"Нас не удовлетворяет позиция России в Карабахском конфликте"

@@

Министр иностранных дел Азербайджана Вилаят Гулиев полагает, что его страна строит демократическое государство европейского типа

1999-12-03 / Ася Гаджизаде Вилаят Мухтар оглы Гулиев - родился 5 ноября 1952 года. В 1975 году окончил Азербайджанский государственный университет. В 1981-1992 годах работал научным сотрудником, заместителем директора Института литературы имени Низами АН Азербайджана. В 1992-1993 годах - профессор университета Ататюрка (Турция). С 1996 года - депутат Милли меджлиса (парламента) Азербайджана. С 26 октября 1999 года - министр иностранных дел Азербайджанской Республики. Доктор филологических наук. Женат, имеет двоих детей.



- КАК ВЫ оцениваете сегодняшнее состояние российско-азербайджанских отношений?

- Россия является одним из главных экономических партнеров Азербайджана, и наша республика традиционно воспринимает ее в качестве дружественной страны. В России живут азербайджанцы, а в Азербайджане русские, и наши исторические связи диктуют необходимость развития добрососедских, дружественных отношений. Азербайджан после обретения независимости предпринимал и предпринимает необходимые меры, чтобы эти отношения были нормальными. Но, к сожалению, между двумя государствами есть ряд проблем, и мы предпочитаем решать их путем переговоров на взаимовыгодной основе.

- Как вы расцениваете роль России в урегулировании армянско-азербайджанского конфликта? Как по-вашему, роль России в этом процессе увеличивается или уменьшается?

- Я повторюсь, что Россия является близким соседом Азербайджана, и развитие нормальных двусторонних отношений отвечало бы интересам обоих государств. Однако нас не удовлетворяет позиция России в отношении карабахского конфликта. Разрешение его во многом зависит от отношения Москвы к государствам региона. Если бы Россия в одностороннем порядке не поддерживала Армению, не расширяла военное сотрудничество, не поставляла туда вооружение, то в регионе не создалось бы такой напряженной ситуации. Можно констатировать, что Россия на сегодняшний день не продемонстрировала позитивной позиции по мирному урегулирования конфликта. Не наблюдается и активной роли России в Минской группе OБСЕ, где Россия является одним из сопредседателей.

- Эксперты считают, что в результате политики, проводимой Россией по отношению к Азербайджану, Баку полностью переориентировался на Запад и Европу. В последнее время бытует мнение, что Запад вытесняет Россию из региона. Это действительно так?

- Никто Россию из региона не вытеснил. Что касается ориентации Азербайджана в сторону мирового сообщества, то наша страна после обретения независимости имеет возможность независимой ориентации и в этом вопросе должна исходить из своих национальных интересов. Азербайджан всегда демонстрировал готовность сотрудничать с Россией, и если Россия отдает предпочтение Армении, это не наша вина. Так что если Азербайджан ориентируется на интеграцию с мировым сообществом, это вполне понятно. Наряду с развитием двусторонних отношений с Россией Азербайджан считал приоритетным в своей политике соответствовать европейским ценностям и намеревается строить цивилизованное, демократическое государство европейского типа. Естественно, что и Россия как часть Европы не стоит в стороне от интеграции в мировое сообщество.

- Стамбульский саммит показал, что Россия осталась в одиночестве в том смысле, что многие главы государств осудили ее политику на Северном Кавказе. Как вы считаете, саммит оказал влияние на расстановку сил в регионе?

- Тезис о том, что Россия осталась в одиночестве, носит относительный характер, так как все главы государств поддержали принцип ее территориальной целостности. Это означает, что она не в одиночестве. А в вопросе политики на Северном Кавказе Россию не поддержало ни одно государство ОБСЕ, и это в первую очередь связано с политикой Москвы. Азербайджан, так же как и другие государства, поддерживает территориальную целостность России, но вместе с тем призывает урегулировать этот кризис мирным путем, путем переговоров, призывает предотвратить гуманитарную катастрофу. Я считаю, что Стамбульский саммит окажет определенное влияние на политику России, проводимую в кавказском регионе. Об этом свидетельствуют резкие ноты в отношении Азербайджана и Грузии уже после саммита.

- Можно ли считать, что Азербайджан и Грузия превратились в некий полигон борьбы за влияние между Россией и Западом?

- Да, в некотором смысле такая борьба идет, так как кавказский регион и расположение Азербайджана имеют большое геополитическое значение. Я хочу напомнить слова президента Алиева после саммита. Он сказал, что "у Азербайджана есть два важных богатства - геополитическое положение и природные ресурсы". Стабильное будущее Азербайджана во многом зависит от этих двух факторов. Короче говоря, борьба за влияние в регионе идет, но победит тот, кто отдает предпочтение демократическим и гуманистическим принципам.

- После подписания соглашений о строительстве ОЭТ по маршруту Баку-Тбилиси-Джейхан многие говорят о том, что со стороны России может быть какая-то угроза или какая-нибудь провокация. Эти слухи основаны на последних обвинениях Россией Азербайджана по поводу помощи боевикам. Считаете ли вы, что существует угроза со стороны России?

- Несомненно, подписание соглашений о строительстве нефтепровода в Турцию раздражает соседей Азербайджана, и в первую очередь Россию и Иран. Но это отнюдь не означает, что Азербайджан не предпримет данного шага. Безусловно, когда Азербайджан пошел на это, он просчитал все возможные риски. Я считаю, что Азербайджан и прежде всего президент Гейдар Алиев в состоянии выдержать возможное давление. Этот нефтепровод является делом не только Азербайджана, но и Турции и Грузии, причем проект будет реализовываться под патронажем США. Присутствие Клинтона на мероприятии подписания много о чем говорит. Я также не исключаю, что этот нефтепровод в определенных кругах соседних государств будет создавать атмосферу нервозности - не случайно, что СМИ России и Ирана вышеуказанные соглашения охарактеризовали как политическую акцию и сочли экономически нецелесообразными. Но, несмотря на это, реализация проекта Баку-Джейхан уже является фактом, уже определены график работ и график завершения строительства. По моему мнению, государства, вовлеченные в проект, в состоянии обеспечить безопасность трубы и устоять перед любым внешним давлением. Помимо этого и в самой России наблюдаются некоторые позитивные позиции.

- И тем не менее, если Азербайджан столкнется с проблемами, может ли он рассчитывать на реальную поддержку Запада и европейского сообщества?

- Как уже говорилось, этот проект реализуется с помощью поддержки США, и, естественно, самую большую поддержку окажет США. Более того, реализация проекта приведет к стабилизации, повышению экономического благосостояния, сблизит Восток и Запад, Азию и Европу, будет служить инструментом политической и экономической интеграции двух частей света. Нефтепровод не только обеспечит использование и транспортировку энергоресурсов, но также соединит Кавказ и Центральную Азию с Западом. Поэтому надо полагать, что, если возникнут какие-либо проблемы, Запад поддержит идею нефтепровода Баку-Джейхан.

- Как по-вашему, насколько реальна идея размещения натовских военных баз в Азербайджане? Планируются ли какие-либо военные мероприятия в рамках программы "Партнерство ради мира"?

- Как изначально и предполагалось, это всего лишь идея, а для претворения идеи в жизнь необходимы десятилетия. Но хочу отметить, что мы тесно сотрудничаем с НАТО в рамках этой программы, сегодня азербайджанские военные находятся в составе миротворческих сил в Косово. Цель сотрудничества с НАТО не сводится к тому, чтобы размещать на той или иной территории силы НАТО, мы отдаем предпочтение другим формам сотрудничества.

- Что означает предложение России о введении визового режима с Азербайджаном и какие последствия здесь могут быть?

- Россия в конце ноября представила Азербайджану ноту для рассмотрения этого вопроса. Я считаю, что этот вопрос не служит развитию двусторонних отношений Азербайджана и России. Mы не видим никаких оснований для введения такого режима и категорически отвергаем обвинения российской стороны в том, что якобы Азербайджан помогает сепаратизму и терроризму. Азербайджан никогда не создавал условий для поддержки сепаратизма в соседних государствах и никогда не будет этого делать. С другой стороны, эти обвинения должны инкриминироваться российским пограничникам, стоящим по ту сторону границы. Я считаю, что введение визового режима отрицательно скажется не только на азербайджанцах, живущих в России, но и на русских, живущих в Азербайджане. А если учесть, что Азербайджан и Россия находятся в составе СНГ и государства Содружества сотрудничают в условиях визового режима, то это превращает СНГ в бессмысленную организацию и может быть началом конца СНГ. Вызывает удивление, что в то время, когда во всем мире идут интеграционные процессы, Россия предпринимает такие шаги.

Я считаю, что в то время, когда европейские страны интегрируются друг с другом, открывают границы, переходят на единую валюту, Россия введением визового режима делает шаг назад в интеграционных процессах с Южным Кавказом.

- Идут ли какие-либо переговоры с МИД РФ о механизме введения визового режима и как отреагирует Баку, если Россия предложит совместную охрану границ?

@@@
"Нас не удовлетворяет позиция России в Карабахском конфликте"
Аврора по-английски
Боже, храни королеву
В тени ветвей древа гоминоидов
Война с народом
Дед Мороз в мундире холодной войны
Испытание террором

Как готовилась ликвидация Рауля Валленберга

@@

Еще одна версия убийства шведского дипломата

2001-02-01 / Яков Яковлевич Этингер - доктор исторических наук, профессор, почетный член семи зарубежных академий.







Мой отец, известный профессор-кардиолог Яков Гилярьевич Этингер, в 20-40-е годы был внештатным консультантом Лечебно-санитарного управления Кремля (Лечсанупра). Его регулярно привлекали для лечения известных деятелей того времени - Кирова, Орджоникидзе, Литвинова, Тухачевского и ряда других высокопоставленных лиц. Среди его пациентов были руководители Коминтерна - Пальмиро Тольятти, Иосип Тито, Вильгельм Пик, Василь Коларов, Георгий Димитров, Хосе Диас, многие видные представители компартии Польши. Значительная часть его пациентов погибла в конце 30-х годов в результате сталинских репрессий.

Я хорошо помню одного из больных, которого он лечил. Это был болгарский посол Дмитрий Михалчев, представлявший свою страну в Москве после войны.

В конце мая - начале июня 1947 года (точно не помню) отцу позвонил тогдашний начальник Лечсанупра Кремля А.А. Бусалов и сказал, что необходимо осмотреть одного больного иностранца, фамилию которого он не назвал. Он сообщил, что в консилиуме будут участвовать еще два крупных кардиолога - профессора В.Н. Виноградов и В.Е. Незлин, а также заведующая электрокардиографическим кабинетом Кремлевской больницы С.Е. Карпай.

В назначенный час Бусалов заехал за отцом, а затем и за Виноградовым. Как потом рассказывал отец, машина доставила их в загородный двухэтажный дом, окруженный высоким забором. Этот дом был уже знаком отцу. Летом 1945 года Бусалов сопровождал его, когда по его просьбе отец осмотрел находившуюся в доме больную пожилую женщину, страдавшую острой сердечной недостаточностью. По словам отца, эта дама была явно аристократического происхождения. У него сложилось тогда впечатление, что эта женщина либо принадлежала к роду Романовых, либо была близка к царской семье. Как говорил отец, очевидно, она была арестована в какой-то стране органами МГБ.

Когда отец вместе с Бусаловым и Виноградовым приехали в загородный дом, там уже находились Незлин и Карпай. В комнате, куда их привели, на кровати полулежал сравнительно молодой человек лет 33-35, находившийся, по словам отца, явно в подавленном, заторможенном состоянии. В комнате были также лечащий врач и еще один человек, назвавший себя переводчиком, но, очевидно, он был сотрудником МГБ.

Профессора попросили больного рассказать, как он себя чувствует, испытывает ли боли в области сердца. Он не знал русского языка, поэтому понадобилась помощь переводчика. Как рассказывал потом отец, хорошо владевший основными европейскими языками, переводчик обменивался с больным на языке, который, по его мнению, был либо шведским, либо голландским. Когда отец задал больному какой-то вопрос по-немецки, переводчик немедленно прервал его, заявив, что больной других языков не знает.

Лечащий врач показал сделанную за несколько дней до консилиума ЭКГ больного, на которой были очевидны некоторые патологические изменения. В доме был электрокардиологический кабинет, и доктор Карпай - крупнейший специалист в области электрокардиологии - сделала повторную ЭКГ, которая заметно отличалась в лучшую сторону по сравнению с предыдущей.

Профессора, внимательно осмотрев больного, единодушно пришли к выводу, что у иностранца нет никаких изменений в области сердца, хотя и существует некоторая вялость сердечной мышцы. По просьбе Бусалова они составили подробное медицинское заключение, подписали его, и машины развезли их по домам. Возвратившись, отец сказал нам с матерью, что они были у какого-то довольно странного пациента, иностранца, который не произвел на них впечатления больного человека. Больше отца к этому человеку не приглашали...

С тех пор прошло много лет. Слушая в 60-80-е годы западные радиостанции, я впервые узнал о Рауле Валленберге, спасшем в годы Второй мировой войны десятки тысяч венгерских евреев, но вскоре арестованном советскими военными властями в Будапеште и, очевидно, погибшем в застенках МГБ. Советская печать об этом, разумеется, ничего не сообщала. Как известно, шведское правительство все послевоенные годы пыталось выяснить судьбу Рауля Валленберга. В 1957 году шведских представителей ознакомили с якобы документальным свидетельством о его пребывании в советской тюрьме. Речь шла о рапорте начальника санчасти внутренней тюрьмы МГБ подполковника Смольцова на имя тогдашнего министра госбезопасности генерал-полковника Абакумова, где говорилось, что "заключенный Валленберг, хорошо известный" умер ночью 17 июля 1947 года от сердечного приступа, от инфаркта. Этот "рапорт" призван был отвести любые подозрения в том, что Валленберг был убит. Как явствует из недавно опубликованного заключения старшего военного прокурора отдела реабилитации иностранных граждан Главной военной прокуратуры, полковника юстиции Н.И. Степагло, заместитель министра иностранных дел СССР Вышинский в докладной записке на имя министра иностранных дел СССР Молотова от 14 мая 1947 года, указав на большую озабоченность шведской стороны судьбой Рауля Валленберга, предложил: "Поскольку дело Валленберга до настоящего времени продолжает оставаться без движения, я прошу вас обязать т. Абакумова представить справку по существу дела и предложения о его ликвидации". Молотов по согласованию со Сталиным принял решение поручить Абакумову отдать приказ расстрелять Валленберга, но одновременно было решено дело представить таким образом, что он якобы умер от инфаркта, который, как известно, может случиться в любом возрасте. Вот для чего спустя некоторое время и понадобился консилиум профессоров. Инициаторы убийства Валленберга рассчитывали, что его осмотр известными специалистами, быть может, даст какое-то свидетельство о сердечном заболевании шведского дипломата и тогда к заранее задуманному рапорту Смольцова будет подшито и заключение профессоров. Но ссылаться на него в 1957 году не стали, так как оно ничего "нужного" советским властям не содержало, и шведским представителям сообщили только о рапорте Смольцова, который был ложью от первого до последнего слова. Что же касается первой ЭКГ, то где гарантия, что это была его электрокардиограмма? А его вялое состояние во время консилиума, возможно, было вызвано тем, что за несколько дней до консилиума ему могли давать какие-то препараты, которые ослабляли сердечную деятельность. Но "провести" опытных кардиологов не удалось, и они дали указанное выше медицинское заключение. Таким образом, "подготовка" смерти Рауля Валленберга якобы из-за сердечного приступа началась заранее - после записки Вышинского. Что же до самого медицинского заключения, то оно, по-видимому, наряду с другими материалами по делу Рауля Валленберга было уничтожено. А о том, что было именно так, заявил недавно председатель Комиссии при президенте РФ по реабилитации жертв политических репрессий А.Н. Яковлев, подчеркнувший, что в свое время тогдашний председатель КГБ В.А. Крючков прямо сказал ему, что Валленберг был расстрелян, а все документы (кроме рапорта Смольцова) не сохранились.

В 1950 году профессор Я.Г. Этингер был арестован по личному приказу Сталина в связи с задуманным "делом врачей". 2 марта 1951 года после пыток и издевательств он погиб в Лефортовской тюрьме. Были также арестованы моя мать - Р.К. Викторова, тоже врач - и я, тогда студент-экстерн исторического факультета МГУ. Спустя некоторое время были арестованы и все остальные участники консилиума, а также Бусалов. И вот весной 1952 года, когда я находился в Лефортовской тюрьме, следователь во время очередного допроса вдруг спросил меня, известно ли мне, что профессор Этингер и другие профессора осматривали в 1947 году одного "иностранного друга нашей страны" и написали, что он здоров, хотя на самом деле он страдал сердечным заболеванием и вскоре умер? Я моментально вспомнил рассказ отца об этом консилиуме и сказал, что мне ничего об этом не известно. "Эти врачи-убийцы обрекли на смерть верного друга Советского Союза", - повторил следователь и больше к этому вопросу не возвращался.

@@@
Как готовилась ликвидация Рауля Валленберга
Когда устами дилетанта глаголет истина
Ленин опять встречает гостей
Люк Бессон взялся за старое
Маленький соперник ведущей державы
Мубарак снова в Москве
На "Коньке-горбунке"

Непотопляемый Маркиз Самаранч

@@

Международный олимпийский комитет оказался в американской политической ловушке

1999-12-28 / Анатолий Исаев Анатолий Исаев - шеф-редактор журнала Совета Европы "Спорт для всех", доктор педагогических наук.



У Самаранча к концу его председательского срока проблем явно прибавилось.

Фото Андрея Никольского (НГ-фото)

ИСТОРИЯ с коррупцией 23 членов Международного олимпийского комитета (МОК), уличенных во взяточничестве по сюжету "Солт-Лейк-сити"2002", в середине декабря 1999 года (спустя ровно год после начала скандала) перешла в новую фазу развития. Приутихшие было деятели МОК вновь приосанились и расправили плечи. Прошедшая 11-12 декабря в Лозанне 110-я сессия МОК попыталась "отделаться" от назойливых американцев, которые с подачи старейшего члена МОК швейцарца Марка Ходлера навешали на главу комитета Хуана Антонио Самаранча и его присных всех собак.

Не станем утверждать, что наиболее антимоковски настроенные американские сенаторы и конгрессмены (Р.Брайен, Д.Эшкрофт, Э.Холлингс, Д.Маккэйн, Г.Уоксмэн, С.Лацио, М.Моран, Ф.Уптон), а также политический советник Белого дома Б.Маккэфри стремятся на филантропической основе усилить этическую константу в деятельности МОК. Они не скрывают мыслей о том, что их "вмешательство" в дела МОК оправдано важным обстоятельством: 90% средств, которыми распоряжается Самаранч, поступают от американских компаний - спонсоров Олимпийских игр и что, следовательно, американцы имеют особое право на контроль за их расходованием.

Мировая пресса проявляет недовольство активностью американцев на олимпийском поприще. В частности, немецкие газеты попытались уличить президента НОК США Билла Хибла в авторстве специального сценария "захвата МОК со стороны США". Немцы утверждали (правда, бездоказательно), что именно "план Хибла" предусматривает проведение специального расследования под руководством бывшего лидера сенатского большинства Джорджа Митчелла, выводы которого впоследствии стали основой для организации специальных слушаний в Комитете по торговле, науке и транспорту сената США.

Сюжетом "Солт-Лейк-сити"2002", в свете которого получил взыскание или вылетел из состава МОК каждый пятый его член, американцы не удовлетворились. В качестве цепной реакции последовало расследование большого жюри Министерства юстиции США уже по сюжету "Атланта"1996". К данному расследованию подключилось и могущественное ФБР.

В канун 110-й сессии МОК лидеры американского конгресса угрожали "отключить телевидение от Олимпийских игр", если действенные и долгосрочные реформы, исключающие почву для взяточничества и распространения допингов не будут приняты.

Приглашенный на сенатские слушания Самаранч попытался уклониться от неприятной процедуры дачи показаний, сославшись на чрезмерную занятость реформами в МОК. Одновременно, чтобы ублажить назойливых американских "исследователей", пошатнувшийся президент МОК, возглавляя жюри по определению сильнейших спортсменов уходящего века, из 11 номинаций в четырех отдает пальму первенства спортсменам США. В столь престижном списке не оказывается СССР и России, которые верой и правдой с 1952 года обеспечивали сильнейшую конкуренцию на Играх.

Американцы "подарок" приняли как должное, но от идеи допроса Самаранча не отказались. В его адрес в течение всего 1999 года из США звучали хлесткие обвинения: "Самаранч создал выгребную яму на международном уровне", "Нельзя равнодушно наблюдать за тем, как он делает реформы". Определеннее других выразился сенатор-республиканец из Техаса Джо Бартон: "Самаранча необходимо удалять, и чем скорее, тем лучше".

А Самаранч тем временем нервно торопился с реформами. Созданный в начале года "Комитет-2000", куда вошли не только члены МОК, но и такие известные политики, как Генри Киссинджер и Бутрос Бутрос Гали, подготовили 50 поправок в Олимпийскую хартию, лихорадочно принятые на сессии в декабре.

На сенатских слушаниях 15 декабря в адрес 79-летнего маркиза Хуана Антонио Самаранча вновь прозвучало требование уйти в отставку. На это президент МОК, говоривший через переводчика, заметил: "Мы очистили наш дом и приняли фундаментальный пакет реформ".

Несмотря на проявленную некоторыми членами МОК верноподданническую суетливость в отношении своего шефа (один из российских членов МОК назвал его аж "настоящим гением"), теперь уже мало кто из серьезных аналитиков верит в возможность нравственного возрождения МОК "при Самаранче". Ведь именно Самаранч выработал для МОК и осуществил в течение своей 19-летней президентской карьеры политику суперкоммерциализации Олимпийских игр.

@@@
Непотопляемый Маркиз Самаранч
От джазовых миниатюр до имама Шамиля
Пилоты холодной войны - сбитые и забытые
Преемник президента
Прозрачность наших границ не вызывает сомнений
Требования бывших рабов
Форт "Сталин" и комбат Воробьев дважды спасали Севастополь

Через 50 лет возле Крымского моста

@@

Первые выпускники Института международных отношений в большинстве своем были не "сыночки", а "умники"

2003-12-03 / Георгий Кузнецов - журналист-международник, выпускник МГИМО 1952 года.







В этом здании провели свои студенческие годы многие знаменитые выпускники МГИМО.

Фото Артема Чернова (НГ-фото)

Когда спустя много лет встречаются однокашники, это не обязательно сводится к житейскому "А помнишь?". Иногда воспоминания "тянут" на книги. Именно так получилось у бывших студентов Института международных отношений, или, как он ныне официально называется, Университета МГИМО МИД России. Первый выпуск его пришелся на 1948 год, и каждый год отмечается очередное пятидесятилетие, а по инициативе Ассоциации выпускников МГИМО и при помощи руководства университета выходят посвященные этим датам книги.

...В октябре военного 1943 года в здании Московского университета и в нескольких столичных газетах появилось объявление о приеме на факультет международных отношений МГУ. А в ноябре начались занятия у 200 студентов первого набора. В 1944 году факультет был преобразован в МГИМО, подчинен МИДу и переехал в здание у Крымского моста.

Институт с самого начала был элитарным. Но не по составу, как это стало проявляться со временем. Конечно, среди студентов были дети высокопоставленных отцов. Однако их было немного, они отличались прилежностью и скромностью (достаточно сказать, что у студента нашей группы С.Микояна никогда не было лишнего рубля, а в военных лагерях он был одет в самую заплатанную гимнастерку и, несмотря на хилое сложение, долго и безропотно таскал ручной пулемет). "Далеко не все у нас были "сыночки". Большинство были "умники", - заметил выпускник первого набора Ю.Фокин.

@@@
Через 50 лет возле Крымского моста
Черновики нападок и восхищения
Японцам захотелось в космос