"Новый лубок" в Советской стране середины двадцатого столетия

@@

После войны у нас получило широкое распространение такое уникальное явление, как "бесцензурная народная открытка"

2003-01-24 / Станислав Сафонов



Как ни хотелось бы втягиваться в презираемый в научных кругах спор о дефинициях (определениях), но для понимания предмета статьи приходится это сделать. В России 200 лет на разных орбитах сосуществуют два рода искусств. На высокой орбите - "правильное" искусство, на низшей орбите - бытовое народное искусство ("дешевое и хорошее" по народному выражению), или "кич", как его называют представители правильного искусства. Между искусствами где-то есть точки пересечения, взаимовлияния, полупризнания, но все же сторонники правильного искусства презирают низовое искусство. Еще Некрасов размечтался о мужике, который не "милорда глупого - Белинского и Гоголя с базара понесет". Правда, сейчас за лубок "Милорд Аглицкий" на антик-базаре можно получить больше, чем за первоиздание Некрасова.

Эта неудовлетворенная потребность народных масс в искусстве близком и понятном, душевном и приятном породила в первое послевоенное десятилетие такое необычное для того времени явление, как бесцензурная открытка. Эти открытки в выходных данных не имели слов "Главлит", "Крайлит", "Обллит" и т.д., то есть не проходили цензуру. Даже выходных данных не было - открытка была анонимной. Напомним, что в послевоенное время открытка была самым дешевым и доступным видом искусства.

История бесцензурной открытки началась в последние годы войны. На фронт из тыла шли героико-патриотические открытки с призывом: "Смерть немецким оккупантам!", а в тыл родственникам стали приходить открытки из трофейного имущества с рождественскими сценками, нежными любовными парами, шалунами-карапузами, букетами цветов и т.п. (Интересно отметить, что самые пошлые открытки были изготовлены во Франции.) Этот немецкий солдатский кич и стал фундаментом образов для отечественной народной и бесцензурной открытки.

После войны короткое время развивалась промысловая кооперация. Под вывесками артелей инвалидов на каждом московском рынке работали по паре фотографических заведений. В простейшем варианте на ограде или стене вывешивался задник с "лебединым озером". Перед ним ставился стул для клиента, сбоку находилась будка для проявления фотопластин и печати снимков, с другой самодельная витрина с образцами фотопродукции, на которой видное место отводилось народной открытке. На авансцене находилось рабочее место "пушкаря", так называли базарных фотографов. На треноге стоял деревянный, дореволюционный фотоаппарат "с птичкой". Так выглядела производственная база народных открыток. Кроме рынков, открытки продавали инвалиды и глухонемые в пригородных электричках. С началом притеснений кооперации производство открыток переместилось на южные курорты. На каждом городском пляже, в парках, на рынках работали пушкари-фотографы с тем же ассортиментом продукции, как на московских рынках.

Познакомимся детально с продукцией фотографов-умельцев. Для ознакомления воспользуемся схемой группировки открыток, которую применяют сейчас продавцы антикварных магазинов.

Перепечатки. На фото копировался забытый дореволюционный кич, живопись с эротическим уклоном, но большая часть перепечаток была копией трофейных открыток. Черно-белые открытки-копии часто раскрашивались и снабжались именами адресатов: Тане, Коле, Зине...

Открытки "на память" (мемориально-лирические). Эти открытки самые "творческие и оригинальные" среди фотопродукции анонимных авторов народной открытки. Их предназначение раскрывают тексты-обращения: "Ты меня любишь? / Люби меня, как я тебя, и будем верными друзьями. / О любви моей тихой и скромной, милый друг, навеки помни. / Как хорошо быть вместе (между влюбленной парой лошадиная голова, а вокруг цветы)". По стилю тексты были близки к дарственным надписям на обороте фотографий: "Смотри на копию - не забывай оригинал. / Вместо марки - поцелуй жаркий. / Шути любя, но не люби шутя".

По технологии изготовления это были постановочные фотографии или монтаж фигур из трофейных открыток. Цветочно-вещественное оформление было творческим.

Киноактеры, сцены из трофейных фильмов. Зритель захотел иметь фото своих новых любимцев - рынок ответил. По фото, переснятых с довоенных немецких открыток, можно узнать привязанности зрителей 1946-1953 гг. Из кинофильмов это: "Тарзан", "Индийская гробница", "Мост Ватерлоо", все фильмы с Диной Дурбин. Из актеров: Джонни Вейсмюллер, Вивьен Ли, Роберт Тейлор, Дина Дурбин, Марика Рокк. Наше ноу-хау заключалось в съемке эпизодов прямо с экрана. Такого, вероятно, нигде не было и теперь уже не будет. Театральными сценами и актерами умельцы не интересовались.

Поздравительные открытки: "С новым годом! / С днем рождения! / Желаем счастья! / Поздравляю!" Очень мало поздравительных открыток майских, октябрьских, с 8 Марта. Их можно было купить на ближайшей почте.

Детские. Упитанные здоровячки трогательно увлечены детскими играми или комически подражают взрослым занятиям. На перепечатках немецких открыток подписаны русские тексты: "Ну и помидоры выросли у Доры" и т.п. Если изображения нарисованы умельцами - типажи детей взяты с немецких открыток.

Юмористические. Веселые сценки, карикатуры, шаржи. Участники - люди, очеловеченные зверушки и обязательный шутливый текст. Расхлябанный мужчина обнимает фонарный столб и подпись: "Дорогая моя женушка! Я немного выпимши!"

Флора, фауна. Неизменные и традиционные фото цветов, животных. Симпатичные собачки, кошечки, птички играют с бытовой техникой (телефоны, фотоаппараты, патефоны), книгами, клубками ниток и т.п. Цветы и букеты отличаются ядовитой раскраской.

Виды курортов. Вполне традиционные открытки. На них веером или пасьянсом размещались мини-фото достопримечательностей Кавминвод, ЮБК, Черноморского побережья Кавказа с надписью-шапкой или в центре: "Привет из Крыма, с Кавказа (Ялты, Пятигорска, Сочи, Гагр и т.п.)". Часто дописывалось бронзовой краской имя адресата: Юле, Нине и т.д.

Надо заметить, что большая часть открыток "Флора и фауна", "Виды курортов" имеют выходные данные с названиями артелей инвалидов, промкооперации. Можно предположить, что это была их легальная продукция, а остальное - "левый товар".

В середине 1950-х гг. начался поход против безвкусицы, пошлости и мещанства на южном открыточном фронте. Фельетоны о народных открытках в "Литературной газете" и "Советской культуре" заканчивались старым кличем либералов "Доколе? Куда смотрит правительство?". Правительство и цензура смотрели куда-то в другую сторону, и курортники продолжали посылать в письмах и привозить домой осужденную открытку. Но наша народная интеллигенция все-таки "достала" правительство. Приближался 4-й Фестиваль демократической молодежи и студентов в Москве 1957 года. Пресса забила тревогу: "Посмотрите на наши ужасные открытки! Подумайте, какие сувениры увезут из Москвы гости фестиваля? Что скажет заграница?" Постепенно качество цензурованной открытки улучшилось - появилась цветная добротная полиграфия, разнообразнее стала тематика. Облагороженная профессиональными художниками тематика и образы кича плавно перешли на подзаконную открытку стоимостью 20 копеек (в ценах до 1961 г.). Бесцензурная открытка стоимостью от 1 руб. 50 коп. (в ценах до 1961 г.) была раздавлена рыночными механизмами. К 1962 г. ее производство прекратилось.

@@@
"Новый лубок" в Советской стране середины двадцатого столетия
"Объединим Россию и Казахстан, а остальные пусть примыкают!"
"Они из России делают страну дураков"
8 Марта и призрак феминизма
Happy Birthday, Елизавета!
«А у них в Ираке люди гибнут»
«Мы обречены на успешное сотрудничество с Ашхабадом»

А мне не страшно

@@

«Элизавета Бам» в постановке Федора Павлова-Андреевича

2006-10-03 / Григорий Заславский







Актерам в облегающих костюмах душно и неуютно.

Сцена из спектакля «Элизавета Бам»

Федор Павлов-Андреевич, журналист и продюсер, поставил второй в своей новой – режиссерской – биографии спектакль.

Первый, «Бифем» по пьесе его мамы, Людмилы Петрушевской, к слову, был поставлен на той же «Сцене под крышей» Театра им. Моссовета, как будто бы специально придуманной в свое время для театральных экспериментов. Второй называется «Элизавета Бам. Я никого не убивала», и, как можно догадаться, в основе его – пьеса Даниила Хармса «Елизавета Бам». Поскольку у опытного продюсера ничто – даже вдохновение – не приходит случайно, премьера вышла к 100-летию со дня рождения поэта-обэриута (сам Хармс, правда, считал своим днем рождения 1 января 1906 года, но кто станет проверять?!).

Итак, «Сцена под крышей», в первом ряду – депутаты Государственной Думы, в третьем – классик, Людмила Петрушевская, случайных лиц почти нет. Душно. Актеры быстро начинают потеть в облегающих экстравагантных костюмах, придуманных русским гением Андреем Бартеневым. Дело в том, что декорация, придуманная нью-йоркской художницей Катей Бочавар, заставляет их попотеть. Эффектный изгиб, какие-то трубы – и все это надо преодолевать, оббегать и обживать. Высокие головные уборы – продолжение головы, с шишечками на конце делают страшных гостей героини, Ивана Ивановича и Петра Николаевича, похожими на какие-нибудь гигантские вирусы со школьных таблиц. Странности и пущего абсурда ради ударения в именах несколько изменены, так что Иван Иванович становится Иваном ИванОвичем, а Петр Николаевич – Петром НиколаЕвичем.

@@@
А мне не страшно
Алаверды
Аншлаг, овации и букет от президента
В Питере неонацистом быть не страшно
В зоне пристального взгляда
В преддверии Рождества
Военные моряки помогут прорвать "блокаду" Калининграда

Где же тут господин Мавроди?

@@

Повесть о губернаторе Дудке, о преодолении мирового кризиса в одном, отдельно взятом районе, о Лене Голубкове и о билетах ОАО "США"

2009-04-29 / Алкей



Я, когда в Кремль или просто куда по делам еду, по сторонам не смотрю обычно. И шоферу своему не разрешаю – потому что это баловство и томление духа на дороге. А мне и вовсе не до того: там котировки рухнули, здесь пираты сомалийские шалят, тут министру какому-нибудь ногу отдавили в московском метро. То, наоборот, организуют фан-клуб губернатора Тульской области Вячеслава Дудки. Именно так, товарищи. Стоят активисты в самых оживленных местах Тулы и предлагают прохожим подписать открытку, поздравляющую его с днем рождения. Я чуть было не сорвался, чуть было не помчался в Тулу – ехать, подписывать, поздравлять. То – в той же, кстати, Тульской области – в знаменитой Узловой районная администрация разработает и утвердит «План по преодолению мирового экономического кризиса на территории Узловского района». Ага, именно мирового и именно на территории Узловского района.

@@@
Где же тут господин Мавроди?
Гусинского объявили "меценатом"
Двенадцать соток для Дика Адвокаата
День столыпинской реформы
Диктатор на лыжах
Евгений Крылатов: "По характеру я не лидер и не боец"
Зрители есть, меценатов разыскивают

Искусство капиталистического реализма

@@

Московские художники оформляют фасад новой советской империи

2004-09-28 / Михаил Сидлин Главным арт-событием сентября стала презентация новой монументальной картины «Заседание Федерального собрания» в Московском музее современного искусства (см. «НГ» от 17.09.04). От художников Богдалова и Калинина, авторов этой работы, не отстают ветеран соцарта Дмитрий Врубель и его жена Виктория Тимофеева. На прошлой неделе они посвятили свои лиры Юрию Лужкову. В пятницу с 10 утра до 10 вечера по Садовому кольцу разъезжали две платформы с огромными плакатами, изображающими Лужкова и прильнувшего к нему Шанцева. Так художники поздравили мэра с днем рождения (случившимся, правда, на несколько дней раньше). Следующим будет портрет Романа Абрамовича. К дню рождения олигарха Дмитрий Врубель собирается показать москвичам его портрет. Тенденция!







На фоне Патриарха снимается красотка.

Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

Любая ирония имеет свой предел. То есть ту точку, когда становится «уже не смешно». Соцарт дошел наконец до той точки, когда «совсем не смешно». То есть превратился в свою противоположность – искусство социального пафоса. Искусство капиталистического реализма.

Соцарт – искусство, похожее на ГЭС. Выработка его энергии была связана с резкой разницей двух уровней, двух систем – социалистической и капиталистической. Соцарт был живее всех живых благодаря мощному критическому эффекту столкновения – например, модернизма и социалистического реализма, как в работе Леонида Сокова «Встреча двух скульптур» (фигура Ленина идет навстречу герою Джакометти). При этом соцарт использовал систему идеологических знаков, то есть именно тот «соцреализм», который отсылал зрителя к чему-то большему, социализму в целом, и тот именно «модернизм», который служил маркером капитализма. Пропасть между двумя социальными системами обеспечивала интерес к такому типу искусства. Исчезновение разрыва между социализмом и капитализмом обусловило постепенный закат соцарта в девяностых. Утрата ценности идеологических знаков социализма привела к отходу соцарта в художественные архивы. Из идеологического искусства соцарт превратился постепенно в декоративно-прикладное. Ветераны такого искусства продолжают по старинке ваять, скажем, Ильича с головой Микки-Мауса, как Александр Косолапов, но это уже – садово-парковое искусство для новых русских, которое ведет не к молниеносному разряду очистительного смеха, но к неловкому «гхы-гхы».

@@@
Искусство капиталистического реализма
Коленопреклоненный Янковский и Модильяни в подарок
Корабли без капитанов
Лас-Вегас – не для работяг
Лишь бы фэны пили меньше
Место встречи молекул
Мнимый диплом Ленина

На перекрестке Запада с Востоком

@@

Казахстан убедительно демонстрирует близость к Европе

2008-06-27 / Олег Орлов



6 июля Астана отметит 10-й день рождения в качестве столицы. По этому поводу в республике учредили День столицы, совпадающий с днем рождения президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, который, собственно, и перенес ее из Алма-Аты. Впрочем, если вспомнить новейшую историю, то столица Казахстана сначала располагалась в Оренбурге, затем переехала в Кзыл-Орду и только в 1927 году разместилась в Алма-Ате. Для чего Назарбаеву понадобилось продолжать это «великое кочевье»?

Сейчас все признают, что это был дальновидный политический ход, позволивший избавиться от старого чиновничьего аппарата, развить новый центр бизнеса в республике, создать пример для других городов, потянувшихся в своем развитии и благоустройстве за новой столицей. Но не только этим ограничивается смысл переноса. Главный выигрыш – геополитический. Переносом столицы на 1300 км ближе к Москве, ровно на треть пути (от Астаны до российской столицы – еще 2600 км), Назарбаев продемонстрировал свое стремление быть ближе к Европе даже географически. Если же говорить о политике, то лидер Казахстана сделал евразийство основой своей внутренней и внешней политики. Занимая доминирующее место в Центральной Азии, будучи членом практически всех азиатских региональных союзов и объединений, Казахстан столь же убедительно демонстрирует свое участие в европейских сообществах, а в 2010 году возглавит ОБСЕ.

@@@
На перекрестке Запада с Востоком
Наш праздник - не только наш!
Не догоним, так перегоним
О недостатках одностороннего движения
Одетта с юмором
Он в отсутствие...
Открытия делают чудаки

Очищение нужно каждому человеку

@@

Валентин Распутин размышляет о новом и о вечном в литературе и жизни

2002-03-16 / Людмила Семина Одному из самых известных русских писателей, классику "деревенской прозы", публицисту, общественному деятелю Валентину Распутину исполнилось 65 лет. Редакция "НГ" поздравляет его с днем рождения и предлагает вниманию читателей интервью, в котором он почти не говорит о своем творчестве, но отчетливо выражен взгляд художника на наши социальные и нравственные проблемы, на сегодняшний и завтрашний день родного языка, культуры и природы.



-Валентин Григорьевич, работаете ли вы сейчас над новыми книгами? О чем вы сегодня думаете, как живете?

- То, что думается сейчас, не всегда ведь и выговаривается. Потому что думы бывают мрачные совсем, а жизнь нелегкая, невеселая. Тут, для того чтобы понять, что происходит, приходится не просто каким-то поверхностным взглядом окидывать эту жизнь, но и более глубоко, когда это получается, разумеется. И поэтому иной раз кажется, что дело плохо, а иной раз, что не так уж плохо. Наверное, это зависит от настроения и от того, как принимает твои книги читатель. А что касается новых моих вещей, я пишу немного. И всегда я писал не торопясь, а сейчас тем более. Сказывается и возраст, очевидно.

- Да уж возраст-то у вас небольшой…

- Да, 65 лет - это, конечно, почти юношеский возраст для российского мужчины, средняя продолжительность жизни которого 58 лет сейчас. Так что я пережил уже намного этого среднестатистического российского мужика. Но надеюсь, что удастся еще и поработать, и что-то сделать, кроме литературы, очевидно. Жаловаться не стоит.

- А что вам хотелось бы сделать, кроме литературы? О чем вы сегодня мечтаете?

- По лесу походить, например. Огород. Заниматься огородом - самое любимое мое дело. И в одиночестве уходить в лес, не обязательно собирать грибы, не обязательно собирать ягоды, а просто вот так уйти - смотреть, наблюдать, думать. И ощущать эту жизнь, ощущать небо, ощущать землю, ощущать красоту вокруг. И не однажды так бывало, что я просто уезжал, уходил на несколько дней в тайгу. А после этого уже почти полное выздоровление происходит. Я не знаю: медицинское - не медицинское, но по крайней мере духовное восстановление. И чувствуешь себя лучше, и силы прибавляются, да и взгляд меняется. Смотришь уже как-то по-другому, приходит то необходимое очищение, которое действительно нужно каждому человеку. Нужно просто найти способ этого очищения. Но самый главный способ - это, разумеется, храм. И кроме этого люди, близкие по духу, - я прежде всего имею в виду товарищество, общинность. А сейчас люди, мне кажется, в основном этим и выживают - товариществом. Россия выживает.

- Валентин Григорьевич, вы - сибиряк, и вы большие надежды возлагаете на Сибирь. Ведь не ради красного словца было сказано, что российское могущество Сибирью прирастать будет…

- Да, прирастать будет. (Усмехается.) И прирастает. Еще как прирастает! В восьмидесятых годах в Сибири, если брать с Дальним Востоком, было около тридцати миллионов населения, а ведь это по территории большая часть даже Советского Союза была. Вот считайте, население все-таки было очень и очень небольшое. Сейчас Сибирь остается, слава богу, пока еще в своих границах, Россия уже в других границах, и если сравнивать долю Сибири, она, конечно, приросла территорией по отношению к России, а по населению она больше чем на десять миллионов уменьшилась. Понимаете, сколько народу за это время сбежало из Сибири. Сбежало, потому что Сибирь бросили, особенно севера, как мы говорим, - северные территории. Стройки даже не закончены были, тот же БАМ, Байкало-Амурская магистраль. Это сейчас начинают там потихоньку все-таки восстанавливать. Даже считалось, я сам слышал неоднократно, что эта стройка была никому не нужной, что мы потеряли огромные деньги на этой стройке. Но как же можно так - без дороги, что может быть без нее? Транссиб тоже в свое время казался ненужным, и были такие люди, которые говорили, что мы вбухиваем огромные деньги, а дорога эта никому не нужна. А как представить сейчас страну без Транссиба, как бы существовала Сибирь? То же самое и БАМ, эта северная дорога. Я недавно побывал, в конце декабря, на открытии Северо-Муйского тоннеля. 25 лет строился тоннель. Но ведь все-таки достроили. И какие удивительные люди, и настроение - это ведь единственное окончание стройки, которое произошло за последние десять лет. Мы же больше разрушали, в основном разрушали. И вдруг мы закончили тоннель, который достался действительно очень дорого.

- Больше 15 километров длиной, в Северо-Муйском хребте сплошь разломы, термальные воды. Не верилось, что одолеют. Я там, внутри тоннеля, не раз за годы строительства бывала…

- Да, ну вот видите, вы же лучше знаете…

- И было обидно, что в эти десять лет такую чушь несли о БАМе…

- Поэтому сейчас приходится говорить горькие вещи по отношению к государству, которое не ценит Сибирь. Потому что изымаются природные богатства из кладовых Сибири, а разведка в государственном масштабе новых месторождений полезных ископаемых не идет. Все эти великие стройки, которые считались коммунистическими, да как угодно они считались, но это действительно были великие стройки, в которых участвовала вся страна. Они перешли к олигархам, олигархи распоряжаются ими единолично, делают что хотят. А Сибирь остается как бы неоприходованной. И, наверное, не все даже знают о том, что несколько лет назад было предложение одного американского экономиста, который захотел купить Сибирь. Купить Сибирь от Енисея до Тихого океана и устроить там семь американских штатов. Назначалась даже цена: 5-6 триллионов долларов - разумеется, с рассрочкой. Не все об этом знают, потому что это предложение не прозвучало широко, но оно прозвучало дважды. Но поскольку оно шло не от правительства Америки, а только как бы от частного лица, на него не обратили внимания. Тем не менее никто ведь не огорчился в конце концов: ну а почему бы и нет? Если сохранится такое же отношение к сибирской огромной территории, что тогда сибиряку остается? Это, конечно, было бы худшее, не просто худшее, это было бы такое, что и представить нельзя. Но многое ведь, что мы называем чушью собачьей, у нас сейчас делается. И, может быть, эта чушь собачья тоже в конце концов осуществится.

- Я думаю, что сейчас небольшой поворот к иному наметился…

- Ну возможно, возможно.

- Осторожный, непоследовательный…

- Ну, видите ли, я вам сейчас скажу, что сейчас Россию просто пытаются встроить в глобалистский мировой порядок. Значит, и Сибирь тоже. А с какого бока - тоже Сибири все равно. Или с западного бока, или с восточного бока будут ее туда встраивать. Наша забота - чтобы остаться Сибири все-таки в составе России, а России остаться в составе России, того единого государства, неделимого ни на коммунистическое, ни на монархическое, ни на какое другое. Государства-то, может, и разнятся, а Отчизна у нас ведь общая. Тогда, наверное, и сибиряк взглянет в ту восточную сторону, откуда ближе до Америки, скажет: нет, дорогие, у нас своя земля, своя Родина, свои порядки, свои нравы, свои законы, у нас много чего своего. А если с этой стороны - от Москвы - все свое будет подвергаться пренебрежению и поруганию, то тогда все может случиться. Это всегда и подогреть можно.

- Существуют ведь чисто российские душевность, щедрость, самопожертвование: "Сам погибай, а товарища выручай". И в книгах ваших такие характеры - какая-нибудь простая деревенская бабка, а мудрости и доброты неиссякаемой…

- Это есть у Николая Яковлевича Данилевского, замечательного автора позапрошлого века, у него сказано, что вот француз - он может отказаться от своих ценностей и остаться французом. Точно так же англичанин. Точно так же немец. То есть он сохранится как величина средняя, впитавшая исторические, духовные ценности. Русский не может сохраниться в какой-то средней величине. Или ему нужно быть русским в той духовной нравственной одежде, которая для него скроена давным-давно, скроена и небом, и землей, или он просто тогда уже выпрягается полностью из своего русского естества. Вот ведь в чем штука-то. И действительно, если нас ориентировать на европейский или американский образ жизни, мы не станем ни европейцами, ни американцами, но мы перестанем быть русскими. Что сейчас и происходит. Есть в Петербурге такой поэт Николай Рачков, хороший поэт, у него замечательные, мне кажется, слова: "Вы Русь не обезрусьте на новом рубеже". Это сейчас, может быть, проблема номер один. Чтобы Россия все-таки осталась Россией с теми ценностями, в которых она поднялась, в которых она существует уже тысячу лет. Без этого все остальное - просто ничего не получится.

- Но мы попробовали жить иначе, попробовали научиться деньги зарабатывать, жить для себя, развлекаться, и что-то не очень получается. У кого-то это получилось, но они - как черные вороны в белой стае… (Хотя в вашем рассказе "Что передать вороне" - это очаровательная особь.)

- Ну, получилось, да. Красивая жизнь, роскошная жизнь. Огораживаются, заборы огромные строят. Но ведь сейчас все больше появляется информации о том, что там, за этими высокими заборами, жизнь совсем не счастливая. И дети уже идут отрядами за наркотиками, и жены не очень счастливы в этом богатстве. И сами вот эти функционеры, которые, что называется, выбились в люди, не спокойны. Ну как можно видеть в этом смысл жизни, красоту жизни? Напихали дорогих вещей в свои роскошные дома, а - пустота, смысла-то жизни нет. Если люди еще не творят благо, не знаю, стоит ли отбирать богатство, да и не получится, наверное, сейчас отбирать богатство, но заставить богатых делиться своим богатством - нужно. Это всегда на Руси было - необходимость была замаливать свои грехи. Строить храмы, строить приюты, больницы. И когда наши богатые люди будут делать это, тогда мы, может быть, и смиримся с их богатством. Когда они станут настоящими патриотами и гражданами России, а не теми, кто пытается подобно ракете или стреле вылететь из этого, как они считают, двора, той Родины, которая им неприятна. Пусть уезжают, немного мы и потеряем. Сейчас вот принимаются решения о том, чтобы своих граждан, бывших граждан Советского Союза, принимать в России, будет легче это делать. Наконец-то мы объявили, что они нам нужны: заменят уехавших, незаменимых не бывает, особенно в этом деле, как стать богатым.

- Одно время много говорили о вашем любимом Байкале, лет двадцать - защищали, воевали, спорили... Сейчас, может быть, легче стало?

- Да, легче. Потому что уже десять лет вся промышленность, которая чадила и сливала, она же в основном стоит. В Приангарье большая часть промышленности стоит. А Ангара - это как аэродинамическая труба. Даже из Братска, за шестьсот километров, эти воздушные выбросы несло в Байкал, дальше уже некуда было нести. Но с другой стороны, когда перестало все работать, люди, которые живут вокруг Байкала, они бросились в Байкал. Я не имею в виду, что они бросились топиться или что-то еще. Они принялись вылавливать то, что существует в Байкале. И тут уже никакие законы, никакие предупреждения не действуют. Жить-то надо. А чем иначе жить? То, что Байкал сохранил за те годы, когда постановлениями правительства были приняты охранные меры и по омулю, и по другой рыбе, по лесам вокруг Байкала, - теперь с этим никто не считается. Выловы превышают все пределы. Если так будет продолжаться еще несколько лет, тогда опять, как это было в шестидесятые годы, придется принимать закон о запрете вылова рыбы в Байкале. Омуля по крайней мере. И второе: много чего было закрыто, продано, а Байкальский целлюлозный комбинат благополучно работает, даже увеличивает свои мощности. Находит защитников и в правительстве.

- Валентин Григорьевич, что могут сделать в наше время писатели? Им тоже было трудно выживать в эти годы, писать, печататься. Но - жизнь налаживается?

- Это выживание продолжается. Мы уже научились работать в новых условиях. Мы знаем, что читатель у нас невелик по сравнению с тем читателем, который был в прежней России, особенно в 70-е, в 80-е годы. Это были миллионные тиражи журналов. Многосоттысячные тиражи книг, 300-400 тысяч. И все это расходилось. Сейчас самый большой подписной тираж из толстых журналов - у "Нашего современника", что-то 12 с небольшим тысяч. Я имею в виду все-таки не тот фонд Сороса, который выписывал журналы для библиотек. Сейчас, по-моему, Министерство культуры и Министерство печати помогают либеральным журналам выживать, и подписка эта продолжается. А книги - ну, конечно, пять тысяч тираж - и мы уже рады. Вот насколько все упало. Но радует уже то, что тот небольшой процент читателей оказался прочным, он остается. И это как бы самые крепкие, самые любящие литературу и не отказывающиеся ни от чего, чем жила всегда литература, в том числе ни от нравственных, ни от духовных понятий. Так что отступать, что называется, некуда. Литература приходит в себя. Она сейчас из больших центров, из Москвы, Петербурга перемещается в провинцию. Тиражи небольшие в провинции, но журналы этими небольшими тиражами живут, и местные писатели прекрасно знают, что в Москве сейчас не издаться, в журналы московские попасть тоже трудно, и они как-то оставили даже такие притязания, по большей части печатаются у себя. Это совсем неплохо. Потому что писатели работают, а поначалу они просто бросили писать, уходили куда-то работать сторожами, истопниками и так далее…

- Это было еще в советские времена. Те, кого не печатали, так тоже тогда начинали…

- Ну это начало, а тут как раз известные писатели, которые уже показали себя в литературе. Пришлось, потому что не было ни книг, ни публикаций. Сейчас уже писатели прежние возвращаются, и молодые писатели приходят. То есть тот предел, который был допустим, очевидно, для выживания, этот предел пройден. Но беда в другом еще: после того, что произошло за последние 10-15 лет, и в том числе с русским языком, мало кто из молодых писателей остается с хорошим русским языком. Даже в провинции. Это беда, которая заставляет думать о будущем литературы. Литература сохранится, но в каком качестве она сохранится? Я плохо представляю русскую литературу без настоящего, коренного, глубокого русского языка.

- Я не очень хорошо знаю, что сейчас изучают в школах, но с удивлением обнаружила, что даже развитые школьники не могут продолжить фразу Маяковского "Я волком бы выгрыз бюрократизм"… Маяковскому тоже в это десятилетие досталось от ниспровергателей. Как вы полагаете, ваш Союз писателей может как-то вмешаться в этот процесс? Ведь к хорошим книгам надо приобщать с детства.

- Нет, к сожалению, не может! Это тяжелый разговор - реформа образования, реформа русского языка, которая готовится. А что такое реформа русского языка, это опять из разряда чуши собачьей, когда предлагается кириллицу заменить латиницей. Ну что такое заменить нашу кириллицу на латиницу? Просто извратить всю нашу тысячелетнюю культуру, более чем тысячелетнюю. Все переставить с ног на голову. Язык - это самое главное для человека нашей культуры. Если мы перейдем на латиницу, тогда уже извращено все будет. Вся суть не только языка, культуры, но и внутренняя суть человека. Попробуйте перевести письмо Ваньки Жукова на деревню дедушке на латиницу! Или письма наших отцов и дедов с Великой Отечественной войны.

- И как мы будем читать проповеди неистового протопопа Аввакума...

- Да-да-да! Всю святоотеческую литературу, древнерусскую литературу, все эти плачи, сказания, это же невозможно, надо в таком случае отказываться от них. Но я все-таки думаю, что мы обойдемся без этой реформы - по крайней мере без перевода кириллицы на латиницу. Вот министр образования Владимир Филиппов время от времени говорит, что никакой реформы не будет, а тем не менее возня продолжается, в том числе и в министерстве. Точно так же, как реформа образования, которая иногда называется реформой, а поскольку слово "реформа" у нас оказалось с несколько подмоченной репутацией, то сейчас находят другие слова, а суть остается прежней - реформа образования. Что тут действительно странно - так это наше пресмыкательство перед Западом, особенно перед Америкой. Даже Америка отказывается сейчас от того образования, которое у нее было, сочтя его недостаточным для богатой и великой страны. Анекдоты же ходят об американском образовании, ребята к концу школы не могут как следует писать, тем более сейчас они уткнулись в компьютеры. Поэтому там проводят реформы и делают образование как бы более отвечающим нуждам не столько современности, сколько национальным нуждам. А мы почему-то пытаемся перевести свое образование на американский манер. Вот единый экзамен - выпускной и вступительный, зачем это нужно? Потом эти тесты - эти тыки, эти американские тыки, которые воспитывают идиотов полных. И мы переводим лучшее в мире образование, которое считалось до последнего времени лучшим, да, оно нуждается в финансировании, а мы стараемся перевести его на эти тыки.

А что касается вмешательства Союза писателей в те же хрестоматии, в школьную программу…

- Нет, просто писателей - личностей…

- Ничего не получается. Несколько раз были попытки встреч с министерскими работниками, но они стараются обходиться без этого.

- Валентин Распутин есть в хрестоматиях, слава богу…

- Есть и "Уроки французского" в младших классах, есть и "Прощание с Матерой", я не знаю, насколько это обязательно…

- А в гуманитарных вузах есть и "Последний срок"…

- Не обязательно быть обязательным, что ли. В последнее время для меня это было неожиданностью просто, сейчас ведь читатели пишут мало, по сравнению с прежней почтой тут никакого сравнения быть не может, но пошли письма от ребят. Пошли письма от школьников. Если им нравится, они люди чувствительные, они люди откровенные, они просто отправляют письма или на Иркутск, или в адрес журнала, и благодарят, или пишут, что им не понравилось. Учителя стали больше писать. Сочинения пишутся. Мне вот приятно, что в средних классах, есть у меня такой рассказ "Женский разговор", учителя дают ребятам его читать, и ребята удивляются, что есть, оказывается, и такое отношение к любви…

- Как складываются ваши отношения с каналом "Культура"?

- Не знаю. У меня нет почти никаких отношений с телевидением, не знаю, что этот канал пытается сделать. Но когда министр культуры, который ведет свою передачу "Культурная революция", так вот, когда он ведет передачу о русском языке, то он выступает за то, что если мат существует, то пусть он существует везде. Это делается хитро: как бы разные мнения, плюрализм у нас. Приглашается человек с одной стороны, с другой стороны. Одни за то, чтобы мат был на равных началах в художественной литературе и в русском языке, другие против. Но это всегда с тайным таким, мне кажется, смыслом, что пусть будет. Ничего страшного в этом нет. Раза два я посмотрел такие передачи, и... знаете, это не канал культуры.

- Как вы относитесь к версии, что в 37-м году, во время разгула сталинского террора, родилось наибольшее количество талантливых людей. И это было как бы компенсацией природы за невинно убиенных. Нет ли в этом мистики?

- Ну даже если есть, пусть она будет, мистика в конце концов. По-моему, это Андрея Битова высказывание. Господь Бог, или сама жизнь предложила литературе это искупление. Но дело не только в этом. Когда мы входили в зрелый возраст, началась оттепель 60-х годов. Вот тогда Россия бросилась читать, и не только мировую литературу приняли, но и своих классиков. Тут и Достоевского начали печатать, и Есенина издавать. Чуть позже Бунин пришел. И все это мы читали запоем. Литература, хлынувшая в Россию, способствовала взращиванию личности писателя.

- Валентин Григорьевич, вы человек довольно замкнутый, не любите впускать посторонних в свою жизнь. Кое-что о вас можно узнать из ваших книг, как, например, в "Уроках французского" о вашем детстве в голодной послевоенной деревне. Как вы живете сегодня?

- Что касается жизни, географического существования, то я не могу назвать себя замкнутым, потому что я остаюсь жителем Сибири и большую часть года я провожу в Сибири, а зимой живу в Москве. Здесь дочь, она окончила Московскую консерваторию, теория музыки, и она играет на органе. Выступает с концертами, по большей части ее приглашают в провинциальные города, но это и хорошо. Потому что в Москве тут органистов немало. И у нас в Иркутске есть орган. Приглашают сейчас ее и в Калининград, и в Нижний Новгород поездка может состояться. Так что зиму я провожу с дочерью, вместе с женой мы сюда приезжаем, а потом возвращаюсь к сыну, к внучке. Сын Сергей у меня работает в Иркутске, преподает английский язык, так получилось, что он окончил иняз и стал преподавать. Завел свое дело - обучение английскому языку. Это у него получается, он преподаватель хороший. Ну а там Байкал, там Иркутск, это все для меня родное. И я сейчас уже с нетерпением жду окончания, что ли, своего зимнего московского сезона, чтобы перебраться туда. Там я оживаю, чувствую себя гораздо лучше.

- А жена? Я сейчас услышала вашу фразу: жена уже прочла эту книгу…

- Жена читает, я-то читаю меньше сейчас. Потому что у меня уже и глаза сдали, не одна операция была на глазах. И врачи просто регулируют мое чтение, и регулируют довольно строго. А у жены - хорошие глаза, она читает много, и мне говорит, что нужно читать, как бы первый отбор. Она была преподавателем математики в вузах, а сейчас на пенсии, как и я.

- Пенсию получаете?

- Да.

- Президент обещает выдающимся людям сделать персональную пенсию, большую.

- Да, подпишет президент, значит, что-то будет.

- Валентин Григорьевич, вас замечали и в консерватории. Какую музыку любите?

@@@
Очищение нужно каждому человеку
Папу-поляка сменил Папа-немец
Пианист, педагог и просто красавица
После победы
Праздник лучшего друга
Преклонный возраст молодежного театра
Профсоюзы протестуют за власть

Процесс пошел

@@

Венгерская театральная версия романа Кафки

2006-12-29 / Наталия Якубова - театральный критик, сотрудник НИИ искусствознания.



Виктор Бодо, режиссер спектакля под названием «Яперемолотяисчез», идущего на камерной сцене самого престижного будапештского театра «Катона», прославился еще студентом (1998), в спектакле Арпада Шиллинга «Ваал». Через пару лет, когда, посмотрев «Ваала», Бернар Февр д’Арсье пригласил Шиллинга сделать спектакль для авиньонской программы «ТЕОРЕМ», Бодо сыграл в нем героя «Американского психоза» Брета Эллиса – высокопоставленного нью-йоркского служащего, помешанного на выполнении требований глянцевых журналов. Неудивительно, что сегодня, когда Виктор Бодо ставит парафраз «Процесса» (а спектакль с упомянутым выше заглавием – и есть такой парафраз), то герой Кафки оказывается уже не жалким Акакием Акакиевичем, а прямо-таки банковским заправилой, которого, может, и есть за что привлечь к ответу. А что принимает господ нелеповатого вида за актеров, нанятых коллегами для поздравления с днем рождения, – тоже потому, что ему это поздравление причитается (оно и последует, когда он явится на работу, – такое же нелепое, с таким же черным юмором).

@@@
Процесс пошел
Размен флота на газ
Репортаж со дня рождения самого поющего депутата Госдумы
С днем рождения, товарищ президент!
Сенатор Вавилов рискнул вернуться
Службе внешней разведки России - 80 лет
События и происшествия: коротко

Стояние над бездной

@@

Философское и жизненное кредо Фридриха Ницше

2004-09-10 / Сергей Шаповал







Фридрих Ницше, одинокий в жизни и в творчестве, стал кумиром для многих и многих.

В августе 1900 года в веймарской психиатрической лечебнице после десятилетнего периода полного безумия тихо ушел из жизни Фридрих Ницше. Более ста лет длится его слава. Дело не только в неугасающем интересе к его творчеству со стороны профессионалов: количество работ, посвященных Ницше, уступает лишь потоку исследований философии Гегеля. Произведения Ницше – в моде. Разобранные на части, они давно уже стали достоянием широкой интеллектуальной общественности. От кого и в каких контекстах только не приходится слышать про аполлоновское и дионисийское начала, переоценку ценностей, вечное возвращение, волю к власти и человеческое, слишком человеческое. Политологи сумели адаптировать Ницше и к своему предмету: например, говорят, что таким-то решением правительство ставит себя по ту сторону добра и зла. И уж редкий юноша, приобщающийся к гуманитарному образованию, избежал размышлений о необходимости брать с собой плетку, когда идешь к женщине. Оно и понятно: с любой модой плечо в плечо идет вульгарность. Судьба ницшевских произведений – тема особая, можно только заметить, что судьба его творчества не менее причудлива и трагична, чем личная жизнь.

Будущий философ появился на свет 15 октября 1844 года в семье молодого лютеранского пастора Карла Людвига Ницше, человека глубоко верующего и преданного своему государю. Это событие совпало с днем рождения короля Пруссии Фридриха Вильгельма IV, поэтому новорожденному было дано имя Фридриха Вильгельма. Пастор был человеком созерцательным и музыкальным, часто по вечерам он запирался в церкви и импровизировал на органе. Его любовь к музыке передалась сыну, Фридрих впоследствии блестяще импровизировал и сочинял произведения для фортепиано. Когда мальчику еще не исполнилось четырех лет, его постиг первый серьезный удар судьбы: отец упал с лестницы крыльца и ударился головой о каменные ступени. Неизвестно, стало ли это причиной или было толчком к развитию уже существовавшей болезни, но после года безумия и изматывающих страданий 36-летний пастор скончался.

@@@
Стояние над бездной
Страна неделю будет без присмотра
Тони Блэр произвел "переворот"
Туркменбаши завтра станет пророком в своем отечестве
Убийство Политковской совпало с днем рождения президента Путина
Человек, который сидел за искусство
ЮНЕСКО - не банк, а посредник

Юбилей национального домена RU

@@

7 апреля 2009 года в Экспоцентре на Красной Пресне состоялось

2009-04-09



Юбилейное торжественное заседание, посвященное 15-летию национального домена RU.

Напомним, что именно на 7 апреля 1994г. приходится запись о делегировании права администрирования зоны .RU. в базе данных национальных доменов. Это событие стало безусловным прорывом в мире национальных СМИ, учитывая, что изначально, в отличие от других стран, сети были лишь коммерческие, а потом уже появился проект государственной сети, доступный для массового пользования.

Мероприятие открыл Министр связи и массовых коммуникаций РФ Игорь Щёголев, который в своем выступлении поздравил присутствующих с днем рождения национального домена RU и поздравил российских деятелей Интернета, истинных "ветеранов" отрасли, именно тех, кто стоял у истоков, своими "руками" и смелыми идеями сделал глобальную Сеть доступной практически каждому жителю России.

Как объяснил в своем докладе Директор Координационного центра домена RU Андрей Колесников, на сегодняшний день зарегистрировано более двух миллионов доменов в зоне .RU и более пятидесяти миллионов пользователей в сети Интернет, которая успешно конкурирует с традиционными медиа-носителями, став частью нашего быта.

Юбилейное торжественное заседание - это не только повод вспомнить о том, какой путь был пройден Рунетом, какие результаты достигнуты. Кульминацией праздника стало награждение и чествование российских деятелей Интернета - "ветеранов отрасли", тех, кто сделал Интернет доступным каждому третьему жителю страны. В число заслуженных деятелей Рунета вошли: Бардин В.В. (Relteam), Беляев С.Т. (академик РАН, Институт общей и ядерной физики ИОЯФ), Бурков Д. (RIPE NCC), Велихов Е.П. (РНЦ "Курчатовский институт", Общественная палата РФ), Колесников А.В. ( Координационый центр национального домена сети Интернет) , Молчанов В.В., Платонов А.П. (РосНИИРОС), Романов А.Г.(Координационный центр национального домена сети Интернет), Семенюк Игорь, Солдатов А.А., Табаровский О.И..

В российском сегменте Интернета - 2 миллиона доменных имен. Что же скрывается за каждым из них. За каждым из них - бизнес либо частный пользователь. Как вспоминает заместитель министра связи и массовых коммуникаций А. Солдатов: "масштаб этого явления был ясен с самого начала. Вопрос: строить сеть элитную или массовую, не стоял". И невозможно не согласиться с его словами, принимая во внимание резкое, но в то же время плавное развитие Рунета. На фоне мирового Интернет - сообщества Россия выглядит вполне достойно, хотя, очевидно, и нам еще есть, над чем работать.

"Сегодня Интернет - это не только провода и железки, это контент, сервисы, социальное явление, заметная часть экономики!", - комментирует Председатель Правления РОЦИТ Марк Твердынин. И действительно, в этом и заключается уникальность Интернета, что за такой короткий срок он смог превратиться из игрушки для избранных в явление, охватившее весь мир и доступное каждому.

Он также продемонстрировал достижения отрасли российского Интернета за 15-летнее существование и сообщил о темпах развития домена RU и о перспективах развития других доменных зон.

@@@
Юбилей национального домена RU