"Дом Герцена"

@@

Сергей Есенин и другие

2000-03-31 / Вацлав Скальский Гуверовский архив существует при одном из самых престижных американских университетов, Стенфордском в Калифорнии. Это одно из самых полных и авторитетных собраний документов о советской стране - самых разных аспектах ее жизни. Когда прошло семь с лишним лет моего профессорства в Бостоне, я устал и начал поговаривать о возвращении в родные края, профессор Роберт Конквест (вы, возможно, знаете его книги "Большой террор" и "Жатва скорби", выходившие на русском) предложил мне поработать в Гуверовском архиве. Осенью прошлого и позапрошлого года я работал среди калифорнийских архивных ящиков, рылся в бумагах, узнавая очень много важного и интересного. Архив огромен, и многое в нем можно обнаружить, даже копая почти вслепую или не очень целенаправленно. Я просматривал архивы белогвардейских журналов тридцатых годов, рылся в личных коллекциях (только что Гуверовский фонд приобрел в Париже у Марии Розановой, вдовы Андрея Синявского, весь его архив и накупил немало попутных документов), не переставал удивляться богатству заокеанской коллекции. Случайно я натолкнулся на коллекцию бумаг Вацлава Скальского, огромное собрание манускриптов, касающихся советской литературной жизни в двадцатых-тридцатых годах. Время было очень интересное, информированные свидетели его выживали редко... К тому же недавно исполнилось 65 лет первому Съезду Союза писателей СССР - невиданной в мире организации, куда собрали множество пищущей братии из всех союзных республик, подчинив этих людей партийной фантазии, государственной задаче, заставив многих из них писать, что велели. С тех пор всякое бывало - вы об этом знаете, и я тоже знаю, потому что в течение ряда лет был секретарем правления этого самого Союза писателей СССР. В общем, я по своему усмотрению скопировал несколько глав из воспоминаний Вацлава Скальского и на всякий случай взял в Гуверовском архиве бумагу, разрешающую все это публиковать. Виталий КОРОТИЧ Примечания 1Всероссийская ассоциация пролетарских писателей. 2Его фамилия, кажется, была И.Новокшенов. 3Макс Истмэн: "Артистс ин юниформ", Нью Йорк, 1934 (Изд. Альфред Кнопф).



Сергей Есенин. 1925 год.

Мой родной язык - нерусский, по-русски я выучился только в 1916-1917 годах. Я тогда мог говорить, а потом и писать, но только статьи. Первые рассказы по-русски я стал писать не раньше начала двадцатых годов.

Примерно до начала 1925 года я непосредственного участия в руководстве ВАПП1 не принимал. Потом, кажется, с 1925 года я был сперва членом правления, потом членом президиума этой организации, а также и членом "напостовской группы", о которой я еще буду говорить.

Мои воспоминания об этом периоде времени, то есть о конце 24-го и начале 25-го года, тесно связаны с "Домом Герцена" в Москве (Тверской бульвар, 25). В этом доме помещались тогда различные литературные организации. Каждая из них занимала по одной комнате, часто комнатушке, и только Союз писателей обладал помещением несколько более обширным: двумя или тремя комнатами во втором этаже. Что касается РАПП (Российской ассоциации пролетарских писателей), а потом МАПП (московской) и ВАПП, то она также помещалась в "Доме Герцена" в одной комнате, являющейся одновременно и редакцией журнала "На посту", потом "На литературном посту". На стенах комнаты красовались лозунги, большей частью юмористического характера. Некоторые из них я помню: "Не пиши про доярок, если не умеешь отличить коровы от Вовки Ермилова" и "Наше комчванство ни в чем не уступает вашему".

Внизу, в подвальчике, помещался ресторан, в котором всегда можно было встретить многих писателей и который был открыт до поздней ночи. Бывал там часто Маяковский, заходили Юрий Олеша, Алексей Толстой, Виктор Шкловский, Всеволод Иванов, Леонид Леонов, Пантелеймон Романов - но обыкновенно днем. По вечерам и ночью ресторан обыкновенно был наполнен "крестьянскими поэтами", среди которых было значительное количество молодых людей, никакого отношения ни к поэзии, ни к литературе вообще не имеющих. Это были друзья поэтов, приходившие в "Дом Герцена" выпить. Пьянство принимало подчас буйный характер, но это случалось сравнительно редко. Писатель А.Свирский, заведующий "Домом Герцена" и рестораном, обладал большими дипломатическими способностями и пользовался общим уважением даже среди горьких пьяниц. Некоторым из них он в наказание за какое-нибудь буйство запрещал приходить в ресторан на неделю или две, других - в случае нужды - выводили по просьбе Свирского сами "крестьянские поэты", причем особенно отличался в этом отношении человек монгольского типа (впрочем, монгол по происхождению), автор книги "Потомок Чингисхана", которую режиссер Пудовкин взял потом в основу своего известного фильма, шедшего за границей под названием "Буря над Азией". Монгол, фамилии которого я не помню2, писал тоже стихи на крестьянские темы и отличался необыкновенной физической силой, что он приписывал своей привычке ездить каждый день на скотобойню, где он выпивал стакан животной крови. Некоторые писатели, по его уговору, пытались делать то же самое, но ни один проглотить крови не мог.

Бывал в ресторане "Дома Герцена" и Сергей Есенин, чаще всего в нетрезвом состоянии. Во время, когда я его там встречал, он производил впечатление человека, состоящего как бы из нескольких частей, плохо смонтированных между собою. Это было видно даже в его движениях и даже в те дни, когда он был трезв. Двигался он как-то робко, неумело, неисправно, как будто не был уверен, что сможет, например, поднять руку, когда захочет. Какой-то врач сказал мне тогда, что эта плохая координация движения - типичное явление при начале "делириум тремонс", которым Есенин тогда уже, несомненно, страдал. Но, мне кажется, тут было не только это. В Есенине был не один человек, а несколько, причем простой, умный или, быть может, "у себя на уме" деревенский парень доминировал, и этот парень был скромен той скромностью, которая почти всегда характеризует великий талант. Но вдруг его лицо менялось, в нем уже преобладала ненависть, именно не простая злоба, а ненависть - к людям, почти ко всем людям, и к самому себе. Несколько минут спустя он был уже опять другим человеком: чутким и добрым.

В декабре 1925 года он, как известно, покончил жизнь самоубийством. У него в это время было очень много друзей, с которыми он пьянствовал, которым он читал свои стихи или с которыми он - это тоже бывало - дрался. В "Доме Герцена" я чаще всего видел его с поэтом Кусиковым и писателем Мариенгоффом. Но настоящий, близкий друг был у него тогда, мне думается, только один: Григорий Устинов. Устинов был журналистом и писателем, я с ним одно время был близок, и источником нашей близости было довольно необычное обстоятельство: в 1918 году я был арестован немецкими военными властями в Ковно, и в газетах появилось сообщение, что я расстрелян. Устинов, с которым я был знаком еще в 1917 году, написал в московских "Известиях" очень лестное и теплое посмертное воспоминание обо мне.

После самоубийства Есенина в Советском Союзе и за границей было напечатано множество версий о причинах и обстоятельствах его смерти. По одной из них3, Есенин просил служащих "Английской гостиницы" в Ленинграде никого к нему не пускать, повесился вечером, и когда в 10.30 утра дверь была вскрыта по требованию Устинова, то Есенин уже много часов был мертв. Но сам Устинов рассказал мне о самоубийстве Есенина вот что.

Он с женой и Есениным поехал в Ленинград в тот период времени, когда у Есенина были в Москве большие неприятности, вызванные им самим. Он брал авансы во многих редакциях и издательствах, обещая принести стихи, и не исполнял обещаний. Кроме того, он продавал одно и то же стихотворение нескольким газетам или журналам, скандалил в редакциях, когда это становилось известно, и опять много пил. Дело дошло до того, что ему больше никто не хотел давать авансов, и московское редакторы условились между собою, что они не только не дадут ему ни копейки вперед, но и не будут его печатать, пока он не образумится.

В такой обстановке Есенин по совету Устинова поехал с ним и с женой Устинова в Ленинград. Никаких дел там у него не было. Устинов уговорил его поехать, чтобы поговорить с ним и повлиять на него, так как Есенин оказался в почти что безвыходном положении.

Разговор у них начался уже в поезде, и там же, в поезде, Есенина осенила идея, связанная, очевидно, с тем, что позже случилось. Он сказал Устиновым, что замышляет что-то, но не хотел сказать, что именно. Он говорил что-то в таком роде, что вот когда "вся Россия узнает", что он сделал, то тогда издатели, которых он вместе с редакторами московских газет и журналов особенно ругал, поймут, как они были несправедливы к нему, и сразу же переменят свое отношение к нему. Эту перемену отношения он особенно подчеркивал, повторяя все время, что они, то есть редакторы и издатели, будут "ползать перед ним", просить прощения и тому подобное. Я помню - со слов Устинова, - что его замысел был направлен к тому, чтобы "вся Россия опять его полюбила", а когда Устиновы сказали ему, что его и сейчас любят, но что он непременно должен облагоразумиться, то Есенин ответил, что они ошибаются, что его все ненавидят, но вот после того, что он сделает в Ленинграде, все сразу переменится.

Устиновы поехали с Есениным в "Английскую гостиницу", их комната была в том же этаже, что и комната Есенина. Они приехали рано утром, ночным поездом, и почти не спали по дороге. У Устиновых были в Ленинграде важные дела, они вскоре отправились в город и условились встретиться с Есениным за обедом в той же гостинице.

После обеда Есенин сказал, что ему хочется спать, и просил Устиновых, которые тоже собирались отдохнуть, разбудить его ровно через два часа. Он повторял это несколько раз, и когда добился обещания Устинова, что он разбудит его точно в условленное время, никак не раньше и не позже, то еще сверил свои часы с часами Устинова.

Устинов рассказывал мне, что ни он, ни его жена не обратили особого внимания на настояние Есенина, чтобы его разбудили именно в такой-то час. Они думали, что это с его стороны типичное пьяное упрямство без всякого значения. Есенин часто так упрямился, повторяя несколько раз одно и то же по совершенно пустяшным делам. Устинов даже рассердился, сказал Есенину: "Отстань и не дури мне голову", или что-то в таком роде, и в конце концов обещал постучать в его комнату ровно через два часа, только чтобы от него отвязаться.

Он пошел разбудить Есенина не в условленный час, а несколько позже. Есенин был уже мертв. Устинов был совершенно уверен в том, что Есенин не хотел умереть, а хотел только симулировать самоубийство, рассчитав точно время и надеясь, что Устинов спасет его в последний момент.

Я лично думаю, что так оно и было. Но тем не менее смерть Есенина не была, как мне кажется, случайной. Он родился и жил в революционные годы, в годы Гражданской войны, он был глубоко лирическим поэтом, и он, можно сказать, не подходил к этой эпохе, не находил в ней для себя места. Этим объясняются его метания, его несуразный брак с Айседорой Дункан, его буйства. Он когда-то сказал мне, что прочел в каком-то романе фразу: "Я не нашел ключей к новой эпохе" и что эта фраза относится также и к нему. Он сказал это с застенчивой улыбкой и сразу же, не желая быть заподозренным в застенчивости, разразился грубой бранью по адресу одного писателя, которого увидел где-то в другом конце комнаты, после чего бросил мне очень довольный, "победоносный" взгляд: смотрите, мол, какой я на самом деле. В другой раз, кажется в "Доме Герцена", кто-то в ресторане заговорил о группе "Долой стыд", члены которой раздевались догола и пытались разгуливать в таком виде по главным улицам Москвы с плакатами, на которых красовался этот лозунг. Происходило это в первые месяцы после революции, борцы против стыда не пользовались большим успехом, их избивала на улицах публика, и им обыкновенно приходилось спасаться бегством.

"Какие дураки, - сказал Есенин.- Не понимали, что гораздо легче раздеться внешне, чем внутренне. Пальтишко и штаны всякий снимет, никакого геройства тут не требуется. А ты вот душу свою голую покажи, если тебе не стыдно, тогда ты будешь настоящим поэтом, иначе нет. Но вот дело в том, что всем стыдно и историческое время тоже неподходящее".

"Вопрос не в историческом времени, - возразил один из его собеседников. - Для внутреннего раздевания оно никогда не было подходящим и никогда не будет, потому что это противоречит человеческой натуре".

"Противоречит? - закричал Есенин. - Значит, и поэзия противоречит. А вот мне не противоречит, слышишь ты? А впрочем, не знаю. Не знаю, зачем все это и зачем живу. Может, и не надо жить".

@@@
"Дом Герцена"
"Наивные" живут долго
"Один государственный телеканал в стране останется"
"Партнерские" барьеры на взлетной полосе
«Депутаты нагнетали обстановку»
Атипичная страна
В театре будущего нет слов

Вверх по лестнице, не ведущей никуда

@@

Социолог Борис Дубин опасается, что жизненные ориентиры современной российской молодежи способствуют наступлению серости

2003-03-14 / Сергей Шаповал Одной из примет советского времени было большое количество молодежных организаций, разговоры о формировании подрастающего поколения, обещания разработать государственную молодежную политику. Короче говоря, молодыми людьми занимались. Переход к рыночным отношениям превратил молодежь из объекта воспитания в субъект социальной жизни. О том, как протекал этот процесс в последние десять лет, размышляет известный социолог, ведущий научный сотрудник Всероссийского центра изучения общественного мнения Борис Дубин.



Герои переходного времени

- Борис Владимирович, мне бы хотелось, чтобы в результате нашего разговора обозначились штрихи к портрету молодого человека начала тысячелетия. Но для начала, может быть, стоит обратиться к дефиниции явления. Вокруг определения молодежи происходит примерно такой же ритуальный танец, как и вокруг определения понятия "культура"…

- Если говорить коротко, то и культура, и молодежь как социально значимые категории есть не всегда и не везде. Это явления исторические, связанные с особенностями развития Европы нового и новейшего времени, когда силами многих интеллектуальных групп происходит самовзращивание, самосовершенствование человека и общества. В одном развороте это называется культурой, в другом - историей, в третьем - цивилизацией (а им противопоставлены традиция, авторитет и так далее). Важно, что при этом человек сам себе задает ценности, сам определяет пути их достижения. Уже на стадии формирования национальных культур возникает оценочная идея молодежи как той силы, которая может прорваться из старого, закрытого и жестко иерархизированного общества в новое, где человек сам себя взращивает. Неудивительно, что в самых разных национальных ареалах стали возникать группы или движения, которые называли себя "Молодая…" и дальше название страны: "Молодая Ирландия", "Молодая Польша", "Молодая Италия", "Молодая Германия". Это пламя охватило всю Европу, а позднее выплеснулось и за ее пределы. Но к 60-70-м годам ХХ века этот импульс, дав на излете взрыв молодежного движения, временно ли, навсегда ли, но угас. Идея сделала свое дело и потеряла творческий, заводящий смысл, она впиталась в структуру этих обществ, в их институты, в систему мотивов, которые движут людьми, в конституцию самих этих людей. Сегодня идеологии молодости либо уже нет, либо это эпизодические феномены.

В России, где эти процессы были деформированными и трансформированными, идея молодости не получила развития. Она вспыхивала на короткое время в периоды проведения реформ "сверху": так было в 1960-е годы, так было и в начале перестройки. Молодежностью окрашивалась реформаторская риторика, судьба молодежи оказывалась в центре общественного внимания, большими событиями были фильмы "Застава Ильича" в 60-е, "Покаяние" и "Легко ли быть молодым?" в конце 80-х, ведущими журналистами становились молодые люди. А к середине 90-х годов система вобрала в себя некоторое количество молодого материала, переработала его, и тема перестала быть актуальной. Сейчас я не взялся бы за составление портрета современного молодого человека. Скорее это будет некая галерея портретов, внутри которой есть образы, исключающие друг друга.

- Могли бы вы более подробно остановиться на 90-х годах, на том, как себя показала молодежь в этот период?

- Исследования, которые проводил ВЦИОМ, вывели нас на довольно простую схему: более цивилизованная и образованная молодежь крупных городов есть острие стрелы, направленной в сторону реформирования страны; противоположный конец - это менее образованная и более консервативная периферия. Такая картина более или менее сохраняется и сейчас. Здесь очень важно это "более или менее": взаимодействие между группами, описываемыми при помощи полярных понятий, не является взаимодействием полюсов, это сосуществование в терминах "больше-меньше". Сегодня мы не можем сказать, что мир молодых полностью или даже по большей части отрицает ценности взрослого мира. Напротив - они в очень большой мере совпадают. И чем более общие явления обсуждаются - страна в целом, реформы в целом, отношение к власти в целом, к Западу в целом, - тем более мнение молодежи совпадает с мнением взрослых.

На протяжении 90-х годов становилось все яснее, что развитие страны, ее реформирование - довольно сложная конструкция. Например, возьмем самую развивающуюся, достижительскую, как говорят социологи, сферу - экономическую. В целом молодежь достигла здесь за 90-е годы значительно большего, чем другие возрастные группы. Наши опросы показывают: 5-6% населения говорят, что им удалось воспользоваться новыми обстоятельствами и заметно улучшить свое положение, тогда как среди молодежи эта доля составляет 20%, а если это молодежь крупнейших городов, то и 30%. Важная деталь: в среде молодежи по сравнению с другими слоями населения были гораздо сильнее выражены дружеские поколенческие связи. Советское общество, на знаменах которого были начертаны лозунги о всеобщем единстве, на самом деле было обществом глубоко разобщенных людей и группок: лишь раздробленных, атомарных "подданных" можно использовать в качестве гаечек и винтиков. Культ дружбы и своего круга заметно сказался в конце 80-х - первой половине 90-х, например, на возможности достать какие-то деньги, завести собственное дело, быстро набрать команду. Это принесло свой результат, за 90-е годы молодежь успела многое. Но это не было очевидным отрывом от других, процесс опять-таки может описываться в терминах "больше-меньше".

Во второй половине 90-х молодежь стала дробиться. Скажем, явно стали выделяться группы, которые к середине 90-х имели социальные, экономические, культурные преимущества. Эта часть молодежи существенно изменила свой образ жизни: появились новое жилье, новые машины, новые способы отдыхать, клубы, журналы. Это прежде всего относится к Центру, еще более сильно отодвинувшемуся от периферии. Москва - это не просто не вся Россия, это для большинства и не Россия вовсе. Обозначились группы молодежи, живущие в Центре и на периферии, обладающие хорошими исходными данными и более плохими. На протяжении 90-х эти группы поняли, что их траектории не просто не совпадают, а скорее разбегаются. Это стало влиять на самочувствие молодежи, что сказалось на ее политических пристрастиях и нарастании политической апатии. Не случайно 10-15% молодых горожан говорят, что доверяют Жириновскому, а симпатизирующих, например, Немцову вдвое-втрое меньше. Главное, что сегодня объединяет молодежь с другими возрастными группами, - это отношение к Путину как к образу и образцу "главного", "шефа". Это во-первых. Во-вторых, идеи сильной державы, приоритета в мире, необходимости наведения порядка, впрочем, как и чувство обиды за то, что нас не уважают, все больше проникают в молодежную среду, особенно на периферии.

Еще один интересный момент. Старшие, говоря, что в целом они недовольны своей жизнью, очень редко указывают на тяжелую ситуацию в семье. Молодежь же все чаще говорит о непонимании со стороны старших и о возникающих в результате конфликтах. В 90-е годы о конфликтной обстановке в семье говорили 8-10% представителей старшего поколения, а среди молодежи эта цифра составляла 35-40%. Иначе говоря, семья не является укрытием от конфликтов большого мира.

К концу 90-х - началу нового века настроение в обществе становится спокойнее, это относится и к молодежи. Я бы сказал, что это спокойствие не то чтобы уверенности, а скорее притерпелости. Характерно, что при этом мы наблюдаем критическую оценку отношений в своей семье, несовпадение оценок собственного самочувствия и самочувствия окружающих: собственное бытие оценивается как достаточно спокойное, а вот среди окружающих видится преобладание агрессии и озлобленности. Эти несовпадения - явно следы конфликтов, которые загоняются внутрь. Нет ни слов для их описания, ни реальных групп в публичном поле, которые были бы заинтересованы в том, чтобы показать, что стоит за этими конфликтами, и тем самым выполнить своеобразную психотерапевтическую функцию.

Я уже говорил, что определенная часть молодых людей признает за собой достижения в социальной и экономической сферах. Но эти достижения они считают индивидуальными или разделяют их с людьми своего круга, одного уровня. Идея успеха, награды, достижения не входит в систему приоритетов общества в целом, в устройство его институтов, механизмов социальной стратификации. Проще говоря, в среде успешных людей отнюдь не распространено убеждение, что своим успехом, кроме прочего, они содействуют подъему и развитию общества. Понятно, что эту идею не поддерживают и те, кто успеха не добился или пока не добился. В конце 80-х - начале 90-х отношение к богатству в постсоветском обществе было крайне негативным, поэтому ориентировать своих детей на заработок, на финансовый успех считалось недостойным. На протяжении 90-х это идеологическое противостояние смягчилось, по крайней мере внешне. Но по-прежнему не возникли институциональные опоры для идеи успеха, призрак среднего класса как бродил, так и бродит, а самого класса как не было, так и нет. А раз так, то главенствующими оказываются идеи: "кто смел, тот и съел", "схватил - уноси" и тому подобное. Кодекс успешного человека сводится к двум хорошо известным истинам: "нахальство - второе счастье" и "сам себя не похвалишь - никто тебя не похвалит". Отсюда практика блефа: я здесь главный…

- Мне кажется, блеф входит составной частью в восторжествовавшую идеологию и практику понта.

- Да, конечно, и первым героем понта был Жириновский: взял на понт - и победил. Это имело гораздо более серьезные моральные последствия, чем та внешняя угроза демократии, о которой возвестили с криком: "Россия, ты одурела!"

Борьба за диплом, или Знак без качества

- Как на протяжении 90-х менялись ценностные ориентации молодежи? Очевиден был приток молодых людей в экономические и юридические специальности.

- На протяжении 90-х приоритет действительно сдвигался от традиционных интеллигентских профессий к прибыльным: предприниматель, банковский служащий, телевизионный журналист, юрист, врач, имеющий частную практику. Еще одно: если в конце 80-х - начале 90-х наблюдался явный спад интереса к высшему образованию (были тому и демографические причины), то со второй половины 90-х можно говорить об образовательном буме. Конкурсы в вузы разного ранга и профиля, центральные и периферийные, сейчас просто огромные. Но, с другой стороны, приходится говорить о дефиците структур и возможностей для получения ХОРОШЕГО образования, конвертируемого в успех, признаваемого на Западе. Иначе говоря, напор уже есть, но нет институциональных структур, способных его поддержать. Здесь скрывается тормозящий механизм, больше того - возможность возврата к интеллигенции "поплавков", к приобретению любого диплома, лишь бы был.

- Армия преподавателей до сих пор остается советской?

- Именно, но не только она. И правила приема, и система образования, и система связей остаются советскими.

- А что скрывается за образовательным бумом?

- На протяжении 90-х годов стало понятно, что все одним рывком в новую жизнь не войдут. Необходимы вложения в более длительные проекты, чтобы создавать "долгоиграющие" ресурсы. Таких ресурсов немного: деньги, власть, образование. Главным люди считают деньги, но поскольку их (как и вообще свободных ресурсов) мало, то лучше вложить их во что-то одно, но апробированное и надежное, где видишь результат, даже как-то можешь на него повлиять, - отсюда признаваемая ценность образования. Поэтому взрослые готовы инвестировать в образование детей. За этим, конечно, стоит и традиционное российское: "Нам-то ничего не надо, может, детям повезет увидеть новую жизнь". Объем "инвестиций" (а сюда входит "отмазка" от армии и стоимость образования) приемлем для многих родителей - они способны выложить такие деньги. Но за этим стоит и более сложный механизм. Взрослый считает свой долг исполненным, он легко отказывается от собственного совершенствования и профессионального роста. Вместе с взрослением ребенка (особенно у матерей - а деньгами и "человеческими отношениями" в большинстве семей распоряжаются они) фактически происходит отказ от самореализации. С другой стороны, здесь сказывается традиционная советская непрестижность всего, что связано с достижением, с карьерой - эти слова имели откровенно негативную, почти ругательную окраску. Именно поэтому сегодня многие взрослые отводят от себя даже подозрение в карьерном росте, а вот применительно к детям - дело другое. В свое время мы с коллегами занимались изучением массового чтения, так вот главным мотивом создания домашней библиотеки было то же самое: сам я не читаю, а детям, глядишь, эти книги понадобятся. Отказ от самореализации, недовольство всем происходящим, надежда на счастливое будущее детей, конечно же, очень упрощают жизнь.

- Какой видится вам перспектива нынешнего образовательного бума?

- Она может оказаться достаточно серой. Дело в том, что качество образования не только не улучшается, но довольно явно ухудшается. Здесь надо учесть состав преподавателей, состояние их умов и качество учебников. Учебники в подавляющем большинстве серые, если не скверные, да и учат они скверному. В первую очередь это относится к историческим учебникам, где один тип риторики прославлений и проклятий сменился другим, но зависимость и двоемыслие остались прежними. Очень мало заведений, где дают более или менее современное по качеству образование, сопоставимое с тем, какое молодой человек мог бы получить за рубежом за сравнимые деньги. Получается, что плата за образование сегодня - это плата за доступ к нему или за его знак (значок), а не за его качество. В скрытой форме она существовала и в советское время, но, повторю, в скрытой. Сейчас, как показывают наши исследования, народ знает таксу, причем с точностью до частей, которые выплачиваются в рублях и в долларах. Проблема сводится к наличию денег.

Таким образом, с одной стороны, на поток поставлено изготовление за немалые деньги очень серых специалистов, а с другой - у тех, кто денег не имеет, растет груз нереализованности. Эта смесь для общества может быть очень неприятной. Сами по себе, например, молодые фашисты составляют каплю в море, вряд ли их количество будет увеличиваться. Но куда большие опасения, чем перспектива "почернения", у меня вызывает перспектива "посерения".

- Как, по-вашему, это может отразиться на проблеме карьерного роста молодого человека?

- Если победит модель "лишь бы получить образование", то и карьера, и система социальной стратификации тоже будут иметь серую перспективу. Не для отдельного человека - у него все может сложиться неплохо, - но на обществе, на его динамике это скажется довольно негативно. Если действительно широко распространится серо-приспособленческая, чисто адаптивная модель, она станет втягивать в себя людей с низким уровнем подготовки и вне зависимости от успехов конкретных лиц в целом будет оказывать понижающее воздействие. В стране, в обществе сейчас нет ни внятной, представленной авторитетными фигурами идеологии достижения, ни разветвленных каналов получения прямого или символического вознаграждения - всего того, что не одно десятилетие складывается в странах, делающих ставку на развитие. Впрочем, у нас такая ставка еще и не сделана, господствует, в том числе и на государственном уровне, адаптивная идеология: главное - не подняться с колен, а не пасть ниже. Звучащая в последние годы экономическая и державная риторика имеет скорее политический характер и практически никак не сказывается на системах образования и социальной стратификации.

В отсутствие идеализма

- Как вы отметили, в советское время "карьерный рост", "карьерист" были почти ругательными понятиями. Какие перемены произошли сегодня?

- Негативное отношение к карьере сохранилось у значительной части населения наряду с уравнительной психологией и установкой на адаптацию, заранее снижающей требования к уровню и качеству своей жизни. Менее 10% населения действительно ориентировано на успех и улучшение качества жизни, добилось в этом зримых результатов. Позднесоветское отвержение всего связанного с карьерой, с одной стороны, входило в уравнительный социалистический кодекс, с другой - соотносилось с интеллигентской идеологией, где понятие "карьера" было прочно связано с партийной и государственной номенклатурой, поэтому наиболее продуктивными слоями оно активно отвергалось на ценностном уровне. Сегодня для значительной части молодежи, особенно городской и получающей образование, все, что связано с карьерой, окрашено позитивно. Другое дело, что не получает развития идея длительных планов и вкладов, установка не на стремительную карьеру, а на реализацию долгосрочных целей и проектов, которые обеспечиваются именно качественным дифференцированным образованием. Я бы не сказал, что это единственная тенденция, но более заметна именно она. Если посмотреть, куда в 90-е годы предпочитала идти наиболее активная молодежь, мы увидим, что она шла в те сферы, где можно было быстро реализоваться. А дальше, используя капитал этой реализованности, молодые люди устремились в бизнес, в массмедиа, в околополитический пиар и так далее. Многие сделали очень приличную карьеру, добившись высоких доходов, что, собственно, заметно по динамике московского жилищного строительства, автомобильного парка, индустрии отдыха и развлечений.

- Как бы вы описали развитие темы "молодежь и политика"?

- До середины 90-х я и мои коллеги не переставали удивляться, что у нас не возникает даже студенческое движение. Дальше все стало более или менее ясно: самостоятельных импульсов, тем более - новых социальных форм здесь не появляется и, видимо, не появится, - не принимать же в расчет "Идущих вместе". Что касается молодежи и политики, картина здесь следующая. Есть единичные случаи проникновения молодых в политику. Хотя, скорее, речь должна идти не собственно о молодежи, а о молодых взрослых. В нашем задержанном обществе на фоне долго господствовавшей геронтократической нормы за молодых сходят и те, кому за сорок. Кроме того, речь, как правило, не о собственно политических фигурах, не об автономных игроках: гораздо больше молодых людей пошли в команды, обслуживающие политиков. Еще больше молодежи проникло в массмедиа. О политической активности можно судить по двум параметрам: участию в политических организациях и участию в выборах. Как показало наше исследование, присутствие молодых людей в движениях, клубах и партиях минимально, причем в политических организациях оно меньше, чем в других. Вообще интересно, что большая часть организаций, которые можно действительно отнести к общественным, созданы у нас ветеранами и инвалидами. Общество в постсоветскую эпоху чаще всего понимает себя как совокупность организаций, созданных людьми, которые вправе просить помощи и рассчитывать на опеку. К сожалению, сферу политики, политическое действие (а за ним - признанная обществом способность выдвигать общие цели и программы, сообща добиваться их реализации) молодежь сочла прерогативой старших, кодексом отцовским или даже дедовским, от которого она сразу дистанцировалась. На сегодняшний день свыше 40% молодежи не доверяет ни одной политической партии, а явка молодых на выборы гораздо ниже, чем взрослых.

- Вы подметили важную деталь: молодежь с радостью пошла обслуживать политиков. Действительно, молодые люди активно трудятся в недрах разных организаций - от президентской администрации до средней руки пиар-структур. Что, по-вашему, стоит за этим явлением?

- Я бы подчеркнул несколько моментов. Молодежь охотно отказалась в политике от первых ролей и охотно согласилась на роль обслуживающую. Но, поскольку лидерский корпус формируется у нас не из лидерского материала, это обстоятельство понижает горизонт и той молодежи, которая его обслуживает. По своим задаткам и знаниям молодые люди зачастую оказываются гораздо выше того положения, которое они занимают в данной структуре. Такое расхождение между знаниями, способностями и положением обслуживающего работника вырабатывает цинизм. Именно циничные интонации ("все - сволочи", "политика - всегда грязное дело") в сочетании с привычными хамскими - "что хочу, то и ворочу" - стали очень ощутимы во второй половине 90-х годов. Цинизм ведь разрастается не в тех обществах, где нет возможностей достижения, а в тех, где возможности уже есть, а смысла этого достижения еще нет. Уже есть лестница, по которой можно подниматься, но неба, к которому стоит стремиться, еще нет. А без идеи звездного неба остается физический потолок, да и тот, как правило, низкий.

- Перспектива, которую вы нарисовали, достаточно печальна. Когда практицизм берет верх над идеализмом, возможность формирования общественной этики если не блокируется, то весьма затрудняется.

@@@
Вверх по лестнице, не ведущей никуда
Вишневый сад российской науки
Гейтс пообещал Москве новый договор
Генпрокурор придет сегодня в Думу
Депутаты разбираются с КоАП
Дипломатическая склока
Добро пожаловать на дыбу

Еще одна загадка Чернобыля

@@

Почему-то радиоактивный след обогнул город Припять как бы с двух сторон

2001-04-26 / Александр Кузнецов В 2000 году в Вене состоялась 49-я сессия Научного комитета по действию атомной радиации ООН (НКДАР ООН). Созданный в 1955 году, НКДАР ООН анализирует состояние наиболее актуальных проблем медицинской радиологии и радиационной защиты. Среди них - генетические эффекты, радиационный канцерогенез, влияние малых доз ионизирующих излучений, радиационная эпидемиология, радиационное поражение ДНК, радиационный мутагенез и другие. Одним из наиболее значимых документов, подготовленных на 49-й сессии НКДАР ООН, стал отчет "Уровни облучения и последствия чернобыльской аварии". Сегодня, в день 15-летней годовщины чернобыльской аварии, прокомментировать этот документ, а также ответить на несколько вопросов об основных уроках Чернобыля корреспондент "НГ" попросил руководителя российской делегации на сессии НКДАР ООН, члена Главного комитета Международной комиссии по радиационной защите (МКРЗ), директора Государственного научного центра "Институт биофизики", академика РАМН Леонида Ильина.







- ЛЕОНИД АНДРЕЕВИЧ, какие же основные выводы содержатся в отчете НКДАР ООН?

- В нем сделано два основополагающих вывода.

Первый вывод гласит, что ни одного случая острой лучевой болезни среди ликвидаторов, то есть тех людей, которые участвовали в ликвидации последствий аварии в течение первых двух лет (1986-1987 годов), и населения, проживающего в так называемой чернобыльской зоне, зафиксировано не было. По оценкам специалистов Института биофизики, общее число задействованных в тот период на Чернобыльской АЭС людей составляло около 227 тысяч человек, из них примерно половина - военнослужащие (приводимые в других источниках данные в 600 тысяч человек или даже в 800 тысяч, на наш взгляд, явно завышены). При этом наиболее высокие дозовые нагрузки получили ликвидаторы 1986 года. В 1987 году ликвидаторы получили примерно в полтора раза меньшую дозовую нагрузку.

Повторяю, что среди этих людей, по всем официальным и научным данным, ни одного случая острой лучевой болезни и хронической лучевой болезни зафиксировано не было. Это принципиально важный результат, полученный на основании крупномасштабных исследований здоровья чернобыльцев в России, на Украине и в Белоруссии. Более того, по последним оценкам российских ученых, количество смертей ликвидаторов во всех случаях ниже, чем у соответствующего распределенного по возрасту населения России. По наиболее полному Российскому государственному медико-дозиметрическому регистру, который включает в себя 179 тысяч ликвидаторов, смертность среди них ниже на 16 процентов. По результатам анализа данных Белоруссии, смертность меньше на 30-40 процентов, а по Регистру работников атомной промышленности, участвовавших в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, смертность еще ниже. Эти данные получены путем тщательного изучения всех случаев заболевания и смертности.

Таким образом, можно утверждать, что до настоящего времени не зафиксировано увеличения общей заболеваемости злокачественными опухолями или смертности, которые можно было бы отнести за счет действия радиационного облучения. Среди ликвидаторов и детей не наблюдалось значительного роста риска заболевания лейкемией - одного из наиболее чувствительных показателей облучения.

В российских, да и зарубежных средствах массовой информации прослеживается тенденция приписывать рост числа заболеваний раком (кроме рака щитовидной железы) к последствиям чернобыльской аварии, однако следует отметить, что этот рост в пораженных районах отмечался и до аварии. Более того, общий рост смертности наблюдался в последние годы в большинстве регионов бывшего СССР, и это следует учитывать при оценке результатов исследований, проводимых в связи с чернобыльской аварией.

А вот щитовидная железа проявила себя очень четко, потому что были колоссальные выбросы радиоактивного йода. Весь йодный "удар" на население произошел в интервале 26-29 апреля и продолжался в меньшей степени до 6-7 мая. Отечественными специалистами была проведена радиометрия щитовидной железы у 150 тысяч человек сначала на Украине, а затем в России и Белоруссии. По состоянию на 2000 год, в общей сложности установлен диагноз около двух тысяч случаев рака щитовидной железы во всех пострадавших районах. К счастью, этот рак достаточно хорошо лечится, смертность от него составляет менее 10 процентов. А поскольку сразу были приняты экстренные меры по мониторингу заболеваний щитовидной железы, диагностика рака щитовидной железы оказалась на высоком уровне. Это заболевание - единственное основополагающее радиологическое последствие чернобыльской аварии. Это второй вывод, сделанный в отчете НКДАР.

- Институт биофизики ведет регистр всех чернобыльцев - работников Минатома, подвергнувшихся радиоактивному облучению. Можете ли вы дать заключение о состоянии их здоровья?

- В медицинской практике о состоянии здоровья какой-либо группы пациентов принято судить по заболеваемости, сравнивая ее с показателями адекватной контрольной группы. Естественно, в идеальном случае контрольная группа по своим характеристикам (половозрастным, этническим, социально-бытовым, региональным и прочим) не должна отличаться от своего прототипа, хотя на практике этого трудно добиться. Так вот, если сравнивать здоровье чернобыльцев со здоровьем контрольной группы, то показатели первых хуже. Но в этой проблеме есть свое "но"…

Попав в регистр, участник ликвидации последствий аварии на ЧАЭС автоматически переводится на диспансерное наблюдение, то есть он ежегодно проходит всестороннее обследование у высококвалифицированных врачей-специалистов. А данные, касающиеся контрольной группы, как правило, базируются не на результатах диспансеризации, а на так называемой обращаемости к врачам. Если диспансеризация - это активный процесс, то обращаемость - пассивный. По этой причине сопоставление этих двух групп, с научной точки зрения, не является корректным, что уже показано многими научными исследованиями. Очевидно, что врач-специалист, пользующийся современной диагностической аппаратурой, обнаружит во время обследования больше патологий, чем терапевт из "родной" поликлиники. Все это отражается на статистике.

В этой связи важно процитировать еще одну констатацию из отчета НКДАР, раздел "Радиологические последствия Чернобыльской аварии": "Хотя те, кто получили наибольшие лучевые нагрузки, подвержены повышенному риску эффектов, связанных с облучением, среди огромного большинства населения вряд ли будут иметь место серьезные медицинские последствия облучения, обусловленного Чернобыльской аварией".

Еще раз хочу подчеркнуть, что научный комитет ООН по действию атомной радиации - это независимая научная организация, в которую входят крупнейшие ученые мира, и в своем отчете он подвел итог достижениям радиологической науки за все годы, предшествующие новому тысячелетию. Поэтому нельзя не поражаться бессовестности некоторых деятелей и журналистов, которые, говоря о погибших в результате аварии на Чернобыльской АЭС, называют цифры в сотни тысяч человек. Односторонность, однонаправленность их вектора оценок не вызывает никакого сомнения.

- Леонид Андреевич, я знаю, что вы были в числе первых специалистов, вылетевших на ЧАЭС после сообщения об аварии. Что на вас там произвело наибольшее впечатление?

- Вместе с членами Правительственной комиссии 3 мая 1986 года мы отправились на вертолете МИ-26 в облет аварийного четвертого энергоблока. Покружив на высоте 100 метров над разрушенным реактором, мы взяли курс на город энергетиков Припять, население которого было уже эвакуировано.

Издалека открылась красивейшая панорама: многоэтажные дома, детские площадки, магазины… Над одним из домов развевался транспарант "Да здравствует 1 мая!". Но город был мертв. На последнем этаже дома-башни на балконе висели пеленки и ползунки - их не успели снять во время эвакуации. Это печальное и многозначительное зрелище человеческого несчастья зафиксировалась в моем сознании на всю жизнь. И когда мне задают подобный вопрос, я всегда вспоминаю эту картину, вобравшую в себя всю трагедию атомного века.

И еще одно. Вся чернобыльская эпопея пестрит как алогизмами и абсурдом, так и разумными решениями. Однако были и некие явления, которые еще не получили своего строгого научного объяснения. В частности, город Припять был на пути движения радиоактивного облака, образовавшегося в результате взрыва на четвертом энергоблоке. Но при подходе к городу радиоактивная струя как бы раздвоилась и обогнула его с двух сторон, в результате чего на жилой территории оказалась лишь малая часть радиоактивных веществ. Если бы этого не произошло, городу с населением в 45 тысяч человек грозила бы непоправимая трагедия…

- С позиции сегодняшнего дня, как вы считаете, были ли мы готовы к подобному катаклизму?

- Институт биофизики создавался в 1946 году для решения целого ряда фундаментальных и прикладных научных задач, основной из которых была разработка методов и способов защиты людей от радиоактивного излучения. В конце 40-х - начале 50-х годов в институте активно занялись разработкой гигиенических, профилактических и клинических проблем, связанных с обеспечением безопасности работников атомной индустрии, а также созданием новых радиопротекторов для защиты от воздействия радиации. И для нашего института аварийная медицина, аварийная дозиметрия, организация работ в условиях радиационных аварий по медико-биологическому и медико-гигиеническому обеспечению всегда были главными задачами.

Могу со всей ответственностью сказать, что в то время научные знания и достижения отечественных ученых по большинству направлений исследований соответствовали мировому уровню, а в ряде случаев превосходили таковой. Наши специалисты разработали методологию защиты населения в условиях крупномасштабных аварий на атомных реакторах, включая разработку аварийных регламентов облучения, необходимых для принятия решений по мерам защиты людей, создали эффективные противорадиационные лекарства и препараты. Но реально значительная, если не большая часть научных разработок, предложений и рекомендаций ученых на практике не была реализована.

Например, в 1970 году нами были созданы первые не только в России, но и во всем мире "Временные методические указания по разработке мероприятий по защите населения в случае аварии ядерных реакторов", включавшую в том числе инструкцию по применению стабильного йода для защиты щитовидной железы от поражения радиоактивным йодом. Еще за 16 лет до этой аварии методологически все было нами прописано, причем в расчете, извините, на "дурака": что нужно делать, какие следует проводить дозиметрические измерения, как защищаться и тому подобное, - но нигде в Чернобыле, ни в службах Гражданской обороны, ни в минздравах республик этого несекретного документа не было. А если бы вовремя было организовано массовое применение йодистого калия по нашей инструкции, то число пораженных радиацией было бы намного меньше.

Несмотря на достигнутые успехи в области создания средств лекарственной профилактики, в стране так и не было налажено их промышленное производство. Поэтому из-за отсутствия промышленных мощностей не могло быть и речи о формировании необходимых запасов медицинских препаратов, которыми можно было бы снабдить население и профессионалов-спасателей. И еще один важнейший отрицательный фактор - тотальная секретность вокруг атомной проблемы, которая исключала возможность обмена информацией и тесного взаимодействия между различными ведомствами в условиях чрезвычайной обстановки.

- Что же такое для вас чернобыльская авария?

@@@
Еще одна загадка Чернобыля
Жизнь есть сон?
Журфак и филжур
Использование отечественных подрядчиков исключено заранее
Кампания экономных
Карточный рынок готовится к отпуску
Кому и какие правые нужны сегодня

Корзина "Уильям Мерсиер" и корзинка москвича

@@ 2001-08-25 / Иван Сас



ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ социологический центр William M. Mercer Ltd опубликовал очередной рейтинг самых дорогих городов мира, в котором Москва оказалась на втором месте, уступив лишь Токио. Традиционно занимающие высокие места в подобных рейтингах Нью-Йорк, Лондон и Париж оказались соответственно на 8, 12 и 57-й позициях.

Как отнестись рядовому москвичу к этой новости? Радоваться? Печалиться? "Плюнуть и забыть, - такой совет дали жителям российской столицы специалисты Госкомстата РФ в беседе с корреспондентом "НГ". - Подобные рейтинги абсолютно не имеют никакого отношения к жизни основной массы москвичей". Но обвинять сотрудников "Уильям Мерсиер" в недобросовестном подходе к своим исследованиям нет оснований - они проводятся весьма основательно. Скажем, "замеры" дороговизны компания проводит в 144 городах мира на анализе цен на более чем 200 наименований товаров и услуг. Все дело в специфичности той "потребительской корзины", которая в последнем случае взята за основу.

"Она полностью ориентирована на западный деловой мир, который делает бизнес в России, а также на состоятельных туристов, - сказал корреспонденту "НГ" один из руководителей среднего звена Госкомстата, не пожелавший быть названным. - Поэтому здесь в основном фигурируют такие составляющие, как стоимость проживания в пятизвездочной гостинице, завтрака и ужина в здешнем ресторане, аренды лимузина и тому подобное". Все это в Москве действительно стоит недешево. Скажем, номер в "Балчуге" обойдется иностранцу примерно в 400-500 долларов в сутки, ужин здесь же - около 50 долларов. Заказчиков и потребителей рейтингов интересует также стоимость жилья, причем, как заметил наш собеседник, "не в районе Бутово или Митино", а в центре российской столицы. В итоге складывается набор действительно очень дорогих товаров и услуг, которыми из соображений экономии предпочитают не пользоваться не только рядовые москвичи и гости столицы, но даже наши российские предприниматели средней руки.

В рейтингах самых дорогих городов всегда много условностей, и исследования разных компаний, как правило, дают заметный разнобой. Так, например, в январе 2001 года в рейтинге Ekonomist Intelligence Unit Москва не вошла даже в первую десятку. Правда, первое место оставалось за Токио. "Официальная статистика тоже косвенно подтверждает первенство японской столицы, хотя международные статистические организации выстраивают рейтинги не городов, а стран", - подтвердили в Госкомстате России. Кстати, наше отечество в этих рейтингах пребывает в шестом десятке, чем тоже гордиться не приходится.

Что касается Москвы, то стоимость жизни здесь больше определяется не рейтингами самых дорогих городов, а составом и стоимостью потребительской корзины москвича. В отличие от корзины "Уильям Мерсиер" она выглядит без изысков и больше напоминает "медицинский минимум" для выживания. В нее входит (по годовой норме) 62,8 кг хлеба пшеничного, 105 кг молока и кефира, 19,6 кг сахара, 3,2 кг соли и прочее из того же ряда. Из промтоваров - плащ на 7 лет, костюм - на 5 лет, зимнее пальто - на восемь лет, телевизор - на 15 лет... По расчетам московской мэрии, стоит такой набор на сегодняшний день 2112 руб. 53 коп. Дорого? Это опять же смотря с чем сравнивать. Скажем, корзинка москвича, если наполнять ее в магазинах якутского города Ленска, обойдется покупателю в 1,5-2 раза дороже. Цены на промышленные товары и продукты питания традиционно выше не только в северных и дальневосточных районах, но и в курортных зонах России. Но в городах, подобных Ленску, "Уильям Мерсиер" замеров не проводит - там нет ни пятизвездочных отелей, ни фешенебельных бизнес-центров, туда не стремятся ни представители деловых кругов Запада, ни богатые туристы.

@@@
Корзина "Уильям Мерсиер" и корзинка москвича
Кто сменит слесаря Гошу?
Леонид Ивашов: "Ликвидация баз за рубежом - стратегическая ошибка"
Мир в роковой час
Мозолистое тело социологии
Мы не рантье, а хозяева
Наш ответ глобалистам

Ни сна ни отдыха

@@

Болезнь, вызванная по собственной вине

2002-08-13 / Ада Горбачева



Давно сказано: утро вечера мудренее. Действительно, утром чаще приходит решение сложных вопросов, удается распутать, казалось бы, безвыходные ситуации. Сон - одна из самых необходимых функций организма. В процессе сна весь организм, включая центральную нервную систему, восстанавливается. Бессонница - мучительное состояние, от которого лечатся. Недаром лишение сна использовалось в качестве пытки.

Когда-то человек ложился спать с наступлением темноты. С развитием цивилизации период бодрствования искусственно удлинился. А бешеный ритм современной жизни привел к тому, что множество людей регулярно недосыпают. Недосыпание почти всегда объясняют нехваткой времени. Информационные перегрузки, совмещение работы с учебой, неупорядоченный образ жизни, погоня за удовольствиями (однако без ущерба для бизнеса)… Часто состояние постоянной усталости становится привычным: "Отосплюсь потом".

Исследования, проводившиеся в США в последние годы, показывают, что медицинские последствия хронического недосыпания намного серьезнее, чем небольшая рассеянность, некоторое ослабление сообразительности, раздражительность или сонливость. Работы, проведенные в Чикагском университете, свидетельствуют о том, что постоянное недосыпание может приводить к ожирению, способствовать развитию диабета или гипертонии. Недосыпание по 3-4 часа за ночь в течение недели отрицательно влияет даже на молодых здоровых людей: их организм начинает хуже справляться с перевариванием и усвоением углеводов и хуже переносить стрессы, появляются нарушения гормонального равновесия, ослабляется иммунная система, защищающая организм от инфекций.

Ранее исследовали главным образом расстройства, связанные с кратковременным лишением сна. Добровольцы бодрствовали в течение 24-48 часов, до и после этого у них определяли такие психические параметры, как быстрота реакции, настроение и тому подобное. Эти показатели ухудшались от недосыпания. В новом исследовании рассматривали физиологический эффект укорочения ежесуточного сна до 4 часов в течение 6 суток подряд, что нередко случается в реальной жизни. Выяснилось, что недосыпание в продолжение более или менее длительного срока гораздо тяжелее сказывается на здоровье, чем вынужденное бодрствование в течение одной или двух ночей. Накопленный дефицит сна потенциально не менее разрушителен, чем недостаточное питание или сидячий образ жизни. Американские исследователи сравнивают его негативный эффект с отрицательным влиянием курения. Люди спят все меньше и меньше и в результате становятся все более усталыми. И пусть они даже регулярно занимаются физическими упражнениями, правильно питаются, получают достаточное количество витаминов, все это идет насмарку, если сон не превышает 5 часов.

Потребность во сне индивидуальна, но многочисленными исследованиями установлено, что взрослому человеку требуется в среднем 8-9 часов ночного сна, тогда как большинство спят 7 часов и меньше, просыпаются по сигналу будильника и никогда не восполняют дефицит сна. Поэтому они дремлют по пути на работу, на деловых совещаниях, за экраном компьютера и, что самое опасное, - засыпают иногда даже за рулем.

Систематическое недосыпание вызывает резкие изменения метаболизма и эндокринной функции, аналогичные эффекту старения. Проводились наблюдения за 11 здоровыми мужчинами в возрасте от 18 до 27 лет, которые в течение 16 ночей спали в лаборатории. Первые 3 ночи им давали спать по 8 часов, затем 6 ночей по 4 часа и, наконец, 7 ночей по 12 часов. При этом испытуемым делали анализы крови и слюны, чтобы проследить динамику гормональных функций. Прежде всего у них резко ухудшалась способность усваивать глюкозу, в результате ее содержание в крови нарастало, что заставляло организм вырабатывать больше инсулина, а это в конечном итоге может привести к появлению признаков диабета второго типа. Избыточный инсулин также способствует накоплению жира, увеличивая риск ожирения и повышения артериального давления.

Мозг после недосыпания начинал работать менее эффективно, функционирование некоторых областей его нарушалось, что может служить вероятной причиной снижения остроты критического мышления, сообразительности и памяти.

При недосыпании концентрация кортизола в крови во второй половине дня и вечером повышалась. Это типично при старении и ассоциируется с ухудшением памяти. Ослаблялся иммунитет, что проявлялось снижением реакции испытуемых на противогриппозную вакцину.

По данным доктора Дэвида Джинжиса из Пенсильванского университета (сообщение Радио "Свобода"), нельзя адаптироваться к недосыпанию. Хотя люди, за которыми он проводил наблюдения, и утверждали, что через 2 недели недосыпания они привыкали спать меньше и не чувствуют никакой сонливости, на самом деле они хуже выполняли задания на сообразительность и быстроту реакции. Экономя время на сон, нельзя успеть больше: невыспавшийся человек все делает медленнее.

О том, что происходит с детьми, когда они хронически недосыпают, рассказала кандидат медицинских наук Елена Корабельникова.

@@@
Ни сна ни отдыха
О бедном пиаре замолвите слово
Особенности национального дембелизма
Партбилет в будущее
Покушать, право, не грешно...
Почта
Правительству опять придется выбирать между плохим и очень плохим

Правые не правы

@@

Идеологизация земельного вопроса уводит законодателей и практиков от реального решения жизненных проблем

2000-03-18 / Владимир Санько



Рисунок Вадима Мисюка

НЫНЕШНЯЯ сельскохозяйственная весна выдалась необычно горячей. Причем в центре внимания не обычные сезонные хозяйственные проблемы (с горюче-смазочными материалами, семенами, удобрениями, техникой и запчастями к ней), а политическое противостояние по вопросу о форме собственности на землю. Острота дискуссии обусловлена тем, что 15 марта Госдума собиралась провести в рамках третьего чтения слушания по Земельному кодексу, а днем позже правительство предполагало обсудить концепцию развития агропромышленного комплекса, которая разработана в недрах Минсельхозпрода. Сначала правительство, а затем и Дума (в последний момент) решили заняться аграрными вопросами после президентских выборов. Вопросы слишком серьезны, и это не та ситуация, когда надо суетиться. Несомненно, что оба документа чрезвычайно важны для экономики страны, но основополагающее значение Земельного кодекса очевидно, так как в нем формируются принципы оборота земли.

Уже десять лет дискутируется эта проблема, дважды Федеральное собрание принимало Земельный кодекс и дважды Борис Ельцин "заворачивал" документ как противоречащий Конституции РФ. Дело в том, что ЗК подразделяет земли на три категории: земли личного пользования, которыми собственники могут распоряжаться по своему усмотрению; участки (парки, заповедники и тому подобное), оборот которых запрещен полностью; земли сельхозназначения, оборот которых ограничен, то есть запрещена их продажа, залог и дарение.

КОНСТИТУЦИЯ И ЧАСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ

Именно ограничение на оборот сельхозугодий стало причиной президентского вето. Самый серьезный аргумент в президентском обосновании - нарушаются права граждан, гарантированные Конституцией. Аргумент весомый, но нелишне вспомнить, сколько конституций принималось в России за прошедший век. И еще совсем недавно в другой Конституции, которую защитник нынешней Конституции нарушил по многим статьям, утверждалось прямо противоположное.

Но дело не только в этом. В одной и той же статье Конституции провозглашается право частной собственности не только на землю, но и на другие природные ресурсы. С тем, что земля является самым-самым природным ресурсом, спорить никто не будет. Тем не менее минеральные ресурсы, которые также являются природными, объявляются исключительной собственностью государства. Именно на этом основании государство выдает компаниям лицензии на добычу природных ресурсов, требует выполнения определенных обязательств, изымает у них горную ренту. Почему же земельную ренту, а в городах она достигает астрономических размеров, нужно оставлять физическим и юридическим лицам?

Противоречия, заложенные в ЗК, видны невооруженным глазом. Три принципиально разных подхода к обороту земли, - а в то же время ни для кого не секрет, что переход участков земли из одной категории в другую - явление обычное и в настоящее время никем не контролируемое.

Нельзя отрицать, что неопределенность в решении земельного вопроса сдерживает перераспределение сельхозугодий в пользу эффективных хозяев. Однако это никак не оправдывает суетливости, а тем более политической спекуляции в принятии решений по столь важному вопросу. Именно последним можно объяснить тот факт, что, несмотря на отсутствие ЗК, уже 135 млн. гектаров сельхозугодий в виде земельных паев получили в частную собственность 12,8 млн. граждан. 12 млн. гектаров находится в собственности крестьянских фермерских хозяйств, еще 8,5 млн. гектаров - в собственности 45 млн. семей - это садовые, приусадебные и гаражные участки. Несмотря на ныне действующий запрет на продажу земли, эти операции осуществляются, причем в частную собственность переводятся земли, на оборот которых по любому законодательству должен быть наложен запрет, например, водоохранные и лесопарковые зоны, которые всегда остаются в государственной собственности - муниципальной, региональной или федеральной.

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПРОБЛЕМЕ

Поиску взвешенных и продуманных решений земельного вопроса мешает излишняя политизация. Наиболее откровенно это выразил заместитель руководителя фракции СПС Виктор Похмелкин, который упрекает коллег в том, что они мало говорят о политическом аспекте вопроса. "Он является очень и очень важным", - подчеркнул депутат и призвал "устроить коммунистическим аграриям Ватерлоо". А для пущей важности попугал: "Те режимы, которые базировались на государственной, общинной собственности, это режимы, как правило, тоталитарные". Вряд ли с подобной оценкой согласятся в Норвегии, Голландии и Израиле.

Цель СПС ясна, и Похмелкин ее не скрывает, - снять законодательный запрет Госдумы на действие статей Гражданского кодекса, вводящих земельный оборот на основе частной собственности без каких-либо административно-правовых регламентаций. А дальше, пожалуйста, принимайте "закон о землеустройстве, Земельном кадастре, то есть можно регулировать земельные отношения как бы отдельными законами".

Сейчас нет ни одного человека, который отстаивал бы право частной собственности на землю в чистоте наполеоновского кодекса (только альтернативный законопроект СПС отстаивает его девственность). Права собственника по распоряжению землей согласно и Конституции, и Гражданскому кодексу могут быть ограничены на основе федерального закона, то есть Земельный кодекс и в нынешнем виде, вопреки утверждениям, не противоречит Конституции.

Кодекс содержит лишь ограничения на продажу сельхозугодий, но разрешает многие операции с земельной долей: забрать ее из общего хозяйства с выделением в самостоятельное хозяйство, присоединить к другому сельхозпредприятию любой формы собственности, внести в уставный капитал, сдать в аренду. Допускается обмен, дарение и наследование. Выкупаться земля может только для общественных нужд, но по рыночной цене.

Лидер Аграрной партии Михаил Лапшин обвиняет СПС в попытке заставить крестьян покупать землю, а не получать ее бесплатно. С другой стороны, он напоминает, что вопрос о частной собственности на землю уже давно решен, 12 миллионов жителей села получили более 100 млн. гектаров земли. Он обвиняет коммунистов, что те в прошлом году не приняли кодекс, который "окончательно закрепляет за крестьянами право собственности на сельскохозяйственную землю и не предусматривает ее куплю-продажу".

РЕЗУЛЬТАТЫ "ПАЕВИЗАЦИИ"

Однако напомним, что с подачи одного из нынешних лидеров СПС - Бориса Немцова в бытность его нижегородским губернатором началась паевая приватизация агропромышленного комплекса страны. "Паевизация" проводилась под патронажем и на деньги МФК, одного из подразделений Всемирного банка. Именно тогда прошла бесплатная раздача земельных и имущественных паев. Возникает вопрос: какую землю согласно кодексу Михаил Лапшин хочет еще получить бесплатно?

В 1995 году этот опыт начал внедряться в Орловской области. Это позволяет сейчас ее губернатору Егору Строеву заявлять, что в его области этот вопрос "уже давно решили". "У нас земля отдана в собственность крестьянам, и они по собственному усмотрению отдают ее во временную эксплуатацию фермерам, акционерным обществам и агропромышленным структурам, которые работают в сфере АПК", - сообщил губернатор.

Между тем столь подробная аргументация председателя Совета Федерации выявляет одну существенную особенность - реальность земельного оборота на основе арендного права. А то, что частная собственность на землю никоим образом не способствует перераспределению земли в пользу эффективных собственников, сейчас правые списывают на действующий думский запрет на куплю-продажу сельхозугодий. Однако это далеко не так.

Анализ ситуации позволяет сделать вывод, что введение даже самого свободного оборота земли и без каких-либо ограничений, которые существенно снижают ликвидность сельхозугодий, не оставляют надежды на скорое перераспределение земли в пользу эффективного собственника. Дело в том, что земельными паями наделялось все сельское население: медики и милиционеры, учителя и пожарные, работники культуры, служащие контор и торговой кооперации, колхозные и совхозные пенсионеры и многие другие. А если учесть, что среди колхозников и работников совхозов крестьян, способных к самостоятельному эффективному ведению крупного хозяйства, не так уж много, то неудивительно, что основная масса долей используется на арендной основе: из 5 долей 4 арендуются (по другим данным, 17 и 16 соответственно).

Основная причина того, что снятие запрета на куплю-продажу земли не приведет к быстрому изменению этого показателя в пользу эффективного собственника, заключается в получении нынешними владельцами земельной ренты. Арендная плата для собственников паев, живущих в сельской местности, является наиболее надежной, а порой и единственной основой материальных и даже социальных гарантий. Известно, что сейчас социально-бытовые нужды села государством практически не финансируются, и в отсутствие работы владелец земельного пая может надеяться только на ближайшее работающее хозяйство.

За прошедшие годы нередко во владение паями вступали уже наследники, которые живут далеко от села, но и они не спешат расстаться с паями - постоянная арендная плата надежнее единовременной крупной суммы, хранящейся в коммерческом банке. Так, участник "круглого стола" ("НГ-политэкономия" #4, 2000) Виктор Легезин, генеральный директор крупного откормочного хозяйства в Московской области, жалуется, что больше года не может договориться с собственниками паев, которые живут в Москве.

Очевидно, что замыслы инициаторов "паевизации" земли (они же являются ярыми апологетами частной собственности на землю) не достигли своей главной цели - перераспределения земли в пользу эффективного собственника, и он как арендатор не имеет тех прав, за которые столь активно ратуют правые и демократы, то есть прав продажи, дарения и залога. Кроме того, аренда земли у частника порождает ряд негативных последствий. Во-первых, это ему обходится достаточно дорого: частник активнее государства изымает земельную ренту. Во-вторых, очевидно, что определенности и гарантий по условиям и срокам при аренде у частника гораздо меньше, чем при аренде у государства, а это ограничивает капитальные вложения в повышение плодородия земли.

"ИХ НРАВЫ"

Сказанное во многом подтверждается и опытом Германии. В ее западных территориях, где давно существует частная собственность на землю, большая часть сельхозугодий обрабатывается на условиях аренды, то есть земельная рента присваивается землевладельцем. На территории бывшей ГДР сельхозпроизводители предпочитают арендовать землю у государства, хотя имеют полную возможность ее выкупить. Отсюда вытекает, что наши сторонники частной собственности на землю очень сильно преувеличивают ее инвестиционную и залоговую привлекательность. К сожалению, подобные заблуждения характерны и для руководителя департамента развития АПК аппарата правительства Леонида Холода, претендующего, кстати (или некстати), на пост министра сельского хозяйства и продовольствия. Он считает, что "в сегодняшней конъюнктурной атмосфере агропромышленный комплекс достаточно привлекателен, но сильно зависит от земельного фактора". "Неустановленность земельных отношений сдерживает приток инвестиций", - поясняет начальник департамента.

Более правильно ставит вопрос депутат Госдумы, бывший министр Виктор Семенов, который обращает внимание на то, что в АПК предметом купли-продажи является не земля как таковая, а бизнес. Такой акцент переводит земельный вопрос в практическую плоскость решений, подальше от политических спекуляций. А вот условия для организации бизнеса в отечественном АПК действительно весьма непривлекательные. Не развита его рыночная инфраструктура, отсутствуют системы кредитования и лизинга, с которыми тесно связана схема дотирования. Об этом напоминает председатель аграрного комитета Госдумы Владимир Плотников.

Как мы видим, скоропалительные решения по земельному вопросу не только не облегчили, но значительно осложнили задачу по перераспределению земли в пользу эффективных хозяйств. Не только зарубежный, но и наш скромный опыт не подтверждает ни одного аргумента экономических рассуждений сторонников частной собственности на землю. В то же время, как утверждает директор ИМЭПИ РАН Александр Некипелов, "аренда (государственных земель. - В.С.) может служить основой формирования рыночных механизмов распределения земли". Академик предупреждает, что сегодня в России "рента от использования земли в сельскохозяйственном обороте отрицательна. И вряд ли стоит ожидать, что с введением частной собственности на землю в сельскохозяйственное производство потекут инвестиции и трудовые ресурсы". Только городская земля "способна привлечь крупных инвесторов. Фактически речь может идти о создании нового высокоспекулятивного актива типа ГКО, способного не просто вновь отвлечь деньги из реального сектора экономики, но и привести к труднопредсказуемым социальным последствиям".

Следует заметить, в Нью-Йорке, цитадели рыночного либерализма, исторически сложилось так, что не более 3% городских земель находится в частной собственности. В условиях же всеобщей либерализации, когда отсутствуют жесткие нормативы оборота земли и не менее жесткий контроль за их выполнением, требование свободной ее купли-продажи явно носит политический характер.

КОНЦЕПЦИЯ КОМПЛЕКСНОГО ПОДХОДА

В связи с этим очень важна концепция развития аграрного сектора страны. По оценке специалистов разных воззрений (смотри материалы "круглого стола" "НГ"), концепция, представленная Минсельхозпродом, является наиболее обнадеживающим документом из тех, что создавались в этом ведомстве за последние годы. В немалой степени это объясняется тем, что концепция учитывает американский опыт по комплексному подходу к вопросам государственной поддержки аграрного сектора, где никогда не рассматривали АПК как "черную дыру" для бюджета страны. Необходимо признать, что наше сельское хозяйство только в последние годы советской власти стало получать поддержку в объемах, сопоставимых с суммами, которые аграрии на Западе получают уже более полувека. Однако маловероятно, что подобная концепция будет принята. Ведь вопрос к заседанию готовится в департаменте развития АПК, руководитель которого Леонид Холод призывает аграрников понять, что "никто напрямую помогать им не будет".

@@@
Правые не правы
Противостояние или упущенные возможности
Рабочий - "уходящая натура"
Равняется одному ликеро-водочному
Россия вспомнила о "своих"
Рост на грани конкуренции
Русский размах

Свердловский выскочка

@@

Глава из книги с добавлением нескольких страниц, специально написанных по случаю отречения Бориса Ельцина от власти

2000-01-06 / Виталий Третьяков



"Вы боитесь Ельцина? Ну так и получите того Ельцина, которого боитесь!"

Борис Ельцин.

"Записки президента"

Я НЕ БИОГРАФ Ельцина. Поэтому в этой книге не изложен его жизненный путь так, как то полагается в канонических, тем более официальных биографиях. Я пишу историю взаимоотношений Ельцина с Россией, страной, которую волею судеб и собственным куражом он сподобился возглавить и возглавлять. И, конечно же, пытаюсь нарисовать политико-психологический портрет героя этой книги.

Как бы ни был неинтересен тот или иной политик, история его восхождения к власти, схваченная в ее основных, чаще всего авантюристических поворотах, действительно может быть крайне интересной и более того - захватывающей, т.е. в литературной форме представлять собой то, что определяется жанром триллера. Между тем судьба страны при этом может быть скучнейшей и печальнейшей.

Если бы Ельцин сумел написать сам или решился рассказать кому-либо для литературного изложения правдивую историю своего вхождения во власть, это скорее всего было бы действительно захватывающее чтение. И прежде всего потому, что Ельцин безусловно относится к числу людей, самих сделавших свою карьеру (во всяком случае, начиная с Москвы). А ведь большинство людей попадают на горние вершины политики случайно, захваченные потоком событий, над которыми не властны, или волею других людей, которым не в силах сопротивляться. Так, кстати, чаще всего было в советское время. Причем это относится как к рядовым политикам, так и к первым лицам во власти.

ТИПОЛОГИЯ РУССКИХ ЛИДЕРОВ XX ВЕКА

Безусловно случайно, то есть вне зависимости от собственного желания, оказались на вершине власти Брежнев, Андропов, Черненко, Путин. А вот Ленин, Сталин и Горбачев шли к этой цели осознанно. Промежуточный тип - Хрущев. Вернее даже - это тип не промежуточный, а особый, третий тип политика. Первую часть пути политики этого типа идут под влиянием не зависящего от них хода событий, в реалиях советской номенклатуры - потому что работающая Система постоянно рекрутирует из нижележащих слоев определенные характеры, главное качество которых я бы определил как экстравагантный конформизм. Нужно уметь делать все, что велит Система, но делать это не только лучше других, но как-то по-особому лучше.

Этого, однако, недостаточно, чтобы получить главный приз - высшую власть в стране. Экстравагантный конформизм позволят лишь максимально приблизиться к вершине, войти в число тех, из кого потом один встанет надо всеми.

Так вот, решающий выбор - и именно этим разнятся три типа политиков (а впрочем, и людей любой другой профессии) - далее зависит либо от случайностей, воли других, простого хода событий (Андропов, Черненко); либо от осознанного и целенаправленного движения к высшей власти (Сталин, Горбачев); либо от наличия опасности, иногда смертельной: если не победишь, то проиграешь все, часто и жизнь (Хрущев).

Есть, конечно, и четвертый, точнее, особый тип политика, добивающийся высшей власти. Этот тип можно назвать гениальным политиком, то есть тем, кто в силу своих выдающихся не только волевых, но и интеллектуальных качеств побеждает других часто даже в неблагоприятных для себя обстоятельствах.

Гениальный политик дает обществу новые идеи, не всегда, впрочем, плодотворные, как позднее показывает будущее. Гениальный политик не всегда удачлив, а очень часто - не до конца удачлив, ибо жизнь или власть его обрываются раньше, чем он увидит реализованными свои идеи в их первозданной чистоте, а не в том черновом варианте, который не удовлетворяет прежде всего его самого. В России XX века таким гениальным политиком был лишь один человек - Ленин. Хотя отношение к нему сейчас у нас сильно переменилось, но факт сей остается, по существу, общепризнанным во всем мире, включая Запад - верховного арбитра для современной русской прогрессивной интеллигенции. Кроме того, все-таки существует, хоть и не воплощенным в реальность, ответ на вопрос: что бы произошло со страной, если бы Ленин не умер в 1924 году и, следовательно, если бы Сталин не пришел к власти, чего Ленин, видимо, не допустил бы, ибо не хотел. Если считать, что гений и злодейство - вещи все-таки совместимые, то гениальным политиком был и Сталин (правда, в отличие от Ленина - удачливым).

Побоюсь слова "гениальный", но безусловно выдающимся политиком был Михаил Горбачев. Очевидно, что он хотел сделать то, что сделал, когда получил власть, еще на пути восхождения к ней. Но Горбачев потерял все и породил Ельцина. Именно потому, что не был гениальным, хотя и осознанно строил свою политику. Он действительно мог бы продолжать то, что было до него, реформируя Систему постепенно, медленно поспешая. Тогда, видимо, его можно было бы назвать гениальным.

Но все-таки Горбачев посмел выйти за пределы Системы. Этот шаг сделал именно он.

Ельцин наследовал Горбачеву на пути реформ, но радикально нового в эти реформы ничего не внес ("шоковая терапия" - это радикализм методов. Но отнюдь не идейных целей).

Он просто вошел в дверь, открытую Горбачевым.

Более к теме гениальности в политике в этой книге я возвращаться не собираюсь за отсутствием предмета обсуждения. Однако определить место Ельцина в той типологии достигших высшей власти политиков, о которых я сказал, необходимо. Ибо Ельцин в ней являет собой третий - амбивалентный, хрущевский тип.

На мой взгляд, весь свердловский период, до того, как Горбачев вызвал его в Москву, Ельцин был стандартным либералом-конформистом, ленинцем, так сказать, ударником коммунистического труда, не чувствовавшим ни необходимости, ни желания выйти за рамки Системы, а тем более - разрушить ее. И, конечно же, не мечтавший ее возглавить. В этом отличие, кстати, от самого Горбачева, который, безусловно, шел к своей высшей точке - власти и реформам - целенаправленно, еще в Ставрополе. Не назначь Горбачев Ельцина в 1985 году на один из высших постов в аппарате ЦК КПСС, мы, скорее всего, так и не услышали бы никогда этой фамилии.

Но после этого назначения в силу фрустрации, которую Ельцин пережил в начале своей деятельности в столице, в нем пробудилось то волевое начало, которое сделало весь его последующий жизненный путь, безусловно, очевидно осознанным движением к одной цели - высшей власти в стране. В этом Ельцин - уменьшенная копия Сталина. Здесь, кстати, возникает весьма любопытный параллелизм двух политических пар российской истории XX века: Ленин-Сталин - Горбачев-Ельцин. Вторая пара карикатуризирует первую. Впрочем, вернусь к Ельцину. В момент решающей схватки в Ельцине сыграло "хрущевское" начало. Он хотел власти не только потому, что вожделел ее, но и потому, что неуспех в этом предприятии, вылившемся прежде и раньше всего в борьбу против Горбачева, а не какого-то там коммунизма, действительно означал для него политическую смерть, которая к тому времени уже воспринималась им и как смерть физическая (призрак последней замаячил перед ним в дни ГКЧП, оттого столь яростным и целеустремленным было тогда его сопротивление - даже ненавистного ему Горбачева он взял в союзники). С этим специфически ельцинским ощущением власти как жизни, а отсутствия власти или перспектив ее получить - как смерти, кстати, судя по всему, и связана широко известная в узком кругу попытка самоубийства Ельцина ("случай с ножницами"), предпринятая в момент наибольшей конфронтации с Горбачевым и вообще Политбюро в 1987 году. Отсюда и экстравагантная даже по формулировке просьба о "политической реабилитации", то есть возвращении к жизни.

Здесь я должен коснуться одного деликатного момента, что не принято делать публично в отношении обычных людей, в каком бы состоянии они ни находились. Но табу с этой темы применительно к Ельцину давно снято по меньшей мере в силу трех причин. Во-первых, из-за того, что его физическое состояние не раз уже выносило эту тему на общий обзор. Во-вторых, потому что в принципе тема смертности первого лица государства, тем более находящегося в преклонном возрасте, не является запретной (не случайно, что в конституциях или других аналогичных документах всех государств, а не только монархий она рассматривается открыто). Наконец, в-третьих, потому, что именно применительно к Ельцину эта тема не раз уже была предметом политических расчетов и прогнозов, до сих пор не сбывшихся, но всегда (в последние четыре-пять лет) актуальных. А уж что говорить о политической Москве в ее высших слоях. Здесь эта тема всегда, а в последние годы особенно была настолько актуальной, что стратегия, а порой и тактика не то что отдельных политиков, но и целых финансово-политических группировок и даже партий неизменно включали в себя как одну из важнейших констант прогнозируемый срок ухода президента из жизни.

Так вот, рискну сделать прогноз, основанный не на физиологическом, а психологическом понимании Ельцина как человека и "политического животного". На мой взгляд, и ниже я приведу тому многочисленные примеры, можно считать доказанным, что инстинкт жизни Ельцина равен его инстинкту власти. То есть жизненный путь Б.Н., каким бы ни было его физическое состояние, закончится тогда и только тогда, когда он либо потеряет власть, либо поймет (точнее, почувствует), что в ближайшее время он ее неизбежно лишится - и сделать больше ничего нельзя.

Я очень рискую, фиксируя на бумаге свой прогноз. Природа человека детерминирована в целом, но не в частностях. Все же я считаю настолько очевидным, что для Ельцина жизнь равна власти и власть равна жизни, что восприму любое отклонение от этой формулы как аномалию, нарушение законов жизнедеятельности Б.Н.

Итак, гигантский, гипертрофированный инстинкт власти - это то, что я считаю главным, основным, определяющим все иное в Ельцине как в человеческом типе, а уж тем более как в политике. Но этим, конечно, Ельцин, как и любой другой человек, не исчерпывается, И когда я употребляю по отношению к нему эпитет "примитивный", это отнюдь не означает, что я считаю его абсолютно бездарным, нетворческим, серым. По-своему он и талантлив, и ярок, и, безусловно, изобретателен.

Примитивным я считаю ельцинский тип политика и Ельцина как человека в политике. Если воспринимать политику как искусство или мастерство, то, на мой взгляд, существование Ельцина на вершине российской власти не добавило нам никакого нового опыта в этой сфере, не дало никакого нового знания. Он не создал в политике ничего, что до него не было бы уже известно на фактах жизни таких же, как он, властолюбцев. Как политик и человек власти Ельцин, на мой взгляд, примитивен и потому, что его методы завоевания и сохранения власти, устранения конкурентов подходят что для главы государства, что для начальника плодоовощной базы. В них есть изощренность, но нет блеска интеллектуальности.

Властолюбец Сталин - фигура, безусловно, исполинская. Властолюбец Ельцин - ординарная, проходящая, примитивная. Ельцин не стал тираном не потому, что был демократом. Но потому, что побоялся быть тираном (вопрос о его пресловутой "смелости" - отдельная тема, и ее я, конечно, коснусь), потому, что предпочитал добиваться своей цели (сохранения власти) всегда не путем жертвы, не путем подвига, а путем, по сути, торга, мены. Чтобы проанализировать это утверждение, не отвлекаясь от главного хода книги, я привожу в одном из приложений свою статью, написанную и опубликованную в 1995 году, специально посвященную методам ельцинской борьбы за власть.

Впрочем, о Ельцине и власти мне придется говорить еще не раз. А пока вернусь к деталям психологического образа Ельцина, деталям, нанизанным на стержень этого образа - властолюбие, но все-таки существенным, ибо они многое объясняют в повседневном политическом и житейском поведении этого человека.

Кстати, сам он эти черты-детали в себе, судя по его откровениям, не только прекрасно видит, но и любит их, лелеет, гордится ими, часто бахвалится.

БИРЮК, САМОДУР, АКТЕР

Перечислю, на мой взгляд, неоспоримо очевидные черты характера Ельцина. Замечу при этом, что в последние годы он, превратившись в немощного старика, перестал скрывать в себе то, что раньше пытался скрыть или даже преодолеть.

Прежде всего Ельцин нелюдим - он есть то, что по-русски называется бирюком. Он мало появляется на людях, а если и появляется, то только тогда, когда это просто неизбежно - например, как требование протокола. Или когда этого требует борьба за власть или борьба с кем-либо.

Последние годы, чисто по-старчески, он замкнулся в семье (не в политическом смысле этого слова), с которой ранее, судя по всему, у него были весьма неровные взаимоотношения.

"Возвращение" Ельцина в семью началось, видимо, с августовского путча 1991 года, когда вынужденно он мог опираться только на исключительно преданных ему людей, а завершилось после операции на сердце осенью 1996 года. С этого времени тема семьи все чаще и чаще начала звучать в его публичных заявлениях.

Конечно же, Ельцин - самодур. Еще одно русское понятие, которое его прекрасно характеризует. Отсюда все эти дирижирования оркестрами, бросания пресс-секретарей в реку, выхватывания бумаг у стоящих рядом людей и прочая малосовместимая с его должностью и положением экстравагантная суперактивность. Отсюда и пристрастие к публичным (именно публичным) разносам, которые он любит устраивать подчиненным. Наконец, именно самодурством (при неглубоких знаниях, а часто и отсутствии таковых) объясняю я его шараханья в собственно политической сфере.

В принципе Ельцин - интраверт, человек, замкнутый на свой собственный внутренний мир. Но, видимо, интраверт сильно закомплексованный. И эти комплексы время от времени находят выход в его странном поведении на людях, когда истинное и, как правило, довольно неприглядное лицо этого человека оказывается открытым всем. Наиболее яркий пример: неприличное поведение у колеса самолета, на котором он впервые прилетел в США.

Если даже предположить, что в этот момент он был сильно пьян (что скорее всего имело место), то, как известно, именно в пьяном виде в человеке открывается то, что является его второй, то есть истинной, натурой.

При постоянной театральной галантности в отношении женщин (например, целование рук, к которому он пристрастился в последние годы и что делает к месту и не к месту) необъяснимыми могут показаться знаменитые кадры, на которых он вдруг во время официальной церемонии ущипнул за бок кремлевскую стенографистку. Но если принять, что такое поведение является как раз естественным для него, но чаще всего сдерживаемым с помощью самоконтроля, то все встает на свои места.

Ельцин вообще очень театрален в своем поведении. Любит драматические паузы, в последние годы, впрочем, объясняющиеся уже чаще физиологическими причинами. Ему также нравится делать многозначительные намеки на нечто, что знает только он да еще, может быть, его собеседник. Вообще он любит демонстрировать свою сверхосведомленность во всем, что касается политики и информации о жизни общества. Что очень часто при многочисленных глупостях или банальнейших сентенциях, вылетающих из его уст, создает образ либо простофили, либо глубоко заблуждающегося на свой собственный счет недоучки начальника. Все, видимо, помнят, как он ошеломил весь мир во время одного из своих зарубежных визитов сообщением о том, что с российских ракет то ли сняты, то ли вот-вот будут сняты боеголовки. В результате, по-моему, и появилась знаменитая фраза его пресс-секретаря того периода Сергея Ястржембского "президент устал", а все высшее руководство российских МИДа и Министерства обороны вынуждено было в течение нескольких дней деликатно (по отношению к своему президенту) дезавуировать его слова.

Самомнение Ельцина доходит до крайности. Он, видимо, порой сам верит в ту высшую миссию, которую должен исполнить если и не на Земле вообще, то в России - определенно. Апломб, с которым Ельцин берется судить о разных проблемах, разительно контрастирует с его постоянными проколами, вызывающими недоумение или насмешки во всем мире. Ельцин почти никогда не приводит литературных цитат, примеров, аналогий, что является необычным для такой "начитанной" страны, как Россия. Даже его спичрайтеры не вставляют в тексты его выступлений ничего подобного. Я не припомню, чтобы Ельцин когда-либо сослался хотя бы на одно писательское имя или литературное произведение, хотя это совершенно обычно для речи всякого более или менее образованного русского человека. Мраком тайны покрыты и его познания в строительной сфере, несмотря на то что именно здесь он получил высшее образование и много лет работал. Правда, пущено в жизнь несколько апокрифов на сей счет, но проверить их соответствие реальности никому не удавалось. А, казалось бы, при неглубине знаний в иных сферах или отсутствии таковых человека должно тянуть на использование примеров из той единственной сферы, где он является специалистом. Строительство - более чем подходящая тема для заимствования точных и емких образов при описании хода и целей экономических и политических реформ, вообще управления государством. У Ельцина этого нет. Чаще всего так бывает, когда человек не любит своей основной (или первой) профессии. Вряд ли можно предположить, что Ельцин полный профан в строительстве. Скорее всего - он просто никогда не был удовлетворен своей работой, а потому, расставшись с ней, просто вычеркнул ее из своего сознания.

Крайне редко Ельцин бывает в театрах, по-моему, никогда за время президентства не посещал концертов серьезной музыки. И это при том, что Мстислав Ростропович и Галина Вишневская и семья Ельциных являются, по взаимному утверждению, близкими друзьями.

Словом, интеллектуальный и культурный багаж Ельцина явно невелик. Трудно себе представить, чтобы он вел полемику по каким-либо вопросам литературы, кино, театра или музыки, как это делали и Ленин, и Сталин, и Хрущев, и Горбачев. В разной степени образованные, они всегда интересовались проблемами культуры и искусства и охотно выступали на сей счет. Для Ельцина, видимо, высокая культура вообще терра инкогнита, сфера, в пределы которой он даже не рискует ступить.

Мне рассказывал один из руководителей Большого театра, как, кажется, уже будучи председателем Верховного совета России, то есть в 1990 году, Ельцин присутствовал на открытии сезона в этом театре. Он категорически отказался занять царскую ложу, сел на первый ряд и, когда перед последним действием дирижер по традиции повернулся к публике, встал и пожал ему руку. Видимо, Ельцин посчитал это знаком внимания к себе, а то, что это просто театральный ритуал, не знал. Почему Ельцин не сел тогда в царскую ложу? Явно не из-за равнодушия к властной символике. Ведь именно он, когда окончательно устранил Горбачева от власти, занялся ею с таким рвением, которое в этом вопросе отличало только Сталина (но тот занимался, и часто весьма профессионально, вообще всем). Ельцин завел себе президентский штандарт (которого, кстати, не было и у Сталина, а был лишь у царей), гусарскую форму для кремлевской гвардии (впрочем, почему-то редко используемую), десяток резиденций, высший президентский орден и множество другой мишуры, а также дал указание отреставрировать Кремль.

Конечно, Ельцин, весьма непритязательный в быту, равнодушен к материальному наполнению всей этой помпезной роскоши, но абсолютно влюблен в нее как в самое весомое доказательство своего обладания высшей властью.

Детали для него, судя по всему, вообще значат больше, чем суть происходящего или целое. В 1995 году он, например, объявил, что в России теперь продается киви, а это значит, что рыночная экономика построена. Все помнят и 38 снайперов, предполагаемые действия которых в ходе операции против чеченских террористов Ельцин не только описывал, но и показывал жестами и мимикой. А однажды, рекламируя якобы уже наступившее благополучие и спокойствие в стране, он посоветовал гражданам квасить капусту и заклеивать окна перед зимними холодами. Отсюда же, на мой взгляд, помимо, естественно, идейного ренегатства, его навязчивое желание вынести тело Ленина из Мавзолея на Красной площади. Для серьезного политика - это абсолютно десятистепенная проблема, а строго говоря - вообще искусственная. Конечно, здесь смысл еще и в том, что Красная площадь - это как бы часть Кремля, главной президентской резиденции и главного символа власти в России, а Кремль Ельцин не намерен делить ни с кем. И чуть ли не первое, что было сделано в Кремле после того, как Ельцин стал его единственным хозяином, - демонтаж памятника Ленину.

Это же пристрастие к деталям, застилающим чаще всего главное, привело и к двум другим ельцинским маниям: объявлять, с кем из руководителей других стран он теперь на "ты" и, следовательно, стал другом (хотя второе отнюдь не вытекает из первого), и постоянное педалирование особой значимости "встреч без галстуков". Обе мании стали темой многочисленных анекдотов в России, что само по себе характеризует истинную ценность этих столь важных для Ельцина символов.

При описании же главных проблем, стоящих перед страной, Ельцин, напротив, всегда крайне неконкретен. Никто не сможет сказать, что значат для Ельцина слова "демократия", "рынок", "правовое государство", "цивилизованное государство", "национальные интересы России", "экономическая реформа" и тому подобное. После захвата власти (ранее Ельцин был другим) он ни разу в своей свободной, не формализированной спичрайтерами речи не выдвинул ни одной конкретной идеи и не поставил ни одной новой цели перед страной. Привычно повторяя банальности либо очевидные государственные догмы, он может выйти за их пределы лишь в совершенно бессодержательных по сути, хотя и оригинально (из-за своей абсурдности) звучащих советах или приказах. Наиболее яркий пример - его требование после очередной вспышки взаимной любви с президентом Кучмой: все российские чиновники отныне должны заканчивать свой день с мыслью, а что хорошего я сегодня сделал для укрепления отношений с Украиной? Хотел бы я знать, нашелся ли в России хоть один чиновник, включая и самого Ельцина, который бы заснул с этой мыслью хотя бы в тот день, когда этот приказ был дан.

Как всякий недалекий человек, Ельцин искренне верит в большинство вещей, пусть даже абсурдных, которые сам утверждает. Проколы очень часты, но разрыв во времени между очередной произнесенной им глупостью и обнаружением реальной картины происходящего обычно скрадывает для публики масштабы того гигантского разрыва, который всегда - с 1991 года определенно - отделял реальную картину мира от той, что сложилась в голове Ельцина. Помимо характерного случая со "снятием боеголовок", приведу еще два примера. Когда группа чеченских террористов, захватив заложников, направилась на теплоходе по Черному морю в Турцию, Ельцин пообещал послать за ними вдогонку подводную лодку. Во-первых, неясно было, зачем нужна в данной ситуации подводная лодка. Во-вторых, что еще комичнее (и одновременно трагичнее), выяснилось, что у России на Черном море нет ни одной действующей подводной лодки (результат "дружеского" раздела Черноморского флота между Москвой и Киевом). Судя по всему, об этом просто не знал Главнокомандующий Вооруженных сил страны, президент Ельцин.

Другой случай связан с известными событиями 17 августа 1998 года, когда правительство России во главе с молодым премьером Кириенко и Центральный банк объявили о приостановке на три месяца выплат по долгам зарубежным кредиторам и ряде других финансовых мер, приведших к резкому падению курса рубля, то есть девальвации. Это произошло в понедельник, а буквально за два дня до этого, в последний рабочий день предшествующей недели, Ельцин, находившийся в отпуске, убеждал всех с экранов телевизоров, что девальвации не будет и правительство с Центробанком держат ситуацию под контролем.

Конечно, во многих таких случаях причина конфузов, которые раз за разом происходили с Ельциным, не только в его самоуверенности и подчас полной оторванности от реальной жизни, но и в его поразительной внушаемости. Если он проникается доверием к людям (не в целом, а по их "специальности"), то попадает в полную информационную зависимость от них, либо повторяя, как может, то, что они ему говорят, либо сам препарируя в желательном для себя направлении их слова и мысли. Вообще порой кажется, что Ельцин является полным профаном во всех без исключения сферах человеческого знания. Просто на одни темы (искусство, например) он никогда не рискует рассуждать, а на другие (политика, экономика, проблемы армии) вынужден.

Все недалекие люди склонны, во-первых, верить в то, что говорят сами, а во-вторых, давать рискованные обещания, думая, что легко исполнят их, а когда этого не случается, просто забывают о сказанном, даже не подозревая, что выглядят глупцами или лжецами. Самое известное обещание Ельцина, так и оставшееся невыполненным и искренне им забытое, - это знаменитая клятва начала 1992 года "лечь на рельсы", если в результате экономических реформ уровень жизни граждан России понизится. Уровень жизни не то что понизился, а катастрофически упал. Но Ельцин больше никогда не вспоминал о "рельсах".

Столь же известны и многочисленные публичные обещания Ельцина, даваемые разным высокопоставленным чиновникам, сохранения их на тех или иных постах на разные конкретные сроки. Такие обещания Ельцин давал Гайдару, Немцову, Чубайсу, Примакову - и всякий раз вскоре после этого снимал их. Можно бы было говорить о лживости Ельцина (и об этом надо говорить), но в большинстве случаев этот человек, привыкший жить одним днем, всякий раз был искренним в своих обещаниях, точнее, в желании их исполнить в тот момент, когда эти обещания давались.

Ложь, безусловно, вполне допустимое, а иногда и объективно необходимое оружие политика. Но очень сильное. Поэтому пользоваться им нужно осторожно. По своей примитивности Ельцин этого не понимает. А по своей безответственности нисколько не переживает, когда вынужден лгать или когда его ложь всплывает на всеобщее обозрение.

Иногда, впрочем, он использует ложь вполне сознательно. Это относится ко всему, что касается его собственной персоны и его власти. Вообще ни к каким словам Ельцина нельзя относиться серьезно. Кроме тех, что касаются его власти и угроз для нее. Здесь он часто бывает предельно конкретен, на удивление откровенен и одновременно совершенно цинично и отнюдь не простодушно лжив.

Возненавидев Верховный совет, Ельцин не протяжении года третировал его и весьма прозрачно намекал, что рано или поздно разгонит этот парламент. Что и случилось. При этом Ельцин обещал провести через полгода после выборов в нижнюю палату нового парламента досрочные президентские выборы. Вскоре он с легкостью и без всяких серьезных объяснений и тем более извинений отменил свое обещание.

Люди из ближайшего окружения Евгения Примакова рассказывали мне, что буквально за две недели до того, как Ельцин отправил премьера в отставку, у них состоялся разговор о том, может ли это случиться. Вопрос поднял Примаков. Ельцин посмотрел ему прямо в глаза и сказал: этого не будет.

Лживость Ельцина во всем, что касается его интересов, поистине беспредельна. Он доказывал, что его странное заторможенное выступление в Америке, запись которого по распоряжению Горбачева была показана по советскому телевидению, было нормальным, а все дело в том, что специальная команда телевизионных техников соответствующим образом "растянула" пленку.

Ясно, что не сказал он правды и о реальных обстоятельствах своего "падения с моста" в Москву-реку.

Он не захотел разобраться, что за снайперы стреляли по людям в районе Белого дома во время событий октября 1993 года, а ведь во многом именно из-за этих провокационных выстрелов и началось кровопролитие.

Все события, связанные с роспуском СССР, осуществленным им, Кравчуком и Шушкевичем в Беловежской пуще, покрыты мраком тайны, а точнее - лжи.

Иногда, конечно, во лжи, исходящей из уст Ельцина, был виноват не он, а его окружение. А он лишь делал вид, что ничего предосудительного не происходит, хотя я и сомневаюсь, что всякий раз он не догадывался о том, что дело нечисто. А иногда, думаю, и давал санкцию на использование ложной или фальсифицированной информации. По очень многим косвенным данным и свидетельствам, не состоялся референного числа голосовавших), а первый тур президентских выборов 1996 года Ельцин не выиграл, а проиграл. Я, во всяком случае, убежден и в том, и в другом. Как это могло пройти мимо Ельцина, представить трудно, хотя технически, естественно, дело не доходило до того, чтобы Б.Н. давал прямые команды.

Вообще по-настоящему успешная политика, на мой взгляд, определяется как раз соотношением используемой в ней правды и лжи. Совсем без лжи нельзя, но если ее объем переходит некоторую критическую черту или постоянно нарастает, то можно говорить лишь об успехе политика по достижению собственных эгоистических целей - чаще всего это либо захват власти, либо ее сохранение, - но никак не об успехах его политики.

Лжив ли Ельцин в обыденной жизни? Судить не берусь. Просто не знаю. Но добродушие и правдолюбие в бытовых и житейских мелочах отнюдь не исключают для политиков ельцинского склада прямо противоположного во всем, что касается власти.

Совершенно аналогично обстоит дело и с отношением таких политиков к людям. К своим семейным и друзьям они могут быть предельно внимательными и даже идти на многочисленные жертвы. Ко всем остальным, кто не может оспорить их главную ценность - власть, дружелюбны и лояльны. А вот по отношению к своим политическим оппонентам, а тем более конкурентам - жестоки, бесцеремонны и безжалостны.

Как мне представляется, для Ельцина все люди, кроме его семьи, делятся на несколько категорий.

Большая часть населения страны - это те, к кому он относится нейтрально, то есть никак. Эту массу он вообще не различает, о ней не думает - разве что в периоды предвыборной борьбы.

Но у него нет никакой нейтральности по отношению к тем, кого он лично знает, с кем сталкивается, с кем борется. Эти люди, значимые для Ельцина, делятся на следующие категории:

- те, кого Б.Н. в данный момент любит и кому в данный момент доверяет (каждый раз это не более 5-6 человек), причем никто из них не может являться политиком, способным оспаривать его власть;

- те, кто в данный момент является соратниками Ельцина по сохранению его власти, но кто может сам на нее претендовать (с ними отношения всегда развиваются по синусоиде): в первую очередь это, конечно, Черномырдин, Примаков, Лебедь, Лужков;

- те, с кем он близко общается по работе и кого ценит, но кто не может рассчитывать на какую-то особую конфиденциальность отношений с Ельциным (наиболее яркий пример такого человека Александр Лившиц);

- те, кого Ельцин "не любит" (но не враги); от некоторых министров так называемого гайдаровского правительства я часто слышал: такого-то Б.Н. не назначит - он его "не любит";

- враги - коммунисты;

- те, кого Ельцин ненавидит: на первом месте здесь, конечно, Михаил Горбачев;

- те, перед кем Ельцин заискивает, демонстрируя всяческие трюки: это лидеры западных государств и узкий круг "выдающихся деятелей культуры", точнее говоря, всего два - Галина Вишневская и Мстислав Ростропович.

Круг этих значимых для Ельцина людей очень невелик. Именно ими, по существу, исчерпываются его все человеческие контакты, симпатии и антипатии. Я выделил их в специальный список в одном из приложений как раз для того, чтобы показать, сколь ограниченно-функционален этот круг. Потому и приходится Ельцину так часто менять свое окружение, что подбирается оно по строгим критериям человека-функции. Если тебе, как Бурбулису, позволено одно, а ты захотел чего-то большего, то тебя, Бурбулиса, просто выбрасывают из этой системы. Ибо большей части всех этих людей дана одна привилегия - служить Ельцину на отведенных им местах. Не выполняешь эту функцию - лишаешься места.

Например, функцию интеллигентного друга семьи и самого Ельцина выполняет Мстислав Ростропович. Поскольку Ростроповичу от Ельцина ничего не нужно, а характер у него такой, что не дружить с ним невозможно, эта дружба политически не обременительна и внешне эффектна, ибо поддерживает имидж Ельцина как демократа. Но у Ростроповича есть другой друг - Александр Солженицын. С именем, в мире не менее громким. И уж если бы Солженицын сказал о Ельцине все те слова, которые говорил о нем легкий на похвалу Слава (Мстислав Леопольдович), то политический эффект был бы колоссальным. Однако единственная встреча Солженицына с Ельциным закончилась ничем. Фундаментально-въедливый Солженицын, видимо, не нашел ничего не только выдающегося, но и даже просто интересного в собеседнике и его политике. Он не нашел буквально ни одного, даже самого поверхностного и необязательного эпитета, чтобы поведать народу о замечательных качествах "его президента". Проявляя до времени политическую лояльность к нынешней власти в России, со временем Александр Солженицын, видимо, был настолько разочарован, что просто перестал замечать Ельцина и как человека, и как политика, и как президента. Он вообще не упоминает его ни по фамилии, ни по должности, хотя и наращивает постоянно свою критику режима, по сути - именно ельцинского.

Вообще солженицыновское низведение Ельцина в фигуру умолчания очень показательно. Можно как угодно относиться к автору "Красного колеса" как к писателю и как к человеку, но ясно, что встреть он на кремлевском престоле фигуру незаурядную, не преминул бы сказать об этом либо в восхищенных, либо в уничижительных тонах. На серость же Солженицын не стал тратить своих лексических красок.

И уж точно Солженицына не вдохновили политические и "реформаторские" взгляды Ельцина, а скорее всего он просто не сумел их обнаружить.

Тех же, кто может оказать влияние на Ельцина, вообще меньше, чем пальцев на одной руке. Это, конечно, дочь Татьяна и Валентин Юмашев. Помимо них, насколько я знаю, есть по крайней мере еще один человек, способный оказывать на Ельцина влияние, - Нурсултан Назарбаев. Это, кстати, и самый частый наряду с Лукашенко (но он как раз влиянием на Ельцина не пользуется, напротив, Ельцин его явно недолюбливает и опасается) гость в Москве из всех президентов СНГ.

Как-то в сердцах и, видимо, случайно один из наиболее близких по должности к Ельцину чиновников бросил мне фразу: "Он (то есть Назарбаев; мы как раз обсуждали то ли предстоящую, то ли только что завершившуюся встречу Ельцина с президентом Казахстана. - В.Т.) делает с нашим что хочет, любые документы у него подписывает". С чем такое влияние связано - не ясно. То ли с тем, что одно время (накануне августа 1991 года) Ельцин с Назарбаевым были в достаточно доверительных отношениях и даже разрабатывали вместе с Горбачевым (единственный, пожалуй, после 1987 года случай сотрудничества Ельцина с отцом перестройки) план смены власти в СССР. То ли с тем, что Ельцин дважды публично вроде бы уличил Назарбаева в неблаговидных поступках, а тот, естественно, давал другую трактовку событиям (я тут более склонен верить Назарбаеву), но не раздувал скандала, на основе чего у Б.Н. сложился комплекс вины перед казахстанским президентом.

Первый случай - это задержка, как Ельцин утверждает - преднамеренная, его отлета из Алма-Аты в Москву 18 августа, как раз накануне путча ГКЧП. Назарбаев, не вступая в спор с Ельциным публично, утверждает, что сам Ельцин был не в состоянии покинуть тогдашнюю столицу Казахстана в намеченное время.

Второй случай: неясная история с приглашением Назарбаеву присоединиться в Беловежской пуще к трем "ликвидаторам СССР" - Ельцину, Шушкевичу, Кравчуку. Ельцин утверждает, что такое приглашение, хотя и в последний момент, но все-таки было передано президенту Казахстана по телефону, но он не прилетел. Назарбаев же свидетельствует, что, поскольку беловежская тройка знала его негативное отношение к планам ликвидации Союза ССР, звонок от Ельцина поступил с большим опозданием, когда дело было уже сделано. Поэтому он не захотел лично освятить уже подписанные без него документы.

Так или иначе, но и ряд косвенных фактов свидетельствует: Нурсултан Назарбаев действительно имеет большое влияние на Ельцина, даже несмотря на то, что последний публично (но не в прямом диалоге с президентом Казахстана) пренебрежительно отзывался о назарбаевском проекте договора о создании Евразийского Союза.

ПОЧЕМУ ОНИ МОЛЧАТ?

Я знаю довольно много людей, которые в свою очередь очень хорошо знают Ельцина, во всяком случае - подолгу работали с ним или продолжают работать. Причем с некоторыми из этих людей я достаточно близок, чтобы рассчитывать на какую-то разумную долю откровенности. Конечно, я сам никогда не выспрашивал их о "шефе", ибо считается, что в этом есть что-то неприличное. Что же, однако, неприличного в том, чтобы узнать подробности жизни, и особенно работы, президента своей страны? И что же такого секретного в этой жизни и работе, что никто не хочет об этом говорить по собственной инициативе более чем в двух-трех случайно вырвавшихся фразах. Секрет в подобных случаях всегда один: неприглядного так много, что такой рассказ выглядел бы либо как передача сплетен (хотя говорится льное или действительное разглашение государственной тайны. И, кроме того, собеседник, услышав некоторые подробности из жизни президента, скорее всего не удержался бы от неприятного вопроса: а что же ты там тогда работаешь или так долго работал?

Ответ-то есть. Он частенько произносится и всегда сводится (если, конечно, свидетель кремлевских тайн не полный циник) к двум фразам: "За державу обидно" и "Если не я, то придут такие!"

Тем не менее даже самые скупые на слова посвященные все равно что-то говорят. Это что-то можно суммировать в два списка: очевидных достоинств и очевидных недостатков Ельцина. Начну с недостатков, чтобы затем скрасить их достоинствами.

Если все, что я писал в этой главе до сего момента, является в значительной степени моими собственными умозаключениями, хоть и возникшими на основе реальных, порой неопровержимых фактов, то нижеследующее есть просто информация, почерпнутая из первоисточника, - от людей, занимавших в разное время при Ельцине должности не ниже его помощников или советников и членов правительства.

Прежде всего можно считать абсолютно подлинным факт чрезмерного и регулярного увлечения Ельцина спиртным. По крайней мере до операции. При этом, однако, есть свидетельства, что до тех пор пока Ельцин находился за столом в сидячем положении, он, каково бы ни было его состояние, понимал и фиксировал все сказанное. А иногда даже, очнувшись, вступал в разговор так, будто все время в нем участвовал.

Где-то начиная с весны 1998 года (канун отставки Черномырдина) многие характеризовали Ельцина примерно такими словами (вообще-то я цитирую точно, но данная фраза принадлежит одному человеку, а в разных вариантах я ее слышал от многих): "Злой и глупый старик".

Злость, а точнее, злопамятность Ельцина отмечают очень многие.

В последний период времени Ельцин часто находился как бы в прострации, что особенно чувствовалось теми, кто встречался с ним регулярно. Однако, когда дело доходило до угрозы его власти, это состояние моментально исчезало. И вообще любая политическая опасность очень быстро поднимает Ельцина на ноги, в каком бы состоянии до того он ни находился.

Не совсем ясно, как в периоды очевидной неадекватности оформлялись документы за подписью Ельцина. Видимо, это как раз и является большой государственной тайной. Я все же думаю, что утверждение, что в эти моменты у Ельцина можно было подписать что угодно, очень далеки от истины. Главные кадровые вопросы он, безусловно, контролировал всегда и исключительно четко. Второстепенные (с его, но не с государственной точки зрения) бумаги он мог подписывать "не глядя", но явно лишь тогда, когда они подносились ему теми немногими людьми, которым он в данный момент доверял. До начала лета 1996 года это были Коржаков и Сосковец, возможно, еще Илюшин. После - Татьяна Дьяченко и Чубайс. И всегда - Валентин Юмашев.

Другое дело, что в периоды "выпадения" из внешнего мира, он был менее, чем обычно подозрителен и более равнодушен к "мелочам", а потому - более внушаем.

Многие, правда, отмечают незаурядное актерское мастерство Ельцина и предполагают, что порой он специально играл человека, находящегося в почти сомнамбулическом состоянии.

Когда ему нужно, он очень работоспособен, иногда даже чрезмерно работоспособен. Но вообще работать не любит. Кстати, если подсчитать даже по официальным источникам, сколько времени за весь срок его пребывания у власти Ельцин находился на рабочем месте (не в отпуске, не болел, просто по неизвестным причинам не находился в Кремле), то получается, что его рабочий день вряд ли превышал три-четыре часа на круг за год.

Очень хитер - это отмечают все. Слушает подчиненных, как правило, молча, не перебивая. Чаще всего реакция на сказанное никак не проявляется. Очень внушаем (особенно в последние годы), однако принципиальные решения (касающиеся его личной власти) принимает исключительно сам на основе одному ему известных мотивов. Как правило, впрочем, достаточно очевидных: прежде всего он убирает тех, кто в главном не подчиняется его воле (так было с Черномырдиным, Примаковым, а до того, естественно, с Горбачевым); обязательно создает в правительстве конфликтующие пары; любит назначать на высокие посты молодых, так как, с одной стороны, они не представляют для него никакой политической угрозы, а с другой - он явно страдает комплексом главы семейства, так и не дождавшегося появления желанного сына-наследника. Одно время в Кремле всерьез рассматривался сценарий "раскручивания" Татьяны Дьяченко как кандидата в президенты на выборах в 2000 году. И хотя этот вариант сочли нереальным, у меня нет никакого сомнения, что, будь у Ельцина сын, Б.Н. сделал бы все, чтобы ввести его в Кремль сразу же после своего ухода из власти.

Помимо обычных привязанностей (сначала это был Бурбулис, Илюшин, затем Коржаков и Сосковец, затем Чубайс и дочь Татьяна, всегда Юмашев), Ельцин на короткие сроки "влюбляется" в отдельно стоящих рядом с ним персонажей. Впрочем, есть подозрение, что это тоже игра, на которую часто ловятся те, кому эта "влюбленность" предназначена. Наиболее яркий пример - Немцов. Но уже Кириенко такой чести не удостоился.

Через ельцинскую любовь прошли, помимо уже названных лиц, Шамиль Тарпищев, Павел Грачев, Михаил Полторанин, Владимир Каданников, Андрей Николаев, Андрей Козырев, Валентин Степанков, Владимир Шумейко, Юрий Рыжов, Борис Громов, Сергей Шахрай. Всегда очень ровно, никогда не отпуская их от себя и никогда не критикуя, Ельцин относился к маршалу авиации Евгению Шапошникову, хотя и постоянно переставляемому с одного поста на другой, и к Сергею Шойгу - министру по чрезвычайным ситуациям, который, наоборот, заняв этот пост (несколько иначе тогда называвшийся) в 1991 году, ни разу его не лишался - при всех отставках правительства.

Ельцин очень хорошо чувствует людей. Тех, кто имеет смелость с ним спорить, либо сразу удаляет от себя, либо, напротив, держит рядом, позволяя им больше, чем другим. Но только в том случае, когда их инакомыслие не переходит рамки их же служебных обязанностей. Но все-таки предпочитает тех, кто смотрит на него снизу вверх. Такие люди нередко (в силу своих должностей) имеют регулярный "доступ к телу" (популярный московский политический жаргонизм), но это отнюдь не означает, что они имеют какое-то особое влияние на Ельцина. Характернейший пример - первый министр иностранных дел при Ельцине Андрей Козырев, при регулярном общении и общей расположенности к нему Ельцина, как утверждают, панически боявшийся шефа.

С некоторыми людьми, видимо, чувствуя их внутреннюю силу и высокий уровень компетентности, держится не так, как с большинством (а с большинством по принципу хозяин-слуга). Так сумели поставить себя при Ельцине Лившиц и Бородин.

Людей, которые вызывают у него стойкую неприязнь, при первом же удобном случае изгоняет из власти или просто вычеркивает их из своего сознания: не вызывает к себе, не соединяется с ними по телефону, вообще перестает с ними контактировать, какой бы пост они ни занимали. Это, в частности, пережил назначенный министром обороны после снятия Павла Грачева Игорь Родионов. До того - Сергей Станкевич, Руслан Хасбулатов, Валерий Зорькин.

Вот как сам Ельцин описывает силу своих негативных эмоций при любом напоминании о неприятном ему человеке: "Настроение было испорчено еще и тем, что утром у меня в кабинете минут пять назойливо горела лампочка прямой связи - телефона Руцкого. Я не брал трубку, а лампочка не гасла пять минут. Ведь у Руцкого отключили прямую связь со мной, в чем дело?" ("Записки президента").

Временами Ельцин очень понятлив. Впрочем, это утверждают некоторые бывшие помощники президента, узкие специалисты, как правило, предрасположенные к тому, что если их высокий начальник, которого они все равно в жизни видят реже, чем по телевизору, на начало их фразы "дважды два, как известно..." бросает небрежно или, напротив, с особым усердием - "четыре", видеть в нем чуть ли не математический гений, лишь не ограненный соответствующим образованием. Притчей во языцех стали две доблести Ельцина, особенно нехарактерные для русского человека и начальника высокого ранга: не ругается матом и ко всем обращается на "вы". И действительно, если это правда, то таких я не встречал. Однако не станем забывать, что все это свидетельства из уст людей, которых Ельцин никогда не считал и не мог считать себе ровней. А обращение на "ты" и использование мата - если только это не проявление внутреннего хамства, богемной распущенности или интеллектуального убожества, являются в России еще и показателем особо подчеркиваемого равенства, особой доверительности отношений. Многие первые лица страны, с которыми я знаком, при первых встречах держали себя крайне сдержанно, но как только между нами возникал человеческий контакт, переходили на более доверительный тон общения и соответствующую (по русской традиции) лексику.

Самовлюбленность и самомнение Ельцина, судя по всему, столь велики, что если даже он использует такие формы обращения, то в любом случае в отношениях с крайне ограниченным кругом людей (буквально пять-шесть человек).

Завершу данное описание двумя свидетельствами. В первом, оскольку прозвучало оно не только в моем присутствии, могу обозначить и авторство - Валентин Юмашев, один из тех, кто в силу каких-то особых жизненных и психологических обстоятельств беззаветно предан Ельцину и даже любит его, пользуясь взаимностью.

В период предвыборной кампании 1996 года группу главных редакторов ведущих средств информации России регулярно приглашали на обеды с наиболее видными членами предвыборного штаба Ельцина. Валентин Юмашев, выслушавший в ходе одного такого обеда довольно много рассуждений главных редакторов о не слишком больших шансах Ельцина на победу, вдруг очень тихо и спокойно сказал: но вы же понимаете, что для Бориса Николаевича не существует варианта отдачи власти, если даже результат голосования будет неблагоприятным. Полностью ручаюсь за смысл, хотя не за точность формулировок в этой цитате. В этом утверждении давно уже нет никакой новизны, но нужно знать искренность Юмашева, чтобы оценить всю весомость именно его слов на сей счет.

Другая фраза, сказанная уже только мне одним из так называемых олигархов, кстати, весьма пренебрежительно относящимся к Ельцину как к человеку, звучала так: "Нормальный мужик, деньги делать не мешает". Подозреваю, что многие положительные отзывы о Ельцине основаны именно на подобном основании - касается ли дело денег или других собственных интересов разных людей. Если бы только эту фразу могли произнести все граждане России, проблем у Ельцина не было бы.

Выше я отмечал злопамятность Ельцина. Она, однако, не абсолютна - в том смысле, что не доходит до того предела, за которым - мелочное преследование или третирование уже выброшенного из реальной политики человека.

Да. Если Ельцин вычеркнул человека из сферы своего общения и из своей памяти, возврата нет. Но далее, видимо, потому, что этот человек как бы перестает для Ельцина существовать, Б.Н. не мешает ему заниматься тем, что "отставник" желает. Многие бывшие соратники Ельцина оценивают это как редкое положительное качество, отличающее Б.Н. от большинства других начальников, с которыми им приходилось иметь дело. "Он не мешает жить никому", - такую фразу я слышал не раз. И особенно в момент наивысшего накала нападок на Ельцина со стороны Юрия Лужкова и его окружения, а также окружения Евгения Примакова (сам Примаков здесь был крайне осторожен) осенью 1999 года.

Надо, конечно, признать, что Юрий Лужков, безусловно, нарушил и политические, и этические нормы в своих нападках на Ельцина и его семью. И это при том, что долгие годы являлся фактически клиентом Б.Н. и имел от него полный карт-бланш на любые действия в Москве для себя и своих людей.

По сути, лишь два человека ответили Ельцину "черной неблагодарностью" - Александр Коржаков в книге своих воспоминаний и Юрий Лужков. Правда, Коржаков имел хотя бы моральное право на это, ибо то, как Ельцин поступил с ним, можно назвать предательством, пусть и вызванным главной и единственной для Ельцина значимой причиной - угрозой потерять власть.

Наиболее продолжительно во времени и полномасштабно злопамятность Ельцина проявилась по отношению лишь к одному человеку - к Михаилу Горбачеву. Это, видимо, "плата" за все то, что испытал неуверенный в себе и одновременно самоуверенный Ельцин в 1987-1990 годах, а также за пренебрежение, с которым Горбачев относился к Ельцину как к политическому сопернику. Наконец, здесь, на мой взгляд, очевидно просматривается и постоянно гнетущий Ельцина комплекс вины за развал Союза. Живым напоминанием о чем всегда оставался бывший президент СССР.

За годы полновластного правления Россией Ельцин ни разу не пригласил Михаила Горбачева ни на одно официальное мероприятие, даже на празднование пятидесятилетия Победы в Великой Отечественной войне, что вообще было историческим и политическим нонсенсом. Победу-то в войне одержала страна под названием СССР.

Ельцин, при его стремлении максимально по-западному, по крайней мере внешне, вести политику, не мог не понимать, сколь выигрышной для его имиджа в Париже, Лондоне и Вашингтоне была бы демонстрация уважения к Горбачеву. Но тем не менее не сумел и не захотел перешагнуть через свою личную неприязнь.

Не могу не сказать о взаимоотношениях Ельцина с журналистами. То, что при всей дефектности нашей демократии и дефективности экономических реформ свобода слова и печати остались в целости и сохранности, многие считают, во-первых, исключительно заслугой Ельцина, а во-вторых, лучшим и главным доказательством его приверженности демократическим принципам.

С первым утверждением я во многом согласен. Со вторым категорически нет. Ельцин не демократ в принципе. Точнее говоря - у него нет конкретных политических пристрастий и идей, он очень конъюнктурен и для сохранения своей власти, безусловно, готов на все.

Но свободу печати он действительно не пытался ограничить, всегда внешне спокойно реагировал на критику, более того - часто поддерживал журналистов словом и делом. Я уверен, что причин тому три. Первая, может быть, самая существенная. Ельцин помнит, как много сделала пресса, журналисты для того, чтобы раскрутить его имя в горбачевский период. По большому счету, так как собственные стратегические способности Ельцина весьма невелики и он не очень любил выступать на митингах, именно пресса привела его к власти сначала над людьми, а затем и к официальной власти в Кремле. Поэтому в нем сидит какая-то глубинная благодарность к журналистам. Правда, эта благодарность не разменивается по мелочам: после августа 1991 года, когда журналисты как единственный канал общения с населением перестали ему быть нужны, ибо он мог теперь в любой момент воспользоваться телевизионным эфиром в неограниченных масштабах, Ельцин практически перестал давать интервью в России что газетам, что телевидению. Теперь он использует журналистов либо для того, чтобы продемонстрировать в ходе зарубежных поездок свою открытость, либо для опять же демонстрации населению страны того, что является хозяином в стране и "контролирует ситуацию" в любом вопросе.

Второе, не менее значимое объяснение "приверженности Ельцина свободе печати" - это то, что он очень четко улавливает некоторые важнейшие для сохранения своей власти моменты. Поскольку Запад сегодня является фактически действующим игроком на российском политическом поле, а Ельцин знает, что "свобода печати" есть священная корова для западного общественного мнения (простившего Ельцину даже такой недемократический шаг, как расстрел законно избранного парламента), на эту свободу Ельцин и не покушается.

Тем более что - и это третья причина - Ельцин прекрасно понимает, сколь легко манипулируемы в случае нужды все главные средства массовой информации, и в первую очередь телевидение. Не ссориться с прессой надо - пусть это делают другие, а работать с ней.

Многие знающие Ельцина люди утверждают, и, видимо, это действительно так, что он многократно отвергал различные предложения, связанные с ограничением свобод в России и с введением жестких антидемократических мер. И здесь я не вижу никакого противоречия с внутренней недемократичностью Ельцина. Много раз отвергал, но по крайней мере трижды, в решающие моменты, шел на это безо всяких сомнений. Это декабрь 1991 года (отстранение от власти Горбачева), сентябрь-октябрь 1993 года (роспуск и расстрел Верховного совета - второй государственный переворот) и весна-лето 1996 года (президентские выборы). Всякий раз, когда вопрос конкретно и определенно стоял о личной власти, антидемократичность действий Ельцина, и особенно его окружения, нисколько не смущала Б.Н.

В менее же острых ситуациях, когда возможны другие методы (в частности, закулисные) достижения своей цели, Ельцин не хотел лишаться образа демократа, того немногого, что ценил и ценит (по крайней мере на словах) в нем Запад. И за что его по-прежнему поддерживает часть русской интеллигенции.

И вот здесь мы логично переходим к финальной части этой главы, призванной дать психологический очерк человека и политика Ельцина, а именно: утверждениям о его беспримерной человеческой и политической смелости и не менее беспримерной и выдающейся непредсказуемости. Оба эти утверждения - мифы, созданные, с одной стороны, интеллигентской толпой шестидесятников, обеспечивших в свое время идеологическое и пропагандистское обслуживание Ельцина, а с другой стороны - специфической тактикой его политического выживания во власти.

О непредсказуемости, в общем-то, я уже писал в предыдущей главе. Ельцин абсолютно предсказуем. Другое дело, что не всегда угадаешь, какой конкретный прием борьбы за свою личную власть он изберет, хотя со временем и приемы стали повторяться.

Стратегия Ельцина - выживание на вершине власти. Политика - устранение конкурентов, если они возникли и приблизились к тому, чтобы составить реальную конкуренцию Ельцину. Если такой опасности нет, Ельцин ничего не делает либо ритуально исполняет свои обязанности. Тактика Ельцина - вывести противника из себя или, напротив, успокоить, дать надежду на свою поддержку, усыпить его бдительность. Также из области ельцинской тактики - столкнуть лбами людей разных взглядов, разных возрастов, из разных лоббистских групп. Это принято называть системой сдержек и противовесов. Если бы дело касалось власти в государстве, то это определение было бы справедливым. Но речь идет исключительно о балансе тех, кто может составить конкуренцию лично Ельцину, дабы его враги, оппоненты, конкуренты ослабляли друг друга. То, что при этом они часто ослабляют и государственные институты и страну в целом, его не волнует. Вот, кстати, одна из главных причин, почему он так любит намекать на наличие у него каких-то преемников, всякий раз разных. Те, на кого пала эта тень, становятся целью для остальных. Сам Ельцин в это время может спать спокойно.

Еще из тактики Ельцина - провокация. Самый распространенный ее вариант - намекнуть, что власть он все равно не отдаст. Это заставляет соперников нервничать, делать неверные ходы, самим переходить в атаку, подставляя себя под удар, а главное - переходить к неконституционным методам борьбы, ибо они знают, что в борьбе конституционной власти они все равно не получат. Ельцину это и нужно. И "гарант Конституции" тут же вступается за нее, на самом деле - за себя. Наконец, ставка на силу. Перед каждым кризисом Ельцин либо едет в войска, либо собирает у себя генералов. И награждает, награждает, награждает. Или обещает выплатить долги армии. Обещания потом остаются на бумаге, хотя в наиболее кризисные моменты отдельным частям довольствие за один-два месяца выдают.

Ельцин всегда прячется за вооруженных людей (в довластный период своей жизни в Москве - за массы народа). Это, кстати, о его смелости.

Все это - более чем предсказуемо. Непредсказуемы лишь конкретные шаги. Например, такой, как неожиданное появление в Думе, которую он явно презирает и одновременно боится как всякое законно избранное и законно действующее собрание и в которой был едва ли два раза за шесть лет ее существования, появление для того, чтобы лично вручить орден коммунисту и председателю Думы Селезневу. Непредсказуемо появление на экранах телевизоров с заявлением о введении особого порядка управления страной (весна 1993 года), хотя указ на сей счет и не выпускается. Непредсказуем ввод танков и особенно стрельба из них по зданию парламента. Непредсказуемо назначение конкретно Кириенко премьер-министром, тогда как снятие Черномырдина - предсказуемо, и даже очень.

Но эта непредсказуемость очень напоминает поведение хулигана, внезапно появившегося перед вами на темной улице (это сравнение как-то родилось в нашем разговоре с покойным Леном Карпинским). Ты знаешь, что хулиган рано или поздно нападет на тебя. Не знаешь просто момент, не знаешь - с какой стороны, не знаешь, воспользуется ли он классической просьбой дать закурить или придумает что-то новенькое. Если, конечно, считать изобретение этого "новенького" показателем высокого уровня интеллектуальности, то Ельцин, - безусловно, интеллектуал. Конечно, и Эйнштейн может схулиганить, но хулиган никогда не откроет теории относительности.

Такого же качества и смелость хулигана. Вся она в том, что перед ним - нормальный человек, не умеющий действовать по-хулигански.

Смелость политика - в рискованных, но точных решениях, которые снимают острейшие проблемы в государстве, улучшают жизнь страны. Другие, несмелые политики рискнуть не решаются, боятся неудачи, падения собственной популярности, потери власти либо положения. Или просто не находят нужного решения в нужный момент.

Несогласные мне тут же напомнят август 1991 года да и весь предшествовавший период жизни Ельцина в Москве. Не стану пока спорить. Разговор об эволюции Ельцина у нас еще впереди, когда я буду проходиться по конкретным вехам его биографии.

Ельцин не смел, а крайне осторожен и чрезвычайно хитер. Он всегда выжидает. Он предпочитает ничего не делать месяцами, готовясь к резкому выпаду в тот момент, когда противник менее всего это ожидает или, наоборот, устал ждать, а потому расслабился. А может быть, поверил в миролюбие Ельцина, в его готовность пойти на компромисс.

В том-то и дело, что Ельцин действует во внутренней политике так, как ведут себя с иноземными врагами на войне.

В последние годы Ельцин воюет практически со всей страной. Но воюет не открыто, как когда-то действовал, до августа 1991 года, будучи беззащитным, а из-за толстых кремлевских стен, прикрывшись президентской неприкосновенностью и мундирами зависимых от него генералов. Оттого и союзников у него все меньше и меньше. А те, кто им считается, вовсе и не союзники его, а всего лишь враги его врагов.

СТРАННЫЙ И ВЕЗУЧИЙ

Можно еще довольно долго перечислять различные особенности человеческого и политического характера Ельцина, особенности его поведения и тактики борьбы с теми, кто оспаривал его власть, но это слишком растянуло бы описание и без того уже ясной, на мой взгляд, фигуры нашего героя. Некоторых ельцинских черт я, естественно, с неизбежностью еще коснусь, описывая собственно его политическую биографию.

О двух специфических качествах Ельцина, однако, нельзя не сказать отдельно, ибо они, быть может, являются главными среди тех, что определяют, пусть пунктирно, стиль и образ жизни и деятельности Б.Н. Я говорю о его везучести и о многочисленных странностях в его поведении.

Две эти фирменные ельцинские особенности, тесно переплетаясь друг с другом, составляют в этом переплетении нечто вроде гигантской, видимой всем молекулы ДНК жизни Ельцина.

Он удивительно, чрезвычайно, просто поразительно везуч. Многие из возникавших на пути Ельцина к власти барьеров остановили бы 999 из тысячи претендентов на победу. А Ельцину все нипочем. Какая-то звезда все-таки ведет этого человека. Хотя и он, видимо, держит чем-то судьбу за хвост. Как говорили в России раньше, судьба играет человеком, а человек играет на трубе. Ельцин играет на своей трубе - и судьба ему подчиняется. Случай с "колесом самолета", например, поставил бы крест на карьере любого политика не только на Западе, но и в России. Цивилизованного - должен я оговориться. А Ельцину все нипочем. Потому что он человек без комплексов и политик нецивилизованный. Другой бы постыдился после такого витийствовать в США о будущей демократии в России, а он - хоть бы хны. И падения, физического и иного свойства, поражения, реальные или такие, что, не случаясь, так к нему приближались, что и он терял самообладание, большинство людей повергли бы в панику. А он всякий раз умудрялся выскакивать из горящего вагона в последнюю секунду. Что-что, а личная сила воли у него, безусловно, гигантская. И будто бы он сказал о себе: "Есть упоение в бою и бездны мрачной на краю".

Ельцинские странные поступки и трагические случаи, его преследовавшие, порой перетекали друг в друга, порой - вообще были просто двумя фазами одного и того же события. Я все-таки постараюсь их разделить, иногда искусственно, чтобы отделить то, что случалось в основном из-за действия внешних причин, от того, что Ельцин мог бы избежать, желай он контролировать свое поведение.

ТРАГИЧЕСКИЕ СЛУЧАИ (в примерно хронологическом, там, где это можно зафиксировать, порядке).

Детство

Чуть не утонул в купели при крещении.

Арестован отец.

Бегал по бревнам, плавающим в воде.

Ударили оглоблей по носу во время деревенской драки стенка на стенку.

Украл со склада, охраняемого вооруженным часовым, гранату.

Граната взорвалась, оторвав два пальца.

Во время похода в тайгу вместе с друзьями заблудился, от использования для питья болотной воды заболел вместе с другими брюшным тифом, в полубессознательном состоянии добрались до железнодорожного моста, где рухнул в беспамятстве. После этого три месяца пролежал с тифом в больнице.

Студенческие годы

Путешествуя на крыше вагона, встретил уголовников, которым чуть не проиграл свою жизнь в карты.

С температурой 40 градусов и ангиной пошел играть в волейбол - не выдержало сердце, попал в больницу.

Работа на стройке

Застрял в грузовике на железнодорожном переезде перед несущимся на него поездом - не покинув машины, на стартере, в последнюю секунду съехал с рельсов.

Чуть не упал вместе с башенным краном во время шквалистого ветра.

Чуть не был зарублен топором прямо на рабочем месте на стройке, но в последний момент решительным окриком остановил нападавшего.

Чуть не был (несправедливо) осужден за финансовые нарушения.

На партийной работе в Свердловске

В своих двух книгах Ельцин не приводит ни одного подобного факта за этот период, но это не значит, что их не было.

После приезда в Москву

Конфликт с Горбачевым и другими членами Политбюро - в результате снятие со всех партийных постов.

"Случай с ножницами".

"Отравление" лекарствами в Кремлевской больнице.

"Падение с моста в реку".

Падение вертолета, в котором находился Ельцин, в Испании. В результате - операция на позвоночнике.

Столкновение автомобилей в Москве, в одном из которых находился Ельцин.

@@@
Свердловский выскочка
Сколько стоит депутатский мандат?
Советник президента Андрей Илларионов считает, что у любого чиновника есть два выхода: либо согласиться с решением президента, либо подать в отставку
Старинная одежда как предмет продажи
Старинные люди, мой батюшка
Тень запада на России
Фракция ОВР предъявляет правительству требования

Чубайс предстал перед судом

@@

Глава РАО «ЕЭС России» надеется, что присяжные поймут все правильно

2007-04-13 / Сергей Миненко







Пока потерпевший удовлетворен тем, как движется судебный процесс.

Фото Романа Мухаметжанова (НГ-фото)

Вчера глава РАО «ЕЭС России» Анатолий Чубайс более часа давал показания в качестве потерпевшего в Московском областном суде, где проходит закрытый процесс по уголовному делу, возбужденному более двух лет назад в связи с обстрелом его кортежа в подмосковных Жаворонках. Выйдя из зала суда к журналистам, Чубайс заявил, что не может рассказать, о чем его допрашивали, поскольку дал подписку о неразглашении. Однако, как сообщил «НГ» адвокат Владимир Самойлов, представляющий интересы главного обвиняемого, полковника ГРУ в отставке Владимира Квачкова, «ничего нового Чубайс не сказал». «Он выступал недолго, чуть больше часа. Говорил: мол, ехал в машине, смотрел в телефон – вдруг взрыв и тому подобное. Ничего лично о Квачкове и остальных обвиняемых не сказал», – пояснил защитник.

«Видно, что защита пытается оправдаться, и видно, что суд пытается разобраться. В моем понимании, давая одинаковую возможность защите и обвинению высказываться», – цитирует Интерфакс мнение Анатолия Чубайса о судебном процессе. По его словам, присяжные, рассматривающие данное дело, «все внимательно слушают». «Я, конечно же, не знаю по этому поводу их мыслей, но у меня сложилось впечатление, что присяжные хотят понять, что происходит», – заявил он. При этом глава РАО «ЕЭС» отметил, что «когда вопросы по существу, то по существу, а когда начинается попытка политической дискуссии о приватизации, цене ваучера и так далее, то тогда это теряет всякий смысл».

@@@
Чубайс предстал перед судом
Чуров и гадание по бивалютной корзине
Этические репрессии на Охотном ряду
Ювелирам и лотерейщикам приказано доносить на клиентов
Я ухожу в стратегию