«Мы получили информационную империю лжи»

@@

Директор Национального исследовательского центра телевидения и радио Алексей Самохвалов считает, что события на Украине освещаются однобоко

2004-12-03 / Сергей Варшавчик В отсутствие значимых событий в стране основной темой для российских телеканалов оказались скандальные президентские выборы на Украине, которые, впрочем, телезритель видит в основном с позиции лишь одной из сторон политического конфликта. О причинах такой однобокости «НГ» беседует с директором Национального исследовательского центра телевидения и радио Алексеем Самохваловым.







Алексей Самохвалов полагает, что российское телевидение лишь навредило Януковичу.

Фото Фреда Гринберга (НГ-фото)

-Алексей, как, на ваш взгляд, освещаются события на Украине российскими телеканалами?

 

– Безусловно, российские каналы освещают происходящие там события однобоко. И у "России" и, особенно, у Первого канала – явный крен в сторону официоза. На НТВ события подаются более гибко, но, в общем-то, в том же ключе, в пользу украинского премьера Януковича. Единственный канал, который позволяет себе давать что-то независимое по поводу событий на Украине, – это REN TV. Они даже планировали показать трансляцию дебатов между кандидатами, но Янукович от них отказался. Такое однобокое информирование вызывает совершенно предсказуемую реакцию и на Украине, и за рубежом. Мы знаем, что украинские журналисты обращались к российским коллегам с призывом объективно освещать события. И они, заняв четкую гражданскую позицию – не допускать эфирной лжи, – правы. Действительно, сегодня граждане Российской Федерации не получают адекватной информации о событиях на Украине, хотя это их конституционное право.

 

– Почему событиям в другой стране уделяется такое повышенное внимание со стороны нашего телевидения?

 

– Это свидетельствует о том, что наша информационная политика в странах СНГ является во многом пиаровским продуктом. И надо учитывать, что после отмены губернаторских выборов поле деятельности отечественных политтехнологов существенно сузилось и они устремили свои заинтересованные взоры на соседей. Эти структуры не могут простаивать, они ищут рынок сбыта своих услуг. И, как им показалось, такой рынок они нашли на Украине, где им понятна психология людей и где есть возможность использовать уже отработанные в России стандартные пиаровские схемы. Вспомните несколько визитов – под разными предлогами – российского президента на Украину перед выборами, которые фактически носили агитационный характер. К чему такие частые визиты? Не из опасения ли, что опробованный в нашей стране механизм смены власти по схеме "президент–преемник" у соседей даст сбои?

 

– Почему же, несмотря на такой мощный тандем – федеральные российские каналы + российский президент, Януковичу не удалось победить ни в первом, ни во втором туре выборов?

 

– Ну, возьмите, например, жителей Киева. Их с сентября местное проправительственное телевидение пичкало информацией о том, какой Ющенко плохой, что он и алкоголик, и допускал финансовые злоупотребления, и т.д., и т.п... Безусловно, Ющенко не ангел, но тот уровень пропаганды, наверное, был рассчитан на сельскую местность, а не на достаточно просвещенных, в общем-то, киявлян, которым за несколько месяцев вся эта массированная ложь надоела. Те, кто сейчас за Ющенко, вовсе не поддерживают его персонально. Они просто не хотят, чтобы их каждый раз обрабатывали с помощью телевидения и других методов советской пропаганды. Это во многом протестная реакция. Януковичу не удалось провести успешную кампанию в западных регионах страны и в самом Киеве только за счет такой лобовой агитации, а административного ресурса, как в восточных областях, у него не хватило. К тому же российское телевидение, занявшее позицию только одного кандидата, принимается далеко не везде на Украине. В основном в приграничных русскоязычных областях – Днепропетровской, Харьковской, Донецкой... В Одессе очень много российских каналов. И, конечно, эта пропаганда со стороны российского ТВ не регламентируется украинским законодательством об избирательной агитации. Мне, например, очень запомнился фильм про Януковича, показанный по НТВ в рамках программы "Женский взгляд" Оксаны Пушкиной, где рефреном шло заявление супруги кандидата в президенты о том, что мой Виктор, мол, такой человек, что лишнего куска со стола не возьмет. В те же дни я поехал на международную конференцию, где присутствовали несколько украинских участников и среди них была судья из регионального центра. Я говорю: "Вы знаете, у нас такой интересный фильм о вашем Януковиче был, где рефреном идет, что лишнего куска со стола не возьмет". Она засмеялась и говорит: "Ну, куда ж ему! Уже не лезет". Поэтому украинцев не так-то легко обработать, это люди достаточно ироничные по отношению к власти. Эта ирония вырабатывалась еще в советские времена. А сейчас, когда пытаются применить советские агитационные приемы, это на Украине дает сбой.

 

– Кстати, 30 ноября телеканал "Россия" показал срочно сделанный документальный фильм "Бандеровцы. Война без правил"...

 

– Не только документальный. По нашим каналам сейчас очень любят пускать художественные фильмы 30-х и 40-х годов, где чекисты успешно разоблачают разных шпионов. Откуда они, шпионы, только берутся….

 

– Полагаете, это тенденция?

 

– Думаю, что исподволь готовится почва для того, чтобы ограничить демократические свободы и, в частности, свободу средств массовой информации. 2004 год заканчивается под постоянные попытки ужесточить Закон "О средствах массовой информации", а, например, телекомпания "Спорт", входящая в государственный медиахолдинг ВГТРК, на шестом канале в нарушение этого же закона до сих пор вещает без официальной лицензии. И ни президент Путин, ни Генпрокуратура, никто на это не реагирует. Хотя вместо "Спорта" с его бесконечными показами второстепенных соревнований на этом месте мог бы быть мощный общественно-политический канал, который являлся бы альтернативным источником информации и новых публицистических программ.

 

– Что вы скажете про нынешние публицистические программы? Например, про "Времена"?

 

– В последнем выпуске Владимир Познер, видимо, пытается реабилитировать свое участие в агиткампании на первом этапе выборов президента Украины. Помните его программу, за день до первого тура голосования, в которой он делал исключительно акцент на преимущества Януковича? Потом Познер сказал, что он жалеет об этом. И сейчас стал делать уже более объективную программу. Впрочем, не только он. Например, украинский канал 1+1 начал проводить более взвешенную информационную политику только после того, как туда специально приехал его создатель, а ныне генеральный директор СТС Александр Роднянский.

 

– А как быть с тем, что на востоке Украины отключили западноукраинские каналы, а на западе страны – восточноукраинские?

 

– У нас тоже в свое время одни каналы были за одного олигарха, другие за другого. Теперь все придерживаются одной точки зрения. Поэтому то, что на Украине пока есть две группы каналов, это хорошо, поскольку телезритель может узнать разные точки зрения. Другое дело, что все очень нетерпимы по отношению к другой точке зрения, нарушая при этом законодательство. Характерен недавний шаг немолодой сурдопереводчицы на 1-м украинском телеканале, рискующей карьерой, которая лишь на языке немых смогла сказать правду о происходящем. Говорю, как человек, в свое время рецензировавший украинский закон о телевидении и радио. Он не такой плохой – но кто же его сейчас там соблюдает? Акции протеста украинских тележурналистов зашли так далеко, что вскоре им может потребоваться международная медицинская, юридическая, финансовая и иная помощь.

 

– Откуда вы сейчас черпаете информацию о событиях на Украине?

 

– Основной источник для меня – это интернет и общение с украинскими коллегами. Обычно сначала просматриваю без звука картинку на каналах, а потом анализирую ту информацию, которая есть на разных сайтах. Тогда можно получить объективную информацию. Слушаю "Эхо Москвы". А вечером звонят киевляне, одесситы, многие другие, ведь несколько лет подряд я являюсь заместителем председателя международного Одесского телефестиваля. Из всего этого и складывается реальная мозаика событий.

 

– Что скажете о западном ТВ? В частности, о «Евроньюс»?

 

– «Евроньюс» очень своеобразно освещает. По-моему, канал находится под достаточно сильным контролем руководства ВГТРК. Но по отношению к тем сюжетам, которые идут на "России", он все-таки относительно объективен.

 

– Как долго, по-вашему, на наших каналах вместо освещения событий будет идти телепропаганда?

 

@@@
«Мы получили информационную империю лжи»
Андрей Шаронов из Минэкономразвития и ТВ-передел
Андроповское кино
Антикризисная дурь
Борис Березовский принимает ультиматум Кремля
Визит завершился на лирической ноте
Вне времени и пространства

Дрессированные боги ТВ

@@

Даниил Дондурей: «Главный принцип – деньги важнее зрителя»

2007-07-06 / Вера Цветкова Социолог и телеаналитик Даниил Дондурей известен своим глубоким подходом к предмету, меткими оценками и емкими выводами. Интервью с ним – это качественный и обобщенный анализ происходившего в ушедшем сезоне в ТВ-пространстве.







Даниил Дондурей: «Это был год телевизионного застоя».

Фото Артема Житенева (НГ-фото)

– Даниил Борисович, что можно сказать о прошедшем телесезоне?

– В минувший сезон российское телевидение с блеском выполнило свою миссию: сохранять в стране особую смысловую среду обитания – с непроходящим чувством страха, недоверия и неопределенности, с надеждой лишь на одного человека. Оно создавало у зрителя чувство стабильности, с одной стороны, и ненависти – с другой, а также подкармливало потребность в развлечении. У каждого канала была своя роль в этой работе. Первый, безусловно, играл премьера – героя-любовника, предлагал главные форматы и образы. НТВ – хулигана, выросшего негодяем, для которого журналисты придумали профессиональное словечко «трэш» и теперь с нежностью произносят его, будто выдают цеховую индульгенцию. СТС трудился для считающих, что жизнь прекрасна, «Россия» выражала официальную точку зрения… ну и так далее. Каналы поделили функции, ниши. Этот – развлекал через запугивание, тот – через эротику, другой – через свою солидность. И все завидовали воспитанникам господина Картозия (даже Первый в сотрудничестве с господином Пимановым «давал» нечто желтенькое), но понимали, что с НТВ здесь не посоревнуешься. Тем не менее год был скучноватый, без особых фантазий и, главное, без драйва. Кроме блестящих игр (на полу или на льду) со «звездами» и искренних заигрываний с народными талантами в «Минуте славы» – это был год телевизионного застоя.

@@@
Дрессированные боги ТВ
Исчезновение ТВС не прошло не замеченным на Западе
Какое телевидение нужно России?
Костин установил финансовый рекорд
Много шоу из ничего
Охота на ведьмаков
Политика: новости

Путин не приветствует ТЭФИ

@@

Юбилейная церемония Российской телеакадемии получилась на редкость скандальной

2004-10-01 / Сергей Варшавчик







Многие телеакадемики были не согласны с голосованием коллег.

Фото Артема Чернова (НГ-фото)

Нынешняя, юбилейная церемония вручения наград Российской телеакадемией оказалась на редкость политизированной и скандальной, хотя скандалы накануне церемонии вручения призов ТЭФИ стали уже, что называется, хорошей традицией.

В 1999 году Сергей Доренко разразился письмом, в котором написал: «У этой премии плохая репутация, и участие в ней компрометирует честного человека, профессионала». В 2000 году из-за событий вокруг НТВ телеакадемики отменили номинацию «информационная программа», мотивируя это политической напряженностью в стране, в 2001-м некие молодчики закидали при входе в зал Евгения Киселева гнилыми помидорами, а в 2003-м устроители «по техническим причинам» перепутали победителей и вручили «Орфея» не тем.

В этот раз все началось с письма 28 телеакадемиков (среди которых были Светлана Сорокина, Татьяна Миткова, Виктор Шендерович и др.), в котором они заявили, что «российское телевидение сегодня не свободно. Вместо оперативной и объективной информации нам пытаются навязать официоз. Вместо свободных дискуссий – пропаганду. Фактически на телевидении установлена цензура и, что еще хуже – запретами на профессию и ликвидацией некоторых программ, – самоцензура». Остальные 106 академиков под теми или иными предлогами отказались поставить свои подписи под воззванием и не согласились с предложением авторов огласить письмо на церемонии.

@@@
Путин не приветствует ТЭФИ
Развитие Интернета в России только начинается
Свобода слова превратилась в товар
Сентиментальное путешествие
Силовики добрались до РАО "ЕЭС"
Телевидение для всех
Чужая власть

Шок - это по-нашему

@@

Информационный взрыв вокруг "Норд-Оста" и образ героя

2002-11-05 / Михаил Сидлин



Октябрь - месяц мюзиклов. Не было темы более благодарной для СМИ, чем московский теракт. Как повод для пропаганды "за войну" и грязного политического пиара, спекуляций на темы "гуманности" и грозных футурологических прогнозов. Как бы цинично это ни звучало, катастрофа стала настоящим бенефисом "Норд-Оста". Если бы не она, мюзикл никогда бы не привлек такого внимания.

Культурную жизнь сегодня нужно мерить катастрофами, а не премьерами. Смерть стала самым важным событием в пространстве русской культуры. Ни одна театральная премьера, ни один новый фильм, ни (тем более!) выставка, ни даже телешоу не привлекают к себе такого внимания, как катастрофы. Что было осенью? Сентябрь - месяц гибели Бодрова. Октябрь - месяц "Норд-Оста".

Поток сообщений о "Норд-Осте" был слишком мощен. И это понятно. Потому что само событие беспрецедентно в российской истории. А общество должно знать про свои проблемы. Но у каждой медали есть оборотная сторона. Когда количество информации зашкаливает за рамки обычных сообщений, зрители отказываются принимать ее. Порог доверия к телевидению был перейден в эти дни.

Чеченцы так и не взорвали свои бомбы. Но они вызвали другой - информационный - взрыв. И его последствия не менее опасные для общества. Основное последствие - это полная утрата чувства реальности происходящего. И виновато в этом российское телевещание.

Две детали не привлекли к себе большого внимания прессы. Первая - то, что к оцеплению вокруг Дубровки пришли не только родственники погибших и те, кому там надо было быть по долгу службы. Пришли зеваки, и немало. И вторая деталь - то, что люди в метро, в магазинах, на улицах вели себя как обычно. Не бежали в гастроном за сахаром-солью, не снимали деньги в банках, не боялись ездить в транспорте. На первый взгляд, это прямо противоположные примеры - крайнего любопытства и совершенного безразличия. Но причина одна - равнодушие.

Катастрофа - это "картинка". "Норд-Ост" ничуть не изменил этого ощущения российских зрителей. Он остался событием, которое происходило не в реальном, чувственно ощутимом пространстве, а в виртуальном мире, из которого можно выйти, переключив программу. Мера информации была превзойдена. Мера трагического так и не была достигнута.

Задача трагедии - вызвать катарсис "посредством сострадания и страха". Это сформулировал еще Аристотель в своем трактате "Поэтика". Телевидение как искусство строится по тем же законам, что и любое другое искусство. По древним законам, известным тысячелетиями, зритель должен испытывать не только страх, но и сострадание. А конечным итогом трагедии должно быть удовольствие от преодоления аффектов. И для этого необходимы герои.

Падение "близнецов" и захват "Норд-Оста". Есть сходство между этими двумя событиями. Есть и отличие. Оно прежде всего в том, как подавалась информация о них. Американское телевидение с самого начала родило образы героев. Героические пожарные. Героические полицейские. Героические спасатели. Российское телевидение вышло из катастрофы без героев.

Наше ТВ показало людей без лиц. Анонимных "альфовцев" с измененными голосами (виды со стороны затылков). Но человек без лица по определению может быть только отрицательным героем. Как Фантомас. Герой - тот, с кем человек из толпы может идентифицировать себя: такой же, как все люди, но не такой же в точности. Тот, кто устанавливает порядок и несет правду. Тот, кто выше, сильнее и справедливее.

В греческой скульптуре очень важно было понятие меры. Статуя героя делалась больше размеров реального человека - но не так, чтобы подавлять своим величием. На четверть больше, но не в три раза. Герой просто возвышался над толпой и превосходил каждого отдельного человека, но не давил своим весом. Современное российское телевидение забыло про образ героя. И последствия этого будут печальны.

С кем может идентифицировать себя зритель? С жертвой: нам показали уже многих заложников с их печальными историями. Это идентификация, которая ведет к состраданию заложникам, но не к очищению от страха, потому что она вызывает только вновь и вновь мучительное чувство. Нам снова и снова показывают неспособность обычного человека что-либо предпринять в крайней ситуации. Это не очищает и не возвышает.

Где тот мужик из ФСБ, который находился в зале в момент теракта и передавал своим коллегам сведения о врагах? Герой не может быть анонимом.

@@@
Шок - это по-нашему