"Мы дадим Милошевичу гарантии безопасности"

@@

Лидер оппозиции Вук Драшкович полагает, что Югославию от распада и гражданской войны могут спасти лишь досрочные выборы в Сербии на всех уровнях власти

2000-04-07 / Дмитрий Горностаев Сегодня завершается трехдневный визит в Москву одного из лидеров сербской оппозиции, руководителя Сербского движения обновления Вука Драшковича. В российской столице Драшкович находился по приглашению думской фракции "ЯБЛОКО", но кроме беседы с Григорием Явлинским был принят и в российском МИДе министром Игорем Ивановым и первым замом Александром Авдеевым. Одной из главных тем обсуждения была ситуация в Косово. Драшкович также рассказал собеседникам о внутренней ситуации в Югославии, где в ближайшие недели планируется крупная акция оппозиции. Сразу же после этих встреч Вук Драшкович дал интервью "Независимой газете".



Вук Драшкович опасается, что ситуация в Югославии может пойти по худшему сценарию.

Фото Артема Чернова (НГ-фото)

- Господин ДрашковиЧ, мы беседовали с вами в январе этого года, когда оппозиция после долгих споров объединилась и выдвинула общие требования о проведении досрочных выборов в Сербии. В случае если власти не ответят на ваши предложения, вы намеревались организовать в середине апреля массовые акции протеста. Пройдет ли намеченный на ближайшие дни митинг в Белграде?

- Митинг демократической оппозиции 14 апреля в Белграде обязательно состоится. На нем мы будем требовать объявления досрочных демократических выборов на всех уровнях: местном, в парламент Сербии и президента Сербии.

Я в эти дни в Москве разговаривал с министром иностранных дел России Игорем Ивановым, его первым заместителем Александром Авдеевым, с лидером "ЯБЛОКА" Григорием Явлинским. Я постарался убедить их в необходимости того, чтобы такая великая страна, как Россия, оказала влияние на Слободана Милошевича, чтобы он согласился с проведением демократических выборов на всех уровнях.

Российская дипломатия находится в контакте с Европейским союзом, и в этом контексте могла бы быть подготовлена совместная декларация, которая ясно бы говорила о том, что в момент объявления выборов в Сербии на всех уровнях были бы сняты санкции против Сербии, в Косово вернулось бы определенное число югославских военнослужащих и полицейских, прежде всего на нашу границу с Албанией. Я сказал своим собеседникам, что это единственный и последний шанс остановить трагедию распада Югославии, отделения Черногории, потери Косово, возможного начала гражданской войны- и в Черногории, и в Сербии.

- Насколько велика опасность отделения Черногории?

- Опасность эта огромная.

- Каковы признаки этого?

- Черногория, как известно, требует проведения демократических выборов в Сербии, а затем подписания договора с новым демократическим правительством Сербии о новом устройстве федеративного союзного государства. Когда же Милошевич объявит союзные выборы в этом году вопреки воле Черногории, Черногория тут же объявит о проведении референдума по выходу из состава Югославии.

После отделения Черногории мы тут же потеряем Косово, поскольку по всем международным документам Косово - это часть Югославии. Если же Черногория отделится от Сербии, то автоматически перестанет существовать Югославия. И тогда уже албанцы начнут смело создавать в Косово независимое государство.

С другой стороны, естественно, может вспыхнуть и гражданская война в Сербии. Сегодня это страна государственного терроризма, ежедневных преступлений, организуемых самим государством против оппозиции, студенчества, средств массовой информации.

- Как продвигается расследование покушения, совершенного на вас в прошлом году?

- За полгода юристы - эксперты моей партии обнаружили документы, выслушали многих свидетелей и несколько раз выступали с оглашением результатов в эфире независимой телекомпании "Студио Б". На основе всех имеющихся доказательств мы даже пытались организовать парламентское расследование. Но режим Милошевича все эти попытки пресек.

До сих пор не схвачены ни убийцы, ни организаторы покушения. Вместо этого наказывают журналистов "Студио Б", адвокатов, которые обо всем этом сообщили.

Я хочу спросить вас: если бы, не дай Бог, российская полиция попыталась бы убить Зюганова, что было бы? Я думаю, ушло бы в отставку правительство. Это произошло бы и в любой другой стране при попытке покушения на лидера оппозиции - во Франции, в Великобритании, в Италии... А у Милошевича - все наоборот. Меня каждый день шантажируют, требуют, чтобы я прекратил свою деятельность. В противном случае угрожают убить меня, мою жену.

Причина такого положения одна - в Сербии проводится политика государственного терроризма. Вы знаете, недавно был убит министр обороны Павле Булатович. Режим же говорит, что его убили независимые журналисты. Абсурд! И это было единственное сообщение о преступлении в государственных средствах массовой информации.

В то же время в помещение "Студио Б" ворвались полицейские в форме. Пистолетами они разбили в кровь головы сотрудникам станции.

- Это было в тот день, когда стало известно об убийстве Булатовича?

- Несколько дней спустя. Этот инцидент полиция прокомментировала следующим образом. Несмотря на то что люди были в полицейской форме и приехали на полицейских машинах, было сказано, что это были не полицейские.

- Прогнозируете ли вы успех акции оппозиции, которая пройдет 14 апреля? Или же все может постепенно утихомириться, как это уже было осенью 1996 года, осенью прошлого года?

- В 1996 году у нас прошли выборы, на которых оппозиция победила, но Милошевич фактически украл у нас эту победу, фальсифицировав результаты. Тогда мы проводили демонстрации для того, чтобы были признаны настоящие результаты выборов. И после трех месяцев непрерывных демонстраций Милошевич признал результаты.

- Но насколько я помню, на улицах Белграда в те дни было множество плакатов с требованием отставки Милошевича. Ее требовали и ораторы на митингах. Или тогда на самом деле это не было целью вашей акции?

- К сожалению, тогда не было всеобщего требования об отставке Милошевича. Сейчас же, 14 апреля, мы будем требовать проведения внеочередных выборов в Сербии на всех уровнях для спасения государства, для предотвращения гражданской войны, для вывода страны из международной изоляции.

Мы согласны дать гарантии Милошевичу, что после нашей победы смена власти пройдет демократическим путем, что не будет никакого реваншизма и что Милошевичу и его семье будет гарантировано определенное содержание, соответствующее статусу человека, который был президентом государства, и, конечно, безопасность.

- Вас не смущает то, что Милошевич является подозреваемым Международным трибуналом по бывшей Югославии? Ведь подобные гарантии могут настроить против вас Запад, с которым вы, как я понимаю, намерены поддерживать хорошие отношения?

- Я не обвинитель Гаагского трибунала. Этот вопрос сейчас вообще не ключевой. Ключевая проблема - создание в Сербии демократического государства. Но этого на Западе многие не понимают.

Россия избрала путь демократии и в обозримой перспективе вновь станет супердержавой. Мы хотим, чтобы наше сотрудничество с Россией продолжалось всегда. Россия сегодня может многое дать Сербии, а Сербия может много дать России.

- Кто, на ваш взгляд, мог бы занять в будущем то место в Югославии, которое сейчас занимает Милошевич? Я говорю не только и не столько о его президентской должности, сколько о роли его личности вообще...

- Когда Сербия, наконец, получит демократического президента и демократическое правительство, мы быстро договоримся с Черногорией о формировании союзного парламента с одинаковым числом представителей Сербии и Черногории, и этот парламент изберет президента союзного государства.

- Вы, насколько я понимаю, разделяете предложения, сделанные Черногорией в прошлом году по новому федеративному устройству и союзному договору...

- Да, я выступаю за новый договор. Но не может быть нового договора между демократическим правительством в Подгорице и нынешним режимом в Белграде. Условием договора является и создание демократического правительства в Сербии.

И, возвращаясь к взаимосвязи вопроса Черногории с вопросом Косово, хочу напомнить: демократические выборы в Сербии - это объективное условие сохранения Косово, условие сохранения Югославии как государства.

- Наладились ли у вас отношения с другими лидерами оппозиции, с Зораном Джинджичем?

- У нас сейчас совместная программа, и мы объединились для проведения выборов. Но после выборов будут определенные различия. Некоторые партии будут настаивать на развитии экономических и других отношений, например с Германией или Соединенными Штатами. А моя партия - Сербское движение обновления - на первый план выносит отношения с Россией. С другими странами Европы, конечно, тоже. А также с Америкой, Китаем, с нашими непосредственными соседями.

Сербское движение обновления - это одновременно и демократическая, и традиционалистская партия. Мы не хотим изменять традиции сербского народа, а сербский народ всегда был связан с Россией. Сама же демократическая Россия может стать сильной и богатой страной богатых граждан. И она такой станет. И такая Россия очень скоро станет настоящим колоссом Европы. Мы хотим, чтобы сохранялось ее присутствие в Сербии, в Черногории.

А демократическая Сербия станет центром новой интеграции на пространстве бывшей Югославии. Экономической, культурной интеграции - с Македонией, с Боснией и Герцеговиной, с Хорватией. Демократическая Сербия - это фактор объединения на просторах бывшей Югославии.

- Какие формы, на ваш взгляд, может принять это объединение?

- Следует помнить, что все страны бывшей Югославии имеют цель рано или поздно войти в Европейский союз. В Европейском союзе сейчас идет тенденция к отмене границ. Германия и Франция трижды в этом веке воевали, а сейчас между ними нет границы. В Европе - единая валюта. А мы, народы, жившие долгое время вместе, уж тем более можем объединиться на подобных принципах. К тому же у нас общая история, традиции, язык.

- Какими вы видите отношения Косово и Сербии?

- Я знаю, что в Рамбуйе могло быть принято политическое решение косовской проблемы. Высокая степень автономии в рамках нашего государства и возможность создания и функционирования параллельных правовых систем, одна из которых была бы связана с Сербией, а другая правовая система была бы албанской. Например, если у албанца шесть жен, его же нельзя за это наказывать. Если он хочет жить в национальной общине - это его право. Если не хочет учить сербский язык - это тоже его право. Но когда он закончит школу, без сербского языка он не сможет работать, например, в Белграде, не сможет получить профессию врача, инженера, журналиста и так далее. И так довольно быстро мы придем к ситуации, когда реальные интересы и демократия победят трайболизм и национальные различия. И в Рамбуйе была возможность принятия такого решения.

Но если бы Милошевич слушал тогда советы умных людей - Игоря Иванова, Александра Авдеева, Бориса Майорского (тогда - посол по особым поручениям. - Д.Г.), то, я уверен, все было бы нормально. Но, к сожалению, тогда были и другие люди, представлявшие Россию. Приезжали в Белград генералы, коммунисты, нездоровые политики, которые укрепляли Милошевича во мнении, что НАТО не сможет напасть на Югославию, а если и нападет, то Россия начнет с НАТО войну. Это была бы третья мировая война, конец цивилизации.

Если действительно любить Россию, то нельзя ни в коем случае ставить ее в такую ситуацию.

- То есть вы считаете, что в Рамбуйе Слободан Милошевич должен был подписать те документы, которые ему предложили? Но ведь вы прекрасно помните, что в пакете Запад за спиной России выставил условие, выраженное в военном приложении к политическому соглашению. А это военное приложение было составлено таким образом, что в случае его реализации суверенитет Югославии над Косово перестал бы существовать. Хотя, собственно, это можно видеть и сейчас...

- В начале переговоров в Рамбуйе нашей делегации было сказано - это признает и президент Сербии Милан Милутинович - что политический текст можем составить даже мы сами - югославы. Одновременно должны были принять в Косово и международные силы, но вместе с этим в крае осталось бы большое число - несколько тысяч наших военнослужащих и полицейских. Однако Милошевич и слышать не хотел о присутствии иностранных сил в Косово. Хотя Россия предполагала провести дипломатический маневр: в Контактной группе она добилась, чтобы мы приняли политическую часть, а военную часть принял бы Совет Безопасности ООН. Иными словами, в Косово разместили бы войска ООН, а не НАТО. Милошевич и на это не согласился. А после обвинил Россию.

- Тогда обвинения в адрес России сыпались в основном с Запада, из-за нашей поддержки Белграда. Собственно, тогда же и распалась Контактная группа. Сейчас она провела недавно первое заседание после более чем годичного перерыва. Есть ли у Контактной группы потенциал решения проблемы?

@@@
"Мы дадим Милошевичу гарантии безопасности"
"СИБУР" взят под наблюдение
"Яблоко" теряет последний шанс"
4. Дорогой Малевич
Внезапно отмененное подписание союзного договора между Белоруссией и Россией официально объясняют болезнью Ельцина
Время определить стратегию
Выдвигай, а то проиграешь

Грозит ли России диктатура номенклатуры

@@

Нами вновь будет править сплоченная посредственность?

2001-01-17 / Владимир Геннадьевич Поляков - журналист, редактор газеты "Владимирский край" (г. Ковров), депутат Ковровского горсовета.







Время и пространство, как известно, устроены в России специфическим образом. Это особенно хорошо понимаешь, если живешь в провинции.

ОТСТАЕМ ПО ФАЗЕ

Во Владимирской губернии, соседней с Московской, политические события отстают по фазе от столичных приблизительно года на три. Когда в Москве вовсю бушевали перестроечные штормы, в моем родном уездном Коврове, втором по величине городе области, застой продолжал крепчать. И местные начальники, с раздражением и опаской глядя на Москву, надеялись, что "перестройка" - это что-то вроде хрущевской оттепели. Ну почудит Горбачев, а потом там спохватятся, и придет ему на смену нормальный генсек - типа нового Брежнева.

В 91-м, когда в Москве уже объелись всякими вольностями, мы в провинции только еще вышли на свободу. Незадолго до августовских событий я готовился к выпуску первой в области независимой частной газеты "Авось" - название символизировало малые шансы выжить.

В 96-м в Москве уже начали говорить о Новом Застое, нам же казалось, что еще можно надеяться на победу здоровых политических сил. Свободы было достаточно (прежний губернатор Власов был сторонником демократических сил). Когда новый губернатор, член КПРФ Николай Виноградов пригласил меня редактировать официальную газету администрации, я напомнил ему:

- Я не разделяю ваших политических взглядов.

Он ответил:

- Я ценю вас как профессионала. Главное - чтобы вы сделали интересную, читаемую газету.

Я согласился. Тогда у нас в области еще сохранялись и вольности в политической жизни. Можно было пойти на выборы и надеяться на честную борьбу, честный подсчет голосов.

Прошло четыре года...

Коммунисты, забыв начисто про обиженных и униженных, выражают интересы директорско-номенклатурные.

Лучшие из демократов, оправдывая свое звание, защищают права на достойную жизнь простого народа.

Псевдолибералы, отдоив корову демократической власти, переметнулись к вымени власти псевдокоммунистической.

Владимирские "Отечество" и "Яблоко" - за КПРФ.

Национал-патриоты - заедино с демократами.

Центральный совет СПС - за демократического кандидата в губернаторы Юрия Власова, владимирский штаб СПС в большинстве своем его не поддерживает...

Апогей путаницы - создание в прежнем Законодательном собрании области фракции "Справедливость и народовластие", в которой объединились те, кого, казалось, невозможно объединить - члены "Демвыбора России", КПРФ, РКРП, национал-патриот, просто демократ...

Эта фракция противостояла представителям номенклатурного движения с тем же названием - "Справедливость и народовластие". Ну чем не комедия абсурда!

Движение "Владимирский край", возникшее за полгода до губернаторских выборов, объединило в области всех, кто не хочет жить под бездарной властью выходцев из партхозактива.

Но поздно. Номенклатура окрепла. На выборах в Законодательное собрание она одержала полную победу, пропустив всего лишь одного оппозиционера. Побеждала не только голосами. Наиболее сильных конкурентов выбивали с дистанции самыми грубыми приемами. Народ отреагировал низкой явкой на выборы и активным голосованием против всех.

В ПРОВИНЦИИ ХОРОШО, ТОЛЬКО ПОГОВОРИТЬ НЕ С КЕМ

Глеб Павловский в журнале "Век XX и мир" как-то остроумно заметил: "Отличительная особенность русской общественной жизни та, что когда вы желаете обсудить другой вариант происходящего, это всегда преждевременно, а потом - поздно, да и не с кем поговорить".

Уважаемый Глеб Олегович, возможно, недостаточно знает особенности русской провинциальной общественной жизни. А здесь отличительная особенность та, что этой жизни практически нет совсем. И не только "потом", но и всегда не с кем поговорить.

Жуткая скука политической жизни Владимирской области была бы совсем беспросветной, если б не кванты света, создаваемые в нашем темном царстве "Суздаль-клубом". Недавно здесь прошел общественный симпозиум "Становление новых элит: есть ли выбор у гражданского общества".

Все его участники высказывали мысли замечательные. Одно было грустно: на нашу жизнь они вряд ли окажут хоть какое-то влияние. Все столичные политологи умно отвечали на любимый российский вопрос "что делать?". И, как всегда, никто не задумывался - а КТО это "что" будет делать?

Философ Владимир Соловьев 120 лет назад мудро предупреждал, что сама постановка вопроса "что делать?" уже ложная. "Спрашивать прямо: что делать? - значит предполагать, что есть какое-то готовое дело, к которому нужно только приложить руки, значит пропускать другой вопрос: готовы ли сами делатели?"

Замечательно говорил в Суздале директор Института политических исследований Сергей Марков: нужно коренное обновление российского общества; необходим большой проект модернизации России.

Я спросил его: "КТО будет работать над этим проектом? КТО сможет его осуществить? И КОМУ нужна модернизация России?"

Марков надеется на прогрессивную часть чиновничества, предпринимателей, помнящих об ответственности за общество, интеллектуальную элиту, не растерявшую нравственные ценности.

Москвичам хорошо - в столице, видимо, много прогрессивных людей. Но что делать нам в провинции? Во Владимирской области что-то не видно "прогрессивных" - полистайте областные газеты, посмотрите наше телевидение…

"Независимая газета" выгодно отличается от других газет тем, что часто пытается обсуждать альтернативы происходящему в России. Независимая от шаблонов точка зрения ее редактора Виталия Третьякова на российские политические процессы - лучшее тому подтверждение. Чаще всего именно в "НГ" можно прочесть статьи, наиболее адекватно объясняющие происходящее в России.

Роясь в досье, я наткнулся на статью Виктора Кувалдина "Номенклатура снова в выигрыше" с подзаголовком "Олигархический режим получил псевдодемократическую легитимацию" ("НГ", 19.07.96). Заголовок абсолютно точно подходит к политической ситуации, сложившейся во Владимирской области после декабрьских выборов губернатора и Законодательного собрания. Цитирую Кувалдина: "В круто изменившейся среде динозавры советского периода обнаружили необычайную пластичность и живучесть. Несмотря на все потрясения последнего десятилетия, социальный субъект трансформационных процессов остался прежним. Появляются и исчезают различные персонажи, но бразды правления - в руках людей той же формации. Они не сошли со сцены, а, наоборот, решили обосноваться там навечно".

Что там "той же формации", - да просто в руках ТЕХ ЖЕ САМЫХ людей! Губернатором Владимирской области вновь, как и в 96-м, стал бывший второй секретарь обкома КПСС Николай Виноградов, в его свите сплошь обкомовские работники. В моем городе мэр - бывший второй секретарь горкома КПСС, но на самом деле "бразды правления" в руках бывшего первого секретаря, в последние дни уходящего века ставшего почетным гражданином города. И так везде.

Они долго и упорно сопротивлялись переменам в стране. На какое-то малое время затаились, но, сохранив сплоченность и заработав на "приватизации" и "рынке" большущие деньги, вновь вернулись к власти, считая, что теперь уж, наверное, навсегда.

Кувалдин сделал тогда вывод-диагноз: "Сердцевиной политических баталий последнего десятилетия является вопрос о монополии номенклатуры на власть и собственность. Горбачев номенклатуре недодал, Ельцин - передал. Передал настолько, что возникла реальная угроза реальных стимулов развития постсоветского застоя.

Так или иначе, на полпути мы можем впасть в летаргический сон. Слабость внутренних механизмов саморазвития позволяет блокировать их консервативной частью неономенклатуры. Так же, как советская номенклатура блокировала горбачевские преобразования".

Диагноз точен. Прогноз, к сожалению, сбылся. Неономенклатура взяла реванш и блокирует развитие страны. "Новый застой" ее вполне устраивает. Власть с помощью денег дает намного больше преимуществ, чем власть с помощью тупой идеологии.

Кувалдин тогда дал и добрые практические советы по профилактике "нового застоя": "Наилучшей гарантией против постсоветского столбняка является формирование мощной демократической оппозиции, сориентированной на решение общенациональных задач... Для этого одним надо принять политическую свободу и рыночную экономику, другим - разумный патриотизм и социальную справедливость. Звучит утопично? Да. Но иначе с новым российским Левиафаном нам не совладать".

КТО БУДЕТ ДЕЛАТЬ?

Итак, ответ на вопрос "что делать?" дан. Только не ясно, КТО сделает это - сформирует "мощную демократическую оппозицию".

До "дел" дело не дошло. Более того, кажется, никто даже не стал обсуждать эту важную статью. Иногда складывается впечатление, что российских политологов искренне волнует только собственная точка зрения. Главное - ее высказать, а что в стране происходит - то подчинено сложным законам, на ход которых политологам не повлиять.

Еще запомнилась статья Александра Ципко в "НГ-сценариях" в сентябре 99-го с подзаголовком "Остатки стремления масс к консолидации и согласию - последний шанс России". В ней достаточно беспристрастно и объективно описывалось происходящее на "шахматной доске" российской политики. Но и эта актуальная статья, увы, не стала объектом обсуждения. Можно было спорить тогда с Александром Сергеевичем насчет "последнего шанса". Но никак нельзя ждать, когда он действительно останется последним.

Боюсь, сегодня российская демократия получила позицию, грозящую поражением. Номенклатура ПЕРЕСТРОИЛАСЬ. Но не по-горбачевски, а, скорей, по-строевски. Умело маневрируя, она удачно развила свои политические фигуры и теперь грозит объявить демократам мат.

Демократы же, вместо того чтобы укреплять свалившиеся с неба демократические реформы, больше увлеклись либеральной риторикой. И теперь с плохой позицией попали еще и в цейтнот.

Ципко говорил о необходимости "поднять к активной политической жизни интеллигенцию с хорошими мозгами и "чистыми руками". "Может быть, - предлагал он, - именно сейчас надо быстро создавать партию среднего класса".

Такую партию нужно было создать еще году в 92-м. Но до сих пор не нашлось в стране ни умников, способных сотворить жизнеспособную прагматическую идеологию такой партии, ни лидеров, готовых ее организовать и возглавить.

БУДЕМ ЛИ МЫ ОБЪЕДИНЯТЬСЯ ПРОТИВ НОМЕНКЛАТУРЫ?

Недавно Григорий Явлинский выдвинул хорошую инициативу - созвать Демократическое собрание с участием всех демократических сил России и сделать его постоянно действующим. Наконец-то! Давайте скорее! Промедление грозит гибелью здоровым реформам в России!

Сила, на которую указывал Ципко, - "интеллигенция с хорошими мозгами и "чистыми руками" - до сих пор еще мало задействована в российской политике. Большинство ее представителей в провинции забиты бедностью и зависимостью от тотальной власти номенклатуры. Да к тому же интеллигенты боятся запачкать свои "чистые ручки" в политике, будучи уверены, что она может быть только грязной.

Я листаю тетрадки журнала "Век XX и мир" конца 80-х - начала 90-х годов. С каким нетерпением ждали мы их появления в киосках тогда! Они были как кислородные подушки - вдохнув чистого воздуха, легче было переносить остаточный маразм застоя. Буквально каждый номер дарил надежду на преобразования. Но и предупреждал о трудностях, грозящих им. Вот мудрый Михаил Гефтер в беседе с Глебом Павловским говорит: "Что означает для нас, в нашем доме, - бюрократизм: волокиту, чиновное бездушие, некомпетентность, коррупцию? Это все внешние приметы, местная разновидность мирового монстра. Наш же монстр - с особой родословной, ибо в основе его - узурпация власти над человеком, власти, которой вообще не должно быть".

Наш монстр носит имя НОМЕНКЛАТУРА. С нею справиться так же трудно, как с Кощеем Бессмертным. Просто так, атакуя в лоб, ее не одолеть. Надо искать "иглу в яйце", ту матрицу, по которой постоянно воспроизводится структура российской власти. Только сломав эту матрицу, остановив алгоритм неизменяемого способа властвования, мы сможем строить Новую Россию. Иначе нами вновь будет править сплоченная посредственность.

И надо еще разобраться с политическими терминами. Во-первых, что такое "демократия"? Буквально - "власть народа". То есть народ при демократии является источником власти. Сейчас в России, кажется, именно так. Но только кажется. Власть, взятая как будто от народа, осуществляется против народа.

Замечательный философ Василий Налимов, узнавший на себе, что такое ГУЛАГ, предлагал записать в учебники политологии и социологии примерно следующее: "Демократия - понятие внутренне противоречивое, ибо демократический по своей видимости строй может возникнуть и в результате демонических репрессий". То есть видимое народовластие может сосуществовать и с диктатурой. Для этого "достаточно серьезно и грозно почистить общество, что легко достигается при современной технике", - предупреждал мыслитель.

@@@
Грозит ли России диктатура номенклатуры
Дело вкуса: на вопросы отвечал Генри Резник, адвокат
Дума практически единогласно поддержала военную операцию в Грузии
Загадка «Мадам Сусу»
Иммунитет теперь можно прививать
К елке - с отчетом!
Коммунисты и последний шанс Спилберга

Кому война, кому мать родна

@@

Михаил Живило все еще надеется повернуть время вспять

2002-04-25 / Владимир Вихров



На фоне кризисной ситуации в металлургической промышленности вновь заявил о себе Михаил Живило. Бывший владелец заводов, газет, пароходов, обвиняемый в подготовке покушения на губернатора Кемеровской области Тулеева и скрывающийся от следствия во Франции, решил, по всей видимости, предпринять новую попытку вернуться в Кузбасс, сыграв на сложной ситуации в металлургической отрасли. Живило очередной раз подал на Тулеева в суд и разворачивает новую PR-кампанию в поддержку себя, любимого.

Так уж сложилось, что на гребне войн, революций и кризисов на поверхность пеной всплывают те, для кого смутное время - лишь удобный момент для удовлетворения собственных амбиций и достижения собственных целей (идущих, как правило, вразрез с интересами общества и государства). Крепкие голосовые связки, немного сообразительности плюс бездна цинизма и полное отсутствие порядочности - вот стандартный арсенал этих народных трибунов. Пока другие работают и пытаются найти выход из сложившейся ситуации, крикуны топают ногой, раздувают щеки и, кипя праведным гневом, делают публичные заявления обличительно-рекомендательного толка. Что, народ? Плохо тебе? А знаешь, кто виноват? Сейчас расскажем! Долой старый порядок, айда на баррикады! Если кричать достаточно громко и раздувать щеки достаточно убедительно, есть шанс, что народ, страдающий от вполне объективных трудностей, воодушевится и пойдет-таки брать Зимний.

Сегодня история с Зимним повторяется в виде фарса. То ли Живило надышался Парижем и взаправду решил, что он - Ленин в эмиграции, то ли понял, что сыграть на нынешних трудностях металлургов - его последний шанс, но так или иначе на броневик полез. Бывший глава компании МИКОМ теперь предстает широкой публике в амплуа радетеля за народ, защитника интересов трудящихся, патриота и честного бизнесмена, за свою честность поплатившегося.

В свое время компания МИКОМ под руководством этого самого радетеля очень здорово спекулировала металлами и сырьем, а также весьма преуспела, наживаясь на банкротствах. В Кузбассе МИКОМ сумела захватить контроль над ведущими угольными и металлургическими предприятиями ("Прокопьевскуголь", разрез "Черниговец", Кузнецкий металлургический комбинат, Новокузнецкий алюминиевый завод).

По некоторым сведениям, только с продажи алюминия (разумеется, через третьи руки и по заниженным ценам) МИКОМ имела около 125 млн. долл. ежегодно. Усилиями МИКОМа едва не обанкротилась даже компания "Кузбассэнерго" - каким-то образом Живило в свое время сумел выторговать для НКАЗа льготные энергетические тарифы (за киловатт-час завод платил чуть ли не ниже себестоимости угля, который энергетикам для производства этого самого киловатт-часа необходим). "Кузбассэнерго" потеряло на этом полтора миллиарда рублей и до сих пор не пришло в себя.

К счастью, окончательно разорить Кузбасс Живило не успел. В 2000 г. возглавляемая Тулеевым администрация области подала на МИКОМ в суд (незаконное предпринимательство, легализация доходов, нажитых преступным путем, уклонение от уплаты налогов, уклонение от таможенных платежей, злоупотребление служебным положением - вот далеко не полный список провинностей МИКОМа). После долгих разбирательств компания из региона была изгнана, а глава ее дискредитирован: Путин, тогда еще председатель правительства России, публично на всю страну заявил о криминальном характере живиловского бизнеса, сообщив по ТВ, что только на КМК и за самое короткое время МИКОМ нажила минимум 330 млн. руб., продавая через дочерние фирмы комбинату сырье по завышенным ценам и покупая через те же фирмы металл по ценам заниженным.

Лишившись предприятий, колоссальных нелегальных доходов и деловой репутации, Живило внес Тулеева в список личных врагов под номером один. И, как неоднократно сообщали СМИ, решил, что единственный способ вернуться в Кузбасс - это физически устранить губернатора (чужими руками, конечно). Во всяком случае, по версии обвинения в деле о покушении на Тулеева, выходит именно так. Следователи полагают, что он попросил своего старинного друга Александра Тихонова, четырехкратного олимпийского чемпиона по биатлону, найти непосредственных исполнителей. Александр перепоручил это брату Виктору, вечно нуждавшемуся в деньгах, а тот договорился с двумя товарищами криминального толка - Владимиром Харченко и Сергеем Никаноровым. Однако Новосибирское УФСБ попытку покушения раскрыло. Было заведено дело по статье "Покушение на жизнь государственного или общественного деятеля" (от 12 до 20 лет). Харченко и Никаноров ввиду чистосердечного признания и глубокого раскаяния пошли по делу как свидетели, Тихоновы и Живило - в качестве обвиняемых.

Правда, когда дошло до суда, на скамье подсудимых оказался лишь Виктор Тихонов - брат его, некоторое время посидев в СИЗО и отказавшись давать показания, заболел и уехал за границу лечиться. А Михаил Живило и вовсе отправился за кордон еще до того, как был выписан ордер на его арест.

Теперь, находясь во Франции и избежав до поры до времени экстрадиции лишь потому, что, по некоторым сведениям, поставляет западным спецслужбам закрытую информацию о России, Живило пытается представить дело так, будто покушения никакого не было. В его интерпретации это, напротив, попытка властей и ФСБ расправиться с честным бизнесменом, который помешал властям и ФСБ обделывать свои грязные делишки. В течение последнего года он старательно нарабатывал ореол политического изгнанника и узника совести.

В продолжение этой темы Живило пытался устроить международный скандал и беспрецедентное судебное разбирательство типа "Живило против всех". В декабре 2000 г. от имени своих двух офшорных компаний - Base Metall Trading и Alucoal Holding - он подает в Нью-Йоркский суд иск на 2,7 млрд. долл. против "Русского алюминия" и "Сибала", обвиняя их в захвате некогда подконтрольных ему предприятий, а также в срыве поставок алюминия за рубеж. Адвокаты "Русского алюминия" подали апелляцию: у вас нет доказательств. Тогда Живило уже от собственного имени подал в тот же самый суд повторный иск, расширив его до 601 пункта и требуя уже 3 млрд. долл.

Теперь помимо "Русала" и "Сибала" обвиняются также УГМК, МДМ-банк, губернаторы Тулеев и Россель. Как и прежде, никаких документальных и свидетельских показаний не представлено. Однако, по замыслу Живило, дело должно получить широчайший резонанс благодаря тому, что сумма иска - с девятью нулями, а фигуранты - видные деятели российского бизнеса и политики. Однако надежды не оправдались. Резонанса не вышло, пресса должной заинтересованности не проявила. Про Живило начали забывать.

В Кузбассе все постепенно наладилось. Обескровленные МИКОМом предприятия потихоньку начали выкарабкиваться из долговой ямы, куда стараниями Живило были загнаны. Доходы только НКАЗа в "послеживиловский" период возросли втрое, а налоговые отчисления - вчетверо. Встал на ноги едва не проданный задешево "Черниговец", а КМК и "Прокопьевскуголь" сохранили и наращивают потенциал. Казалось бы, Живило остался в прошлом.

Но это мы с вами так думаем. А Живило, по всей видимости, полагает, что время можно повернуть вспять. Кризис металлургической промышленности оказался для него просто подарком судьбы. Это его последний шанс попытаться вернуть былое влияние. Предприятия снова рискуют влезть в долги? Прекрасно. Рабочим задерживают зарплаты? Великолепно! Люди боятся сокращений? Да это же просто счастье какое-то! Самое подходящее время восстать из пепла и заявить: вот видите, что сделал ваш разлюбезный Тулеев? Люди, я хотел сделать вас счастливыми, но меня прогнали. И теперь вы несчастны. Люди, подумайте, такая ли власть вам нужна!

И некоторые заявления Живило уже сделал. Пробным шаром стало его поздравление рабочим Кузбасса в связи с 70-летием одного из ведущих предприятий. Поздравлял Михаил рабочих через центральную прессу. Прощупывая тем временем возможности на предмет покупки местных СМИ, оппозиционных администрации области. Что может быть проще и удобнее, чем, грамотно составив план PR-кампании, на месте объяснять людям, как Тулеев довел их до кризисной ситуации и как Живило, если ему дадут такую возможность, немедленно всех спасет. В качестве точки опоры для PR-кампании выбран новый иск, недавно поданный Михаилом Живило против Тулеева.

Суть его сводится к полумифической истории с неким кредитом на миллиард долларов, который якобы должна была дать области некая польская фирма "Корона". По мнению Живило, если бы кредит был получен, его немедленно бы разворовали и область таким образом разорили.

@@@
Кому война, кому мать родна
Лавров пообщался с дебютантами
Москве по силам уговорить Пхеньян
Новосибирскую область хотят обанкротить
Оборонка: последний шанс
Осень президента Лучинского
Первый тур теледебатов – решающий

После победы

@@

О переходном периоде в политической истории Чеченской Республики

2000-02-29 / Игорь Задворнов, Александр Халмухамедов Игорь Анатольевич Задворнов - аспирант Российской академии государственной службы,

Александр Муталович Халмухамедов - кандидат философских наук.




БЛИЗИТСЯ к завершению войсковая операция федеральных сил в Чечне. Очевидно, что контртеррористическая операция будет доведена до конца. И неважно, к какому сроку. Военные многому научились во время первой кампании. Чему научились политики? Вот в чем вопрос. Какими будут стратегия и тактика мирного строительства Чечни?



ЧТО ЕСТЬ ЧЕЧЕНСКАЯ РЕСПУБЛИКА?

Если обратиться к археполитическим раскопкам, то обнаружится, что Чеченской Республики как таковой, как государственного (или административного) образования не существовало. Вспомним конспективно:

1918-1920 гг. - современная территория Чечни входит в Терскую, а затем Горскую АССР в составе РСФСР.

С 1922 г. - из состава Горской АССР выделена Чеченская автономная область (АО) РСФСР.

1934 г. - Чеченская и Ингушская автономные области были объединены в Чечено-Ингушскую АО.

1936 г. - Чечено-Ингушская АО преобразована в одноименную автономную республику (ЧИАССР).

1944 г. - ликвидация ЧИАССР.

1957 г. - ЧИАССР восстановлена.

1990 г. - ЧИАССР преобразуется в Чечено-Ингушскую Республику (ЧИР).

15 сентября 1991 г. - последняя сессия Верховного Совета ЧИР, на которой принимается решение о самороспуске парламента.

1 октября 1991 г. - часть депутатов самораспустившегося ВС ЧИР принимает решение о разделении ЧИР на Чеченскую Республику "Нохчи-Чоъ" и Ингушскую Республику.

27 октября 1991 г. - победа Джохара Дудаева на так называемых президентских выборах в так называемой Чеченской Республике (фактически в выборах приняли участие менее 20% избирателей).

1 ноября 1991 г. - указ Дудаева "Об объявлении суверенитета Чеченской Республики с 1 ноября 1991 г.".

2 ноября 1991 г. - 5-й съезд народных депутатов РСФСР принимает постановление о признании выборов в высший орган государственной власти (Верховный Совет) и президента республики незаконными, а принятые ими акты - не подлежащими исполнению.

Здесь можно поставить смысловую точку, а на решениях Дудаева, Масхадова, парламента ЧР - жирный крест. Например, на постановлении парламента ЧР #108 (12 марта 1992 г.) о принятии Конституции Чеченской Республики, на президентских выборах 1997 г., проведенных в соответствии с этой лжеконституцией, и на лжепрезиденте Масхадове. Жирный крест - на указах Масхадова годичной давности (3 февраля 1999 г.) о конституционной реформе, согласно которой в республике провозглашалась шариатская форма правления, и на высшем законодательном органе республики - "шуре".

Фактически днем рождения ЧР можно считать 12 декабря 1993 г., когда на общероссийском референдуме была принята Конституция Российской Федерации, закрепившая разделение Республики Ингушетия и Чеченской Республики на два самостоятельных субъекта РФ. Но возникавшие затем промосковские государственные институты ЧР - Временный совет (Умар Автурханов), правительство национального возрождения (Саламбек Хаджиев), правительство (Доку Завгаев), глава республики (Доку Завгаев), Народное собрание (Амин Осмаев, Али Алавдинов) - достаточно быстро отмирали.

Получается, что по Конституции России Чеченская Республика есть, а в жизни - нет. Нет ни конституции, ни президента, ни парламента, ни законов. Даже территория не определена четко. Соответствующая госкомиссия, которой было поручено определить западную границу Чечни и восточную Ингушетии, приказала долго жить.

Недавно Бислан Гантамиров заявил, что конституция Чечни по своей сути и юридическим нормам соответствует Основному закону Российской Федерации. Трудно согласиться с подобным выводом, если в тексте, который начинается со слов "по воле Всевышнего", нет ни одного упоминания о Российской Федерации, а в постановлении парламента (12 марта 1992 г.), которое эту конституцию вводит в действие, закрепляется ее приоритет в отношении российских законов. Впрочем, для убедительности можно направить дудаевскую конституцию в Конституционный суд РФ, если, конечно, он примет ее к рассмотрению. Ведь Основной закон Чечни принят неконституционным органом, а это уже юрисдикция другого суда.



ЧТО ЕСТЬ МАСХАДОВ?

Масхадов есть объективная реальность, которую мы не ощущаем. За три года нахождения у власти он так и не ответил на вопросы: "Быть или не быть президентом Чечни? Быть или не быть лидером нации?". Народ, его избравший, рассеялся по России, ближнему и дальнему зарубежью. При нем остались разве что бандитские авторитеты, да и тем он нужен лишь для маскировки (и оправдания поездок за рубеж). Прошло достаточно времени после вторжения террористов в начале августа 1999 года на территорию Дагестана, когда перед Масхадовым ребром встал вопрос об осуждении терроризма и выдаче преступников российскому правосудию.

Но Масхадов бежал из Грозного. В неизвестном направлении. Тем самым он подписал акт личной капитуляции как перед федеральным Центром, так и перед лидерами бандформирований. Его политически промежуточное положение приобрело географическое измерение. Он нигде. Масхадов остался за скобками политического процесса. Свой последний шанс - выйти навстречу федеральным войскам, чтобы привести их в освобожденную столицу, как это сделали братья Ямадаевы в Гудермесе, он не использовал. Другого шанса уже не будет. Зачем ждать от бездействующего президента выполнения условий, которые он не может и, как оказалось, не хочет выполнять? Даже если захочет, уже поздно. Въехать в Грозный на белом коне перед проливавшими кровь ополченцами - этого ему не позволят сами чеченцы.

Короля делает свита, Масхадова сделала Москва Хасавюртовскими соглашениями, московским договором от 12 мая 1997 г. "О мире и принципах взаимоотношений между Российской Федерацией и Чеченской Республикой Ичкерия", многочисленными совместными псевдопроектами.

Отстранение Масхадова от власти на основании российского законодательства необходимо и возможно. Либо через рассмотрение этого вопроса в Конституционном суде России, либо в рамках Уголовно-процессуального кодекса. Возможны варианты.

Открытый процесс по "делу Масхадова" и признание его нелегитимности позволят в значительной степени нейтрализовать атаки со стороны международных и внутрироссийских проичкерийских сил, выступающих за возвращение Масхадова за стол переговоров. Отчаянные надежды чеченских сепаратистов на открытие второго "дипломатического" фронта на Западе, даже в случае политической эмиграции Масхадова за рубеж, заведомо обречены.



Кто вместо Масхадова?

За последние несколько месяцев федеральный Центр сумел активизировать с полдюжины авторитетных общественных лидеров "пророссийского профиля", за которыми стоят реальные социальные, политические и финансовые силы. Бислан Гантамиров, Ахмад Хаджи Кадыров, Амин Осмаев, Малик Сайдуллаев, Асланбек Аслаханов, Якуп Дениев и ряд других. В то же время они не могут или не хотят стать общенациональными лидерами. По крайней мере сами от этого аргументированно отказываются.

Один из перечисленных выше общественных деятелей как-то заметил, что будущий лидер Чечни не из тех, кто мелькает сегодня на экранах телевизоров. Другой выступил принципиально за упразднение президентского поста с последующим введением коллегиальной формы правления. Третий намекнул, что оптимальным руководителем республики может быть только русский. Расчеты Москвы на появление единого лидера нации, лояльного к Москве и непримиримого к бандитам, оказались ошибочными. К сожалению, у чеченцев сейчас нет (и не может быть) единых политических авторитетов. Эмиграция не стала почвой для политической консолидации и распределения ролей в оппозиции. Эмиграция - понятие скорее торгово-экономическое, чем этнополитическое.

И тем не менее можно говорить о своеобразных зачатках будущей многопартийной системы, конечно, с национальной спецификой: партия-клан, партия-род. Традиционная структура "левый-правый-Центр" маловероятна.

Пока же "начальник Чечни" - человек с ружьем. Вся полнота власти здесь принадлежит в первую очередь военной администрации, во вторую - представительству правительства Российской Федерации. В таких условиях ставить вопрос о постепенной передаче власти республиканским органам преждевременно. Николай Кошман может создать исполнительную вертикаль власти, подобрать хороших хозяйственников и честных бухгалтеров. Но, представляя исполнительную власть, он по определению не уполномочен решать вопросы государственного строительства.

Необходимо еще одно условие - назначение полномочного представителя президента Российской Федерации в Чеченской Республике. Полномочного в самом непосредственном и авторитарном смысле этого слова: уполномоченного решать все без исключения вопросы управления республикой, включая координацию силовых структур и организацию конституционного процесса. Если органы исполнительной власти по преимуществу отвечают на вопросы "Как делать?", то только глава государства - "Что делать?". В конце концов, по Конституции, именно он определяет основные направления внутренней и внешней политики. А Чечня сегодня это и внутренняя, и внешняя политика - по крайней мере для исполняющего обязанности главы государства.

Полномочный представитель президента - это и есть альтернатива Масхадову на переходный период, до тех пор пока не будут созданы и не заработают основные государственные институты, и прежде всего Конституция Чеченской Республики - Конституция субъекта Российской Федерации.



ВЛАСТЬ ИЛИ УПРАВЛЕНИЕ?

Год назад, выступая перед Федерал ьным собранием, Борис Ельцин поставил конкретную задачу: "Назрела необходимость срочной разработки правовых оснований введения прямого федерального правления на территории субъектов Российской Федерации, где нарушаются конституционные принципы, попираются права и свободы человека". Впрочем, поставленная задача была благополучно забыта.

Введение прямого федерального правления в ЧР облегчается тем, что оно не нарушает суверенитета республики как государственно-политического института (этот суверенитет просто не оформлен политически). Не нарушает и духовного суверенитета чеченцев как простых людей, желающих выжить. Более того, муфтий Чечни Кадыров уверен, что не будет порядка в Чечне без федеральной силы.

Необходим переходный период, который продлится около двух лет. За это время можно будет сформировать основные государственные институты республики. В некоторой степени этот процесс регулируется Федеральным законом "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ". Статья 30 этого закона предполагает двухлетний срок со дня его принятия (6 октября 1999 г.), в течение которого органы власти субъекта Федерации должны привести свое законодательство в соответствие с федеральным. Таким образом, о полноценных органах власти в ЧР можно будет с уверенностью говорить только спустя два года. Пока же речь идет об органах управления в субъекте Федерации, которые по определению могут быть только федеральными.

В целях координации деятельности федеральных органов исполнительной власти по восстановлению экономики, организации жизнеобеспечения населения ЧР, оказания содействия народу Чечни в восстановлении органов местного самоуправления Указом президента РФ # 1380 от 15 октября 1999 г. введена должность заместителя председателя правительства РФ - полномочного представителя правительства РФ в ЧР, на которую назначен Николай Кошман. В развитие задач, поставленных в этом указе, правительство приняло постановление "О мерах по нормализации общественно-политической ситуации на территории Чеченской Республики" (# 1320 от 1 декабря 1999 г.). Согласно постановлению заинтересованным федеральным органам во главе с Минэкономики поручено разработать программу первоочередных мер по обеспечению функционирования экономики и социальной сферы ЧР. Согласно постановлению правительства # 33 от 14 января 2000 г. образована Правительственная комиссия по нормализации общественно-политической ситуации на территории республики (председатель комиссии - Николай Кошман).

В настоящее время на территории Чеченской Республики, освобожденной от бандитов и террористов, разворачивают деятельность территориальные органы федеральных исполнительных органов власти. Руководители районных администраций назначаются Кошманом по согласованию с военными. Правительство предпринимает необходимые меры по налаживанию нормальной жизни, восстановлению конституционных прав и свобод граждан, развитию социально-экономической сферы и занятости населения республики. Процесс возврата вынужденных переселенцев в Чеченскую Республику имеет положительную динамику. Восстанавливаются школы - тысячи детей сели за парты. В больницах появились лекарства и медикаменты. Люди впервые за четыре года стали получать пенсии и зарплату.



МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ

Контуры федерального правления (управления) просматриваются достаточно четко. Субъект управления известен. В конце концов в резерве главнокомандующего всегда есть право введения ЧП. Сложнее - с объектом управления.

В Чечне не сложилось даже зачатков гражданского общества. Политическая система строилась по бандитским законам. Оппозиция сдавала свои позиции, уезжая в другие регионы России, преимущественно в Москву. Ее возвращение в качестве реальной самостоятельной политической элиты республиканского уровня на ближайшие два года не запланировано.

Решение государственно-политических вопросов ЧР не должно заслонять перспективы внутричеченского социального устройства, организации системы местного самоуправления. Не исключено, что судьба нации будет решаться именно на этом "базисном" в социологическом смысле уровне.

Задача состоит в том, чтобы сформировать прежде всего в равнинных и предгорных районах Чечни такую власть, которая стала бы реально авторитетной. В прошлую чеченскую кампанию назначаемые пророссийские главы местных администраций, как правило чеченцы, не пользовались авторитетом у населения (часто заслуженно). Это подрывало практически все благие начинания федерального Центра - от выплат пенсий и социальных пособий до восстановления экономики Чечни. Говорить о том, что вновь назначаемые в настоящее время главы местных администраций будут пользоваться безоговорочным авторитетом - было бы также неверным. Они, по сути, остаются механизмом федерального правления. Мы не сможем решить сколь бы то ни было серьезных проблем Чечни, если будем основываться на создании властной вертикали в республике исключительно сверху вниз.

Специфика социального устройства чеченского общества заключается в его традиционном, патриархальном характере. Традиции и нормы народного права - "адата" переплетены с адаптированными к ним нормами ислама - "шариата" и продолжают играть главную организующую социальную роль. Политизированные группировки в Чечне (и за ее пределами) до сих пор успешно этим пользовались, представляя свои интересы в качестве общенациональных.

Более того, эпоха бандитского беспредела стимулировала укрепление некоторых традиционных институтов местного самоуправления. Вспомним, как федеральные войска входили в Гудермес, Шали, Ачхой-Мартан, Аргун и некоторые другие населенные пункты. Фактически они были освобождены местными гражданскими авторитетами.

Кризис верховной республиканской власти обусловил проявление внутреннего сепаратизма как реакции на неспособность политической элиты решать насущные проблемы простых чеченцев. Летом прошлого года представители одного из самых влиятельных и богатых тейпов - чинхой - провели родовой сход, на котором была выдвинута инициатива установления собственной независимой власти в пределах родовых земель. Примеру этого тейпа последовали и многие другие (гендерченой, пешхой, нашхой).

В Чечне на местном уровне всегда действовала реальная и в то же время неформальная власть. Это совет села, состоящий из наиболее авторитетных и уважаемых жителей, не только старейшин, но и молодых, образованных людей. Чеченцы их хорошо знают. Это не политики, это люди, живущие, как правило, в селах, но от их решения, от их слова многое зависит. Все главные решения в селе принимаются именно такими неформальными структурами. Задача состоит в институциализации неформальной власти на местах, в передаче ей совещательных и некоторых контрольных функций. Важно, что именно на этом уровне уже идет эффективное взаимодействие с федеральной властью.

Включение фактора местного самоуправления в качестве одного из составляющих в наборе социально-политических мер, связанных с урегулированием ситуации в Чечне, позволит принципиально позитивно изменить внутриполитическую ситуацию в ЧР. Местное самоуправление не требует принятия соответствующего республиканского закона и регулируется Федеральным законом "Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ". Если президента или парламент ЧР сейчас избрать невозможно (нет республиканского закона), то органы местного самоуправления можно сформировать уже в самое ближайшее время. Конечно, в тех районах, где обстановка стабильно контролируется.

Этнотерриториальная структура чеченского общества исследована меньше всего, однако имеет, как нам кажется, наибольший потенциал в процессе урегулирования нынешней ситуации в ЧР. Она выглядит следующим образом (от частного к общему): куп (община) - сектор (союз нескольких купов) - сельская община (в границах села) - районная община (в границах административных районов) - республиканская община (все граждане, населяющие ЧР). Если последнее звено в этой цепи - собственно State Nation - отдаленная перспектива, то сельские общины конкретная реальность.

"Куп" - это неформальная "десятка" семей, проживающих в одном селе (это чаще всего соседи и родственники), которые решают все проблемы своей улицы, квартала и т.д. Такие "купы" уже существуют практически во всех населенных пунктах ЧР как неформальные структуры. "Куп" возглавляет самый авторитетный житель "десятки" - "куп-да". Из нескольких десятков "купов" образуются так называемые "сектора" (приблизительно 30 "купов" - один сектор, объединяющий около 300 человек). Лидеры "купов" избирают "юрт-да" - главу села. Смысл этой пирамиды суть институциализация "неформальной" власти - с целью возврата к традиционной организации (общинной) власти и управления, в которой уже не будет места ни лидерам бандформирований, ни "ваххабитским" агитаторам. Это прообраз местного самоуправления в его чеченском варианте, имеющий четкий вектор развития: на основе "юрт-да" (глав сел) избирается глава района и так далее вплоть до главы республики.

Подобная стратегия базируется на восстановлении исходных принципов устройства чеченского общества, а именно на возрождении социального института "куп", когда ячейкой социального устройства становится территориально-семейная община (из хорошо известных в отечественной социологии прецедентов можно вспомнить институт "махалля", который в настоящее время становится важным элементом государственного устройства в Узбекистане). По сути, речь идет о чеченском варианте местного самоуправления. Преимущества этого пути заключаются, во-первых, в возможности обустройства чеченского общества "снизу" (а не "сверху"), посредством объединений "купов" в сельские, затем районные и республиканские структуры власти. Во-вторых, уровень местного самоуправления не несет той политической и идеологической нагрузки, которая довлеет над властными структурами высшего звена. В-третьих, подобная структура чеченского государства будет в наибольшей степени соответствовать демократическим ценностям, которые не чужды чеченскому народу.

Возрождение института "купов" может осуществляться независимо от политических условий. При этом включение этого института в политическую структуру чеченского общества могло бы ускорить нормализацию ситуации в республике. Села, управление в которых строится на этих принципах, практически невозможно будет вновь "переключить" под влияние бандгрупп. В современной ЧР подобная система управления уже сложилась в селах Кен-Юрт, Шалажи и некоторых других.

Такова в общих чертах схема построения системы местного самоуправления в ЧР. Если местное самоуправление - не государственная власть, то школа народовластия как минимум. Наконец, это "кузница кадров". Именно местное самоуправление оформит собственно политическую элиту чеченского общества, ответит на вопросы "Who is who?"

Несмотря на попытки ичкерийских лидеров через ваххабизм, через навязывание тейповой и вирдовой разобщенности ослабить традиции и обычаи местного самоуправления чеченцев, они по-прежнему живы. За ними перспектива.



Родимые пятна истории

Чеченский народ богат традициями. Некоторые из них, например чеченская система местного самоуправления, требуют поддержки и развития. Другие традиции целесообразно просто сохранить как родимые пятна. Их удаление опасно.

Многие чеченцы говорят, что раньше, при Советской власти, было неважно, к какому тейпу ты принадлежишь. Только с приходом Дудаева этот признак стал в значительной степени определять как политические, так и межличностные отношения. Главное, не кто ты, а чей ты. Так утверждалась независимость республики. Социализм уступил место родоплеменному строю. Движение пошло вспять. Этническое поглотило социальное, не позволив родиться личному. Капитализм отодвинулся еще дальше.

Этносоциальная структура чеченского общества большинством исследователей представляется следующим образом (от частного к общему): дойзал (моногамная семья) - нек"и (родовая община) - ц"а (союз родовых общин) - тейп (род) - тукхум (племя) - к"ам (нация). Наиболее употребительные термины здесь - тейп и тукхум.

Тейп - это родоплеменная организация, состоящая из нескольких родовых общин (союзов общин) и самоидентифицирующаяся общим происхождением этих общин от конкретного лица (рода). Любой чеченец обязан знать историю своего рода (7 и более поколений) и к какому тейпу он принадлежит. Чеченский народ состоит примерно из 130 тейпов.

Говорить о Масхадове (тейп алерой) как о всенародно избранном президенте можно лишь условно. Есть и другие лидеры, чей авторитет более весом, например, главы тейпов (по-русски - "старейшины", по-чеченски - "тхамд"), или религиозные авторитеты - устазы. В свою очередь, тейпы объединены в 9 - 11 тукхумов (их количество остается спорной темой в научной литературе): а"ккхи, нохчмахкхой, чебирлой, м"астой, терлой, шарой, шотой, нашхой, мялхистой, галай, лама"ккхи. Двенадцатым тукхумом иногда называют ингушей, чье происхождение, язык и обычаи имеют много общего с чеченцами.

Исторически тукхум - это военно-экономическое объединение определенной группы тейпов, часто не связанных между собой кровным родством, но решающих общие задачи защиты от нападений врагов и торгового обмена. Каждый тукхум говорил на определенном диалекте чеченского языка.

В этой схеме нет места российским законам. Ее возрождение способно только затормозить строительство чеченского государства.



Проблема "юга" Чечни

Стало общим местом в СМИ обсуждать перспективы перехода боевиков к партизанским действиям, к партизанской войне. Но не всякий диверсионный или террористический акт можно назвать партизанской войной, которая по определению должна иметь поддержку среди мирного населения.

Если в северных районах республики, а также во многих предгорных (Урус-Мартановском, Гудермесском) основная часть населения видит причину своих бед и страданий в деятельности банд-ваххабитов, то в южных районах, где проживает большая часть сторонников кадирийского исламского тариката (направления), традиционно поддерживающая идею независимости Чечни, социальная база для партизанской войны против Москвы наибольшая. Хотя в этих районах проживают не более 10% населения республики, проблему "юга" надо решать, и не только "антипартизанскими" операциями. На юге преобладают небольшие села, независимые от остальной части страны и друг от друга. Именно в этих местах сохранился тип горца, описанный целой плеядой русских писателей XIX века.

В настоящее время территория Чечни делится на 23 района. Такое деление было установлено указами Дудаева и фактически повторяло административно-территориальное деление, существовавшее до депортации 1944 г. Тем самым режим Дудаева усилил радикальное (антимосковское) крыло в представительных органах власти. Так появились дополнительно несколько районов на юге республики (Галанчожский, Шаройский и некоторые другие).

Нужна административно-территориальная реформа ЧР, чтобы исключить возможность проникновения в законодательный и представительные органы власти республики нелояльных по отношению к Российской Федерации лиц. Речь идет об изменении административных границ районов с таким расчетом, чтобы их население состояло как из жителей горной части, так и предгорной и равнинной, и районный центр располагался бы в равнинной или предгорной части. Для сравнения - в соседней Северной Осетии административные границы Владикавказа простираются вплоть до российско-грузинской границы. С точки зрения картографии может быть неэстетично, но практично и дешево. Реализация этого проекта не требует изменений в законодательстве федеральном и республиканском плюс без существенных финансовых затрат.



Статус ЧР

Вопрос об особом статусе Чеченской Республики снят с повестки дня окончательно. Примерно две трети населения Чечни бежали от "независимости". Оставшиеся умоляют российских солдат не уходить из республики. Лидеры чеченского сепаратизма избрали ультрарадикальный вариант политической борьбы - терроризм, и потерпели сокрушительное поражение - военное, политическое, идеологическое. Победитель диктует свои условия. Победитель выбирает диктатуру закона.

Наведение строгого конституционного порядка в Чечне передвинет ее в число самых "дисциплинированных" субъектов РФ. По крайней мере проект Конституции республики будет написан в Москве. В итоге крайними останутся те региональные лидеры, так называемые новые феодалы, которые постоянно шантажируют федеральный Центр чечено-ичкерийским прецедентом: нас не тронь, иначе будет вторая Чечня. Второй Чечни не будет!



Заключение

После победы предстоит восстановить не только экономику и политические институты ЧР, но и доверие населения.

На протяжении трех последних лет политиками и СМИ очень много говорилось о причинах неудач первой чеченской кампании. Объяснения были разными - от полной экономической и военно-политической неспособности России поддерживать свою территориальную целостность до откровенного предательства со стороны коррумпированных российских чиновников как наших воюющих ребят, так и пророссийски настроенных чеченцев. Поводов для таких оценок было предостаточно.

Любой чеченец, находившийся в те годы на территории республики, которого не заподозришь в антироссийских настроениях, может рассказать о том, как боевики с оружием в руках на джипах практически без досмотра спокойно перемещались по территории Чечни, в том числе через российские блокпосты. Простые мирные жители, наоборот, тщательно досматривались и задерживались.

Большинство чеченцев, которые поверили тогда Москве, все события, начиная со сдачи Грозного в августе 1996 г. и кончая подписанием Хасавюртовских и Московских соглашений, называют предательством. Предательством и чеченской нации, и интересов России.

@@@
После победы
Последний шанс для Ельцина, очередной для Лукашенко
Почта
Правозащитники атакуют правоохранителей
Россия-США: невнятный диалог
Рыцари круглого стола
С чем еще бывает совместен русский гений

Совет Федерации подморозили

@@

Сенаторов не пускают в верхнюю палату до президентских выборов

2008-01-15 / Наталья Костенко



Сегодня президент встретится в Кремле с членами Совета палаты Совфеда. Не исключено, что в разговоре будут затронуты проблемы формирования этого органа. Как выяснила «НГ», механизм освобождения от должностных полномочий и заполнения вакантных мест в верхней палате парламента по-прежнему далек от совершенства. Нередки случаи, когда в Совете Федерации сидят представители с просроченными полномочиями от несуществующих регионов.

Вовремя попасть в верхнюю палату российского парламента всегда было непросто. Особенно представителям заксобраний. Процесс тормозится при внутрипартийном отборе достойной кандидатуры, на уровне партийного торга прошедших в местный парламент политструктур. А также в самом Совете Федерации, который нередко отказывает в утверждении того или иного претендента. Предвидя осложнения, законодатель определил трехмесячный срок на раскачку и поиск консенсуса. Обычно проще складывалась ситуация с утверждением губернаторских назначенцев. Однако сейчас, похоже, все входы и выходы в верхнюю палату парламента закрыты даже для них.

Через полтора месяца закончится срок выдвижения в Совет Федерации представителей девяти регионов, где 2 декабря были сформированы заксобрания. Напомним, выборы прошли в Бурятии, Мордовии, Северной Осетии, Удмуртии, Краснодарском и Камчатском краях, а также в Пензенской, Саратовской и Смоленской областях.

Решения, похоже, были приняты только по Краснодарскому краю, депутаты которого рекомендовали в сенаторы экс-губернатора Николая Кондратенко вместо Алексея Шишкова. Продлены на региональном уровне также полномочия Валентина Завадникова, представлявшего в СФ парламентариев Саратовской области. Однако решения эти еще не получили подтверждения в верхней палате парламента. Последние изменения, которые официально провели члены палаты в своем составе, касались добровольного отказа представителя Заксобрания Республики Дагестан Атая Алиева от своих полномочий (место его пока не занято, хотя ни для кого не секрет, что на него претендует миллиардер Сулейман Керимов) и наделения оными бывшего исполнительного секретаря СНГ Владимира Рушайло (Архангельская область).

В партии особенности назначения сенаторов от региональных заксобраний не комментируют. А некоторые партийцы кивают на волю Кремля. Среди сенаторов, ожидающих судьбоносного решения, есть и очень влиятельные люди. Например, известный финансист, бывший замминистра финансов, проживающий в основном за границей, Андрей Вавилов. В 2002 году он избрался в Совет Федерации от парламента Пензенской области. В апреле 2007 года истек срок давности по его уголовным делам. Напомним, в разное время он обвинялся в мошенничестве в особо крупном размере и злоупотреблениях должностными полномочиями. Правда, прежде чем уйти на новогодние каникулы, пермские депутаты-единороссы поддержали переутверждение своего «земляка» Вавилова в СФ.

Судя по информации официального сайта СФ, среди губернаторских назначенцев с августа неясна судьба Бориса Агапова (Сахалинская область). С октября в аналогичном положении находится Алексей Петров (Брянская область), а также Игорь Каменский (Красноярский край) – его полномочия истекли в декабре. Не назначают и претендующего на кресло сенатора от Ленинградской области банкира Александра Лебедева.

А Юрий Шарандин, который является не просто сенатором, но и главой комитета по конституционному строительству и как член Совета палаты СФ должен пойти на встречу с Владимиром Путиным, вообще представляет уже не существующий регион. Он был представителем главы Эвенкийского автономного округа до декабря 2007 года, хотя сам ЭАО исчез еще в январе 2007-го, когда образовался объединенный Красноярский край. В беседе с корреспондентом «НГ» Юрий Шарандин сообщил, что не чувствует себя в подвешенном состоянии, поскольку его полномочия, как и полномочия двух других сенаторов (от Таймыра и Красноярского края) объединившегося региона, не закончатся, пока не назначат нового представителя губернатора.

Источник, близкий к администрации президента, говорит, что движение членов Совета Федерации заморожено в связи с президентскими выборами. От результатов, которые получит Дмитрий Медведев, будет зависеть не только судьба сенаторов, но и положение самих губернаторов, которые их назначают. Для некоторых обеспечение планового итога – последний шанс сохраниться у власти после провала на парламентских выборах.

@@@
Совет Федерации подморозили
Тбилиси дает Москве последний шанс
Тренировочные бои начались
Трибунал по умолчанию
У Кадырова будут серьезные конкуренты
У трусов прорывов не бывает
Эффект Малышкина–Харитонова