"Каждый из нас в отдельности более уязвим"

@@

Председатель Национального банка Казахстана Григорий Марченко считает реальной перспективу создания валютного союза в рамках Евразийского экономического сообщества

2001-03-02 / Андрей Литвинов Как уже писала наша газета (см. "НГ" от 01.03.2001 г.), набирает силу Евразийское экономическое сообщество. О том, как предполагается осуществить финансовые интеграционные процессы, рассказывает председатель Национального банка Казахстана Григорий Марченко. Григорий Александрович Марченко родился в 1959 г. в Алма-Ате. В 1984 году окончил МГИМО по специальности международные экономические отношения. После окончания института работал инженером-конструктором, переводчиком, редактором, руководителем маркетинговой информационной группы, главным экспертом по внешнеэкономическим связям межрегионального государственного экологического консорциума "Евразия". С марта 1992 г. работал помощником вице-президента Республики Казахстан. С июня 1994 г. по ноябрь 1996 г. - заместитель председателя Национального банка Республики Казахстан. С ноября 1996 г. занимал должность председателя Национальной комиссии РК по ценным бумагам, затем - президента ОАО "ДБ Секьюритиз (Казахстан)". В октябре 1999 г. назначен председателем Национального банка Республики Казахстан.



-ГРИГОРИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ, недавно состоялось учредительное заседание совета глав национальных банков пяти государств СНГ. Как вы оцениваете перспективы новой организации?

- В прошедшем году было подписано соглашение о создании Евразийского экономического сообщества. Наши государства решили создавать фактически единое экономическое пространство, что подразумевает свободное перемещение капиталов, товаров и услуг. Если быть последовательными, то надо проводить интеграцию по всем направлениям, то есть согласовывать и денежно-кредитную, и бюджетно-налоговую политику, и таможенные пошлины. Нам придется координировать наши действия или даже принимать согласованные документы. Необходимо принять общую норму вывоза валюты. Была ведь такая ситуация, когда в России эта норма составляла пятьсот долларов, а в Казахстане - пять тысяч. Наши граждане совершенно легально вывозили имеющуюся у них на руках валюту, скажем четыре тысячи долларов. Их пропускали через "Шереметьево-1", а когда они хотели через "Шереметьево-2" вылететь, скажем в Нидерланды или Чехию, российская таможня, тоже совершенно законно, их останавливала и говорила: "У нас норма вывоза пятьсот долларов, ты куда везешь четыре тысячи?" Он заявляет, что является казахстанским гражданином, а ему говорят, что нужны специальные документы, подтверждающие, что эти деньги из Казахстана, а не из России. То есть у людей возникают проблемы. Их нужно решать. Так что унификация документов и нормативов - одна из наших задач.

Вторая задача тоже достаточна очевидна - поскольку между нашими странами большой торговый оборот, особенно между Казахстаном и Россией, Казахстаном и Белоруссией, то важно знать, какую денежно-кредитную политику будут проводить соответствующие страны, надо делиться планами, результатами. Третье направление работы также очень важное. В силу ряда обстоятельств разные страны и разные банки более или менее продвинуты в различных направлениях банковской работы. Вчера, например, мы заслушивали информацию Банка России о создании системы финансового мониторинга предприятий реального сектора. У них ушло на это два года, и теперь мы видим, что система заработала. Поэтому вместо того, чтобы нам или Таджикистану создавать эту систему с нуля, тратить два-три года, мы можем взять готовые методики и сделать это за год, сэкономив время и деньги. Мы, со своей стороны, создали платежную систему, потратили на нее очень много денег. В принципе, могли бы сделать то же самое для Таджикистана года за полтора. Мы говорим, что разные страны стоят на разных уровнях развития, но если все будут помогать друг другу, то мы сможем подтянуть отстающих.

- Существуют ли проблемы во взаимоотношениях между коммерческими банками двух стран?

- Это сложный вопрос. Если взять последние два-три года, после российского дефолта, то большого интереса как со стороны российских банков к казахстанскому рынку, так и со стороны казахстанских банков к российскому рынку не было. Два-три российских банка стабильно проявляют интерес, но для того, чтобы им открыть дочерний или совместный банк, нужно разрешение на вывоз капитала. Без этого мы просто не дадим лицензию. Таких разрешений Центральный банк России последние два-три года не давал. Что касается наших банков, то у нас последние полтора года происходит быстрое развитие банковской системы. Реформы, которые мы начали с 1995 года, стали давать отдачу. Сегодня наши банки очень ликвидны, вклады населения быстро растут. За последние 15 месяцев вклады населения выросли в 2,2 раза, а остатки на счетах корпоративных клиентов банков выросли в 2,5 раза. То есть у банков появились свободные ресурсы, и сейчас они стали задумываться о том, чтобы развивать бизнес в соседних странах, в том числе и в России. Если мы говорим о свободном перемещении капиталов, то это значит, что казахстанские банки должны свободно работать в Киргизии и России, а российские - здесь. Практически трудностей не возникало, потому что и большого интереса не было. У нас уже давно работают "Альфа-банк" и банк "Каспийский", который контролируется "ЛУКОЙЛом". Они обслуживают товарооборот между нашими странами и заметного места в банковском секторе Казахстана не занимают. У нас есть три крупных казахстанских банка, каждый из которых имеет активы более чем на полмиллиарда долларов. Эти банки уже подумывают об экспансии, однако с просьбой о получении лицензии на право вывоза капитала они к нам пока не обращались.

- Проводилась ли банковская реформа в Казахстане по единому плану, была ли избрана какая-то модель в качестве рабочей?

- Мы использовали два основных принципа и при проведении банковской реформы, и при введении накопительной пенсионной системы, которая у нас действует довольно успешно, и при реформе рынка ценных бумаг, и при формировании страхового сектора. Первый принцип - внедрение международных стандартов. Второй - обеспечение конкурентной среды. Международные стандарты в банковской сфере - это прежде всего базовые принципы банковского надзора: достаточность капиталов плюс нормативы по ликвидности, сколько можно давать одному заемщику, сколько - одному аффилированному заемщику. Мы просто взяли эти нормативы и внедрили их в Казахстане. Что касается модели, то у нас она была промежуточной между американской и европейской, то есть мы против универсальных банков. Если банк хочет заниматься страховым бизнесом - пожалуйста, но нужно создавать дочерние страховые компании и капитал, потраченный на них, будет вычитаться из капитала банка. Так же - и с дочерними брокерскими фирмами. Если будет осуществляться инвестиционная деятельность через управление пенсионными активами - пожалуйста, через отдельное юридическое лицо.

Итак, с одной стороны, международные стандарты, с другой - конкурентная среда. Самое смешное, что как мы задумывали в 1995 году относительно конкурентной среды, так и получилось. У нас будет три сегмента, которые будут друг с другом конкурировать: первый - национальные банки, то есть крупные банки с филиальной сетью, у нас сейчас таких восемь; второй сегмент - дочерние банки иностранных и совместные, их доля в капитале составляет 21% и последние два года она снижается - то есть наши банки растут быстрее, что тоже опровергает тот тезис, что если выпустить на рынок иностранные банки, они всех купят - местные банки вполне могут с ними конкурировать. Наконец, третий сегмент - это либо региональные, либо однофилиальные банки, которые просто ориентируются на какую-то нишу и в ней работают. Между тремя этими сегментами и внутри каждого из них идет очень жесткая конкуренция, то есть в принципе никакой олигополии возникнуть не может. То же самое мы делаем сейчас на страховом рынке, там тоже три сегмента, но других: первый сегмент - это собственно страховые компании, второй - тоже дочерние и совместные с иностранцами и третий - это дочерние банковские структуры. И опять-таки между этими тремя сегментами никогда олигополии не сложится.

- Как бы вы оценили состояние национальной валюты Казахстана?

- Как очень стабильное. Мы в прошлом году полностью погасили обязательства перед международными финансовыми организациями. У нас только чистые золотовалютные резервы - 2 миллиарда 320 миллионов долларов, что более чем вдвое превышает денежную базу. Наша общая позиция заключается в том, что курс должен обеспечивать конкурентоспособность наших экспортеров. В ноябре прошлого года даже был небольшой скандал. Курс тогда был на уровне 142,5 тенге за доллар, а мы выступили с заявлением, что равновесный курс - 144. На следующий день курс был 143,50, затем - 144. Просто нам доверяют рынки. Кое-кто начал говорить, что Национальный банк не является патриотом в отношении своей валюты. Но ведь тут дело не в патриотизме, а в состоянии платежного баланса. В третьем квартале баланс был практически нулевой, и если бы курс оставался на прежнем уровне, то в четвертом квартале мы вышли бы уже на отрицательные показатели. Поэтому мы сказали рынку, что равновесный курс должен быть на таком-то уровне, и рынок с нами согласился.

- Поскольку состояние валюты хорошее, вы, наверное, не собираетесь в ближайшие годы идти на какие-то формы валютного союза в рамках СНГ?

- На ближайшие пять лет это вопрос чисто теоретический. Пока что все будут наблюдать за опытом создания валютного союза между Россией и Белоруссией. Все будут смотреть, что происходит с расширением восточной зоны евро, что будет происходить с долларизацией в Латинской Америке. Если евро распространится на Великобританию и ряд стран Восточной Европы, оно тоже будет сильно конкурировать. Думаю, что в Азии будет более сильное движение в сторону создания азиатского союза, о чем уже давно говорят, и нам нужно определять, кто будет входить в этот валютный союз. В любом случае, это прежде всего политическое решение - президента и парламента. А в принципе нужно проводить референдум, чтобы и народ был согласен - как это делалось в Европе. Думаю, что наиболее реален вариант создания валютного союза в рамках Евразийского экономического сообщества.

- Но эта валюта вряд ли составит конкуренцию евро и доллару?

- А зачем здесь составлять конкуренцию? Главное, чтобы экономики этих стран были больше защищены от шоков. Каждый из нас в отдельности более уязвим, это очевидно. Чем больше база, на которую опирается валюта, чем больше сама экономика, тем эта валюта устойчивее.

- Традиционная проблема России - недостаточный уровень кредитования реального сектора экономики. Как она решается в Казахстане?

- Во-первых, у нас доля кредитов реальному сектору в активах банков сейчас 56%, в России - 35%. У нас в целом банки более охотно кредитуют реальный сектор. Причем достаточно хорошо стал развиваться рынок корпоративных облигаций, то есть реально пошла конкуренция. Относительно крупное предприятие может взять деньги у банка, а может выпустить облигации. Сейчас они могут выпустить двух- и даже трехлетние, то есть на достаточно долгий срок. Что делаем мы? Административными методами ничего не добьешься. Нельзя говорить: вы должны 70% активов отдавать в виде кредитов реальному сектору. Нужно действовать экономическими методами. Во-первых, мы стабилизировали курс - раньше банки довольно много вкладывали в доллары только как в объект инвестиций, с учетом того, что курс обязательно поднимется. Последние 15 месяцев для тех, кто пытался спекулировать, это кончалось очень плохо - они терпели убытки. Рынок ГКО - тоже конкурент, там относительно безрисковые бумаги, и банки с большим удовольствием вкладывают деньги в высокодоходные бумаги. В России же была ситуация, когда портфель ГКО у банков был больше, чем кредиты реальному сектору. В Казахстане объем кредитов был всегда больше, чем объем ценных бумаг. Сейчас объем кредитов примерно в четыре раза больше, чем объем государственных ценных бумаг. По трехмесячным бумагам доходность составляет всего 6,5%, по двенадцатимесячным бумагам - 9,6%, по трехлетним бумагам - 15%. Ясно, что кредитовать можно по более высоким ставкам. Спрос на государственные ценные бумаги иногда в восемь раз превышает объем выпуска. Мы ввели положение о размещении во внутренние активы, то есть в принципе все деньги, которые банки собирают внутри страны, они должны инвестировать тоже внутри страны. Поэтому доля кредитов увеличилась. Но банки должны, конечно, оценивать риски. Просто для всего нужно время, должно быть взаимное доверие. Сейчас, допустим, у нас средняя ставка по долларовым кредитам - 14,7%, а всего полтора года назад была 21-22%. А в принципе, когда ставка становится ниже, круг заемщиков увеличивается. Думаю, что постепенно мы придем к достаточно стабильным отношениям между заемщиками и банками. Я считаю, что сейчас ставки являются слишком высокими, но опять-таки никакими административными мерами мы их не можем сбить. Реально работает конкуренция. Допустим, иностранные банки стали давать кредиты на более длительный период и по более низким ставкам. Наши банки были вынуждены двигаться вслед за ними. И кроме того, рынок корпоративных облигаций. Если крупные предприятия выпускают бумаги на два года под 11,5% годовых, то зачем брать на шесть месяцев под 14%? И когда банки увидели, что такая конкуренция есть, они пошли на понижение.

- Следующее заседание совета должно состоятся в Душанбе. Какие вопросы будут обсуждаться на нем?

@@@
"Каждый из нас в отдельности более уязвим"
"СИБУР" взят под наблюдение
MMM по-американски
Xerox и Гринспен завалили Dow Jones
Акции "Газпрома", возможно, подорожают с уходом Вяхирева
Акционеры РАО получили по две «пятерки»
Америка потеряла уверенность в собственной силе

Американцы больше не хотят вкладывать деньги

@@

Ударная волна банкротства Enron докатилась до других гигантов экономики

2002-02-02 / Варвара Агламишьян, Екатерина Власова







Под обломками энергетической компании Enron погиб еще один миф Америки - миф о прозрачности, открытости и надежности американской экономики. Если такие ее "столпы", как Enron, оказываются банкротами, причем из-за нечистоплотности менеджмента корпорации и гуру-аудиторов, то под удар попадает и вся система финансовых взаимоотношений за океаном. По мнению американских аналитиков, "послесловие" крушения крупнейшего в мире энергетического концерна может перечеркнуть все усилия Вашингтона по стабилизации экономики.

После трагических сентябрьских событий экономика США, и так находившаяся в рецессии, была на грани серьезного кризиса. Однако американцы сделали беспроигрышный шаг - как для политики, так и для экономики: объявили международную войну терроризму, в которой Вашингтон, естественно, занимает лидирующую роль. Результат - небывалый рост авторитета Белого дома внутри страны, грамотно замешанный на национальной идее всемирного мессианства Америки, и вполне реальные надежды на "досрочный" выход экономики из рецессии.

Уже к концу 2001 года вместо прогнозируемого спада наметился рост. ВВП США в четвертом квартале вырос на 0,2% вместо ожидаемого падения на 1,1%, объем заказов на товары длительного пользования увеличился на 2% вместо ожидаемых 1,4%, а индекс потребительского доверия в январе достиг пятимесячного максимума.

После краха Enron в США растет недоверие инвесторов ко всем крупнейшим корпорациям страны. Подозрительные махинации, к которым прибегал менеджмент энергоконцерна, чтобы скрыть от инвесторов долги и завысить прибыль, бросили тень не только на аудиторские фирмы, но и на все крупные компании. Под подозрением уже оказались такие гиганты, как General Electric, Tico International, Cendat Corp, AOL Time Warner Inc., что вызвало немедленное падение котировок акций. Напуганные инвесторы отказываются приобретать акции компаний, еще недавно казавшихся такими надежными. Недоверие к бухгалтерской отчетности способно подорвать доверие к американскому рынку ценных бумаг в целом.

Как пишет газета The Wall Street Journal, положительную динамику развития экономики США сейчас больше всего портит именно ситуация с отчетностью корпораций. Проблемы Enron заставили Комиссию по ценным бумагам и биржам (SEC) пристально изучить бухгалтерские книги ряда компаний. Однако, считают эксперты, эти усилия SEC могут ухудшить обстановку, если комиссия будет настаивать на пересмотре итогов многих компаний. Это может вызвать такой обвал на рынке акций, который перечеркнет уверенность инвесторов и перспективы бурного экономического подъема в США.

Однако последствия недоверия к финансистам американских корпораций могут быть еще более серьезными. Уже много лет говорится о том, что глобальная экономика нуждается в единых стандартах отчетности. Причем не только говорится. Существуют две организации, которые фактически борются за то, чтобы именно их бухгалтерские нормативы стали общемировыми. Это американский Совет по стандартам финансового учета (FASB) и Комитет по международным бухгалтерским стандартам (IASC). Американцы подарили миру систему бухгалтерских стандартов, известных под аббревиатурой GAAP, а бухгалтеры-космополиты - IASC. Исторически все выглядит следующим образом. Созданный в 1973 году Международный комитет IASC пытается создать единую систему бухучета, которая сглаживала бы противоречия в нормативах разных стран. Однако роль США в мировой экономике привела к глобализации и их национальных бухгалтерских стандартов. И потому многие стандарты IASC были просто списаны с GAAP. Впрочем, это не мешает национальному объединению американских бухгалтеров FASB бороться за главенствующую роль своих нормативов. До настоящего времени эти организации сосуществовали по принципу дружелюбной вражды. Совершая официальные реверансы и согласуя свои действия, они периодически обмениваются колкими петициями. До последнего времени выигрывали американцы. Например, многие российские корпорации в свое время начали было составлять отчетность по международным стандартам IASC. Однако со временем они были вынуждены переводить бухгалтерию на язык американских FASB. Сегодня все бухгалтерские курсы в России ориентируются именно на эту систему отчетности. Официальные лица нашей страны декларировали, что к 2003 году мы должны перейти на международные стандарты. Но какие из них - американские GAAP или IASC - считать международными, пока никто понять не может. Однако, судя по всему, эта ситуация может в корне измениться.

Получается, что скандал с американским концерном Enron наносит сильнейший удар и по GAAP, и по статусу американцев в глобальной бухгалтерии. Вся система международных стандартов оказывается дискредитированной вне зависимости от того, хороши эти стандарты и плохи на самом деле.

Впрочем, руководитель группы по составлению бухгалтерской отчетности консалтинговой компании "Финансово-бухгалтерский консультант" Михаил Радченков с этим не согласен. Он считает, что, "возможно, международные отчеты еще не вполне совершенны, однако, руководствуясь ими, составители отчетности Enron не могли допустить таких ошибок". Либо мы не обладаем всей информацией, либо имел место сговор, причем не с самой аудиторской компанией Arthur Anderson, а непосредственно с исполнителями, занимавшимися проверкой документов энергетической корпорации, отмечает представитель ФБК.

@@@
Американцы больше не хотят вкладывать деньги
Белому дому легче занять у чужих, чем у своих
Борис Федоров: "Независимые люди всегда очень неудобны"
В Токио размышляют: Мори пора уходить
ВЭБу еще на 5 лет делегировали функции по доверительному управлению средствами пенсионных накоплений
Вкладываться в монеты, как считают сами банкиры, целесообразно лишь на длительный срок
Выборы с заранее известным результатом

Десять лет на рассрочку долгов

@@

Минэкономразвития выступил с серией налоговых послаблений

2008-10-16 / Михаил Сергеев

Все материалы по теме "Мировой финансовый кризис"





Финансовый кризис и уже анонсированное властями увеличение социальных отчислений бизнеса, грозящие загнать экономику в глубокую стагнацию, заставляют Минэкономразвития активнее продвигать меры по облегчению налоговой нагрузки и подстегиванию экономического роста. Вчера представители министерства обнародовали пять предложений в этом направлении, которые, впрочем, еще только предстоит согласовать с Минфином. Среди них такие радикальные, как разрешить зачет НДС по авансу и право предоставлять рассрочку по налоговым платежам до 10 лет.

«Налоговая нагрузка в России составляет сегодня около 34–36% ВВП, но она должна быть ниже 30%. Только в этом случае инвестиционный климат в нашей стране станет конкурентоспособным по сравнению с другими странами группы БРИК», – заявил вчера на Налоговом форуме в Торгово-промышленной палате советник главы Минэкономразвития Сергей Беляков.

Ссылки Минфина на аналогичный уровень налоговой нагрузки в Евросоюзе Беляков назвал несостоятельными. «Иностранные компании испытывают значительно меньшее налоговое и административное давление и чувствуют себя в России более уверенно, чем отечественный бизнес. Для отечественного бизнеса совокупный уровень налоговой нагрузки слишком высок», – уверен чиновник. В качестве примера льготного положения иностранцев он привел «ультиматум крупной иностранной компании, которая потребовала отменить решение Конституционного суда (КС) относительно уплаты НДС с заемных средств». «Под угрозой вывода своего бизнеса из России иностранцы легко добились фактической отмены решения КС. Российский же бизнес не может себе позволить такого поведения, поскольку ему уходить некуда», – отметил чиновник.

Беляков подтвердил планы Минэкономразвития добиваться снижения НДС, однако пока министерство пытается согласовать с Минфином пять частных налоговых послаблений, которые должны помочь сохранить предприятиям часть их оборотных и инвестиционных ресурсов. В этот список входят предложения об увеличении рассрочки по уплате налоговой задолженности до 10 лет, а также разрешение вычета по НДС по выданным авансам. Предлагается также увеличить так называемую амортизационную премию с нынешних 10 до 30% для основных фондов и оборудования со сроком использования от 3 до 20 лет. Остальные два предложения касаются налогов на дивиденды и доходов от продажи ценных бумаг. Минэкономразвития предлагает упростить порядок применения нулевой процентной ставки при налогообложении дивидендов в части снятия такого ограничения, как величина вклада (сегодня это 500 млн. руб.), и уменьшения порога владения долей в организации с нынешних 50 до 25%. Освободить от налогов предлагается также доходы от реализации ценных бумаг, обращающихся на организованном рынке, и паев инвестиционных фондов. В частности, предлагается предоставить гражданам налоговый вычет по налогу на доходы физических лиц при реализации ценных бумаг в размере до 10 млн. руб. при условии, если они владели ими не менее одного года. Юридические лица могут получить освобождение от налога на прибыль при условии владения на праве собственности не менее чем 25-процентным вкладом в капитале организации – эмитента ценных бумаг и сроке владения не менее года.

Эксперты называют предлагаемые новации в случае, если их одобрят Минфин и правительство, возможной «аппаратной уступкой», которая не снимает вопроса о необходимости более заметных налоговых послаблений.

«В случае одобрения эти поправки окажут небольшой положительный эффект лишь в долгосрочной перспективе, а краткосрочное их влияние будет минимальным. В частности, они никак не повлияют на нехватку кредитных ресурсов для предприятий и не снимут дефицита ликвидности в реальном секторе экономики», – отмечает начальник аналитического отдела компании «Капиталъ» Сергей Карыхалин.

Поправки в налогообложение операций по ценным бумагам несколько повысят ликвидность фондового рынка и спрос на нем. «Налоговые послабления для физлиц, возможно, помогут расширить с нынешних 700 тысяч до 8–10 миллионов человек ядро финансово грамотных клиентов управляющих компаний», – надеется руководитель управления коллективных инвестиций UFG Asset Management Игорь Рябов.

@@@
Десять лет на рассрочку долгов
Доллар – хромая утка
Западные инвесторы считают Россию "неизбежным" партнером
Лучшие лоббисты России - сентябрь 2002 года
Миллионеры из Мурыгино
Минфин займется выпуском долгосрочных ценных бумаг
Не те мотивы - не та борьба

Некоронованные династии

@@

Такое можно увидеть даже в самых демократических странах: выборность власти сочетается с ее родственным наследованием

2004-05-31 / Артур Блинов, Владимир Скосырев Что общего между Соней Ганди, победившей на выборах в Индии, но отказавшейся возглавить правительство, и Арнольдом Шварценеггером, избранным в прошлом году губернатором американского штата Калифорния? Осведомленные люди отметят два сходства. Во-первых, оба родились и дожили до взрослого состояния в других странах, а не в тех, где они ныне занимают столь видное положение. Ганди – в Италии, Шварценеггер – в Австрии. Во-вторых, оба вошли во влиятельнейшие кланы в странах, их принявших, и это в значительной мере решило проблему их адаптации в политику. Соня Ганди – вдова индийского премьера Раджива Ганди, Арнольд Шварценеггер женат на Марии Шрайвер, племяннице покойного президента США Джона Кеннеди.

Иначе говоря, для членов могущественных родственных кланов вопрос их иностранного происхождения не стоит. Таковы возможности этих кланов, прежде всего их авторитет в общественном мнении.



Американские аристократы Кеннеди

 

Во всем мире клан Кеннеди знают со времени Джона Кеннеди, 35-го президента США и одного из самых ярких государственных деятелей второй половины ХХ века. Однако в самих Штатах Кеннеди пользуются известностью еще с 30–40-х, времени родоначальника клана, отца Джона Кеннеди Джозефа.

Выросший в одной из самых известных (часто говорят – аристократических) семей северо-востока США, Джозеф Кеннеди приумножил и ее влияние (женился на дочери мэра Бостона Фицджеральда, представительнице столь же знатной семьи) и богатство – умело спекулировал на бирже и весьма прибыльно инвестировал в недвижимость и кинобизнес. Кеннеди способствовал избранию Франклина Рузвельта президентом США, за что получил престижные посты председателя Комиссии по ценным бумагам и посла США в Великобритании. Когда же он надумал выдвинуть свою кандидатуру в президенты в соперничестве с Рузвельтом, последний смог его отговорить с помощью краткой телеграммы, содержащей намек на осведомленность в амурных делах посла в Голливуде.

@@@
Некоронованные династии
Он оставил страну с электробалалайкой
Переход "Норникеля" на единую акцию может быть отложен
Поправки, устраивающие чиновников
Посланники Хроноса
Правительство возродило пирамиду ГКО
Правительство восстанавливает историческую справедливость

Правительство завлекает деньги на биржу

@@

Если гражданин понесет свои накопления на фондовый рынок, ему дадут налоговые льготы

2002-11-22 / Константин Фрумкин



В ближайшее время в российском финансовом законодательстве может появиться несколько важных новшеств. Об этом заявил председатель Федеральной комиссии по ценным бумагам Игорь Костиков, после того как российское правительство вчера рассмотрело меры по развитию фондового рынка.

По словам Костикова, налоги будут стимулировать граждан вкладывать свои сбережения в ценные бумаги. Для этого законодательство должно ввести в практику индивидуальные инвестиционные счета (ИИС). Средства, хранящиеся на этих счетах, могут размещаться только на фондовом рынке, а доходы, образовывающиеся в результате операций по ИИС, будут облагаться налогами по льготной ставке. Разумеется, налоговые льготы предоставляются владельцам счетов только при условии, если они хранят средства на ИИС в течение длительного срока, скажем 5 или 10 лет. Инвестиционные счета должны стать базой для долгосрочных вложений. При этом правительство может определять как режим счета, так и направления инвестирования хранящихся на ИИС средств. Таким образом, регулирование режима ИИС станет инструментом управления инвестиционными потоками.

Кроме того, налоговое законодательство должно предоставить гражданам возможность сальдировать финансовые результаты при операциях с разными видами активов. Как известно, профессиональные инвесторы работают одновременно на разных рынках, вкладывая средства и в ценные бумаги, и в недвижимость, и в контракты на поставки товаров. Сегодня сальдирование невозможно: если на операциях с недвижимостью человек получает прибыль, а на операциях с акциями - убыток, то с прибыли он должен полностью заплатить налог, а убыток будет терпеть независимо от этого. В будущем граждане получат возможность вычитать сумму убытка из суммы прибыли и платить налоги только с полученной разницы.

В поручении, данном правительством, не указаны сроки, в течение которых описанные идеи должны превратиться в законопроекты. Однако Игорь Костиков выразил уверенность, что "до конца года ФКЦБ и Министерство по налогам и сборам смогут выработать согласованную позицию".

Важные новации грядут также в сфере регистрации прав собственности. Система регистраторов и депозитариев должна быть усовершенствована настолько, чтобы исключить ситуации, когда у одного предприятия возникает несколько альтернативных реестров акционеров и несколько альтернативных дирекций. Важным элементом реформы должен стать центральный депозитарий, проект которого уже несколько лет разрабатывается совместно ФКЦБ, Минфином и Центробанком. В центральном депозитарии будут храниться копии всех документов о правах собственности на капиталы компаний. При этом центральный депозитарий получит статус резервного информационного фонда, сведения из которого нужны не для проведения операций на рынке, а для обеспечения доказательств на судебных процессах. Стоит заметить, что центральный депозитарий должен стать очередным органом тотального государственного контроля за финансовой сферой - наряду с уже существующим Комитетом финансового мониторинга и пока еще только обсуждаемым центральным кредитным бюро.

@@@
Правительство завлекает деньги на биржу
При вступлении в ВТО надо избежать "дикого капитализма"
Психо
Рынки дождались допинга
Третий Миронов
ФКЦБ предлагает всем играть по единым правилам
ФКЦБ приступила к расследованию

ФКЦБ разработала кодекс корпоративного управления

@@

Основное препятствие для инвестиций - несоблюдение прав акционеров

2000-10-19 / Екатерина Власова



ПРОБЛЕМЫ корпоративного управления являются главным препятствием для инвестиционного процесса в нашей стране. Несмотря на достаточно благоприятную макроэкономическую ситуацию и определенное снижение политических рисков, иностранные инвесторы все еще воздерживаются от серьезных инвестиций в Россию. Такое мнение высказал на состоявшейся во вторник пресс-конференции глава Федеральной комиссии по ценным бумагам Игорь Костиков.

Инвесторы, особенно иностранные, не уверены, насколько хорошо распорядится их средствами менеджмент той или иной компании. Именно поэтому вопрос защиты прав инвесторов становится одним из самых актуальных. ФКЦБ России начинает реализацию программы по улучшению корпоративного управления. Основная задача программы - кардинальное улучшение имиджа России в этой области в целях снижения риска инвестиций. ФКЦБ предлагает привлечь к этой работе законодателей, регуляторов и участников рынка ценных бумаг. Одним из этапов этой программы является принятие Кодекса корпоративного управления, который ФКЦБ России подготовит к марту - маю 2001 года. Идея такого документа уже обсуждалась представителями Всемирного банка, Европейского банка реконструкции и развития и Международной финансовой корпорацией. Предложение ФКЦБ по введению такого свода правил получило широкую поддержку ведущих инвестиционных институтов, которые работают в России. Большинство крупных российских эмитентов также заинтересовано в этом кодексе. По мнению Костикова, этот документ не должен являться нормативным актом, а будет носить рекомендательный характер. Но при этом на его основе будут вноситься поправки в постановления ФКЦБ и федеральные законы.

Глава ФКЦБ отметил, что без увеличения потока инвестиций российской экономике довольно трудно справляться с возникающими кризисными ситуациями, которые не исключены и в будущем ввиду устаревания основных фондов и отсутствия массированных вложений в российское производство. По словам Костикова, в настоящее время "притока инвестиций нет. Это прямая потеря средств, необходимых для развития национальной экономики". Основную задачу ФКЦБ России видит во всесторонней защите прав инвесторов, а также во внедрении проблематики корпоративного управления в российское законодательство и, что не менее важно, в общественное сознание. Разработанный Кодекс корпоративного управления призван отрегулировать взаимоотношения между акционерами и менеджментом компаний. Упорядочение этих взаимоотношений позволит акционерам чувствовать себя более защищенными. Система мер, предусмотренных в разрабатываемом документе, призвана предупредить конфликты, связанные с нарушением прав собственников, и должна способствовать как дополнительному привлечению в страну иностранных инвестиций, так и мобилизации внутренних ресурсов. На состоявшемся еще в сентябре открытом заседании ФКЦБ России председатель комитета Государственной Думы по кредитным организациям и финансовым рынкам Александр Шохин отметил, что "документ, который на первом этапе будет носить рекомендательный характер, впоследствии станет надежной основой для внесения изменений в действующее законодательство и для разработки новых законов в инвестиционной сфере". Шохин заявил также, что возглавляемый им комитет намерен инициировать ряд парламентских слушаний по вопросам защиты прав инвесторов и по проблемам корпоративных отношений.

Участники рынка считают, что эффект от реализации программы может быть достигнут только при наличии у эмитентов экономического стимула при соблюдении этого свода правил. То есть на первом этапе после внедрения нарушение его положений будет негативно влиять на репутацию компании, что автоматически повлечет за собой снижение рейтинга эмитента на фондовом рынке, следовательно, возможности для привлечения нового капитала резко упадут. На следующем этапе, если на основе кодекса будет принят ряд законодательных актов, существует возможность для привлечения компании-нарушителя к административной или уголовной ответственности.

К настоящему моменту специалистами ФКЦБ подготовлена подробная классификация нарушений прав инвесторов, которые наиболее часто встречаются в работе фондового рынка. Кодекс корпоративного управления подробно отрегулирует взаимоотношения менеджмента и акционеров: порядок выплаты дивидендов, регулирование доходов менеджеров, отчетность перед акционерами, порядок проведения общих собраний.

@@@
ФКЦБ разработала кодекс корпоративного управления
Частные инвесторы осваивают фондовый рынок
Что в портфеле у инвестора?
Экономические разногласия Москвы и Вильнюса обсудят президенты
Эмитенты станут еще прозрачнее