"Что вы забыли в этом аду?"

@@

Афганистан на рубеже тысячелетий: окончательный распад государства и общества

2001-03-13 / Джульетто Кьеза Это первый из трех репортажей известного итальянского журналиста, корреспондента газеты "Стампа", из Афганистана, написанных для "НГ". Перевод Сергея Сибирева.







"Унылая чадра" стала униформой афганских женщин.

ГРОМНАЯ впадина, напоминающая лунный кратер с диаметром в сотню километров, находится на высоте 1800 метров над уровнем моря и покрыт снегом. Вокруг крутые заснеженные вершины, достигающие 2000 метров. Маленький двухмоторный самолет с эмблемой ООН быстро снижается на черную полосу аэродрома, словно вырытую в огромном скоплении льда. Вспоминаются прибытия на этот аэродром на борту Ту или ИЛа, которые вылетали из Душанбе или Ташкента.

Советские самолеты подлетали на очень большой высоте, с которой на горизонте были видны только вершины Гималаев и Гиндукуша, а затем почти вертикально шли на снижение, так что дух захватывало. Таким виражом стремились обезопасить самолет от "стингеров" американского производства, которые в любой момент могли быть пущены со склонов прилегающих гор вездесущими моджахедами.

Небо под крылом самолета расцветало букетами траекторий тепловых ракет, которые должны были сбить "стингеры" с прицельного курса. При звуках этих салютов сжималось сердце не только у пассажиров, но и у самих пилотов. Сегодня все совсем по-другому. Никаких крутых виражей, никаких ракет. Война кажется далекой и нереальной, даже если мы знаем, что она где-то совсем рядом. Но пакистанские газеты в Исламабаде, откуда мы вылетели, дают картины не войны, а чего-то более страшного. Это гуманитарная катастрофа таких масштабов, что невольно задаешь себе вопрос: как так произошло, что о ней не знаем ничего или почти ничего даже мы, журналисты?

"Добрый день, дорогие пассажиры! Скажите по секрету, что вы забыли в этом аду?" Так пилот-датчанин шутливо приветствовал на борту двухмоторного самолета ООН восьмерых пассажиров, из которых двое были журналистами, а остальные - представителями различных гуманитарных организаций и функционерами различных комиссий Объединенных Наций. Но, по сути, это вполне законный вопрос. Представители ООН обращаются к спонсорам программ спасения, но те все становятся все более скупы и глухи к их просьбам. С другой стороны, совершенно неясно, как расходуются те немногие деньги, которые удается собрать. По-прежнему все организации, оказывающие гуманитарную помощь Афганистану, находятся в Исламабаде - что очень странно. Всем известно, что непрестанная угроза суверенитету Афганистана и миру в этой стране исходит именно от влиятельных политических и экономических кругов Пакистана.

Число афганских беженцев в Пакистане непрерывно растет. За последние месяцы, даже после того, как 9 ноября прошлого года пакистанские власти закрыли границу, в лагеря, расположенные под Пешаваром, прибыли 150 тысяч человек, большинство из которых составляют женщины и дети. Другие сотни тысяч в поисках еды и тепла бегут на север и на юг Афганистана. То, что там происходит, это не только война, а, скорее, ее разрушительные последствия, которые привели к окончательному распаду государства и общества. Это значит, что в относительно мирных условиях после захвата власти на 90 процентах территории талибы неспособны решить проблему выживания миллионов соотечественников, оказавшихся в западне.

Аэропорт Кабула представляет собой кладбище бывших самолетов. На отдельной площадке стоят два "Антоновых" афганской авиакомпании "Ariana Airlines", накрытых брезентом. Их, видимо, используют для редких и важных полетов по стране. В момент, когда мы совершаем посадку, взлетают два самолета Международного Красного Креста, увозящих из Афганистана иностранцев. Среди вылетающих нет ни одного пассажира-афганца. Пограничники не имеют военной формы, и их можно различить только по черным тюрбанам. Они хмуро и подозрительно вглядываются в паспорта и визы. Появление иностранцев вообще не вызывает энтузиазма, они здесь непрошеные гости, от которых были бы рады отделаться.

Неожиданно на взлетно-посадочной полосе появляются из какого-то невидимого ангара один за другим два оглушительно ревущих МИГ-21. Они летят бомбить опорные пункты обороны Ахмад Шаха Масуда, единственного, кто продолжает сопротивление режиму "благочестивых студентов", которые уже пятый год владеют Кабулом и все еще окутаны тайной.

Таинственен и их одноглазый лидер Мохаммад Омар, который почти безвыездно находится в Кандагаре. Говорят, что глаз он потерял в бою с советскими войсками. Тогда он сражался в рядах партии Хезб-и-Ислами Юнуса Халеса, которая была одной из семи группировок моджахедов. Теперь все семь его злейшие враги. О самом Мохаммаде Омаре не известно почти ничего. Он никогда не дает интервью западным журналистам и никогда не фотографируется. В Шуре (Совете), которая возглавляет кабульский режим, очень не много деятелей, появляющихся на публике. Как правило, это те, кто имеет функции министров внутренних дел, информации, иностранных дел, социального обеспечения. Их средний возраст составляет 35 лет. Это значит, что в ночь с 26 на 27 сентября 1996 года, когда они захватили Кабул, почти всем им было по 30 лет.

Уже много говорилось и писалось о том, что они возглавили движение, сформированное из выпускников беднейших медресе, религиозных исламских школ, которые повсеместно открывались в Пакистане для пуштунов-беженцев из Афганистана - пуштунов, по воле судьбы (и линии Дюрана, прочерченной английскими колонизаторами) ставших пакистанцами. Но все равно многое остается неясным. Например, как из примитивных школ по изучению Корана вышли тысячи хорошо обученных бойцов и откуда у этих бедняков в изобилии появилось современное вооружение. Скорее всего, мифология движения Талибан служила для прикрытия прямого финансирования и военной подготовки армии вторжения со стороны Корпуса пограничной стражи и элитных подразделений десантных войск Пакистана под непосредственным руководством генерала Назерулы Бабара, бывшего министра внутренних дел в правительстве Беназир Бхутто.

Но теперь, 5 лет спустя, многое отпало само собой. Первоначальный план - поставить Афганистан под пакистанский протекторат - изрядно полинял и стал опасен для самого Пакистана. Тридцатилетние борцы оказались не на высоте порученных им задач. Им никак не удается объединить всю страну, подавить вооруженное сопротивление и хотя бы наметить пути к возрождению нормальной жизни. Или они не знают, как это сделать, или просто не хотят. Загнанные в угол, они представляют угрозу для своих учителей. Эффект бумеранга: страшный афганский кризис грозит перекинуться в Пакистан. Усама бен Ладен, бывший агент ЦРУ, объявляет войну Соединенным Штатам с территории Афганистана. Delta Oil, Unocal и другим крупным американским нефтяным компаниям, которые раньше оказывали ему поддержку, это явно не понравится.

А на самой территории Афганистана готовятся к будущим диверсиям группы исламских радикалов из Таджикистана, Узбекистана, Киргизии и Китая. Кабул кишит странными арабами, чеченцами, которые выдают себя за арабов, таджиками, маскирующимися под талибов. И Хезб-и-Тахир (Исламская партия освобождения Киргизии), и Исламское движение Узбекистана, запрещенные у себя на родине, нашли себе приют и поддержку именно в Афганистане. Планам Запада, по которым через Пакистан и Афганистан в обход России и Ирана должен пройти нефтепровод с каспийской нефтью, пока не суждено осуществиться. Продолжается ожесточенная борьба за установление контроля над сходящимися в Афганистане маршрутами транспортировки наркотиков. Это суперприбыльное дело сулит 30 миллиардов долларов в год.

Я иду по улицам Кабула. От центра до королевского дворца Даруламан, затем по улице Майванд, когда-то торговой жемчужине всей Центральной Азии, затем до форта Бала Хиссар. От всех достопримечательностей остались только названия - и лунные пейзажи разрушенного города. В октябре 1996 года, месяц спустя после победы талибов над распадающимся правительством Раббани, я был в Кабуле. Могу засвидетельствовать, что с тех пор в афганской столице ничего не изменилось: ни одно здание не восстановлено, ни одна улица не заасфальтирована. И это в то время, когда боевых действий там не было.

Город неподвижен. Даже относительно оживленная улица Майванд, которая превратилась в огромную стоянку для автобусов и грузовиков среди развалин, которые когда-то были магазинами ковров или кафе, кажется, олицетворяет собой регресс даже относительно средневекового товарообмена. Здесь больше не увидишь богатых менял, похожих на средневековых генуэзских банкиров, с которыми ты мог расплатиться - даже в "советские" времена - бумажным чеком в лирах, выписанным итальянским банком.

Восстановить город было бы трудно при всем желании. Нет больше цементного завода, нет производства местных строительных материалов. Разрушен даже огромный хлебозавод, построенный еще во времена Дауда. Единственными людьми в униформе остались редкие регулировщики уличного движения: бородатые попрошайки со своими безголосыми свистками, стоящие на перекрестках в надежде на какую-нибудь подачку.

Еще один род униформы - унылая чадра, покрывающая женщину с головы до ног, как это предписывает закон. На городском стадионе почти каждую пятницу проводятся казни: нарушителям заповедей Корана, в интерпретации талибов, отрезают пальцы, отрубают руки или подвергают публичной порке. В этом отношении разницы между Кабулом и Эр-Риядом почти нет, хотя с Саудовской Аравией поддерживают широкие отношения все западные страны, несмотря на всю свою озабоченность проблемой прав человека.

"Благочестивые студенты" составляют новое войско. Только им разрешается ношение оружия. Молчаливые и наглые, они повсюду: патрулируют улицы на гражданских машинах без номеров, дула "калашниковых" торчат сквозь приоткрытые боковые стекла. За обедом в одном из немногочисленных заведений, которые достойны называться ресторанами, хозяин напоминает нам, что надо срочно уходить, пока не пришло время молитвы. У выхода из ресторана мы проходим сквозь строй просящих милостыню детей и женщин.

Теперь мне понятно, почему число беженцев с территорий, контролируемых талибами, только увеличивается, несмотря на отсутствие широкомасштабных военных действий. Дело не только в том, что люди бегут в поисках большей свободы. В сегодняшних условиях Афганистан не сможет не только возродиться, но и обеспечить населению элементарное пропитание.

@@@
"Что вы забыли в этом аду?"
Академическая верхушка богатеет
Академическая отставка
Алкоголезависимое поколение
Безопасность полетов - это вопрос номер один
Белый город над синим Лиманском
В российские реки вольются зарубежные деньги

В юбилей "Любви" снимается "Любовник"

@@

Валерий Тодоровский вступает в средний возраст

2001-12-08 / Екатерина Сальникова



Съемочная площадка киностудии "Беларусьфильм" сейчас наглядно подтверждает, что в странах бывшего Союза культурное пространство в сфере кино бывает местами едино. Хотя бы в силу прямой выгоды - цены в Минске гораздо ниже, чем в Москве, и потому дешевле съемочную группу возить туда-сюда, чем снимать все, не выезжая из столицы России.

Для Тодоровского выстроена лестничная клетка (с потрясающим ржавым и тяжелым лифтом!) и квартира. Кабинет с массивным столом свидетельствует о том, что профессия героя - много думать. Сине-рыжая кухня смотрится как дежурный реверанс модным приличиям. Интеллигентское неглиже застоя и умеренно стереотипный дизайн от "IKEA" образуют архипелаг живой археологии и неживой современности. И всюду книги. Разношерстная литература - классическая, деловая, на иностранных языках.

Десять лет назад Валерий Тодоровский потряс перестроечную Россию своим шокирующим лиризмом в фильме "Любовь". Актуальное откровение выразило в себе эпоху. Сейчас Валерий Тодоровский снимает фильм "Любовник". В 91-м потрясать было легко. Внутренний мир постсоветского человека трещал по швам от переизбытка ненормативных недовыраженных переживаний. Сейчас, кажется, восприимчивость притупилась.

Одно можно гарантировать смело - в "Любовнике" снова ожидается много откровений. Двое мужчин будут думать, страдать и общаться. Поводом для этой богатой духовной жизни станет одна женщина, из жизни уже ушедшая. В главных ролях снимаются Олег Янковский и Сергей Гармаш. Когда мы путешествовали по киностудии, герой Янковского, Чарышев, сидел на табуретке в узком коридоре своей квартиры, курил сигарету (на время вхождения в образ актер откладывает свою трубку, которую курит "по жизни"). Ноги без тапок, в чуть ли не вязаных носках. Вязаная кофта. Ссутуленная спина. Глухой разговор с Иваном (героем Гармаша). Все в целом сильно напоминает какой-то ремейк сцены "Гамлет & Лаэрт на могиле Офелии, 20 лет спустя". В отснятом кадре остается вечный прищур Янковского и густой дым сигареты. Сам Валерий Тодоровский размышляет в разговоре с корреспондентом "НГ" о своем фильме и о себе.

- Что, на ваш взгляд, изменилось в нашей жизни со времен "Любви"?

- Отчасти, конечно, жизнь в стране и кино очень взаимосвязаны. Но почему именно в это время ты снимаешь именно этот фильм - сложный вопрос, связанный во многом с моей внутренней жизнью. Я не пытаюсь, делая кино, сознательно ориентироваться на происходящее в нашей реальности. За десять лет изменился я сам.

- Что с вами произошло?

- Что-то потерял, что-то приобрел. Стал более профессиональным человеком, и, надеюсь, по-своему глубоким. Зато "Любовь" была фильмом более наивным, более чистым даже, может быть. "Любовь" снималась искренне, по наитию. Не то чтобы я сейчас стал неискренним. Но тогда у меня, видимо, был более открытый взгляд на мир.

- О чем ваш новый фильм "Любовник"?

- Мы рассказываем историю человека интеллигентного, образованного, с определенной культурой. Здесь до него жил его отец, дед. И легкая мешанина предметов, книг разного времени - это не метафора, а просто часть биографии, корней героя.

- Чем был продиктован выбор на главные роли именно этих двух актеров?

- Мы не думали о том, кто из них когда стал популярным и шлейф какой эпохи за собой тянет. Мы думали о том, сколь точно роль ложится на конкретного актера. Было сразу понятно, что нужны две звезды. Мы выбирали по таланту, по масштабу личности. По энергетике. Я учитывал то, что они должны быть абсолютно разными. Олег Янковский будет у нас совсем другим, чем обычно. Мне кажется, более привычно видеть его в роли победительной. А здесь у него история жизненного краха. А Гармаш сыграет лирического героя, человека чувства.

- Насколько вам по-человечески близки ваши герои?

- Очень. Оба. Могу сказать, что я делаю фильм очень изнутри, не про каких-то абстрактных людей, но и про себя тоже. Не буквально, конечно.

- Оба ваших самых громких хита - и "Любовь", и "Страна глухих" были, скорее, про молодое поколение. Принципиально ли для вас то, что "Любовник" - про людей среднего возраста?

@@@
В юбилей "Любви" снимается "Любовник"
Дорога в "алюминиевые короли"
И все же они учат по-другому
Индекс цитируемости российских ученых
Казани - пряник, Уфе - кнут
Как их теперь сосчитать?
Корпоративная елка

Кто сменит слесаря Гошу?

@@

В Самарской области начинают "кадровую пятилетку" по ликвидации дефицита промышленных рабочих

2002-04-16 / Андрей Бондаренко



В последние 1,5-2 года в Самаре и других городах губернии постоянно растет спрос на рабочую силу, и хороших рабочих-станочников катастрофически не хватает. Машиностроительные заводы предлагают достаточно приличные по местным меркам заработки не только квалифицированным слесарям и фрезеровщикам, токарям и литейщикам, но и ученикам дефицитных рабочих профессий. Например, ОАО "Самарский станкостроительный завод" заявляет о готовности платить квалифицированным станочникам по 4-5 тыс. руб., а на заводе "Металлист" даже ученикам ряда рабочих специальностей сразу предлагают оклад в 3 тыс. руб. На некоторых самарских и тольяттинских предприятиях классным рабочим гарантируют даже 6-7 тыс. руб.

Но даже такие привлекательные предложения не помогают, молодые самарцы не идут на производство. Спрос на рабочую силу в губернии за последние два года увеличился более чем на 13 тыс. вакансий. В том числе более чем на 8 тыс. рабочих и почти на 5 тыс. инженеров и техников. Количество рабочих и инженерных вакансий продолжает расти. В этом году на предприятиях губернии, согласно прогнозу, потребуется около 32 тыс. рабочих и ИТР, в 2003 г. - 35 тыс., в 2004-2005 гг. - около 37-38 тыс. Наибольший спрос на высококвалифицированных рабочих, которые во многом определяют собою качественный уровень производства.

В Соединенных Штатах 43%, а в Германии аж 57% рабочих - рабочие высшей квалификации, так называемые "синие воротнички", "рабочая аристократия". По данным Союза работодателей Самарской области, в различных отраслях губернской промышленности по состоянию на середину 2001 г. оставалось всего по 6-8% рабочих высшей квалификации. И это в признанных центрах российского машиностроения - Самаре, Тольятти, Сызрани, где исторически была сосредоточена высокотехнологическая промышленность - производство космических спутников и ракетоносителей, тяжелых стратегических ракетоносцев и пассажирских крылатых лайнеров, лучших отечественных легковых автомобилей.

В конце благополучных 70-х новым советским "героем нашего времени" с легкой руки режиссера Владимира Меньшова стал отечественный рабочий-"аристократ" Гоша (он же Гога, он же Жора…) из удостоенного "Оскара" фильма "Москва слезам не верит". Слесарь-виртуоз из какого-то НИИ, благодаря которому там все крутится и вертится. К сожалению, ни в годы перестройки Горбачева, ни в десятилетие рыночных реформ Ельцина на место бывшего советского "синего воротничка", рабочего-"аристократа" Гоши смена не пришла. Хотя, как рассказывали корреспонденту "НГ" в Государственном научно-производственном ракетно-космическом центре "ЦСКБ-Прогресс", в 70-е годы директор ракетного завода "Прогресс" получал 600 руб., а классные рабочие - 800-900. В начале рыночных реформ руководство Военно-космических сил России даже предлагало бывшему директору завода Анатолию Чижову сосредоточить выделяемые средства прежде всего на сохранении наиболее высококвалифицированных рабочих, самарских ракетно-космических "синих воротничков".

Но во второй половине 80-х началось падение интереса к рабочим специальностям, а к середине 90-х престиж рабочих профессий и в Самаре упал настолько, что большая часть выпускников бывших заводских ПТУ уже не доходила до станка. Самарские заводы, прежде всего ранее благополучные предприятия ВПК, в это время разорялись, объемы производства на них резко падали, убытки росли, накапливались огромные долги по заработной плате. Шли большие сокращения персонала, в неоплачиваемые административные отпуска рабочие отправлялись десятками тысяч. У нашего "гегемона" и "хозяина страны" ликвидировались многие прежние социальные гарантии.

Наиболее предприимчивые и квалифицированные заводские инженеры и рабочие, чтобы выжить, покинули цеха предприятий и ушли, пополнив ряды челноков и "киоскеров" на мини-рынках, различных "шабашников". Работа не легче, но заработки выше. Да и престиж рабочих профессий при всеобщем восхвалении труда коммерсантов и биржевиков сошел на нет. Из-за почти двойного падения промышленного производства этот уход квалифицированных рабочих кадров оказался почти незамеченным на фоне массовых увольнений и сокращения персонала предприятий. За 90-е годы в самарском машиностроении численность работающих уменьшилась на 40%, в цветной металлургии - на 49%, в легкой промышленности - на 76%. На предприятиях Самары за это 10-летие произошло резкое старение кадров, в результате чего здесь трудятся уже более 10% рабочих пенсионного возраста.

В былые времена 76 самарских профессионально-технических училищ готовили рабочие кадры по 196 специальностям. Ежегодно ПТУ в области выпускали свыше 30 тыс. молодых квалифицированных рабочих. Некоторые выпускники сразу по окончании обучения в 37 средних профтехучилищах получали высокий 5-й разряд. Нынче же ПТУ, которые теперь называются колледжами и профессиональными училищами, стало меньше, да и число обучающихся в них заметно поубавилось. А выпуск рабочих-станочников - токарей, слесарей, карусельщиков, лекальщиков, инструментальщиков, фрезеровщиков, шлифовщиков - сокращается более чем на 4 тыс. специалистов ежегодно.

Довольно радикальную оценку сложившейся ситуации дал, например, 64-летний генеральный директор ОАО "Самарский подшипниковый завод" Игорь Швидак:

- Система ПТУ и техникумов, существовавшая в стране, за последние 10 лет практически разрушена. А высшие учебные заведения готовят в основном экономистов и юристов. Это хорошо, они нужны, но не в таком объеме. Если раньше работников этих профессий не хватало, то сейчас ситуация противоположная: их стало слишком много. При этом никто толком не готовит специалистов машиностроения, и за последние годы мы заметно растеряли кадры. Может случиться самое страшное: у предприятий появятся деньги, но некому будет работать. Уже сейчас средний возраст рабочих у нас приближается к 50 годам, среди них очень много пенсионеров. Если мы не решим на государственном уровне проблему обучения кадров для промышленности, мы ее потеряем… Правительство может решить все вопросы, которые оно наметило для подъема экономики, но без людей подъема не будет… Раньше слово "инженер" звучало гордо, сейчас эта профессия находится на уровне челнока. И если так и будет, то надеяться нам не на что. Нам надо поднимать престиж инженеров, рабочих высокой квалификации, машиностроителей. А у нас этого нет. Вы ведь даже по телевизору не увидите, чтобы рабочего показали. А это неправильно. Если рабочих не будет на экране, если молодые не будут видеть, что профессия рабочего престижная, уважаемая, толку не будет…

Выводы руководителей предприятий подтверждают эксперты областного Союза работодателей. Вот мнение заместителя исполнительного директора этой организации Владимира Богданова:

- Система профессионального образования в области существует сегодня вне связи с товаропроизводителями. Число заключаемых договоров на обучение рабочих кадров, заключаемых самарскими предприятиями с учреждениями профессионального образования, не растет. В промышленности области, по экспертным оценкам, затраты на подготовку и переобучение кадров составляют в среднем 0,05% от фонда оплаты труда, хотя даже для поддержания простого воспроизводства рабочего потенциала необходимы затраты не менее 2%. В индустриально развитых странах на эти цели затрачивается более 10%. А такие известные фирмы, как "Дженерал Моторс", "Сони", "Грюндиг", выделяют даже 15-25%. И результат соответствующий… Кроме того, у нас продолжается подготовка по профессиям, которыми региональный рынок труда перенасыщен. Так, продавцов, портных и парикмахеров в области было подготовлено больше, чем специалистов для лесной и деревообрабатывающей промышленности, промышленности стройматериалов и связи вместе взятых…

Конечно, можно обвинять власть в том, что она не заботится о подготовке рабочих. Например, в Самарской области бывшее управление профессионально-технического образования сокращено до отдела в департаменте науки и образования обладминистрации. Но ныне подавляющее большинство заводов - частные, и они сами определяют производственную политику, по своему усмотрению распределяют прибыль, а значит, и о кадрах должны заботиться самостоятельно. В Самарской области образцами в работе по подготовке собственных рабочих могут быть Волжский автозавод, кондитерское объединение "Россия", ОАО "Самаранефтегаз" НК ЮКОС, Самарский металлургический завод ФПГ "Русский алюминий". На многих других самарских заводах в вопросах кадровой политики продолжают работать по старинке, ожидая, что государство будет по-прежнему подбирать и готовить им специалистов. С такой позицией промышленных генералов не согласна заместитель начальника отдела кадрового сопровождения отраслей экономики департамента науки и образования администрации области Людмила Смирнова:

- Мы не можем в полной мере принять упреки о недостаточной подготовке кадров традиционных рабочих профессий - токарей, слесарей, шлифовщиков, фрезеровщиков и тому подобное. Готовим ровно столько специалистов, сколько нам заказывают. Практически 90% выпускников училищ начального профессионального образования мы трудоустраиваем. Валовой показатель нас не интересует. Готовить квалифицированных безработных не наша задача…

Но все же без государственной поддержки в требуемых масштабах рабочие кадры для промышленности не создать. Поэтому власти Самарской области привлекли для разрешения кадровых проблем на предприятиях губернии специально созданный региональный Совет по кадровой политике. Его работу возглавил вице-губернатор Виктор Казаков. Руководитель областного департамента науки и образования профессор Ефим Коган предложил разработать областную комплексную программу управления кадровым потенциалом на ближайшие 5 лет. Кроме того, решено выработать методику прогноза кадрового обеспечения рынка труда области. Результаты исследования могут стать руководством к действию для некоторых самарских высших учебных заведений, которые сегодня "штампуют" выпускников, не готовых впоследствии работать на динамично изменяющемся рынке труда, в жесткой экономической среде.

@@@
Кто сменит слесаря Гошу?
Митинг с тяжкими последствиями
Молодежь в меняющемся обществе
На пустом месте
На улицах Тбилиси появились танки
Не партия, а движение
Неприятность раз в году

Новости

@@ 2005-02-25



НОВОСТИ НУМИЗМАТИКИ

«Энциклопедический справочник для нумизматов» вышел совсем недавно в серии «АВЕРС» под № 7. Это издание тиражом 3000 экз. на быстро растущем российском рынке нумизматической литературы по многим параметрам можно отнести к уникальным. Сам текст книги формата 27 на 18 см составляет 590 стр. Объем приложений – 240 стр. Это цветные фотографии части описываемых монет, включая помимо российских также античные, зарубежные и отдельно США.

В справочнике содержится более 800 статей и 3,5 тысячи чрезвычайно качественно выполненных черно-белых фотографий. Примерно 70% его объема посвящено российским монетам. Идеология справочника построена по принципу обязательного помещения изображения монеты с последующим ее описанием. Для понимания начинающими коллекционерами «нумизматического сленга» приводится его расширенное толкование (какая конкретно монета скрывается под тем или иным названием – перевод на общедоступный русский язык). При описании античных монет, изображение на многих из которых связано с сюжетами из мифологии, дается краткое описание этих сюжетов. Приводится ряд критериев, по которым можно отличить подлинную монету от поддельной. В конце даются алфавитный указатель статей и библиография. Используется крупный шрифт. Для всех описываемых монет приводятся ориентировочные цены в долларах. Если монета была продана на аукционе, то дается его название и дата проведения.

@@@
Новости
Поддержка семьи как выход из кризиса рождаемости
Правительство пострадало от мяса
Прекрасное - далеко
Россия нищенская
Сигарета вместо соски
Сто тысяч одних убийц

Страна без будущего

@@

Вчера милиционер-наркоман, сегодня авиадиспетчер-наркоман, кто будет завтра?

2001-08-09 / Лидия Андрусенко - обозреватель "НГ".



СПЕЦИАЛИСТЫ Всемирной организации здравоохранения считают, что если в стране количество наркоманов и алкоголиков переходит 7-процентный барьер, то нация обречена на вымирание. Точную цифру больных наркоманией в России сегодня не назовет никто, однако всем очевидно, что объемы распространения наркотиков уже приняли масштаб национального бедствия. По словам министра внутренних дел Бориса Грызлова, в настоящее время в нашей стране зарегистрированы 451 тыс. наркоманов, но реальная цифра в 6-7 раз выше. Академик РАМН Татьяна Дмитриева приводит другие данные: около 300 тыс. больных наркоманией, но по принятым в мире методикам расчета эту цифру следует увеличить как минимум в 10 раз. То есть речь идет о более чем 3 млн. больных наркоманией. Однако источник "НГ" в спецслужбах утверждает, что и эта цифра сильно занижена, а на самом деле в нашей стране насчитывается около 5 млн. наркоманов. Если учесть, что за последнее десятилетие количество взрослых наркоманов выросло в 8 раз, наркоманов-подростков в 18 раз, а больных наркоманией детей в 24,3 раза, то можно констатировать факт стремительного приближения нации к опасной черте вымирания. Ведь нет сомнений в том, что эта дьявольская прогрессия будет расти, а население страны, наоборот, усиленными темпами сокращаться. И кто же будет завтра обустраивать Россию?

Кроме внутренних причин распространения наркомании, обусловленных социально-экономическими факторами, коррупцией и несовершенством российского законодательства, действует и фактор внешний. Это агрессивная наркоэкспансия со стороны тех государств, где власть фактически принадлежит наркокорпорациям. Основными поставщиками наркотиков в Россию сейчас являются страны Центральной Азии, Афганистан, Пакистан, Колумбия. А главные наркомаршруты пролегают через бывшие советские среднеазиатские республики (отсюда завозится 90% героина), наша граница с которыми прозрачна. Речь идет уже не просто о преступном бизнесе, который, как и любой бизнес, процветает там, где ему легче всего дышится, но и о политике. Те, кто стремится построить "великое исламское государство", напрямую связывая эту задачу с наркопорабощением России, немалую роль в этом деле отводят Чечне. Афганские талибы готовят в своих лагерях чеченских боевиков, которые специализируются не только в бандитизме, но и в наркобизнесе. На территории Чечни были обнаружены фабрики по переработке опия, а в конце прошлого года за торговлю наркотиками в особо крупных размерах в Рязани был арестован родственник Басаева Умар Вахидов. Если же говорить об этнической оргпреступности, связанной с наркоторговлей на территории России, то, по данным МВД, пальму первенства здесь держат азербайджанцы. Затем идут цыгане, среднеазиаты, чеченцы и грузины. А на доходы от наркобизнеса открываются магазины и предприятия общественного питания, где преступные деньги легко отмываются.

Незаконный оборот наркотиков - проблема не только нашей страны. Через Россию афганский героин поступает в Германию, Польшу, Францию, Грецию и даже в Австралию - для этого наркомафия использует "транзитные" территории Приморского и Хабаровского краев. В известной степени наркомания является следствием глобализации, поскольку оборот преступной наркоиндустрии, имеющий транснациональный характер, составляет сегодня примерно 8% мировой торговли. По оценкам Интерпола, ежегодно в мире отмывается 500-800 млрд. долл., полученных от наркобизнеса, а количество людей, принимающих наркотики, перевалило за 200 млн. человек. Каждая страна борется с этим злом по-своему. Либеральная Европа поделила наркотики на "тяжелые" (героин, кокаин) и "легкие" (марихуана, "экстези") и последние пытается легализовать. В то же время только в прошлом году в странах Западной Европы нашли сбыт 95 тонн афганского героина. А в Индии, Бангладеш, Малайзии, Корее, Таиланде, Иране, Турции, Египте, Саудовской Аравии, Китае и Узбекистане распространителей наркотиков карают смертной казнью.

Что же касается нашей страны, то она все еще не выбрала свой путь борьбы с наркоманией. Азиатская жестокость нам не подходит, к тому же действует мораторий на смертную казнь, а европейский либерализм не приживается. В 1991 году ВС РСФСР отменил уголовную и административную ответственность за употребление или хранение наркотиков в личных целях - теперь пожинаем плоды от подобного послабления. Если раньше один грамм героина в Москве стоил 200 долл., то теперь стоит 20 долл., а средний возраст наркомана снизился с 30 до 14 лет. По данным Академии МВД, из каждых десяти имущественных преступлений шесть совершаются наркоманами, а каждый наркоман приносит стране убыток в 60 тыс. долл. в год. Умножьте это на количество наркоманов в России и вы получите поистине фантастическую цифру, которая почти в два раза перекрывает сумму нашего внешнего долга. Но это только одна сторона дела. Другая касается той самой черты, за которой обреченность нации на вымирание. Медики утверждают, что к концу нынешнего года в России будет 2 млн. носителей вируса СПИДа, зараженных через "героиновые" шприцы.

Между тем разброс мнений о мерах по противодействию наркомании довольно широк: от ужесточения действующего законодательства, на чем, в частности, настаивают мэр Москвы Юрий Лужков и самарский губернатор Константин Титов, до введения смертной казни за распространение наркотиков, за что выступают свердловский губернатор Эдуард Россель и омский Леонид Полежаев. Следует отметить при этом, что Свердловская и Омская области, граничащие с Казахстаном, считаются одними из самых наркозависимых регионов России. Впрочем, то же самое можно сказать о Приморском и Хабаровском краях, Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком автономных округах, Тюменской, Кемеровской, Новосибирской, Самарской, Ульяновской, Волгоградской и Ростовской областях, а также о Москве и Санкт-Петербурге.

Время от времени различные министерства и ведомства рапортуют об успешных операциях по пресечению незаконного сбыта наркотиков. Счет идет уже на тонны изъятых у преступников наркотических средств, стоящих десятки миллионов долларов. Но это говорит не столько о том, что борьба с наркомафией у нас ведется с нарастающим успехом, сколько об усилении агрессии со стороны самой наркомафии, получающей от продажи наркотиков прибыль в 1000%. По мнению экспертов из Национального антикоррупционного комитета, до 30% этой прибыли тратится сегодня на подкуп госслужащих. Стоит ли при этом удивляться такому, например, факту, что в конце прошлого года из туркменских тюрем по амнистии были освобождены 600 человек, осужденных за перевозку героина через Туркменистан в Россию? Или тому, что в Свердловской области распространение наркотиков в некоторых случаях происходило под прикрытием или при прямом участии работников правоохранительных органов? Или тому, наконец, что наркомания захватывает специальные учебные заведения МВД, ФСБ, МО, ГТК, МЧС?

@@@
Страна без будущего
Студенты бегут из России
Уроки демократии на саммите G8
Черное золото работает на людей
Экономика: коротко