"Карьерист, фанатик и бандит"

@@

Именно так характеризовали Степана Бандеру гитлеровские спецслужбы

2000-09-21 / Cергей Константинов







Степан Бандера.

В ПАНТЕОНЕ национальных героев современной Украины Степан Бандера занимает почетное место самого непримиримого борца против советской оккупации. Его именем называют улицы, о нем исключительно положительно пишут в школьных учебниках. Высокопоставленные украинские чиновники даже пытаются убедить нас изменить свое "одиозное" мнение относительно этого "патриота" Украины. Так, начальник Главного управления по воспитательной работе Минобороны Украины генерал-майор Григорий Темко заявил читателям "НВО" (1997, # 10), что "Степан Бандера, несмотря на всю его противоречивость, был не меньший патриот, чем Мазепа". Интересно было бы спросить главного воспитателя украинских военнослужащих - задумывался ли он о том, сколько украинцев спасли от смерти выдающийся полководец Великой Отечественной войны, командующий 1-м Украинским фронтом Николай Ватутин и легендарный разведчик Герой Советского Союза Николай Кузнецов, погибшие в боях с "патриотами"-бандеровцами? Подобные вопросы сегодня на Украине крайне неуместны. Бандере там ставят памятники, а могила Николая Кузнецова во Львове была уничтожена в октябре 1998 г. Героизация Бандеры и его соратников являлась и является чисто политической акцией. В западных областях Украины Бандера никогда не переставал быть символом борьбы за освобождение от "москалей". В свою очередь, в Советском Союзе само имя Бандеры и понятия "бандеровцы", "бандеровщина" олицетворяли "буржуазный национализм" в его самых крайних, жестоких формах.

Ныне в России Бандера мало кому интересен. С одной стороны, это вызвано тем, что писать о нем вроде бы и нечего. С конца 80-х гг. в России о Бандере и украинских националистах написали очень много. Сегодня люди, имеющие доступ к Интернету, могут получить из украинских и канадских сайтов подробнейшую информацию о Бандере и движении украинских националистов. С другой стороны, на фоне разрыва социокультурных связей бывших республик Союза многие страницы истории межнациональных отношений в СССР потеряли актуальность для специалистов. Кроме того, в российской системе школьного и вузовского исторического образования такие темы, как коллаборационизм в годы Великой Отечественной войны, история национальных партий, да и история республик бывшего СССР в целом, не изучаются ни в курсе отечественной истории, ни в курсе истории зарубежных стран. И вот здесь-то наши юные сограждане попадают в полную зависимость от тех самых украинских и канадских сайтов, которые создают Бандере положительный во всех отношениях образ. Стоит ли преувеличивать значение "бандеровских" сайтов? Да и так ли важно в России знать о Бандере, если и свою-то российскую историю молодежь знает чаще всего на слабую тройку? Так говорил мне один историк, с которым я делился замыслом данной публикации. В какой-то момент я засомневался - стоит ли овчинка выделки, да и Интернета у многих нет... Сомнения рассеял документальный фильм "Наследники Степана Бандеры", показанный 13 сентября на ОРТ. Насчет наследников создатели фильма сделали все вполне профессионально (хотя мне непонятно, зачем опять так подробно нужно было показывать тренировки боевиков УНСО и выслушивать их бред об "Украине от Атлантики до Урала" - всего этого было на нашем телевидении более чем достаточно), а вот с Бандерой у создателей фильма вышла накладка. Краткая беспристрастная биографическая справка, зачитанная в начале фильма, не дает для понимания образа Бандеры и его исторической роли в истории Украины и Второй мировой войны ровным счетом ничего. Слишком много места уделено в фильме истории об установлении, взрыве и восстановлении памятника Бандере в его родном селе Угрынив Старый в Иваново-Франковской области в начале 90-х гг., из чего создается впечатление, что на Украине рушат памятники одному Бандере, а его "наследники" ничем подобным не занимаются...

Не только в России, но и на Украине многим невдомек, что на самом деле Степан Бандера был не только политиком куда меньшего масштаба, чем его представляют последние десять лет, но и нанес своей деятельностью немало вреда самим украинским националистам.

Бандера прожил 50 с небольшим лет (1909-1959), политикой начал заниматься в 1928 г. В отличие от многих своих конкурентов (например, Андрея Мельника) Бандера выпадал из политики на многие годы. В 1934-1939 гг. он находился в польской тюрьме за участие в убийстве польского министра внутренних дел Перацкого; летом 1941 г. за попытку создать во Львове правительство без людей Мельника (что противоречило указаниям, которые давала Бандере немецкая военная разведка) Бандера угодил в гитлеровский концлагерь, где содержался до августа (по иным сведениям - до декабря) 1944 г. Кроме того, немало времени ему пришлось провести в больницах - с детства Бандера страдал ревматизмом суставов. Бандера не внес никакого заметного теоретического вклада в украинский национализм и тем более никогда не был тем человеком, который мог бы объединить вокруг себя всех борцов за "самостийну Украину" - эту роль ему уготовили после смерти.

С самого начала своей политической деятельности Бандера начал вносить сильный раскол в Организацию украинских националистов (ОУН). Честолюбивый молодой недоучившийся агроном, не имеющий еще никаких заслуг перед движением, поставил своей целью выдавить из руководства ОУН Евгена Коновальца. Коновалец, начавший свою борьбу против "москалей" еще в годы Первой мировой войны, ближайший соратник Петлюры, вхожий к Герингу и президенту Чехословакии Бенешу, был самой дееспособной политической фигурой украинской эмиграции. Его авторитет и связи оценили в СССР по заслугам - Сталин отдал приказ о его физической ликвидации. Но еще до того, как Коновалец был убит легендарным советским разведчиком Павлом Судоплатовым, он понес большой политический урон из-за деятельности Бандеры. Судоплатов вспоминал, что "убийство польского министра Перацкого в 1934 году украинским террористом Мацейко было проведено вопреки приказу Коновальца и стоял за этим Бандера, соперничавший с последним за власть. Бандера стремился к контролю над организацией, играя на естественной неприязни украинцев к Перацкому, который нес ответственность за репрессии против украинского меньшинства в Польше. Коновалец рассказал мне, что к этому времени между Польшей и Германией был подписан договор о дружбе, так что немцев никоим образом не устраивали враждебные акции по отношению к полякам. Они были так взбешены, что выдали Бандеру, скрывавшегося в Германии... В Чехословакии ОУН имела мощную поддержку со стороны властей. У президента Бенеша были с Коновальцем личные отношения со времен Первой мировой войны. Однако, когда ОУН "вышла из-под контроля" властей и осуществила убийство Перацкого, эти отношения заметно ухудшились".

Убийство Перацкого, идейным вдохновителем которого явился Бандера, осудил не только Коновалец, но и Украинское национально-демократическое объединение и авторитетный львовский митрополит Андрей Шептицкий. Это убийство не только принесло неприятности Коновальцу и ОУН, но и явилось поводом для усиления репрессий против украинцев в Польше. Именно после убийства Перацкого Пилсудский отдал приказ о создании концлагеря в Березе Картузской, через который прошли тысячи украинцев. Однако из истории с убийством Перацкого Бандера не извлек должных уроков. В сентябре 1939 г., как только Бандера был освобожден из польской тюрьмы немцами, он сразу начал борьбу за власть в ОУН с Андреем Мельником, возглавившим организацию после гибели Коновальца в мае 1938 г. Вот что рассказывал об этой истории арестованный в 1945 г. полковник абвера Эрвин Штольце, отвечавший в военной разведке за работу среди украинских националистов:

"В процессе активизации украинской националистической деятельности, которую мы проводили через свою агентуру, уже в начале 1940 года нам стало известно о трениях в руководстве националистического подполья, в частности между нашими агентами Мельником и Бандерой, и что эти трения ведут к расколу националистического движения... Несмотря на то что во время моей встречи с Мельником и Бандерой оба они обещали принять все меры к примирению, я лично пришел к выводу, что это примирение не состоится из-за больших противоположностей между ними. Бандера по характеру энергичный, карьерист, фанатик и бандит. Мельник - спокойный, интеллигентный чиновник".

Штольце, проработавший в разведке 22 года, не ошибся. Энергичный Бандера сначала окончательно расколол ОУН на "бандеровцев" и "мельниковцев", а после нападения Германии на СССР решил действовать самостоятельно, не взирая на лица. 30 июня 1941 г. без санкции немецкой администрации Бандера провозгласил "Акт возрождения Украинского государства" и сформировал правительство во главе со своим соратником Ярославом Стецько. Этим шагом Бандера подставил не только себя и своих соратников, но и "мельниковцев". Если сам Бандера, Стецько и его "правительство" отделались концлагерем, то "мельниковцы", попытавшиеся сформировать свое правительство в Киеве осенью 1941 г., поплатились за это жизнями 40 с лишним человек, которых расстреляли в гестапо. Впрочем, "мельниковцы" гибли не только от рук гестапо, но и от своих "товарищей" по ОУН, принадлежавших к бандеровской фракции. В одной из аналитических ориентировок НКВД УССР о движении украинских националистов, датированной 6 марта 1944 г., говорилось о том, что "борьба между "мельниковцами" и "бандеровцами" была особенно обостренной, когда у провода (руководства. - С.К.) был Бандера. Дело дошло до того, что в борьбе за овладение руководящими постами "бандеровцы" убили в городе Житомире членов "мельниковского" провода ОУН - Сциборского и Сеника, а по дороге к Луцку был убит видный "мельниковец" Шульга". Убийства политических соратников Бандера совмещал с элементарной уголовщиной. По свидетельству Эрвина Штольца, Бандера в 1940 г., "получив от "Абвера" большую сумму денег для финансирования созданного подполья, пытался их присвоить и перевел в один из швейцарских банков, откуда они нами были изъяты и снова возвращены Бандере. Причем такой же факт имел место и с Мельником".

Расцвет "бандеровщины" приходится на вторую половину 40-х - начало 50-х гг. Бандера после выхода из концлагеря возглавил сначала заграничные части ОУН, а с 1947 г. стал руководителем всей организации. Несмотря на то что Бандеру на этой должности упорно подсиживали, ему тем не менее удалось не только укрепить свою власть, но и приступить к тому, о чем он так долго мечтал в концлагере, - к массовому террору против врагов "независимости" Украины. Тотальный, жесточайший террор, жертвами которого становились тысячи мирных жителей, - вот главное политическое достижение Бандеры. По данным КГБ УССР 1990 г., за 1944-1953 гг. в западных областях Украины жертвами террора бандеровцев стали не только свыше 20 тыс. военнослужащих Советской армии, сотрудников милиции и госбезопасности, но и 30 тыс. мирных жителей. Конечно, советская власть тоже осуществляла жестокие зачистки западных областей Украины, жертвами которых стали тысячи безвинных людей. Подлецов и садистов хватало и с той и с другой стороны, но сегодня на Украине обвиняют только одну сторону - советскую власть в Москве и на Украине. К слову сказать, украинские партийные функционеры и чекисты настаивали на значительно больших масштабах репрессий. Судоплатов нажил в лице Хрущева злейшего врага, когда сумел в 1949 г. убедить Москву освободить из тюрьмы бывшего лидера Украинской Независимой Республики 80-летнего старика Кост-Левицкого и отменить депортацию молодежи Западной Украины в Донбасс.

Террористическая деятельность бандеровцев на Украине в 40-е гг., какими бы благими целями она ни прикрывалась, несла на себе печать разнузданной уголовщины и патологической жестокости. Приведем лишь несколько коротких эпизодов "героизма" банды референта Службы безопасности ОУН Купяка (по кличке "Клей"), орудовавшей во Львовской области в 1944-1945 гг.

17 августа 1944 г. банда "Клея" совершила налет на село Грабово. Во время налета они подожгли сарай, где спрятались от бандитов десять жителей. В огне погибли 7 человек, в том числе трое детей в возрасте от 5 до 10 лет, двое вырвавшихся их сарая подростков - мальчик и девочка 15 лет были расстреляны из автоматов, одному человеку удалось спастись. Через год, 19 августа 1945 г., банда совершила налет на село Чучманы-Заболотные, при этом были убиты председатель сельсовета, его жена, две дочери и еще четверо жителей. Имущество убитых разграбили. После одного из налетов Купяк приказал "всыпать" 25 палок своему родному брату, который утаил часть награбленных денег. В октябре 1945 г. Купяк бежал в Польшу, убив перед этим бывшего члена ОУН, явившегося с повинной в органы советской власти, и захватив с собой два чемодана с награбленными ценными вещами.

@@@
"Карьерист, фанатик и бандит"
Алюминщики рвутся к конечному потребителю
Ангола готова открыть рынок нефти для России
Байконур России больше не нужен
Восьмая сверка часов
День в истории
Десять дней, которые потрясли последнее тысячелетие

Дорог скандал к дню выборов

@@

В Нижневартовске пытаются понять, кто из претендентов на кресло мэра в этом скандале повинен

2000-06-24 / Сергей Сергиевский



Нижневартовск со всех сторон окружен топкими болотами, преодолеть которые можно только на вертолете.

ХОРОШО подготовленные и вовремя введенные в бой резервы способны решить исход любой кампании - военной или избирательной. Но если на театре военных действий каждый участник действия имеет собственные резервы, сам себе их загодя готовит и до поры тщательно прячет, то в предвыборных баталиях случается, что серьезнейшие пропагандистские (они же контрпропагандистские) резервы лежат на нейтральной полосе между противоборствующими силами, каждый из конкурентов стремится использовать их в свою пользу, и тут все дело даже не в том, кто первый пустит эти резервы в дело, поспешность может только все испортить. Гораздо важнее, кто точнее нацелит на противника всю убойную силу этих резервов. О каких резервах идет речь, просвещенный читатель, разумеется, понял: компрометирующие материалы, которые в зависимости от того, с какой стороны падает свет, могут бросить тень как на кандидата А., так и на его конкурента Б.

Кампании по выборам мэра Нижневартовска еще далеко до решающего сражения, но серьезные резервы уже начинают вводиться в дело. Один из таких резервов - скандальная история о том, как некая фирма "Венко" обманула городскую казну на крупную сумму. К этой истории самым тесным образом причастны оба реальных претендента на кресло мэра Нижневартовска. И в преддверии выборов жителям города интересно знать, кому же в первую очередь предъявлять претензии: действующему мэру Юрию Тимошкову или "нефтяному генералу" Виктору Палию?



ЭТОМУ НЕ ДАЛ, ЭТОМУ НЕ ДАЛ... А ЭТОМУ - ДАЛ, НО НАТУРОЙ

Весной 1996 года терпение администрации города Нижневартовска было на исходе. Главный налогоплательщик - ОАО "Нижневартовскнефтегаз" (ННГ) задолжал в городскую казну огромную сумму и из месяца в месяц - с 1994 года - увеличивал долги. С января по май 1996-го задолженность ОАО "ННГ" только по текущим платежам превысила 200 млрд. руб. (неденоминированных), за это время ОАО "ННГ" заплатило налогов всего на 87 млрд., из них только 22,4 млрд. руб. "живыми" деньгами, остальное - поставленной нефтью и взаимозачетами. Между тем на ОАО висела еще отсроченная по срокам уплаты задолженность в 414 млрд. руб. Долг по подоходному налогу превысил 156 млрд. руб. (из них 107 млрд. - долг за 1995 год).

Мэр Юрий Тимошков в апреле направляет тогдашнему генеральному директору ННГ Виктору Палию письмо: "АО "Нижневартовскнефтегаз" свои обязательства перед городским бюджетом за январь, февраль, март 1996 года не выполнило. Между тем за отгруженную нефть в январе-феврале 1996 года ваше АО получило более 1,0 трлн. руб....Особо следует подчеркнуть, что фактически удержав со своих работников при выдаче заработной платы подоходный налог в сумме 130 млрд. руб., в городской бюджет его не перечислили. Это является грубейшим нарушением налогового законодательства".

Вот как объяснял впоследствии эту ситуацию сам Виктор Палий в газетном интервью: "Мы из скважин денег не добываем - мы добываем нефть. Нам за нее, как и всем нефтяникам, денег не платили. Поэтому в такой ситуации я не хотел оставаться крайним. И отказал всем, кому обязан был платить: и районному, и городскому, и окружному, и областному, и федеральному бюджетам. И предложил нефть в счет обязательств ННГ. Реальную оплату за нефть мы могли получить только с экспорта. Полученные деньги мы направляли на выплату заработной платы. С подрядчиками и смежниками же вынуждены были тоже расплачиваться нефтью". Все логично, кому же хочется быть крайним, но городской администрации остаться крайней пришлось, а вместе с ней и всем жителям Нижневартовска. Правда, это выяснилось не сразу.

Платежи "натурой" - нефтью - стали к этому времени уже системой: в 1993 году нижневартовский бюджет получил натуроплатой 8,5% доходной части, в 1994-м - 42%, в 1995-м - 28%. Надо же было как-то добывать деньги на зарплату бюджетникам и социальные программы. По заключенному между администрацией города и руководством ОАО "ННГ" соглашению "Нижневартовскнефтегаз" могло вносить платежи не только деньгами, но и нефтью, а забота о ее реализации ложилась на плечи мэрии. Но мэрия как структура государственная ни пирожками, не нефтью торговать не имеет права. Нужны посредники - так называемые операторы, которые у ННГ нефть возьмут, продадут, а деньги в городской бюджет перечислят. Разумеется, цена нефти должна быть такой, чтобы и посредник в обиде не остался.

Вот здесь-то и возникли проблемы. Скажем, в апреле 1996-го ОАО "ННГ" уведомило администрацию, что передает в счет уплаты налогов 100 тыс. тонн нефти, и назначило цену - 420 тыс. руб. (опять же неденоминированных) за тонну. В администрации сразу назвали эту цену явно завышенной (рыночная цена в то время была на уровне примерно 370 тыс. руб.) и неконкурентоспособной. Это мнение тут же и подтвердилось: покупателей на дорогую нефть не нашлось, денег в бюджете не прибавилось. Тогда к делу подключился известный нижневартовский предприниматель Вячеслав Шевченко.



УЧРЕДИТЕЛЬ ЗА УЧРЕЖДЕННОГО НЕ ОТВЕЧАЕТ?

Впрочем, начало было спокойным и никаких потрясений не предвещало. В.Шевченко как председатель совета директоров Коммерческого восточно-европейского сибирского банка (Комвесбанка) 16 мая 1996 года обратился к администрации с предложением услуг по реализации сырой нефти, которую ОАО "ННГ" поставляло в счет погашения своих долгов. "В связи с тем, что отпускная цена выделяемой нефти значительно выше рыночной, нефть необходимо реализовывать после ее переработки на НПЗ", - объяснил Шевченко суть своего плана. Предложив этот путь - реализацию не нефти-сырца, а более дорогих нефтепродуктов - Шевченко соглашался брать нефть по цене, которую диктовал Палий. На следующий же день, 17 мая, был подписан договор между мэрией и ОАО "ННГ" о поставках городу в счет погашения долга в июне, июле и августе по 181 тыс. тонн нефти по цене 440 тыс. руб. за тонну. А еще через неделю, 24 мая, Вячеслав Шевченко подписал договор с администрацией города о реализации этой нефти. Интересно, что Шевченко подписал его не как председатель совета директоров Комвесбанка, теперь он выступал в ином качестве - генерального директора АОЗТ "Венко", которое и должно было заниматься реализаций "налоговой" нефти.

В августе того же года Шевченко обращается к руководству города с предложением о продолжении сотрудничества: "В связи с нашей договоренностью... и договоренностью с руководством АО "Нижневартовскнефтегаз" просим оформить передачу объемов нефти нашей компании в сентябре-декабре 1996 года в объеме 690 тыс. тонн по цене объединения". Вскоре соответствующий договор был подписан, а гарантом того, что "Венко" будет рассчитываться с городским бюджетом аккуратно, выступил Комвесбанк, тот самый, где В. Шевченко - председателем совета директоров. Была предусмотрена в договоре и еще одна гарантия: право городской администрации на безакцептное списание средств со счета "Венко" в случае невыполнения фирмой ее обязательств (мэрия уже имела опыт получения от других посредников денег за отгруженную нефть лишь с помощью УВД, ФСБ и налоговой полиции, да притом с немалыми потерями). Теперь договор, казалось, был составлен надежно и предусмотрительно. Цены бы этому договору не было, если бы только "Венко" и "Комвесбанк" его выполнили.

Денег город по-прежнему не получал. С самого начала В.Шевченко выговорил себе льготные сроки оплаты, 60 суток с момента перекачки нефти - предложенная им схема требовала дополнительного времени на переработку нефти. Но шестьюдесятью сутками не обошлось. В августе был перенесен на сентябрь срок выплаты долга, накопившегося за "Венко" с мая. К середине августа Шевченко был уже должен Нижневартовску кругленькую сумму: без малого 60 млрд. руб. Шевченко от долгов не отказывался, обещал все вернуть, да к тому же "грозился" выплатить проценты по банковским кредитам, которые вынужденно, от безденежья, брала городская администрация. Но и в сентябре "нефтяные" деньги в городском бюджете не появились. Между тем нефть от ОАО "ННГ" шла к АОЗТ "Венко", и последняя ее продавала через компанию "Вес-нефть", руководимую опять же Вячеславом Шевченко. Получала эту нефть "Вес-нефть" по 440 тыс. руб. за тонну, а продавала на нефтеперерабатывающие заводы по 480 и по 500 тыс. руб., то есть ни поставщик, ни посредник в обиде не были. Виктор Палий, по его собственным заявлениям, никогда не занимался возвратом денег, застрявших где-то в недрах "Венко". Да и зачем ему этим заниматься - он с администрацией "как бы" (используем модное нынешнее словечко) расплатился. Но если отбросить все промежуточные стадии и подробности этой громоздкой схемы и рассмотреть самую суть, увидим такой результат: деньги, которые Виктор Палий (не персонально, разумеется, а как руководитель "Нижневартовскнефтегаза") был должен городскому бюджету, перекочевали к Вячеславу Шевченко, а город ничего не получил, остался крайним.

"Компанию "Венко" для выполнения функции оператора выбирал Ю.Тимошков, - скажет два года спустя Виктор Палий. - "Нижневартовскнефтегаз" к этому никогда не имел никакого отношения". Вот только Палия и Шевченко в городе называют давними деловыми партнерами, под упомянутым договором от 24 мая 1996-го о реализации нефти фирмой "Венко" стоит и подпись Виктора Палия, а "Нижневартовскнефтегаз" - один из учредителей АОЗТ "Венко".



ПЕРВЫМ ДОЛГОМ САМОЛЕТЫ, НУ А ДЕНЕЖКИ ПОТОМ

В конце сентября 1996 года терпение городской администрации все-таки лопнуло. Мэр Юрий Тимошков дал начальнику финансового управления задание оформить инкассовое поручение на списание денег с расчетного счета "Венко", задолжавшего уже 68 млрд. руб. Но безрезультатно: счет-то у "Венко" был открыт все в том же Комвесбанке, где председателем совета директоров Вячеслав Шевченко... Добиться благорасположения этого банка администрация города так и не смогла, он даже не исполнил свои гарантии, как был обязан по договору. Сначала банкиры потребовали представить дополнительные документы, завязалась переписка, а потом... истек срок гарантии банка. Это было уже в конце января 1997 года.

Сейчас мэра Юрия Тимошкова упрекают за медлительность в истории с "Венко", за то, что не отказался вовремя от услуг Шевченко, не сразу обратился к правоохранительным органам. И основания для таких упреков есть. Но, с другой стороны, именно Тимошков с самого начала добивался от Шевченко возврата долга, и помощи у правоохранительных органов тоже первым попросил он. Администрация в начале 1997-го обратилась в прокуратуру города и Ханты-Мансийского округа, УВД, налоговую полицию. А Шевченко по-прежнему не отказывался платить, на обещания не скупился, расписывал разные варианты возврата денег. Во многом именно этим объясняется долготерпение Тимошкова: надежда получить долг постоянно маячила перед ним.

Вдобавок у Шевченко в тот момент находились веские объяснения: он предупреждал городскую администрацию, что "из-за систематического невыделения ресурсов со стороны ОАО "Нижневартовскнефтегаз" нарушена система платежей за нефть и АОЗТ "Венко" не может своевременно выполнить свои обязательства по оплате". Это отражено и в дополнении к договору от 23 августа 1996 года: "В связи с недопоставкой ОАО "ННГ" июльской партии нефти в объеме 30 тыс. тонн, отсутствием подтверждения ресурсов на август, а также высокой ценой реализации сроки оплаты за реализованную нефть переносятся".

Обращался Тимошков и в арбитражный суд, и суд принял решение о возмещении ущерба, причиненного компанией "Венко" городскому бюджету. Но тут, как это обычно случается, Шевченко из города уехал, компания "Венко" свернула свою деятельность в Нижневартовске и ликвидировала имущество. И самого Шевченко, и имущество компании постоянно искали. Время от времени у нижневартовцев от долгого ожидания возникало что-то вроде галлюцинаций, казалось, что в городе уже слышен запах денег: 26 февраля 1998 года в АКБ "Московский национальный банк" поступили от некоего АОЗТ "Машинтрейд" 60,5 млн. руб. (уже деноминированных) за векселя "Комвесбанка", дальше эти деньги должны были попасть в бюджет Нижневартовска. Но 11 марта в "Московском национальном банке" ввели внешнее управление в связи с тем, что он оказался в "тяжелом финансовом состоянии". Запах денег растаял.

Периодически появлялись сообщения, что арестованы и выставлены на продажу принадлежащие "Венко" автомобили и производственная база в Нижневартовске, земельные участки в Подмосковье, акции разных компаний. Но все это могло покрыть лишь малую часть долга: летом 1998-го он составлял - без учета пеней и штрафов - 360 млн. руб., то есть 60 млн. долл. по курсу того времени. Прошел по Нижневартовску слух, будто какой-то банк выплатил Вячеславу Шевченко долги не деньгами, а... боевыми самолетами Су-17, и нижневартовцы начали прикидывать, не взять ли у Шевченко эти самолеты в счет долга и как бы их повыгоднее продать. А депутаты городской Думы периодически включали долг "Венко" в доходную часть городского бюджета на очередной год, а потом, в конце года, задним числом корректировали бюджет, потому что никаких денег от Шевченко в доходную часть не поступало.



МЫ ГОВОРИМ - ВЫБОРЫ, ПОДРАЗУМЕВАЕМ - НЕФТЬ. И НАОБОРОТ

В 1996 году, когда начиналась вся эта история, в Нижневартовске, как и сейчас, проходили выборы мэра. Как и сейчас, было два главных претендента: действующий мэр Юрий Тимошков и представитель "Нижневартовскнефтегаза" Юрий Гончарук, которого, естественно, поддерживал его "генерал" Виктор Палий. Кстати, тогда Гончарука поддерживал и Вячеслав Шевченко. Нефть и выборы в Нижневартовске - две вещи неразделимые. Как только в середине 1995 года Гончарук предложил приблизить выборы и провести их в декабре того же 1995-го, сразу же стали сокращаться поступления "живых" денег от ОАО "ННГ" в городской бюджет: в первом квартале было перечислено 57 млрд. руб., во втором - 47 млрд., а уже в третьем - всего 18 млрд. руб. Всякие бывают совпадения, но можно предположить здесь и логику, которая сильнее случайностей: зачем перечислять деньги конкуренту, когда нужно обеспечивать избирательную кампанию своего ставленника? А ближе к выборам, в середине 96-го, городскую администрацию стали активно критиковать за то, что мало считается с проблемами нефтяников. Хотя именно мэрия вместе с городской Думой помогали "Нижневартовскнефтегазу" добиться отсрочки по уплате недоимки ННГ в федеральный бюджет более чем в 1 трлн. руб., а Дума еще и приняла решение о рассрочке выплаты долга ННГ в 400 млрд. руб. до 2000 года.

С 1996 года в Нижневартовске происходили большие события и серьезные изменения. На мэра Юрия Тимошкова было совершено два покушения, он долго лечился после серьезнейших травм, но вернулся на работу, а совсем недавно заявил о намерении снова баллотироваться на должность мэра. "Нижневартовскнефтегаз" был приобретен Тюменской нефтяной компанией (ТНК). Новые хозяева отказались от услуг генерального директора Виктора Палия, при котором ННГ дошло до уровня банкротства, но отстранили его с нарушениями КЗОТа. Палий через суд доказал незаконность своего увольнения, однако в кресло гендиректора вернуться уже не смог, и некоторое время нефтяной "генерал" оставался без армии. Много сил он отдает борьбе с Тюменской нефтяной компанией, пытаясь доказать горожанам, что олигархи, то есть ТНК, намерены их поработить, а городская администрация олигархам в том помогает (ТНК и мэрия тем временем разрабатывают и реализуют совместные социальные программы для города). В мае нынешнего года Палий назначен вице-президентом российско-белорусской нефтегазовой компании "Славнефть", начальником главного территориального управления "Сибирь". Он, разумеется, доволен тем, что после двухлетнего перерыва может вернуться к работе, которой занимается всю жизнь. Но, по мнению сведущих людей, вряд ли он будет по-настоящему удовлетворен этой должностью и на том успокоится. Скорее всего это лишь трамплин для попытки прыжка в кресло мэра. "Мои политические планы с переходом на другую работу не меняются, - говорит Палий. - Я был и остаюсь с городом".

Сегодня наиболее вероятным, самым серьезным, а может быть, и единственным соперником Юрия Тимошкова на выборах главы администрации считают самого Виктора Палия. Правда, Виктор Остапович о своем участии в выборах не заявлял и любит повторять, что его это не интересует, но весь город считает эту его позицию не более чем тактическим ходом. А работу тех местных СМИ, которые его поддерживают, трудно расценить иначе как активную предвыборную агитацию в пользу Палия.

Во всяком случае, предвыборная борьба идет сейчас между ними двоими, и история долга "Венко" - одно из мощных орудий этой борьбы. Вопрос только, в чью сторону оно в конце концов выстрелит. Кажется, противники Тимошкова сильно поторопились, взявшись уже сейчас за это орудие. Выборы пройдут не раньше конца октября (дата еще не определена), так что у команды действующего мэра достаточно времени, чтобы развернуть это орудие в другую сторону. Ведь если на Тимошкове и есть вина за историю с "Венко", то она есть не только на нем (вспомним хотя бы учредителей АОЗТ "Венко"). А вот в том, что сегодня значительная часть этого долга все-таки вернулась в городской бюджет, "виноват" в первую очередь именно Юрий Тимошков. Мэрия нашла-таки долгожданное "взаимопонимание" с Шевченко, и долг стал сокращаться: сначала по мелочам, по 300-500 тысяч, потом по миллиону, по два, по десять, а там и по сто... Это были и прямые платежи, и зачеты, и передача собственности. К середине мая нынешнего года городу было возвращено 250 млн. руб. За фирмой "Венко" пока осталось не меньше: правда, из основного долга не возвращено всего 25 млн., но за несколько лет неустойка превысила сам долг и составляет сегодня 266 млн. руб., да еще почти 19 млн. банковского процента. В итоге Вячеслав Шевченко остается должен Нижневартовску 311 млн. руб. Но, поскольку уже с середины прошлого года постепенный возврат долга стал планомерным и непрерывным, у городской администрации есть серьезные основания рассчитывать, что долг будет погашен полностью, со всеми процентами. И у нижневартовских избирателей достаточно времени до выборов, чтобы понять это.

@@@
Дорог скандал к дню выборов
Забытая субмарина
Завод XXI века
Московский дух
Неизвестное завещание Сталина
Нынешней бюрократии нравится вертикаль власти
Петербург простил Алекперову 60 миллионов

Подводная лодка украинской политики

@@

В Киеве не верят сообщениям о сокращении Черноморского флота РФ на 9 тыс. военнослужащих

2009-02-18 / Татьяна Ивженко







Все передвижения российских кораблей в Севастопольской бухте находятся под постоянным контролем украинских военных.

Фото Алексея Калужских (НГ-фото)

Черноморский флот РФ будет сокращен на 9 тыс. военнослужащих, сообщил в понедельник в Москве председатель администрации Севастополя Сергей Куницын. В Киеве этому не верят. «Это означало бы, что ЧФ РФ прекратит существование. В 1997 году, когда был подписан договор о базировании флота в Крыму, ЧФ насчитывал около 100 кораблей и 25 тыс. человек, а сейчас это 35 кораблей и примерно 12 тыс. военнослужащих. Куда еще сокращать? Россия заинтересована усилить ЧФ», – заявил чиновник, близкий к Минобороны Украины.

Ранее украинские СМИ сообщили, что министр обороны РФ Анатолий Сердюков собирался передать украинской стороне ряд объектов, которые ранее использовались флотом РФ. Куницын эту информацию не подтвердил.

Украинские чиновники и эксперты предполагают, что из-за экономического кризиса ЧФ действительно вернет Украине объекты социального назначения. Но этим маневром может быть прикрыт факт перевода в Крым новой российской подводной лодки.

Ранее среди объектов, от которых может отказаться российская сторона, назывались судоремонтный завод, спортивный клуб ЧФ и недостроенное жилье для моряков. Представители местной власти предполагали, что ЧФ передаст Севастополю также Матросский клуб, Театр имени Лавренева, Дом офицеров, Музей ЧФ и Библиотеку имени Лазарева. Украинские эксперты предполагают, что заявления об уменьшении числа военнослужащих ЧФ и возвращении арендуемых флотом объектов имеют некую скрытую цель. Так, бывший командующий ВМС Украины, вице-адмирал в отставке Владимир Бескоровайный отметил, что российская сторона использует гораздо больше объектов, чем нужно для базирования флота. «То, что работает, – не трогают. А то, что умирает, – передают нам».

@@@
Подводная лодка украинской политики
Подводные транспорты для Арктики
Приморье: позиции и оппозиция
Российские геополитические рельсы
Россия играет соло на украинской "трубе"
Русское национальное блюдо-3
Север - наша земля

Старейшая из современных границ

@@

100 лет назад был подписан договор о территориальной неприкосновенности Норвегии

2007-11-26 / Алексей Гайкович Дульян - заместитель директора Историко-документального департамента МИД России, кандидат исторических наук.



С Норвегией, страной викингов и фьордов, Россию объединяет не только география. Хотя примечательно и символично уже и то, что общая граница, никогда не нарушавшаяся войнами, стала первой договорно закрепленной (по договору 1326 года) границей в Европе и является старейшей из современных государственных границ нашей страны.

Немало интересного хранит и история отношений между двумя странами, которые восходят корнями к XIII веку. Причем длительное время межгосударственные контакты осуществлялись опосредованно, через Данию, в состав которой с XIV века входила Норвегия, и Швецию, к которой с 1814 года она была присоединена на условиях государственной унии.

@@@
Старейшая из современных границ
ТВС продолжают хоронить
Тела подводников поднимут в октябре
Торжество московского стиля
Четыре пишем. Сколько в уме?
Юбилей произвола
Янтарная комната объединяет народы