"Вольные каменщики" строят единую Европу

@@

Усилия ордена поддержали в администрации российского президента

2001-10-05 / Виктор Калашников Великий мастер Объединенных Великих лож Германии профессор Альфред Коска был приглашен на Ассамблею Великих лож России в Москве. Как обычно, на ежегодном форуме российских братьев почетные гости делились опытом и идеями с хозяевами. И как обычно, все заседания проходили за закрытыми дверями, без прессы и с соблюдением всех правил конфиденциальности. Несмотря на это, профессор Коска счел возможным поделиться своими размышлениями с корреспондентом "НГ" на те темы духовного и политического строительства, которые обсуждались на ассамблее, а также о миссии ордена "вольных каменщиков" в современной Европе. Правда, заканчивать разговор пришлось все-таки в его представительстве в Берлине - слишком напряженным был график Великого мастера в Москве. Среди прочего он встречался с представителями российского правительства и администрации президента.



-ГОСПОДИН Коска, о масонах говорят и пишут немало. Мнения об этом закрытом сообществе высказываются самые разные. Поэтому было бы интересно именно от вас услышать, что же представляет собой современное масонство и какие цели оно преследует.

- В целом можно сказать, что масоны являются объединением единомышленников, которые работают во имя общих идей и идеалов - гуманности, терпимости, взаимной любви между всеми людьми. То есть во имя взаимного сближения всех людей, причем на путях становления истинного человека. Мы верим, что только так можно построить лучший мир. Такие морально-этические убеждения и есть центральный пункт масонства.

Разумеется, похожие идеи формулировались уже очень давно. Немецкий литератор XVIII века Готхольд Эфраим Лессинг даже говорил поэтому, что "масонство существовало всегда", имея в виду саму идею, а не организацию.

"Вольные каменщики" всегда стремились откликаться на вызовы современности. Так, начало XVIII века, когда возникли первые масонские ложи, было временем переломных социально-политических процессов. Речь шла об освобождении общества от пут феодализма и о формировании свободной гармоничной личности. И масоны были в первых рядах тех, кто боролся за отмену пыток, крепостного права и рабства, за совершенствование образования, здравоохранения и системы социальной помощи.

В нашем XXI веке главной задачей становится сохранение основных человеческих ценностей. Ведь многие из таких ценностей начинают утрачивать свое значение. Их все более вытесняет погоня за деньгами и за личным благополучием. При этом очень многие люди забывают, что они живут в обществе себе подобных и без опоры на основные ценности это общество будет деградировать, его начнут сотрясать тяжелые кризисы и революции.

Таким образом, масоны принимают на себя ответственность также и в эту сложную эпоху, выступая со своих традиционных гуманистических позиций.

- Но похожие цели ставят перед собой и другие объединения, например религиозные. Чем масоны отличаются от них?

- Я бы сказал, что масонство - один из путей, но это не единственный путь. У нас нет монополии на истину, а есть лишь чувство долга и ответственности перед человечеством и чувство любви к людям.

Как масоны, мы верим в Великого архитектора вселенной и убеждены, что у каждого есть свое место в символически создаваемом храме и что каждый может вносить свой вклад в его строительство.

Но нельзя приравнивать наш взгляд на мир к некоей догме, которой бы беспрекословно подчинялись все братья ордена. Напротив, каждый из нас уважает мнение другого, и терпимость - высший принцип взаимоотношений в ложах.

Вообще мы сообщество индивидуалистов, которые совместно работают над формированием человеческой жизни и жизни человечества. Люди при этом для нас - одновременно "строительный материал" и "инструмент". Объединяет же всех одно - участие в возведении храма человеческой любви.

- Поясните, как протекает эта работа.

- Как я уже говорил, у масонов есть определенная общественно-политическая задача. Но при этом мы не действуем как единая организация. У нас отсутствует какой-либо центральный орган, все Великие ложи суверенны. Кроме того, мы сообщество независимых личностей. Я сам не могу, например, сказать, каково мнение Великих лож Германии по какому-то вопросу, и выступаю только от своего имени.

В ложах мы дискутируем в обстановке полного равенства между всеми братьями на темы, которые находим актуальными.

При этом в ложах не разрешается вести дебаты по вопросам партийной политики или конфессиональной принадлежности. У масонства как ордена нет партийно-политических приоритетов. Однако оно может быть своеобразным "мостом" между народами и правительствами, символом единства и солидарности между людьми.

А в повседневной жизни каждый из братьев трудится на своем месте, в меру сил осуществляя главный принцип ордена - заботу о других.

Разумеется, ложи осуществляют разнообразные благотворительные проекты в зависимости от местных условий и своих возможностей. В США масоны расходуют на такие цели около двух миллионов долларов каждый день, что, правда, отражает особенности системы социального обеспечения в этой стране. В европейских странах с социальным рыночным хозяйством приоритеты благотворительных усилий масонства несколько иные.

- Как вы объясните пресловутую таинственность, окружающую деятельность масонских лож?

- Мы, конечно, совсем не то, что называют "тайным обществом", обычно связывая этот термин с заговорами, интригами и тому подобным. Масонами были такие люди, как Гете, Пушкин, Моцарт, Джордж Вашингтон. Вряд ли их можно считать дурной компанией!

Но я бы сказал, что масоны - очень деликатное сообщество. Они не выставляют деятельность своих лож напоказ. А вот хранить ли в тайне факт своей принадлежности к ложе - опять-таки личное дело каждого из братьев. Например, бывший федеральный канцлер Австрии Фред Зиновац как-то публично заявил, что он масон. Что ж, это было его решение. Но раскрывать имена других братьев не полагается.

- Как же становятся масонами?

- Тут все просто. При решении вопроса о приеме в ложу действуют два критерия: у вас должно быть стремление быть масоном, а братство, в свою очередь, должно быть заинтересовано в вас.

- Разумеется, хотелось бы услышать от вас несколько слов о масонстве в Германии.

- В германских ложах сегодня примерно 16 тысяч членов, а до войны было до 100 тысяч. Такая разница связана не только с потерями в годы войны и нацизма. В первые послевоенные годы многие ценные жизненные ориентиры оказались утраченными. Люди переключались на решение материальных проблем, на погоню за все большим достатком и богатством.

Сегодня число наших братьев снова растет, хотя мы и не занимаемся саморекламой. В основном в ложи приходят люди в возрасте 35-40 лет (при обычном возрастном цензе в 25 лет для кандидатов). Мы расцениваем это как свидетельство духовных запросов, в том числе среди сравнительно молодых и преуспевающих людей.

- Как развиваются ваши отношения с российскими братьями по ордену?

- Весьма успешно. В июне текущего года в числе представителей лож Европы и всего мира я был в Москве как гость Великой ассамблеи Великих лож России. Должен сказать, что после этого визита я смотрю на будущее масонства в вашей стране с еще большим оптимизмом. Как и другие гости и участники, я с удовлетворением воспринял переизбрание Георгия Дергачева на пост Великого мастера Великой ложи России.

Отмечу также, что в Москве я встречался с представителями российского правительства и администрации президента. Все они выразили поддержку совместным усилиям масонов разных стран. У меня также создалось впечатление, что официальные лица в России доверяют масонам и готовы к конструктивным контактам с ними.

Это был мой первый приезд в Москву и в Россию, и мои впечатления от увиденного прекрасные. Скажу честно, что издалека представлял себе все несколько иначе. На самом же деле я не обнаружил больших различий между Москвой и другими европейскими столицами. Правда, мои впечатления о вашей стране пока ограничены одним этим городом.

Я не был в других регионах России, но знаю, что это очень богатая страна. Ее роль в Европе должна заключаться не только в создании совместных систем безопасности. Гораздо важнее, чтобы Россия могла мобилизовать свои ресурсы для улучшения жизни своего населения, способствуя тем самым развитию всего континента.

- В чем вы видите международную роль масонства?

- На ассамблее в Москве было подтверждено единство масонов во всем мире, и особенно в Европе. Мы обсуждали программы обменов между ложами и различные совместные проекты. Я лично вижу свою миссию в том, чтобы шире привлекать к сотрудничеству ложи стран из бывшего Восточного блока. В Румынии нам уже удалось провести Ассамблею лож Центральной и Восточной Европы; теперь готовим следующую подобную встречу в Софии. Особое внимание будем уделять тому, чтобы активнее развивались контакты между братьями из европейских стран-соседей.

@@@
"Вольные каменщики" строят единую Европу
"Отечество" торгуется с "Единством"
"Правое дело" позвали в Белый дом
"Транскаспий" тонет в политике
«Единая Россия» жестко настаивает на отмене льгот
Александр Дзасохов заступился за Южную Осетию
Американцы навязали свою волю банкирам Швейцарии

Антиглобалисты грозят ворваться в Йоханнесбург

@@

США не желают экологически обезопасить даже канализацию

2002-08-28 / Алексей Андреев







Близится к кульминации Всемирный саммит ООН по устойчивому развитию в Йоханнесбурге (ЮАР). В этом форуме запланировано участие в общей сложности около 65 тысяч делегатов из 189 государств, причем почти две трети из них будут представлены главами государств и правительств. Прибытие последних ожидается в основном 1-2 сентября. В их числе, например, российский премьер Михаил Касьянов, глава британского правительства Тони Блэр, германский канцлер Герхард Шредер, президент Франции Жак Ширак. Американская делегация представлена на уровне заместителя госсекретаря Джона Тернера.

ЮАР второй год подряд выпадает принимать всемирные форумы ООН. И нынешние дебаты в Йоханнесбурге порой напоминают ожесточенную полемику в Дурбане, где в прошлом году проходила конференция по проблемам расизма, ксенофобии и других форм нетерпимости. Вчера обсуждались по большей части проблемы сельскохозяйственного производства. И едва в кулуарах была затронута тема использования водных ресурсов бассейна реки Иордан, как израильтяне и палестинцы обрушились друг на друга со взаимными оскорблениями. Вероятно, учитывая опыт Дурбана, когда дело доходило до потасовок, принято решение проводить все дебаты за закрытыми дверями.

Вчера представители Евросоюза подвергли Вашингтон жесткой критике за то, что американская делегация отказывается принять конкретные обязательства не только по развитию экологически чистой энергетики, но даже в области обеспечения санитарной безопасности канализации. Белый дом заявляет, что нужно соблюдать существующие обязательства, а новые нормы не нужны. После отказа США подписать Киотский протокол за президентом Джорджем Бушем среди "зеленых" закрепилась слава "врага экологии". Поэтому вполне естественно, что он отказался лично приехать в Йоханнесбург.

Городской полиции приходится встречать других гостей. На субботу антиглобалисты, съехавшиеся со всего мира, запланировали массовую акцию протеста с максимальным привлечением местных жителей. В своих листовках и бюллетенях они призывают южноафриканцев открыто заявить о своем неприятии многолетней политики богатых государств, последовательно направленной на ограбление бедных стран мира.

@@@
Антиглобалисты грозят ворваться в Йоханнесбург
Ахмадинежад вступился за осужденную журналистку
Безопасность и мир в Средиземноморье
Бывшего премьера осудят заочно
В Душанбе прибыли два американца
В Китае реформируют землепользование
В ожидании дыма над Ватиканом

В отношениях Тбилиси с Сухуми могут произойти "удивительные перемены"

@@

В Грузии считают, что Москва способна предпринять нестандартные шаги

2000-06-01 / Нодар Броладзе



ПРЕЗИДЕНТ Эдуард Шеварднадзе в минувшую субботу за закрытыми дверями беседовал с министром внутренних дел РФ Владимиром Рушайло, прибывшим в Тбилиси на несколько часов. Несмотря на краткосрочность этого визита, стороны успели основательно обсудить состояние дел на чеченском участке грузино-российской границы и принципы сотрудничества органов внутренних дел двух стран. На пресс-конференции, проведенной совместно с главой МВД Грузии Кахой Таргамадзе, Владимир Рушайло сказал, что комментировать заявления Сергея Ястржембского по поводу появления талибов в Грузии не намерен. Но подчеркнул, что есть проблема нахождения граждан из Чечни на территории Грузии. Их численность, по словам Рушайло, изменчива. Это "беженцы и переселенцы, которые временно концентрируются в Ахметском районе, и, конечно, под их видом на территорию Грузии просачиваются и боевики". Грузинская сторона эту точку зрения не подтвердила, но глава МВД России заявил, что над существующей проблемой идет совместная работа.

В Тбилиси рассматривались вопросы, связанные с взаимодействием двух министерств по выявлению и пресечению деятельности организованных преступных формирований, мерами по укреплению взаимодействия органов внутренних дел РФ и Грузии в борьбе с незаконным оборотом наркотических веществ и проектом плана работ объединенной коллегии Министерств внутренних дел обеих стран на 2001 год.

Сообщение о подвергнутых бомбардировке талибах, будто бы проникших в Чечню из Грузии, прозвучавшее из Москвы, вызвало тревожный резонанс в Тбилиси, где и без того ощущается груз проблем, связанных с положением дел в Панкисском ущелье. Местные телеканалы в день приезда Владимира Рушайло еще раз показали видеозапись интервью начальника федеральной погранслужбы РФ Константина Тоцкого. Он полностью исключает возможность перехода из Грузии в Чечню боевиков. Генерал Тоцкий сожалеет о фактах серьезной дезинформации, которая, по его словам, заметно осложняет ситуацию и сам процесс нормального сотрудничества.

Днем раньше правительственное агентство "САКИНФОРМИ" сослалось на пресс-секретаря федеральной погранслужбы РФ генерал-майора Георгия Дзюбу, подтвердившего безосновательность подобных сообщений. "В Аргунском ущелье российские пограничники тесно взаимодействуют с грузинскими коллегами", - сказал Дзюба. Однако, как это бывает всякий раз при появлении очередной дезинформации, в политических кругах Грузии неизменно возникает вопрос: кому это выгодно? Начальник департамента по охране государственной границы Валерий Чхеидзе полагает, что речь идет о "клеветнической кампании, которая является составной частью программы, осуществляемой определенными силами России с целях дестабилизации обстановки на Южном Кавказе". Грузинская сторона не исключает вероятность каких-либо силовых действий "официальной России против Грузии" в рамках прозвучавших на днях заявлений о возможности нанесения превентивных ударов по скоплениям террористов на территории Афганистана. Здесь не исключают, что дезинформация призвана обосновать необходимость каких-либо нестандартных шагов, которые могут последовать в будущем со стороны Москвы в отношении Грузии.

В целом политическую жизнь в Грузии характеризует нервозный фон, обусловленный обсуждением в парламенте кандидатур министров, представленных президентом. Как беспрецедентный следует оценить факт провала при голосовании кандидатуры министра сельского хозяйства Бакура Гулуа. Фракция партии "Союз граждан Грузии" категорически выступила против его утверждения, считая, что убедительные аргументы в пользу непричастности Гулуа к финансовым нарушениям министром не представлены. У фракции есть претензии к деятельности других министров, но наибольшая принципиальность, судя по всему, будет проявлена по отношению кандидатуры на пост министра транспорта Мераба Адеишвили. Впрочем, не меньшее внимание привлекло достаточно неожиданное заявление председателя Верховного Совета Автономной Республики Абхазия в изгнании Тамаза Надарейшвили об его отставке с этой должности. Надарейшвили недоволен результатами деятельности по урегулированию абхазского конфликта. За этим заявлением последовало еще одно - о намерении всей фракции "Абхазия" последовать за своим руководителем и выйти из рядов парламентского большинства.

@@@
В отношениях Тбилиси с Сухуми могут произойти "удивительные перемены"
В судьбе ростовских шахтеров приближается развязка
Вновь обретенная государственность
Встреча лидеров Центральной Азии
Вытянуть не могут
Где музыка живет
Георгий Боос: «Нельзя осчастливить людей силой»

Головлев освобожден от иммунитета

@@

Генпрокуратура настояла на праве арестовать депутата за дела восьмилетней давности

2001-11-01 / Иван Родин



Дело Владимира Головлева, еще накануне вчерашнего заседания Госдумы казавшееся уже решенным, к середине дня завязло в многочисленных обсуждениях, которые проходили за закрытыми дверями. А ведь более 300 депутатов проголосовали за включение вопроса о даче согласия генеральному прокурору на лишение Головлева статуса депутатской неприкосновенности даже несмотря на то, что мандатная комиссия Думы к тому времени так и не смогла принять определенного решения. На ее заседании, во-первых, не было кворума, а во-вторых, депутаты так и не смогли получить от первого заместителя генерального прокурора Юрия Бирюкова каких-либо конкретных ответов на простые вопросы.

Как сообщил корреспонденту "НГ" депутат из "ЯБЛОКА" Сергей Попов, Бирюков, например, так и не смог объяснить, зачем прокуратура требует именно ареста Владимира Головлева, хотя он не собирается скрываться от следствия либо препятствовать ему. Более того, Головлев прямо на заседании мандатной комиссии дал согласие на то, чтобы следователи немедленно произвели выемку документов в его рабочем думском кабинете, однако Бирюков отказался от этого, объяснив, что прокуратура хочет получить право проведения обыска. По словам некоторых участников второго заседания мандатной комиссии, часть депутатов дала согласие на проведение процессуальных действий в отношении Головоева, но другая часть комиссии требовала разрешить прокуратуре только возбудить уголовное дело и не более того.

Вопреки всем обычаям и регламентам подавляющее большинство депутатов фактически до самого голосования по делу Головлева так и не смогло внимательно ознакомиться ни с прокурорским представлением, ни с другими бумагами, связанными с ним. Не было их на руках и у главного героя всех событий. Развернувшаяся следом дискуссия в парламенте едва не привела к тому, что замруководителя фракции "ЯБЛОКО" Сергей Иваненко был бы на месяц лишен слова. Причиной послужили его обвинения в адрес Владимира Жириновского, пропагандистские возможности которого он сравнил с приемами Геббельса. Лидер ЛДПР выступал за то, чтобы правый депутат был лишен иммунитета и чуть ли не прямо в зале пленарных заседаний Думы арестован.

@@@
Головлев освобожден от иммунитета
Госсовет в обмен на законопослушность
Государство приступает к работе с молодежью
Губернаторы делят Норильск
Дальнейшей реформы Совета Федерации пока не предвидится
Два миллиарда долларов в "СУ-хом" остатке
Депутаты решили вмешаться

Думцы вступились за ОМОН

@@

Избиение оппозиции у Мещанского суда парламентарии считают законным и вполне допустимым

2005-05-18 / Иван Родин



Пока в Госдуме шла рутинная работа во фракциях и комитетах, от здания Мещанского суда, где оглашался приговор Ходорковскому–Лебедеву, продолжали приходить тревожные известия о столкновениях пикетчиков с милицией. Однако никто из депутатов не предложил публично обсудить беспрецедентную жесткость, проявленную в эти дни омоновцами в отношении граждан, поддержавших Ходорковского.

На Охотном Ряду вчера был полнокровный рабочий день. С утра за полтора часа Совета Государственной Думы депутаты утвердили повестку сегодняшнего пленарного заседания и наметили ключевые законопроекты пятничного заседания. В середине дня они были заняты на многочисленных комитетах, а также на заседаниях своих фракций и групп. «Единая Россия», например, сначала провела сбор по подразделениям, а затем собрала всех своих членов вместе. На общее собрание фракции пришел министр регионального развития Владимир Яковлев, которому сегодня предстоит выступать перед Думой на правительственном часе. Единороссы же все свои настоящие претензии решили высказать ему заранее и за закрытыми дверями, чтобы не мучить потом министра публично. Во второй половине дня, как это уже повелось, заседания своих депутатских объединений провели оппозиционные фракции.

@@@
Думцы вступились за ОМОН
Журналистка из США осуждена за шпионаж
Зюганова не пустили в Дом культуры
Идущие в прошлое
Иерархи не договорились
Иранский атом снова расколол Пентагон
Катастрофа под грифом «Секретно»

Клиенты "Газпрома" бегут в Баку

@@

Болгария переходит на азербайджанский газ

2009-01-26 / Сохбет Мамедов

Все материалы по теме "Российско-украинский газовый конфликт"









Георгий Пырванов пытается вывести свою страну из зоны рисков.

Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

После недавнего газового спора между Россией и Украиной европейские страны стремятся диверсифицировать маршруты поставок газа. В связи с этим сегодня в Будапеште собирается саммит государств по известному проекту Nabucco, альтернативному российскому. В то же время, не дожидаясь соглашений по Nabucco, страны региона решили предпринять превентивные меры, чтобы подстраховаться от возможного форс-мажора. В конце минувшей недели Болгария договорилась с Азербайджаном о поставках 1 млрд. куб. м азербайджанского газа транзитом через Турцию.

Баку стал получать все более заманчивые предложения от стран Южной Европы. Вслед за Грецией и Италией, о чем уже писала «НГ», получить доступ к азербайджанскому газу выразила желание Болгария. Именно этим обстоятельством был обусловлен незапланированный однодневный рабочий визит в Баку президента Болгарии Георгия Пырванова, который состоялся в конце минувшей недели. В ходе проведенной за закрытыми дверями беседы между главой Азербайджана Ильхамом Алиевым и его болгарским коллегой рассматривался вопрос поставки газа в эту балканскую страну. Предполагаемый на первом этапе объем поставок газа с азербайджанского месторождения Шах-Дениз в Болгарию – 1 млрд. куб. м, с дальнейшим увеличением объемов до 3 млрд. куб. м.

@@@
Клиенты "Газпрома" бегут в Баку
Контрреволюция в китайской деревне
Кудрин проспорил Грефу два доллара
Леонид Давыдов: "Безумству храбрых споем мы песню"
Миронов изучил и отверг чилийский опыт
Миронов-объединитель
Михаил Фрадков устал быть «техническим» премьером

Много шуму и ничего?

@@

Президент Бурятии попугал чиновников отставкой

2000-09-22 / Сергей Березин



ЧЕТЫРЕ дня чиновники правительства Бурятии жили в томительном ожидании. Эти дни разделили два события: заслушивание президентом республики Леонидом Потаповым отчетов руководителей министерств и ведомств о проделанной (а также непроделанной и недоделанной) работе и обнародование указов главы Бурятии, принятых по результатам заслушанных отчетов. Оба события ожидали давно. Еще весной Леонид Потапов заявил о возможной "частичной или полной отставке правительства Бурятии".

Обещание Леонида Потапова устроить на экваторе своего президентского срока "судный день" для правительства Бурятии стало в республике настоящей сенсацией. Все лето республиканская пресса пыталась спрогнозировать развитие событий. Некоторые эксперты ожидали даже, что будет назван официальный преемник Леонида Потапова, "отбывающего" ныне второй срок президентских полномочий. Наблюдатели полагали, что преемником нынешнего главы Бурятии можно будет считать того, кто после "чистки" займет пост первого вице-премьера республиканского правительства.

По Конституции Бурятии президент республики является одновременно и председателем правительства. А оперативное руководство работой исполнительной власти осуществляет первый вице-премьер. Он же исполняет обязанности председателя правительства республики во время отсутствия президента, что, впрочем, случается раз в год в период непродолжительного, как правило, отпуска Леонида Потапова.

Другая часть экспертов полагала, что ничего особенного и на этот раз не произойдет: глава республики не станет подвергать публичной порке правительство, которое сам же возглавляет.

Президент Бурятии, когда настал "судный день", заслушивал отчеты членов правительства за закрытыми дверями.

В последовавших затем указах Леонид Потапов ограничился общими оценками. Президент Бурятии отметил, что "экономика республики постепенно преодолевает последствия кризиса 1998 года по показателям промышленного производства, увеличению поступлений собственных доходов, сокращению дефицита бюджета… Практически погашена задолженность по заработной плате работникам бюджетной сферы. В результате снизился уровень социальной напряженности в обществе… В то же время достигнутые результаты отстают от среднероссийского уровня развития". Было указано на "ряд существенных недостатков" в работе республиканских отраслевых министерств и комитетов.

В результате вместо комитета по ЖКХ и комитета по строительству и жилищной политике в структуре правительства Бурятии появилось единое министерство. Комитету по торговле в сферу ответственности добавили сферу услуг. Поменялись названия и ряда других отраслевых министерств. Произошли незначительные кадровые изменения: министры здравоохранения и сельского хозяйства Бурятии лишились статуса вице-премьеров, то есть получили серьезное предупреждение. Появился новый представитель президента Бурятии в Народном хурале (парламенте) и Конституционном суде республики.

Но главное кадровое решение Леонидом Потаповым все-таки принято: бессменный первый вице-премьер правительства республики Владимир Агалов, видимо, в скором времени покинет этот пост. Президент Бурятии намерен предложить Народному хуралу его кандидатуру в качестве одного из представителей республики в Совете Федерации.

Однако пока неизвестно, кто займет ключевую должность в правительстве Бурятии вместо Владимира Агалова. Компетентные источники называют наиболее вероятным кандидатом нынешнего вице-премьера и министра финансов республики Александра Налетова. При этом утверждается, что он сохранит за собой и контроль над финансовым ведомством Бурятии. Но в этом случае маловероятна версия о том, что потенциальный назначенец на должность первого вице-премьера республики станет преемником Леонида Потапова на посту президента Бурятии. Во-первых, Александр Налетов в политическом плане абсолютно "нераскручен". Во-вторых, финансист - фигура очень уязвимая и для публичной политики малопригодная.

Так, может быть, президент Бурятии не собирался и не собирается назначать себе "преемника"?

@@@
Много шуму и ничего?
Москва сигнализирует Масхадову через его "апологетов"
Москва-Вашингтон: есть возможность понять друг друга
На Банном отмывают репутацию
Наемники под судом
Назарбаев создает еще один союз
Не стреляйте в журналиста!

Нефть разрушает политику и ожидания людей

@@

Вице-президент Всемирного банка Мойзес Наим считает Россию нефтяной страной с чертами западных государств XIX века

2003-09-25 / Евгений Верлин В Дубае в среду завершилась ежегодная совместная сессия Всемирного банка и Международного валютного фонда с участием делегаций 184 стран и представителей бизнеса. О проблемах мирового неравенства и проистекающих отсюда угрозах международной стабильности в интервью "НГ" рассказал вице-президент Всемирного банка, главный редактор журнала "Форин полиси" Мойзес Наим.







Мойзес Наим считает, что Россия становится 'нефтяной страной' с очень странными особенностями.

Фото Михаила Циммеринга (НГ-фото)

- В Дубае, как и на недавней конференции ВТО в Канкуне, обсуждался вопрос преодоления мировой бедности. Но практических результатов достигнуто не было. Почему все-таки мировой Север так скуп на помощь мировому Югу?

- Я как-то писал, что антиглобалисты в местах проведения саммитов ВТО, ВБ и МВФ, а также "большой восьмерки" протестуют против встреч, на которых ничего не происходит. Утверждения, что, мол, там за закрытыми дверями принимаются решения, которые изменяют мир, не соответствуют истине. Последним важным саммитом, изменившим мир, была встреча тройки победителей в Ялте в 1945 году… Против чего действительно следует протестовать, так это не против решений, которые ничего не меняют, а против де-факто бездействия этих форумов.

- Эксперты ООН подсчитали, что субсидии правительств западных стран своему агросектору в пять раз превышают объемы помощи развивающимся странам…

- Это хороший пример. Но еще более наглядный - огромное превышение ассигнований на содержание ВС США в Ираке над средствами, выделяемыми американцами на помощь экономическому развитию развивающихся стран. Европа ведет себя в целом так же. В общем, мы переживаем период большого безразличия со стороны богатых к бедным. Но что-то новое все же происходит в мире. Проблема неравенства стала постоянной темой обсуждения и важнейшим политическим приоритетом. Но будет ли это иметь последствия? Пока идут только разговоры.

@@@
Нефть разрушает политику и ожидания людей
Никто не услышит
Образцово-показательная диаспора
Оппозиция уличила медведей в саботаже
Палата доверенных лиц
Парламент жаждет узнать правду
Патриарх и оранжевая принцесса

Патронируемая демократия

@@

Новый политический режим стремится к деавтономизации существующих центров власти

2000-06-20 / Игорь Бунин, Борис Макаренко, Константин Рославлев Игорь Михайлович Бунин - доктор политических наук, генеральный директор Центра политических технологий.

Борис Игоревич Макаренко - политолог, заместитель генерального директора Центра политических технологий.

Константин Иванович Рославлев - политолог.




Вероятно, при Владимире Путине существование олигархов не будет столь безмятежным, как во времена Бориса Ельцина. Пресс-конференция в Интерфаксе 14 июня 2000 г.: Каха Бендукидзе, Анатолий Чубайс, Петр Авен, Владимир Лисин.

Фото Артема Чернова (НГ-фото)

CРАЗУ после своей инаугурации новый президент Владимир Путин приступил к кардинальной трансформации политического режима, доставшегося ему в наследство от Бориса Ельцина. Уже первые его шаги дают достаточно ясное представление о том, какое содержание он вкладывает в понятие "эффективное государство" и как мыслит процесс его строительства в России.

По замыслам Путина, это предполагает: а) отстраивание жесткой вертикали власти; б) обеспечение устойчивого роста экономики; в) установление единообразных правил игры как в политике, так и в экономике.

К КАКОМУ ПОРЯДКУ МЫ ИДЕМ?

Главным вектором действий в начальный период президентства стали активные шаги по деавтономизации ведущих властных институтов. Михаил Касьянов, занявший кресло премьера, является не политической, а чисто технической фигурой и не способен превратить правительство в противовес президентской власти; новая Государственная Дума перестала быть оплотом оппозиции; политические партии уже в значительной степени маргинализированы; коммунистов почти не видно и не слышно; публичная политика начала выходить из моды; создан инструмент организованной политической поддержки президента в лице "Единства"; губернаторский корпус напуган проектами "региональных реформ"; крупнейшие монополии вынуждены отказываться от своих политических амбиций; нарастает давление на СМИ, принадлежащие потенциально нелояльным группам.

Наметившаяся тенденция к зачистке политического поля вызывает тревогу у многих аналитиков, характеризующих политическую сущность складывающегося постельцинского режима как "формальную демократию", "манипулятивную демократию", "управляемую демократию" и т.д.

На наш взгляд, эти определения не слишком удачны, поскольку не в полной мере схватывают институциональную логику возникающего политического порядка. Отличительная черта любого переходного общества - слабость и противоречивость общих "правил игры", неэффективность механизмов, обеспечивающих их выполнение. В этих условиях центральная власть, озабоченная нарастающим хаосом, может попытаться присвоить себе высшие арбитражные функции, право одновременно трактовать нормы поведения субъектов политики и навязывать их исполнение именно в своей трактовке.

Если искать общее определение тому политическому порядку, который пытается отстраивать новый президент, то здесь скорее подошел бы термин "патронируемая демократия". Конечно, возникает вопрос о том, насколько сочетаются с этой установкой те средства, которые предлагается использовать для реализации данного политического проекта. К уже состоявшимся эксцессам "авторитарного" толка можно отнести эпизод с журналистом Андреем Бабицким, конфликт с группой "Медиа-МОСТ", неожиданный арест Владимира Гусинского, да и "дизайн" вышедших из стен администрации президента законопроектов, предусматривающих слишком уж простую процедуру "окорачивания" региональных властей. Однако говорить о какой-либо общей тенденции к сворачиванию демократии и гражданских свобод пока не приходится. Едва ли в России возможен белорусский или даже украинский вариант "консолидации" власти. Вместе с тем нельзя отрицать, что с сокращением автономии политических игроков возможности общества ограничить центральную власть в ее действиях окажутся сведены к минимуму - будет сохраняться риск, что, даже оставаясь верной букве закона, она выйдет далеко за демократические рамки в своей реальной практике. Усилия по деавтономизации институтов власти и ключевых политических субъектов могут выродиться в подавление очагов независимой экономической и политической активности, в урезание и без того слабой системы сдержек и противовесов, в иерархию, в бюрократизацию системы государственного управления.

ПУТИНСКИЙ "ПРОРЫВ"

Последний период президентства Бориса Ельцина был отмечен прогрессирующей дезинтеграцией системы государственного управления. Групповая автономия утверждалась во всех эшелонах власти; формальные институты активно замещались системой неформальных отношений и связей; произошло глубокое разложение государственного аппарата. Легитимность государства и проводимой им политики реформ стремилась к нулю: общество попросту устало от "ельцинской модели" и желало обновления и порядка. В результате возник запрос на сильное государство, консолидацию общества, национальную идею (или, по крайней мере, на какую-то психологическую компенсацию национальной травмы).

В этом смысле приход Путина можно считать вполне закономерным. Общественный запрос поставил перед ним стратегическую задачу "новой модернизации". Даже если сам Путин и его команда не рассуждают в таких категориях, план укрепления государства и подъема экономики по своей сути ставит перед властью ту же задачу, которая вставала (и неизменно оказывалась непосильной) и при Горбачеве, и при Ельцине: вернуть страну в семью современных развитых стран, ликвидировать структурные пороки, которые обусловливали нарастающее отставание СССР (а потом России) от динамичных обществ и Запада, и Востока. Как и во всех предыдущих российских реформах, реконструкция механизма власти началась сверху.

Тенденция к деавтономизации наметилась еще в период правления президента Ельцина, когда была обеспечена лояльность таких институтов, как Конституционный суд, Верховный суд и Генеральная прокуратура. Однако в случае с Путиным речь идет о чем-то куда более значимом - об институциональной программе по деавтономизации существующих центров власти, о пересмотре всей системы "правил игры", об изменении баланса сил между федеральным Центром и всеми остальными политическими игроками.

Предпосылки для "институциональной атаки" Путина были обеспечены несколькими факторами: масштабом его поддержки на президентских выборах; высокой степенью концентрации властных ресурсов; крахом губернаторской фронды; относительно благополучным экономическим фоном. В результате новый президент стал меньше, чем поздний Ельцин, нуждаться в поддержке элиты. После победы Путина на президентских выборах устоявшиеся кланы наперебой бросились предлагать свои услуги. Действуя как мощный пылесос, президентская "команда" стала активно втягивать осколки рассыпающихся группировок.

Бурный послевыборный старт нового главы государства явился полной неожиданностью для большей части ведущих политических игроков. Подписав указ о создании федеральных округов и внеся в Думу пакет законопроектов, меняющих принципы взаимоотношений в треугольнике "Центр - регионы - органы местного самоуправления", Путин ясно дал понять, что он не намерен откладывать реформирование системы власти в долгий ящик и что темп политической жизни будет задавать он, и только он. Показательно, что эти предложения были приняты на ура общественным мнением и одобрены депутатами Государственной Думы. Президент точно попал в едва ли не самую болевую точку российской политической системы.

Внесенные чуть позднее проекты по изменению налогового законодательства и бюджетное послание показали не менее решительный настрой Путина и в экономической сфере.

Любопытно, что вопреки общему ожиданию новый президент оказался весьма осторожен в кадровых решениях и весьма радикален в институциональных новациях.

Естественно, тенденция к деавтономизации отвечает и личным интересам Путина. Он явно настроен добиваться того, чтобы гарантировать свое переизбрание через четыре года, а для этого необходимо исключить возможность существования рядом с ним альтернативных центров политического влияния. В эту стратегию вписывается и крах губернаторских партий, и утрата Думой роли бастиона оппозиции, и намеченное изменение статуса Совета Федерации и т.д. Можно сказать, что на данном этапе политический интерес Путина совпадает с логикой укрепления государства и продолжения рыночных реформ. Однако необязательно так будет всегда: в определенный момент они могут разойтись и вступить в конфликт.

Рыночные реформы для нового президента едва ли можно считать самоцелью - скорее, это всего лишь политический инструмент. Тем не менее, если ускорение реформ не приведет к обещанным положительным сдвигам в экономике, нет никаких гарантий, что Путин не повернет в противоположную сторону и не пойдет по пути резкого усиления государственного регулирования.

В настоящее время уже просматриваются некоторые общие черты, характерные для реформаторского стиля Путина:

- отказ от революционных шагов, ломающих основы сложившегося политического порядка. Все будет происходить в рамках Конституции, без нарушения буквы действующего законодательства. Задача президента - заставить элиту принять предложенные изменения, но достигаться это будет легальным путем (даже если это подразумевает "подыгрывание" судебной системы президенту);

- обеспечение выигрыша в темпе: наиболее спорные и "труднопроходимые" инициативы будут готовиться за закрытыми дверями и объявляться внезапно, чтобы не дать возможности консолидироваться потенциальным оппонентам;

- выдвижение на первый план инициатив, которые могут получить достаточно консолидированную поддержку в Думе, и откладывание на более позднее время проектов, по которым депутатский корпус, вероятно, окажется сильно поляризован;

- готовность отступить, если с первой попытки "атака" не удалась (наиболее яркий пример - изменение позиции Путина по губернаторским выборам в Санкт-Петербурге). Это резко контрастирует с "упертостью" его предшественника Бориса Ельцина;

- повышение удельного веса силовых структур, активное рекрутирование "людей в погонах" в органы власти. Конечно, это не предполагает замены гражданских властей военными. Однако налет некоего "военно-полевого стиля" в государственном управлении и политической жизни все же возникает;

- прямые, через головы "бояр", обращения президента к гражданам России при принятии наиболее важных и ответственных решений.

В сумме все это складывается в образ харизматически-бюрократического режима с заметно ослабленным компонентом публичной политики.

ПУТИН И РЕГИОНАЛЬНЫЕ ЛИДЕРЫ

В качестве главного направления удара Путин избрал реформу федеративных отношений, призванную ограничить едва ли не самую автономную силу на российской политической сцене - региональных баронов. Если пакет президентских предложений по федеративным отношениям будет реализован, то фактически это будет означать ликвидацию автономии региональных лидеров. Выделим лишь наиболее важные "лишения", которые их ожидают: 1) утрата депутатского иммунитета; 2) радикальное сокращение возможностей блокировать неприемлемые законодательные инициативы ("назначенцы", делегированные в Совет Федерации, будут легче поддаваться давлению Центра); 3) утрата возможности в открытую нарушать федеральное законодательство; 4) резкое понижение в статусе; 5) прекращение регулярных приездов в Москву на заседания Совета Федерации, которые, по сути дела, являлись механизмом координации и выработки консолидированной позиции губернаторского корпуса; 6) потеря фактического контроля над деятельностью и финансовыми потоками местных филиалов федеральных ведомств; 7) появление инстанции, куда может стекаться информация ото всех "обиженных" на местах.

Все это предполагает, что губернаторы лишаются монополии на власть в собственных регионах. Более того: de facto они перестают быть игроками на федеральной политической арене. Никакие консультативные государственные советы уже не смогут исправить этого положения. Усиление губернаторского контроля над органами местного самоуправления - слишком слабая компенсация за столь сокрушительное "поражение в правах".

Взаимоотношения Ельцина с главами регионов строились по модели "Великой хартии вольностей": дополнительный "кусок" власти давался в обмен на политическую поддержку. Причем если губернаторы предоставляли свою поддержку на временной основе, то власть получали на постоянной. В результате длинной серии таких "разменов" (поскольку критические ситуации возникали с завидной регулярностью) центр тяжести государственного управления оказался резко смещен в пользу регионов. Чем дальше, тем сильнее эта несбалансированность в системе власти начинала тормозить политическое и экономическое развитие страны.

Путин находится в принципиально ином положении, чем его предшественники. Он не связан жесткими обязательствами перед региональными лидерами и не нуждается так остро в их политической поддержке. Политический капитал президента сейчас настолько внушителен, а страх перед ним региональных начальников настолько велик, что губернаторы становятся достаточно пластичным материалом в руках федеральной власти. Возможно, задача "укрощения" губернаторов является для Путина самоцелью. Но нельзя исключить и дополнительной мотивации: президентская команда может рассматривать ликвидацию региональной вольницы в качестве необходимого условия для продвижения экономических реформ, чтобы они не были удушены на местах.

ПУТИН И ОЛИГАРХИ

Не менее важным автономным центром политического влияния стали за годы ельцинского правления крупные финансово-промышленно-медийные группировки - олигархи.

Очевидно, что универсалистские принципы, декларируемые новым президентом, в частности, его заявления о равноудаленности государства от групп крупного бизнеса, предполагают деавтономизацию и в этом звене политической системы. Однако здесь масштабных шагов, сопоставимых по значению с объявленной федеративной реформой, не отмечалось. С чем это может быть связано?

Понятно, что Путин не мог начинать свое "институциональное наступление" сразу по всем направлениям. Кроме того, если по отношению к главам регионов возможен "пакетный" подход (здесь достаточно поменять общие "правила игры"), то в случае олигархов требуется индивидуальный, "штучный" подход. Заявленная Путиным установка на "жизнь по правилам" не сулит олигархам радужных перспектив. Курс на утверждение единообразных "правил игры" и большую прозрачность финансовых отношений входит в противоречие с сохранением этого анклава "непрозрачности". Рано или поздно данное противоречие выйдет наружу, поскольку сохранение статус-кво в этом звене ставит под вопрос и успешность реформирования системы государственного управления и намеченных экономических преобразований.

В политическом отношении те, кого принято называть олигархами, весьма неоднородны. Можно выделить четыре основных типа:

- группы, близкие к власти, лидеры которых входили в "кремлевский клан" (Борис Березовский, Роман Абрамович, Александр Мамут, в меньшей степени - группа "Альфа");

- крупнейшие компании со значительным государственным участием, проявлявшие повышенную активность на политическом поле ("Газпром", РАО "ЕЭС России", в определенной степени - "ЛУКОЙЛ");

- частные "империи", когда-то имевшие политические амбиции, но последнее время практически их утратившие (ЮКОС, ОНЭКСИМ и др.);

- компании, находящиеся в определенном противостоянии с новой властью (сейчас сюда можно отнести лишь группу "МОСТ" Владимира Гусинского).

По отношению к каждой из этих категорий политика новой власти оказалась различной.

Частным компаниям, сократившим свое присутствие в политическом пространстве, были посланы сигналы, что при условии сохранения "аполитичности" они могут рассчитывать на благожелательный нейтралитет со стороны государства.

Сложные проблемы возникают в случае крупнейших "полугосударственных" компаний. Уже были сделаны определенные шаги, позволившие ослабить позиции Рема Вяхирева и Вагита Алекперова в качестве автономных политических и экономических игроков. "Газпром" и "ЛУКОЙЛ" резко снизили степень своей политической активности, но тем не менее их экономическая деятельность остается, с точки зрения государства, недостаточно прозрачной. Так, если бы у власти имелась достойная и консенсусная кандидатура для замены Вяхирева на посту главы "Газпрома", это, скорее всего, было бы сделано уже в ближайшее время (очевидно, что "Газпром" нуждается в глубокой реструктуризации, однако нынешняя менеджерская команда едва ли способна ее осуществить). Ту полулояльность, которую демонстрировали крупнейшие монополии в ельцинскую эпоху, новая власть не считает приемлемой.

Конфликт с "МОСТом" принял наиболее острые и одиозные формы. Вместо того, чтобы использовать непубличные рычаги давления (финансовые и т.п.), власть обратилась к силовым акциям. Это дало возможность Гусинскому развернуть "контрнаступление" в публичном пространстве, завоевать симпатии демократического общественного мнения, получить поддержку Запада и даже выиграть у прокуратуры судебный процесс. Чем дальше заходили "боевые действия" в публичном пространстве, тем меньше оставалось шансов для разумного компромисса.

Скорее всего, именно успех "контрнаступления", предпринятого "МОСТом", послужил невольной причиной для нового грубого шага со стороны власти - ареста Владимира Гусинского. Всех оппонентов "МОСТа" (от "кремлевской команды" до "силовиков" и прокурорских работников) активное сопротивление не просто заставило исключить возможность компромисса, но подтолкнуло к эскалации противостояния. Вполне возможно, что "антигусинская линия" в деятельности силовых структур уже обрела собственную инерцию, основанную на желании "рассчитаться" за понесенные поражения в публичном пространстве. Разумеется, санкция на новый виток противостояния с "МОСТом" исходила "с самого верха". Вопрос лишь в том, было ли санкционировано столь жесткое "средство давления", как арест, пришедшийся на первый день важного государственного визита нового президента. В любом случае очевидно, что силовые структуры просто утратили в пылу борьбы с Гусинским чувство реальности и de facto возложили своими действиями ответственность за последствия этого скандала на самого президента. Реакция российской элиты на эту акцию заслуживает отдельного анализа (см. раздел "Технология противостояния"); отметим, что в таких условиях власть будет вынуждена выбирать из двух зол - либо "давать задний ход" (теперь даже изменение меры пресечения воспринято как победа Гусинского), либо продолжать "силовую линию" на фоне бурной отрицательной реакции большей части элиты. Трудно прогнозировать, какие "оргвыводы" будут сделаны командой Путина по итогам этой акции и какие формы примет давление на "империю Гусинского" впоследствии. Ясно, что даже признание тактического поражения не заставит власть отказаться от борьбы с нелояльной олигархической группировкой, тем более что путь для компромисса после столь громкого скандала максимально затруднен.

ФОРМИРОВАНИЕ "КОМАНДЫ"

Владимир Путин стал главой государства, не имея собственной работоспособной команды. Сложившееся на сегодняшний день окружение президента внутренне неоднородно и включает в себя три основных группы.

Прежде всего это бывшая "команда" Бориса Ельцина, известная под именем "семьи", часть которой перешла по наследству к новому главе государства. К ней принято относить известных предпринимателей Романа Абрамовича и Бориса Березовского, руководителя администрации президента Александра Волошина, нового премьер-министра Михаила Касьянова, министра МПС Николая Аксененко, бывшего министра топлива и энергетики Виктора Калюжного и др.

Вторую группу составляет так называемое "петербургское землячество", включающее нескольких вице-премьеров и министров нового правительства. По своему весу эта группа более или менее сопоставима с первой, но она недостаточно консолидирована, так как к ней принадлежат очень разные фигуры. Костяк "петербургского землячества" составляют либеральные экономисты, ориентирующиеся на Анатолия Чубайса. Формирование правительства привело к заметному укреплению позиций этой группы, так как немалая часть ключевых постов в новом кабинете досталась ее представителям. В результате, хотя главой кабинета, как и ожидалось, стал Михаил Касьянов, считающийся креатурой "семьи", очевидно, что генерирование основного потока экономических решений будет исходить от питерцев.

Последняя группа - это "люди в погонах", бывшие коллеги Путина из спецслужб и представители армейских кругов. Характерно, что именно на них было возложено руководство большей частью федеральных округов.

Сегодня можно уже говорить о своеобразном разделении труда. Максимальная концентрация представителей первой группы отмечается в администрации президента, второй - в правительстве, третьей - в Совете безопасности. Многие признаки указывают на то, что баланс сил в треугольнике администрация президента - кабинет министров - Совет безопасности смещается в пользу последнего. Выработка стратегических решений начинает переходить к СБ, где президентский контроль жестче и сильнее.

Что касается правительства, то, хотя внутри него заложен потенциальный конфликт по линии Касьянов - питерцы, не следует ожидать, что это противоречие быстро даст о себе знать. Ввязавшись в федеративную реформу, с одной стороны, и в экономическую реформу, с другой, Путин оказывается объективно заинтересован в сохранении кабинета в его нынешнем составе. Касьянов необходим ему для поддержания союзнических отношений с "семьей", питерцы - в качестве мотора экономических преобразований. До того момента, пока не станут видны первые результаты реформ (а скорее всего они проявятся не раньше начала 2001 г.), кабинет не ждут какие-либо серьезные структурные или кадровые перетряски. Затем все будет зависеть от того, какой из конкурирующих фракций внутри правительства удастся вменить себе в заслугу достигнутые успехи или откреститься от ответственности за провалы.

Сложнее ответить на вопрос о вероятном политическом будущем первой из трех выделенных групп. В известном смысле президентство Путина - это "семейный проект", который продолжается и сегодня, так как сохраняется экспертная, кадровая и ресурсная зависимость нового главы государства от этой группы. Определенную роль, очевидно, играет и субъективное "чувство команды", которое не могло не сформироваться у Путина в период его стремительного политического восхождения.

Но сейчас у "кремлевской группы" нет лидера, нет стержня, ее скрепляют лишь прошлые отношения, что ведет к ее заметному ослаблению. Появление рядом с Путиным еще двух мощных группировок означает, что, несмотря на сохраняющееся сильное влияние на президента, "семья" уже лишилась монополии на власть. Кто-то из ее членов может выбрать стратегию индивидуального выживания и сохранить свое положение, но "семья" как клан в обозримом будущем может перестать существовать.

Такому варианту развития событий способствует несколько факторов:

- Путин растет как реальный руководитель государства, что делает для него любые формы зависимости психологически дискомфортными;

- постепенно новый президент начинает окружать себя людьми, не имеющими прямого отношения к бывшему ельцинскому окружению;

- Путин, как можно видеть по его действиям в других сферах, не терпит "двойной лояльности". Это делает проблематичным сохранение всех тех, кто не готов с нею расстаться;

- провозглашенные новым президентом универсалистские принципы не сочетаются с сохраняющимся привилегированным статусом "семейного клана".

Естественно, что, давая старт федеральной реформе и активизируя структурные изменения в экономике, Путин не мог открывать еще один фронт, вступая в конфликт с представителями "семейного клана". По-видимому, президент будет пытаться действовать предельно осторожно. От кого-то он будет избавляться, кого-то перетягивать на свою сторону. Открытого разрыва с ключевыми фигурами из бывшего ельцинского окружения в ближайшее время, скорее всего, ждать не следует. Однако нет сомнений, что в долгосрочной перспективе окончательный выход из-под опеки "семейного клана" является одной из критических задач для Путина - не только психологически, но также идеологически и политически.

То, в какой мере и в какие сроки ему удастся ее решить, во многом определит общие контуры политического режима, который сложится в России при президенте Путине. Либо произойдет реальный разрыв с ельцинской системой правления, либо она сохранится в слегка модифицированном виде.

Недавний эпизод, связанный с открытым письмом Березовского, показывает, что отношения власти с одной из ключевых фигур "семейного клана" перестают быть безоблачными. Похоже, Березовский почувствовал, что радикальная перетряска в федеративных отношениях несет угрозу стабильности власти. Он верно угадал, что, хотя элиты "проглатывают" путинские региональные инициативы, существует запрос на то, чтобы нашелся кто-то, кто решился бы бросить вызов. Расчет Березовского, по-видимому, состоял в том, чтобы "канализировать" оппозицию новым законопроектам, подать ее из заведомо "своего" для Кремля источника, не допустив неконтролируемой властью мобилизации оппозиционных настроений. Еще одна "особая позиция" Березовского - его резко отрицательная реакция на арест Гусинского.

ТЕХНОЛОГИЯ ПРОТИВОСТОЯНИЯ

Естественно, что процесс деавтономизации, запущенный Путиным, наталкивается на серьезное сопротивление. Главными ограничителями здесь выступают: 1) Запад; 2) общественное мнение; 3) страх элиты за свое положение и ресурсы.

Опыт последних месяцев показывает, что более или менее успешно отстаивать свои интересы удавалось тем корпоративным группам, которые имели возможность апеллировать к Западу и/или общественному мнению внутри страны (группа "МОСТ", в меньшей степени - ТВЦ и Союз кинематографистов). Обязательным условием оказывается здесь свободный выход на СМИ и возможность соединить свой групповой интерес с теми или иными высшими ценностями (свободой слова, свободой творчества и т.д.). Только такое "ценностное прикрытие" позволяет добиваться реальных результатов.

До последнего времени открытого противодействия президенту не наблюдалось, сопротивление по преимуществу оставалось аморфным и пассивным. Так, губернаторы и депутаты Госдумы, представляющие их интересы, не решились открыто выступить против пакета законопроектов по федеральной реформе (губернаторы выражали свое несогласие в подчеркнуто "верноподданнической" форме). Цель членов Федерального собрания - максимально затруднить в процедурном отношении процессы федерального вмешательства, и вполне вероятно, что, когда законопроекты будут проходить в Думе через второе и третье чтения, в них будут внесены весьма существенные поправки. Достижение этой цели облегчается тем, что законопроекты объективно нуждаются в доработке, так как их юридическая корректность оставляет желать лучшего. Характерно, что и сам президент после "громкого начала" перешел (скорее, по тактическим соображениям) на примирительно-успокоительный тон в общении с губернаторами.

Скорее, главы регионов понадеются на то, что, действуя аппаратными методами, они смогут переиграть неопытных в гражданской бюрократии и неясно представляющих свои функции "наместников". Губернаторы рассчитывают найти modus vivendi с представителями президента, оставшись реальными хозяевами своих регионов.

Любопытно, что почти полностью выпавшими из этих конфликтов оказались политические партии. Впрочем, это может оказаться лишь временным затишьем. Очевидно, что, например, законопроекты о сокращении социальных льгот будут встречены в Думе совсем иначе, чем предложения по федеративной реформе. Если к тому же "горячие" законопроекты станут обсуждаться на фоне нарастающих экономических трудностей, то это создаст благоприятные условия для контригры.

Однако период "пассивного сопротивления" был прерван новым политическим скандалом. Реакция российской элиты на арест Гусинского может спровоцировать отмену негласного табу на публичную оппозицию президенту (а не абстрактной "власти"). Технология элитной мобилизации в защиту Гусинского укладывается в парадоксальную формулу "один страх появился - другой страх исчез", т.е. появился страх за то, что власть может столь же жестко обойтись с любым нелояльным ей деятелем, и одновременно пробудившийся инстинкт самозащиты переборол страх перед публичным (причем порой коллективным) выступлением с прямым осуждением действий власти. В эту формулу укладывается позиция, на которую моментально встали вчерашние оппоненты и даже враги - Лужков и Доренко, Березовский и Немцов. Широта элитной оппозиции аресту Гусинского беспрецедентна - бизнес-сообщество (объединившее большую часть структур, традиционно причисляемых к олигархическим), журналистский корпус, три фракции "меньшинства" в Госдуме; сдержанные, но осуждающие по сути заявления последовали от лидера Компартии и от питерского губернатора. Первый опыт публичного противостояния президенту может спровоцировать более активную оппозицию и по другим "линиям напряжения" (например, федеративной реформе).

Обращает на себя внимание то, что водораздел "за или против Гусинского" почти точно совпадает с разделом по линии "допуска-недопуска" в путинскую систему власти, причем "пограничные" фигуры (которые вписались в эту систему власти с немалыми оговорками) - Березовский, Кириенко, Владимир Яковлев - высказались по этому поводу достаточно осторожно или противоречиво.

@@@
Патронируемая демократия
Пилоты холодной войны - сбитые и забытые
Плутониевый скандал не лучше визового
Подарок с подвохом
Правительство под грифом «секретно»
Правительство сделало это по-быстрому
Представители кавказских диаспор пожаловались Лужкову

Президент Клинтон отложит визит на Окинаву

@@

Статус Иерусалима остался единственным нерешенным вопросом в Кэмп-Дэвиде

2000-07-20 / Марианна Беленькая



ВЧЕРА официальный представитель Белого дома Джозеф Локхарт объявил, что президент США Билл Клинтон отложил вылет в Японию на саммит "большой восьмерки" еще на один день. Он рассчитывает приехать на Окинаву 21 июля к открытию саммита, отменив все намеченные ранее встречи в Токио. Японская сторона выразила понимание обстоятельств, задержавших Клинтона в США. Госсекретарь США Мадлен Олбрайт последовала примеру американского президента и отменила свой визит в Лондон, где она должна была выступить в среду перед Американской ассоциацией адвокатов.

Подобные решения американского президента и госсекретаря связаны с надеждой Клинтона подписать-таки палестино-израильское мирное соглашение об окончательном урегулировании конфликта или хотя бы его предварительный вариант. Несмотря на заявления американской стороны, Эхуд Барак принял решение вернуться домой. С таким сенсационным заявлением выступил вчера под вечер лидер правительственной коалиции Офер Пинес-Паза. Он сказал, что такие сведения сообщили ему члены израильской делегации в Кэмп-Дэвиде. Решение Барака связано с тем, что, по его мнению, палестинская сторона не желает идти на уступки. Пинес-Паза считает, что американцы разделяют недовольство израильтян. Однако пока неизвестно, решится ли Барак покинуть США, тем самым поставив Клинтона в неудобное положение. Возможно, что подобные слухи связаны с желанием в последнюю минуту оказать мощное давление на палестинцев. Начало переговоров в Кэмп-Дэвиде не внушало оптимизма, вдобавок все, что происходило за закрытыми дверями загородной резиденции американских президентов, было скрыто за завесой тайны. В понедельник президент США впервые с начала переговоров заявил, что на них наблюдается "определенный прогресс". Однако Клинтон был не до конца уверен в успехе. Пессимистически был настроен и глава израильского МИДа Давид Леви, отказавшийся участвовать в переговорах. В понедельник появилась информация о том, что Израиль пошел на большие уступки палестинцам. По слухам, основанным на источниках, близких к переговорщикам, Тель-Авив предложил палестинцам 95% территории Западного берега реки Иордан при условии, что Восточный Иерусалим останется под израильским суверенитетом. Палестинцы же настойчиво отстаивают свое право сделать Восточный Иерусалим столицей палестинского государства и, в свою очередь, предлагают встречный план. Провозгласив Восточный Иерусалим столицей, они оставят израильтянам еврейские поселения, вплотную примыкающие в городу. К таким "счастливым поселениям" относятся Маале-Адумим и Гиват-Зеев, а также более удаленные поселения - Эфрат и Гуш-Эцион. Палестинцы обещали израильтянам обеспечить доступ верующим к Стене плача в рамках сотрудничества двух муниципалитетов. Они отказались от предложения израильтян передать под полный контроль палестинцев 32 мусульманские и христианские святыни Иерусалима.

К окончанию переговоров во вторник - кстати, они проходят практически без перерыва на сон - появились заявления, что стороны пришли к соглашению по всем спорным вопросам, включая границы, возвращение палестинских беженцев, еврейские поселения. Единственным нерешенным вопросом остается вопрос о статусе Иерусалима. По сведениям арабских источников, Ясир Арафат заявил, что "в арабском мире еще не появился такой лидер, который откажется от Аль-Кудса" (арабское название Иерусалима). На территории палестинской автономии проходят массовые демонстрации палестинцев в поддержку Арафата. Демонстранты требуют вернуть им Восточный Иерусалим.

Но позиция израильтян в отношение Иерусалима также тверда. Можно перефразировать слова Арафата и сказать, что еще не родился тот глава еврейского государства, который бы пошел на раздел Иерусалима. Барак, если гипотетически предположить, что он подпишет подобные соглашения, просто не сможет вернуться домой. Вряд ли даже самые ярые сторонники мира поддержат его. Тем более что Барак неоднократно заявлял, что Израиль не вернется к границам 1967 года. На Иерусалиме завязана вся идеология еврейского государства, с объединением города в 1967 году связано одно из самых радостных событий полувековой истории Израиля. Отдать Иерусалим израильтяне не могут, по крайней мере сейчас. Если на протяжении нескольких лет они смогут морально подготовиться к разделу города, то, возможно, в будущем Иерусалим станет столицей двух государств.

@@@
Президент Клинтон отложит визит на Окинаву
Президент готов к Госсовету
Приговор по делу об исчезновении Завадского вынесен
Призрак бродит под крышей мэрии
Ради нефти Китай готов на все
Ракеты и нефть как приоритет
Религиозная полиция талибов начала борьбу с музыкой

Российские демократы критикуют власть

@@

Либералы формируют постоянно действующий круглый стол оппозиции

2001-06-20 / Лидия Андрусенко, Ольга Тропкина







О том, что в России будет создан единый демократический орган для выработки общей позиции по ключевым вопросам текущей политики, говорилось уже давно. Однако демократы всегда отличались тем, что им было что сказать власти, но они никак не могли подобрать инструмент диалога.

В начале нынешнего года лидер "ЯБЛОКА" Григорий Явлинский решился-таки озвучить витавшую в воздухе идею объединения всех демократических сил на базе защиты прав и свобод человека. Заявив, что для нормального развития страны необходимо "одновременно крутить две педали - решать либеральные и социал-демократические задачи", он поручил "яблочникам" начать оргработу по созыву постоянно действующего Демократического совещания. Именно оно должно было стать и трибуной для внутренних дискуссий, и органом, где принимаются окончательные решения по тактике и стратегии демократических сил. Все сомнения по поводу того, что править бал здесь в конечном счете будет "ЯБЛОКО" (а таких предположений было высказано немало), постарались развеять твердыми обещаниями равноправия всех участников совещания, поочередным председательством и принятием решений только на основе консенсуса. Заявлялось также, что Демократическое совещание заведомо не станет в оппозицию к власти, да и сам диалог не будет политически окрашен.

И вот вчера наконец в здании московской мэрии на Новом Арбате первое демократическое совещание состоялось. Уже по составу его участников стало ясно, что никаких конкретных политических решений и заявлений здесь принято не будет. Очевидно, собравшиеся за одним столом демократы всех мастей понимали, что малейшая попытка кого-либо из присутствующих перетянуть одеяло на себя закончилась бы банальными разборками, кто из них правее. Именно поэтому решено было собраться за закрытыми дверями. Как признались сами организаторы, для того, чтобы участники мероприятия, не дай бог, не вздумали "работать на публику". Кстати говоря, выбранное для проведения совещания место тоже весьма насторожило присутствующих - некоторые увидели в этом некую идеологическую подоплеку. Однако выбор здания московской мэрии объясняется дешевизной аренды и самым демократичным круглым столом в Москве, уравнивающим всех присутствующих ввиду отсутствия президиума.

На совещание приехали представители двадцати трех политических и гражданских организаций. Среди них Михаил Горбачев, Григорий Явлинский, Борис Немцов, Ирина Хакамада, Борис Федоров и многие другие деятели демдвижения. Интересно, что среди непартийных гражданских организаций не было ни одного представителя, присутствовавшего на недавней встрече с Владимиром Путиным, посвященной перспективам построения гражданского общества России. Делегаты назвали этот факт не случайным, и объяснили выбор приглашенных желанием противопоставить истинное лицо гражданского общества "путинской имитации". С самого начала участники совещания утверждали, что целью мероприятия является возможность "просто поговорить". Из ряда "осторожных" выбилась только Валерия Новодворская, с ходу заявившая, что оппозиция не может быть в хороших отношениях с властью, и "если бы Владимир Путин прислал свое приветствие совещанию, то мы коллективно сожгли бы его посередине круглого стола".

Открыл совещание самый старейший участник форума, почетный председатель Российской партии социальной демократии Александр Яковлев речь, которого журналистам дали дослушать до конца. Академик посетовал на то, что демократы в последнее время занимались исключительно самоедством и поиском грехов друг у друга. Он выразил обеспокоенность "бюрократизацией демократии", против чего необходимо решительно выступать. После этого совещание начало работать в закрытом режиме, но, судя по словам то и дело выходящих из зала участников, демократы от греха подальше старались друг друга не слушать и в дискуссии не вступать. Некоторые даже признавались, что "закрывать двери" от журналистов просто не имело смысла. В кулуарах представители демократического сообщества были откровенны. К примеру, представитель партии "Либеральная Россия" Юлий Нисневич сообщил корреспонденту "НГ", что представители правозащитных организаций резко критиковали Уголовно-процессуальный кодекс, а Сергей Юшенков произнес гневную речь против закона о партиях. Выступивший перед участниками совещания Борис Немцов не порадовал собравшихся ничем, кроме отчета об успехах фракции СПС в Государственной Думе, зато Григорий Явлинский в своем выступлении еще раз подтвердил дрейф "ЯБЛОКА" в сторону социал-демократии. "Союзу правых сил", похоже, досталось от коллег-демократов больше всего - представители не захотевших самораспуститься структур опять предрекали детищу Немцова скорый конец и неотвратимое снижение рейтинга из-за открытого заигрывания с властью. Взаимная кулуарная критика друг друга порой едва не доходила до драки.

Наблюдая все это, корреспондент "НГ" не мог не спросить Григория Явлинского о том, были ли спорные моменты на заседании и будет ли вырабатываться единая позиция по ним. Лидер "ЯБЛОКА" ответил, что спорили в основном по экономическим проблемам, по вопросу войны на Кавказе и роли демократических организаций в обществе. То есть фактически по всему спектру обсуждаемых на совещании тем. Однако, по словам Явлинского, впоследствии спорные вопросы не будут затрагиваться вообще - начнется лишь поиск "общих точек соприкосновения". А позиция по всем болезненным узлам будет вырабатываться в рабочих группах. Из этого можно сделать вывод, что никаких серьезных решений здесь не могло быть принято изначально - совещание лишь продолжило традицию бурных демократических дискуссий. Возможно, именно поэтому итогом заседания стал меморандум - документ, как известно, изначально предполагающий лишь намерения, а не конкретные действия. Кроме этого, участники Демократического совещания приняли заявление против насильственного возвращения беженцев в Чечню. Было также решено, что фракции СПС и "ЯБЛОКО" внесут соответствующий законопроект в Думу.

@@@
Российские демократы критикуют власть
Россия может дать оружие Грузии
Россия поделится с соседями деньгами и военными
С нуля – под грифом «совсекретно»
США и Россия договорились поймать бен Ладена
Секретные крабы
Селезнев строит "левоцентристский социализм"

Сергей Иванов играет в поддавки

@@

Совместные миротворческие операции должны сблизить Россию и НАТО

2002-09-26 / Виктор Нестерович - собкор РИА "Новости" в Польше.







Второй и последний день неформальной встречи министров обороны НАТО в Варшаве целиком был посвящен сотрудничеству альянса с Россией в рамках "двадцатки", согласно подписанной на саммите в мае в столице Италии Римской декларации. Поэтому впервые участвующий в подобного рода встрече глава российского военного ведомства Сергей Иванов по праву чувствовал себя "своим среди чужих".

Оценивая итоги переговоров с Ивановым, генсек НАТО Джордж Робертсон заявил, что они носили весьма откровенный характер и подтвердили прогресс, достигнутый в отношениях между альянсом и Москвой за последние месяцы. Главное внимание было обращено на совместное участие в миротворческих операциях, характер которых в данное время уточняется. По мнению Робертсона, подобная договоренность может стать переломной для сотрудничества обеих сторон.

Естественно, участники варшавской встречи не могли обойти вниманием ситуацию в Грузии. Как сообщил министр обороны Польши Ежи Шмайдзиньский, Сергей Иванов поднял вопрос о присутствии чеченских террористов в Панкисском ущелье, на границе Грузии и России. Министры стран - членов НАТО предложили, чтобы в рамках международной антитеррористической коалиции прошло обсуждение вопроса о том, как можно было бы помочь Грузии в решении этой проблемы.

Министр обороны России также поднял вопрос о вступлении в альянс стран Балтии без их присоединения к адаптированному Договору об обычных вооружениях и вооруженных силах в Европе. По мнению Сергея Иванова, в ином случае может возникнуть правовая дыра, которая будет угрожать стабильности на севере континента. Однако присутствующие отметили, что российский министр не увязал в жесткой форме необходимость присоединения стран Балтии к ДОВСЕ с их предстоящим вступлением в НАТО.

На встрече в Варшаве не удалось сгладить противоречия между США и ФРГ, вызванные антиамериканскими высказываниями в ходе предвыборной кампании в Германии, в частности критикой канцлером Герхардом Шредером американских планов в отношении Ирака. Глава Пентагона Дональд Рамсфелд, выступая на пресс-конференции по итогам варшавской встречи, назвал отношения между США и ФРГ "омраченными". Накануне Рамсфелд демонстративно покинул вечерний прием в честь участников встречи, когда слово для выступления взял министр обороны ФРГ Петер Штрук.

Неформальная встреча министров обороны стран Североатлантического альянса и России - последний на таком уровне и весьма важный форум накануне намеченного на ноябрь Пражского саммита, где будет принято решение о второй волне расширения этой организации. В Варшаве главы военных ведомств государств - членов альянса согласовали окончательные позиции относительно темпов продвижения НАТО на восток и определились с тем, кто из девяти стран-кандидатов будет приглашен в состав Североатлантического блока. Все эти вопросы обсуждались за закрытыми дверями. А на десерт натовским министрам достались необременительные и ни к чему не обязывающие разговоры с Сергеем Ивановым относительно деятельности "двадцатки".

Неформальная встреча в Варшаве была, по сути, последней возможностью для Москвы четко и однозначно выразить свое негативное отношение к предстоящей экспансии натовской военной машины и предупредить о возможности ответных мер оборонного и политического характера. Но каких-либо сюрпризов от министра обороны РФ не последовало. Впрочем, Сергей Иванов ранее уже неоднократно заявлял о том, что предстоящее расширение НАТО и возможное вступление стран Балтии в альянс лично его не беспокоят, никаких угроз в этом процессе он не видит. Однако с такой позицией категорически не согласен Генеральный штаб Вооруженных сил РФ, где министра-филолога с его хорошим знанием английского языка, но слабо разбирающегося в военных проблемах откровенно недолюбливают и за глаза награждают разными обидными прозвищами. В пику министру начальник Генштаба Анатолий Квашнин в ходе инспектирования войск несколько раз предупреждал об опасности расширения НАТО. Подобного рода фронда даже вынудила Путина специально захватить с собой Квашнина на Римский саммит, где по настоянию президента руководитель российского Генерального штаба сквозь зубы заявил на пресс-конференции о позитивном характере отношений РФ и альянса.

Однако главные проблемы у Кремля еще впереди. Армия не понимает внешнеполитической линии президента, который, в частности, не предпринял абсолютно никаких шагов для того, чтобы попытаться затормозить движение НАТО на восток и воспрепятствовать вступлению в альянс бывших республик советской Прибалтики. Офицерский корпус все чаще сравнивает Путина с Горбачевым. Следствием этого является беспрецедентное падение рейтинга Верховного главнокомандующего ВС РФ в армии и на флоте, в том числе - среди военнослужащих федеральной группировки войск в Чечне. В Вооруженных силах началось зарождение организованных оппозиционных структур. О своем недовольстве Кремлем говорят - пока, правда, в узком кругу единомышленников - даже отдельные командующие войсками военных округов.

Следует отметить, что вступление стран Балтии в Североатлантический альянс предоставляет Геннадию Зюганову (КПРФ) и его более радикальным союзникам, таким, как Виктор Анпилов (РКРП) и Виктор Илюхин (Движение в поддержку армии), уникальную возможность выдвинуть политические лозунги, которые поднимет на свои знамена недовольная армия. Да одна кампания под лозунгом немедленного созыва Всеармейского офицерского собрания для обсуждения накопившихся претензий кадровых военнослужащих к властям предержащим способна сама по себе принести коммунистам миллионы дополнительных голосов.

@@@
Сергей Иванов играет в поддавки
Смена караула
Совершенно секретный кандидат
Советник Буша побывал в Кремле
Степашин поиграл в вендетту
Так работают эксперты
Тамару Рохлину просят подождать до ноября

Тбилиси ищет альтернативу Ардзинбе

@@

"Брат-2", или Шеварднадзе снова строит Общий кавказский дом

2001-07-07 / Екатерина Тесемникова



В ГРУЗИНСКИХ СМИ со ссылкой на разведданные нередко появляется информация о том, что президент Абхазии Ардзинба серьезно болен и вскоре покинет свой пост, по меньшей мере для выезда на лечение за рубеж. Для Тбилиси развитие событий по такому сценарию стало бы палкой о двух концах: с одной стороны, здесь ждут ухода с политической арены "лидера сепаратистов", с другой - опасаются, что в случае его ухода президентский пост займет креатура Кремля. В этой связи в грузинской столице озаботились поиском оппозиции сегодняшним абхазским властям, позитивно настроенной в отношении политики Эдуарда Шеварднадзе. Поговаривали, что представителей такой оппозиции можно найти в Москве, но не конкретизировали - "с целью обеспечения их безопасности".

Сегодня стало очевидным, что ни абхазское руководство в изгнании во главе во главе с Тамазом Надареишвили, призывающим к вооруженному вторжению в Абхазию, ни различные общественные организации беженцев: "Мир и возрождение Абхазии", "Примирение", "Женщины Абхазии за взаимопонимание и согласие", "Участники конфликта за мирное решение проблемы", "Молодежь Абхазии за примирение", верящие в торжество народной дипломатии, не в состоянии заставить представителей тбилисских и сухумских властей отказаться от своих притязаний. Тогда Эдуард Шеварднадзе снова решился на неординарный шаг. Он, как сообщают российские информагентства, в среду за закрытыми дверями госканцелярии встретился с американским гражданином Иналом Казаном, который в течение нескольких лет был полномочным представителем нынешнего абхазского руководства в США. Эта встреча Шеварднадзе и Казана по меньшей мере вторая. Одна уже состоялась в прошлом году в США.

Может показаться странным, но пока еще не совсем ясно, кто именно вел переговоры с президентом Шеварднадзе. Дело в том, что фамилию Казан носят как минимум два американца северокавказского происхождения. Источники называют имена Инал и Яхъя Казан (иногда даже фигурирует Илья, что более, видимо, привычно русскому уху) - граждан США адыгейской национальности, которые пытаются внести свою лепту в урегулирование конфликта между Тбилиси и Сухуми. Братья Казан имеют в штатах солидный бизнес, который, по некоторым данным, оценивается в несколько десятков миллионов долларов.

Имя Яхъя Казан всплыло несколько месяцев назад, когда американские посредники, пытающиеся разрешить другой конфликт на постсоветском пространстве - карабахский, пригласили экс-представителя непризнанной Абхазии в Ки Уэст, где вели переговоры главы Армении и Азербайджана. Задумка состояла в неформальном расширении формата карабахского урегулирования посредством включения в игру представителей Сухуми, а также Тбилиси, лояльность которого в отношении американских инициатив не вызывает сомнения. Правда, представители Грузии в интервью "НГ" категорически опровергли информацию присутствии Казана на переговорах. Тогда же в постпредстве Абхазии в Москве "НГ" сообщили, что в период вооруженного грузино-абхазского противостояния и вплоть до 1999 г. Яхъя Казан действительно являлся представителем сухумских властей в США: давал интервью, разъяснял позицию Сухуми, рассылал письма в международные организации. В 1999 г. он решил баллотироваться на пост президента Абхазии, однако получил отказ в регистрации, обусловленный, в частности, требованиями местного законодательства: в республике он был лишь однажды, да и языка не знает, хотя абхазский и адыгейский принадлежат к одной группе иберийско-кавказских языков. Невозможность удовлетворения президентских амбиций привела к тому, что Казан занял диаметрально противоположную позицию: стал выступать с прозападной позиции, призывал согласиться на автономию в составе Грузии. Казан выступил с гневным письмом в адрес руководства Абхазии, выразив несогласие с его политикой. Пытаясь объединить вокруг себя московскую абхазскую диаспору, он приехал в Москву, провел несколько переговоров, но понимания не нашел и вернулся в США.

@@@
Тбилиси ищет альтернативу Ардзинбе
Три российских политика в гостях у Лукашенко
Трое плюс Хасимото
Туркмения не поступится нейтралитетом
УНИТА опять говорит о мире
Черная метка для "МиГа"
Чубайс примирился с Касьяновым?

Шестерка затягивает пояс безопасности

@@

Военные братских государств признаются, что не могут перекрыть наркотрафик без содействия ООН

2005-06-24 / Анастасия Корня







Мы еще повоюем...

Фото REUTERS/ITAR-TASS/PRESIDENTIAL PRESS SERVIS

«Очень обстоятельный разговор по вопросам военного, технического и политического сотрудничества», – так президент Путин оценил встречу за закрытыми дверями, проходившую вчера в Кремле между президентами стран – участниц Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Второй день общения лидеры Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, России и Таджикистана посвятили делам военным. Повестка дня более чем злободневная: по мере того как сотрясаемые цветными революциями страны СНГ отказываются от военно-политического сотрудничества с Москвой, Россия вынуждена проводить реорганизацию системы безопасности, на постсоветском пространстве.

Когда президенты вошли в зал, где их ожидали участники расширенного состава Совета коллективной безопасности, Владимир Путин тут же обернулся к главе оборонного ведомства Сергею Иванову. И продолжал оживленно общаться с ним даже тогда, когда Нурсултан Назарбаев уже начал традиционный отчет по итогам деятельности совета в течение последнего года. Впрочем, всерьез утомлять коллег Назарбаев не собирался. Он лишь констатировал, что в течение последнего периода участники военного договора вполне адекватно реагировали на новые вызовы и угрозы. Самая главная из которых, по мнению казахского лидера, «политический экстремизм и его крайнее проявление – терроризм».

@@@
Шестерка затягивает пояс безопасности