Министров хотели сделать уголовниками


@@@

Это не понравилось Касьянову, и административная реформа была остановлена

2003-03-26 / Светлана Офитова



В административной реформе наступила пауза. Михаилу Касьянову по-прежнему не удается развести по ведомствам три абсолютно не стыкующиеся по закону функции - правоприменительную, правоустанавливающую и оказание услуг.

В распоряжении "НГ" оказался направленный недавно премьеру документ, перечисляющий все обязанности существующих ведомств. Каждое министерство напоминает маленькое государство в государстве - со своей хозяйственной деятельностью, медицинским и даже страховым обслуживанием. Иначе говоря, несоответствие деятельности ведомств своим прямым обязанностям носит тотальный характер, а потенциал для коррупции и нецелевого освоения бюджетных и внебюджетных средств огромен.

Перечень "занятий" госструктур поражает воображение - свыше 5000 параграфов. Но лишь малая толика связана с непосредственной деятельностью того или иного министерства. Все остальное - чистая кормушка, денежная или властная. Более того, необходимость коммерческой деятельности никем не скрывается, а, напротив, выдвигается чуть ли не на первый план.

Особенно преуспевают в хозяйствовании силовики. К примеру, Министерство внутренних дел очень скупо говорит о защите прав граждан или их собственности, но очень подробно расписывает механизмы собственной коммерческой деятельности. Оно, в частности, "организует капитальное строительство объектов, возводимых за счет лимитов капитальных вложений министерства и иных федеральных органов исполнительной власти", а также "арендует движимое и недвижимое имущество, осуществляет отчуждение подведомственных министерству объектов, созданных или приобретенных за счет средств федерального бюджета и находящихся в оперативном управлении министерства, а также сдачу в аренду закрепленного за ним имущества".

Министерство по налогам и сборам идет дальше. Оно не только занимается хозяйственной деятельностью, но и единолично "разъясняет законодательство" по обороту спирта в стране, разрабатывает механизм контроля и контролирует его. Есть ли здесь потенциал для коррупции - вопрос риторический.

Таможенный комитет идет по пути Министерства путей сообщения при Николае Аксененко - как и тогдашние железнодорожники, ГТК "управляет и распоряжается внебюджетным фондом развития таможенной системы РФ". Контролю за материальными ресурсами посвящена львиная доля обязанностей Министерства по чрезвычайным ситуациям.

Осваивают бюджетные средства не только силовики. Министерство по антимонопольной политике "организует выполнение мероприятий по мобилизационной подготовке и ГО", Министерство по природным ресурсам "организует тушение пожаров леса, защиту лесов от вредителей и болезней леса" (хотя, казалось бы, за противопожарную безопасность должно отвечать МЧС).

Наконец, чистой бюджетной кормушкой выглядят такие функциональные обязанности госведомств, как, например, у Госкомрыболовства - "государственный надзор за охраной человеческой жизни на море" и "общее руководство деятельностью морских рыбных администраций"; Минприроды "создает государственную лесную охрану РФ" (в каком времени и пространстве, а может быть, в какие сроки - не указано. - "НГ"), а Минздрав - "реализует политику в области гигиенического воспитания". МИД "регулирует порядок посещения воинских захоронений родственниками других государств" (в то время как эта функция находится и в компетенции МВД), Минтранс "организовывает всероссийские конкурсы профмастерства", а Минтруда "разрабатывает проект бюджета государственного фонда занятости РФ" (хотя указанный Госфонд уже давно упразднен).

Все типы функциональных обязанностей смешаны в Минфине. Он не только разрабатывает и осуществляет финансовую политику, но и предоставляет самые разные услуги населению и государству - "проводит всероссийскую государственную лотерею", "приобретает в Госфонд РФ драгоценные металлы", "осуществляет отпуск драгметаллов".

Как ни странно, в списке о функциях правительства значится и подразделение администрации президента - Управление делами президента РФ. А значит, административная реформа ждет и его.

Наконец, одна из самых примечательных обязанностей ведомств - как правило, последним пунктом в перечне - "осуществление других функций в соответствии с законодательством РФ". Иными словами, все, как в нормальном коммерческом предприятии - можно заниматься всем. Видимо, и торгово-посреднической деятельностью.

Впрочем, оказывается, хозяйственная активность министерств не противоречит закону. Как сказал корреспонденту "НГ" адвокат Генри Резник, в России имеют право заниматься коммерческой деятельностью все. А ограничения не могут накладываться на юридические лица, а лишь на конкретных субъектов - чиновников. По мнению Генри Резника, запреты сами по себе - не лучшее средство для искоренения разного рода злоупотреблений.

Судя по этому интереснейшему сборнику, реформа действительно назрела. Однако бой предстоит нешуточный. Министерства вряд ли выпустят из своих рук функции "оказания услуг" и "правоприменения", поскольку именно они гарантируют им коммерческое процветание. Более того, по имеющимся в "НГ" данным, ведомства даже настаивают на расширении перечня своих функций. И скорее всего Касьянову придется сделать "ход конем" - передать коммерческие функции новой структуре. Вероятнее всего, этой структурой станет воссозданное Министерство торговли.

Впрочем, сам премьер сознает, что музыка административной реформы будет вечной. В одном из писем Касьянова к Владимиру Путину отмечается: "Процесс совершенствования исполнительной власти носит продолжительный и постоянный характер - поэтому каждые 3-5 лет власти придется решать подобные проблемы в связи с "непрерывным развитием общественных отношений".

@@@