"Базэл" одержал победу

@@

Андреев и Раевская запутались в своих показаниях

2003-07-03 / Евгения Обухова



30 июня следственный комитет МВД РФ решил прекратить уголовное дело Андрея Андреева. В начале 2002 года он заявил, что у него "путем вымогательства и мошенничества" отобрали около сотни компаний, а продажа этих фирм акционерам "Русала" и ОАО "ГНК "Нафта-Москва", состоявшаяся 28 сентября 2001 года, незаконна. К "похищенным" Андреев относил Автобанк, "Ингосстрах" и металлургический комбинат "НОСТА", а также ряд других предприятий. В марте 2002 года на имущество и акции этих компаний был наложен арест: СК тогда принял версию Андреева. Однако 30 июня 2003 года комитет пришел к иному выводу, арест снял, а дело прекратил. "Может быть, изменение в ходе следствия вызвано было тем, что мы несколько месяцев назад по своей инициативе активно начали ходить на допросы, писать заявления, предоставлять документы, - предположила директор юридического департамента компании "Базовый элемент" Марина Калдина. - В частности, это были материалы наших "кипрских" дел, платежные поручения об оплате (ведь мы заплатили за тот бизнес, что приобрели у Гамзаева, Раевской и Андреева). Сначала складывалось ощущение, что в СК нас просто не слушают. Но потом они, видимо, не смогли не отреагировать на такое большое количество документов. Кроме того, истцы начали путаться в показаниях: сначала Раевская говорила, что никаких денег не получала, когда мы доказали обратное, она стала утверждать, что держала их для Андреева и т.д.". Кроме того, Наталья Раевская, бывший руководитель Автобанка, подписавшая в 2001 году соглашение о продаже бизнеса, через год заявила, что не являлась собственником компаний и не могла ничего продавать. По новой версии, свою подпись она поставила под угрозами другого совладельца - Родиона Гамзаева. Впрочем, Гамзаева бывшие коллеги тоже отказывались считать партнером. Андреев заявлял, что он был единственным собственником всех компаний. Однако следствие, опросив ряд свидетелей и изучив деятельность неформального холдинга, куда входили "Ингосстрах", Автобанк и другие предприятия, пришло к выводу, что все трое - Андреев, Раевская и Гамзаев владели бизнесом на паритетных началах, хотя "юридические права на принадлежащие им фирмы надлежащим образом оформлены не были, а числились на "номинальных" владельцах, которыми являлись мелкие служащие различных фирм, подконтрольных вышеуказанным лицам". Таким образом Следственный комитет опроверг все утверждения Андреева и, как считают в "Базэле", признал, что экс-владелец "не имеет права претендовать на компании, поскольку они были проданы в соответствии с законом, добровольно и открыто".

@@@
"Базэл" одержал победу
"Оснований для беспокойства нет"
"Так называемые демократы"
Академическая перестройка
Банки все охотнее "сдают" своих клиентов
В культуре: Съезд кинематографистов в Гостином Дворе станет съездом ликвидаторов
В поисках подсудимого

Второй президент России

@@

В его биографии внешняя простота жизненного пути сочетается с почти мистическим соединением целого ряда маловероятных ситуаций

2000-03-28 / Александр Головков



От имени и по поручению.

Фото Андрея Никольского (НГ-фото)

Борис Ельцин, первым возглавивший движение России по пути демократических преобразований, смог осуществить дело построения нового социально-экономического уклада лишь вчерне, в самом грубом приближении. Подорвав собственные физические силы и полностью исчерпав кредит общественного доверия, он сделал то, чего никто от него не ожидал, - добровольно отказался от власти, предварительно выбрав преемника и поставив его на самые ответственные государственные посты, позволяющие продемонстрировать обществу конкретные политико-административные способности.

Вероятно, на месте Владимира Путина в принципе мог оказаться кто-то другой из числа способных молодых и не очень молодых, близких и не очень близких окруженцев Ельцина. Но выбор первого президента России пал именно на Путина.

До настоящего времени Владимир Путин оправдывал и продолжает оправдывать большинство надежд, связываемых с его именем. Быть может благодаря собственным талантам и удачному стечению обстоятельств, но вернее всего потому, что он оказался именно таким лидером, какой кажется необходимым народу России в данный момент, в данных исторических обстоятельствах.

"...ОЧЕНЬ ПРОСТАЯ ЖИЗНЬ"

В своем многочасовом интервью журналистам "Коммерсанта", опубликованном в виде отдельной книги, Владимир Путин заявляет: "На самом деле у меня же очень простая жизнь, она вся как на ладони. Школу окончил, пошел в университет. Университет окончил - в КГБ. КГБ закончил - опять в университет. Из университета - к Собчаку. От Собчака - в Москву, в Управление делами. Потом - в администрацию президента. Оттуда - в ФСБ. Потом назначили премьером..."

На самом деле очень многие из крупных этапов его биографии заключают в себе реализацию жизненных вариантов, вероятность осуществления которых значительно меньше, чем вероятность неосуществления. В терминах метафизического мышления это выглядит как следование по предустановленной линии судьбы под водительством некоего высшего начала. Соответственно позитивистской логике это также можно рассматривать, как редкую, но принципиально допустимую совокупность флуктуативных отклонений от среднестатистического.

Здесь прежде всего следует отметить сам факт рождения Владимира Путина, который состоялся вопреки многим обстоятельствам. В годы войны у каждого из его родителей было весьма мало шансов остаться в живых. Отец воевал в тылу немцев в диверсионном подразделении НКВД, чудом остался в живых (из 28 участников рейда вернулись к своим четверо). Затем прошел сквозь мясорубку на Невском пятачке, где был тяжело ранен и опять-таки чудом спасся (благодаря самоотверженности одного товарища). Мать едва не погибла от голода в блокаду (выжила благодаря тому, что ее тайком от врачей подкармливал муж, лежавший в госпитале после тяжелого ранения). В 1952 году Владимиру Спиридоновичу Путину исполнился 41 год, и столько же - Марии Ивановне. Как говорится, возраст - на пределе детородности. Да еще неизбежные последствия военного лихолетья. Но именно в том году, 7 октября и родился Владимир Владимирович Путин - как благословение свыше любви и верности двух уже немолодых и многое переживших людей.

В подростковом возрасте Владимир Путин увлекся спортом - и опять, как будто кто-то привел его именно туда, куда надо было, исходя из дальнейшего жизненного целеполагания. Он попал к очень хорошему тренеру из общества "Труд", который, по словам Путина, сыграл в его жизни решающую роль. ("...Если бы спортом не стал заниматься, неизвестно, как бы все дальше сложилось. Это Анатолий Семенович меня на самом деле из двора вытащил. Ведь обстановка там была, надо честно сказать, не очень...") Сначала было самбо, а потом дзюдо. А дзюдо - это не просто спорт, это философия. В дзюдо все, начиная от ритуала и заканчивая какими-то мелочами, несет в себе воспитательный момент.

От занятий таким интеллектуальным спортом естественным был переход к интеллектуальным увлечениям вообще; синтезирующим же моментом в сотворении первично-взрослой личности стало неодолимое стремление стать непременно разведчиком. Сейчас сам Путин с долей самоиронии объясняет эту свою увлеченность воздействием книг и кинофильмов, типа известного тогда бестселлера "Щит и меч". Но тогда, видимо, эти внешние воздействия очень уж четко попали в резонанс с внутренними движениями души, устремляющейся к чему-то значительному и неопределенно-героическому. В результате возник мощнейший волевой импульс, позволивший преодолеть сильнейшее сопротивление окружающих (включая любимого тренера), затем пройти сквозь экзаменационные испытания на юридическом факультете ЛГУ. При фантастическом конкурсе (для выпускников школ - 40 человек на место) это было сделать не легче, чем библейскому верблюду втиснуться в игольное ушко. То есть вариант чистого выигрыша при минимальных первоначальных шансах на удачу.

И еще один характерный эпизод из того же разряда. Родители Путина, как и большинство их сограждан, жили, перебиваясь от зарплаты до зарплаты. Но однажды им случайно достался лотерейный билет (дали в столовой на сдачу), на который случайно (нет сомнений, что именно так) выпал царский выигрыш - автомобиль. Который, естественно, достался сыну-студенту, ставшему затем лихим автомобилистом (также - небесполезно в видах избранного будущего).

И естественное завершение всей серии "обыкновенных чудес" - на четвертом курсе университета Путину предложили после окончания работать "в органах". Здесь уже действовали законы обыкновенной кадровой логики, которой придерживались в системе КГБ: оптимальное сочетание базового образования и соответствующей спортивной подготовки при безупречной анкете - их человек!

Служба в структурах Комитета государственной безопасности (сначала - в контрразведывательных подразделениях, затем в разведке) оказалась прежде всего необходимостью безупречного исполнения рутинных заданий и мероприятий (естественно, без всякой романтики), перемежаемых регулярными спецучебами, итогом которых стала командировка в ГДР. Но и там - никаких шпионских страстей. Размеренная, регламентированная работа в условиях комфортного быта. Все это было как бы предуготовление к "большому настоящему делу", о котором грезилось в юности. По законам советского детективного жанра таким делом должна была стать работа в той или иной стране, входящей в список "вероятных противников" СССР.

Но вдруг все рухнуло - сначала Берлинская стена (почти на глазах Путина), затем - Советская империя и вся система традиционных авторитетов и приоритетов советского общества. Подполковник КГБ Путин вернулся в Ленинград в начале 1990 года - в момент, когда в городском и общероссийском масштабе одержали победу и взяли власть новые люди и новые идеи. Дальнейшее движение по выбранному в юности жизненному пути было бессмысленным, и Владимиру Путину пришлось определять для себя новый путь и новый смысл жизни. При том или ином раскладе он мог бы реализовать себя в науке, в практической юриспруденции или даже в бизнесе. Но судьба (чьим орудием стали друзья по университету) толкнула его в политику, в команду новоизбранного председателя Ленсовета Анатолия Собчака.

"...ТАКАЯ ЛОМКА ЖИЗНИ, С ХРУСТОМ"

То, что произошло в России в период между первыми демократическими выборами 1990 года и августовским путчем 1991 года, Путин переживал крайне болезненно. ("...В самом деле, такая ломка жизни, с хрустом. Ведь до этого момента я не мог оценить всей глубины процессов, происходящих в стране. После возвращения из ГДР мне было ясно, что в России что-то происходит, но только в дни путча все те идеалы, те цели, которые были у меня, когда я шел работать в КГБ, рухнули...").

Для успешного карьерного продвижения на новом поприще ему пришлось заново определиться с системой собственных базовых ценностей, а это было далеко не просто сделать - вокруг все было мутно, доминировали сиюминутные эгоистические интересы и устремления, подавившие массой весь конструктив государственного служения. В этих условиях огромное значение приобрели отношения с Анатолием Собчаком, чьим ближайшим помощником Путин стал в ходе формирования и становления структур демократической власти в Санкт-Петербурге. Собчак для многих был тогда живым олицетворением позитива, который принесли в жизнь демократические преобразования даже в том несовершенном виде, который реализовался на практике. "Собчак - настоящий" - так Путин в конечном итоге суммировал свое мнение о человеке, которого с полным основанием считал своим старшим товарищем тогда, когда сам уже значительно выше поднялся в иерархии власти.

По компетентности, по общему интеллектуальному уровню, по волевым качествам и по служебному опыту Путин уже на начальном этапе административно-политической карьеры превосходил многих коллег (в значительной части - людей случайных, успевших отличиться лишь масштабами амбиций). Неудивительно, что, начав в 1990 году со скромной должности советника Собчака, он в 1994 году стал первым заместителем главы городской администрации, реально - вторым лицом в управлении северной столицей. Если бы команда Собчака прочно закрепилась у власти, у Путина была бы реальная возможность со временем стать преемником первого демократически избранного руководителя Санкт-Петербурга.

Но сложилось иначе. Анатолий Собчак проиграл выборы 1996 года; его ближайший сподвижник и соратник в избирательной кампании Владимир Путин также должен был покинуть обжитые стены Смольного. Судьба вновь как бы не позволила ему двигаться по проторенной служебной колее, заставив в третий раз отвечать на классический вопрос "кем быть?"

Московские питерцы составляли тогда значительную корпорацию в федеральных органах власти, и эта корпорация постоянно прирастала новыми выходцами из города на Неве. Видимо, великий город с областной судьбой генерирует столь мощный потенциал личностной энергии, что для ее реализации в деяниях и карьерных достижениях не хватает местных ресурсов, и это создает конкурентное перенапряжение, выталкивающее честолюбивых петербуржцев на орбиты федеральных карьер, где они, как правило, превосходят соперников боеспособностью и собранностью воли.

После того, что произошло в Петербурге в мае-июле 1996 года, для Путина естественно было перебраться в Москву, чтобы устроиться в ту или иную структуру центральной власти. Но в федеральном правительстве сразу же после победы Ельцина на президентских выборах все основные места были четко распределены между несколькими конкурирующими кланами политико-финансовой олигархии, участвовавшими в одолении коммунистического призрака. Путин же ни к одному из этих кланов не принадлежал. Был вариант с трудоустройством в администрацию президента, но тогдашний глава АП соответствующего интереса к земляку не проявил. В конечном итоге Путин получил предложение работать в Управлении делами президента. Как он сам недавно рассказывал, дело было сделано с подачи Алексея Большакова, также питерца, занимавшего тогда место первого вице-премьера. Большаков сохранил добрую память о Путине с тех времен, когда сам ходил в Смольный по каким-то делам. И замолвил словечко перед Павлом Бородиным. Не исключено, впрочем, что Бородин принял Путина не из-за чьих-то рекомендаций, а по собственному разумению, как полезного работника, временно не задействованного в системе власти.

Путин недолго проработал под началом Пал Палыча - в марте 1997 года он перешел на должность руководителя Контрольного управления администрации президента, в ранге заместителя главы АП (считается, что его порекомендовал Алексей Кудрин, тоже питерский выходец и давний приятель Путина). На этом посту он работал более года - так что, по собственному позднейшему признанию, успело надоесть. Даже подумывал об уходе с госслужбы в частную юридическую практику. Но весной 1998 года в системе верховной исполнительной власти начались очередные пертурбации, инициированные (как обычно) самим президентом Ельциным. Пал "несменяемый" премьер Виктор Черномырдин, с ним вместе окончательно ушел из правительства "незаменимый" первый вице-премьер Анатолий Чубайс. Одним из отдаленных последствий общей волны креслодвижений стало состоявшееся в мае 1998 года назначение Владимира Путина первым заместителем главы администрации президента, ответственным за работу с регионами. Как представляется, это назначение могло состояться лишь по непосредственной воле Ельцина - ибо именно в это время администрацию президента срочно зачищали от последних соратников и выдвиженцев Чубайса, к которым молва тогда причисляла и Путина (из-за питерского присхождения и дружбы с видным "чубайсистом" Алексеем Кудриным).

Личное внимание Ельцина к фигуре малоизвестного тогда сотрудника АП вскоре нашло продолжение: 28 июля 1998 года Владимир Путин был назначен директором ФСБ России. Сам он не хотел возвращаться в "органы", но назначение с ним даже не обсуждали предварительно. Назначили - и все, служи - не тужи. Надо полагать, Ельцин уже интуитивно чувствовал неизбежность очередных политических потрясений и стал укреплять свои позиции проверенными кадрами.

Во главе ФСБ Путин оказался, будучи подполковником, а полковником он стал уже позже. Многие кадровые сотрудники ФСБ встретили назначение главой ведомства какого-то подполковника запаса с нескрываемым недовольством. В постсоветские времена во главе данной структуры уже побывали милиционер Баранников, политработник Степашин, кремлевский комендант Барсуков - на их фоне предшественник Путина Николай Ковалев выгодно отличался, как профессионал. После того, как Ковалева убрали по сугубо политическим мотивам, обитатели Лубянки не ожидали от нового шефа ничего хорошего. Но вскоре сослуживцам довелось убедиться в высоком профессионализме, а также и в административных талантах Путина. За короткий срок он провел небезуспешную реорганизацию, укрепив региональные звенья ФСБ за счет центрального аппарата. Создал новую крупную структуру, в которую вошли управления по защите Конституции, по региональным вопросам и по компьютерной безопасности. При Путине в деятельности Федеральной службы безопасности значительно возросло внимание к проблеме крупномасштабной экономической преступности. По информации из заслуживающих доверия источников, именно ФСБ инициировала широкомасштабные операции правоохранительных органов в портовых городах России, в Красноярском крае и т.д.

Считается, что Путин после утверждения на Лубянке помог Анатолию Собчаку вернуться в Россию, несмотря на то, что поддержка питерского экс-мэра в ту пору могла существенно повредить политической репутации поддерживающего.

Путин возглавил ФСБ незадолго до августовского краха, инициировавшего острейший политический кризис, завершившийся лишь 11 сентября 1998 года, после утверждения в Госдуме компромиссной фигуры Евгения Примакова на посту премьер-министра. Данное событие ознаменовало финал очередной политической схватки, в которой Борис Ельцин впервые за все последние годы потерпел жестокое, хотя и не окончательное поражение. Для президента это обернулось, помимо прочего, упадком сил и обострением многочисленных физических недугов, так что многие в кремлевской и белодомовской верхушке поспешили мысленно распрощаться с первостроителем российской демократии и задавались лишь вопросом, когда же Ельцин уйдет с политической арены?

Путин не мог в тот момент отречься от "безнадежного дела Ельцина" - как ранее он не отрекся от своего предыдущего политического патрона, Анатолия Собчака. Весной 1999 года окрепший физически и политически президент Ельцин вступил в противоборство с мощной коалицией явных и тайных политических противников, уже начинавшей было перехватывать основные рычаги управления страной. В итоге длительного тура ожесточеннейших политических баталий противники президента были повержены - в том была и доля заслуги директора ФСБ (особенно в эпизодах отстранения от должности оскандалившегося генпрокурора Юрия Скуратова).

Победоносный для Ельцина исход острейшего внутриполитического конфликта был формально закреплен утверждением у власти правительства Сергея Степашина в мае 1999 года. Несколько ранее, в апреле, Владимир Путин был назначен секретарем Совета безопасности Российской Федерации при сохранении прежней должности. Это назначение тогда не привлекло особого внимания знатоков политической кухни. Даже после того, как Ельцин в мае открыто сказал, что у него есть кандидатура "политического наследника", никто не подумал о Путине. Профессионал-разведчик как бы оставался незаметным, находясь на виду у всех.

Премьер военного времени

Состоявшееся в августе минувшего года назначение Владимира Путина премьер-министром и заявление Ельцина, что это и есть его преемник во власти, не удивило и не обрадовало новоназначенного "престолонаследника" - он слишком хорошо знал российскую политическую кухню и полагал, что этот взлет, скорее всего, будет концом его служебной карьеры.

Все происходило на фоне только что начавшейся агрессии в Дагестане, и Путин исходил из того, что если сейчас немедленно это не остановить, России как государства в ее сегодняшнем виде не будет. Он посчитал, что до вполне вероятной отставки у него есть несколько месяцев, чтобы задействовать надлежащим образом вооруженные силы, МВД и ФСБ, чтобы найти поддержку в обществе. Хватит ли времени - только об этом он тогда беспокоился. Вероятно, именно самый начальный период боев в Дагестане следует считать "звездным часом" Владимира Путина - он после долгих лет ожидания оказался во главе "настоящего, большого" и "героического" дела. А затем сработал неожиданно мощный эффект резонанса в массовом сознании. Новый премьер-министр одномоментно стал фигурой исторической значимости, знаменем консолидации возрождающегося общероссийского патриотизма.

Ранее никто из руководителей российского государства, российских силовых структур не мог добиться значительных успехов в борьбе с силами агрессивного сепаратизма на Северном Кавказе. У Путина же все получилось, сначала в Дагестане, затем и в Чечне. Прежде всего ему удалось интегрировать усилия всех силовых ведомств, сплотив их руководителей в одну команду, настроенную бороться до полной победы. После того как Российские вооруженные силы в начале октября 1999 года почти без потерь и в самые сжатые сроки заняли треть чеченской территории, вся страна поверила, что врага на Северном Кавказе можно и нужно победить окончательно. После этого рейтинги популярности Путина взлетели до небес, и ему можно было не опасаться ни нападок в СМИ, ни интриг в кремлевском закулисье.

Дальнейшее развитие событий в Чечне стало проблемой профессионалов из соответствующих ведомств. Политическое будущее самого Владимира Путина оказалось вполне очевидным - страна обрела перспективного лидера, оставалось лишь сложившуюся ситуацию закрепить всенародным голосованием. Последний, прямо-таки царский подарок судьба преподнесла ему рукой Ельцина, подписавшего в канун Нового года заявление о собственной досрочной отставке.

РОССИЯ ПРЕКРАЩАЕТ ОТСТУПЛЕНИЕ?

Сейчас, после восьми месяцев премьерства и трех месяцев, проведенных в должности главы государства, у Владимира Путина, несомненно, выработалась система приоритетов государственного развития и программа - достаточно продуманная, но еще не до конца проговоренная на публике.

Стержневой элемент этой программы - интеграция общественных усилий, чтобы направить их на ускоренное развитие страны по уже выбранному пути формирования цивилизованного демократического, рыночного уклада при укреплении национальной государственности.

Тенденция консолидации общества, впервые проявившаяся в различных сюжетах, связанных с войной на Северном Кавказе, должна стать доминантой всей внутренней политики, что обеспечит позитивные перемены в экономике, в социальной сфере, в решении всех накопившихся с годами проблем российского общества.

Консолидация общества нужна не только и не столько для защиты от внешних врагов, но, прежде всего, для наведения должного порядка - это порядок власть должна устанавливать, начиная с себя. С укрепления дисциплины и ответственности во всех государственных структурах, с удаления оттуда коррумпированных и профессионально непригодных элементов. С аккуратного счета и ответственного расходования казенных денег. Иначе - в очередной раз будет утрачено доверие общества и консолидационные инициативы верхов замкнутся в пределах узкого компромисса элитарных, олигархических группировок.

При всех рейтингах популярности Путина, большинство наших сограждан (как показывают опросы) не питает излишних надежд в отношении перспектив улучшения дел в управлении государством, искоренения коррупции, установления должного правопорядка в стране. Скептическое отношение к власти - наследие многолетней безответственности власть имущих. Да и действия нынешней "ответственной" верхушки Кремля и Белого дома дает немало поводов для возникновения сомнений у общества.

Многих смущает, что первым актом, который подписал Путин в должности и.о. президента, стал указ о неприкосновенности Ельцина - не потому ли, что сам также стремится к безнаказанности любых своих действий? Периодика и телеэфир ломятся от сообщений о разгорающихся тут и там конфликтах из-за собственности, в одну кучу мешаются деятели бизнеса, власти и криминала; глава государства при этом не вмешивается даже в случаях явного беспредела - не потому ли, что, призывая на словах к законности и искоренению злоупотреблений, сам он просто боится затронуть интересы того или иного олигархического клана? Иные сомневаются в искренности заявлений Путина о приверженности идеям демократии. Напоминают о том, что он - выходец из органов, намекают, что политические игры с коммунистами в Думе происходили с явным прицелом на долгосрочный стратегический союз. Может быть, за возвращением мемориальной доски Андропова на Лубянку последуют и другие возвращения из реалий прошлого?

Так или иначе, общество выделило верховной власти в лице новоизбранного президента очередной кредит доверия, который теперь должен быть оправдан конкретными действиями. Стратегическая цель - формирование строгого правового порядка, где первенствует закон, а не прихоть богатых и власть имущих. Твердый и справедливый порядок в сочетании с широкой экономической свободой создадут необходимые условия для реализации трудового и творческого потенциала граждан в экономической, социальной сфере - и тогда Россия начнет стремительно развиваться во всех отношениях, поскольку для всего этого имеются все необходимые ресурсы (природные богатства, производственный потенциал, квалифицированные руки и тренированные мозги).

@@@
Второй президент России
Генштаб и маниловщина в особо крупных размерах
Дайте Кучме гарантии!
Дело Обухова рассмотрят снова
Дело утонувшего «Курска» всплыло в Страсбурге
Как воспитать «хорошую власть»
Крымский парламент утратил дееспособность

Нужна новая модель стратегического партнерства

@@

Встречи лидеров не могут заменить полноценных отношений между США и Россией

2003-10-13 / Николай Злобин - директор российских и азиатских программ Центра оборонной информации США.







Встреча Владимира Путина и Джорджа Буша в Кэмп-Дэвиде прошла, как всегда, в дружеской атмосфере.

Фото Reuters

В последние годы российско-американские встречи на высшем уровне проходят все чаще. По словам Буша и Путина, каждая новая встреча неизбежно оказывается успешнее предыдущей. Однако совместные пресс-конференции по их итогам все короче и скучнее. Конечно, не каждая встреча может приводить к фундаментальным решениям, однако нельзя, чтобы президенты двух стран постоянно обсуждали вопросы, не подготовленные надлежащим образом или вообще принадлежащие к компетенции деятелей более низкого ранга.

Разница во взглядах

Встречи лидеров, даже частые и успешные, не могут заменить полноценные отношения между двумя странами. В Кэмп-Дэвиде президентам был задан вопрос: почему, несмотря на серьезные расхождения по Ираку, отношения между двумя странами не ухудшились? Отвечая, Владимир Путин пустился в рассуждения о том, что фундаментальные стратегические интересы обеих стран гораздо сильнее, чем проблемы, разделяющие их, и оба президента руководствуются этим, а не эмоциями и амбициями. А Джордж Буш ответил, что мы с Владимиром, мол, доверяем друг другу, он хороший парень, с которым можно неплохо провести время, отсюда и отношения между нашими странами столь хорошие. Про близость фундаментальных интересов американский президент ничего не сказал.

@@@
Нужна новая модель стратегического партнерства
Причины и следствия вступления СССР в войну на Дальнем Востоке
Рамси Кларк: Казнь Саддама обернется катастрофой
Россию пока лишь испугали
Рубль работает на оборону плохо
Соотечественникам не до России
Счетчики крутятся. В ту ли сторону?

Съезд кинематографистов в Гостином Дворе станет съездом ликвидаторов

@@ 2009-03-16 / Екатерина Барабаш - обозреватель отдела культуры "НГ"







В минувшую пятницу Михаил Пореченков в качестве первого секретаря Союза кинематографистов РФ и доверенного лица председателя СК РФ Никиты Михалкова объявил о созыве внеочередного чрезвычайного съезда Союза. Съезд намерены провести в Гостином Дворе, пригласив туда весь личный состав СК.

На повестке дня – главный вопрос: вернуть утраченное в результате прошедшего в декабре съезда руководство Союзом кинематографистов. В спешном порядке вызываются в Москву региональные члены СК, готовятся документы, способные, как обещает Михалков, пролить свет на все, что происходило во вверенном ему Союзе за все последние годы. Смещенный, но не смущенный председатель голосом Пореченкова грозится ответить на все существующие острые вопросы. Речь в первую очередь пойдет о Киноцентре и об участии нынешних членов руководства в распоряжении собственностью Союза.

Надо признать, из сложившейся ситуации достойного выхода нет. С одной стороны, пока суд не признал декабрьский съезд нелегитимным, избирать руководство заново никто не имеет права. С другой стороны, Минюст не подтверждает легитимность нового руководства и предлагает до 1 апреля представить недостающие документы. Поэтому Михалков со товарищи идут по горячим следам, чтобы избраться заново, пока конкуренты не подвезли в Минюст оформленные надлежащим образом бумаги, подтверждающие их право на руководящие кресла в творческом союзе.

@@@
Съезд кинематографистов в Гостином Дворе станет съездом ликвидаторов
Центральной Азии нужны диалоги о воде
Ясный и громкий сигнал из США