с 1992-го по 1999 год производство труб в России сократилось примерно в два раза. Но падение производства пришлось на период с 1992-го по 1994 год, и по меньшей мере нелепо обвинять украинцев в сокращении российского производства труб на 3,25 млн. тонн в 1992-1994 годах на том основании, что в 2000 году в Россию завезли 769 тыс. тонн украинских труб. Столь же нелепо возлагать на украинских производителей ответственность за уменьшение загрузки российских производственных мощностей по сравнению с 1990 годом. Во-первых, также можно сравнивать и с 1913 годом. В СССР очень любили это делать. Действительно, впечатляющие получались результаты - в производстве автомобилей, например. Но это так, к слову. На самом деле на семи ведущих российских трубопрокатных заводах уже возникла необходимость в создании новых производств. Тем не менее эти и подобные, мягко говоря, сомнительные утверждения и стали основанием для начала расследования. Объяснение тут может быть только одно: в решении вопроса о начале работы комиссии победило трубное лобби. Но рассмотрим вопрос по существу - так, как и должно было это сделать правительство РФ.

Никто не сомневается в том, что российское правительство должно защищать интересы отечественного, а не украинского или какого-либо иного производителя труб. Столь же несомненно и то, что правительство обязано заботиться не только об интересах одной отдельно взятой отрасли российской промышленности, но и вообще обо всей отечественной экономике. Следовательно, в круг самых непосредственных интересов правительства РФ входят и нужды российского нефтегазового комплекса. Кстати, именно он-то и наполняет российский бюджет.

Между прочим, противники украинского экспорта сильно лукавят, когда говорят просто о трубах: на самом-то деле они все разные. В их числе есть трубы большого диаметра. Их в СНГ производит только Харцызский завод. Но вот странность: в предложениях Комиссии содержится предложение ввести пошлины на его продукцию, хотя такого рода продукция в РФ вообще не производится. Высокой Комиссии об этом наверняка было известно.

Бесшовные трубы составляют 67% украинского трубного экспорта. До 1998 года Украина поставляла в Россию в основном стальные бесшовные трубы общего назначения. В последние два года существенно увеличился импорт труб, используемых при бурении. Есть быстрый рост спроса на бесшовные трубы, а российские мощности по их производству уже полностью загружены. Труб не хватает, и нефтяники покупают их там, где лучше и дешевле - на Украине. Раньше, заметим, такие трубы завозили из Австрии и Японии. Стоили они, разумеется, много дороже украинских.

Сейчас всем понятно, что в 2001 году российские металлурги не смогут покрыть спрос на трубы, использующиеся в нефтегазовом комплексе РФ, но продолжают настаивать на ограничении поставок украинской продукции. Больнее всего эта мера ударит по самим российским металлургам. В случае возникновения дефицита нефтяники опять начнут покупать трубы в европейских странах и в Японии. Отечественной промышленности не останется ничего другого, как производить дешевые трубы. Денег на модернизацию отрасли станет меньше. Даже если вдруг неизвестно откуда появятся крупные инвестиции, проводить модернизацию придется спешно (и она обойдется еще дороже). Так и получается, что импорт относительно дешевой украинской продукции создает оптимальные условия развития стремительно растущей российской трубной отрасли. А рост производства там действительно стремительный - в прошлом году он составил 43%. Одно это говорит о том, что российским трубопрокатчикам бояться, в общем, некого. Они и не боятся - просто хотят взвинтить цены на собственную продукцию, забывая о том, что сейчас не советское время и нефтяники смогут купить трубы там, где им заблагорассудится. А заблагорассудится им там, где выгодно.

В конце 2000 года разница между видимым потреблением и производством даже без учета экспорта российских труб в страны ближнего и дальнего зарубежья составляла 350 тыс. тонн. В таких условиях ограничительные меры могут навредить только самой российской промышленности. Сейчас Россия существует в очень благоприятных условиях высоких цен на энергоносители. Благодаря этому она сможет создать новые высокотехнологичные производства. Дефицит труб в таких условиях разумнее всего компенсировать именно за счет импорта.

Поэтому-то те медлительность и нерешительность, с которыми правительство подступает к украинской трубе, выглядят в сложившихся обстоятельствах очень уместно. Вообще в истории с украинскими трубами принцип византийства, о коем так любят поговорить политологи, сослужил российской экономике добрую службу.

@@@
О пользе медлительности в принятии решений
Один большой собес
От империи к федерации и обратно
Открытый и терпимый
Отцы и дети
Правительство снова ухудшает прогнозы на 2009 год
Президентская цифра

Путин В.В. - Устинову В.В.: "Прошу держать под вашим особым контролем"

@@

Такую резолюцию вывел президент России на письме Лебедя о фактах коррупции в московских судах - главный редактор "НГ" продолжает собственное расследование обстоятельств ставшей уже скандально известной попытки прокуратуры Москвы подвергнуть уголовному преследованию журналистов редакции

2002-04-08 / Татьяна Кошкарева







После краткого перерыва, вызванного выходными днями, я возобновляю публикацию материалов собственного расследования по делу "Ольга Егорова против "НГ", которое с момента выхода в свет прошлой статьи мы именуем "НГ" против коррупции".

Безусловно, я вправе говорить о том, что независимое и публичное расследование этого дела вынудило правоохранительные органы совершать некоторые телодвижения. В частности, отстранен от дела следователь Щепкин Н.В. (см. информационное сообщение).

Однако правоохранительные органы не сделали главного, ради чего и затевалось независимое расследование. Они не продемонстрировали ни малейших признаков желания начать хотя бы сейчас вскрытие возможной коррупции в системе Мосгорсуда. Напомню, что именно о такой коррупции писал губернатор Красноярского края Александр Лебедь в своем письме в Москву некоему высокому адресату, имя которого мы пока предполагали держать в тайне, надеявшись, что высокие прокурорские начальники наконец-то встрепенутся и мы сумеем обойтись без вовлечения в скандал высоких политических фигурантов.

Надежды не сбылись, по крайней мере никто из высоких прокуроров не пожелал пойти на официальный (подчеркиваю - официальный и гласный) контакт. А кулуарное общение с прокурорскими и судейскими посредниками меня глубоко разочаровало. Я по-прежнему не увидела желания разрешить скандал правовыми методами, которые, безусловно, дали бы преимущество редакции "НГ" и ее журналистам. Кроме того, будь моя нервная система более лабильной, я бы, несомненно, восприняла содержание бесед с кулуарными посредниками как откровенную угрозу в мой адрес. Но не буду так делать, дабы не давать повода быть обвиненной в излишней впечатлительности.

Таков невеселый (не только для меня лично, но и для правовой системы России в целом) вывод. Ничто не может подвигнуть прокуроров и следователей проводить объективное и независимое расследование, если над ними довлеет некий мощный внешний фактор, о сути чуть ниже. Разница в сигналах, поданных таинственной Алиной Тарасовой и нетаинственным Александром Лебедем, состоит лишь в том, что Тарасову (точнее, газету, опубликовавшую ее статью) немедленно стали преследовать, а Лебедя тронуть побоялись и сделали вид, что не заметили его письма.

Итак, учитывая все вышесказанное, я вынуждена огласить имя адресата письма Лебедя. Это президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин. Я не буду пересказывать его устную реакцию на то, что сообщил Лебедь, - тем более что документально этого никто не сможет подтвердить. Но важно решение, к которому приходит президент РФ (см. Приложение 1), и четкое указание, которое он дает генеральному прокурору Владимиру Устинову: "ПРОШУ ДЕРЖАТЬ ПОД ВАШИМ ОСОБЫМ КОНТРОЛЕМ. В.ПУТИН. 26.01.2002".

Приложение 1

Текст резолюции гласит: "Устинову В.В. Пр. держать под Вашим особым контролем". Подпись В.В. Путина. 26.01.2002. На первой странице документа стоит штамп "Подлежит возврату в канцелярию Президента Российской Федерации".

Резолюция Путина недвусмысленно говорит о том, что он как минимум очень обеспокоен, во-первых, криминализацией обстановки в Красноярском крае и, во-вторых (что более важно для нашего расследования), фактами возможной коррупции в московских судах. Если бы президент придерживался обратного мнения, то на письме Лебедя не было бы никакой резолюции, а генпрокурор не получил бы в этой связи прямого поручения. Этот абсолютно не опровергаемый вывод больше не обсуждаем и больше к нему не возвращаемся.

Обсудим другое. Почему сегодня, спустя 70 дней после встречи Путина с Лебедем, после наложенной президентом резолюции не известно ни о каких шагах, предпринятых Генеральной и нижестоящими прокуратурами по расследованию возможной коррупции в московских судах? Почему ничего не известно о возбужденных по письму Лебедя уголовных делах, доказывающих или опровергающих его правоту? Почему ничего не известно о реакции на указание Владимира Путина? Почему, наконец, сегодня, спустя 70 дней, прокуратура Москвы продолжает насмехаться над документом, на котором стоит резолюция президента, и продолжает преследовать "Независимую газету", опубликовавшую схожую с письмом Лебедя статью Алины Тарасовой?

Существует несколько версий ответа на этот вопрос. Первая - прокуратура Москвы работает настолько обособленно от Генпрокуратуры, что до сих пор ничего не знает о письме Лебедя и резолюции Путина. Маловероятно, - говорят знающие люди. Прокуратура - это слишком хорошо управляемая, централизованная система, чтобы верхи в ней не знали о действиях и помыслах низов, и наоборот.

Вторая версия - прокуратура Москвы была настолько пристрастна и дотошна по отношению к журналистам "НГ" только для того, чтобы найти подтверждения словам Лебедя. Невероятно, - говорят наши источники, ведь дело закончилось уголовным преследованием "НГ", а не коррупционеров. К тому же, сообщают те же самые источники, Лебедя даже не допросили, чтобы получить у него сведения о коррупции в московских судах.

Третья версия - с внутренней субординацией и управляемостью в системе прокуратуры все в порядке, и прокуратура Москвы прекрасно информирована о том, какие поручения получило их начальство из Генпрокуратуры. Вывод - прокуроры скорее всего даже не хотели расследовать коррупцию в московских судах. У них изначально была другая задача. Они изначально знали предмет, содержание, цели и конечный результат расследования. Вердикт был известен им еще до появления письма Лебедя: московские судьи "кристально чисты", а журналисты - это "гадкие мерзкие хулиганы", мешающие спокойно закрывать глаза на коррупцию и не обращать внимания на пожелания верховной власти.

Теперь следующий и главный для сегодняшней статьи вопрос: откуда такая заданность в действиях следователей, почему они не расследуют факты коррупции и при этом "прессуют" журналистов?

Для ответа на этот вопрос приведу краткую хронологию некоторых громких публикаций (из дальнейшего анализа станет понятно, зачем я это делаю).

6 ноября 2001 года "НГ" публикует материал "Фаворит", где впервые в российской прессе акцентированно ставит вопрос об истинной роли и месте банкира Сергея Пугачева в иерархии власти. Статья, несмотря на свои скромные размеры, имеет огромный резонанс в политических кругах.

29 ноября 2001 года "НГ" выходит со статьей "Кремлевские призраки", в которой проведен детальный анализ распределения ролей и координации действий в так называемой "питерской" команде.

5 декабря 2001 года "НГ" публикует еще один, на этот раз развернутый материал о "питерском" банкире под названием "Роковые яйца Пугачева".

Были и другие статьи, продолжавшие вскрывать экспансию "питерцев", но самыми принципиальными стали упомянутые три материала. Все статьи о роли нового стремительно возвышающегося клана были объединены одним. Экспансия этого клана неизбежно вынуждает "питерцев" устроить грандиозный передел собственности, свидетелем которого мы сейчас и являемся. "Газпром", МПС, Таможенный комитет, Рособоронэкспорт, Центробанк, телеканалы - вот только некоторые вехи на пути этого передела. И очевидно, что самый эффективный и быстрый механизм такого неэкономического перераспределения собственности - правоохранительная система, то есть суды и прокуратура.

Теперь обращаю ваше внимание (следите за логикой) на то, что в "промежуток" между тремя громкими публикациями скромно втиснулась статья некоей Алины Тарасовой "Подписка о невыезде ценой в миллион долларов" (дата выхода - 27 ноября 2001 года), оставшаяся вообще-то не замеченной не только для широкой публики, но даже для подавляющего большинства редакции "НГ". В газете с этой статьей по-настоящему познакомились только после претензий московской прокуратуры.

Итак, как должен был отреагировать "мозговой трест" "питерцев" на целый ряд публикаций о них в "НГ". Устроить погром в редакции? Дать кирпичом по голове главному редактору? Потребовать от Михаила Лесина отобрать у "НГ" лицензию? Э, нет, времена не те. "Питерцы", как и большая часть российского истеблишмента, хорошо понимают, что сегодня нельзя трогать руками журналиста - трогать в физическом смысле. Бить его по голове надо "правовыми методами", благо уровень подконтрольности судейской и прокурорской систем известен.

И вот здесь подвернулась статья Алины Тарасовой, обидевшая председателя Мосгорсуда Ольгу Егорову. Сложилось все гениально. На роль "обиженной" как нельзя лучше подходила Ольга Егорова. Она слывет непримиримой к своим оппонентам и обидчикам, она лучше других по должности знает хитросплетения судебной системы и, следовательно, доведет дело до конца. Но самое главное, г-жа Егорова в схватке с "НГ" будет отстаивать не столько собственную "поруганную" честь, сколько интересы "питерского" клана в целом, то есть всех героев публикаций "Независимой газеты".

Только сейчас, начав собственное расследование, я стала понимать, насколько Егорова "повязана" личными, дружественными (может быть, и другими - пока не скажу) отношениями с "питерцами". На свои личные источники, сообщающие о крепости этих уз, ссылаться (опять-таки пока) не буду. Ограничусь цитатой из "Общей газеты" (статья "Заостровщина, # 48, 2001 год): "Есть у этой компании (имеются в виду "питерцы". - Т.К.) и ключевой пост в третьей власти - председатель Мосгорсуда Ольга Егорова, которая еще ни разу не подвела друзей из силовых структур". Скажу также и о систематическом тесном контакте Егоровой с Сергеем Пугачевым.

Многие факты из истории уголовного преследования "НГ" становятся понятными в свете принадлежности (клановой, а не географической) Егоровой к "питерцам". Понятно, почему она обратилась не в гражданский суд о чести и достоинстве, а в прокуратуру с жалобой на уголовное преступление за клевету - при том что внешне никакой кровожадности по отношению к "НГ" не выказывает. Понятно, почему она категорически отвергала предложения очень известных политиков не раздувать скандала, а ограничиться гражданской сатисфакцией, если таковая потребуется. Все это понятно, ведь, как теперь оказалось, дело вовсе не в ущемленной чести и достоинстве Егоровой (эти ее атрибуты пострадали и пострадают гораздо сильнее от публичной раскрутки скандала, нежели от публикации Алины Тарасовой), а в мстительности "питерцев"-силовиков, решивших показательно проучить "НГ", чтобы другим неповадно было.

В свете всех этих фактов находит свое объяснение и пристрастность следователей к "НГ", точнее, полная однобокость - не расследовав возможной коррупции в московских судах, они кинулись преследовать журналистов.

Вернусь все же к письму Лебедя, ибо, по моему разумению, его значимость для России гораздо выше, нежели вопрос об уголовной судьбе Быкова и политико-правоохранительных нападках на "НГ".

Истинный смысл резолюции президента России на этом письме становится понятным, если сравнить ее с резолюцией, которую ровно за три года до Владимира Путина вывел тогдашний премьер-министр Евгений Максимович Примаков (см. Приложение 2). Примаков на документе, который поступил ему из правоохранительных органов и в котором говорилось, как некоторые высокие чиновники используют служебное положение для занятий личным бизнесом, собственной рукой начертал: "ПРОШУ ПРОГОВОРИТЬ ВОПРОС С ГЕНЕРАЛЬНЫМ ПРОКУРОРОМ. СЛЕДУЕТ, НЕ ОТКЛАДЫВАЯ, ОТКРЫВАТЬ УГОЛОВНЫЕ ДЕЛА. УЩЕРБ, НАНЕСЕННЫЙ ГОСУДАРСТВУ, ОГРОМЕН. ЧТО МОЖНО БЫЛО БЫ ВЕРНУТЬ? Е.ПРИМАКОВ. 7.12.98".

Приложение 2

Эта резолюция Евгения Максимовича Примакова была наложена на документ, представлявший собой итоги расследования правоохранительными органами фактов коррупции в высших эшелонах власти. Интересующиеся могут ознакомиться с этим документом в статье Т.Кошкаревой и Р.Нарзикулова ("НГ" от 25.02.99). В то время руководство "НГ" не решилось опубликовать резолюцию Примакова.

В чем разница между поручением Примакова трехлетней давности и нынешней резолюцией Путина? Разница исключительно формальная. Во-первых, Примаков был премьер-министром, а Путин дает указание в ранге президента. Во-вторых, Путин, конечно же, гораздо более осторожен и юридически корректен. Он в отличие от Примакова не дает прямых приказов правоохранительным органам. Он всего лишь ПРОСИТ генерального прокурора.

Но люди, профессионально занимающиеся политикой или близко знающие Путина, понимают: ПРОСЬБА Путина равноценна жесткому ПРИКАЗУ, не допускающему двусмысленности в толковании, возможности невыполнения или отказа его выполнять.

Тем не менее ПРОСЬБА-ПРИКАЗ Путина не выполняется. Генеральная и московская прокуратуры не занялись расследованием возможной коррупции в московских судах, не возбудили по этому поводу никаких уголовных дел и даже не сделали элементарного процессуального действия - не допросили в качестве свидетеля Александра Лебедя.

Что это? Пренебрежение просьбами президента? Или же новая политическая реальность, в которой политическая и экономическая экспансия "питерцев"-силовиков свела на нет роль президента Путина?

Я Вас очень прошу, уважаемый Владимир Васильевич Устинов, ответьте, пожалуйста, на эти вопросы. Желательно в срок, установленный законодательством для ответов прессе со стороны официальных лиц и государственных органов.

Что касается Вас, уважаемые читатели "НГ", то сообщаю Вам, что я по-прежнему продолжаю свое личное расследование дела "НГ" против коррупции", новые результаты которого будут публиковаться в ближайших номерах нашей газеты.

Генеральному прокурору России

Устинову В.В.

На основании вышеизложенного в статье прошу Вас обнародовать реакцию Вашего ведомства и Вашу лично на резолюцию Президента Российской Федерации Путина Владимира Владимировича, наложенную им на письмо Лебедя А.И. 26 января 2002 года (рег. # 19-3-1-192). Возбуждены ли по фактам возможной коррупции в московских судах уголовные дела? Ознакомлена ли с резолюцией президента и письмом Лебедя Прокуратура г. Москвы? Если ознакомлена, то по какой причине Прокуратура Москвы до сих пор не проводит процессуальных действий в этом направлении? Понесут ли и когда наказание лица, работающие в системе Прокуратуры и ответственные за сокрытие фактов возможной коррупции? Когда, наконец, будут наказаны лица, ответственные за вольное толкование закона, уголовное преследование журналистов "Независимой газеты", не имевших отношения к авторству статьи "Подписка о невыезде ценой в миллион долларов"?

@@@
Путин В.В. - Устинову В.В.: "Прошу держать под вашим особым контролем"
Путин призвал к информационному равенству регионов
Радуга в рентгеновском диапазоне
Разве Родина и государство одно и то же?
Расследовать по-английски
Региональные элиты контролируют итоги выборов
Роддом для кибернетических организмов

Родственная связь

@@

В Киеве утверждают, что семья президента монополизировала мобильную телефонную сеть Украины

1999-09-30 / Татьяна Ивженко



КОГДА в марте 1997 года украинское правительство провело тендер на право получения лицензии на радиочастоты в стандарте сотовой связи GSM-900, его неожиданно выиграла компания "КиевСтар", капиталы которой в то время составляли лишь 17-18 тыс. долларов. Абсурдность решения чиновников Фонда госимущества, отдавших предпочтение никому не известной и никак не зарекомендовавшей себя компании, трудно объяснима, ведь в тендере участвовали мировые лидеры сотовой связи, среди которых "Motorola", "BK Telecom", "Daewoo", а также крупные отечественные компании "Украинская мобильная связь" (УМС), "Украинские радиосистемы" (УРС).

Задолго до проведения тендера экспертный анализ украинского рынка сотовой телефонной связи показывал, что компании УМС и УРС внесли большой вклад в развитие коммерческой части сети GSM. В частности, УМС к моменту проведения тендера работала на украинском рынке более пяти лет, ее инфраструктура охватывала восемьдесят городов Украины. При этом компания выполняла все свои обязательства перед государством, а 51% акций УМС принадлежали государственной компании "Укртелеком". УРС также уже давно финансировала проект GSM. Поэтому обе украинские компании назывались экспертами в числе основных фигурантов на победу. Однако победила "КиевСтар". Еще более сенсационным стало решение ряда российских компаний (в числе которых, по сообщениям российских СМИ, АО "Спутник-5" и АО "Спутник-6"), которые не только приняли предложение "КиевСтар" о совместной деятельности на украинском рынке, но и инвестировали в развитие карликовой компании огромные финансовые средства.

Оказалось, что далекие от политических битв проблемы приватизации украинской сотовой связи имеют прямое отношение к нынешнему президентскому предвыборному марафону на Украине. Так, в числе собственников и в должности заместителя директора компании "КиевСтар" числится дочь Леонида Кучмы Елена Франчук. Крупным пакетом акций владеет брат жены украинского президента Юрий Туманов. А президент "КиевСтар" Игорь Литовченко является близким родственником одного из руководителей Фонда госимущества. Именно по этим причинам, как утверждают политические оппоненты Леонида Кучмы, "КиевСтар" выиграла тендер и получила "неограниченный кредит" от российских бизнесменов.

В принципе любой инвестор, вкладывающий деньги в гипотетически прибыльную компанию, обязан думать о гарантиях безопасности и успеха своего бизнеса. По учебнику Самуэльсона, источником получения прибыли может быть, например, разница между доходами и издержками. Но на рынке "по-украински, по-президентски" экономические законы подменяются семейными интересами и подчинены главной цели - переизбранию Леонида Кучмы на второй срок. Поэтому президентская "крыша" для российских инвесторов - весьма условная гарантия не только получения дивидендов, но и возвращения денег. Об этом свидетельствует и то, что в одном из американских аналитических обзоров, подготовленных к проведению экономического форума в Давосе, подчеркивалось, что Украина - в числе лидеров стран с наибольшим уровнем взяточничества, коррупции в политике и уклонения от налогов. Понятно, что политические риски для российских бизнесменов существенно уменьшились бы, если бы они в экономическом сотрудничестве делали ставки не на политиков, стоящих у власти, и протежируемые ими фирмы, а на те украинские компании, которые в результате стабильной работы завоевали себе авторитет на рынке мобильной связи.

@@@
Родственная связь
России нужна бюрократическая революция
Россия пережила свой главный день в 2000 году
Рыбные квоты должны стать частной собственностью
США защищают Украину от санкций FATF
Свой среди олигархов
Сезон сплетен и мемуаров

Сенсационные признания Шапошникова

@@

Бывший гендиректор "Аэрофлота" дал свидетельские показания в суде

2002-07-18 / Роман Андреев



Вчера на втором этаже Савеловского межмуниципального суда, где слушается дело "Аэрофлота", было столпотворение. Еще ни одно заседание по этому делу не вызывало такого интереса средств массовой информации, телекамеры не помещались в коридоре и телевизионщикам пришлось довольствоваться только съемками на улице. Такой наплыв представителей СМИ объясняется вызовом в суд в качестве свидетеля бывшего министра обороны СССР маршала Евгения Шапошникова. Отношение к делу "Аэрофлота" экс-министр имеет прямое - с октября 1995 по март 1997 года он являлся генеральным директором крупнейшей российской авиакомпании. Суд пригласил Евгения Шапошникова для выяснения обстоятельств, легших в основу скандального уголовного дела.

Показания высокопоставленного свидетеля стали в какой-то мере сенсационными. Экс-руководитель "Аэрофлота" заявил, что интерес к переводу валютной выручки инспирирован теми недобросовестными зарубежными представителями авиакомпании, которые не возвращались из командировок за границу, имели там собственность. И рассказал суду, что буквально с первых дней его пребывания на руководящем посту он серьезно озаботился тяжелым финансовым положением компании, которое к тому же ухудшалось. "Я начал интересоваться, где же деньги, - со своей неизменной улыбкой пояснял суду Евгений Шапошников. - Как оказалось, они были рассыпаны по счетам 152 зарубежных представительств компании". По словам свидетеля, на то время в обороте "Аэрофлота" находилось свыше 1 млрд. долл. Однако многие представители, будучи, по выражению Шапошникова, "людьми недобросовестными", вообще не возвращали деньги в страну. Поэтому у руководства "Аэрофлота" возникла идея консолидировать валютную выручку в едином центре. В связи с тем, что у Шапошникова было три военных образования, но ни одного экономического, он начал искать профессионалов в финансовой сфере. Ему порекомендовали Николая Глушкова, который и предложил использовать в качестве такого центра швейцарскую компанию "Андава".

Таким образом, как считают некоторые наблюдатели, у обвинения выбит еще один аргумент - авторство схемы перевода валютной выручки за рубеж принадлежит не подсудимому Глушкову, а непосредственно главе "Аэрофлота".

По свидетельству Шапошникова, сама идея многократно обсуждалась с членами правления и совета директоров авиакомпании, консультировался Евгений Иванович и "на стороне". Никто не высказался против и, ощущая поддержку, Шапошников дал добро на реализацию этой идеи. "Когда мы принимали решение, я был абсолютно уверен, что мы действуем правильно", - заявил свидетель. Были заключены соглашения с "Андавой". Обвинение считает, что их заключение было незаконно, так как у "Аэрофлота" не было соответствующей лицензии. Свидетель пояснил, что вначале прорабатывавшая организационную сторону замгендиректора по финчасти Лидия Крыжевская убедила Шапошникова в том, что лицензия на осуществление валютных сделок сроком на 180 дней у авиакомпании имеется. "Но я засомневался и поручил Крыжевской сделать запрос в Центробанк, чтобы получить разъяснения, - рассказал суду свидетель. - Центробанк разъяснил, что при открытии за рубежом новых счетов, требуется и получение новых лицензий". После чего в "Аэрофлоте" исправили ошибку. То есть здесь и не пахнет неким "подпольным заговором", решения согласовывались с довольно широким кругом руководителей и акционеров компании.

Знали ли гендиректор "Аэрофлота" о том, что его первый заместитель Николай Глушков являлся одним из учредителей "Андавы" (по данным обвинения, в начале сотрудничества со швейцарской компанией Глушков владел одной, а к концу - 937 акциями "Андавы"). "Я узнал это из газет", - заявил в суде Шапошников и добавил, что не увидел в этом каких-либо угроз для интересов "Аэрофлота".

Защиту особо интересовал вопрос, как все-таки отразилась реализация идеи Глушкова на финансово-экономическом состоянии "Аэрофлота". "После концентрации всех средств в "Андаве" разница между убыточностью и доходностью стала уменьшаться в пользу последней", - заверил суд свидетель. А подсудимый Глушков в подтверждение сказанного озвучил отчет аудиторской компании "Прайсватерхаус Куперс" совету директоров "Аэрофлота", которая сделала вывод, что сотрудничество с "Андавой" положительно сказалось на повышении экономической эффективности деятельности авиакомпании.

@@@
Сенсационные признания Шапошникова
Скандал вокруг союза
Соединенные Штаты Европы
Среднесрочная программа правительства
Сталин непобедим
Студент обманываться рад
Тридцать генералов для поддержки Сердюкова

У ОПЕК сдали нервы

@@

Картель намерен снизить добычу нефти

2001-10-27 / Екатерина Власова, Наталья Меликова



ВИДИМО, экономические интересы нефтяных генералов все-таки возобладали над политическими. Катастрофическое падение цен на энергоносители уже всерьез обеспокоило ОПЕК, которая наконец-то решила принять меры для урегулирования нефтяного коридора. Недавно президент Венесуэлы Уго Чавес совершил поездку по странам - крупнейшим экспортерам нефти с целью "разведать" их отношение к возможному снижению добычи черного золота. Предварительным результатом этого турне стала договоренность между Саудовской Аравией, Венесуэлой и Ираном о необходимости сокращения уровня добычи нефти. "Консенсус внутри ОПЕК относительно суточного уменьшения производства находится около отметки в один миллион баррелей", - заявил Чавес.

Причем если со странами - членами ОПЕК Чавесу удалось договориться довольно просто, то независимые экспортеры доставляют картелю определенную головную боль. ОПЕК в высшей мере обеспокоена тем, что любое сокращение производства нефти картелем увеличит рынки сбыта независимых производителей. Именно поэтому ОПЕК продолжает активно искать пути к тому, чтобы склонить такие страны, как Мексика, Россия, Норвегия и Великобритания, к замораживанию их нынешних уровней добычи нефти. Насколько удастся этого добиться - вопрос открытый. Ведь тем странам, чья экономика почти полностью зависит от экспорта нефти, придется пересматривать в сторону сокращения не только саму добычу, но и, как следствие, государственный бюджет. Вряд ли стоит напоминать, что к этой категории стран относятся не только Саудовская Аравия с Кувейтом, но и Россия.

Аналитики считают, что при принятии решения о серьезном сокращении добычи на ОПЕК оказывали давление по крайней мере три фактора. Не секрет, что картель серьезно страдает от низкой дисциплины. То есть сами участники ОПЕК порой весьма вольно соблюдают установленные организацией квоты, превышая их по своему усмотрению. Данные Международного энергетического агентства показывают, что только за сентябрь разница между установленным картелем объемом и реальным уровнем ежедневной добычи черного золота составила более 1,2 млн. баррелей. Поэтому сейчас ОПЕК слегка подстраховалась и установила уровень квот, учитывая некоторую "жуликоватость" участников картеля. Идя на такую меру, ОПЕК фактически призналась, что у нее нет реальных рычагов контроля за членами организации.

Безусловно, основной причиной решения ОПЕК о сокращении добычи нефти стало серьезное ухудшение за последнюю неделю мировой экономической конъюнктуры. "Последняя неделя была просто разгромной, - говорит старший аналитик ИК "НИКойл" Алексей Казаков. - Перспективы усугубления процесса мировой рецессии выглядят еще более мрачно". Следствием спада в мировой экономике является понижение спроса на нефть. Единственный выход в этой ситуации для ОПЕК - попытаться отрегулировать предложение.

Но, делая заявление о сокращении добычи нефти, представители ОПЕК могли руководствоваться не только экономическими соображениями. По мнению Казакова, большую роль здесь сыграл и психологический эффект ожидания импортерами решения картеля. Теперь организация, объединяющая крупнейшие страны-экспортеры, наглядно показывает, что собирается улучшить конъюнктуру рынка энергоносителей, оправдывая надежды мирового экономического сообщества.

Если картель примет решение о таком значительном сокращении ежедневной добычи нефти, у нее есть основания опасаться того, что такие страны, как Россия или Мексика, займут место ОПЕК на латиноамериканских и европейских рынках. Россия действительно занимает несколько двусмысленную позицию по отношению к ОПЕК. Несмотря на заявление о сотрудничестве, наша страна не очень охотно идет на сокращение добычи и экспорта нефти. Отчасти наша позиция определяется природными условиями, которые делают невозможной консервацию нефтескважин. Однако в наибольшей степени такая позиция России обусловлена тем, что основные доходы ее бюджет получает за счет экспорта углеводородов. Когда на одной чаше весов находятся хорошие отношения с ОПЕК, а на другой - судьба российского бюджета, то нетрудно сделать выводы, что для нашей страны предпочтительнее.

@@@
У ОПЕК сдали нервы
Уже забытое имя?
Узбекская "дэушка" хочет нравиться россиянам
Феномен не упущенных возможностей
Хочу, чтобы больно и некрасиво
Ценовая лихорадка продлится недолго
Центральный банк поймали за руку

Частные исполнители государственной воли

@@

Работу судебных приставов хотят превратить в доходный бизнес

2006-09-08 / Антон Трофимов







Глава Федеральной службы судебных приставов Николай Винниченко (на фото вверху слева) признает, что его подчиненные справляются только с половиной заданий.

Фото ИТАР-ТАСС и Евгения Зуева (НГ-фото)

В скором времени российским законодателям предстоит дать «добро» на беспрецедентное новшество – создание частной силовой структуры, дублирующей государственных силовиков. Речь идет о законопроекте, предусматривающем введение в России института частных судебных приставов. О том, что такой закон разрабатывается, на вчерашнем заседании правительства заявил директор правового департамента МЭРТа Николай Попов, представлявший новую федеральную целевую программу «Развитие судебной системы России» на 2007–2011 годы.

Если депутаты поддержат инициативы МЭРТа, которые (по крайней мере на словах) не отвергает ни Минюст, ни подчиненная ему Федеральная служба судебных приставов (ФССП), сложится уникальная ситуация. По закону, приставы могут во время своей работы использовать и оружие, и спецсредства. Фактически ФССП сегодня является такой же силовой структурой, как и Минобороны, ФСБ, МВД, МЧС и Госнаркоконтроль. С той лишь разницей, что судебные приставы не имеют права заниматься оперативно-разыскной деятельностью (хотя они и настаивают на том, чтобы им предоставили такие полномочия).

На первый взгляд напрашивается аналогия с частными охранниками. Но при внимательном рассмотрении заметна принципиальная разница между ними и частными приставами. Вторые, по идее, будут заниматься исполнением решений государственной юстиции, поскольку частных судов в России нет и не предвидится. Частные приставы станут частью системы правосудия – но менее подконтрольной, чем госслужащие. С другой стороны, эта двойственная роль значительно повысит их статус, а значит, расширит негласные полномочия: вряд ли кто-нибудь решится обойтись с частным приставом так же непочтительно, как сегодня нередко обходятся с частными охранниками.

@@@
Частные исполнители государственной воли
Шумел человеко-мышь
ЮКОС спасает «Юганскнефтегаз»